LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Artik & Asti
Миллениум

от Элис для Адриана
Сэм держит Мартина Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать? Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос. Оуэн? После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #7
ЗОЖ-ный
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
17.05

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » разводы на щеках


разводы на щеках

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


РАЗВОДЫ НА ЩЕКАХ
цвета (не)нашей крови
https://i.imgur.com/ltCQOui.png https://i.imgur.com/Oge6HfT.png https://i.imgur.com/o3vzDr7.png https://i.imgur.com/zmTA4Ui.png https://i.imgur.com/bJLCK1n.png

детектив Галлахер, криминалист Хьюстон
осень, 2017 год

С этим делом стоит усомниться не только в собственно профессиональной пригодности, но и умственном благополучии.

Отредактировано Simon Q. Gallagher (10 Фев 2021 17:36:59)

+2

2

Смрад пробивался даже сквозь фильтры респиратора, или у Саймона слишком богатое воображение. Не без этого, но запах человеческих потрохов никогда не забывается. А уж когда натыкаешься на эту картину в четвертый, подумать только, четвертый! раз, становится и вовсе дурно. Хорошо не четырнадцатый или, не дай всевышний, сороковой. Вот тут бы и стоило задуматься о собственной профессиональной пригодности, ее отсутствии и заявлении на стол начальства п.с.ж. Кто то в департаменте даже порадовался бы. И Саймон даже представлял какое лицо этот кто-то сделал бы. И их возможны диалог. Вплоть до интонаций. Но - нет. Точно нет. Во-первых, все еще четвертое. Во-вторых, не доставит он такого удовольствия. В-третьих, не потеряет такое удивительное зрелище, как его очаровательный криминалист.
Сейчас что-то усиленно разглядывающий. В этих ужасных костюмах защитных они все выглядели примерно одинаково. Выбивался только сам Саймон, потому что от того костюма в нем только шапочка для волос, бахилы, перчатки да респиратор. И не потому что он не боялся наследить, а потому что стоял на одном месте, крутил головой и старался лишний раз не вдыхать.
И Хьюстон. Но потому что выше Хьюстона были только потолки. И костюм у него был специально заказанный под его длинные конечности. Криминалисты бывают разные, а этот просто великолепен в своей работе, пусть и еще не опытен. И сейчас эта гора белого материала возвышалась где-то в стороне, разглядывая что-то недоступное глазу Саймона. Он, Саймон, хорош в своей работе, но она заключается в построении логических цепочек. Тут их строить даже не надо было, все на лицо. А вот всякие мелочи ищет команда, потому что она этому обучена. Та самая не различимая между собой команда, глава которой уже полз куда-то на карачках. И оставалось надеяться, что действительно есть что искать, а не впустую потраченное время, как все три предыдущих раза.
Но Саймон терпеливо стоит в наиболее чистом месте - центре пентаграммы, выведенной толи кровью, как это было и раньше, толи уже краской, а скорее всего так, больно след был похож на линии из самого обычного баллончика, то же самое можно найти в любой подворотне Лондона. Вообще вот это действительно странно. И первый и второй раз крови вокруг было разлито столько, что глаза реально слезились. Было желание выйти из помещения и больше никогда туда не заходить, тем более что трупы, а точнее человеческие ошметки, находили в подвалах по запаху, то есть полиция прибывала уже с большим опозданием, а мухи как обычно - первыми. И било их много, ни смотря на начинающуюся зиму. И это много доставляло еще меньше удовольствия: ты сначала сгоняешь стаю обожравшихся, ленивых и сонных муж с трупа, а потом пытаешься понять что это, кто это и какая часть его тела перед тобой. И снимать с люстры приходится слизь, а не кишки, а по углам параграммы уже зеленые конечности. Отдельные от тела. Это было первые два раза, после которых стало понятно, что это не разовая акция, а целое активное мероприятие. И проводит его кто-то крайне умелый.
Это стало понятно после третьего трупа. Ту девушку нашли быстро, кажется, не особо то и прятали. Да и родные почти мгновенно забили тревогу, слухи по Лондону разносятся молниеносно, напряглись тоже многие, перебдели. В целом, ее опознали тоже быстро - по лицу, аккуратно срезанному и положенному ровно в центр пентаграммы в художественном обрамлении собственных внутренних органов. Саймон тогда сильно позеленел, а Хьюстон и вовсе был сизым. Но - справился. Молодец мальчик. Но следов все еще не было. Никаких. Будто она сама себя разделала, аккуратно сложила и осталась так лежать. На опознание не приглашали, передут тело в закрытом гробу. Саймон был скотиной, но не на столько, чтобы давать родителям взглянуть на разрозненные остатки невинной девушки. Впрочем, первых двух тоже так же будут хоронить, не иначе.
Эту вот можно еще частично показать.
Выше плеч тело не пострадало, только больно сизое и обескровленное, но так со многими трупами. Бальзамировщик справится. А вот все что ниже ключиц просто было срезано. На импровизированном постаменте стоял как будто манекен для парикмахера, волосы даже позволяли такое - длинные, густые. Действительно красиво заплетенные. Измазанные в крови, точно крови. И Саймон стоял и смотрел на нее. И Хьюстона, увлеченно собирающего что-то в пакетики. А вот это неожиданно.
- Что нашел, Хьюстон? У кого-то кроме нас, наконец-то, будут проблемы? - позвал, наклоняясь вперед, чтобы максимально уловить всегда крайне эмоциональную реакцию коллеги. И искренне надеялся на положительный ответ. Эти культисты уже совершенно без личного присутствия давили на мозг. И Саймону и начальству, а то передавало давление опять Саймону. Так себе замкнутый круг.
Саймон поморщился, когда прямо посреди его речи слева какая-то из частей тела девушки со смачным, жирным и влажным чавканье упала на грязный пол. Внутри что-то мерзостно дернулось и подступило к горлу, но было безжалостно подавленно. Достаточно одного взгляда, ласкового-ласкового, чтобы косорукий и кривоглазый криминалист втянул голову в плечи и вернулся к работе по упаковыванию останков в коробы.

+2

3

[indent] Человеческая жестокость всегда поражала Сэма. Его мама просто поразительная женщина, которая никогда не несла работу домой, оставляя все ужасы в кабинете или в сейфе, когда убирала туда свое оружие. Мальчишка часто вечерами донимал ее на предмет интересных случаев, чтобы потом иметь в запасе истории для ночевок с друзьями и рассказывать их под свет фонаря. Но его часто одергивал отец, который видел как Амелия устала или просто был в курсе кровавых подробностей последнего вызова, а она лишь ласково улыбалась сыну и повторяла, что ее работа защищать его и от этого. Ох, знал бы он тогда, какие картины он будет лицезреть на выездах, может бы и задумался куда все же поступать.
[indent] Понедельник день тяжелый, а случае Хьюстона еще и максимально отвратительный. Он теребил в руках свеженький костюм, ожидая пока место преступления оцепят и отгонят подальше всех лишних людей. Сэм сдерживался изо всех сил, чтобы не прикрикнуть на какого нибудь прохожего, посылая его как можно дальше от склада, ведь одно неловкое движение и потенциальная улика могла быть потеряна. Но он не мог пройти против протоколов,поэтому просто ждал и готов был ворваться в помещение в любую минуту. Когда ему и его коллегам махнули рукой, давая разрешение, Сэмюэл быстро натянул на себя защитный комбинезон, бахилы на ботинки с толстой подошвой, две пары резиновых перчаток и респиратор. Лица людей, выходящих со склада, вообще не внушали надежды, что внутри его будут ждать какие нибудь пони с единорогами, а не тотальный звездец.
[indent] Сэм прижимал к груди свой любимый фотоаппарат и ящик с инструментами, где-то сзади должны были стоять его коллеги с остальным оборудованием и коробками для будущих улик. В первые секунды он не мог сделать и шага, пока взгляд блуждал по помещению, проводя первичный осмотр. И никаких тебе пони. Проворчал Сэм себе под нос и поставил ящик на пол, где точно было чисто и он бы не повредил расследованию. Переборов подступающую к горлу тошноту, он произвел серию снимков, охватывающих общий план всего творящегося кошмара, на каждой новой фотографии захватывая кусочек предыдущей. Каждый шаг основательно продумывался, благо в этот раз не было ощущения, что он стоит в сантиметровом слое крови, но отвратительный запах все равно пробирался под маску и каждый вдох заставлял все внутри бунтовать. Молодой человек оглянулся на Саймона, который молчаливой тенью стоял, прости Господи, в пентаграмме и наблюдал за рабочими криминалистическими пчелками. Неужели у него всегда так? У Сэма не было многих лет опыта за плечами, но вот у старшего товарища были и он мог только представить с чем тому приходилось сталкиваться. Но сейчас при всей ужасной картине перед глазами, Сэмюэл чувствовал себя на своем месте, ведь ему есть на кого положиться и теперь главное не подвести.
[indent] Когда самые простые шаги были выполнены, группа преступила к поиску малозаметных, но таких нужных улик, которые наконец могли пролить свет на больных ублюдков, совершивших уже четвертое кровопролитие. Сэм выбрал себе часть склада, которая была недалеко от тела, ну точнее оставшейся головы на ритуальном постаменте, но это мелочи. Он прорабатывал каждый сантиметр пола, валявшейся мебели, предметов и стен. Когда он сфотографировал валявшийся закругленный нож, покрытый уже свернувшейся кровью, Хьюстон убрал возможное орудие убийства в зип-пакет и передал это коллеге. Он мельком взглянул на уже третью упакованную коробку с уликами и со вздохом вернулся к изучению пола, сначала он закончит тут, а уже потом будет ныть о количестве работы в лаборатории. И тут его взгляд зацепился за небольшой предмет, лежащий в самой настоящей луже крови. Ну конечно, по другому же и не бывает. - Сэм покрутил головой вокруг себя, но не нашел ничего чем можно было бы прикрыть пол и, простонав, встал на колени, внутренне содрогаясь от хлюпающих звуков. Он знал, что костюм был водонепроницаемым и, при соблюдении всех мер, ни одна капля биологических жидкостей не попадет внутрь комбеза, но естественное чувство отвращения все равно не хотело его покидать. Благо оторванные части тела выпало не ему собирать, вот уж точно незавидная часть их работы. Хьюстону пришлось оставить руку на пол, погружая ладонь в алую жидкость, чтобы опереться на нее и потянуться за, как оказавшись, заламинированным свидетельством. Он не мог сдержать удивление и шок на лице, ведь это была не просто находка, это был подарок небес в их погоне за чертовыми сектантами. Сэм аккуратно перенес предмет в пакет для улик, который ему уже подставляли коллеги и с воодушевлением повернулся к подошедшему Саймону, он даже не отреагировал на вечную шутку связанную с его фамилией. - Галлахер, ты просто не поверишь, что нашлось. - Но продолжить диалог им не дал криворукий новичок, уронивший на пол руку девушки. Серьезно? Ты можешь быть аккуратнее и не разбрасываться уликами в прямом смысле этого слова? Прояви хоть капельку уважения! - Гаркнул Сэм на парня. Обычно он сдерживает себя, но тут в окружении кадров из фильма ужасов, когда кровь совсем не бутафорская, а жертва жестокого убийства не является манекеном, охранять спокойствие становится просто нереально.
[indent] Сэм несколько раз вдохнул и выдохнул, успокаивая себя и одновременно подавляя новую волну тошноты от висящих в воздухе ароматов. - Ладно, вернемся к важному. - Сэм повернулся на коленках к напарнику, показывая пакет, который крепко держал в руке. - Это, представь себе, удостоверение личности. Часть информации закрыта кровью жертвы, но по фотографии можно сказать, что это принадлежало явно не ей. Так что теперь есть надежда найти этих сатанинских извращенцев. - Сэма аж передернуло на последних словах, да и скользящий взгляд еще к тому же наткнулся на голову девушки. Порой люди хуже животных, те хотя бы не убивают ради веселья или больных обрядов, лишь ради пропитания. Его отвлек громкий звук, раздавшийся сбоку от них и Хьюстон увидел как новичок опять косячит, в этот раз сбивая с места какие-то обломки мебели. - Да что б его. - тихо прошипел Сэм и уже хотел было хлопнуть себя по лбу рукой, но вовремя остановился, с отвращением глядя на испачканную в крови перчатку. - Мы закончили здесь. Все найденное привезут в лабораторию, а пока пошли на свежий воздух, еще минутка и меня точно стошнит в этот чертов респиратор. - Сэм вскочил на ноги, на ходу стягивая с себя верхнюю пару перчаток, желая поскорее избавиться и от костюма.

