В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Партнерство » MARAUDERS: AFTERSHOCKS


MARAUDERS: AFTERSHOCKS

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://forumstatic.ru/files/001b/67/c6/94333.jpg

0

2

ИЩУ ПРОПАВШУЮ БЕЗ ВЕСТИ


PATRICIA MacFUSTY |  ПАТРИША МакФАСТИ
https://forumupload.ru/uploads/001b/67/c6/9/205751.png
полукровна, но по роду МакФасти числится чистокровной, 30-34, ликвидатор заклятий банка "Гринготтс" | Rose Leslie


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Патришу вырастил клан МакФасти. Она им ни с какого бока не родня, только на Гебридах и окрестностях кого ни поскребешь, а МакФасти в десятом колене да отыщешь, особенно если очень нужно. Особенно если по традиции за драконами присматриваете вы, а один из них оставил годовалую малышку - дочь работников заповедника- круглой сиротой, обезумев от нагноившейся по недосмотру раны. Глава клана над проблемой размышлял недолго - лишних рук на островах не бывает - и уже через неделю Патришу приняли в род на правах младшей из четырех отпрысков Дункана. Он как раз мечтал о дочери, заложив в лице трёх сыновей крепкое основание для продолжения семейного дела.
Патриша растет упрямицей, как настоящая МакФасти. С места ее не сдвинешь, раз уж чего решила. Помогают только переговоры. По-взрослому, с серьезным видом, потому что любую насмешку рыжий бесёнок учует и вспылит. Искусству добиваться своего, пусть и с уступками, Патриша шлифует с детства.
Одной рыбачить, конечно, нельзя, но с братьями можно. С ними и к драконам можно, и восходящие потоки ловить на метле, и по скалам лазать, и загонять оленя, чтобы припасы были на долгую зиму. Самой можно наблюдать за птицами да ягоды собирать, но с оглядкой на хищников. Патриша - рыжая, океаном обкатанная галька, веточка морёного дуба: с самого детства неуступчивая, бесстрашная, подвижная, выносливая. Себе на уме.
В школе с этим есть проблемы, ещё какие. Гриффиндор девочке впору, а школьные правила да задиристые мальчишки, что так и норовят посмеяться над крепко сколоченной рыжей - не слишком. Она в драку лезет первой, с ног сбивает и никаких тебе царапок и таскания за волосы. Все по честному, кулаками. И разбитым носом хлюпать не станет, даже братьям не пожалуется. Потому что. Вот.
Спасибо, что в Зале Славы достаточно кубков, всем отбывающим наказание хватит отполировать по разу. Кубок школы по квиддичу наводит Патришу на мысль о сборной факультета, а туда абы кого, да с проблемами в дисциплине не возьмут. Приходится придержать пламя и поработать над своим отношением к тесному после просторов островов замку и его обитателям. К третьему курсу удается наладить и дисциплину, и отношения с некоторыми сокурсниками - в основном с квиддичной командой. Патриша среди них - спичка в пороховом погребе: в ее присутствии и хорошее, и дурное проступает в людях в несколько раз чётче. С четкостью порохового взрыва, да.  Но команда - это якорь для всех. Вылететь из нее никто не хочет.
Так и живут: буйство неистощимого энтузиазма  на самой грани дозволенного, выходки менее отчаянные да чтоб не поймали. Кубок школы берут, выигрывают чемпионат по квиддичу. Стая МакФасти - шепчутся, и сама Патриша, уже шестикурсница, гордо упирает ладони в бока и вскидывает подбородок. Именно так.
Учеба спорится, даже когда страдает поведение. Блестящая могла бы быть выпускница, если бы не разбрасывалась, но как, если все интересно, но не все - с огоньком? Чары, защита от темных искусств, трансфигурация - можно этот набор каждый учебный день сдвоенными парами? Да почему нельзя-то. Увы, со школьной программой не поспоришь, иначе не видать тебе аттестата. Патриша отводит душу после ненавистных зельеварения и гербологии на тренировках, а ещё помогает профессору Кеттлберну, приятелю отца, с его любимыми магическими тварями.
Патриша уже два года как после окончания школы тянет семейную лямку на Гебридах, когда по наводке Кеттлберна туда прибывает Томас Рейкпик - путешественник, археолог, специалист по изучению древней магии. Привозит Дункану МакФасти три драконьих яйца от убитой браконьерами драконихи, которых не успел отогнать вовремя, только спугнуть с места преступления. Сразу видно, что человек хороший - мог ведь добычу и на черном рынке толкнуть. Патриша не то, чтоб очарована, но расположением проникается и настойчиво напрашивается с ученым в следующую экспедицию. Трудностей она не боится, готовить умеет, охотиться, за себя и того парня постоять, а на островах жить, пусть даже с драконами, до конца своих дней ей уже наскучило. В перспективе. Отец не одобряет, но не противится.
"Следующая экспедиция" незаметно сделается явлением постоянным. Дивное время путешествий от одной древней загадки к другой, по странам и континентам. Да, Патриша, и где-то в этот момент в вашей с Томасом жизни появляюсь я. Это может случиться как почти сразу, так и через несколько лет ваших с Томасом экспедиций, зависит от того, какой возраст ты выберешь. Я от многого бегу, казаться могу скрытной, но постепенно раскрываюсь в вашей компании. Совместная работа нас сближает, мы учимся вместе, живем в одном лагере, попадаем в неприятности, выпутываемся из них, проходим по грани. Не обходится без взрывов, ведь мы обе - те еще колючки. Но с нами Томас, он гораздо нас старше и умеет сглаживать любые конфликты. Не обходится без обоюдной ревности, ведь Томас такой, что мы не можем остаться равнодушными. Он - тоже не сможет. Однажды мы втроем поймем, что не хотим выбирать, не хотим отпускать или уходить. И нас будет это устраивать. Знаешь, Ришка, все будет очень здорово. Правильно будет.
Пока Томас не исчезнет у нас на глазах. Будет по своему обыкновению идти первым в новом храме, первым свернет в открытую комнату - и пропадет, без крика, без следа, в неясной вспышке. И мы останемся только вдвоем.
Мы перероем этот храм от основания до вершины чуть ли не по кирпичику. Мы не будем спать несколько дней, пока не удостоверимся, что наши поиски тщетны. Мы его потеряем на долгие годы, и вместе с ним потеряем нас.

#p973,Stefania Voinescu написал(а):

Свое горе они переживают по-разному. Ещё держатся друг за друга, но все чаще ссорятся, острее ощущая углы и сколы, прежде заполненные Томасом. Патриша устраивается ликвидатором заклятий в "Гринготтс", Штеф - принимает на себя руководство группой Рейкпика и входит в состав исследовательской службы банка. Она разведывает новые клады - Патриша обезвреживает заклинания и древние чары и не перестает искать Томаса. Она берет его фамилию и со временем имя Патриши Рейкпик гремит во всех газетах - самый успешный ликвидатор заклятий последнего десятилетия и, между прочим, дама. Пресса ее обожает, но сама Патриша равнодушна к славе.

- Мне нужен шум, Штефи,- она шепчет яростно, скрипуче, пока они сплетаются в объятьях в одной постели. Несколько месяцев вдали друг от друга, по разные стороны экватора - встреча кажется сном, похмельем после дурманящего зелья. Штеф зарывается пальцами в отросшие рыжие волосы, губами ловит этот жаркий шепот. Никто из них ещё не в силах признать, что надлом оказался смертельным и "как прежде" уже не будет, что они с ним уже не справились,- Может быть он увидит и вспомнит. Даже если чертов портал вышиб ему память о прежней жизни, или вынес его на другой край света. Я буду по всему миру греметь, если так нужно!
Их ночь горькая, жгучая, соленая, как слезы, которые ни Патриша, ни Штеф не привыкли показывать никому.

А потом что-то случилось, Ришка. Ты, по-видимому, нашла в Лондоне зацепку, которая позволила тебя напасть на след Томаса, оставила мне короткую записку и пропала со всех радаров. Я не знаю, где ты и что с тобой произошло, я буду искать тебя, выбиваясь из сил, ввязываясь в проблемы с законом и личные проблемы, связанные с моим прошлым, вдруг ставшим болезненным настоящим. Найдемся ли мы - решим совместно, найдешь ли ты Томаса - оставлю на твое усмотрение. Скажу только, что твой путь лежит в Академию, туда не так то просто попасть, но оказаться там - вполне в твоем духе.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Патриша безусловно дорога Штеф, несмотря на то, что за годы отсутствия Томаса они растеряли многое из того, что их связывало. Это нежное, ностальгическое и очень болезненное чувство, когда гармонично быть вместе не выходит, но окончательно разойтись кажется немыслимым. За Патришей Штеф едет в Лондон, наплевав на многолетнюю осмотрительность. Чтобы ее найти она вверх дном Британию перевернет и даже притянет к этому делу немецкого посла. В перспективе это заявка не в пару, даже если мы решим оставить Томаса в живых и Патриша его отыщет, но я очень хочу отыграть прошлое во всех аспектах и гранях этих отношений. Будет по-разному: стекольно, весело, нежно, горячо, странно. Можем приключаться в древних храмах, можем ругаться вдрызг и жечь палатки, можем влипать в неприятности, можем подбить кого-нибудь сыграть нам Томаса. Можем даже на твинка подбить, я в этом мастер. Видишь, сколько всего мы можем? Приходи и я расскажу тебе, как можно двинуть твою личную историю после того, как ты сорвалась искать нашего третьего. У меня вагон и тележка идей для тебя.

Мелочи: пишу неторопливо, никого не подгоняю, посты не выпрашиваю, люблю поговорить за персонажей и их истории. Посты 3-5к, исключительно уважаю большие буквы и жду, что ты тоже будешь их любить. Птицу-тройку игнорирую по договоренности. Могу водить за ручку, поддержу - объясню - подскажу, с кем удачнее связаться, но очень ценю самостоятельность. Внешность можем обсудить (но не Софи Тернер), детали биографии и характера - тоже, имя придется оставить, но всегда можно настаивать, чтобы окружающие звали по второму, и я буду топить за МакФасти до потери пульса, потому что они крутые.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

приходи в гостевую, я здесь почти всегда, или регистрируйся и падай в ЛС.


