Джеймс Ислингтон запомнит Тунис. Горячий золотистый песок, нагретый асфальт, сок персика, текущий по пальцам, кабриолет, ласковое теплое море и они. И они. Ямочки на щеках, длинные волосы, улыбки, босые ноги, оставляющие следы на песке, поцелуи и страстный секс.... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » We don't have to talk


We don't have to talk

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


We don't have to talk
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://funkyimg.com/i/37Xrq.jpg

Theo & Achille Hassani
07.03.2020, Лондон, квартира Реми

Казалось бы, страх остаться без старшего брата должен был объединить, но что-то пошло не так.

+1

2

Когда папа в трубку начинает говорить по-арабски, это означало только одно - дело семейной важности. Семейная важность стояла на порядок выше государственной важности, по крайнее мере так было для Тео. Так было, конечно, и для Ашиля с Реми, когда дело касалось их двоих. Порой, Тео думал, что эти двое живут так, словно они друг другу семья, а все остальные - так, случайные попутчики.
Тео всегда умеет найти способ уйти с работы, с важного совещания, уехать по своим делам. Другой вопрос в том, что это происходило не просто редко, а практически никогда. У Тео не было личных дел, кроме общения с психологом, но та периодически приходила к нему на квартиру, вечером, после основной своей работы. Удивительно, но с ней складывались весьма аккуратные платонические отношения.
Отец сообщил о том, что Реми заболел. У него обнаружили это странное заболевание, которое взбаламутило весь мир - ковид. Забавно, но Тео думал, что скорее заболеет Ашиль с его умением вляпаться в какую-то историю, или чрезмерной общительностью. Через полчаса Тео уже был дома, мама томно вздыхала, полулежа на кушетке, то и дело пила воду из стакана, придерживая ее дрожащими руками. Сложно было понять, притворяется она или и правда так переживает? Переживает, конечно, она слишком любит своего сына. Тео подумал, что он не хотел бы, чтобы кто-то из-за него так волновался, потому что потом люди требуют ответить за это, упрекают в том, что они так сильно переживали.
отца же в таком нервном состоянии он не видел давно...никогда. Он держался, конечно, совершенно спокойно снаружи, но мышца под глазом дернулась несколько раз. Тео это приметил. Дернулся мизинец на руке, когда он отбирал у супруги стакан. Тео это приметил. Отец не сразу заметил, что Тео уже приехал, но сразу же объявил о том, что они с матерью вылетают в Лондон, потому что Реми в коме и нужно проследить за отелем. Он бросил это так, словно говоря, что они едут, а Тео сам решает, хочет или нет. И на какое-то мгновение Тео хотел плюнуть, развернуться и уйти обратно на работу со словами, что с отелем папа и сам справится. Однако он успел приметить все нужное и четко понимал, что папа летит не ради отеля, а ради Реми. Ради того, чтобы быть там, если вдруг что-то случится. Он влезет сейчас в этот отель, наворотит там дел, только чтобы чем-то заниматься, не сидеть без дела, а еще - чтобы Реми было, куда выходить после комы. Он будет ждать.