+2

4

Даже не обратив внимания на нервные прикрикивания Хьюстона на своих же коллег, Саймон с удивлением смотрел на карточку в руках криминалиста. И без объяснений было понятно что это, такую сложно не узнать. Она сначала долгожданна, а потом на столько притирается, что достаешь ее из кошелька не глядя, когда покупаешь джин вечерами.
Брови уверенно поползли вверх. Нет, серьезно? Прям вот серьезно? ID? Ничего тупее просто не придумать. Вот такого прокола Саймон точно не ожидал. Найти на месте преступления что-то вроде куска отпечатка пальца ноги на ручке ножа, кожу или кровь под ногтями, какие-нибудь редкие отпечатки обуви, что угодно маленькое, зацепку - еще как-то. Но ID?! Это прям даже неуважение какое-то. Это просто подсказка из подсказок. Это даже обидно.
Саймон вздохнул бы, если бы не помнил об ароматах и подступающей тошноте. Если раньше происходящее напоминало хороший такой ужастик с примесями мистики, вроде Ганнибала или Готема, Твинпикса или Багровых рек, то теперь это что-то не лучше Пилы или одной из дурных версий Шерлока Холмса. Сплошное безобразие, иными словами.
Саймон выпрямился и еще раз осмотрел склад, все же вдохнув полной грудью и в результате морщась. Полный идиотизм ситуации накрывал постепенно. Вот белые костюмы снуют с выверенным профессионализмом по обставленной в лучших традициях Лафкрафта и По сцене ритуального убийства. Постепенно в пластиковые коробы собирается все, что вообще может собраться. Девушку на алтаре не трогают, обходят стороной. Боятся, ждут, откладывают до последнего. Они все - мнительны. Не смотря на работу, на то, что это не первое такое дело у многих, все равно с почетом обходят ее. Делают лишний круг, лишь бы не ходить перед ней, не смотреть в лицо. А она своими открытыми, белесыми глазами наблюдает за всем происходящим. Их никто не осмелился закрыть. Смотрит точно на Саймона, упустив уголки губ и потеряв румянец щек. В прическу вплетены блестящие в свете ламп заколки. Она умыта и внимательна. Тот, кто ее туда поставил, хотел, чтобы она была красивой. Мертвой и красивой, в окружении подсвечников, свеч, камней с вырезанными рунами, пучков трав. На чистом постаменте, когда вокруг - смесь ее же крови и краски, грязь, запустение, хлам. Разбросанные в хаотичном порядке органы и разложенные по углам пентаграммы подожжённые травы. Полный комплект. Тот, кто это все затеял вчера - тот еще эстет. И он стоял вот тут, на месте Саймона, и смотрел на девушку. Украшал ее, подбирал сопутствующую атрибутику. Он хотел, чтобы она была красивой в свое смерти. А не как предыдущие три - просто набор органов. Только третье выбивалось своей тошнотворно эстетикой. А тут просто прям аккуратист, педант и художник.
Первые два убийства - подчерк один, последующие - каждый о своем. Разные люди - суть одна, результат тот же. И это было бы крайне интересное дело, с длинным расследованием, вошло бы в истории и учебники, если б не чертов ID. Теперь оно войдет в учебники только как пример о глупости преступников и "как делать не надо".
Саймон качнул головой, все еще сохраняя крайне растерянное и обиженное выражение лица, и пошел вслед за Хьюстоном к воротам, выходя с зоны ритуала и убийства, поднимая и все еще пригибаясь ленту оцепления, попадая сначала просто обратно на склад, все так же пропахший кровью, но уже с примесями хранящихся здесь грузов, а потом и на улицу сквозь крошечную на общем фоне дверь.
Тут же стянул респиратор, делая глубокий вдох. Пахло сыростью, влагой, застоявшейся водой, машинами, кто-то курил. Чавкала грязь под ногами. Саймон потянулся и снял смешную шапочку, стянул бахилы, свернул все это внутрь себя, снял перчатки, педантично каждую завернул в другую, образовав единый ком, упаковал в один большой сверток с бахилами и шапочкой. и только после этого кинул в уже поставленный кем-то контейнер для подобного мусора. Эти простые действия успокаивали, давали время продышаться, избавиться от въевшегося запаха, попытаться забыть его, хотя частички смрада оставались на одежде и иногда Саймон жалел о том, что не носит полный костюм. Но то раздражал куда больше необходимости стирать одежду.
Отойдя в сторону и найдя теплое солнечное пятно и сухую кочку, Саймон прижмурился, наблюдая за неловкими движениями Хьюстона, заканчивающего свое разоблачение, обдающего сумку констеблям. Дождавшись его, жмурясь и надеясь, что все найденное, помимо этого чертового ID, будет хоть немного полезно, Саймон заговорил приглушенно, пряча зябнущие руки в карманы пальто, ища привычные кожаные перчатки.
- Это даже как-то не интересно, - с явным разочарованием протянул, кривя губы и неспешно натягивая найденные перчатки. - Да, ускоряет процесс, можно будет спасти потенциально находящихся в опасности девушек, но где интрига, где сложность. Все испортили. Прям отобрали игрушку, да, не смотри на меня так. Любимую игрушку, новую, только начавшую доставлять удовольствие. Еще толком не распробовал, как потребовали возврат всей партии по техническим причинам. У меня прямо упало, - Саймон приподнял брови смешливо, растягивая губы в белозубом саркастичном оскале. - Что будем с этим делать?
А потом глянул исподлобья на Хьюстона и все же вздохнул. Вся дурашливость воском стекла с его лица, оставляя лишь сосредоточенность и внимание. Потянулся в мальчишке, а иногда иначе его воспринимать не получалось. Поправил ворот куртки, капюшон, мазнул пальцами по голой шее, провел ладонью по взъерошенным волосам и остановился на затылке, притягивая ближе к себе, сам подаваясь вперед. Заглядывая в лицо, всматриваясь в глаза.
- Как ты, Хью? У нас есть проблемы?
Забота для Саймона была новым чувством, непривычным. От него что-то обрывалось внутри, но это же его Хьюстон, его Хью. Которого нужно еще столь многому научить, познакомить со столь многими видами человеческой жестокости на практике, хотя окунать этого доброго парня во все человеческое дерьмо.. внутри что-то далекое и давнее сопротивлялось.
Саймон вглядывался, искал, смотрел. Почти шептал.
- Ты же знаешь, что всегда можешь ко мне прийти?
Пальцы на затылке сжались. Саймон почти сожалел, что одел перчатки, хотелось чувствовать колкость волос, тепло тела. Впиться короткими ногтями в тонкую кожу, дать почувствовать себя, убедить, напомнить, что он тут, всегда тут. Вторая ладонь легла на грудь в район сердца, прижалась, вжалась, будто сквозь одежду можно почувствовать биение. Только если фантомное.
Саймон вдохнул глубже, наполняя легкие запахом влаги, мокрой травы, гниющей листвы, грязи, прелой воды. Смесью запахов Хьюстона, его собственного одеколона и смрада убийства. Так правильно.