Пример поста

- Вы издеваетесь? Я прохожу проверку с этой палочкой по дюжине раз за год! - думает Штеф, глядя в глаза представителя магического правопорядка Британии. Очень внимательные спокойные глаза. Даже с намеком на участие. Да, он понимает, что это неудобно. Нет, он не может ничего сделать с этим, такова процедура, времена беспокойные, а приметы палочки совпадают с одной, ранее фигурировавшей в деле...- голос проверяющего скрывает в себе тонкую изморозь на стали, к нему липнет неосторожное внимание и от этого  яростные мысли, полосующие Штеф, ощущаются ещё больнее - все равно, что содранная с пальцев кожа, примерзшая по неосторожности к холодному металлу.
- Вы по своими клоунами в масках тронулись умом по мерам безопасности?
Думает она, но не говорит. Говорить чревато, сопротивление запросто может сделать взгляд напротив стылым, жёстким, как серый лёд на Изаре. Ее развернуть могут тут же, а могут вовсе отправить под стражу, а ей нужно в Британию, нужно в Лондон как можно быстрее. Здесь и сейчас она согласна на сделку с любой тварью, хотя доводить до крайностей Войнеску не хочет. Гидра закона хотя бы с виду играет по правилам. Перемалывая изнутри себя не желающее мириться с ситуацией сопротивление, Штеф ставит под протоколом короткий острый росчерк подписи. И ещё один - дрогнув и вскинув голову, едва удержавшись от комментариев, - под предписанием, что ей не следует покидать Лондон "до выяснения всех обстоятельств".
- И не советую вам пытаться сменить палочку, мисс Войнеску,- напутствует истолковавший по-своему ее скомканное замешательство офицер, позволяя себе лёгкий излом губ,- Будьте благоразумны, используя чары. При необходимости мы отследим их и предпримем немедленные меры.
Лиловая руна в основании рукояти ее палочки ощущается, как кровоподтёк, оставленный тяжёлой рукой.
"Проверка займет не более двух недель."
Провалившись в серую полынью лондонской мороси, Штеф шипит сквозь зубы, в кулаке сминая желание кричать в тусклое небо в иступлении. О нет, разумеется, она не станет ждать и недели. Каждый без толку проведенный день падает свинцовой гирькой на весы молчаливого отсутствия МакФасти, обрывает одну за одной призрачные нити возможностей ее отыскать. Но если за зацепками и информацией Войнеску есть к кому обратиться, то отвести неусыпное око закона могут помочь только в одном месте. И она не собиралась появляться там иначе, чем находясь в смертельной опасности. Слишком близко к тому, чем планировал в свое время заниматься Фринг. Место, где могут найтись его друзья, сокурсники, люди, которые могут узнать Штеф и сообщить о ней.
Странно, что она вспоминает об этом только когда вертит в пальцах ответ на свое письмо:  пергамент с гербовой печатью с уведомлением, что она может посетить посольство по личному вопросу в половину шестого в среду. Меньше двух дней до возможного решения ее проблем - это даже настораживает вместо того, чтобы внушить спокойствие. Объяснить себе это чувство тревоги она не может.
Штеф даже собирается дольше обычного. Вспоминает о строгом крое мантии, причёске и макияже - всём, что не требовалось в экспедициях, подменялось там незаметной, как вторая кожа, одеждой и удобной обувью. Но ей важно выглядеть, как человек, не нарушивший ни единого закона этой проклятой страны. Ей важно облачиться в доспехи, точно за порогом посольства - территория врага, а не островок безопасности под защитой воспитавшего ее государства. Впрочем, Войнеску слишком давно не была на родине, слишком давно променяла спокойствие жизни на одном месте на бесконечное сплетение экзотических дорог.
Хмурый охранник посольства с подозрением осматривает сигнальную руну министерства на ее палочке прежде, чем убрать артефакт в зачарованный сейф. Ещё одни "меры безопасности", будь они неладны. Штеф убеждает себя перетерпеть и сканирующие чары, и "ревелио", исполненное с военной четкостью. Да, она не опасна. Ни для кого здесь не опасна, и для господина посла тоже.
Хочется смеяться. В голос.
Горло подводит, как и разом подводит тело, неловко отшатываясь обратно к только - только захлопнувшейся за спиной двери в кабинет посла. Дверь оказывается капканом, входом в ловушку, неисправным порталом в прошлое - и мутит Войнеску так, словно ее перемалывают жернова неудачной аппарации. Разом сделавшиеся ватными ноги и онемение, белилами мажущее по застывшим чертам лица, с головой выдают ее потрясение, и она неспособна помешать это разглядеть. Отшатнувшись к двери она не сводит с Зеверина остановившегося взгляда, но и не пытается бежать.
Добегалась.

0

3

ЖДУ САМОГО СТРОГОГО И КРАСИВОГО БОССА


Jefferson Rowle  |  Джефферсон Роули
« Человек способен так тщательно упаковать свою душу,
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤчтобы преподнести её другому, что тот потратит
ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤвсю свою жизнь, всего лишь разворачивая упаковку. »
https://64.media.tumblr.com/870b723963d0f40539417181f7f40979/tumblr_o55z21lWqG1tv5ikso5_r1_250.gifv https://64.media.tumblr.com/dc60b86d38e9f9535c241883f94134e2/tumblr_o55z21lWqG1tv5ikso8_r1_250.gifv
чистокровен, 55 лет, Глава отделения отравлений растениями и зельями | jeffrey dean morgan


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Так странно сидеть с тобой за одним столом на званом ужине у моих родителей. Вот мама начинает вспоминать ваши школьные годы, как твоя жена вместе с ней делала эссе по какому-то предмету, занималась зельеварением и много еще чего она любит по кругу рассказывать, будто присутствующие тут не слышали это как минимум сотню раз. Казалось бы, что могло связать семью полукровок и чистокровных аристократов? Все очень просто… Бизнес родителей невероятно успешен, а ты никогда не упустишь выгоду, даже если нужно будет немного да поступиться принципами. Не грязнокровки да и ладно. К тому же в школьные годы твоя жена и моя мать были лучшими подругами, и до сих пор неплохо общаются, опять же, наш достаток немного возвышает семью над другими обычными полукровками.

Эти встречи семьями уже давно привычное дело, ты был моим наставником, когда я стажировалась, сейчас ты мой начальник, а еще, пока все остальные сидят в гостиной и беседуют, мы, незаметно отделившись, наспех занимаемся сексом в одной из ванных комнат нашего дома. И как мы еще не попались не разу? Но знаешь, мне нравится так рисковать, так что мы обязаны еще раз это повторить… Напоследок.

Друзья ли мы? Думаю нет, в обычной жизни у всех на глазах мы коллеги, хорошие приятели, уважаем друг друга за профессионализм и все прочее, что мы так старательно создаем для окружающих нас людей. А еще меня обожают твои дети, иронично, правда? Мне не плевать на тебя, правда, ты мне дорог как человек и учитель, но чувств к тебе нет, только страсть, которая, к слову, уже поугасла. Да и не было любви никогда. Что же касается тебя… Расскажешь мне, что у тебя в голове? Любишь ли ты меня, или только пользуешься податливым молодым телом? Единственная я у тебя, или одна из многих любовниц?

Знаешь, чем ты мне нравишься? Плавностью движений и уверенностью в том, что делаешь. Не зря ты стал главой отделения, когда ты занимаешься целительством – это искусство, это живой урок, за которым только и наблюдаешь с открытым ртом и восхищаешься. Ты умен, невероятно, и обладаешь этим пресловутым клиническим мышлением, будто смотря на рану, в голове твоей быстро складывается паззл из причины ранения и его лечения. Ты прекрасный целитель, этого не отнять.

А еще ты невероятно заносчивый, часто резкий и грубый, нетерпимый к чужим ошибкам и промедлениям, ты в общем ненавидишь тех, кто путается под ногами и только мешает. Честно сказать, наставником ты был хреновым. Ты нами толком не занимался, не хотел тратить время на бездарь, как ты всегда говорил. Наверное, мне повезло в том, что моя мама и твоя жена подруги, или в том, что я тебя привлекла просто в физическом плане. Но уже тогда я получала чуточку больше советов, чем все остальные. Но ты подавал все так, что мне никто не завидовал, наоборот, сочувствовали, что гроза отделения ко мне прицепился. Но я это ценила, потому что морально я устойчива, а за знания готова была платить.

Стоит ли говорить, что женская половина персонала Мунго от тебя в восторге? Красавчик, умен, а еще девушки ведь так мечтают исправить кого-то по типу тебя, сделать так, чтобы только с ней одной столь грубый человек был милым. Какие глупости, ты милым не бываешь никогда. Просто некоторых людей ты терпишь чуточку больше, чем остальных.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Многое тут можно поменять. Хотите другую фамилию, не чистокровного волшебника? Да легко, просто предупредите меня, да и в общем, думаю, нам нужно будет много обсудить. Внешность тоже менябельна, но я обожаю этого красавчика, так что подумайте хорошенько)) Это заявка не в пару, мне больше хочется отыграть наше подобие расставания. Конечно, отыгрыш будет зависит от того, к чему мы в общем дойдем. Создашь ты мне проблемы, или мы останемся просто коллегами и не более того. В общем, приходи, все обсудим))

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

пишите в гостевую, я примчусь))


