Blue October
Say It

продолжаем в осень
Эван ничего не ответил на заявление матери о том, что она их не кормит и лишь улыбнулся в ответ на эту шутку. Он будет себя хорошо вести и не станет напоминать матери что она давно уже его не кормит и не следит за его питанием. Он и сам прекрасно со всем справляется, лучше всех вообще. Так что не нужна ему ничья поддержка и забота.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
19.10
ЧЕЛЛЕНДЖ
Гаррипоттырный
Акция ко Дню
Всех Святых
Опрос
про мафию

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Влюбляешься зря


Влюбляешься зря

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


Влюбляешься зря
"Горела листва на деревьях багровым,
Как щеки мои после каждого слова".

https://i.imgur.com/JyY3D4ll.jpg

Samuel Houston & Donatos Zervas
Лето 2008-го. Лондон.

Иногда приходится затолкать чувства подальше.

Отредактировано Donatos Zervas (5 Ноя 2020 09:48:34)

+2

2

[indent] -Давай, давай, Сэм! – молодой парень прокричал в уху Хьюстону его имя, пытаясь привлечь внимание и перекричать орущую на всю музыку. Сэм покрутил в руке маленький мячик для пинг-понга, не спуская взгляда с противников, которые сосредоточенно ждали его броска на другом конце стола. Напряжение от игры чувствовалось в воздухе, это был не первый их заход и не один выпитый литр пива только подогревал атмосферу в комнате. Молодой человек имел просто отвратительный глазомер и, если честно, уже знал, чем закончится его ход, но ведь и дуракам везет. Даже совсем нетрезвым дуракам. Сэм вытянул правую руку вперед, левой для устойчивости схватился за край стола и, прищурив один глаз, кинул мячик в сторону стаканчиков друзей. Он уже был слишком хорош для такой игры и, конечно, промазал мимо, огорченно качая головой под одобрительный гул соперников. Ну, кто ж виноват, что в глазах все немного двоилось, и он не угадал, какой же из красных стаканов оказался настоящим. Ну, вообще виноват он, особенно когда минут так десять назад, влил в себя стопку чего-то протянутого лучшим другом. Школьные вечеринки это всегда треш, угар и садомия, особенно когда они приурочены к начавшемуся лету, отсутствию надоевшей учебы и вообще радости юности, а если получается достать что-то повыше градусом чем пиво, то все уходят в еще больший отрыв.
[indent] Сэмюэл поднял руки, показывая свое согласие с поражением, и отсалютовал правой рукой ребятам и схватил свой стакан с пивом. Все правила игры уже были давным-давно забыты и, по факту, молодежь стремилась просто напиться, что Хьюстон сейчас старательно и делал. Он влил в себя напиток буквально за пару глотков, лишь поморщившись от неприятной пивной горечи, и показал всем виднеющееся дно. Толпа в очередной раз радостно воскликнула, приветствуя очередное алкогольное возлияние, а потом переключили свое внимание на следующую жертву. Теперь все выпитое неприятно булькало при каждом движении любой части тела и последняя работающая извилина в мозгу парня сказала «стоп, хватит». И самое прекрасное, что Сэм к ней прислушался. Он попрощался с кем мог объятиями и хлопками по спине, музыка все еще играла на запредельной