Гауптштурмфюрер не держал намерения довести сестру до нервного истощения переизбытком травмирующих эмоций, хотя – совершенно неоспоримо – сильно на неё был разозлен. Быстро теряющее живой оттенок лицо его самого смутило, после шокировало и под конец вовсе испугало, и он – успев со всей очевидной нежностью заботы подхватить под спину и плечи оседающее в беспамятстве тело – оказался сам практически на полу в упоре на одно колено и совершенно нелепой позе, не давая Эльзе ни окончательно сползти на пол, но не понимая и что с ней дальше стоит делать.[читать дальше]
от Викки Отче:
Hurts - Redemption
#reallife #эпизоды #NC-21 #Лондон

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » разводы на щеках


разводы на щеках

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


РАЗВОДЫ НА ЩЕКАХ
цвета (не)нашей крови
https://i.imgur.com/ltCQOui.png  ●  https://i.imgur.com/Oge6HfT.png  ●  https://i.imgur.com/o3vzDr7.png  ●  https://i.imgur.com/zmTA4Ui.png  ●  https://i.imgur.com/bJLCK1n.png

детектив Галлахер, криминалист Хьюстон
2017 год

С этим делом стоит усомниться не только в собственно профессиональной пригодности, но и умственном благополучии.

Отредактировано Simon Q. Gallagher (1 Дек 2020 21:49:25)

+2

2

Смрад пробивался даже сквозь фильтры респиратора, или у Саймона слишком богатое воображение. Не без этого, но запах человеческих потрохов никогда не забывается. А уж когда натыкаешься на эту картину в четвертый, подумать только, четвертый! раз, становится и вовсе дурно. Хорошо не четырнадцатый или, не дай всевышний, сороковой. Вот тут бы и стоило задуматься о собственной профессиональной пригодности, ее отсутствии и заявлении на стол начальства п.с.ж. Кто то в департаменте даже порадовался бы. И Саймон даже представлял какое лицо этот кто-то сделал бы. И их возможны диалог. Вплоть до интонаций. Но - нет. Точно нет. Во-первых, все еще четвертое. Во-вторых, не доставит он такого удовольствия. В-третьих, не потеряет такое удивительное зрелище, как его очаровательный криминалист.
Сейчас что-то усиленно разглядывающий. В этих ужасных костюмах защитных они все выглядели примерно одинаково. Выбивался только сам Саймон, потому что от того костюма в нем только шапочка для волос, бахилы, перчатки да респиратор. И не потому что он не боялся наследить, а потому что стоял на одном месте, крутил головой и старался лишний раз не вдыхать.
И Хьюстон. Но потому что выше Хьюстона были только потолки. И костюм у него был специально заказанный под его длинные конечности. Криминалисты бывают разные, а этот просто великолепен в своей работе, пусть и еще не опытен. И сейчас эта гора белого материала возвышалась где-то в стороне, разглядывая что-то недоступное глазу Саймона. Он, Саймон, хорош в своей работе, но она заключается в построении логических цепочек. Тут их строить даже не надо было, все на лицо. А вот всякие мелочи ищет команда, потому что она этому обучена. Та самая не различимая между собой команда, глава которой уже полз куда-то на карачках. И оставалось надеяться, что действительно есть что искать, а не впустую потраченное время, как все три предыдущих раза.
Но Саймон терпеливо стоит в наиболее чистом месте - центре пентаграммы, выведенной толи кровью, как это было и раньше, толи уже краской, а скорее всего так, больно след был похож на линии из самого обычного баллончика, то же самое можно найти в любой подворотне Лондона. Вообще вот это действительно странно. И первый и второй раз крови вокруг было разлито столько, что глаза реально слезились. Было желание выйти из помещения и больше никогда туда не заходить, тем более что трупы, а точнее человеческие ошметки, находили в подвалах по запаху, то есть полиция прибывала уже с большим опозданием, а мухи как обычно - первыми. И било их много, ни смотря на начинающуюся зиму. И это много доставляло еще меньше удовольствия: ты сначала сгоняешь стаю обожравшихся, ленивых и сонных муж с трупа, а потом пытаешься понять что это, кто это и какая часть его тела перед тобой. И снимать с люстры приходится слизь, а не кишки, а по углам параграммы уже зеленые конечности. Отдельные от тела. Это было первые два раза, после которых стало понятно, что это не разовая акция, а целое активное мероприятие. И проводит его кто-то крайне умелый.
Это стало понятно после третьего трупа. Ту девушку нашли быстро, кажется, не особо то и прятали. Да и родные почти мгновенно забили тревогу, слухи по Лондону разносятся молниеносно, напряглись тоже многие, перебдели. В целом, ее опознали тоже быстро - по лицу, аккуратно срезанному и положенному ровно в центр пентаграммы в художественном обрамлении собственных внутренних органов. Саймон тогда сильно позеленел, а Хьюстон и вовсе был сизым. Но - справился. Молодец мальчик. Но следов все еще не было. Никаких. Будто она сама себя разделала, аккуратно сложила и осталась так лежать. На опознание не приглашали, передут тело в закрытом гробу. Саймон был скотиной, но не на столько, чтобы давать родителям взглянуть на разрозненные остатки невинной девушки. Впрочем, первых двух тоже так же будут хоронить, не иначе.
Эту вот можно еще частично показать.
Выше плеч тело не пострадало, только больно сизое и обескровленное, но так со многими трупами. Бальзамировщик справится. А вот все что ниже ключиц просто было срезано. На импровизированном постаменте стоял как будто манекен для парикмахера, волосы даже позволяли такое - длинные, густые. Действительно красиво заплетенные. Измазанные в крови, точно крови. И Саймон стоял и смотрел на нее. И Хьюстона, увлеченно собирающего что-то в пакетики. А вот это неожиданно.
- Что нашел, Хьюстон? У кого-то кроме нас, наконец-то, будут проблемы? - позвал, наклоняясь вперед, чтобы максимально уловить всегда крайне эмоциональную реакцию коллеги. И искренне надеялся на положительный ответ. Эти культисты уже совершенно без личного присутствия давили на мозг. И Саймону и начальству, а то передавало давление опять Саймону. Так себе замкнутый круг.
Саймон поморщился, когда прямо посреди его речи слева какая-то из частей тела девушки со смачным, жирным и влажным чавканье упала на грязный пол. Внутри что-то мерзостно дернулось и подступило к горлу, но было безжалостно подавленно. Достаточно одного взгляда, ласкового-ласкового, чтобы косорукий и кривоглазый криминалист втянул голову в плечи и вернулся к работе по упаковыванию останков в коробы.