Пример поста автора заявки вставляем сюда

[indent] Жизнь медиков наполнена традициями и устоями, порой даже суевериями. Наверняка вы не раз слышали, что нельзя желать хорошего дежурства медработнику, который идет на смену, или поднимать с пола упавший инструмент до конца операции. Причина тому одна – будет длинный и тяжелый день. А слышали о законе парных случаев? Его медики тоже особенно не любят. Джослин же совершенно не суеверный человек, но все равно чуть поежилась, когда ее старенькая соседка-магла, встретив ее на лестничной площадке, проговорила своим противным скрипящем голосом: — А, милочка, на работу идете? Ну, хорошего вам дежурства! В такие моменты Оуэнс особенно жалеет о том, что в своей легенде для соседей маглов она сказала, что работает медсестрой в онкологической больнице. Ну придумай ты что-то нейтральное, нет, сказала на свою голову, вот теперь и отдувается.
[indent] Утро встретило не очень приятной погодой, но невероятно свежим от дождя воздухом. Маглы пробегали рядом, прячась за огромными и что примечательно только черными зонтами, а Джо шла неторопливо, без зонта, но совершенно не намокая. Это ее традиция – выходить чуть раньше и гулять перед работой, приводить мысли в порядок и настраиваться на работу, которой, наверняка, будет очень много. Только сейчас в ее ежедневнике записана встреча с бывшим стажером, которому, внезапно, захотелось что-то обсудить; встреча с отцом насчет поставок зелий и ингредиентов в отделение, а также никто не отменял прием, а в понедельник, как на зло, приток пациентов невероятно большой. Наверное, люди, не отойдя толком от выходных, творят глупости и попадают на больничную койку. А целителям разгребать, как всегда.
[indent] Что-то в отделении было сегодня необычным… Джослин сначала даже не может разобрать, что именно ее насторожило, и, чуть нахмурив брови, пошла к своему кабинету, прислушиваясь и к звукам, и к ощущениям. Только взявшись за дверную ручку она вдруг остановилась и поняла… Оглянувшись на длинный коридор, Оуэнс не увидела спешащих куда-то медсестер, не увидела привычной суматохи, которая даже ночью не прекращается, не услышала криков, плача и матов… В отделении тихо. Затишье перед бурей, не иначе. Помянув свою соседку, Джослин чертыхнулась и вошла в кабинет, сразу меняя верхнюю одежду на лимонный халат, а туфли на невысокой шпильке на удобные белые кроссовки.
[indent] Первым делом заваривает себе кофе, обычно, как магл, бытовые чары у нее не очень получаются, к тому же, это еще один ее утренний ритуал. Кофе своими руками, поэтому в ее кабинете всегда приятно и ненавязчиво витает аромат сего напитка, и по правде говоря, это самый лучший запах, что стоит в данном отделении.
[indent] Садясь за стол и отпивая все еще очень горячий кофе, Джослин открывает ежедневник и опять глазами пробегается по плану. Взгляд зацепился за имя стажера… Северус Снейп. Некогда лучший на своем курсе... Но достяжения парня уже стерлись из памяти, как и его внешность, слишком много людей за эти полтора года видела Джослин, слишком много стресса пережила, чтобы помнить о тех, кто ушел из медицины. Что ему вообще нужно? Ведь сама Оуэнс уже давно изменилась, и если раньше она была довольно мила и уступчива, то сейчас... Сейчас в отделении ее любят и ненавидят одновременно. Хороший целитель, профессионал своего дела, она часто бывает резка и груба с теми, кто соображается медленно и тормозит процесс целительство. Профессия колдомедика не легка в моральном плане, нужно быть стрессоустойчивым, и Оуэнс эту стрессоустойчивость старательно воспитывает в своих новопришедшик учениках. Поэтому в начале практики она у них и ведьма, и стерва и грымза, а вот в конце, видя результат этих мучений, ее начинают любить и уважать. Правда, к концу доходят далеко не все, больше половины ее учеников меняли наставника и даже отделение, не вынося той нагрузки, что есть у Джонслин.
[indent] На часах пол восьмого утра, встреча назначена на девять, к тому времени утренний обход и такая уже привычная пятиминутка длиною в пол часа подойдут к концу, и Джо сможет заняться парнем. Но, как на зло, все немного затягивается, и брюнетка, отдав ключ от кабинета медсестре, просит впустить мистера Снейпа и сказать, что она скоро придет, а сама пошла смотреть пациента своего коллеги, тот работает первый год самостоятельно и часто просит помощи и советов у других. В этом Оуэнс не откажет никогда.
[indent] — Мистер Снейп? – миловидная девчушка подошла к ожидающему у кабинета Снейпу, открыла дверь и пропустила его туда. – Присаживайтесь. Целитель Оуэнс скоро придет. И упорхнула себе дальше работать, оставив ключ от кабинета на столе Джо и закрыв за собой дверь. Опоздания в больнице – вещь совершенно обычная и не считается моветоном, потому что все вокруг может преподнести весьма неприятный сюрприз, а когда ты еще и дежуришь в это время и являешься старшим целителем на смене… Покой будет только сниться.
[indent] Приблизительно через минут 15 Джослин все же удалось добраться к кабинету, всю дорогу к нему с кем-то разговаривая, здороваясь с коллегами и вообще всеми, кто попадается на пути. Возле двери ее все же остановил глава отделения, интересуясь насчет одного случая, когда после удачного лечения сварливая пациентка обвинила их в непрофессиональности, и что ее лечили неправильно. Знаете, эти вечно недовольные всем старые люди, даже среди магов таких полно. Сказав, что зайдет к нему позже и все расскажет, Джо, сославшись на то, что ее человек уже 20 минут ждет, юркнула в кабинет и скрылась от этого больничного муравейника.
[indent] — Здравствуйте, мистер Снейп. Простите за опоздание, — вежливо сказала и пошла к своему столу, то, что перед ней еще ученик не дает ей права вести себя заносчиво, поэтому за опоздание она конечно же извинилась. Убрав бумаги, которые она с собой принесла, Джослин наконец посмотрела на черноволосого юношу. – Так о чем вы хотели со мной поговорить? – У Оуэнс не так много свободного времени, чтобы болтать о жизни.

0

4

ИЩУ СТАРШЕГО БРАТА-ПЕРВЫЙ-БЛИН-КОМОМ


AARON IOSIF ABRAMSON |  ААРОН ИОСИФОВИЧ АБРАМСОН
— Ты что натворил?
— Пока ничего, но я это исправлю.

https://forumupload.ru/uploads/001b/67/c6/28/896628.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/67/c6/28/884813.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/67/c6/28/654199.gif

чистокровный, 32 года, очень предприимчивый молодой человек (жулик) | Joseph Gilgun


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

из анкеты про семью и родителей

- Таки девочка? - Иосиф, с самым, что ни на есть, прискорбным выражением лица посмотрел на возмущенно орущий сверток. Несмотря на то, что он уже несколько лет жил в Париже - характерный еврейский акцент упрямо отказывался его покидать. "Пикантный", как когда-то сказала Шарлотта, говор, будет слышаться и спустя десятилетия.
- Да, любимый. Медея, у нас появилась Медея.
И Медея была искренне благодарна, что имя ей выбирала мать, иначе быть ей какой-нибудь Софой или чего хуже - Сарой. Но звезды смилостивились, а Иосиф под влиянием убедительных уговоров своей прекрасной супруги - поддался, отчетливо понимая, что с супругой все равно спорить бесполезно, проще заранее признать поражение и согласиться.

Меда все детство видела лишь идеальный тандем, двух - совершенно непохожих, но безумно любящих друг друга людей. Напористая, взбалмошная мадам Морель и спокойный, миролюбивый месье Абрамсон с огромным количеством родственников в Израиле. Медея всегда любила, когда орущая орава во главе с тетей Сарой приезжала в Париж и селилась в их доме. Она любила пышные пирожки с утра, теплые объятия тети, в груди которой легко можно было задохнуться и громкое, - о боже, Йося, она совсем дохлая у тебя, вся в мать пошла, ну неужели ты не мог передать ей ген хорошего человека? Или хотя бы откормить?
Тетка Сара удивительно точно определяла "хорошесть" человека - по габаритам. Ведь, как четко запомнила Меда "хорошего человека должно быть очень и очень много". Ни Меда, ни Аарон и уж тем более Шарлотта, по всем параметрам не подходили. Оба ребенка удивительно сильно пошли в свою мать - хрупкую, миниатюрную француженку с большими зелеными глазами и остро очерченными скулами. Она шла в сильный противовес отцу - коренастому, низковатому толстячку с залысинами.
И смотрела Меда, и думала, как такая, как мама - полюбила такого, как отец. И ответ не находился.
- Любовь она такая, малыш, иногда и со свиным рылом в кошерный ряд залезешь, - тепло улыбался отец, с благоговением смотря на свою жену. И действительно, любовь она такая...
В доме с красной крышей на улице Рю Дэ Бонз-анфан, всегда было шумно. Что-то взрывалось, что-то ронялось, периодично раздавался громкий бас месье Абрамсона, раздающего добрые отеческие оплеухи взорвавшимся детям, запах яблочной шарлотки с корицей витал на крыльце, а рыжий толстый кот вальяжно разлегшийся на большом подоконнике, лениво помахивал хвостом флегматично наблюдая за тем, как маленькая Меда с рьяным упорством отбирала у Аарона большого плюшевого единорога. Не сказать, что с братом они были не разлей вода и в их отношениях царила идиллия. Слишком похожие, слишком взрывные, слишком энергичные - они налетали друг на друга как молот на наковальню, и даже несмотря на разницу в возрасте - ни один не желал уступать.

Краткая сводка:
♥ Родился 32 года назад в пригороде Парижа
♥  Отец - Иосиф Абрамсон 66 лет, в магическом квартале владеет аптекой "Аптека Абрамсон"
♥  Есть огромное количество еврейской родни.
♥  Шарлотта Абрамсон (в девичестве Морель) - чистокровная волшебница, 63 года. В бывшем - аврор, после рождения сына ушла с работы посвятив себя семье.
♥  Есть маленький сынишка 4-х лет, о существовании которого узнал совсем недавно.
♥  Дезертировал в Англию в темном 78-ом. Сбежал от приятелей, кому должен много-много денег.
♥  Постоянно влипает в разные передряги.
♥  Хороший человек.
♥  Страдает биполярным расстройством личности.
♥  Любимый "пациент" аврората.

Первый - пробный, второй - нормальный (с) Тетя Сара.
Аарон всегда нестандартно мыслил, его креативность и нестандартное мышление начали проявляться с пеленок. Мама всегда отмечала, что он очень "креативно" украшал свои пеленки, а после переносил все это на стены дома.
Он никогда не хотел быть "как все", стараясь выделиться из общей серой и тупой массы. В школе постоянно подлетал за какие-то проделки, от чего месье Абрамсон был частым гостем в стенах Шармбатона.
Но несмотря на все проделки и козни, Аарон очень добрый и открытый человек. Просто невезучий. Невезучий - что попал в дурную компанию, невезучий - что погнался за легкими деньгами, попав в криминальный мир Парижа.
Был отчислен из школы за раскуриванием запрещенной травы на последнем курсе. Хотел было пойти работать в аптеку к отцу, но решил что это слишком скучно. Душа требовала приключений, риска и громкой веселой компании, которой увы, в аптеке точно не сыскать.

- Ебал я это все, - лаконично подтвердит он, и несмотря на возмущение родителей - помашет им ручкой и свалит в закат в розовом костюмчике и выжжено-белых волосах.
Жизнь прилично потрепала Абрамсона, нередко оказывался в стенах аврората, откуда уже его вытаскивала Медея. Да его личное дело особо далеко не убирали, зная, что обязательно попадется патрульным сотворив какой-то лютый пиздец.

В 78-ом году сбежит в Англию, задолжав кому-то приличную сумму. Долгое время семья даже не будет знать - жив ли он, или нет. Пришлет весточку уже в 79-ом, когда отец продаст свою аптеку, чтобы погасить долг сына.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Брат, настолько тебя люблю, что стремглав мчу в Англию из Франции. Соскучилась. Хочу познакомиться со своим маленьким племянником.
Какие отношения? Готова примерить на себя роль взрослой младшей рассудительной сестры, которую научат плохому.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