Тео летел, конечно же, с ними. Он не очень понимал, зачем ему это надо. Реми ему не обрадуется. В отеле он помочь не сможет. Ашиль тоже выгонит его, скорее всего. И все-таки он летел. Он мог бы порадоваться тому, что Аллах забирает старшего брата, чтобы все, наконец, по праву досталось ему, но от этой крамольной мысли он заерзал на кресле. слишком близко он был сейчас к Нему, чтобы позволять себе так думать. Он не желал смерти Реми, а в последнее время он думал о том, что тот оттеняет Тео слишком хорошо. Ему удается жить практически своей жизнью и редко отчитываться перед отцом - тому это не интересно.
Отец подсел к нему в самолете и только тут объявил о том, что должен сделать Тео. Он должен был проявить свои дипломатические способности и договориться в посольстве об оказании посильной помощи гражданину Франции. Было немного обидно, что отец решил, что Тео сам не додумался, но спорить было бесполезно, кроме того - инициатива наказуема, а потом это предъявить будет нельзя, если это вдруг станет его личным желанием. Поэтому скрепя сердце он, конечно, на это соглашается.
Отец отправляется сразу в гостиницу и Тео направляет в посольство. Сказал, чтобы тот поел по дороге, но вряд ли это получится. Как-то странно и некрасиво это будет, если Тео будет рассиживать по кафе и ресторанам, когда Реми лежит в коме. Вдруг счет идет на минуты? Он вряд ли себе это простить, а кровь человека на своей душонке и без того грешной он не выдержит.
В посольстве он не потратил так много времени, как изначально думал, потому что их фамилия во Франции имеет вес. Правда, они немало удивились тому, что у мистера Ассани есть сын, который занимается политикой. Как мило с его стороны, что он никогда об этом не упоминал.
Долгий перелет, несколько часов переговоров. Подробный отчет отцу и поездка в больницу. Папа не захотел туда ехать, сославшись на то, что он может заразиться и в отеле много дел, но Тео знает - боится совсем другого. Еще два часа он провел в больнице, осушил их кулер, пробесился на то, что закрыты все мини-кафе, где можно было хотя бы бутерброд купить. Ему сказали о том, что ближайшим родственником у Реми числится Ашиль, что скорую вызвал он сам, что удручало. Неужели никого не было рядом? Почему он не позвонил аши? Тео выяснил, на какой адрес - туда он и отправился.
После продолжительного стука в дверь, ее ему открыл Ашиль - недовольный и заспанный, или не выспавшийся. Впрочем, не удивительно, потому что время было уже далеко за полночь, а Тео не обратил на это внимание, хотя никогда этим не грешил. Всегда приходил и уходил вовремя, только в то время, когда это позволено морально-этическими нормами.
-Доброй ночи, - разочарованно вздохнув, сказал он. Ему не нужно было приглашение, чтобы войти в квартиру. - Интересно, где же ты был, когда Реми сам себе вызывал скорую?- недовольно проговорил Тео. Квартирка ему не понравилась - слишком маленькая, слишком темная, слишком скучная. Вещи все его уехали в отель с отцом, вероятно, как залог его возвращения туда, но ему совсем не хотелось видеть труды Реми, которые были хороши, он был в этом уверен.
Навстречу ему вышел маленький котик, заставил удивленно взметнуть брови вверх. - Мда...- говорят, конечно, что люди после тридцати заводят котиков, но это обычно относится к женщинам.