+2

3

[indent] Человеческая жестокость всегда поражала Сэма. Его мама просто поразительная женщина, которая никогда не несла работу домой, оставляя все ужасы в кабинете или в сейфе, когда убирала туда свое оружие. Мальчишка часто вечерами донимал ее на предмет интересных случаев, чтобы потом иметь в запасе истории для ночевок с друзьями и рассказывать их под свет фонаря. Но его часто одергивал отец, который видел как Амелия устала или просто был в курсе кровавых подробностей последнего вызова, а она лишь ласково улыбалась сыну и повторяла, что ее работа защищать его и от этого. Ох, знал бы он тогда, какие картины он будет лицезреть на выездах, может бы и задумался куда все же поступать.
[indent] Понедельник день тяжелый, а случае Хьюстона еще и максимально отвратительный. Он теребил в руках свеженький костюм, ожидая пока место преступления оцепят и отгонят подальше всех лишних людей. Сэм сдерживался изо всех сил, чтобы не прикрикнуть на какого нибудь прохожего, посылая его как можно дальше от склада, ведь одно неловкое движение и потенциальная улика могла быть потеряна. Но он не мог пройти против протоколов,поэтому просто ждал и готов был ворваться в помещение в любую минуту. Когда ему и его коллегам махнули рукой, давая разрешение, Сэмюэл быстро натянул на себя защитный комбинезон, бахилы на ботинки с толстой подошвой, две пары резиновых перчаток и респиратор. Лица людей, выходящих со склада, вообще не внушали надежды, что внутри его будут ждать какие нибудь пони с единорогами, а не тотальный звездец.
[indent] Сэм прижимал к груди свой любимый фотоаппарат и ящик с инструментами, где-то сзади должны были стоять его коллеги с остальным оборудованием и коробками для будущих улик. В первые секунды он не мог сделать и шага, пока взгляд блуждал по помещению, проводя первичный осмотр. И никаких тебе пони. Проворчал Сэм себе под нос и поставил ящик на пол, где точно было чисто и он бы не повредил расследованию. Переборов подступающую к горлу тошноту, он произвел серию снимков, охватывающих общий план всего творящегося кошмара, на каждой новой фотографии захватывая кусочек предыдущей. Каждый шаг основательно продумывался, благо в этот раз не было ощущения, что он стоит в сантиметровом слое крови, но отвратительный запах все равно пробирался под маску и каждый вдох заставлял все внутри бунтовать. Молодой человек оглянулся на Саймона, который молчаливой тенью стоял, прости Господи, в пентаграмме и наблюдал за рабочими криминалистическими пчелками. Неужели у него всегда так? У Сэма не было многих лет опыта за плечами, но вот у старшего товарища были и он мог только представить с чем тому приходилось сталкиваться. Но сейчас при всей ужасной картине перед глазами, Сэмюэл чувствовал себя на своем месте, ведь ему есть на кого положиться и теперь главное не подвести.
[indent] Когда самые простые шаги были выполнены, группа преступила к поиску малозаметных, но таких нужных улик, которые наконец могли пролить свет на больных ублюдков, совершивших уже четвертое кровопролитие. Сэм выбрал себе часть склада, которая была недалеко от тела, ну точнее оставшейся головы на ритуальном постаменте, но это мелочи. Он прорабатывал каждый сантиметр пола, валявшейся мебели, предметов и стен. Когда он сфотографировал валявшийся закругленный нож, покрытый уже свернувшейся кровью, Хьюстон убрал возможное орудие убийства в зип-пакет и передал это коллеге. Он мельком взглянул на уже третью упакованную коробку с уликами и со вздохом вернулся к изучению пола, сначала он закончит тут, а уже потом будет ныть о количестве работы в лаборатории. И тут его взгляд зацепился за небольшой предмет, лежащий в самой настоящей луже крови. Ну конечно, по другому же и не бывает. - Сэм покрутил головой вокруг себя, но не нашел ничего чем можно было бы прикрыть пол и, простонав, встал на колени, внутренне содрогаясь от хлюпающих звуков. Он знал, что костюм был водонепроницаемым и, при соблюдении всех мер, ни одна капля биологических жидкостей не попадет внутрь комбеза, но естественное чувство отвращения все равно не хотело его покидать. Благо оторванные части тела выпало не ему собирать, вот уж точно незавидная часть их работы. Хьюстону пришлось оставить руку на пол, погружая ладонь в алую жидкость, чтобы опереться на нее и потянуться за, как оказавшись, заламинированным свидетельством. Он не мог сдержать удивление и шок на лице, ведь это была не просто находка, это был подарок небес в их погоне за чертовыми сектантами. Сэм аккуратно перенес предмет в пакет для улик, который ему уже подставляли коллеги и с воодушевлением повернулся к подошедшему Саймону, он даже не отреагировал на вечную шутку связанную с его фамилией. - Галлахер, ты просто не поверишь, что нашлось. - Но продолжить диалог им не дал криворукий новичок, уронивший на пол руку девушки. Серьезно? Ты можешь быть аккуратнее и не разбрасываться уликами в прямом смысле этого слова? Прояви хоть капельку уважения! - Гаркнул Сэм на парня. Обычно он сдерживает себя, но тут в окружении кадров из фильма ужасов, когда кровь совсем не бутафорская, а жертва жестокого убийства не является манекеном, охранять спокойствие становится просто нереально.
[indent] Сэм несколько раз вдохнул и выдохнул, успокаивая себя и одновременно подавляя новую волну тошноты от висящих в воздухе ароматов. - Ладно, вернемся к важному. - Сэм повернулся на коленках к напарнику, показывая пакет, который крепко держал в руке. - Это, представь себе, удостоверение личности. Часть информации закрыта кровью жертвы, но по фотографии можно сказать, что это принадлежало явно не ей. Так что теперь есть надежда найти этих сатанинских извращенцев. - Сэма аж передернуло на последних словах, да и скользящий взгляд еще к тому же наткнулся на голову девушки. Порой люди хуже животных, те хотя бы не убивают ради веселья или больных обрядов, лишь ради пропитания. Его отвлек громкий звук, раздавшийся сбоку от них и Хьюстон увидел как новичок опять косячит, в этот раз сбивая с места какие-то обломки мебели. - Да что б его. - тихо прошипел Сэм и уже хотел было хлопнуть себя по лбу рукой, но вовремя остановился, с отвращением глядя на испачканную в крови перчатку. - Мы закончили здесь. Все найденное привезут в лабораторию, а пока пошли на свежий воздух, еще минутка и меня точно стошнит в этот чертов респиратор. - Сэм вскочил на ноги, на ходу стягивая с себя верхнюю пару перчаток, желая поскорее избавиться и от костюма.