гостевая и лс - отвечу быстрее


Опять притон. Самое дно Лондонского мира, в котором вперемешку с чьей-то блевотой и дерьмом валялись вперемешку обдолбанные наркотой люди. Джордан поморщилась от тошнотворного запаха, стараясь подавить в себе приступ тошноты. Местечко то еще, от таких хотелось бежать как можно дальше, навсегда стерев из своей головы все эти картины. Взрослые, подростки, старики — все превратились в гниющее шмотьё, человеческого здесь не осталось ни-че-го.
Когда-то она уже видела нечто подобное — лет в пятнадцать, когда на летних каникулах решила подзаработать и устроилась в бар. Тогда голову вскружил местный «альфа» — двадцатилетний маггл Йоганс. Йогги, как его называли местные, наводил панику на всех жителей района и тем привлекал. Уже тогда Джордан Салливан слепо отдавала свое сердце мужчинам, которые впоследствии его больно разломят. Странный способ мазохизма — заранее знать исход, но каждый раз с интересом наблюдать за крахом собственных призрачных иллюзий. Некоторые люди совершенно не меняются, и в 30, совершают ошибки своей молодости.
— Леннокс, ты в порядке? — задает она вопрос аврору, который побледнев с каким-то странным выражением лица рассматривал темный коридор. Мужчина вздрагивает от вопроса как от удара, нервно дергает плечом, Джо замечает как двигаются скулы под щетиной и аккуратно останавливает его за локоть. В их милом «тройничке» она живет уже месяц, и сейчас поведение Леннокса сильно выбивалось из той привычной картины, которую она привыкла видеть. — Рэй, ты как? — настойчиво повторяет, не замечая как шпилька туфель врезается в чье-то дерьмо. — Блядь, — и колдовать нельзя, вокруг куча отбросов маггловского мира, и дракл их сюда завел? Почему нельзя было убивать в другом месте? Хотя бы менее вонючем?
— Эд... Эд, ты опять вернулся? — какой-то маггл хватает Лэннокса за руку, тот отскакивает, и Салливан отчетливо читает брезгливость и отвращение на мужском лице. — Эд?
— Отъебись, ты меня с кем-то спутал, — фыркает волшебник. — Я в порядке Салливан, — Джордан только пожимает плечами, пробираясь через лежащих людей вдоль коридора, их цель — комнаты в конце этого заброшенного дома. Недостроенная пятиэтажка на окраине хранила в себе куда больше секретов чем казалось с первого взгляда. И как же повезло, что успели до появления маггловской полиции.
— Ебучий день, ебучее дерьмо вокруг, — тихо, себе под нос ворчит волшебница, когда в очередной раз наступила в какую-то зловонную жижу — Мерлин, дай спрятаться от магглов, и очистить себя заклинанием от этого, от самой мысли — мутило.
В комнате — несколько авроров, за обычным столом уронив голову в тарелку сидит необъятных размеров человек. Запах — от которого Джордан пошатнуло, невыносимая вонь разлагающегося трупа, сгнившей еды и нечистот.
— Блядь, — девушка платком закрывает нос, чувствуя как от запаха начинают слезиться глаза и недавно съеденный бургер подкатывает к горлу. Ее тошнило у стены прямо в пустую раковину, жизнь к такому не готовила.
— Салливан, ты сейчас заблюешь все улики, — знакомый голос над ухом и твердая рука, чуть придерживающая девушку, не дал растянуться на этом грязном полу. Джордан дышит в платок пропахшем ее духами, хоть какое-то спасение. — Я..., — голос хриплый, приглушенный платком — даже рот открывать не хотелось, не дай Бог впустить в себя этот запах. — Может выйдешь? Я сам все осмотрю, — учтиво предлагает мужчина, на что девушка только отрицательно машет головой и выпрямляется, все, она в норме. И если сейчас покажет свою слабость — шуток от Варди хватит на год вперед, про тонкую натуру ее желудка и ранимое девчачье состояние.
— И это волшебник? Какой волшебник будет жить в этом месте? — Леннокс расхаживает по комнате, и на его лице нет и следа недавней слабости. — Вы точно уверены, что он волшебник? — Джордан отстраняется от раковины, и наконец-то смотрит на сидящий за столом труп, под которым стояло большое алюминиевое ведро. — Как он умер?
— Его заставили есть до того момента, пока не лопнул его желудок, — Салливан передергивает, больше не от жестокости убийства, сколько от того, что сидящий за столом жирдяй — волшебник. Да, жизнь не у всех хорошо складывалась после Хогвартса, но чтобы довести себя до такого состояния отдавая весь смысл жизни на чревоугодие... в этом притоне, с этими наркошами магглами... Нет, этого она не понимала.
— Империо? — единственное, что приходит в голову, ведь как по другому можно заставить человека есть до смерти?
— Нет, проверили на наличие магии, убийство без него обошлось. У кого-то либо определенный дар к убеждению, либо была причина почему он бесконечно ел, — пожимает плечами мужчина. Леннокс же освоился окончательно, аккуратно приподнимая мужчину за голову, вытаскивая его лицо из тарелки со спагетти, Джордан же опять почувствовала накатывающую тошноту — спагетти и так не любила, теперь точно никогда съесть не сможет.
— Я хочу выветрить с себя этот блядский запах, — вздыхает ведьма, принюхиваясь к ткани пиджака спустя несколько часов, сидя в МакЛаренс на своем любимом красном диване.
— Да брось, пахнешь только духами и моим любимым шампунем, — Шарлотта ставит на стол бутылку виски и два бокала, — решила не ждать официанта, принесла сама, — замечает девушка, от чего Джордан удивленно вскидывает бровь — за своими мыслями и ворчанием о сегодняшнем дне даже не заметила, как Майерс исчезла из поля зрения. — Черт, нужно отправить документы в магазин, подождешь минут двадцать? — Джордан только кивнула, в конце концов бутылка виски не такая уж плохая компания на двадцать минут. Да только недолго ей пришлось наслаждаться уединением — едва за Шарлоттой закрылась дверь, как в бар вошел Варди и Леннокс, и едва заприметив аврора устроились рядом.
— Вы что тут оба забыли? — лениво уточняет Джордан, блаженно прикрывая глаза, когда виски прошел по губам.
— Ну это и мой любимый бар тоже, — беззлобно улыбается Киран, от чего Джордан невольно хмыкает. Действительно, как могла забыть. За какой-то бестолковой болтовней и обменом любезностями прошло минут двадцать, когда дверь бара открылась и вернулась Чарли, остановившаяся у стойки бармена делая заказ, поняв, что от бутылки с виски уже ничего не осталось.
— Какая горячая, — Леннокс расплывается в довольной улыбке, смотря на вошедшую девушку как кот на сметану, Салливан же откидывается на диване, с улыбкой наблюдая за аврором, — она тебе не по зубам, Рей. Бери вон ту.
— О нет, Салли, сейчас папочка покажет мастер класс, — и поднявшись мужчина уверенным шагом направился к Майерс, Джордан же с интересом наблюдала за развитием событий, хоть и наблюдать пришлось недолго — спустя две минуты Леннокс вернулся назад крайне раздосадованный.
— Ну так и быть мальчики, покажу вам как нужно цеплять девочек, — и со стуком поставив бокал на стол, Джордан поднялась с дивана, медленно пересекая зал и останавливаясь у барной стойки, — что заказываешь? — словно заигрывая, облокачиваясь о поверхность и с улыбкой наблюдая за Чарли, — еще одну бутылку вискаря, или что-то другое хочешь? — блондинка заправляет за ушко прядь волос, а Джордан плавно притягивает ее к себе, накрывая губы поцелуем, просто кожей ощущая два пронзительных и крайне удивленных взгляда.
— Давай быстрее, — улыбается у самых губ, отстраняясь и возвращаясь к столу, — учитесь, сосунки.

0

5

ЖДУ ГЛАВНОГО ОРКА МИНИСТЕРСТВА


REBECCA BURBAGE  |  РЕБЕККА БЁРБИДЖ
Планы — ничто. Планирование — всё.
https://i.imgur.com/4Ex7GUW.gif
полукровка, 45-50 лет, глава аппарата Министра Магии | Naomi Watts


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Говорят, когда приходит новый начальник, первым делом он приводит с собой свою секретаршу. Но Ребекка - это вам, несмотря на всю внешнюю миловидность, не девочка на побегушках. Она - глава аппарата Министра Магии, подчиняется лично Министру и отвечает за планирование и организацию встреч, в т.ч. на международном уровне. Ей можно поручить организацию крупных мероприятий, инициатором которых является Министерство. Она курирует работу с прессой и пресс-секретарь Министерства - одна из ее "рук". Сколько таких рук у Ребекки, подумать страшно, причем часть из них прямого подчинения к ней не имеет, но служебка, подписанная Министром, дает ей определенную власть.

У Ребекки масса связей буквально во всех областях, она не стесняется общаться с младшим помощником заместителя главреда крохотной газеты. если видит в нем пользу и перспективу. Она может собрать торжественный прием за три часа. И да, у нее есть официальный маховик времени с люфтом на два часа. Надо же как-то все это успевать.

Бартемиус у нее... четвертый. В смысле Министр. В своей должности миссис Бербидж находится последние пятнадцать лет, и различий между министрами не делает. Но здесь пришлось потерпеть приличные проверки - все-таки Крауч по понятным причинам оказался на редкость недоверчивым. Но Ребекка не в обиде, политика Крауча ей нравится.

У нее, кстати, есть семья и дочь Черити, которая стажируется в Мунго и вплотную занимается маггловедением.

А еще у Ребекки есть секрет. За вечной рабочей гонкой, живя в постоянном стрессе, регулярном недоедании и недосыпе, она не заметила, как развился рассеянный склероз. К забывчивости он не имеет отношения, но тремор не дает нормально проворачивать маховик, а регулярные боли в лицевых нервах выводят из себя. Со временем Ребекка становится все более и более раздражительной, менее подвижной. Болезнь прогрессирует, а у нее буквально нет времени на то, чтобы помочь себе. Работа поглощает ее всю, и сейчас, в дикое время убийств, когда Министр в ней особенно нуждается, она должна сделать выбор: или работа, или жизнь.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Мне очень нравится концепт хрупкой миловидной дамы, которая может организовать все на свете. Я написал в заголовке орк? Это случайно, простите, хотел "орг".)) Но ее упрямства и умения идти до конца хватит на целую орду орков.

Можно поменять фамилию и внешность, но прошу не делать ее чистокровной. И возраст оставить все-таки 45+, у нее действительно должны быть крутые связи и навыки, а их еще нужно доработать. В остальном концепт подвижен. Если вам понравилось - забирайте.

Играть можно приблизительно все: работу, болезнь, личную жизнь, международные отношения. Я, конечно, пишу регулярно, но одновременно для вас больше одного эпизода взять не смогу, так что стоит сразу прописать себе параллельные ходы-выходы. Уверен, вы справитесь. Вы же еще не то можете. ;)

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

Для начала гостевая и лс, дальше разберемся.


Пример поста автора заявки - очень длинный пост, простите, покороче прямо сейчас не нашлось.

Вот уже неделю как Бартемиус Крауч-старший понимал колдомедиков. От них все ждали волшебной - в плохом смысле волшебной - пилюли, которая вылечит любые болезни мгновенно. С момента вступления в должность Министра Магии такой таблеткой стал сам Крауч. Вместо страны ему любезно передали корыто с дерьмом, из которого он должен был по щелчку пальцев соорудить бочонок хорошего ирландского эля. Ему заглядывали в рот, блаженно улыбались и всё ждали, что вот же, вот же совсем скоро придет решение. И заживем как прежде - все родные по домам и за семейными столами, дети в школе, на работе порядок и вялотекущие процессы, над которыми можно снисходительно смеяться за чашечкой пятичасового чая вместе с коллегами. А главная забота - выбрать новогодние подарки. Но.

Но.

Родные и друзья мертвы, пропали без вести, невменяемы или, что еще хуже, в тюрьме.
Министерство - взбудораженный курятник - никак не досчитается специалистов на весомых постах.
Хогвартс еще относительно безопасен, усилен отрядами ДОМП, так что большинство детей и забирать не стали.
Любые массовые скопления - опасность.
Близкие, друзья и родные - под ударом.
Власть - как Кронос, пожирающий своих детей, - агонизирует, теряя последних верующих.

Все так.

Бартемиус был ровно таким же гражданином своей страны, что и все прочие. И он бы с удовольствием посмотрел на то, как кто-нибудь другой постарается решить за него проблемы. Но никого не было ни за ним, ни рядом. Своих хотелось спрятать подальше. Чужих - не подпускать близко. А вообще очень хотелось отвлечься и свободно выдохнуть. Но на семейном рождественском ужине больше никогда не будет сына, а притихших Веронику и Оливию, добровольных узниц в собственном доме, Бартемиус мог только обнимать и уговаривать, что со временем станет все хорошо.