+2

3

ВВ

https://i.imgur.com/eENT2hIm.jpg

[icon]https://funkyimg.com/i/33WX4.png[/icon]
Череда многочисленных  событий, произошедших за последние две недели, превратили жизнь Ашиля в настоящий хаос. Из хаоса, известно, рождается порядок, но время шло, и этого самого порядка до сих пор не наблюдалось.
Последовавшее за разводом возвращение в L_Music способствовало вроде как обретению долгожданного душевного равновесия, однако определённый сумбур вносила фигура человека, к которому месяцем ранее можно было обращаться любовно-снисходительное "мой друг", а вот сейчас к этому прибавлялось слишком много "но". Нет, разумеется, Ашиль был безумно благодарен Генри за помощь и поддержку в нелёгкое для себя время, но некая подвешенность их странных, уже совсем не дружеских, но ещё "и не" отношений заставляли чувствовать странную неловкость и сводить количество встреч к минимуму. Возможно, Ашиль целенаправленно избегал Генри, просто потому что не мог разобраться в себе и хотел навести порядок в собственной голове прежде, чем выходить на новый уровень. Да и будет ли он?
Последующий разгром ресторана в отеле Реми стал чем-то из ряда вон. Грубый клиент, решивший нахамить миловидной официантке, Ашиль, вступившийся за девушку,  безобразная сцена, постепенно переросшая в настоящую драку. Странно, ведь обычно Ассани не обращал внимания на чужие проблемы, но то ли нервишки после развода продолжали шалить, то ли где-то в глубине души взыграла здоровая обида за старшего брата, который из кожи вон лез, чтобы сделать "Кристабель" лучшим в сети Hassani Hotel Group, но факт оставался фактом: тарелки с изысканными блюдами летали туда-сюда, персонал стонал в ужасе, а проблемного клиента в предынфарктном состоянии увезли в больницу. Знакомство с сильно недалёкой Джулией, которую Реми зачем-то пригласил на должность шеф-повара, принесло уверенность, что просто так история не закончится.
Так и случилось.
Ашиль и Реми крайней редко ругались (а может, за всю жизнь и не ругались вовсе?), но сейчас старший брат орал как резаный, мешая богатую французскую речь с не менее богатой английской. Ашиль молчал - по большей степени потому, что действительно чувствовал свою вину, но ещё из-за некоторой растерянности - он впервые в жизни видел Реми, всегда спокойного и рассудительного Реми, в таком состоянии. Наверное, если бы старший отвесил его оплеуху, Ашиль бы даже стерпел. Но этого не случилось, и Ассани-старший удалился, напоследок обозвав брата "самоуверенным ослом".
"Остынет", - подумал Ашиль, отправляясь в свою квартиру.
Через пару ночей его разбудил звонок. Холодный вежливый голос сообщил, что Реми Ассани находится в больнице, в реанимации. Далее пошла информация про ставший мега-популярным в последний месяц covid-19, Ашиль не стал дослушивать и, уточнив адрес, рванул в больницу.
Конечно, к Реми его не пустили. Немолодой уставший доктор провёл Ашиля в свой кабинет, настойчиво посадил на шаткий стул и начала задавать вопросы, вся суть которых сводилась к "пожалуйста, не волнуйтесь", "лекарства нет", "когда последний раз вы контактировали с братом?
- Пару дней назад, - машинально проговорил Ашиль.
- Мистер Ассани, вам обязательно нужно сдать тест на вирус. И провести несколько дней дома, не контактируя с другими людьми.
Ашиль немного подумал и заревел белугой. Нет, он не принадлежал к славному стану истеричек, но сейчас неожиданно понял, что ситуация серьёзная, Реми может и не выкарабкаться, а проклятый вирус, принесённый китайцами, не просто новостная страшилка. К тому же откуда-то появилось неприятное ощущение одиночества, словно Аши остался один-одинёшенек во всем мире.
Доктор завздыхал - видимо, он не первый раз сталкивался с такой реакцией, - и сунул Ашилю стакан воды с каким-то неприятно пахнущим лекарством. После отвёл его на первый этаж, где улыбчивая медсестра, бесконечно, извиняясь, взяла неприятный анализ на covid.
- Мистер Ассани, в ближайшую неделю не покидайте, пожалуйста, свой дом, хорошо? И скажите, куда направить результаты.
Машинально сообщив свои контакты, Ашиль забрал вещи Реми и уехал. Стоя перед дверью квартиры, он внезапно понял, что по какой-то причине приехал не к себе, а к старшему брату. Раздалось тихое жалостливое "мяу", и Ашиль, тяжело вздохнув, отпер замок. Ближе к вечеру, успокоившись, он написал Генри о случившемся и о запрете контактировать с окружающим миром, пока не будет готов анализ.
Через несколько дней пришли результаты - "covid-19 не обнаружен", говорилось в них, - но Ашиль всё равно был чертовски подавлен. Вишенкой на тортике этого пиздеца стало появление в лейбле нового начальника службы безопасности, присутствие которого донельзя обостряло и без того легко возбудимую нервную систему Ассани. Возможно, по этой причине он не стал сопротивляться чужой сильной воле и с головой упал в новое сомнительное предприятие (иначе отношения с Дж.И. назвать было нельзя).
В глубине души Аши почему-то мучает совесть за то, что он делает. Но сейчас ему нужно не дружеское плечо, не поддержка, а возможность забыться. Генри кажется слишком хорошим и светлым человеком для того, чтобы портить его внутренний мир тем хаосом, который выплескивался из Ашиля.