+2

4

Даже не обратив внимания на нервные прикрикивания Хьюстона на своих же коллег, Саймон с удивлением смотрел на карточку в руках криминалиста. И без объяснений было понятно что это, такую сложно не узнать. Она сначала долгожданна, а потом на столько притирается, что достаешь ее из кошелька не глядя, когда покупаешь джин вечерами.
Брови уверенно поползли вверх. Нет, серьезно? Прям вот серьезно? ID? Ничего тупее просто не придумать. Вот такого прокола Саймон точно не ожидал. Найти на месте преступления что-то вроде куска отпечатка пальца ноги на ручке ножа, кожу или кровь под ногтями, какие-нибудь редкие отпечатки обуви, что угодно маленькое, зацепку - еще как-то. Но ID?! Это прям даже неуважение какое-то. Это просто подсказка из подсказок. Это даже обидно.
Саймон вздохнул бы, если бы не помнил об ароматах и подступающей тошноте. Если раньше происходящее напоминало хороший такой ужастик с примесями мистики, вроде Ганнибала или Готема, Твинпикса или Багровых рек, то теперь это что-то не лучше Пилы или одной из дурных версий Шерлока Холмса. Сплошное безобразие, иными словами.
Саймон выпрямился и еще раз осмотрел склад, все же вдохнув полной грудью и в результате морщась. Полный идиотизм ситуации накрывал постепенно. Вот белые костюмы снуют с выверенным профессионализмом по обставленной в лучших традициях Лафкрафта и По сцене ритуального убийства. Постепенно в пластиковые коробы собирается все, что вообще может собраться. Девушку на алтаре не трогают, обходят стороной. Боятся, ждут, откладывают до последнего. Они все - мнительны. Не смотря на работу, на то, что это не первое такое дело у многих, все равно с почетом обходят ее. Делают лишний круг, лишь бы не ходить перед ней, не смотреть в лицо. А она своими открытыми, белесыми глазами наблюдает за всем происходящим. Их никто не осмелился закрыть. Смотрит точно на Саймона, упустив уголки губ и потеряв румянец щек. В прическу вплетены блестящие в свете ламп заколки. Она умыта и внимательна. Тот, кто ее туда поставил, хотел, чтобы она была красивой. Мертвой и красивой, в окружении подсвечников, свеч, камней с вырезанными рунами, пучков трав. На чистом постаменте, когда вокруг - смесь ее же крови и краски, грязь, запустение, хлам. Разбросанные в хаотичном порядке органы и разложенные по углам пентаграммы подожжённые травы. Полный комплект. Тот, кто это все затеял вчера - тот еще эстет. И он стоял вот тут, на месте Саймона, и смотрел на девушку. Украшал ее, подбирал сопутствующую атрибутику. Он хотел, чтобы она была красивой в свое смерти. А не как предыдущие три - просто набор органов. Только третье выбивалось своей тошнотворно эстетикой. А тут просто прям аккуратист, педант и художник.
Первые два убийства - подчерк один, последующие - каждый о своем. Разные люди - суть одна, результат тот же. И это было бы крайне интересное дело, с длинным расследованием, вошло бы в истории и учебники, если б не чертов ID. Теперь оно войдет в учебники только как пример о глупости преступников и "как делать не надо".
Саймон качнул головой, все еще сохраняя крайне растерянное и обиженное выражение лица, и пошел вслед за Хьюстоном к воротам, выходя с зоны ритуала и убийства, поднимая и все еще пригибаясь ленту оцепления, попадая сначала просто обратно на склад, все так же пропахший кровью, но уже с примесями хранящихся здесь грузов, а потом и на улицу сквозь крошечную на общем фоне дверь.
Тут же стянул респиратор, делая глубокий вдох. Пахло сыростью, влагой, застоявшейся водой, машинами, кто-то курил. Чавкала грязь под ногами. Саймон потянулся и снял смешную шапочку, стянул бахилы, свернул все это внутрь себя, снял перчатки, педантично каждую завернул в другую, образовав единый ком, упаковал в один большой сверток с бахилами и шапочкой. и только после этого кинул в уже поставленный кем-то контейнер для подобного мусора. Эти простые действия успокаивали, давали время продышаться, избавиться от въевшегося запаха, попытаться забыть его, хотя частички смрада оставались на одежде и иногда Саймон жалел о том, что не носит полный костюм. Но то раздражал куда больше необходимости стирать одежду.
Отойдя в сторону и найдя теплое солнечное пятно и сухую кочку, Саймон прижмурился, наблюдая за неловкими движениями Хьюстона, заканчивающего свое разоблачение, обдающего сумку констеблям. Дождавшись его, жмурясь и надеясь, что все найденное, помимо этого чертового ID, будет хоть немного полезно, Саймон заговорил приглушенно, пряча зябнущие руки в карманы пальто, ища привычные кожаные перчатки.
- Это даже как-то не интересно, - с явным разочарованием протянул, кривя губы и неспешно натягивая найденные перчатки. - Да, ускоряет процесс, можно будет спасти потенциально находящихся в опасности девушек, но где интрига, где сложность. Все испортили. Прям отобрали игрушку, да, не смотри на меня так. Любимую игрушку, новую, только начавшую доставлять удовольствие. Еще толком не распробовал, как потребовали возврат всей партии по техническим причинам. У меня прямо упало, - Саймон приподнял брови смешливо, растягивая губы в белозубом саркастичном оскале. - Что будем с этим делать?
А потом глянул исподлобья на Хьюстона и все же вздохнул. Вся дурашливость воском стекла с его лица, оставляя лишь сосредоточенность и внимание. Потянулся в мальчишке, а иногда иначе его воспринимать не получалось. Поправил ворот куртки, капюшон, мазнул пальцами по голой шее, провел ладонью по взъерошенным волосам и остановился на затылке, притягивая ближе к себе, сам подаваясь вперед. Заглядывая в лицо, всматриваясь в глаза.
- Как ты, Хью? У нас есть проблемы?
Забота для Саймона была новым чувством, непривычным. От него что-то обрывалось внутри, но это же его Хьюстон, его Хью. Которого нужно еще столь многому научить, познакомить со столь многими видами человеческой жестокости на практике, хотя окунать этого доброго парня во все человеческое дерьмо.. внутри что-то далекое и давнее сопротивлялось.
Саймон вглядывался, искал, смотрел. Почти шептал.
- Ты же знаешь, что всегда можешь ко мне прийти?
Пальцы на затылке сжались. Саймон почти сожалел, что одел перчатки, хотелось чувствовать колкость волос, тепло тела. Впиться короткими ногтями в тонкую кожу, дать почувствовать себя, убедить, напомнить, что он тут, всегда тут. Вторая ладонь легла на грудь в район сердца, прижалась, вжалась, будто сквозь одежду можно почувствовать биение. Только если фантомное.
Саймон вдохнул глубже, наполняя легкие запахом влаги, мокрой травы, гниющей листвы, грязи, прелой воды. Смесью запахов Хьюстона, его собственного одеколона и смрада убийства. Так правильно.

Отредактировано Simon Q. Gallagher (5 Ноя 2020 01:28:36)