громкости и направился в сторону кухни, а оттуда по плану была такая необходимая улица. Голову уже сжимало неприятное ощущение, которое нашептывало и обещало веселое утро полное похмельной болезненности, поэтому Сэм просто молился на силу живительной воды и обезболивающего перед сном. Его путь к свободе был труден и полон опасностей, начиная от иногда уходящего из-под ног пола, заканчивая угрозой быть сбитым таким же напившимся знакомым. То тут то там в углах находились обжмающиеся парочки и, не то чтобы Сэм их искал, готовые предаться любви прям на месте. Зависть чувство очень плохое и саморазрушающее, но Сэм не мог не думать о том, что хотел оказаться сам в подобной ситуации и желательно с одним определенным человеком.
[indent] Кстати о нем. Облокотившись на кухонную стойку, Хьюстон вытащил из кармана телефон, проморгался, пытаясь вернуть зрению хоть немного четкости и открыл сообщения. Ему даже листать чаты не пришлось, ведь буквально днем он писал Зервасу бесячие смски по словам и с кучей смайликов. «Зевс, спасйа! Не могу ообешат, что это будит в последгий раз, но свою тушу я точно далеко не отведу. Моя норма еще неизвлана, но что вощмеш с школоты?» Сэм еле попадал по маленьким кнопкам на виртуальной клавиатуре, искренне надеясь, что даже с опечатками текст останется минимально читаемым. Он собрал в себе последние силы, чтобы правильно скинуть адрес следующим сообщением и приправил это все стикером с бухающим толстым Тором. Идеально. Сэмюэл засунул в карман заблокированный телефон, постоял минуточку глубоко дыша, прогоняя все нежелательные позывы и держась за все попадающиеся предметы мебели двинул на улицу. Мир опасно качался то в одну сторону, то в другую и мысль о свежем воздухе была как оазис для путешественников в пустыне, да и надежда, что его чуть отпустит все еще не была потеряна.
[indent] Сэм вывалился из дома, споткаясь о свои собственные ноги и сидящих на ступеньках таких же перепитых людей, которые вышли проветриться, и опустился на задницу прямо на землю. Прохладный воздух приятно проникал в каждую клеточку разгоряченного тела и Сэм не без удовольствия отметил, что чувство тошноты чуть уменьшилось, наблевать в машине человека по которому ты сохнешь не первый день вот вообще не самая лучшая идея. Донатос за последнее время стал для него близким человеком и от того было еще больнее, что его воспринимают лишь как друга. Или вдруг нет? Нельзя, нельзя об этом думать. Сэм со стоном откинул голову на стоявший рядом походный стул. Стул? Какого хрена он тогда сидит на голой земле в холодной ночи, когда мог приютиться в комфортных условиях. Как он тут услышал «не умный, так красивый» и Сэмюэл надеется, что он как минимум симпатичный. А что об этом думает его Зевс? Хьюстон всеми силами отгонял из пропитой головы все лишние мысли, представляя перед глазами чуть ли не последнюю прочитанную статью по биологии, подсунутую родителями. Он сжал пальцами переносицу, моля вселенную, чтобы его спаситель поторопился, но когда он услышал как к дому подъехала машина, то его голову посетила мысль «а не напортачит ли он сегодня еще больше чем обычно».