Он спит, как убитый. Прошедший понедельник был слишком тяжёлым, во многом благодаря неутешительным вестям из больницы. Да и работы в лейбле, несмотря на пандемию, прибавилось - чего только стоит Джошуа Хидеж, который всё ещё кажется тёмной лошадкой и совсем не знает, куда хочет развиваться. Ашиль приходит домой ближе к полуночи, сначала ласкает и кормит котёнка Реми, после плетётся в душ, игнорируя сообщения от друзей, которые успели на падать за сегодняшний день. Где-то там есть смс от Генри, но стыд, мерзкое чувство, не позволяет Ассани ответить на него.
"Завтра", - думает Ашиль, стоят под горячими струями воды.
Он пытается поужинать, но кусок в горло не лезет. Поэтому, сдавшись, берёт Тигру под бок и забывается тревожным сном на диване в гостиной. В спальню Реми Ашиль почему-то боится заходить.
Его будет громкий стук. Спросонья Ассани хватается за мобильный телефон, но тот молчит. Спустя ещё пару секунд он внезапно понимает, что стучат в дверь. Выругавшись, Ашиль аккуратно перекладывает котёнка на подушку и идёт в коридор. С каждым шагом сон проходит, зато чувство гнева внутри растёт - Аши готов хорошенько треснуть нарушителя спокойствия, пусть даже на пороге стоит сам...
- Тео?! Какого чёрта?..
Ему приходится посторониться, хотя первое желание захлопнуть дверь прямо перед длинным носом старшего брата. В отличие от Ашиля Тео выглядит так, словно сошёл с обложки модного журнала - он всегда так выглядит и будет выглядеть даже во время атомной бомбёжки. Раздражённо зевнув, Ашиль всё-таки закрывает дверь и, уперев руки в бока, идёт за Тео.
- Какой приятный сюрприз, - тянет Ассани-младший, и по тону его даже полный идиот поймёт, что сюрприз совсем не приятный. - Прям хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться в том, что это не страшный сон.
Ему приходится перейти на французский. Не для того, чтобы угодить Тео, просто на родном языке ругаться сподручнее.
- Вообще-то, если ты не заметил, сейчас глубокая ночь. А утром мне нужно ехать на работу, - наклонившись, Ашиль подхватывает Тигру и проходит мимо Тео, направляясь на кухню. - Топай за мной, невоспитанная ты сволочь.
Кухонные часы показывают половину третьего, и мысленно Ашиль ещё раз проклинает старшего брата. Усадив Тигру на стол, он наливает ему молока в блюдце, а сам включает кофемашину - за последние дни Аши здорово освоился в чужой квартире. Пока есть возможность повозиться с чашками, а заодно прокрутить в голове ответ для Тео. Говорить о ссоре с Реми Ашиль не хочет.