Его вот никто не уговаривал. Не гладил по лысой макушке, осторожно обходя шрамы, которыми был испещрен затылок, не обещал светлого будущего. Бартемиус криво улыбнулся своему отражению в начищенном пресс-папье на рабочем столе, затем погладил по бронзовой макушке  бюст Александра Македонского. Но быстро отдернул и провел крупной ладонью по совершенно сухим глазам, смахивая несуществующие слезы. Бюст ему подарил Арчибальд Лонгботтом, его кузен, когда Барт впервые занял руководящий пост. Так Македонский и кочевал с ним со стола на стол.

В канун Рождества Крауч был на могиле - страшно сказать - Лонгботтомов. Он все еще никак не мог привыкнуть к тому, что половины его семьи больше нет, что явился с пакетом сладостей. Их ему доставили по старой традиции - своему крестнику Фрэнку он покупал сладости каждый год, даже тогда, когда тот уже стал старшим аврором. Теперь сладостям никто не будет радоваться с таким совершенно щенячьим трепетом. Больше никто не придет на Рождество, никто не пришлет открытку на день рождения. Ни Арчибальд, ни Фрэнк, ни Алиса, ни Элджи, ни Энид.

Никто.

Августа тоже вряд ли. Два месяца она лежала в коме в Мунго в особо охраняемой палате, и над ней колдовали медики. Прогнозы были неутешительные, но ее сердце еще хотя бы билось. Редко, медленно и как будто с перебоями - иначе Бартемиус не мог объяснить особую озабоченность медиков - но билось. Он бывал у нее раз в неделю, говорил с ней. Пару раз был вместе с Вероникой, но та все больше плакала и гладила Августу по волосам.

Новость о том, что она очнулась, застала Крауча дома у камина с сигарой в зубах. Он оделся мгновенно и сразу же скрылся в пламени камина. Уходить, не прощаясь, он научился давно, и дома к этой его причуде привыкли. У кабинета ему в лицо привычно плеснули воды из «Гибели воров», дежурный аврор поздоровался и пропустил его в палату. Августа будто бы дремала, но если медики говорили, что ее сознание прояснилось, значит, так оно и было. Этим людям, терпящим регулярные проверки от особой охраны особого пациента, можно было премию только за терпение выписывать.

- Привет, - негромко поздоровался Крауч, повесив мантию на вешалку у входа. Ему казалось, что веки Августы подрагивали. Может, притворялась. Сколько лет он знал ее? Столько же сколько и Арчи. Всю свою жизнь. Бартемиус подошел вплотную к кровати и легко тронул руку Августы. - Как ты? Как себя чувствуешь? Не притворяйся, знаю, что не спишь, - Крауч едва улыбнулся. Если кто тут и притворялся, то это был он. Притворялся, что все хорошо. Что перед ним все еще Августа, а не наполовину седая, резко состарившаяся дама, у которой неизвестно что с памятью и состоянием.

И которая явно не читала газет последние два месяца.

Отредактировано PR (26 Дек 2021 23:42:56)

0

6

ГЛАВНЫЙ СВЕТСКИЙ СКАНДАЛ НАЧАЛА 1982-ГО


Nicolas Puсey& Barbara Abbot |  Николас Пьюси & Барбара Эббот
Прямо из аргентинского борделя в высший свет
https://i.imgur.com/HSXPnoZ.gif
он — чистокровен, старше 50 лет, глава департамента международного магического сотрудничества | Colin Firth
она — чистокровна, 35-40 лет, сотрудник МАКУСА | Jessica Biel


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Николас Пьюси руководит департаментом международного магического сотрудничества уже лет десять, так что мы не первый день знакомы. Я считаю, что для внешней политики он слишком мягок, он меня явно считает солдафоном. В целом, мы приходим к консенсусу, который еще не позволил окончательно потопить Британию. Да, после того, как я вступил на пост Министра Магии в декабре 1981-го, все думали, что Пьюси отправится на пенсию. Но нет, специалистов-международников, полиглотов с авторитетом в Совете Европы не так уж и много. Так что стул под Пьюси шатается, конечно, но держится он за него крепко. Тем и живем.

Счастливо женат на Патриции Гринграсс последние тридцать лет. В браке трое-четверо, сколько вас вообще там Пьюси?, детей. Собачий питомник, конюшня фестралов и даже один пегас. И ведь прекрасно же жили, пока не объявилась она.
___

Барбара Эббот уехала на стажировку в Америку сразу после школы, да так там и осталась. Родители пытались уговорить ее вернуться, но чопорность английского высшего света ее не прельщала. Хотелось свободы, развлечений, новых знаний и шика. Она устроилась на работу в местное Министерство, где не делала особых успехов, но жила весело и раздольно. В Англию практически не приезжала, отделываясь открытками по праздникам.

Приехала в августе 1981-го вместе с делегацией от Северной Америки, но личные дела вынудили ее остаться. Семья давно махнула на нее рукой - пусть уже делает, что хочет, но такого, нет, ТАКОГО от нее никто не ожидал.

___

Не буду вдаваться в детали, но Пьюси бросил жену, детей, собак и конюшню, переехал в отдельный домик и стал жить - на виду у всех, под прицелом камер репортеров светской хроники и к вящему неудовольствию приблизительно всего чистокровного сообщества с Барбарой Эббот... натурально как с женой. Немыслимый скандал, немыслимый. С февраля эффектную блондинку пытаются уличить в беременности, ищут у нее корни вейлы, пытаются выяснить, не опоили ли Пьюси амортенцией. Словом, разговоров о таком вопиющем нахальстве в свете много. Вероятно, говорить об адюльтере приятнее, чем о смертях и заключенных.

А, совсем забыл. Барбара Эббот - младшая сестра моей супруги. И мне ужасно не хочется, чтобы какая-либо грязь прицепилась к моей семье. Снова.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

В целом, я все написал в заявке. Мне очень нравится концепт, но поменять здесь можно приблизительно все. Мне кажется, из этой завязки можно развить любопытную сюжетку, я готов помогать. С вас - оживить персонажей.)

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

Лс и гостевая, потом разберемся.


Пример поста автора заявки

Вот уже неделю как Бартемиус Крауч-старший понимал колдомедиков. От них все ждали волшебной - в плохом смысле волшебной - пилюли, которая вылечит любые болезни мгновенно. С момента вступления в должность Министра Магии такой таблеткой стал сам Крауч. Вместо страны ему любезно передали корыто с дерьмом, из которого он должен был по щелчку пальцев соорудить бочонок хорошего ирландского эля. Ему заглядывали в рот, блаженно улыбались и всё ждали, что вот же, вот же совсем скоро придет решение. И заживем как прежде - все родные по домам и за семейными столами, дети в школе, на работе порядок и вялотекущие процессы, над которыми можно снисходительно смеяться за чашечкой пятичасового чая вместе с коллегами. А главная забота - выбрать новогодние подарки. Но.

Но.

Родные и друзья мертвы, пропали без вести, невменяемы или, что еще хуже, в тюрьме.
Министерство - взбудораженный курятник - никак не досчитается специалистов на весомых постах.
Хогвартс еще относительно безопасен, усилен отрядами ДОМП, так что большинство детей и забирать не стали.
Любые массовые скопления - опасность.
Близкие, друзья и родные - под ударом.
Власть - как Кронос, пожирающий своих детей, - агонизирует, теряя последних верующих.

Все так.

Бартемиус был ровно таким же гражданином своей страны, что и все прочие. И он бы с удовольствием посмотрел на то, как кто-нибудь другой постарается решить за него проблемы. Но никого не было ни за ним, ни рядом. Своих хотелось спрятать подальше. Чужих - не подпускать близко. А вообще очень хотелось отвлечься и свободно выдохнуть. Но на семейном рождественском ужине больше никогда не будет сына, а притихших Веронику и Оливию, добровольных узниц в собственном доме, Бартемиус мог только обнимать и уговаривать, что со временем станет все хорошо.

Его вот никто не уговаривал. Не гладил по лысой макушке, осторожно обходя шрамы, которыми был испещрен затылок, не обещал светлого будущего. Бартемиус криво улыбнулся своему отражению в начищенном пресс-папье на рабочем столе, затем погладил по бронзовой макушке  бюст Александра Македонского. Но быстро отдернул и провел крупной ладонью по совершенно сухим глазам, смахивая несуществующие слезы. Бюст ему подарил Арчибальд Лонгботтом, его кузен, когда Барт впервые занял руководящий пост. Так Македонский и кочевал с ним со стола на стол.

В канун Рождества Крауч был на могиле - страшно сказать - Лонгботтомов. Он все еще никак не мог привыкнуть к тому, что половины его семьи больше нет, что явился с пакетом сладостей. Их ему доставили по старой традиции - своему крестнику Фрэнку он покупал сладости каждый год, даже тогда, когда тот уже стал старшим аврором. Теперь сладостям никто не будет радоваться с таким совершенно щенячьим трепетом. Больше никто не придет на Рождество, никто не пришлет открытку на день рождения. Ни Арчибальд, ни Фрэнк, ни Алиса, ни Элджи, ни Энид.

Никто.

Августа тоже вряд ли. Два месяца она лежала в коме в Мунго в особо охраняемой палате, и над ней колдовали медики. Прогнозы были неутешительные, но ее сердце еще хотя бы билось. Редко, медленно и как будто с перебоями - иначе Бартемиус не мог объяснить особую озабоченность медиков - но билось. Он бывал у нее раз в неделю, говорил с ней. Пару раз был вместе с Вероникой, но та все больше плакала и гладила Августу по волосам.

Новость о том, что она очнулась, застала Крауча дома у камина с сигарой в зубах. Он оделся мгновенно и сразу же скрылся в пламени камина. Уходить, не прощаясь, он научился давно, и дома к этой его причуде привыкли. У кабинета ему в лицо привычно плеснули воды из «Гибели воров», дежурный аврор поздоровался и пропустил его в палату. Августа будто бы дремала, но если медики говорили, что ее сознание прояснилось, значит, так оно и было. Этим людям, терпящим регулярные проверки от особой охраны особого пациента, можно было премию только за терпение выписывать.

- Привет, - негромко поздоровался Крауч, повесив мантию на вешалку у входа. Ему казалось, что веки Августы подрагивали. Может, притворялась. Сколько лет он знал ее? Столько же сколько и Арчи. Всю свою жизнь. Бартемиус подошел вплотную к кровати и легко тронул руку Августы. - Как ты? Как себя чувствуешь? Не притворяйся, знаю, что не спишь, - Крауч едва улыбнулся. Если кто тут и притворялся, то это был он. Притворялся, что все хорошо. Что перед ним все еще Августа, а не наполовину седая, резко состарившаяся дама, у которой неизвестно что с памятью и состоянием.

И которая явно не читала газет последние два месяца.