+2

3

Самодовольная ухмылка все же рвется наружу, так и задерживаясь на губах, пока Зервас растирает между пальцами лишние частички мела с кия под всеобщие гул и улюлюканье.
- Сорок два, - плюсует Макфи, локтем пихая его оппонента, идущего не в сравнение бесславно. - Самое время задаться вопросом о жизни, а, Копленд?
- Меня не предупредили, что я буду биться против чертового мистера Сто Сорок Семь, - недовольно ворчит, ответно пристукивая болтуна собственным кием, Копленд.
- Не переживай, Донни, - отзывается Зервас, прерывая их полушутливую потасовку, нагибаясь над столом и прицеливаясь. - Я куплю тебе утешительное пиво. Как только закончу с тобой.
Синий шар плавно укатывается в среднюю лузу, пока биток, толкнувшись от ближнего борта, замирает недалеко от линии балки.
- Два пива, Ронни, - в тон ему отзывается Копленд и не жалеет старательности, чтоб дотянуться бампером кия, ткнув в бочину Зерваса, вновь протирающего наклейку мелом. - Два пива и отсос.
- Пошел ты, - мрачно огрызается Зерв, наконец-то перестав ухмыляться и сверля Копленда тяжелым взглядом. По башке ему в ответку долбануть, что ли. - В жопу иди со своими шутками.
- Сорок семь, - поспешно встревает Макфи, осведомленный прекрасно, насколько сильно Зервас заводится от подобных выпадов и насколько легко Копленд и дальше может выдать что-то про задницы. - Сорок семь было.
- Давай дальше, размажь его! - орет с другого конца стола Эмерсон, едва не разлив свое пиво, но совершенно точно подлив масла во вспыхнувший огонь, поддерживаемый остальными наблюдающими.
- С удовольствием, - фыркает Зерв, последний раз мысленно и визуально просверливая в голове Копленда сквозную дыру, после чего даже слишком резко и почти неаккуратно загоняет желтый шар, рассекший сектор D, в лузу. Делает вдох-выдох, пытаясь вернуть себе настрой, потому что едва не промазал, и бьет мягко по зеленому, отправляя его в ту же ближнюю лузу.
- Пятьдесят два, - громко хлопает в ладоши Макфи под очередной одобрительный взрыв гула.
Копленд, кажется, опять пытается его поддеть, но на его же счастье Зерв уже не слушает, уловив вибрацию в кармане брюк и зависнув над открытым сообщением.
- Я закончил, - внезапно объявляет, прерывая поток перешучиваний, на ходу набирая: “Никуда не уходи. Я еду”. Сует, проходя мимо, Копленду свой кий, хлопает тут же по плечу освободившейся рукой. - Не сегодня.
- Эй, констебль Зервас, вы куда намылились? Мы ж только начали!
- Оставь его, он так постоянно. Что с подкаблучника взять.
Зервас бы кинул им из-за спины пару неприличных жестов, но мир уже сжался до мобильника в руке. Мобильника, который он гипнотизирует на ходу на случай новых сообщений, не обращая внимания ни на что больше вокруг. Ох, Сэмми, лишь бы с тобой было все в порядке.