- Не имею ни малейшего понятия, - наконец, заявляет он. - Доктора сказали, что увозили Реми в очень плохом состоянии. Мало ли, что в тот момент пришло ему в голову. А тебе бы впору радоваться - видишь, он всё-таки тебя любит.
Боже, сколько лет прошло, а незримое противостояние между средним и старшим никак не сойдёт на "нет". Конечно, и Ашиль тоже любит Тео, но теплотой в их отношениях даже не пахнет. Реми и Аши как-то перестали пускать Тео в свою компанию, не по какой-то причине, просто так вышло. Средний братец же всем своим видом демонстрировал независимость и презрение к окружающему миру. Даже сейчас он выглядел как Нарцисса Малфой, унюхавшая кучу дерьма прямо перед своим аристократическим носом.
- Когда ты прилетел? А главное как? Границы же закрыты, - пожав плечами, Ашиль ставит перед братом чашку с кофе. - Хотя можешь не говорить. Ты же у нас всемогущий политик с длинными руками, наверняка подмазал кого надо. А сюда зачем приехал? Раз уж ты в курсе, что Реми в больнице.
Да, не такой должна была быть тёплая встреча братьев. Последний раз они виделись шесть или даже все семь месяцев назад. Ашиль не приехал на Рождество из-за Патрика, Тео же отсутствовал на свадьбе, явно пойдя на поводу у отца. Но сейчас Аши чувствует злорадное и не совсем правильное сожаление, что Тео припёрся сюда посреди ночи, такой красивый и холёный, словно кто-то вставил ему в зад корнишон.
- Это кот Реми, - нехотя комментирует он, заметив вопросительный взгляд старшего. - Понятия не имею, откуда он его взял. Но пока Реми в больнице, я присматриваю за котом.
На самом деле он в курсе истории появления маленького Тигры, Реми рассказал. Но какое-то детское упрямство мешает Ашилю вывалить правду, да и он почти на сто процентов уверен, что Тео до этого дела не будет. Средний из Ассани всегда был слишком спокойным, слишком размеренным, чего греха таить, слишком себе на уме. Иногда Ашиль ловил себя на мысли, что Тео пугает его, но, разумеется, никогда в жизни он не скажет об этом брату. Нет-нет, просто не даст ему в руки такой козырь.
- Так какого хрена ты приехал сюда посреди ночи? - он зевает и, машинально погладив ещё сонного Тигру, берёт свою чашку. Крепкий аромат кофе приятно впивается в ноздри, прогоняя желание завалиться обратно в постель и мертвецки проспать до самого утра. - Есть же отели и всё такое. "Кристабель", в конце концов. Или ты тоже боишься пандемии?
В голосе Ашиля сдержанная насмешка. Он прекрасно помнит, какой Тео чистоплюй. Чёрт возьми, да тот даже руки моет чуть ли не до кровавых мозолей! Интересно, и каково ему находиться рядом с котом?