Отредактировано PR (26 Дек 2021 23:41:46)

0

7

АКАДЕМИЯ ИЩЕТ неГЕРОЯ


OWEN BARRET | ОУЭН БАРРЕТ
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/85/8/113119.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/85/8/15770.gif
29 лет (род. 1953); торговец, адепт-вербовщик | Aneurin Barnard


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Он мечтал стать героем, о котором могли бы слагать легенды, разнося его имя по устам, но ничем, кроме слегка вьющейся темной шевелюры и твёрдой уверенности в своей правоте – не выделился. Оуэн был вынужден пойти по стопам отца и заняться семейным бизнесом, - ведением торговых дел «Тупика» - единственного городского паба. В обособленных поселениях, типа Академии, даже если более уважаемые маги говорят, что «все мы с вами, друзья, равны», о равноправии говорить не стоило. Во всяком случае уже после того, как подростки проходят обязательные курсы студенчества, по достижение восемнадцати лет «выходя» затем развалистым шагом в то, что зовут «взрослой жизнью», и оказываясь все под теми же слоями земли, в той же темноте, вдыхая все тот же извечно-затхлый запах городских катакомб, которые до конца жизни будут называться их «домом».

Оуэн хотел, - нет! - он мечтал сбежать из этой тюрьмы, стремящейся, как заверял Старик, «к великой цели». Магиученые в стенах Академии – почетная каста, но он то, Баррет, – всего лишь сын работяги, обслуживающий персонал, если хотите, и дальше Хранилища носа своего никогда не совал, - единожды, и то по учебе. Но тут ему улыбнулась удача, - Феликс Фелициса хлебнул, иначе не сказать! – в жизнь Оуэна, спустя год после окончания студенчества, каким-то немыслимым, загадочным чудом вторгся Кристофер Аркус. Архивариусу нужны были адепты-вербовщики, не боящиеся выбраться наружу, проваливаясь в бесконечную голубизну неба. И Баррет не раздумывая выскочил вперед, не желая выпускать из пальцев этот непостижимый шанс.

Его легенда была проста: выпускник Дурмстранга, вернувшийся в Англию чтобы найти тут свои английские корни в лице отцовского брата. По факту же он занимался осторожной вербовкой новых агентов, помогающих Академии в ее спасительной миссии, а также налаживал торговые связи с аптекарями и артефактологами. Древо его подноготной за десять полных лет глубоко проросло своими извилистыми корням в сказочно-лживую почву, зацепив с собой еще несколько значимых для Оуэна людей, с коими его свела жизнь на поверхности.

Главным правилом же всего еще существования были и оставались слова Аркуса: «Не вмешиваться», - ибо любой лишний шаг, касающийся магической истории и будущего отдельных его представителей, вносил незримые коррективы в судьбу Проекта, с деталями которого Оуэн был заведомо ознакомлен. С каждым месяцем врать становилось все сложнее и сложнее. А после скорбной ночи с 31 октября на 1 ноября все и вовсе пошло под откос...


♦ Темноволос, светлокож, жилист – как и все, кто имел честь родиться в стенах Академии.

♦ У Баррета неплохое, но и не самое хорошее чувство юмора, однако он научился пленять людей своей харизмой, изобретательностью и непоколебимой уверенностью в себе. Он ответствен во всем том, за что берется, и еще ни разу не бросал дело на половине пути, всегда доводя его до логического итога.

♦ Оуэн азартен – никогда не откажется от партии в карты, шашки или кости, но на поводу у азарта научен до крайности не идти, да и излишнее внимание к себе привлекать не следовало.

♦ Имел дружеские отношения с Лонгботтомами, не запланированные, но так уж вышло. Разбит оттого, что вмешиваться в ход их жизни было нельзя. Испытывает острое чувство вины перед погибшими Алисой, Фрэнком и выжившим малышом Невиллом.

Отредактировано PR (26 Дек 2021 23:41:58)

0

8

ЖДУ ТУ, ЧЬЯ ЛЮБОВЬ СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ


BERENICE CROUCH  |  ВЕРОНИКА КРАУЧ
Над нами небо умирает
https://i.imgur.com/lyO2Y0q.gif https://i.imgur.com/2V66FXW.gif

чистокровна, около 54 лет, не_домохозяйка | Joely Richardson


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Безымянная в каноне жена Крауча - самый стекольный персонаж всей саги, я вам отвечаю. Просто ее не раскрыли. Так что просто дайте ей шанс.

Мы с тобой, дорогая, - попугайчики-неразлучники. Какая там, фестраловы копыта, лебединая верность - нет, мы с тобой из тех, кто жил друг другом еще со школы. Были размолвки, ссоры, обиды, споры, но в наших отношениях не было сомнений и не было других. Мои карьерные успехи - настолько же твои, мы в браке - партнеры, друзья и любовники. Ты отвечаешь за внутреннюю политику семьи, я - за внешнюю. Недовольный народ, как говорили в бородатом анекдоте, - наши дети.

Их не было долго. Может, лучше б и не было, но ты этого точно не пережила бы. А вот я оказался никудышным отцом. Это наша единственная точка преткновения. В моей голове не укладывается, как дети, которые появились только по нашей воле, могут действовать отдельно от нас и - более того - вопреки. В твоей голове не укладывается моя излишняя строгость, отчужденность и то, что я не ношу цветов на могилу старшей дочери, скончавшейся сразу после рождения.

Зато у тебя есть Барти и Оливия. Ты не чаешь в них души, и я тщательно скрываю, что мне не хватает твоего внимания, которое ты уделяешь им. Барти, названный в мою честь, манипулировал тобой с детства - ритуалом ты подарила ему часть своих жизненных сил, так что вы теперь навечно связаны. Оливия, младшая, больше похожа на тебя, и я даже честно говорил тебе, что в ней все мои надежды и чаяния.

Ты, дорогая моя Вероника, - моя опора и мое сердце, которое, говорят, я не ношу с собой. Видимо, его не было тогда, когда я протащил декреты, санкционировавшие непростительные ДОМПу, когда пачками отправлял людей в Азкабан, когда осудил на пожизненное собственного сына. Но вопреки всему каждый раз, когда я очухивался в больнице после очередного покушения, на жестком стуле у кровати я видел тебя: несломленную и твердо верящую в то, что я выкарабкаюсь. Твоей заботой, участием и любовью, конечно - других ступеней у меня просто нет.

Так что ты скажешь мне теперь, когда в доме остались лишь ты и Оливия? Сможешь ли уговорить меня пойти на подлог и отправить тебя в Азкабан вместо сына? Вымолишь ли для него прощение? Или тайком организуешь ему побег? Он тебя, кстати, ужасно любит, и это взаимно.

А я вижу перед глазами трупы моих близких родственников Лонгботтомов - Арчибальда, Элджи, Энид, Алисы и крестника Фрэнка. Вижу зареванного Невилла и Августу в коме. И я не могу утверждать, что это сделал не мой сын. Или что он такого не сотворил с другой семьей. Ты видишь, он безумен? Ты видишь? А меня в кресле Министра в полыхающей стране видишь?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Смотрите, какая штука. Если вам что-то хочется поменять - давайте попробуем. У меня сложились кое-какие хэдканоны, но я готов двигаться.

- Про родню: кроме меня и двоих живых детей у Вероники есть младшая сестра-скандалистка Барбара (см. заявку над этой). Девичья фамилия, предположим, Эббот, но если честно - мне без разницы.
- Краучи никогда не были запредельно богаты, но всегда вертелись где-то у власти, думаю. Так что золотых гор не обещаю, но достаток будет.
- Настаиваю, чтобы Вероника не была домохозяйкой/светской львицей и пр. Во-первых, имхо, это скучно играть, во-вторых, важно не лишаться игровых контактов, в-третьих, она не должна быть бестолковой. Пусть будет талантливым зельеваром, ритуалистом или ученым-трансфигуратором. Пусть у нее будет работа, которую можно перенести "на удаленку", потому что с участившимися покушениями Крауч будет параноить и ругаться, когда Вероника куда-то выходит.
- Еще такая штука: есть мозг Краучу скандалами бесполезно. Он сходит побить грушу в подвалах, выпустит пар, замкнется и будет круглосуточно торчать на работе. Если вам что-нибудь действительно нужно, действуйте изящнее. Некоторая солдафонистость в Крауче все-таки присутствует.
- И да. Барти у нас - только младший. Я - Бартемиус (или Барт, на худой конец).

А еще не так суров, как кажусь. Просто вроленно расставляю точки, а не обычное свое бесконечное количество скобочек. Напишите мне, если вас заинтересовала роль. ^^

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

лс, гостевая


Пример поста автора заявки

Вот уже неделю как Бартемиус Крауч-старший понимал колдомедиков. От них все ждали волшебной - в плохом смысле волшебной - пилюли, которая вылечит любые болезни мгновенно. С момента вступления в должность Министра Магии такой таблеткой стал сам Крауч. Вместо страны ему любезно передали корыто с дерьмом, из которого он должен был по щелчку пальцев соорудить бочонок хорошего ирландского эля. Ему заглядывали в рот, блаженно улыбались и всё ждали, что вот же, вот же совсем скоро придет решение. И заживем как прежде - все родные по домам и за семейными столами, дети в школе, на работе порядок и вялотекущие процессы, над которыми можно снисходительно смеяться за чашечкой пятичасового чая вместе с коллегами. А главная забота - выбрать новогодние подарки. Но.

Но.

Родные и друзья мертвы, пропали без вести, невменяемы или, что еще хуже, в тюрьме.
Министерство - взбудораженный курятник - никак не досчитается специалистов на весомых постах.
Хогвартс еще относительно безопасен, усилен отрядами ДОМП, так что большинство детей и забирать не стали.
Любые массовые скопления - опасность.
Близкие, друзья и родные - под ударом.
Власть - как Кронос, пожирающий своих детей, - агонизирует, теряя последних верующих.

Все так.

Бартемиус был ровно таким же гражданином своей страны, что и все прочие. И он бы с удовольствием посмотрел на то, как кто-нибудь другой постарается решить за него проблемы. Но никого не было ни за ним, ни рядом. Своих хотелось спрятать подальше. Чужих - не подпускать близко. А вообще очень хотелось отвлечься и свободно выдохнуть. Но на семейном рождественском ужине больше никогда не будет сына, а притихших Веронику и Оливию, добровольных узниц в собственном доме, Бартемиус мог только обнимать и уговаривать, что со временем станет все хорошо.

Его вот никто не уговаривал. Не гладил по лысой макушке, осторожно обходя шрамы, которыми был испещрен затылок, не обещал светлого будущего. Бартемиус криво улыбнулся своему отражению в начищенном пресс-папье на рабочем столе, затем погладил по бронзовой макушке  бюст Александра Македонского. Но быстро отдернул и провел крупной ладонью по совершенно сухим глазам, смахивая несуществующие слезы. Бюст ему подарил Арчибальд Лонгботтом, его кузен, когда Барт впервые занял руководящий пост. Так Македонский и кочевал с ним со стола на стол.

В канун Рождества Крауч был на могиле - страшно сказать - Лонгботтомов. Он все еще никак не мог привыкнуть к тому, что половины его семьи больше нет, что явился с пакетом сладостей. Их ему доставили по старой традиции - своему крестнику Фрэнку он покупал сладости каждый год, даже тогда, когда тот уже стал старшим аврором. Теперь сладостям никто не будет радоваться с таким совершенно щенячьим трепетом. Больше никто не придет на Рождество, никто не пришлет открытку на день рождения. Ни Арчибальд, ни Фрэнк, ни Алиса, ни Элджи, ни Энид.

Никто.

