В жизни каждого мужчины есть та, ради кого он готов на любые безрассудства. Ричард никогда не влюблялся до такого состояния, что бы потерять разум. Он, в принципе, никогда не влюблялся, стараясь держать всех своих избранниц на расстоянии вытянутой руки, но... в его жизни уже давно, пусть и неосознанно, была Лоурен... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Blood Honey


Blood Honey

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/4hp6Afl.png
Oberon Hassani & Michael Carlisle
♦♦♦
14.05.2020
♦♦♦
Cocaine and Abel
I don’t baptize whores
I’m a legend, I’m not a fable

+2

2

[nick]Oberon Hassani[/nick][status]Железный Змей[/status][icon]https://i.imgur.com/Kw8JbvQ.png[/icon][sign]Ни один огонь не сожжёт меня, потому что я и есть огонь!
https://i.imgur.com/8FFvIJc.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Оберон
Ассани, 53</a></div>Любящий муж и бизнесмен, лучший отец для непослушных сыновей</div>[/lz]

ВВ

https://i.pinimg.com/736x/22/59/e3/2259e3a3d65a159ec73623ff6c377b96--pedro-pascal-dapper-man.jpg

Он любит своих детей больше всего на свете, что бы ни там они не думали своими молодыми горячими головами. Любит Реми с его редкой мечтательностью и тоскливым желанием иметь для себя иную судьбу, нежели та, что приготовлена ему отцом. Любит Тео, такого скрытного и молчаливого, нуждающегося в большем, чем есть у него сейчас, и дело далеко не в семейном бизнесе, который он вряд ли когда-нибудь получится. Любит и Ашиля, со всеми его выкрутасами, любовью к протесту и, о, Всемилостивейший, Всеблагой! с умением погрязнуть в популярной нынче толерантности. Оберон любит их всех, и что бы они не творили, они всегда останутся его детьми.
Оберон был закрыт, но, тем не менее, всегда оставался честен во всех вопросах, которые ему задавали. Кроме вопросов бизнеса.

То, что творилось в нескольких отелях, разбросанных по всей огромной сети, мало напоминало честную игру. Прямо скажем, совсем не напоминало. И да, много лет назад Оберон Саид Ассани вёл дело открыто, но время и обстоятельства поставили его в совсем другое положение. Никто не вынуждал его, но ему пришлось сделать ход конём и отказаться от белых фигур в пользу чёрных.
Первым отелем, ставшим началом скрытой от чужих глаз преступной сети, стал "Мираж" в Танжере. Оберон приобрёл его одним из первых, отель не приносил большой доход, но пускать его с молотка оказалось не с руки. Зато с того момента, как на территорию "Миража" ступила нога Фарида аль-Агрини и его цепных псов, денег стало много. Неприлично много. Оберон не занимался торговлей наркотиками и продажей оружия, нет. Это было делом принципа. Он лишь предоставлял возможность почтенным господам передохнуть, запастись ресурсами и провести переговоры, не рискуя получить пулю в лоб. Были риски, но был и успех.
Головокружительный успех.
За "Миражом" последовала "Утренняя звезда" в Стамбуле. Она взошла, добавив семейству Ассани немало нулей к банковскому счёту. Оберон оставался очень аккуратен - меньше всего ему хотелось, чтобы собственная семья знала о том, что бизнес не такой уж белый. Но пока всё шло по плану, и богатые покровители Ассани соблюдали договорённости, не допуская на территориях отелей смертоубийств и других не слишком приятных и явно противозаконных вещей.
За Северной Африкой последовала Восточная Европа. В Штаты Оберон пока не совался, хотя его звали. В нём нуждались столь отчаянно, что ясно давало понять: слишком долго говорить "нет" не представляется возможным. Пока старый змей лавировал между многими огнями. И думал о том, что глупо перемещаться на другой конец мира, если с Европе всё только начинается.