+2

4

-Так, ущипни, не отказывай себе ни в чем, - язвительно заметил Тео. Вид у Ашиля был не самый презентабельный, но это нормально для любого человека ночью, кроме того Ашиль в принципе вел такой образ жизни - ненормаированный, больше вечерне-ночной, и это даже было удивительно, что он спал.
-О, конечно, я рад, видишь даже прилетел, чтобы порадоваться, - уколол его Тео в ответ. Этот обмен колкостями как вакцинация от гриппа - другие люди им не страшны. Хотя, конечно же, это было не слишком приятно, но он и не рассчитывал на объятия и слезы Ашиля о том, как он страдает без Реми и как он теперь будет без него жить, если вдруг тот умрет. В отличие от романтичного Ашиля, практичный Тео как раз об этом думает, но не с желанием умертвить Реми, как ему кажется, а скорее из желания понять, а что будет дальше. Тео много думает о таком. Например, он часто думает о том, что отец и мать не молодеют, что они однажды постареют и умрут, и, вероятно, что именно Тео будет заниматься организацией похорон, потому что эти двое будут причитать и ныть, а он точно знает, куда идти и что делать. Сначала надо со всем разобраться, а потом уже давать волю чувствам.
-Боже, Ашиль, это животное, оно не должно быть на столе, - проныл Тео. Он не против животных, но не до такой же степени. Это же шизофрения какая-то. - Он вполне справится с молоком и с пола, - Тео развел руками и отсел на другой конец стола. Он впервые за весь этот период сел, действительно, отдохнуть, а не посидеть, пока самолет долетит, или такси доедет. И пусть это было не мягкое кресло или диван, а только стул, хоть и с подушкой, но было приятно, ноги ныли, ботинки уже давили на пальцы от постоянного хождения в них.
Трогать чужого кота он, конечно не стал. Было у него такое негласное соглашение с самим собой, что ничего менять в чужом доме, чужой жизни, чужом образе мысли он не имеет права, хотя бы потому что он бы не хотел давать такого права другому человеку. Просто так нельзя открыть дверь только в одну сторону, если ты открываешь ее, чтобы выйти к кому-то, то этот кто-то может войти к тебе через ту же открытую дверь. Тео гостей не ждет.
-Соскучился, решил вот проведать, как тут город стоит без меня, как-то безрадостно, - аромат кофе отрезвляет, придает сил. Слава Богу, хоть что-то сегодня попадет в его организм. Он огляделся вокруг, потянулся за сахаром - никогда не мог пить горький кофе. -Еще б ты своего кота сюда притащил, - усмехнулся Тео, наблюдая за тем, как котик допил уже молоко, уселся и стал смотреть вокруг, а маленькая капля молока стекла по его усу и шмякнулась о стол. котик увидел и слизал ее. - фу, -скривился Тео, но где-то там проскользнуло подобие усмешки. Котик был милым, но всему свое место - на диване, на полу, но не на столе, не в постели. Он размешал сахар в кофе, заодно остудил его.
-Ну, прилетел я в Лондон давно, просто днем было много дел, - если он сейчас будет рассказывать о том, зачем он приехал и что он делал, то, вероятно, что выглядеть это все будет как оправдание, мол я не такой плохой, как ты думаешь. Да, и Аши воспримет это скорее как подхалимаж или даже, как он любит говорить, четкое выполнение приказов отца. - В отеле сейчас отец, мне не хочется с ним пересекаться, - он не был уверен, что папа или мама позвонили Ашилю, чтобы сообщить, что они приехали, иначе, почему он здесь? Почему не с мамой? С папой, ясен-красен, у них не складывались отношения. - Он пытается разрулить тот скандал, который вы устроили, - Тео бросил это невзначай, не шибко акцентируя внимание, но он знал, что Ашилю будет неприятно слышать, что Тео в курсе. - И слушать его гнев должен точно не я, - так бывало, что кому-то из них троих приходилось выслушивать за двух других, если он оказывался в поле зрения мамы или папы, и Тео сейчас не был к этому готов, он хотел есть и спать, но еды котенку достается в этом доме больше. - Еды вообще нет? - с надеждой спросил он, подошел к холодильнику, открыл его и расстроенно закрыл обратно. - А если я пойду в другой отель, то таблоиды утром напишут, что Ассани не живут у Ассани, кому это нужно? - впрочем, и это все вранье, потому что Тео просто понимал, что в Лондоне - это единственное их место жительства. - Кстати, - он порылся в карманах и достал ключи от квартиры Реми, - врач сказал, что ты забыл, документы забрал, а ключи нет, - он положил их на стол и подвинул в сторону Ашиля. Наверное, у Аши были свои ключи и он даже не подумал о том, что надо их тоже забрать вместе с документами Реми. Тео не принадлежали эти ключи, Реми их дал не ему, а потому оставлять их себе тоже было бы весьма странно.