Отредактировано Simon Q. Gallagher (5 Ноя 2020 01:28:36)

+2

5

[indent] Сэмюэлу просто не терпелось избавиться от пропитанного чужой кровью костюма. Ощущение, что она полностью проникла к нему под комбинезон, под обе пары медицинских перчаток и въелась в кожу не покидало его с момента как только криминалист зашел на склад, который больше напоминал сцену из фильма ужасов. А уж их он просто ненавидел, зачем намеренно пугать себя, когда в жизни и так достаточно дерьма, которое может посоперничать со многими творениями кинематографа. Конечно, есть откровенно говоря, низкобюджетные хорроры с откровенно некачественной той же бутафорской кровью, но ведь есть фильмы от которых кровь в жилах стынет, а там всего лишь ежик пробежался в полной тишине. Когда-то Сэм сходил на такое пару раз в кино и после будил весь дом в ночи, когда просыпался с криком ужаса на губах и после не мог придти в себя еще несколько часов. Но теперь, теперь он также просыпается, но уже сдерживая себя после особо пугающих дел, которые не отпускают его разум даже во сне. Нет, такое случается не так часто, хотя людские пороки не оставляют его без работы, но вот такие дела как у них с Саймоном сейчас редкость, достойная красной книги.
[indent] Покинув наконец место преступления, Сэм выбросил в заранее установленный контейнер первую пару снятых перчаток и, ускорившись, стал стягивать с себя респиратор, а потом и комбинезон. Он проделывал это столько раз, руки уже привычно сортируют вещи по нужным ящикам, а мозг в это время все еще где-то там, на складе, рядом с бедной девушкой, ставшей жертвой не по своей воле. Хьюстон наконец вдохнул воздух полной грудью, прогоняя легкую усталость в том числе от недостатка кислорода и поморщился от запаха железа, исходящего от его рабочей одежды. Желание показать миру его такой далекий завтрак вновь накатило на него и мальчишка наконец бросил все, включая бахилы в утиль, ставя точку на всем этом ужасе. Если б ему пришлось еще немного поползать на том полу в лужах крови, частях тела, которые находились в самых неожиданным местах и внутренностях, то Сэм бы точно сжег все в туалете и сам бы сидел в ванне, как Джим Керри в одном из фильмов. Хотя отмыться сейчас хотелось жутко.
[indent] Хьюстон оглянулся вокруг себя в поисках своего напарника и, увидев того жмурящимся как кот, Сэм направился к нему, не скрывая радости от его компании. Он слишком долго то стоял в неудобной позе, то ползал на коленках и его тело отказывалось нормально функционировать, требуя отдыха, тишины и спокойствия. - Да блеать - вырвалось из мальчишки, когда его правая нога предательски зацепилась за левую, ставя его в очередную позорную ситуацию. Сэм схватился за плечо Саймона, приводя себя обратно в вертикальное положение. - Когда нибудь моя координация меня прикончит или я просто поцелуюсь с асфальтом, не сказать чтоб это было моей мечтой. - пробурчал Сэм. - Ребята сейчас распылят в некоторых местах нингидрин и завтра еще раз осмотрим помещение на предмет отпечатков пальцев или каких других следов, но да, это ж каким ослом надо быть, чтобы забыть удостоверение на деле. - Сэм покачал головой в который раз поражаясь человеческой тупости на грани с дебилизмом, а потом уже открыто рассмеялся надо заявлением Саймона и его обиженными надутыми губами. Вот уж точно любитель разгадок и тайн, ему бы дело с достойное Шерлока Холмса с неожиданным раскрытием убийцы в конце расследования, а тут такой облом. - Не будь букой, Галлахер. Сэм легонько пихнул в плечо мужчину, оставляя руку на пальто чуть дольше чем обычно. - Сложности тебе еще будут, все же эти сектанты еще не пойманы и кто знает, что ждет дальше. Впереди еще как минимум шоу с задержанием или еще какой нибудь эффектной операцией.- Молодой человек поспешил завернуться в теплую куртку, жалея, что не прихватил с собой любимый шарф, а может даже и шапку.
[indent] Веселое настроение, отчасти объясняемое потребностью заменить страшные ощущения после увиденного на что-то хорошее, начало немного угасать. Это дело было выматывающим как физически так и эмоционально. Его спина уже предчувствовала многочасовое просиживание в лаборатории, обрабатывая найденные улики, чтобы в итоге Сэм смог дать что-то полезное Саймону. А про эмоциональный аспект вообще можно не говорить, до сегодняшнего дня все было настолько безнадежно, что криминалист боялся, что убийцы уйдут от наказания, все было слишком пугающе продумано.
[indent] Галлахер, сам того не зная, всегда был рядом в самые нужные минуты. Сэм на секунду прикрыл глаза, когда его куртку заботливо поправили, а потом неосознанно потянулся в след за чужими прикосновениями. Он не сдержал мимолетную ухмылку, услышав такую уже привычную переделанную фразу и лишь покачал головой в ответ на внимательный взгляд мужчины. - Все хорошо? - полувопросительно ответил Сэм, ощущая тепло даже сквозь перчатку Саймона и, готовый еще чуть-чуть и ластиться как кот. Он всегда был очень контактным человеком, а во время эмоциональных встрясок, это все становилось необходимостью. Но Саймона было так легко не провести. Хьюстон протяжно выдохнул и сделав шаг вперед, приобнимая мужчину и упираясь головой тому в плечо. - Да, я знаю - негромко проговорил Хью куда-то в пальто Саймона. - Просто это все до сих пор не укладывается в моей голове. Как человек может сотворить такое, не в состоянии аффекта или для самозащиты, а вот так, с расчетом и такой жестокостью. - Сэмюэль не сдержал дрожь от всех эмоций, стискивая предплечье мужчины. И это еще не ему предстояло общаться с родителями девушки и заниматься частями тела, но все равно все это было просто ужасно.
[indent] Сэм бы так и стоял дальше, набираясь сил от тепла и заботы Саймона, но к сожалению, нужно было двигаться дальше. Он нехотя отодвинулся от мужчины, потер лицо, пытаясь максимально незаметно провести по слезящимся глазам. - Прости и спасибо. - Хьюстон напоследок мягко коснулся груди мужчины и прочистил горло, возвращая себе немного контроля. - Надо заехать в участок, но предлагаю сначала за кофе. Еще час я не проживу без карамельного капучино и чего нибудь сладкого. - Молодой человек потянул Галлахера в сторону рабочего автомобиля, обещая тому отдать бразды правления в музыкальном сопровождении.

+2

6

Говорить о работе всегда было просто. Просто прятаться в привычную профессиональную оболочку, делать вид, что ты функция, а не человек. Хью именно так пытался пережить первичный стресс. Вот уж своего то главного криминалиста Саймон хорошо успел изучить за их год с небольшим плотной работы. Просто потому что это Хьюстон, потому что мальчишка был по своему гениален, потому что с ним приятно и комфортно работать, да и просто общаться.
Потому Саймон только коротко рассмеялся, откидывая немного голову назад и щуря глаза. Действительно, впереди много работы, еще выяснение отношений с владельцем карточки, поиски, задержания, допросы, долгое и выматывающее разбирательство, разработка плана, захват, предъявление объявлений, поиски доказательств, всех соучастников, опять допросы, допросы, допросы. Бумаги, бумаги, бумаги. Да, работы много. И захватывающего еще хватит. Но вот все равно. Это не они нашли убийцу по тонким намекам на след, едва уловимому аромату гнили в человеке, нет, сам в руки пришел.
Но это уже не стоило обсуждения.
С головы рука скользнула на спину, мягко поглаживая, едва ощутимо сквозь слои одежды, а с сердца - на бок, уже вполне ощутимо сжав.
- Ты же знаешь, все вокруг немного безумцы, и я в том числе. - Саймон похлопал привалившегося к нему Хью по спине, говорил негромко, зачем кричать, ведь единственный необходимый слушатель прямо тут, ухо, краснеющее на морозе и согреваемое дыханием самого Саймона, вот оно, прямо тут, в него остается только шептать, сохранять интимность момента, давать только больше поводов для досужих наблюдений да рассуждений, но это ведь он Саймон К. Галлахер, его репутации ничего не повредит, а Хью считали скорее жертвой обаяния. Все в выигрыше: прочим есть о чем пошептаться, о Хью плохо не думают, а Саймон может быть самим собой и продолжать заботиться о своем дорогом криминалисте. И виться хвостом рядом с каждым понравившимся. - Просто кого-то в его безумстве социальные нормы сдерживают в гораздо меньшей степени.
И Саймон мог это утверждать с полной уверенностью. Сам был тем еще расширителем границ. Сам знал множество людей, которые о негласных правилах общества знали только отдаленно. И люди эти были по совершенно разные стороны закона. Его привычная разрозненная тусовка по сути своей мало чем отличалась от тех психов и убийц, которых нужно было ловить на работе. Просто чуть более мирная. Делайте детей, а не убивайте людей, как-то так. И то, только до того момента, пока их права притеснять не начнут, мнимо или реально. Тогда они зверели, а ибо границы нормы давно уехали - зверели страшным образом. Но о грустном не хотелось. И так паршиво, солнце только вот светит да греет последними теплыми лучами уходящей осени лицо, одна радость, помимо Хьюстона в руках. Когда еще мальчишка будет, при всей его контактности, столь открыт и покорен? Саймон не надеется. Все же взрослеет, матереет, пусть и остается тем еще ребенком. Этого мальчика хотелось оберегать от окружающего мира, а приходилось окунать прям в одни из самых мерзких явлений действительности.
- А кто-то на столько никакой, пустой, что ему так легко поддаться чужому видению мира, даже не понимая толком, что он делает... - рука скользнула со спины на поясницу, сжимая и притягивая к себе, вторая ладонь же завершила путь под курткой, щекоча бок сквозь одежду. По сути - не щекотно, но забавно и неожиданно. Точно должно было переключить расчувствовавшегося и поплывшего Хьюстона на другой лад. Правда, есть одно но.
- Не извиняйся за себя, слышишь? - Саймон поймал пытающегося отстраниться парня за локоть, подтянул обратно, прижал обе ладони к щекам, подтягивая к себе, заставляя наклониться. - Не смей. Ты это ты и твои реакции. Мы на работе, но не на месте. И если для сохранения профессионализма тебе нужно расклеиться, значит так надо. Но за себя - не смей извиняться. Ты это ты, таким мне и нужен, запомнил?
Потому что Саймон прекрасно знал, каково это - стыдиться себя, пытаться переделать, извиняться за каждый свой порыв. Не перед кем-то, перед сами собой в первую очередь. Оо, возвращаться к такому не хотелось. Совершенно точно - нет. И скатываться в самоедство Хьюстону Саймон тоже не позволит. Нет и точка. Не при нем, не с ним, не в его смену.
Чмокнув Хьюстона в мокрую щеку, Саймон отпустил его и сам за рукав утянул к стоящему в стороне "их" служебному автомобилю.
- Доза кофеина и эндофрина нам совершенно точно необходима, согласен.
Подтолкнув Хью к водительскому месту, сам загрузился на пассажирское кресло. В целом, все как обычно и уточнений не требуется. Водить он за все годы так и не научился, не царское это дело. Да и отвратительный из него водитель вышел бы, больно сильно любит Саймон по пути головой крутить, часто пишет постоянно, отвлекается, думает. И вообще, время в пути - повод подумать, поразмыслить, еще одна минутка комфортной тишины, пока они не окажутся в муравейнике отделения.
Пока Хью грел машину и все нужные огоньки включались, Саймон уже подцепил телефон к AUX и включил столь необходимую сейчас Леди Гагу. Им срочно было необходимо разрядить атмосферу чем-то максимально позитивным и незатейливым. Они рулили между складов под ритм традиционного Poker Face. А потом неслись по дорогам под Jast Dance. Саймон записывал увиденное сегодня, сделанные выводы и все прочее в блокнот, чтобы не забыть. Помахивает ручкой в такт музыке и в кой веке совершенно не смотрит в окно, разделяя внимание между своими мыслями, записями и Хьюстоном, с которым периодически делился выводами и чьи мысли так же записывал к себе.
- Если это не случайно оброненное ID кого-то левого, если это не фальшивка или подстава, уловка, то все равно, всю интересную часть работы за нас уже сделали. Осталась только рутинная и скучна.
В конце концов, вздохнул Саймон. Да, если все будет наебкой, то это просто катастрофа, все можно будет начинать почти что сначала, распутывать этот маленький след, да, будет интересно, но с точки зрения будущих жертв - катастрофа. А если это реальная улика - катастрофа для него и его планов на отличную загадку. Еще еще предстоит довести до конца, но самый сложный уровень, пик интереса, кульминация всего уже пройдены. И это ни разу не интересно. Но все это будет известно только когда завершатся все экспертизы, когда владельца найдут, после даже не первого допроса.
- Если придется, готов из этого идиота вытаскивать правду засунув руку по самый желудок, добираясь до того, что они зовут совестью и душой. Не то что бы я верил в столь мифические субстанции, но готов не надолго поверить и поступиться принципами.
Саймон щелкал ручкой без остановки, рассматривая Хьюстона. Да уж, вот за только ради будущего спокойствия его напарника он готов был действительно подзабыть о желании разгадывать сложные, запутанные, кровавые загадки и поверить, что найденное ID - благо. Искренне поверить. Просто чтобы его мальчишке было легче. Хотя бы сейчас, пусть в дальнейшем их ждет еще много грязных дел. И не раскрытых - тоже.
- Радует одно, оно точно не станет папкой на полке.
Саймон кивнул сам себе и хлопнул Хью по плечу блокнотом, куда как раз вовремя закончил заносить данные. Желтые страницы смешно прошуршали по скользкой куртке, даже перебивая все еще поющую что-то столь же бессмысленное, сколь и заводное Леди. Но это было уже не важно.
- О, а вот и наше родное кафе. На вынос или в зале? Конечно в зале, еще не хватало в отделе с кофе появиться, тебя там тут же засосут, а меня затрахают. Отложим это до лучших времен.
Саймон уже был пружиной энергии, предчувствуя любимый чай, булочки-пончики и из машины чувствуя дивные ароматы их любимой булочной. Они еще не остановились, как он отцепил провод от телефона, отстегнул ремень и выскочил на тротуар сразу же, как машина качнулась от полной остановки.
- Давай, не тормози.
Уже прыгая перед машиной, собираясь перебежать дорогу, совершенно забыл о переходе в двадцати метрах от себя и о возрасте и о том, что он вообще то полицейский. Саймона не волновало ничего. Кроме возможности действительно получить реально необходимую им обоим разрядку и перевести внимание на что-то еще. Время шло, но теплое солнце так и не прогрело улицы. Было холодно, а успевший расплести шарф и стянуть перчатки, и конечно же оставивший все это в машине, Саймон почти мгновенно продрог. Его не грела мысль о чае, только подгоняла вперед. Стоило Хьюстону выйти из машины, как он тут же повторно оказался схвачен за руку и перетащен через дорогу под гудки какого-то идиота, пытавшегося в этот же момент тронуться с импровизированной парковки вдоль дороги. Саймон лишь показал ему привычный жест из одного пальца и втолкнул Хьюстона в открытую дверь пекарни. И скрылся следом, оказываясь окутан теплым ароматным воздухом, а стоило зайти во вторые двери, как он точно муха влип в сладость атмосферы.
- И вообще, там парковаться нельзя, был бы констеблем, выписал бы штраф.
Но он был детективом, который жаждал получить свой ужасный английский чай и кусок морковного пирога. О чем и сообщил Хьюстону, посылая того на кассу, а сам занимая им столик под теплым кондиционером. Снимая пальто и бросая его на свободный стул, садясь и вытягивая, пока может, ноги. Тело блаженно расслабилось. И блокнот снова открылся, принимая на себя постукивание ручки и получая еще несколько невнятных черных точек между строк, выведенных красивым, поставленным подчерком.