Августа тоже вряд ли. Два месяца она лежала в коме в Мунго в особо охраняемой палате, и над ней колдовали медики. Прогнозы были неутешительные, но ее сердце еще хотя бы билось. Редко, медленно и как будто с перебоями - иначе Бартемиус не мог объяснить особую озабоченность медиков - но билось. Он бывал у нее раз в неделю, говорил с ней. Пару раз был вместе с Вероникой, но та все больше плакала и гладила Августу по волосам.

Новость о том, что она очнулась, застала Крауча дома у камина с сигарой в зубах. Он оделся мгновенно и сразу же скрылся в пламени камина. Уходить, не прощаясь, он научился давно, и дома к этой его причуде привыкли. У кабинета ему в лицо привычно плеснули воды из «Гибели воров», дежурный аврор поздоровался и пропустил его в палату. Августа будто бы дремала, но если медики говорили, что ее сознание прояснилось, значит, так оно и было. Этим людям, терпящим регулярные проверки от особой охраны особого пациента, можно было премию только за терпение выписывать.

- Привет, - негромко поздоровался Крауч, повесив мантию на вешалку у входа. Ему казалось, что веки Августы подрагивали. Может, притворялась. Сколько лет он знал ее? Столько же сколько и Арчи. Всю свою жизнь. Бартемиус подошел вплотную к кровати и легко тронул руку Августы. - Как ты? Как себя чувствуешь? Не притворяйся, знаю, что не спишь, - Крауч едва улыбнулся. Если кто тут и притворялся, то это был он. Притворялся, что все хорошо. Что перед ним все еще Августа, а не наполовину седая, резко состарившаяся дама, у которой неизвестно что с памятью и состоянием.

И которая явно не читала газет последние два месяца.

Отредактировано PR (26 Дек 2021 23:41:30)

0

9

ВЕДУЩЕГО СПЕЦИАЛИСТА ММ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ЗАКОНОТВОРЧЕСТВУ


IVY GAMP  |  АЙВИ ГАМП
https://forumupload.ru/uploads/001b/67/c6/2/174434.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/67/c6/2/703499.gif
чистокровная; 30 лет; Отдел международного магического законодательства | Betty Gilpin


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

В отличие от витающей в облаках фантазий сестры и витающего в облаках буквально брата Айви с самого детства имела реалистичный взгляд на мир. Если хочешь чего-то – пойди и возьми. Нечего ждать с моря погоды.
Ей всегда нравилось узнавать новое, но не чтобы складировать свои знания на запылившихся полках памяти, а делиться ими, удобно вставлять в беседу или давая совет, который обязательно приведёт к успешному результату.
Общительная от природы Айви ещё со времён учёбы в школе всегда окружала себя толпой друзей и поклонников, не обязательно в романтическом смысле. Она хороший друг. От неё не стоит ждать подвоха, она всегда поддержит, всегда поможет, и никогда не предаст, даже при виде значительной выгоды. Айви бескорыстна, но бескорыстность её двойственна: если что-то и делает для кого-то, то только безвозмездно, не требуя ничего взамен, но если она что-то сделала для вас, то знайте, теперь вы ее должник. Прямо о помощи не попросит, но заметит, если её не окажете.
Айви надёжна, исполнительна всегда следует правилам. Любит порядок. Спокойна, ответственна, всегда поступает, по совести, любое дело доводит до конца, не сдаётся и не бросает дел на полпути. 
В работе предпочла дипломатическое поприще, где необходимо много общаться с людьми и законотворческое, где ей доступно применить едва ли не главное своё жизненное стремление - наведение порядков. И то, что отец Айви работает в том же департаменте совсем не сыграло здесь роли.
Она умеет настроить всех вокруг на одну волну, организовать всех в единую рабочую единицу, вдохновить, сплотить команду и создать по-настоящему эффективный коллектив. Успешность обеспечена целеустремлённостью, решительностью и планомерностью Айви Гамп. Хотя иногда может показаться, что она действует слишком спонтанно и непредсказуемо. На самом деле это всего лишь признак высокой скорости мысли. Кроме того, волшебница не станет тратить свои силы на достижение чего-то призрачного, какой-то фантастической цели. Она всегда действует строго по плану, предварительно оценивая все последствия, выгоды.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

В отношениях с семьёй проявляет верность и преданность к родителям, покровительство – к младшим брату и сестре. В школе никому не позволяла задирать их, в министерстве – в её присутствии тут же смолкали нелепые разговоры о конторской мышке – Хизер, возомнившей себя аврором. Айви не производит впечатление вспыльчивого человека, всегда полна достоинства и дружелюбия, но что-то в ней подсказывает – она затолкнет обратно в глотку любые нелестные слова о ней самой или о ком-то из родных. Пока никто не отважился.

п.с. внешность желательно не менять

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

лс, гостевая.


Пример поста автора заявки вставляем сюда

Хизер не знает как легилименция ощущается другими людьми. Она испытывала это на себе во время стажировки в аврорате, но как-то не догадалась поговорить на эту тему с коллегами. Их задача была – защищаться при помощи окклюменции, городить стены, строить лабиринты и непроходимые тропы. Естественно, поначалу никто не справлялся и не мог дать наставнику отпор, всех в свои неласковые объятия заключало подавленное настроение. Все чувствовали себя поруганными, вскрытыми точно консервные банки, вывернутыми наизнанку. В такие моменты не до болтовни.
Эти уроки давались сложнее маскировки и слежки, отработки тактик и физической подготовки. Ментальная магия сама по себе невероятно сложна и не имея хотя бы капли таланта никакими усердными тренировками ей не научиться. Как не вырастить из самой плодородной земли дерево, если не посадить в него семя.
Но существовала и другая причина: учитель обещал не погружаться глубоко, не выискивать и не просматривать глубинные тайные воспоминания, только то, что на поверхности, его задача не узнать чьи-то секретики, а научить прятать важное под мусорным и наносным. Его обещание сродни фразе «не думай о розовом слоне».
Хизер прошла курс и сдала экзамен одной из первых. Не потому, что у неё особый талант или она усерднее других, она настолько заурядна, что у неё даже не было тех самых розовых слонов.
- Одни книги, мисс Гамп, одни лишь книги, - вздыхал наставник. Что неудивительно, Хизер большую часть жизни проводила за чтением. Им же занималась на стажировке, дожидаясь, когда коллеги разделаются с очередным экзаменом.
Слова наставника ментальной магии застряли в золотоволосой голове будущей героини, и память её сама собой сложилась в библиотеку. В узкие, освещённые слабым светом, проходы между стеллажами, винтовые лестницы и ряды книжных томов. Желающему отыскать там конкретное воспоминание остаётся только пожелать удачи.
Мистер Селвин в этом вопросе проявляет удивительную осведомлённость, осторожность, деликатность даже, прося Хизер показать необходимое. Не ломится напролом, рискуя повредить высокие колонны, удерживающие сводчатые потолки, - тонкую архитектуру её сознания – остовы высшей нервной деятельности.
В своей памяти Хизер и королева, и хозяйка, и домоправительница. Протянув метафизическому Торнтону руку, она ведёт его за собой коридорами памяти, одной ей ведомым маршрутом, чтобы в одном из закоулков остановится, вытащить тонкую книжицу в твёрдой обложке цвета крафт-бумаги, раскрыть её.
Страницы книги замелькали, словно подхваченные порывом ветра и остановились в конце апреля. Страница датированная двадцать первым числом превратилась в крохотное окно, но почти сразу оно расширилось и Хизер затянуло внутрь вместе с её гостем. Она ощущает под ногами твёрдую почву и очертания окружающего из размытого красочного водоворота делаются отчётливыми.
Штаб-квартира аврората, разделённая на перегородки, за одной из них – рабочий стол Хизер Гамп, за ним - она сама. Немного выцветшая версия настоящей. Она склонилась над папкой с необходимыми Селвину документами, читает, делает пометки и на её лице все чётче проступает выражение недоумения, смешанного с гневом. Очевидно же – дело против её однокурсника шито белыми нитками. Нитками размером с канаты на морских судах.
Настоящая Хизер тоже злится, заново переживая тот вечер, но быстро берет себя в руки и делает приглашающий жест Торнтону, дозволяя ему заглянуть за плечо своему воспоминанию и прочесть содержимое засекреченных страниц.
Это тянется, кажется, целую вечность, но во снах, местах и воспоминаниях время весьма относительно. В какой-то момент возле стола появляется выцветший Уильямсон, ставит на стол волшебницы чашку с кофе и, подмигнув, отправляется к своему месту. Обе Хизер провожают коллегу недоброжелательным недоверчивым взглядом. К кофе Гамп-воспоминание не притрагивается.
Когда Хизер из воспоминаний не торопясь прорабатывает все документы, запечатывает их заклинанием, ставит подпись и откладывает папку на край стола к другим оформленным делам тот же водоворот подхватывает волшебников и выбрасывает в просторный ресторанный зал. В выразительную тишину, подчёркнутую заоконной бурей.
Гамп несколько минут молча смотрит на Селвина.
- Вы так уверены, что я вас не сдам. Почему? – спрашивает она тихо, прежде чем приложиться к стакану с виски.

0

10

АКАДЕМИЯ ИЩЕТ АГЕНТА


HENRY COLBERT | ГЕНРИХ КОЛБЕРТ
https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/85/8/904052.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/3c/85/8/965312.png
~ 55-56 лет; владелец магического туристического агентства «Мировой глобус» ​| Thomas Sean Connery


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Генрих всегда и до сих пор всем говорит, что он – полукровка, но и сам не знает так ли это. О матери отец Генриха, - Николас Колберт, - никогда разговор не заводил – ну, была и была. Ушла, бросила ребёнка и мужа – туда ей и дорога. Тем более, что в условиях подозрительного затишья после Первой мировой магловской войны думать об этом всем было некогда.

Генри рос спокойным ребенком, во всем поддерживал и слушался отца, - человека твёрдого характером, немного жёсткого, но практичного. Наблюдал за тем, как развивается, а затем, временно, - чтобы после воспрять из пепла, - рушится основанный в 1876 году дедом по линии отца туристический бизнес.

Колберт заканчивает Хогвартс аккурат под конец Второй мировой войны, лишь краем уха зацепив новости о великой дуэли Дамблдора с Грин-де-вальдом. Хоронит отца, чрезмерно быстро угасшего от драконьей оспы, и обрушивает на свои плечи все тяготы загибающегося семейного предпринимательства. Вспоминая уроки Николаса, за десять неполных лет поднимает «Мировой глобус» с колен, возвращая ему былую популярность. Тогда же, - может случайно, а может и нет, - знакомится с Кристофером Аркусом. Встреча, перевернувшая взгляд Генри на всю его прошлую жизнь. С тех пор он – адепт Академии, оказывающий непомерную помощь в том деле, которое знает и ведет – транспортировке артефактов и людей в самые неприметные уголки планеты и обратно.

Во время Магической войны, вопреки совету Аркуса, но по просьбе бывшего школьного друга, примкнул к Ордену Феникса, работая, буквально, на два фронта. Вот только про второй – таинственный, стремящийся к идеальному миру и будущему, - никто не был осведомлен, кроме Кристофера и самого Колберта. 