+2

5

[indent] Сэмюэлу просто не терпелось избавиться от пропитанного чужой кровью костюма. Ощущение, что она полностью проникла к нему под комбинезон, под обе пары медицинских перчаток и въелась в кожу не покидало его с момента как только криминалист зашел на склад, который больше напоминал сцену из фильма ужасов. А уж их он просто ненавидел, зачем намеренно пугать себя, когда в жизни и так достаточно дерьма, которое может посоперничать со многими творениями кинематографа. Конечно, есть откровенно говоря, низкобюджетные хорроры с откровенно некачественной той же бутафорской кровью, но ведь есть фильмы от которых кровь в жилах стынет, а там всего лишь ежик пробежался в полной тишине. Когда-то Сэм сходил на такое пару раз в кино и после будил весь дом в ночи, когда просыпался с криком ужаса на губах и после не мог придти в себя еще несколько часов. Но теперь, теперь он также просыпается, но уже сдерживая себя после особо пугающих дел, которые не отпускают его разум даже во сне. Нет, такое случается не так часто, хотя людские пороки не оставляют его без работы, но вот такие дела как у них с Саймоном сейчас редкость, достойная красной книги.
[indent] Покинув наконец место преступления, Сэм выбросил в заранее установленный контейнер первую пару снятых перчаток и, ускорившись, стал стягивать с себя респиратор, а потом и комбинезон. Он проделывал это столько раз, руки уже привычно сортируют вещи по нужным ящикам, а мозг в это время все еще где-то там, на складе, рядом с бедной девушкой, ставшей жертвой не по своей воле. Хьюстон наконец вдохнул воздух полной грудью, прогоняя легкую усталость в том числе от недостатка кислорода и поморщился от запаха железа, исходящего от его рабочей одежды. Желание показать миру его такой далекий завтрак вновь накатило на него и мальчишка наконец бросил все, включая бахилы в утиль, ставя точку на всем этом ужасе. Если б ему пришлось еще немного поползать на том полу в лужах крови, частях тела, которые находились в самых неожиданным местах и внутренностях, то Сэм бы точно сжег все в туалете и сам бы сидел в ванне, как Джим Керри в одном из фильмов. Хотя отмыться сейчас хотелось жутко.
[indent] Хьюстон оглянулся вокруг себя в поисках своего напарника и, увидев того жмурящимся как кот, Сэм направился к нему, не скрывая радости от его компании. Он слишком долго то стоял в неудобной позе, то ползал на коленках и его тело отказывалось нормально функционировать, требуя отдыха, тишины и спокойствия. - Да блеать - вырвалось из мальчишки, когда его правая нога предательски зацепилась за левую, ставя его в очередную позорную ситуацию. Сэм схватился за плечо Саймона, приводя себя обратно в вертикальное положение. - Когда нибудь моя координация меня прикончит или я просто поцелуюсь с асфальтом, не сказать чтоб это было моей мечтой. - пробурчал Сэм. - Ребята сейчас распылят в некоторых местах нингидрин и завтра еще раз осмотрим помещение на предмет отпечатков пальцев или каких других следов, но да, это ж каким ослом надо быть, чтобы забыть удостоверение на деле. - Сэм покачал головой в который раз поражаясь человеческой тупости на грани с дебилизмом, а потом уже открыто рассмеялся надо заявлением Саймона и его обиженными надутыми губами. Вот уж точно любитель разгадок и тайн, ему бы дело с достойное Шерлока Холмса с неожиданным раскрытием убийцы в конце расследования, а тут такой облом. - Не будь букой, Галлахер. Сэм легонько пихнул в плечо мужчину, оставляя руку на пальто чуть дольше чем обычно. - Сложности тебе еще будут, все же эти сектанты еще не пойманы и кто знает, что ждет дальше. Впереди еще как минимум шоу с задержанием или еще какой нибудь эффектной операцией.- Молодой человек поспешил завернуться в теплую куртку, жалея, что не прихватил с собой любимый шарф, а может даже и шапку.
[indent] Веселое настроение, отчасти объясняемое потребностью заменить страшные ощущения после увиденного на что-то хорошее, начало немного угасать. Это дело было выматывающим как физически так и эмоционально. Его спина уже предчувствовала многочасовое просиживание в лаборатории, обрабатывая найденные улики, чтобы в итоге Сэм смог дать что-то полезное Саймону. А про эмоциональный аспект вообще можно не говорить, до сегодняшнего дня все было настолько безнадежно, что криминалист боялся, что убийцы уйдут от наказания, все было слишком пугающе продумано.
[indent] Галлахер, сам того не зная, всегда был рядом в самые нужные минуты. Сэм на секунду прикрыл глаза, когда его куртку заботливо поправили, а потом неосознанно потянулся в след за чужими прикосновениями. Он не сдержал мимолетную ухмылку, услышав такую уже привычную переделанную фразу и лишь покачал головой в ответ на внимательный взгляд мужчины. - Все хорошо? - полувопросительно ответил Сэм, ощущая тепло даже сквозь перчатку Саймона и, готовый еще чуть-чуть и ластиться как кот. Он всегда был очень контактным человеком, а во время эмоциональных встрясок, это все становилось необходимостью. Но Саймона было так легко не провести. Хьюстон протяжно выдохнул и сделав шаг вперед, приобнимая мужчину и упираясь головой тому в плечо. - Да, я знаю - негромко проговорил Хью куда-то в пальто Саймона. - Просто это все до сих пор не укладывается в моей голове. Как человек может сотворить такое, не в состоянии аффекта или для самозащиты, а вот так, с расчетом и такой жестокостью. - Сэмюэль не сдержал дрожь от всех эмоций, стискивая предплечье мужчины. И это еще не ему предстояло общаться с родителями девушки и заниматься частями тела, но все равно все это было просто ужасно.
[indent] Сэм бы так и стоял дальше, набираясь сил от тепла и заботы Саймона, но к сожалению, нужно было двигаться дальше. Он нехотя отодвинулся от мужчины, потер лицо, пытаясь максимально незаметно провести по слезящимся глазам. - Прости и спасибо. - Хьюстон напоследок мягко коснулся груди мужчины и прочистил горло, возвращая себе немного контроля. - Надо заехать в участок, но предлагаю сначала за кофе. Еще час я не проживу без карамельного капучино и чего нибудь сладкого. - Молодой человек потянул Галлахера в сторону рабочего автомобиля, обещая тому отдать бразды правления в музыкальном сопровождении.