+2

7

[indent] Сэмми не знал кого благодарить, вселенную или кого-то определенного, но факт оставался фактом, появление Галлахера в его жизни было подарком. В его жизни было всего несколько людей перед которыми он мог не скрывать ни эмоций, ни чувств, и его напарник был одним из них. Кто еще не скажет "хватит строить тут из себя девчонку", а просто обнимет, утешит, так еще и скажет важные слова, которые легли на сердце как мягкое одеялко.
[indent] А дальше, а дальше его ждал вкусный и такой желанный кофе, очередная сладость, которая на зависть многим, так и не отложится где-то в боках, и хорошая компания. Хью совершенно не сопротивляясь, дал дотащить себя до их машины, еле-еле откопал ключи в кармане среди вороха бумажек, медицинских перчаток и другой тонны мусора и привычно плюхнулся на водительское сиденье. Тело потихонечку начало возвращаться в норму, расслабляясь в знакомой и безопасной зоне, а шиложопое детективное создание рядом делало все еще комфортнее. Он уже даже не пытался включать радио или что-то из личной подборки, нет, в этом месте музыкой правил Саймон и Сэм с первых секунд узнал зажигающий трек Леди Гаги. Отлично, значит можно будет поорать знакомый текст и ни о чем не думать, ну кроме слежения за дорогой и светофорами.
[indent] Бедные уши Саймона. Когда ремень безопасности был на месте, зеркала настроены, а двигатель прогрет, они вырулили оживленную дорогу, а Сэм бил пальцами по рулю в ритм песни и завывал. О да, откровенно завывал, не попадая в нужные слова, он имел светлую голову, но при этом голоса не было от слова совсем. - Can't read my, can't read my. No, he can't read my poker face. Молодой человек мягко тормозил перед красным светом светофора, удивительно не начиная бурчать на их везение и наслаждался лишней минутой вот такого отдыха, когда не нужно было думать об очередном расчлененном трупе, поимке преступника и тонне работы в лаборатории, чтобы можно было наконец наказать урода, сделавшего все.
[indent] Но дело все равно висит где-то между ними, поэтому когда Галлахер в очередной раз что-то активно записывает в свой неизменный блокнот, Сэм лишь ждет когда тот начнет делиться своими мыслями. Он всегда удивлялся его любви к сложным и запутанным делам, которые, к сожалению того, были большой редкостью в их безумном мире. Но Хьюстон был рад, искренне рад их внезапной находке, которая уже скорее всего обрабатывалась в его лаборатории на предмет отпечатков, проверки подлинности и другим анализам. Он доверял своим коллегам, но мерзкое чувство глубоко внутри все равно не замолкало, пытаясь вбить в голову мысль, что он сделал бы лучше, что они могут ошибиться и вообще идея прописаться на работе не так плоха как кажется. Его слишком серьезное отношение к работе, когда нибудь доведет до белых стен с мягкими матрасами, поэтому фуфу, у них по плану перерыв, пусть и за серьезными разговорами.
[indent] Сэм чуть уменьшил громкость музыки, которая до этого грохотала как на хорошей студенческой вечеринке, несколько раз переложил руки на руле, устраивая их максимально удобно и обратил внимание на Саймона. - Тебе бы все поинтереснее и позагадочнее. - Ухмыльнулся криминалист и послал улыбку в сторону пассажира, на секунду отвлекшись от дороги. - Знаю, знаю, это обломало тебе все, но давай порадуемся, если это позволит засадить этого мудака побыстрее, пока нас не вызвали на еще одно жуткое место преступления. Хотя это ж насколько надо затупить, чтобы выронить документ во время распиливания тела или в какой момент это там произошло. Меня смущает, что в прошлые разы не было таких проколов, да вообще никаких! Я тогда несколько часов ползал на коленях в поисках ворсинки, волосинки или чего-то хоть немного полезного. А вдруг подражатель? - Вот этого им только сейчас не хватало. В их время информация распространяется со скоростью света, а онлайн издания редко фильтруют информацию и об этих преступлениях знает даже дворовая собака, сидящая на цепи.
[indent] Хьюстон верил словам, которые сказал Саймон самым спокойным голосом и лишь щелканье ручки выдавало хоть что нибудь. Сэм не глядя на него, потянулся в сторону Галлахера и накрыл ладонью руку, прерывая начинающий раздражать звук и прижал их руки к колену мужчины. - Ты разберешься со всем этим и черт, я реально не завидую этому придурку. Да и кто если не ты справится с этим делом.
[indent] Родная кафешка как никогда радовала своим существованием и Сэм решил припарковаться в максимальной близости от нее, особенно если учитывать почти вылетающего из салона на ходу Саймона. Он остановился на свободном месте, вытащил ключ зажигания и отстегнул ремень безопасности, уже наблюдая подпрыгивающего на улице детектива, который если б мог, уже сам вытащил водителя из машины. Хью был вновь схвачен цепким, но нежным движением и лишь махнул своебразно извиняясь какому-то мужчине,  перед которым они выскочили. Хорошие полицейские, ничего не сказать, других нагибают за нарушения закона, а сами как малые дети перебегают дорогу в неположенном месте. - Бубубубу, я просто знал, что ты не выдержишь ни минутой больше без дозы сахара.
[indent] Хью получив ценные инструкции по желаниям детектива и проследив за уходящим к столикам Саймоном, прямой наводкой отправился к кассе. Передав улыбчивой и вежливой девушке их заказ, оплатив его, Сэм вытащил из кармана куртки только что провибрировавший телефон и весь обратился во внимание. Видео с котиками от матери, которая искренне верила, что они смешные, а хороший сын никогда не скажет ей, что пора завязывать с таким и Хьюстон на это отвечает лишь несколькими смеющимися смайликами. А вот это уже интересно. Работа в отделе не встала в их отсутствии, глупо думать так, и вот уже он получает первые новости их лаборатории, хотя конечно, та же проверка ДНК будет делаться несколько дольше. Быстро пробежав по сообщению глазами, Сэм быстро возвращает телефон в карман и с ответной улыбкой забирает дивно пахнущий заказ и, лавируя между столиками и другими посетителями, достигает их места.
[indent]- Ваш чай, сэр. -  Подхихикивая, Хью ставит чашку с напитком перед напарником, вручает тому его торт, а сам плюхается на стул прямо напротив детектива. Объемная куртка присоединяется к элегантному пальто и вот уже Сэм делает первый глоток кофе чуть ли мурча от удовольствия. Яблочный пирог оказывается просто божественным и только к третьему кусочку, который он уже отправил себе в рот, молодой человек вспоминает о пришедшем сообщении. - Кстати, ребята зря времени не теряли и пробили удостоверение на подлинность, сам удивлен как быстро смогли получить ответ. Там еще конечно нужно взять и кровь на анализ, проверить есть ли отпечатки и совпадут ли они с владельцем и вообще обследовать все вдоль и поперек - И Сэм оборвался, стараясь не вывалить все их рабочие лабораторные методы исследований на собеседника, сейчас главное было сообщить результат, хотя Саймон и не стал бы на него шикать и подгонять. Но проверять не стоит явно. - Оно настоящее. Парня реально зовут Стивен Хэмптон и он студент первокурсник на первый взгляд ничем не выделяющийся. Если таким уже стали заниматься и дети, то я совсем перестал понимать, что происходит в этом мире. - Сказал сам по факту недавно выпустившийся птенец. - Можешь поймать его сегодня после занятий и выяснить, что этот придурок делал там. Или дождешься других данных? - Сэм покрутил в руках вилку, раздумывая полезет ли в него еще кусочек дивного пирога, когда перед глазами вновь появлялись воспоминания последних часов.