По дороге до скинутого адреса он несется так, что дважды едва не нарушает ПДД, вовремя спохватываясь. Лицо всея Столичной Службы, ничего не скажешь. Едет в тишине, если шум мыслей не брать в расчет, конечно. Да, такое происходит не впервые. И даже не в впервые, помноженное на несколько раз. Это-то и напрягает. Невозможно не переживать за пацана, который за прошедший год стал ему, словно семья. Стал ему… кем-то. Кем-то очень важным.
Зерв паркуется резче, чем следовало, и дверью хлопает ничуть не тише. Через узкую дорогу до нужного дома бежит практически, позволив себе притормозить только лишь когда взгляд выхватывает во дворе в пополам практически сложившуюся и все равно остающуюся здоровенной знакомую фигуру. Он, не мешкая, широким шагом подлетает к Хьюстону, распластавшемуся на холодной земле возле хрупкого стула. Оригинально.
- Эй, Сэм, Сэмми, - Зервас опускается на корточки перед ним, кладя ладонь на щеку, вынуждая посмотреть на себя. С замиранием выхватывает освещенные ближайшим фонарем зрачки и тут же расслабляется, надеясь, что Хьюстон на это внимание не обратит, иначе ведь извиняться потом придется. Да, он ему свою позицию по поводу разнообразных веществ озвучивал. Да, они на эту тему неоднократно говорили. Да, Зерв ему верил. Но школьные вечеринки есть школьные вечеринки. Меньше переживать он не станет, что уж тут поделать.
- Давай, вставай, - Зерв заодно бегло оглядывает его с ног до головы - вроде все в порядке, никаких рваных ран и членов густым маркером на щеках. - Поехали домой.
Учитывая, сколько времени они там проводили, его некогда холостяцкую, а теперь, после свадьбы, условно пустующую квартирку, уже можно и вторым домом назвать. И эта мысль вызывает в его внутренностях какие-то очередные странные кульбиты, о которых он подумает как-нибудь потом. Возможно.
С Хьюстоном правда все вроде бы хорошо, кроме того, что он еле на ногах стоит. И настолько ужратым его даже Зерв редко видит. А повидал он достаточно.
- Черт, подожди, подожди, - кое-как подняв и переведя Хьюстона в вертикальное положение, Зервас пытается зафиксировать того, держа ладонями за живот и поясницу. Понимает, сдержав вздох, что гораздо быстрей будет сделать иначе. А увезти его отсюда поскорей очень хочется.
- Держись, - бросает он Хьюстону, прежде чем несколько неловко подхватить на руки, наплевав на возможные возражения, лишь бы не дергался буйно.
Вымахал малыш Сэмми тем еще флагштоком, разница в росте уже сейчас весомая. Но он достаточно худощав, а Зервас достаточно в форме, чтоб тащить его не было особой проблемой. На то, как они выглядят со стороны, ему тоже ровным счетом наплевать. Зерв перехватывает его поудобней и несет на выход, четким пинком отворяя калитку. И едва не запинается, бросив на Хьюстона в своих руках мимолетный взгляд. Вдох-выдох. Осталась пара шагов до машины, он опустит его на заднее сидение, довезет до квартиры и уложит спать, привычно отписавшись его матери, выдумав очередной повод для ночевки.
Точка.