+2

6

Говорить о работе всегда было просто. Просто прятаться в привычную профессиональную оболочку, делать вид, что ты функция, а не человек. Хью именно так пытался пережить первичный стресс. Вот уж своего то главного криминалиста Саймон хорошо успел изучить за их год с небольшим плотной работы. Просто потому что это Хьюстон, потому что мальчишка был по своему гениален, потому что с ним приятно и комфортно работать, да и просто общаться.
Потому Саймон только коротко рассмеялся, откидывая немного голову назад и щуря глаза. Действительно, впереди много работы, еще выяснение отношений с владельцем карточки, поиски, задержания, допросы, долгое и выматывающее разбирательство, разработка плана, захват, предъявление объявлений, поиски доказательств, всех соучастников, опять допросы, допросы, допросы. Бумаги, бумаги, бумаги. Да, работы много. И захватывающего еще хватит. Но вот все равно. Это не они нашли убийцу по тонким намекам на след, едва уловимому аромату гнили в человеке, нет, сам в руки пришел.
Но это уже не стоило обсуждения.
С головы рука скользнула на спину, мягко поглаживая, едва ощутимо сквозь слои одежды, а с сердца - на бок, уже вполне ощутимо сжав.
- Ты же знаешь, все вокруг немного безумцы, и я в том числе. - Саймон похлопал привалившегося к нему Хью по спине, говорил негромко, зачем кричать, ведь единственный необходимый слушатель прямо тут, ухо, краснеющее на морозе и согреваемое дыханием самого Саймона, вот оно, прямо тут, в него остается только шептать, сохранять интимность момента, давать только больше поводов для досужих наблюдений да рассуждений, но это ведь он Саймон К. Галлахер, его репутации ничего не повредит, а Хью считали скорее жертвой обаяния. Все в выигрыше: прочим есть о чем пошептаться, о Хью плохо не думают, а Саймон может быть самим собой и продолжать заботиться о своем дорогом криминалисте. И виться хвостом рядом с каждым понравившимся. - Просто кого-то в его безумстве социальные нормы сдерживают в гораздо меньшей степени.
И Саймон мог это утверждать с полной уверенностью. Сам был тем еще расширителем границ. Сам знал множество людей, которые о негласных правилах общества знали только отдаленно. И люди эти были по совершенно разные стороны закона. Его привычная разрозненная тусовка по сути своей мало чем отличалась от тех психов и убийц, которых нужно было ловить на работе. Просто чуть более мирная. Делайте детей, а не убивайте людей, как-то так. И то, только до того момента, пока их права притеснять не начнут, мнимо или реально. Тогда они зверели, а ибо границы нормы давно уехали - зверели страшным образом. Но о грустном не хотелось. И так паршиво, солнце только вот светит да греет последними теплыми лучами уходящей осени лицо, одна радость, помимо Хьюстона в руках. Когда еще мальчишка будет, при всей его контактности, столь открыт и покорен? Саймон не надеется. Все же взрослеет, матереет, пусть и остается тем еще ребенком. Этого мальчика хотелось оберегать от окружающего мира, а приходилось окунать прям в одни из самых мерзких явлений действительности.
- А кто-то на столько никакой, пустой, что ему так легко поддаться чужому видению мира, даже не понимая толком, что он делает... - рука скользнула со спины на поясницу, сжимая и притягивая к себе, вторая ладонь же завершила путь под курткой, щекоча бок сквозь одежду. По сути - не щекотно, но забавно и неожиданно. Точно должно было переключить расчувствовавшегося и поплывшего Хьюстона на другой лад. Правда, есть одно но.
- Не извиняйся за себя, слышишь? - Саймон поймал пытающегося отстраниться парня за локоть, подтянул обратно, прижал обе ладони к щекам, подтягивая к себе, заставляя наклониться. - Не смей. Ты это ты и твои реакции. Мы на работе, но не на месте. И если для сохранения профессионализма тебе нужно расклеиться, значит так надо. Но за себя - не смей извиняться. Ты это ты, таким мне и нужен, запомнил?
Потому что Саймон прекрасно знал, каково это - стыдиться себя, пытаться переделать, извиняться за каждый свой порыв. Не перед кем-то, перед сами собой в первую очередь. Оо, возвращаться к такому не хотелось. Совершенно точно - нет. И скатываться в самоедство Хьюстону Саймон тоже не позволит. Нет и точка. Не при нем, не с ним, не в его смену.
Чмокнув Хьюстона в мокрую щеку, Саймон отпустил его и сам за рукав утянул к стоящему в стороне "их" служебному автомобилю.
- Доза кофеина и эндофрина нам совершенно точно необходима, согласен.
Подтолкнув Хью к водительскому месту, сам загрузился на пассажирское кресло. В целом, все как обычно и уточнений не требуется. Водить он за все годы так и не научился, не царское это дело. Да и отвратительный из него водитель вышел бы, больно сильно любит Саймон по пути головой крутить, часто пишет постоянно, отвлекается, думает. И вообще, время в пути - повод подумать, поразмыслить, еще одна минутка комфортной тишины, пока они не окажутся в муравейнике отделения.