На Майкла Карлайла он вышел через общих знакомых. Этот человек имел вес во многих кругах, и его согласие могло положить начало новым успешным проектам. Нет, в Лондоне у Обероне было целых три отеля, включая отданный Реми "Кристабель", но все они чисты, словно слеза младенца. Да, отели приносили деньги, но Великобритания могла дать и иные возможности. И пусть для Центральной и Западной Европы Оберон Ассани уже не был просто безродным выскочкой из Марокко, он нуждался в связях.
Ковид внёс существенные изменения в амбициозные планы Оберона. Hassani Hotel Group сильно пострадала от пандемии, и только теневой бизнес помог ей остаться на плаву. Встречу с мистером Карлайлом пришлось отложить на существенное время - частые рейсы пускали в страну, но Оберон не хотел рисковать своим здоровьем и приходить к Майклу с невыгодным предложением. Вот только беда никогда не приходит одна.
Он узнал о болезни, свалившей Реми, будучи в офисе. Оттуда же поехал в аэропорт, отдав все необходимые распоряжения. Наверное, не стоило брать с собой супругу, но Адель, при всей своей воздушности и милом характере, проявила неожиданную твёрдость. Она не проронила ни слезинки - ни когда они садились в самолёт, ни когда летели, ни когда ехали в отель. Решение остановиться в "Кристабеле" было здравым - по крайней мере, здесь Оберон уверен в том, что каждое помещение продезинфицируют как нужно.
В остальном его ждал полный бардак. Визит к больницу, как и ожидалось, не дали ничего, кроме слабых утешений от доктора и эфемерных надежд. Мрачный, Оберон вернулся в "Кристабель" и принялся наводить порядок. Конечно, он знал об истории с разгромом ресторана и, более того, именно он подослал того отвратительного типа, чтобы проверить, насколько велики стандарты обслуживания в отеле. Разочарование стало неприятным ударом, и неизвестно, что стало бы с Реми, не заболей он коронавирусом. С другой стороны, свою лепту привнёс и Ашиль, но что взять с этого мальчишки? Оберон уже давно поставил на нём крест, оставив младшего сына кем-то вроде забавной зверушки. В семье не без, как говорится.
Одним словом, в Лондоне пришлось задержаться. Тем не менее, Оберон грамотно воспользовался этим временем - привёл дела в порядок, вычистил бухгалтерию ("Шайтан тебя забери, Реми, ты что, в цифрах не разбираешься?!"), уволил идиотку шеф-повара и сократил половину персонала. Оставшиеся горничные и повара так споро принялись за работу, что "Кристабель" засверкал, как в лучшие свои времена. И нет, Оберон не умалял достоинств и талантов своего старшего отпрыска, просто вернул его на верный путь.
Майклу Карлайлу он позвонил сам. Сообщил, что находится в Англии, хотя был почти на сто процентов уверен, что граф об этом знает. Тем не менее, инициатором стал Оберон в тот момент, когда ему это было выгодно и комфортно.

Поместье Карлайлов воплощает тот самый старый английский стиль, которых с такой бережливостью создают в фильмах именитые режиссёры. Оберон идёт вслед за помощником Майкла, без особого интереса, но всё-таки внимательно разглядывая внутреннее убранство. Он знает, что следом приедет подарок, доставленный с огромным трудом с другого материка. Прекрасный образчик чистопородного арабского искусства, рыжий, словно пламя, кохейлан-сиглави, чья родословная восходит к тем великим скакунам, на которых ездили императоры.
Его проводят в кабинет, после чего помощник, этот серьёзный юнец, удаляется. Оберон ступает по мягкому ковру и негромко произносит:
- Мистер Грейсток, моё почтение. Рад увидеть вас своими глазами.
Руку для пожатия он не подаёт - как-никак, во всём мире пандемия. С Майклом они уже знакомы - общались несколько раз по телефону, но увидеться лично не довелось. Пока.
- Благодарю, что нашли время для встречи. Учитывая текущие обстоятельства, это огромная ценность.

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Blood Honey