Отредактировано Samuel Houston (28 Ноя 2020 02:00:31)

+2

8

Саймон оторвался от блокнота, не напуганный, все же Хью не на столько бесшумно передвигался, а сам он не на столько погрузился в самого себя. Потому лишь поднял голову на голос, улыбнулся и отодвинул в сторону все письменные принадлежности, освобождая место для чая и пирога. Иронично свернув губы на такую привычную, типично английскую дразнилку, ставшую брендовой, рассыпался в благодарностях, столь же высокопарных, сколь и поданная фраза.
- Благодарю, хороший сэр, вы столь любезны, моя признательность не знает границ, - к концу Саймон уже откровенно смеялся, даже его никак не меньшее, чем графские замашки не выдерживали никакой критики в рамках сложившегося контекста. Двое коллег, кафе в паре кварталов от участка, розовые стены и пестрые столы, почти что веселые женщины за кассой, но крайне довольные посетители. И тут он, с вытянутой спиной, вскинутым в потолку носом, художественно-встрепанной челкой и рубашке, цена которой равно цене его куска пирога. Илита, ага.
Пока Хью устраивался напротив, шурша курткой, стуча посудой, вещами, пытаясь уместить их ноги под совершенно крошечным столиком и приходя в выходу, что ноги можно вытянуть и перемешать между собой, Саймон успевает насыпать в чай просто ненормальное количества сахара, поругаться на дурацкую сахарницу с трубочкой, которая должна сыпать дозами, а она сыпет как придется, и все же отпить получившуюся не такую и мерзкую бурду. А потом просто греет руки, наблюдая за своим большим ребенком. С положенными такой процедуре и такому виду дозами умиления и брезгливости. Умиляться можно было блаженному лицу, брезговать скоростью поглощения еды. А чувствуется ли там вообще вкус?
Прикрыв глаза и приняв правила игры, Саймон отломал десертной вилочкой кусочек выпечки и отправил в рот, наслаждаясь вкусом медового бисквита, хрустом грецких орехов и сладковатой, мягкой после готовки морковью. Один кусочек, второй, в процессе Хью уже заговорил, выкладывая новости. А потом до Саймона дошел смысл того, о чем вообще столь многословно и извилисто говорит Хью.
Вилочка замерла на губах. Старательно прожевав кусочек, облизал ее, хмуря бровь и думая. Дергая ногой, пытаясь не задевать грязными ботинками чистых штанов Хью, стараясь не сорваться с места. Хотя очень хотелось. Отчаянно и до дрожжи в руках. Со звоном бросить ту самую вилочку на стол, забыть о блокноте, он и не нужен, все равно весь анализ уже в голове, блокнот - лишь физическое их проявление, привычка, способ учесть и слова других, проявить коллегиальность. Подхватить пальто, накинуть на плечи и уже на ходу выдергивать Хью, поторапливая и обещая после этого дела купить еще сколько угодно выпечки. Торопить в дверях, в машине. Мчаться куда-то с мигалкой, нарушая с десяток предписаний. Или наоборот - вызывать такси. Нервно скрутить пальцы, ожидая кэб у входа в кафе. Успеть замотать шарф, замерзнуть и проклясть свою нетерпеливость. Поторопить водителя и уткнуться в телефон. Но обязательно - заставить Хью скинуть всю найденную и переданную ему информацию по владельцу ID. И, скорее всего, ловить самому. В неудобной ситуации, попирая все устои и законы. Так, ненавязчиво желая узнать о человеке без навеса погон и значка.
И Саймона просто разрывало от желания так и сделать. Было только одно "но" - его чертова узнаваемость. Ребята, которые устроили все это представление, наверняка знали, кто за ними охотится. Так что Саймон вот никак не мог пойти туда сам, не для незаметного наблюдения. О, нет. Как бы ни хотелось, какими бы огромными ни были его актерские способности и таланты, лицо то все то же. Тут и грим не поможет. Но на этот случай тоже был выход.
- Нет, мы туда не поедем. Не сейчас. Дождемся вечера. А пока, где, говоришь, он учится? Скинь мне инофрмацию и фото, нужно, чтобы за ним незаметно понаблюдали. - Саймон аккуратно отложил вилочку и потянулся к телефону, мигающему уведомлениями. Его лицо было пустым, только глаза блестели охотничьим азартом. Возможно и рыбешка мелкая, да только и ее надо поймать и не спугнуть раньше времени. Не обратив на них никакого внимания на строку состояния, Саймон открыл контакты и принялся листать их, подбирая нужное имя. Короткое сообщение было крайне простым. "Есть работа". У каждого сыщика есть своя сеть контактов, хоть в этом кино не врет.
Пока шла переписка, Саймон удовлетворенно прикрыл глаза и снова вернулся к ужасному, уже остывающему чаю и все столь же великолепному пирогу. Переправив все нужные данные, он поднял глаза на Хью.
- Мы не спешим. У нас есть целый день, чтобы получить необходимые бумаги, оформиться, найти группу захвата. Вторая бессонная, наполненная адреналином и впечатления ночь совершенно точно пойдет ему на пользу. И нам - тоже. - неприятная, острая полуулыбка исказила его лицо. Впрочем, исчезла так же быстро, как и появилась.
Саймон заблокировал телефон, прочитав подтверждение, и перевернул его экраном вниз.
- И, Хью, - Саймон посмотрел крайне внимательно и строго, - ты же знаешь. Дети гораздо более жестоки. Умышленно или нет. А еще - более податливые создания. Мы оба хорошо знакомы с темой. - отложив вилочку на пустую тарелку, Саймон отодвинул ее и снова поднял опустившийся было взгляд вверх, на такого молодого напарника. Не хотелось рушить его наивность, склонят к своей вере в жестокость людей и главенствование зла над добром в людях, но и немного приоткрыть завесу реальности точно стоило. Не с их работой быть няшными ангелами в розовых очках-сердечках. - Теперь это Стивен Хэмптон не ребенок, а потенциальный жестокий убийца. И в том, что он там делал, еще предстоит разобраться.
Когда Саймон работал - становился крайне безразличен к людям. Да, он хороший эмпат, это помогает в работе. Вот только сочувствия от него ждать не стоит. Сам знает на что может пойти человек ради себя и своих желаний. И презумпция невиновности для него не рулевое правило. Он предпочитает наоборот, всех подозревать и убеждаться в том, что мир еще не совсем прогнил. Их, случай, правда, не такой.
- Как думаешь, сколько можно будет выиграть в тотализаторе среди детективов на этом деле? Там вообще хоть кто-то на победу полиции ставил?
И да, вечное развлечение тоже никто не отменял.