Пока Хью грел машину и все нужные огоньки включались, Саймон уже подцепил телефон к AUX и включил столь необходимую сейчас Леди Гагу. Им срочно было необходимо разрядить атмосферу чем-то максимально позитивным и незатейливым. Они рулили между складов под ритм традиционного Poker Face. А потом неслись по дорогам под Jast Dance. Саймон записывал увиденное сегодня, сделанные выводы и все прочее в блокнот, чтобы не забыть. Помахивает ручкой в такт музыке и в кой веке совершенно не смотрит в окно, разделяя внимание между своими мыслями, записями и Хьюстоном, с которым периодически делился выводами и чьи мысли так же записывал к себе.
- Если это не случайно оброненное ID кого-то левого, если это не фальшивка или подстава, уловка, то все равно, всю интересную часть работы за нас уже сделали. Осталась только рутинная и скучна.
В конце концов, вздохнул Саймон. Да, если все будет наебкой, то это просто катастрофа, все можно будет начинать почти что сначала, распутывать этот маленький след, да, будет интересно, но с точки зрения будущих жертв - катастрофа. А если это реальная улика - катастрофа для него и его планов на отличную загадку. Еще еще предстоит довести до конца, но самый сложный уровень, пик интереса, кульминация всего уже пройдены. И это ни разу не интересно. Но все это будет известно только когда завершатся все экспертизы, когда владельца найдут, после даже не первого допроса.
- Если придется, готов из этого идиота вытаскивать правду засунув руку по самый желудок, добираясь до того, что они зовут совестью и душой. Не то что бы я верил в столь мифические субстанции, но готов не надолго поверить и поступиться принципами.
Саймон щелкал ручкой без остановки, рассматривая Хьюстона. Да уж, вот за только ради будущего спокойствия его напарника он готов был действительно подзабыть о желании разгадывать сложные, запутанные, кровавые загадки и поверить, что найденное ID - благо. Искренне поверить. Просто чтобы его мальчишке было легче. Хотя бы сейчас, пусть в дальнейшем их ждет еще много грязных дел. И не раскрытых - тоже.
- Радует одно, оно точно не станет папкой на полке.
Саймон кивнул сам себе и хлопнул Хью по плечу блокнотом, куда как раз вовремя закончил заносить данные. Желтые страницы смешно прошуршали по скользкой куртке, даже перебивая все еще поющую что-то столь же бессмысленное, сколь и заводное Леди. Но это было уже не важно.
- О, а вот и наше родное кафе. На вынос или в зале? Конечно в зале, еще не хватало в отделе с кофе появиться, тебя там тут же засосут, а меня затрахают. Отложим это до лучших времен.
Саймон уже был пружиной энергии, предчувствуя любимый чай, булочки-пончики и из машины чувствуя дивные ароматы их любимой булочной. Они еще не остановились, как он отцепил провод от телефона, отстегнул ремень и выскочил на тротуар сразу же, как машина качнулась от полной остановки.
- Давай, не тормози.
Уже прыгая перед машиной, собираясь перебежать дорогу, совершенно забыл о переходе в двадцати метрах от себя и о возрасте и о том, что он вообще то полицейский. Саймона не волновало ничего. Кроме возможности действительно получить реально необходимую им обоим разрядку и перевести внимание на что-то еще. Время шло, но теплое солнце так и не прогрело улицы. Было холодно, а успевший расплести шарф и стянуть перчатки, и конечно же оставивший все это в машине, Саймон почти мгновенно продрог. Его не грела мысль о чае, только подгоняла вперед. Стоило Хьюстону выйти из машины, как он тут же повторно оказался схвачен за руку и перетащен через дорогу под гудки какого-то идиота, пытавшегося в этот же момент тронуться с импровизированной парковки вдоль дороги. Саймон лишь показал ему привычный жест из одного пальца и втолкнул Хьюстона в открытую дверь пекарни. И скрылся следом, оказываясь окутан теплым ароматным воздухом, а стоило зайти во вторые двери, как он точно муха влип в сладость атмосферы.
- И вообще, там парковаться нельзя, был бы констеблем, выписал бы штраф.
Но он был детективом, который жаждал получить свой ужасный английский чай и кусок морковного пирога. О чем и сообщил Хьюстону, посылая того на кассу, а сам занимая им столик под теплым кондиционером. Снимая пальто и бросая его на свободный стул, садясь и вытягивая, пока может, ноги. Тело блаженно расслабилось. И блокнот снова открылся, принимая на себя постукивание ручки и получая еще несколько невнятных черных точек между строк, выведенных красивым, поставленным подчерком.