+2

5

[icon]https://funkyimg.com/i/33WX4.png[/icon]
Ашиль обжигает брата взглядом, давая понять, что тему с котёнком развивать не стоит. Но Тео и сам всё прекрасно понимает - это не его животное, не его квартира и уже тем более не его жизнь. Вообще этому поганцу явно не повредил бы кот, собака или хотя бы хомячок в далёком детстве, глядишь, его эмоциональный диапазон стал бы чуть больше, чем у зубочистки. Хотя чёрт его знает, может, в омуте по имени Тео Али Ассани водилось что-то кроме чертей, милосердие, например, или даже любовь. Но пока Ашиль решительно отказывается в это верить - своего старшего брата он видит тщеславным самодовольным павлином, не больше и не меньше. Даже чашку Тео держит так, словно находится на приёме у английской Королевы.
- Тео, не нуди, - просто отвечает Ашиль и пьёт свой кофе. - Честное слово, ты только переступил порог квартиры, но уже утомил меня.
На самом деле он чувствует укол обиды. Тео не сказал ему о своём приезде и, как оказалось, тусуется в Лондоне уже не один день. Конечно, Ашиль тоже не докладывает старшему о своих перемещениях и, более того, старается держать его длинный нос максимально далеко от собственной жизни. Логично, что Тео делает то же самое, но всё-таки Аши почему-то слегка обидно. В конце концов, они не чужие друг другу, и их вполне могла сплотить одна беда. Правда, он не успевает надуться окончательно, потому что следующая новость буквально выбивает землю из под ног.
- Отец здесь? - помертвевшими губами переспрашивает Ашиль и падает на стул. - Нет, ты серьёзно? Не шутишь сейчас? Он правда прилетел в Лондон?!
Кажется, ему становится дурно. Кофе приобретает мерзковатый привкус горечи, и Ассани-младший брезгливо отставляет чашку подальше. Котёнок сладко мяукает, закончив со своим молоком, но Ашилю сейчас не до него дела. Конечно, он подозревал, что рано или поздно отец появится в городе, особенно учитывая неприятную ситуацию с Реми. Но это событие происходит как-то неожиданно, и вновь никто не ставит Аши в известность. Даже мать. Хотя ей наверняка запретили говорить младшему сыну о приезде.
- Полный улёт, - резюмирует Ашиль, откидываясь на неудобной спинке стула. - Значит, ты в курсе про скандал.
Неприятно сосёт под ложечкой, и дело совсем не в голоде. Была бы шерсть, давно бы встала уже на загривке. Одно дело получать нагоняй от старшего, но такого понимающего брата, и совсем другое послужить лишним примером разочарования для собственного отца. Ашиль машинально запускает длинные пальцы в волосы, проводит между густых светлых прядей и с силой прикусывает нижнюю губу. После камин-аута и последующей свадьбы его отношения с Обероном если не испортились окончательно, то существенно понизили градус теплоты. Ашиль боится лишний раз напоминать о своём существовании, Оберон же делает вид, будто ничего не произошло. Он даже Патрика называет не иначе как "Этот Человек", категорически отказываясь признавать роль ирландца в жизни собственного сына. В принципе, такая холодная война и Ла Манш, отделяющий от отче более-менее устраивали Ашиля. Но он точно не готов к необходимости предстать перед суровым отцовским взором.
Хотя... а нужно ли это делать?
- Слушай, Тео, - осторожно начинает Ашиль. - Давай что-нибудь закажем, хорошо? Честно говоря, я сам не ел часов с пяти вечера, просто времени не было. А после пришёл с работы и почти сразу же лёг спать. Да я и в принципе не готовлю, ты же знаешь.
Он осекается. Нет, Тео не знает. Ни этот факт, ни сотню других, которые составляют обширную жизнь Аши. Это к вопросу о том, что братья общаются слишком мало, а зачастую не общаются вовсе. Чтобы скрыть смущение, Ашиль извиняется и выходит - взять мобильный телефон и найти доставку. Его память смутно говорит о том, что Тео долгое время жил в Индии и вроде как проникся культурой и особенно кулинарией этой страны. А в Лондоне был только один приличный индийский ресторан, работающий круглосуточно - тот самый, в котором Аши ужинал с Генри в первый день их знакомства.
Он звонит в ресторан, на скорую руку выбирает что-то и просит добавить несколько бутылок пива - разговаривать с Тео в трезвом состоянии без желания его придушить Ашиль не может. Обратно он возвращается успокоившийся и слегка повеселевший.
- Спасибо за ключи, - он благодарит вполне искренне. - Честно говоря, я запамятовал. Тот день был безумным, у сначала меня огорошили новость о болезни Реми, потом заставили сдать анализ на covid-19. Потом отправили домой на карантин... ты вообще слышал о том, что необходимо сидеть на карантине, если у тебя подозрение на этот вирус? Какой-то кошмар.
Наверное, он пытается заболтать сам себя. Не Тео. Заболтать прежде, чем придётся задать волнующий вопрос.
- Я так понимаю, что отец захочет поговорить со мной, как с главным зачинщиком скандала? - как можно более спокойнее интересуется Ашиль и берёт на руку Тигру. - Или он вообще не хочет меня видеть?
Конечно, в глубине души ему очень горько. Потому что Оберона Ашиль любит. Вопрос в том, на что готов пойти глава семьи, чтобы сохранить свою драгоценную репутацию. Готов ли он пожертвовать из без того плохими отношениями с младшим сыном?

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » We don't have to talk