+1

9

[indent] Сэм примерно представлял какие мысли роились в голове Саймона после того как вывалил на него информацию о юном проколовшемся придурке. И тем удивительнее для него было все еще видеть эту прелестную пятую точку сидящей на стуле напротив него, ведь детективу явно хотелось сорваться вот прям сейчас в путь. И не исключено что и без него, хотя это будет самым логичным вариантом, лаборатория ждет и видит уже его возвращение.
[indent] Пока Саймон копался в телефоне, явно окунувшись с головой в работу, Сэм зря времени не терял. Наивкуснейший пирог манил своим ароматом и, уже откушенный маленький кусочек, не смог утолить жажду в сладком. Молодой человек прекратил гонять по тарелке выпавшее из теста яблоко, и наконец, запихнул как минимум половину пирога в рот. Конечно, порой способности Хьюстона поражали, ведь в игре "Пухлый кролик" он смог запихнуть в рот больше 20 зефирок и да, ничего не треснуло, но он тогда серьезно подошел к делу. Но сейчас, когда он одновременно собирал в одно письмо для Саймона все что у них было на данный момент и пытался прожевать бисквит что-то пошло не так. Мерзкие крошки решили отделиться, прогуляться и к чертовой матери перекрыли кислород. Удача всегда была на стороне криминалиста (с-сарказм). В первые секунды Сэм и не осознавал, что он не может вздохнуть, а вот потом пришла легкая паника, пытаясь утащить в свои липкие сети. Он резко выдохнул, пытаясь убрать все мешающее и активно закашлялся, неосознанно при этом дернув ногой под столом, которая радостно быстрой вспышкой боли отозвалась на это движение. - Да сука - прохрипел Сэм, возвращая себе потихонечку нормальное дыхание. Хьюстон махнул рукой Саймону, показывая, что все хорошо и влил в себя половину чашки кофе, стараясь убрать неприятные ощущения в горле. - Я все отправил, но в задницу, в следующий раз никакого совмещения работы и еды. Припомни мне это потом в лаборатории, когда меня потянет закинуть в себя лапшу перед компьютером. - И Сэм нажал заветную кнопку на телефоне, после чего заблокировал его и убрать в карман от греха подальше.
[indent] Хьюстон с опаской смотрел на оставшийся кусок, разделил его на несколько маленьких и наконец, прикончил свой перекус. - Поиск группы захвата явно будет по твоей части, хотя ребята быстро найдутся чтобы наконец пресечь весь этот пиз...в общем все это. Бессонная ночь? И ты этому радуешься? - Сэм с сомнением посмотрел на Саймона и содрогнулся от одной мысли отсутствия своей любимой подушки под головой. - Будем надеяться, что это все не зря.
[indent] - Знаю, знаю - криминалист тяжело вздохнул, ведь Галлахер как всегда был прав. Количество преступлений сделанных детьми всегда его поражало, заставляло ужаснуться реалиям жизни, но такова была их работа и максимум, что он мог сделать, это прекратить пропускать все через себя. - Это все и пугает. Но мы разберемся, и никто больше не пострадает. - Сэм сделал последний глоток живительного кофе, потер уже уставшие глаза и кивнул детективу на дверь. - Поехали, работы еще вагон, к сожалению.
[indent] Сэмюэл вытащил длинные ноги из-под стола, задев случайно голень Саймона, чертыхнулся и сказал миллион раз "прости", а потом схватил со стула куртку. - Что до ставок, я слышал буквально вчера как один из лаборантов говорил, что мало кто верит в раскрытие дела. Но знаешь, что я думаю? - Он быстро засунул руки в рукава, застегнул дутую куртку и повернулся к детективу с открытой улыбкой во весь рот. - Я ставлю на тебя. Если кто и сможет утереть всем нос, так это ты.
[indent] Дорога в полицейский участок разительно отличалась от поездки в кафешку под дикие песни и ор во весь голос. В машине стояла уютная тишина, когда не обязательно было забивать бесполезными словами неприятные паузы и думать, а чтобы такого сказать, просто чтобы сказать. Каждый из них был в своих мыслях, Сэм вон думал о том, что дома на телевизоре открыт недосмотренный новый сериал от Нетфликса и еще неизвестно чем закончится финальная серия. Пора прекращать засиживаться допоздна, а то еще станет невнимательным, что совершенно недопустимо в его работе. Именно поэтому возможный вариант провести ночь в участке не то чтобы обрадовал его.
[indent] На входе Хьюстон вручает Саймону в очередной раз забытые в машине перчатки, обещая приделать их на резиночку как для маленьких детишек, хотя кому он будет врать, Сэм будет их возвращать каждый раз ради благодарной улыбки мужчины. Он легонько приобнял детектива, задерживая руку на его спине на еще одну лишнюю секунду, просто потому что вот так хочется, и обещает быть на связи в случае новых данных.
[indent] Лаборатория встречает его жужжанием приборов, тихими переговорами коллег и мелкими перебежками лаборантов, его стандартный рабочий муравейник. Сэм плюхается за свой стол и моментально ссутуливается как та самая собака, устремляя взгляд на множество открытых программ для обработки данных, список найденных улик на новом месте преступления и выстраивает в голове план задач, куда он должен впихнуть невпихуемое. А дальше шла скучная и монотонная, благо нужная, работа, которая периодически прерывалась на энную чашку кофе, разговор с кем-нибудь и обязательной шуткой над их коллегой, который после очередной посиделки в пабе не мог попасть пипеткой в эппендорф с первой попытки.
[indent] - Он серьезно настолько дебил как нам показалось? - неверяще пробубнил Сэм себе под нос, смотря на дурацкую фотографию уже знакомого им студента, которую видала ему база данных при проверке отпечатка пальцев с ножа, найденного у самого тела. - Дебил - подтвердил сам себе криминалист, отправляя очередное письмо Саймону с припиской Это или шутка или нам реально сегодня везет. К сожалению, ДНК, обнаруженное все на том же складе не дали ничего, в их базе не было пособника парнишки и потраченные часы на идентификацию, секвенирование и все подобное ощущались как бесполезно потраченные. Но это все точно не принадлежало жертве, поэтому они уже точно знали, что действовал Стивен не в одиночку.
[indent] Хьюстон отклонился на спинку офисного кресла, кряхтя как старый дед, потянулся, чтобы размять затекшие мышцы спины от многочасового сидения за компьютером и сполз немного ниже. На данный момент все, что он мог, он сделал. За такой короткий срок они не могут изучить вот прям все улики, поэтому где-то еще ставились опыты, но их расшифровкой он сможет заняться только позже. А пока, Сэм разблокировал взятый в руки телефон, пролистал ленту инстаграмма, сморщившись от фотографии очередной женившейся подруги детства, что значило, жди от мамы новых намеков, что и она хочет погулять на свадьбе единственного сына, и даже почистил сообщения от спама, в ожидании весточки от Саймона.
[indent] - Молчи, овощи все еще спят. - Проворчал Сэм, отмахиваясь от нежных прикосновений, которые прогоняли такой яркий и шикарный сон. - Ну мам, еще пять минуточек. - Молодой человек попытался натянуть на голову одеяло, когда подумал, что уже наступило утро и пора бы ехать на учебу. Но было явно не утро, он не был ребенком и был далеко не дома. Когда одеяло не нашлось, Сэм приоткрыл нехотя левый глаз и увидел, наверно, одного из немногих людей, которым может простить все, даже его подъем. - Саймон?

Отредактировано Samuel Houston (13 Янв 2021 03:12:23)

+1

10

Саймон был на взводе. У него внутри все свербело от нетерпения, крамольного желания сломать все и отправиться самому. Если ужтак поломали тонкую игру, то дайте ему побыть грубым, но было нельзя. Их убийца и так был на прицеле его сети весь день: за ним наблюдали, запоминали всех, с кем тот контактировал, записывали распорядок дня, крутящихся вокруг, просто соседей, проверяли и перепроверяли информацию. Докладывали все ему, передавали чуть ли не время похода в уборную, зная, что Саймон все равно допечет вопросами, пытаясь смотреть их глазами, даже если его там нет.
К концу дня у Саймона было больше информации на этого Стива, чем тот вообще о себе знал. О многих мелочах многие по жизни не задумываются: как едят, что едят, за какой столик садятся, как выбирают книги и как начинают читать, как откладывают телефон и куда смотрит экран, что предпочитают читать в метро, за какие объявления цепляется глаз на улице, нервные привычки и эмоциональные реакции на разные окружающие события, как меняется лицо во время разговора или при чтении сообщений. Им нужно было то, что пришло в 18:34. Одно единственное, об этом говорила легкая задержка дыхания, сбившаяся речь, не так быстро убранный телефон и, что самое главное, тот факт, что его удалили. Мальчишка врятли был столь сообразительным, значит  - был приказ. За ним наблюдали, его точно контролировали. Но Саймон тоже не маленький мальчик: уже оформил дополнительный приказ, уже послал его оператору Стивена, доставая данные переписки. Возможно, он не знал текст, но знал номер и тот уже проверяли. И к тому моменту, как убийца был выведен из собственного дома через задние двери, чтобы не так бросаться в глаза, Саймон уже знал владельца контакта и его тоже пробивали. Наверняка сим-карта подставная, не будут так светиться, но даже это может многое дать. Особенно если пробить контакты той симки. Вообще всех, с кем общался начальник их убийцы.
Сеть постепенно расширялась, а Саймон только и успевал, что отдавать новые приказы, подписывать новые тонны бумаг и доставать ими начальство. Донатос его, наверное, уже ненавидел сверх привычной меры и жалел, что взялся за эту должность или, как минимум, что появился сегодня на работе. Хотя и дома бы его Саймон достал: он не был бы так безупречно эффективен, если бы обращал внимание на недовольство начальства, которое дергали с документами уже который десяток раз, и не умел находить это начальство в любом углу департамента и вообще офиса Скотланд Ярда. Если ему надо - Саймон становился невыносим и вездесущ. А уж если его начальство в процессе еще и становится невероятно очаровательно злым - то просто сам Господь Бог велел доебаться. Но стоит получить подпись, как весь интерес к фигуре Донатоса теряется, только работа, только фотография очередной подписи с приказом и отмашка людей на выполнение задания. Кажется, в тот день ни один другой детектив так и не смог найти свободного от поручений Саймона констебля.
Был уже темный, влажный поздний вечер, когда Стивена посадили в пустующую камеру. Рядом с ним не было никого, кроме безразличного ко всему дежурного. О, Саймон знал такой тип констеблей: ленивые, не поднимающиеся высоко по иерархии, немного глупые, трусоватые. И таки боялись провиниться, лишиться работы, премии. Потому исправно делали вид, что неукоснительно следуют уставу при исполнении полномочий. Самое главное - делали вид. А на дежурстве, ммм, сидели в наушниках и смотрели нетфликс. И это было только на руку им всем - парень мог хоть изораться, но на него не обратят внимание. Пусть потушится в одиночестве. Ведь Саймон уже почти успокоился.
Не горел желанием вот прямо сейчас общаться. И не горел желанием бить лицом о стол. И вообще уже смирился с тем, что их подозреваемый тот еще идиот. И даже готов был смириться с тем фактом, что этот малолетний идиот - подражатель. Если бы не то сообщение.
Телефон был изъят как улика и сейчас раскачивался в прозрачном пакете пакете в руках у Саймона. Он шагал по длинный коридорам их отделения, пытаясь выбраться из него и перебраться в лаборатории. Хотелось обрадовать Хью новостями, предложить найти кофе и вообще, отдохнуть в приятной компании за копанием в телефоне. Его бы, конечно, отдать техническим специалистам, но Саймон пока не готов расстаться с игрушкой. Вот отнесет в отдел, покажет напарнику - а там и можно передать на анализ. Может и удастся восстановить то сообщение, спасибо вообще, что оно не в каком-нибудь мессенджере было прислано. В целом, еще один прокол этих сатанистов. Самым первым было вообще связываться со Стивеном Хэмптоном. И сейчас, по окончании насыщенного дня, Саймон мог уже сказать, что даже благодарен им за это.
Во сне Хью умилителен. Сопит, рот приоткрыт, руки расслабленно лежат на коленях или свисают по бокам. Голова откинута назад, спасибо высокому креслу за поддержку, а то шеи бы Хью давно лишился, а так - просто тянуть будет. Вся эта картина, не смотря на обстановку, навеивала умиротворение, только привычной струйки слюны не хватало.
Саймон сел на стол прямо перед Хью, вытащил собственный телефон и сделал быстрый снимок. Обработал его, добавил пару фильтров, тэг, время и закинул в сторис инстаграмма. Подобных фоток у него было предостаточно, а подписчиков радовали их близкие отношения. Правда, их ПР и прочих менеджеров по связям с общественностью - не особо. Не то что бы это останавливало Саймона от разрушения репутации суровых и неприступных стражей закона.
Вдоволь похихикав над посыпавшимися комментариями, отложил всю технику, включая аккуратно вытащенный из слабых пальцев телефон самого Хью, уже мигающий уведомлениями, наверняка одно из них и со страницы самого Саймона, принялся будить. Аккуратно, неторопливо. Погладил по лицу, почесал щетинистый подбородок, щелкунул по носу. Провел по плечам, зарылся пальцами в кудрявую челку, убирая с лица. Во сне все мы беззащитные, а этого хотелось еще и как можно лучше спрятать за пазухой. Ну что же Саймону со всем этим делать, а?
Хью просыпался не менее мило. Пришлось убрать руки от зашевелившегося тела, сложить их на коленях и просто ждать, пока Хью приедт в себя окончательно, откроет глаза и поймет, кто тут.
- А кого ты еще ожидал увидеть? - улыбнулся Саймон. - Подъем, наш идиот уже здесь. И у меня есть для тебя подарок, - Саймон приподнял пакет с уликой-смартфоном, - его телефон, еще не осмотренный.
Отложив "подарок", Саймон снова улыбнулся. Хью соображал быстро, но со сна как-то заторможено. Впрочем, как и многие люди. Ему явно не хотелось сидеть тут пол ночи. Он - не Саймон, который теперь не сможет нормально спать, пока не получит главного зачинщика. Ну или не получит отрепетированный план по поимке. Или не наестся снотворного и не уснет на ближайшем диване, неудобно поджимая слишком длинные ноги. А пока он был полон шипучей энергии.
- Хочешь, закажем еду и покопаемся в нем? Потом надо будет отдать на анализ, но ждет. Ночная смена еще не разобралась с его домом и списком контактов от оператора.
Саймон беспечно качнул ногой и подобрал свой телефон, уже зная положительный ответ напарника. Осталось решить, что они будут есть.
- Пицца или китайская еда?
Романтика по-полицески по всей своей красе, да, сериалы в этом не обманывают.