+2

7

[indent] Сэмми не знал кого благодарить, вселенную или кого-то определенного, но факт оставался фактом, появление Галлахера в его жизни было подарком. В его жизни было всего несколько людей перед которыми он мог не скрывать ни эмоций, ни чувств, и его напарник был одним из них. Кто еще не скажет "хватит строить тут из себя девчонку", а просто обнимет, утешит, так еще и скажет важные слова, которые легли на сердце как мягкое одеялко.
[indent] А дальше, а дальше его ждал вкусный и такой желанный кофе, очередная сладость, которая на зависть многим, так и не отложится где-то в боках, и хорошая компания. Хью совершенно не сопротивляясь, дал дотащить себя до их машины, еле-еле откопал ключи в кармане среди вороха бумажек, медицинских перчаток и другой тонны мусора и привычно плюхнулся на водительское сиденье. Тело потихонечку начало возвращаться в норму, расслабляясь в знакомой и безопасной зоне, а шиложопое детективное создание рядом делало все еще комфортнее. Он уже даже не пытался включать радио или что-то из личной подборки, нет, в этом месте музыкой правил Саймон и Сэм с первых секунд узнал зажигающий трек Леди Гаги. Отлично, значит можно будет поорать знакомый текст и ни о чем не думать, ну кроме слежения за дорогой и светофорами.
[indent] Бедные уши Саймона. Когда ремень безопасности был на месте, зеркала настроены, а двигатель прогрет, они вырулили оживленную дорогу, а Сэм бил пальцами по рулю в ритм песни и завывал. О да, откровенно завывал, не попадая в нужные слова, он имел светлую голову, но при этом голоса не было от слова совсем. - Can't read my, can't read my. No, he can't read my poker face. Молодой человек мягко тормозил перед красным светом светофора, удивительно не начиная бурчать на их везение и наслаждался лишней минутой вот такого отдыха, когда не нужно было думать об очередном расчлененном трупе, поимке преступника и тонне работы в лаборатории, чтобы можно было наконец наказать урода, сделавшего все.
[indent] Но дело все равно висит где-то между ними, поэтому когда Галлахер в очередной раз что-то активно записывает в свой неизменный блокнот, Сэм лишь ждет когда тот начнет делиться своими мыслями. Он всегда удивлялся его любви к сложным и запутанным делам, которые, к сожалению того, были большой редкостью в их безумном мире. Но Хьюстон был рад, искренне рад их внезапной находке, которая уже скорее всего обрабатывалась в его лаборатории на предмет отпечатков, проверки подлинности и другим анализам. Он доверял своим коллегам, но мерзкое чувство глубоко внутри все равно не замолкало, пытаясь вбить в голову мысль, что он сделал бы лучше, что они могут ошибиться и вообще идея прописаться на работе не так плоха как кажется. Его слишком серьезное отношение к работе, когда нибудь доведет до белых стен с мягкими матрасами, поэтому фуфу, у них по плану перерыв, пусть и за серьезными разговорами.
[indent] Сэм чуть уменьшил громкость музыки, которая до этого грохотала как на хорошей студенческой вечеринке, несколько раз переложил руки на руле, устраивая их максимально удобно и обратил внимание на Саймона. - Тебе бы все поинтереснее и позагадочнее. - Ухмыльнулся криминалист и послал улыбку в сторону пассажира, на секунду отвлекшись от дороги. - Знаю, знаю, это обломало тебе все, но давай порадуемся, если это позволит засадить этого мудака побыстрее, пока нас не вызвали на еще одно жуткое место преступления. Хотя это ж насколько надо затупить, чтобы выронить документ во время распиливания тела или в какой момент это там произошло. Меня смущает, что в прошлые разы не было таких проколов, да вообще никаких! Я тогда несколько часов ползал на коленях в поисках ворсинки, волосинки или чего-то хоть немного полезного. А вдруг подражатель? - Вот этого им только сейчас не хватало. В их время информация распространяется со скоростью света, а онлайн издания редко фильтруют информацию и об этих преступлениях знает даже дворовая собака, сидящая на цепи.