♦ Был женат на чудесной француженке у которой на момент знакомства с Генрихом уже был ребенок от первого брака, однако общих детей с супругой нет – не срослось. Пасынка любит, как своего, позволяя юноше вливаться в семейный туристический бизнес. Супруга, однако, умерла в начале 70-х, во время выборочных нападений Вальпургиевых рыцарей на ни о чем не подозревающих магов. 

♦ Вопреки безобидному внешнего виду, отлично ознакомлен с боевой и защитной магией, - состоял в Хогвартсе в дуэльном клубе, отлично себя там показав. Однако, в открытых стычках с Рыцарями (в последствие Пожирателями) не участвовал, предпочитая довольствоваться решением задач в тылу.

♦ До сих пор поддерживает дружбу с Аркусом, с коим, - из-за знаний об Академии и ее мотивах, - связан Непреложным обетом. Помимо прочего - помогает Академии по мере возможности в тех вопросах, в которых способен помочь.

♦ Любит путешествовать по миру магловскими общественными путями – самолёты, поезда, пароходы. Более двадцати лет пытается продвинуть схожую тенденцию в магический туризм, однако до сих пор лидируют семейные метлы и порт-ключи.

0

11

КАВАЛЕР ОРДЕНА МЕРЛИНА ТРЕТЬЕЙ СТЕПЕНИ


GILDEROY PATRICK LOCKHART  |  ГИЛДЕРОЙ ПАТРИК ЛОКХАРТ
Let me introduce you to your new Defense Against the Dark Arts teacher... me. Gilderoy Lockhart, Order of Merlin, Third Class, Honorary member of the Dark Force Defense League, and five times winner of Witch Weekly's Most Charming Smile Award. But I don't talk about that; I didn't get rid of the Banden Banshee by smiling at him.
https://i.pinimg.com/originals/f4/81/30/f4813087c634a6c6b9e392626a3b5650.gif
hb, 26, Писатель, поэт, путешественник, зельевар, художник |Taron Egerton


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Гилдерой - весьма способный волшебник, он сдал выпускные экзамены в Хогартсе, изучил школьную программу, но было одно особое заклинание, которым он смог овладеть на высоком уровне. Это заклинание Забвения. В нём Локхарт непревзойдённый мастер.

Также, у него художественный талант, и в свободное время он пишет картины. Точнее, портреты. Свои, конечно же.

Нельзя не отметить писательский талант Гилдероя, и то, каким богатым языком он пересказывает свои приключения на страницах автобиографических книг. Почитайте, не пожалеете.
Гилдерой — третий ребёнок в семье волшебницы Амелии Локхарт и маггла Энтони Локхарта. Две его старшие сестры не проявили способности к магии, а вот Гилдерой оказался настоящей радостью для матери. Смышлёный, можно даже сказать умный, симпатичный, он и так был любимчиком Амелии, а уж когда оказалось, что он унаследовал и магические способности... Всё это привело к тому, что внутри Гилдероя сорняком разрасталось тщеславие.
Гилдерой мечтал, а Амелия только подкрепляла эти мечты, что он триумфально явится в Хогвартс, будет особенным и самым лучшим, но не учёл Локхарт одной маленькой, очень важной детали. Кроме него в Хогвартс поступают десятки других юных волшебников и волшебниц, ещё больше уже учатся там, и многие из них куда как талантливее и способнее самовлюблённого Локхарта. Ему виделось, что он будет ходить по коридорам древнего замка, а вокруг все будут восторженно перешёптываться, ведь вот — Гилдерой Локхарт, мальчик с выдающимися магическими способностями. Величайший из волшебников! А вот про то, что подобные же способности есть у каждого новоприбывшего первогодки — мальчик совсем не думал.
Как же он был разочарован, когда осознал, что не является сформировавшимся гением и героем, и что в его способностях нет ничего уникального, и что он точно такой же, как и все.
Распределяющая шляпа почти не задумываясь отправила его на Рейвенкло, и Локхарт, облачённый в мантию с синей оторочкой, продолжил свой путь познания в Школе Чародейства и Волшебства.

Нельзя было сказать, что Гилдерой глуп, и что не обладает какими-то способностями. Наоборот, преподаватели говорили, что у парня живой ум, и что при должном старании он сможет многого добиться. И это несмотря на то, что все амбициозные планы юноши, которыми он так охотно делился со всеми, кто готов был слушать, терпели крах.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Хотелось бы видеть персонажа, который полностью и абсолютно уверен в своей неотразимости. Не снедаемого душевными муками по своим поступкам, а именно что стопроцентно самовлюблённого Гилдероя.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

гостевая


Пример поста автора заявки + пример каким должен быть Гилдерой

Окончив Хогвартс Гилдерой неожиданно обнаружил одну пренеприятнейшую вещь, которая вызывала у него ощущение дежа-вю. В год, когда он только переступил порог Школы Чародейства и Волшебства вдруг оказалось, что он, по какой-то неведомой, невероятной причине никому неизвестен! Пришлось с этим разбираться, и вот, школу Локхарт оканчивал местной знаменитостью. Все знали его имя, все были без ума от него. А уж как грустили учителя, когда он покидал альма-матер! У некоторых из них были слёзы на глазах, и Гилдерой, конечно же, послал им парочку своих фотографий с подписью и лучшими пожеланиями.
И вот, столкнувшись с тем, что его имя за пределами школы мало кто знает, что снова казалось какой-то дурацкой шуткой, и Локхарт даже подумывал о том, что его действительно разыгрывают, он понял, что ему требуется нечто для того, чтобы его узнавали. Свершения, ещё больше свершений, чтобы его имя звучало отовсюду. Раз люди почему-то не хотят признавать его гений и великолепность, то надо сделать так, чтобы у них не было другого выбора. И ответ был найден довольно быстро, во многом благодаря любимейшей матушке - через свои многочисленные знакомства она узнала, что вскоре собирается экспедиция в Албанию для поиска боллы, и Гилдерой даже может принять участие. И молодой волшебник, естественно, принял подобное предложение. Разве мог он поступить иначе? Не обрекать же бедных волшебников на неудачу, верно? А без Гилдероя их, естественно, ждала неудача. Сами коллеги по экспедиции этого, конечно, не понимали, и когда Локхарт в очередной раз говорил им об этом, или подсказывал как лучше поступить, отмахивались, или просто поджимали губы, только убеждая юного выпускника Хогвартса в том, что вокруг него люди недалёкие. Некоторые из них даже особо не разговаривали, трое были иностранцы, но не албанцы, а что-то похожее, а вот ещё двое - британцы. С ними Локхарт чаще всего и пытался говорить, потому что и общего больше и вероятности, что они его знают больше. Те, конечно, не сознавались, смотрели удивлённо или отмалчивались.
Один из них, Ксенофилиус, был чуть более благодарным слушателем, и Гилдерой с удовольствием ему рассказывал о том, что ему повезло беседовать с будущим самым молодым Министром Магии, прославленным путешественником, и как же хорошо, что вот он, Локхарт, присоединился к этому походу, ведь без него все ещё в самом начале бы сгинули. Конечно, путешествие тяжёлое, Гилдерой с трудом время на укладку волос находит, но даже это не мешает ему выглядеть великолепно, в отличие, конечно же, от остальных, которые за собой точно не следили. Грязные мантии, запачканная обувь, а Локхарт - сияет чистотой, каждый день в новой мантии, начищенный, и просто - идеальный. Хоть сейчас фотографируй и на первые полосы всех газет, в которых речь будет идти о том, как молодой волшебник спас ситуацию и экспедиция увенчалась успехом.
Идти приходилось пешком, это было так утомительно, и Гилдерой то и дело пытался убедить своих товарищей, что они могли бы ускориться, воспользоваться аппарацией, ведь болла, и Локхарт был в этом уверен на сотню процентов, абсолютно точно магию не почувствует. Его не слушали, и волшебник списывал это только на невежество иностранцев, которые, в силу своей необразованности, не знали кто такой Гилдерой Патрик Локхарт. Но он не забывал об этом напоминать, как и говорить о том, что дорога утомительна и пора бы немного помочь себе магией.
А в какой-то момент они просто остановились посреди пути, иностранцы заспорили что-то на своём непонятном языке, проявляя абсолютное неуважение к другим присутствующим. В особенности к Локхарту, который бы абсолютно точно мог бы подсказать как надо делать правильно, но не этом же тарабарском языке, в котором грубого звучания было больше, чем слов. Поэтому, решив, что раз уж появилось свободное время, то это повод немного привести в порядок прическу, волшебник сел на свою же поклажу, предварительно выудив оттуда зеркало и набор для волос.
Своему отражению в золочёной раме он ослепительно улыбнулся, а затем прошёлся по волосам щёткой, стараясь уложить непослушную чёлку, что липла к влажному от пота лбу. За этими делами он и не сразу заметил, что совсем рядом сел и Ксенофилиус, настолько же отрезанный от спора, как и Гилдерой.
- Уверен, я бы смог им помочь, обратись они ко мне. Я знаю куда идти, - доверительно произнёс Локхарт, поворачиваясь к Лавгуду, - Им бы следовало прислушаться, но, увы, зависть многим застилает глаза, мой друг.
Одарив соотечественника широкой улыбкой, Гилдерой вернулся к своему прежнему занятию - любованию собой и наведению лоска на собственную шевелюру.

0

12

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ МАГИЧЕСКОГО ИНТЕРПОЛА


LISETTE LECLAIR  |  ЛИЗЕТТ ЛЕКЛЕР
Некоторые женщины боятся огня, некоторые просто им становятся.
https://i.pinimg.com/originals/79/91/c5/7991c57d505998435ef335ca0a9f435f.gif
чистокровная; 38; заместитель главы Объединённой Европейской Службы Правопорядка | Rachel Skarsten


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Единственная дочь богатой чистокровной европейской семьи, Лизетт - ребёнок поздний,а потому окружена была всей любовью, какую ей могли дать её вечно занятые родители. Отец - заместитель Министра Магии Бельгии, мать - известный в Магической Европе исследователь-драконолог, чьи книги и очерки продавались огромными тиражами. Так и вышло, что большую часть забот о воспитании Лизетт взяла на себя домашняя прислуга. Не говоря уже о том, что с появлением зачатков идей объединения всей Магической Европы в единый орган Леклер-старший и вовсе почти перестал появляться дома и всё время проводил в совещаниях и деловых поездках. Уже потом, после того как Лизетт окончила Шармбатон, отец стал серьёзнее относиться к дочери и во время семейных ужинов обсуждать с ней политику и прочие рабочие дела. Тогда она уже выбрала путь и стала молодым аврором в Бельгийском Министерстве. А дальше, частично и под протекцией отца, стала одним из первых работников Объединённой Европейской Службы Правопорядка, функция которой не всем ещё была понятна, но в необходимости которой не сомневались. Ведь, учитывая все планы по Объединению, точно появятся такие дела, которыми не смогут заниматься местные аврораты, а значит необходимы специалисты. подчиняющиеся напрямую Совету.
За годы безупречной службы, и, будем честны, не без некоторого покровительства отца, который занимал в Совете высокое положение, Лизетт быстро оказалась почти на самой вершине - на второй ступеньке, позиции заместителя руководителя всей Службы.
В результате, она была направлена в Британию для расследования событий в Азкабане и консультаций касательно побега Пожирателей Смерти.

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Партнерство » MARAUDERS: AFTERSHOCKS