+1

11

[indent] Сэм сонно приоткрыл один глаз, щурясь от неприятного света рядом стоящей лампы. Верхний свет был заботливо потушен его коллегами, которые уже явно давным-давно свалили домой к семьям или в пустые квартиры. Какой нормальный сотрудник лаборатории будет сидеть в ночь за приборами и реактивами, когда можно пойти к теплой кроватке и вырубиться. Сэм покрутил головой в поисках электронных часов, которые всегда стояли на рабочем столе, молчаливо напоминая о сроках, делах и об очередном его опоздании куда-нибудь, и простонал, увидев почти полночь на циферблате. - Не знаю, кого ожидал увидеть, но я рад видеть именно тебя. - Сэм открыто улыбнулся любимому детективу и потер глаза, прогоняя остатки дремоты куда подальше. Шею неприятно ломило от совершенно неподходящей позы для сна, как бы не любил свое рабочее кресло и он молился всем кому можно, чтобы это не приманило всегда маячущую где-то рядом мигрень.
[indent] Мыслить быстро было довольно сложно и в первые секунды Сэм просто пялился на лежащий в пакете телефон, пытаясь понять, что вообще от него хотят. В голове была огромная пустыня и легкий ветерок, который гоняет туда сюда перекати-поле. Отличная просто картина. А потом до него дошло. - Ничего себе подгончик! - Сэм потянулся за своим подарком через сидящего на столе мужчину и схватил телефон правой рукой. Спина не шибко была рада резкой смене положения и Хьюстон закряхтел как старый дед, решив остаться в вытянутом состоянии, так немного легче. Ноги Саймона были уж больно удобны, да и тактильность Сэма всегда заставляла лишний раз коснуться и почувствовать тепло чужого тела или не только она, черт его знает. - Программисты нас убьют, конечно, но залезть в него надо будет обязательно, а то ждать до утра этих черепах. Ты ж первый не дождешься. - Хьюстон не сдержал смех, просто ощущая нетерпение и желание Саймона бежать работать, ловить преступников и вообще все что угодно лишь бы не сидеть на месте.
[indent] Сэм положил пакет с многообещающей уликой обратно на стол и вернулся в прежнее положение, откинувшись на спинку стула, хлопнув Саймона по бедру напоследок. - Если в следующий раз я вырублюсь, прям тут при тебе, то можешь хоть пинками, но отправь меня на диван и моя спина будет тебя боготворить. - Затекшие части тела материли нерадивого хозяина всеми известными матерными словами и Сэм попытался размять ноющие мышцы.
[indent] - Мммм...еда - голодный желудок отозвался на одну только мысль о теплой еде и может чем-то вкусненьком протяжным воем умирающего кита. - Отличный план, мне нравится и думаю определенно будет пицца. Только вот одно - Сэм не обнаружил в руках своего мобильного. Неужели выронил, пока какие-то овощи в его голове вели умную беседу? Он нагнулся к полу, прошерстил взглядом все вокруг стула, под столом и даже проверил под подошвами кроссовок, ну мало ли. Пропажа так и не нашлась, а в наше время потеря телефона равняется отсеченной руке, как же не проверить инсту или сообщения. Поднявшись, Хьюстон оглядел уже сам стол и, расслабленно выдохнув, уцепился взглядом за свой мобильник. Значит Саймон, заботушка наша, позаботился, чтобы очередной экран не пришлось нести в ремонт из-за сетки трещин. Сэм кинул благодарную улыбку, взял телефон в руки и открыл любимое приложение доставки еды. - Если будешь заказывать ты, то не видать мне любимой пиццы с ананасами. Знаю, знаю, извращенские вкусы и все дела. - Он заливисто засмеялся, вспоминая прошлые баталии о вкусовых предпочтениях и повторения лучше не допускать, хотя забавно же. Сэм подкатил стул ближе к мужчине, оперся руками на его ногу, поворачивая экран так, чтобы было видно обоим. - Чувствую, сидеть нам тут долго, так что закатываем пир живота и обязательно с участием в этом шоколада и кофеина. А то во мне только тот пирог и сэндвич из автомата.
[indent] Когда кнопка оформить заказ была нажата и выбранный ресторан начал готовить их поздний ужин. Сэм заметил уведомление инсты о новой истории детектива, на котором он так уютно устроился. Решив, что пару минуточек улика, которую они планировали исследовать, подождет, он залез в приложение и увидел фотографию себя, безмятежно спящего на рабочем месте. – Эй! – Сэм повернулся к Саймону с наигранным возмущением, свободной рукой ущипнув того за бок, и кивнул в сторону телефона. – Ну, хоть слюни тут не пускаю, уже хорошо. – и заблокировал экран, откидывая технику куда-то к монитору.
[indent] Руки уже чесались от нетерпения залезть в вещдок, который оказался у них волшебными стараниями Саймона. – Малец сидит в одиночестве и думает о содеянном? Пусть понервничает, может, что и выдаст полезного, поняв, что это не игра и не шутки. – Сэм, не доставая из пакета телефон, включил его, целофан позволял пользоваться техникой, а нарушать и дальше всевозможные протоколы ой как не хотелось. – Господи, у него даже пароля нет. Нам лучше, а у него мозгов совсем не имеется явно. – Хью удивленно покачал головой, вернулся в нормальное положение на кресло с находкой в руках. Ему безумно не хотелось разрывать контакта с Саймоном, тот дарил чувство уюта и защищенности одним своим присутствием и хотелось погреться как можно дольше. Но самого лучшего понемножечку. – Куда залезем сначала? Фотки? Сообщения или соцсети? Вряд ли он успел откуда-нибудь выйти, уверен, что сработали быстро и парень даже не понял, что произойдет. А палец меж тем, потянулся к иконке фото, выдавая на экран галерею снимков, сохраненных картинок и скриншотов, накопленных за последнее время. Котики, фотки учебных материалов, скрины названий песен из шазама, которые так и останутся только тут, в общем, обычная неинтересная жизнь юного студента. Может Саймон с высоты своего опыта и внутренней чуйки что заметит, Сэм не перестает удивляться талантам детектива, которые в нем намешаны.