[indent] Хьюстон верил словам, которые сказал Саймон самым спокойным голосом и лишь щелканье ручки выдавало хоть что нибудь. Сэм не глядя на него, потянулся в сторону Галлахера и накрыл ладонью руку, прерывая начинающий раздражать звук и прижал их руки к колену мужчины. - Ты разберешься со всем этим и черт, я реально не завидую этому придурку. Да и кто если не ты справится с этим делом.
[indent] Родная кафешка как никогда радовала своим существованием и Сэм решил припарковаться в максимальной близости от нее, особенно если учитывать почти вылетающего из салона на ходу Саймона. Он остановился на свободном месте, вытащил ключ зажигания и отстегнул ремень безопасности, уже наблюдая подпрыгивающего на улице детектива, который если б мог, уже сам вытащил водителя из машины. Хью был вновь схвачен цепким, но нежным движением и лишь махнул своебразно извиняясь какому-то мужчине,  перед которым они выскочили. Хорошие полицейские, ничего не сказать, других нагибают за нарушения закона, а сами как малые дети перебегают дорогу в неположенном месте. - Бубубубу, я просто знал, что ты не выдержишь ни минутой больше без дозы сахара.
[indent] Хью получив ценные инструкции по желаниям детектива и проследив за уходящим к столикам Саймоном, прямой наводкой отправился к кассе. Передав улыбчивой и вежливой девушке их заказ, оплатив его, Сэм вытащил из кармана куртки только что провибрировавший телефон и весь обратился во внимание. Видео с котиками от матери, которая искренне верила, что они смешные, а хороший сын никогда не скажет ей, что пора завязывать с таким и Хьюстон на это отвечает лишь несколькими смеющимися смайликами. А вот это уже интересно. Работа в отделе не встала в их отсутствии, глупо думать так, и вот уже он получает первые новости их лаборатории, хотя конечно, та же проверка ДНК будет делаться несколько дольше. Быстро пробежав по сообщению глазами, Сэм быстро возвращает телефон в карман и с ответной улыбкой забирает дивно пахнущий заказ и, лавируя между столиками и другими посетителями, достигает их места.
[indent]- Ваш чай, сэр. -  Подхихикивая, Хью ставит чашку с напитком перед напарником, вручает тому его торт, а сам плюхается на стул прямо напротив детектива. Объемная куртка присоединяется к элегантному пальто и вот уже Сэм делает первый глоток кофе чуть ли мурча от удовольствия. Яблочный пирог оказывается просто божественным и только к третьему кусочку, который он уже отправил себе в рот, молодой человек вспоминает о пришедшем сообщении. - Кстати, ребята зря времени не теряли и пробили удостоверение на подлинность, сам удивлен как быстро смогли получить ответ. Там еще конечно нужно взять и кровь на анализ, проверить есть ли отпечатки и совпадут ли они с владельцем и вообще обследовать все вдоль и поперек - И Сэм оборвался, стараясь не вывалить все их рабочие лабораторные методы исследований на собеседника, сейчас главное было сообщить результат, хотя Саймон и не стал бы на него шикать и подгонять. Но проверять не стоит явно. - Оно настоящее. Парня реально зовут Стивен Хэмптон и он студент первокурсник на первый взгляд ничем не выделяющийся. Если таким уже стали заниматься и дети, то я совсем перестал понимать, что происходит в этом мире. - Сказал сам по факту недавно выпустившийся птенец. - Можешь поймать его сегодня после занятий и выяснить, что этот придурок делал там. Или дождешься других данных? - Сэм покрутил в руках вилку, раздумывая полезет ли в него еще кусочек дивного пирога, когда перед глазами вновь появлялись воспоминания последних часов.

Отредактировано Samuel Houston (28 Ноя 2020 02:00:31)

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » разводы на щеках