+2

4

[indent] Сэм отчетливо слышал как недалеко от места его обитания остановилась с визгом машина, громкий хлопок открывшейся двери и водителю явно было не важно на правило "не хлопать дверью!", за которое парень периодически отхватывал по заднице. Которая, между прочим, все еще находилась на холодной земле, а прослойка трусов и штанов вот что-то ничерта не грела. А чего я вообще тут сижу? А не важно. И Хьюстон окончательно расслабился, еще больше облокачиваясь на стул и прям чувствовал как еще минуточку и царство Морфея завладеет им окончательно. Но теплая рука на его щеке моментально вернула его с небес на землю и заставила растянуться его губы в блаженной улыбке. Мальчишка прильнул к теплой ладони, как кот выпрашивающий ласку, и открыл сначала один глаз, а потом уже сразу оба. - Зееееееееееевс - радостно протянул подросток, раскидывая руки в безумном желании обнять приехавшего друга и активно пытаясь завалиться в бок. Повышенный градус в крови итак сделал из него беспомощного ребенка, так еще и присутствие ответственного взрослого заставило его организм расслабиться полностью. Хью доверял Зеврасу больше чем себе и вообще любому знакомому человеку, именно поэтому он в свое время рассказал ему и о первой влюбленности в девушку, а потом и в мальчика, да даже о схлопоченной двойке по геометрии было сообщено в скинутой на прошлой неделе смске.
[indent] - Домой? - удивительно тихо прошептал Сэм. Конечно, первая мысль была о родителях, которые обязательно будут дома и увидят великолепное возвращение блудного бухого сына домой, а потом его многократное дефиле от дивана к туалету и обратно. Но все же включив последние трезвые остатки мозга, он допер какое тихое и такое родное место имелось ввиду. - Домой это хорошо. - Мальчишка, не без помощи Донатоса, поднялся на ноги, не скрывая бурчания и кряхтения. Мир слишком опасно кренился из стороны в сторону, а все в зоне видимости решило удвоиться. Сэм схватился обеими руками за плечи мужчины, находя в нем точку опоры, и закрыл глаза, чтобы не завалиться назад на землю, а с его ростом это будет как минимум неприятно. - Српасибр. - Хьюстон захлопнул рот, сделал глубокий вдох, выдох и попробовал вернуть себе хоть какое-то подобие нормальной человеческой речи. Еще рюмашка того неизвестного и он точно приобрел бы способность говорить на эльфийском. - Что спас мою задницу. Опять. - Говорить маленькими короткими фразами оказалось легче, но вот желание выложить всю имеющуюся информацию было слишком великою - И ты знал, что я дерьмово играю в пив-понг? И боюсь фикус матери Кейси придется выбросить, уж слишком любовно с ним обнимался какой-то чувак. - Он бы так и продолжил вываливать все мысли на Донатоса, попутно перенося на того все больше и больше веса своего непослушного тела, но мужчина явно понял насколько плоха была ситуация.
[indent] Хьюстон не сдержал чисто девчачего звонкого вскрика, когда связь с землей была потеряна и первые секунды активно дрыгал ногами в поисках чего-то твердого и устойчивого. - Что за бабуйня? - спасибо что это был не отборный мат. А потом его руки нащупали знакомые плечи и шею и Сэм вцепился в них, прям как обезьяна, вот оно, его устойчивость и заземление. Пока Донатос тащил его ужратое длинноногое тело к машине, Хью бросил взгляд в сторону дома и радостно отсалютовал на прощание парню. - Пока, Лью...пока, Лу! - Крикнул мальчишка своему знакомому, который вяло махал ему с крыльца, перевесившись через поручень. Ему было плевать какую сцену наблюдали гости вечеринки, да половина завтра даже не вспомнит, что пили или с кем разговаривали, не то что это, поэтому в задницу их всех.
[indent] Такая желанная и любимая сейчас Сэмом машина оказалась на расстоянии вытянутой руки и мальчишка сам выскользнул из рук мужчины, чуть не заехав тому в лицо. - Проститеизвинитеменя. - Выпалил Хью, почти падая на багажник, уже просто мечтая и видя как его голова касается подголовника или сидения. Он с грацией картошки забирается в автомобиль на заднее сидение, сворачивается там клубочком, хотя с его ростом палки для прыжков в высоту это просто нереально, и счастливо прикрывает глаза. Приятное состояние от алкоголя уже выветрилось, оставив после себя стучащего дятла где-то в висках, ощущение насравших кошек во рту и легкой тошноты, которая поднимала голову при остановках на светофорах и поворотах. И самое гадкое, что Хьюстон даже не мог провалиться в бессознательный сон до самого дома, нет, его мозг активно подбрасывал всевозможные мысли и порой с рейтингом далеко не для детей. И нет, Зервасу определенно не надо знать о его последнем сне, который до сих пор стоял у него яркой картинкой перед глазами.
[indent] - Чувак - это было слишком громко и слишком резко в машине при полной тишине. - Тормози. - Хью просто знал, знал что будет дальше и ему совсем не хотелось испортить салон или даже тот же коврик, поэтому он добавил к этому еще хлопки по спинке водительского сидения, показывая, что ну очень важно. Как только они остановились, Сэм выпрямился, задевая макушкой потолок и просто метнулся открыть ближайшую к себе дверь, наплевав на все окружающее. Его сейчас волновали только вон те прекрасные зеленые кусты на которые так удачно не светили фонари. Хотя нет, он успел прокричать мужчине что-о про минутку и уединение.