+1

12

Действительно - крайне мило и совершенно по-детски. Даже умилительно. С кулачками углаз и таким же энтузиазмом, будто с работы вернулся отец последи дневного сна и принес внеплановую, но очень желаемую игрушку. Вот только чувствовать себя родителем Саймон не чувствовал. И не хотел. Хью не был его ребенком, он был его напарником. Да, младшим, да, его надо было защищать и оберегать, приоткрывая завесу мира постепенно. Но все еще равным. Пусть и таким наивным во многих вещах.
Потому он только легко похлопал Хью по костям спины, довольный полученным теплом. Физическим, эмоциональным, ментальным. В конце концов - это и была его цель, обрадовать его Хьюстона. Дать самому себе порадоваться и почувствовать позитивные эмоции, перед тем как он отправит криминалиста спать домой в кровать, а сам не скинет маску цивилизованности, устраивая допрос, в котором может и не было физических пыток, но ментальных уловок - достаточно, чтобы отправить потом парня на психотерапию.
Так что эти мгновенья удовольствия были только более ценным.
- Любопытство вернет нас назад, не волнуйся. - в голосе его была приятная теплая улыбка, как и на лице и в глазах. Он с сожалением убрал руку со спины Хью и позволил ему разогнуться. Проявления привязанности были приятны обоим. Но, видимо, не сейчас, когда напарник стонал и жаловался, грозился и умолял о пинках. Саймон мог только улыбаться и качать головой.
- Это будет мое если не сотой, то близко к такому обещание. И не давать есть перед экраном, и не давать спать в кресле, и не давать улики до еды, и сам вспомни что еще, - Саймон качнул головой и поправил выпавший локон челки, качнув еще и ногой. Внимательно посмотрел на жертву своей же небрежности. - Конечно, я всегда буду на страже твоего здоровья, но, Хью, я не всегда буду тут, как бы мне ни хотелось.
Впрочем, этот вопрос закрылся так же быстро, как и всплыл. Не первый раз Саймон дает эти обещания, не первый раз упрекает мальчишку в небрежности, не последний раз тот будет о таком умолять. Так что, можно сказать, ничего и не меняется. Типичная рутина их отношений.
Как и поиски пропавших вещей. Саймон лишь с легким развлечение наблюдал за метаниями Хью, переживаниями и сменой эмоций на лице. Вот уж лучше пусть он паникует от потери телефона, который прямо на видном месте лежит и мигает всеми своими светодиодами, чем будет опять кривиться в отвращении и неверии, как утром. Пусть так, а не все эти ужасы расследований.
- Ну, конечно, кто бы сомневался. Закажи мне овощную, с двойной порцией сыра, - Саймона фыркнул и не-закатил-глаза, убирая собственный телефон и заглядывая в чужой экран, наблюдая за быстро мелькающими мальцами и привычными движениями, вихрами на русой макушке, пытающимися завиваться в кольца. О разнице вкусовых пристрастий они давно не спорили. Просто Саймон искренне не понимал пиццу с ананасами и да, принципиально ее не заказывал, в этом Хью был прав. Так что не стоило ожидать иного. Его большой ребенок проснулся, получил подарок и хотел есть, ничего удивительного в этом нет. Типичный подросток тел тринадцати, ростом только повыше. Саймон не выдержал и накрутил особо волнующийся вихрь на палец, оттягивая и получая временную пружинку. Хах, это было забавно.
Как и щелкнуть его по лбу. А потом приподнять выразительно бровь. Из серии - как смел ты сомневаться, что Саймон тогда бы не щёлкнул? Скорее даже еще больше анимированных стикеров добавил. С лужами и прочим. Или может поприкалывался бы на тему платочка и подтирания. Кто знает, куда бы увела его жажда действий. Так что и правда - хорошо, что минуло. Просто Хью еще и легонько в лоб получил за сомнения в способностях Саймона компрометировать всех вокруг.
- Да, предается размышлениям в компании Герта, ты его знаешь - с ним словно со стеной общаешься. Пусть поварится в собственном соку, глядишь, достаточно разваренным станет и легко будет разделывать. - Саймон со скукой взглянул на телефон в руках Хью. - Если уж начал упрощать нам жизнь, то пусть и дальше продолжает.
Хорошо, такого он не ожидал и потому не выдержав, рассмеялся. Серьезно, без пароля? Без отпечатка и всего прочего? Да с ума сойти можно. Посмеиваясь, Саймон подтянул Хью вместе с креслом поближе к себе, поворачивая их боком, чтобы опереться одной ногой на сиденье, а второй на опоры. Наклониться вперед, заглядывая черед плече Хью в телефон и почти ложась на спинку кресла и самого напарника.
- Без разницы, все посмотреть успеем. Ночь длинная. - Саймон говорил негромко, все равно единственный слушатель рядом, да и перебить их никто не успеет.
Он внимательно всматривался в мелькающие перед глазами картинки. В фотографиях действительно не было ничего интересного. Все типично, все то же. Отодвинул руку Хью, принялся сам переходить по папкам. Сохраненные, скачанные, вотс-апп, вайбер, снэпчат, ничего интересного. Скриншоты - все пусто. Действительно пусто. Вот это интересно. Не бывает человека без скриншотов. Тогда - корзина. Пустая. Восстановление ничего не дает, когда это легко техники решат, если получится. Саймон прищелкнул языком.
- Шпион недоделанный, слишком заметно, но при этом стер все.
Но не мог же он вообще нигде не хранить информацию? В их век технологий - точно где-то да записана. При том именно в телефоне.
Он вздохнул и открыл заметки. Опустил руку на предплечье Хью, возвращая ему контроль над процессом, а сам задумался. Если не фото? Тогда еще слишком много вариантов. Врятли внутри переписки что-то найдется. Только какой-нибудь хитрый код для общения с сообщниками, он там явно был не один. Саймон сейчас не хотел этим заниматься. Все равно должна была быть информация.
- Ну он же все равно идиот. Поищи запароленые папки в диспетчере или вообще личный кабинет отдельный.
В такие моменты Саймон становился не добрым и внимательным, а крайне сосредоточенным на деле, умозаключениях и вообще - мало обращал внимание на соседей. Его несомненно грело тепло плеча Хью, но это все было фоновое. Он думал, морщился и пытался понять.
- И зайди в твитер, тумблер, пинтрест, проверь историю поиска.
И, вуаля, в пинте подборка крайне тематических эстетик прямо на виду. Таких вот, прямо как их фотографии с места преступления. Только врятли там были настоящие трупы, скорее нарезка, фотошоп и многое, многое другое. Все равно - тошнотно. И личная доска у их художника была прям картина с места смерти. Деталями, кусками, подборками. А все вместе, если знать куда смотреть, явно прослеживалось сходство.
- Картины он создавал, а. Гляди ка, последователь древнейшего искусства, преломленного на современный лад. - голос Самйона сочился отвращением. Он любил искусство, знал о нем побольше этого малолетнего сосунка, а потому все происходящее воспринимал крайне негативно. Он аж приподнялся, только еще больше наваливаясь на кресло и хорошо, что оно из-под него еще не уехало. - Философ современный. Заделался он в художники-скульпторы, детокаторы и новаторы. Видали мы таких. Но что ж ты, идиот такой, стер?
Факт отсутствия ответа на это вопрос заботил гораздо больше, чем очевидные доказательства вины. Да уж очевиднее ID просто некуда, дальше только сам себя закапывает. Саймон поджал губы, между бровями пролегла складка. Кажется, его увлеченность совершенно разбила все приятное настроение.

+1

13

[indent] Вот с чем-чем, а телефонами Сэм не так уж и дружил. Ладно его истории про очередное разбитое стекло, очередной расколотый почти пополам чехол и другие неудачи на этом поприще, но и с самой "начинкой" порой тоже случались проблемы. Когда кто-то спрашивал Хью, ой а как ты поменял эти настройки и не хочешь ли добавить такой-то виджет, у него был один вопрос. Маленький такой, что за нахрен такой виджет? Но принесенный телефон все равно был подарком небес, а точнее лучшего детектива всея Лондона и грех было не покопаться в нем раньше всех остальных.
[indent] Саймон устроился прямо за спиной, уютно примостив голову на плечо Сэму и черт, если сейчас начнется какое-то чп, ему будет вообще побоку, с места он не сдвинется и не отпустит от себя детектива никуда. Не важно как это смотрится и вся подобная чушь, пока дают, надо брать и наслаждаться каждой мимимисекундой даже за просмотром очередной фотки бухих подростков на посвящении первокурсников. - Ну вот же, нормальный парень этот Стивен. - Хьюстон ткнул пальцем в целлофан, указывая пальцем на компанию смеющихся ребят. - Вон, друзья имеются и не смахивают на Ганибала и девушками не обделен, если судить по прошлым фоткам. Кстати, где там наша еда. - Сэмми с легким бурчанием кинул взгляд на время и продолжая бухтеть заметил, что прошло то минут 10. В доставке точно не Флэш работает, а жаль.
[indent] Детективу видно надоело следить за нерасторопными движениями Сэма и тот решил взять все в свои руки, в прямом смысле слова. Хьюстон радостно отдал предмет и, оперевшись рукой на ручку кресла, постарался держать глаза открытыми и вообще оставаться в теме ситуации. Их шаловливые пальчики полезли по разнообразным мессанджерам и соцсетям, где переписки были явно подчищены, хотя диалог с некой Анной ярко горел непрочитанным сообщением. Родителей сегодня не будет, наручники у меня. Тащи свою задницу ко мне вечером. - Не думаю, что это поможет следствию, но черт, прости, Анна, за испорченную ночку. Хотя у парня элемент ролевых игр точно будет сегодня, ментальное бдсм уж точно. - Сэм немного ехидно засмеялся со своей же шуточки и вытянул длинные ноги вперед, устраиваясь поудобнее. В отсутствии сна, нормальной еды или хоть какого-то ее наличия, его рот не закрывался и что в голове, то и на языке. Это Саймон, если уж не оценит шуточку, то точно ничего не скажет.
[indent] И вот телефон снова в руках криминалиста и тот не может не сдержать стон полного отвращения. Был бы помоложе, точно бы отшвырнул технику куда подальше, как там? С глаз долой из сердца вон. Но буквально вот недавно он лицезрел нечто похожее в реальности и даже не оставил на газончике свой прекрасный завтрак. Обычно люди сохраняют на пинтересте там собачек в смешных костюмчиках, любимых актеров или на крайняк что-то из раздела 18+ чтобы ночью не лазить в поисках вдохновения для самоутех. Но такое, это было просто отвратительно. - Больной ублюдок. - тихо прошептал Сэм, содрогаясь всем телом при очередной картинке с расчлененкой.
[indent]- Погоди ка. - Хью аккуратно отодвинулся от Саймона, чтобы тот не рухнул вперед головой, потеряв опору в виде его плеча, и схватил со стола пару новых одноразовых перчаток. - Есть идея и надеюсь оно того стоит, и нам не влетит. - Пока его никто не остановил, он привычным быстрым движением натянул нитриловые перчатки и, не медля, раскрыл зип-пакет с уликой. - Кто-то хорошо продолбался при обыске пацана и не заглянул под чехол телефона? Да даже у меня там валялся когда-то пин от карточки, так как не мог его запомнить черт знает сколько. - Сэм на секунду оглянулся на Саймона, пожал плечами как бы говоря "да я иногда дебилушка" и вернулся к изучению содержимого. Мягкий резиновый чехол легко соскользнул с телефона, открывая вид на ворох чеков, пару записочек и одну маленькую штучку, которая затесалась среди бумаг. - Бинго! - радостно взвизгнул  парень, потрясая в воздухе флэшкой, будто держит в руках выигрышный лотерейный билет.
[indent] Энергии мигом прибавилось, как и оптимизма в их победе над сектой, которая думала, что всех обхитрит. Сэмми подкатил стул ближе к рабочему компьютеру, не забывая, что Саймон все еще опирается ногами на разные части кресла. Флэшка в кратчайшие сроки была запихнута в картридер, всегда подключенный к компу и в ожидании загрузки файлов, Сэм нервно подергивал правым коленом и барабанил пальцами по мышке. Секундная вибрация рядом лежащего телефона отвлекла его на мгновение и, пробежав глазами по пришедшему сообщению, он с самой милой улыбкой повернулся к напарнику. - Там пицца приехала, заберешь? Обещаю без тебя не смотреть, что спрятано в находке. Честное скаутское! - И в доказательство поднял руку в известном жесте. Минуты ожидания длились как часы и вот уже аппетитный запах их уже почти завтрака разносился на всю лабораторию.
[indent] - Моя прелесть. - протянул Сэм на манер того самого из властелина колец и сразу же зарылся по нос в коробку с пиццей. Теплый и такой желанный кусочек оказался в его руках и, конечно же, криворукость не покинула Хьюстона, отметившись упавшим ломтиком ананаса на джинсах. - Ты ничего не видел. - Упавший ананасик незаметно был брошен в мусорное ведро, а Сэм радостно вгрызся в еду зубами, головой кивая Саймону на его покинутое место.
[indent] Одновременно активно работая челюстями, Сэм копался в появившихся файлах на экране монитора. Пару раз щелкнув мышкой, перед ними открылись скрины переписки снепчата, которые явно принадлежали их студенту из диалога "для своих". Ребята, записанные только под никами, активно обсуждали произошедшие преступления, делились восхищением и восторгом от жестокости и, черт, мечтали о повторении подобного! - А вот и наши юные сектанты, знакомься. - Уже как-то безрадостно сообщил Сэмми детективу. На экране промелькнуло несколько очень знакомых ников, которые вызывали у него чуть ли не Вьетнамские флэшбеки и рука сама потянулась к телефону подростка, открывая записную книжку. - Мне кажется именно это нам и нужно было. Теперь тебе точно есть с чем идти и во что тыкать Стивена. - Сэм ткнул пальцем в перчатке на несколько имен и обессилено откинулся на спинку кресла.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » разводы на щеках