+2

5

Мальчишка радовался ему искренне и бурно каждую встречу, без всяких стеснений едва не придушивая в объятьях. Поначалу Зерв пытался складывать брови в суровую галочку, так и замирая с протянутой рукой в виде намека, что негоже тут сантименты разводить и сантиметры сокращать между ними, мужицкими мужиками. Но Сэмюэл из раза в раз светился от счастья так ярко, что можно было ослепнуть в радиусе нескольких кварталов. От него всегда шла особая энергетика, которая смогла бы и хладный камень превратить в пушистого зайца. Вот и у Зерва не осталось шансов не поддаться лучистому обаянию, позволив растопить те льдистые участки души, которые, казалось, должны были оставаться в тени.
Пожалуй, именно это магическое воздействие в свое время уберегло Сэмюэла от кары небесной, когда он впервые назвал Зерваса именем главы древнегреческого пантеона. С родственными корнями, впрочем, угадал. И хотя столь бурной биографией Зерв не отличался, а вот способность метать молнии взглядом вполне присутствовала и могла засчитаться в список занятных параллелей. О других предпочиталось не думать.
В эти минуты, впрочем, глаза Зерваса были заняты лишь оценкой обстановки и состояния Сэмюэла. Сегодня тот явно облажался, не рассчитав силы. Зерв не будет его отчитывать. И потому, что на это есть родители, и потому, что толку от этого никакого, особенно сейчас. И в данном моменте, и в данном возрасте. Да, почти уже взрослый, но все еще ребенок. Иногда Зерв чувствовал как взаимодействие с ним напоминает совместное занятие альпинизмом. Попробуй ошибись и, полетев со свистом вниз, потянешь за собой и его. Зерв не хотел слишком давить нравоучениями, но и не мог не переживать за его будущее, прямо вытекающее из настоящего. Он был его другом, но и чувствовал некую наставническую ответственность. Разница в возрасте когда-нибудь перестанет играть столь существенную роль, но именно сейчас она все еще оставалась ощутимой, хоть и легко сглаживаемой. А с недавним появлением в его жизни Дафны, маленького хрупкого комочка требований, чувство ответственности лишь возросло, повисая на плечах аккурат как сам Сэмюэл во шатающейся плоти в этом черт его знает кому принадлежащем дворике.
И все же надо отдать должное, Сэмми явно старался стоически держаться, несмотря на свое состояние. Даже подобрал, приложив некоторое усилие, темп речи, при котором слова сливались в бессвязное бормотание хотя бы через одно. Способности юного Хьюстона к пив-понгу не оставляли сомнений и простора для воображения, а вот следующая фраза - вполне. Не хотелось думать какой именно степенью любви одарили несчастный фикус и тем более - не одарил ли кто какой любовью Сэмми, так что лучше было сосредоточиться на удержании равновесия с не ожидавшим таких полетов Сэмюэлом на руках.
Только когда Сэмми кричит кому-то за спиной Зерваса прощания, до того запоздало доходит, насколько идиотично он поступил в порыве неконтролируемой заботы. Остается лишь надеяться, что любые свидетели данной сцены пьяны еще сильней их потенциальной мишени для издевок и не будут помнить даже как здесь оказались, не то что произошедшее.
Он помогает уложиться в машину, уж в этом Зерв без шуток профессионал, следит, чтоб не прищемить захлопываемой дверью ноги. Едет максимально быстро, но по возможности мягко. Не включает ни музыку, ни радио, жалея итак без сомнений потрескивающую черепушку Хьюстона. Так и едет лишь под звуки периодически раздающихся вздохов и бормотания. До того момента как это внезапно не оформляется во вполне конкретный запрос. Черт.
Он не успевает даже протянуть заранее заготовленный пакет - нет, правда, как будто его тачка первый раз подвергается риску принять на себя содержимое чьего-то желудка - как Сэмюэл пулей вылетает из салона до ближайших кустов. Зерв со вздохом выползает следом, прихватив небольшую бутыль воды, следуя на характерные звуки в полумраке. Находит согнутое пополам тело, сует в руку воду и легонько похлопывает по спине. Что ж, мальчик мой, а вот и последствия твоих собственных решений, которые тебе предстоит обдумать чуть позже.
- Давай, продышись, я пока Амелии позвоню, что ты со мной останешься.
На вроде как достаточно безопасном расстоянии от блевотной какофонии он набирает миссис Хьюстон, готовясь в очередной раз непоколебимо сообщить, что ее сын переночует у него. Нет-нет, ничего не случилось, все прекрасней некуда, домашка сделана, а они собираются опробовать свежекупленный Зервасом стол для кикера. Конечно же они все вместе организуют домашний чемпионат, естественно, пока-пока, Лиаму привет. Фух. Черт. Твою-то мать.
Утробные звуки рвущихся наружу монстров как раз окончательно затихают и Зервас возвращается к Сэмюэлу, в очередной раз пытаясь оценить его самочувствие.
- Всех белок распугал или еще и на сов хватит? - осведомляется он ровным тоном и болезненно морщится на секунду, осознав, что самый веселый разговор по телефону еще только предстоит. С женой так лихо не прокатит.

Отредактировано Donatos Zervas (9 Окт 2021 14:57:55)

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Влюбляешься зря