В жизни каждого мужчины есть та, ради кого он готов на любые безрассудства. Ричард никогда не влюблялся до такого состояния, что бы потерять разум. Он, в принципе, никогда не влюблялся, стараясь держать всех своих избранниц на расстоянии вытянутой руки, но... в его жизни уже давно, пусть и неосознанно, была Лоурен... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Вояж


Вояж

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


ВОЯЖ
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://thumbs.gfycat.com/DiscreteFineGalah-max-1mb.gif

Ашиль Ассани, Леон Бёрк
15.08.20, Лондон, съёмочная площадка, павильон №13

- Саня, не надо!
- Этот парень был из тех, кто просто любит жизнь...

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/9/12414.png[/icon]

+2

2

- Стоп! Снято!
Лео щелкнул обеими руками в воздухе одновременно с хлопушкой и широко зевнул, жмурясь от утреннего солнца. На глаза проступили слезы, от чего он начал часто моргать и обмахивать смазливое еблишко ладонями. Тут же подскочила пухленькая гримерша по имени Николь с причитаниями наперевес, что мол вечно не выспится, а потом ходит хлебало разевает направо и налево, от чего весь грим по известному месту.
- Не причитай, Никки, я тебя умоляю, - закатил глаза парень, наклоняясь к женщине, чтобы метру с кепкой было удобнее махать напудренной кистью.
Это была его четвертая смена подряд и шестой съемочный день со снятия карантина. На площадке все носились, точно дикошарые сторожевые псы, которых впервые в жизни с поводка спустили. И не по какому-нибудь двору побегать, а аж на соседнюю улочку. Ожидаемо, конечно, ведь все до ужаса соскучились по живому общению, съемочному процессу, а главное - по бабосикам, с которыми киноиндустрия за время пандемии просела самым наиконкретнейшим образом. Всего смен у Люка Одлина в графике стояло шестнадцать, то есть четыре раза по четыре с перерывом в два дня между блоками. Ситуация, лично для него, немного опасная, но вполне себе понятная. Бёрк предпочитал работать наскоком, отхерачивая все за один пусть и длительный присест, а потом уже пускаться во все тяжкие в сладостном ожидании следующего съемочного сезона, либо нового проекта. Но, к великому сожалению, не все могли или хотели вкручиваться, как ломовые лошади, а предпочитали размеренно заниматься делом, составляя графики "удобно и согласно регламенту". Фуфлыжники.
- Люк, котик, может еще дубль? - прогундела в мегафон тетя-режиссер, а Леон прикрыл глаза рукой от солнца, оборачиваясь в нужную сторону. Моя ты курочка, моя ты нежная. Мало того, что эта шаболда пыталась пропихнуть какую-то свою недоплеменняцу в этот сериал, дак еще и заставила всю группу носить маски за периметром кадра. Причем не абы как, а прям вот на нос натянуть, а сама сидела теперь себе на стульчике, масочка на подбородочке, и давила лыбу во все 32 сапфировых зуба на шарнирах.
- А может не будем? - кокетливо улыбнулся парень, прикрывая левый глаз, - Солнце все равно уже не там, да вы и сами видели, я уже все что мог в этой сцене отдал, - наклонил голову, поджимая губы, словно маленький ребенок.
- Хорошо... Тогда твой следующий сет через полтора часа в 13 павильоне, - Всегда прокатывает.
Парниша развернулся на каблуках, одобрительно кивая самому себе и пошлепал в сторону трейлера. Как только вышагнул за пределы ленты-разметки кадра, получил маской в рыльце. Пофыркал для приличия, но, под суровым взглядом Никки, все же на нос натянул. Джабба Хатт в юбке, етить ее во все щели.
Трейлер в этот раз был ощутимо поменьше и попахивал старушатенкой. Экономили, как говорится на всем, за исключением, пожалуй, гонораров. Спасибо мистеру Ассани за каждую буковку моего чудесного контракта. Страшно хотелось выкурить сигаретку и промочить горло, но по какой-то причине сегодня бутилированную воду ему не выставили, от чего парень скривился, водя языком по зубам и размышляя, как же лучше поступить. Варианта два: закатить истерику, либо найти стакан в ящичках и попить из-под крана. Для первого - рановато, да и сил нет, поэтому было принято решение рыться по шкафам. Надеюсь тут никто не помер, - подумал Леон, брезгливо берясь то за одну ручку, то за другую.
Нужная вещица нашлась с третьего раза, правда не стакан, а кружка с надписью "любимому дедушке". А за кружкой нашлась еще одна интересная вещица, которая привлекла внимание Бёрка молниеносно, вытесняя из головушки все остальное. Маленькая рыжая баночка с белой крышкой, которая тут же оказалась у парня в руках. Надписи на наклейке стерлись, поэтому понять что конкретно перекатывалось внутри было невозможно. Мозг начал работать в усиленном режиме, слету перебирая все за и против. Основными аргументами "против" были голод, недосып и стоящее перед глазами лицо Ашиля, которое кривилось в гневе, готовясь разнести его в пух и прах. Единственным аргументом "за" было "да ну нахуй, че будет?"
Вот и узнаем! - Леон одним движением большого пальца скрутил крышку, набрал в кружку воды, предварительно ее обнюхав, и сначала закинул в рот одну меленькую белую таблетку, а затем еще две, запивая крупными глотками. Первые минут пять не происходило ничего. Он успел дважды обойти трейлер, еще раз покрутить в руках баночку, громко рыгнуть и почесать яица. Потом пришла мысля о том, что как-то больно легко слетела крышка, если лекарство стояло в шкафчике так долго, что прочитать на стикере ничего нельзя. Парень задумчиво почесал репу, закидывая голову назад, как вдруг понял, что вернуть башку на место не представляется возможным. Мозг поехал быстро и куда-то по спирали, а зрачки, часто дёргаясь, начали закатываться под верхнее веко.
Бляяя... Барбитурат...

+3

3

ВВ

https://i.imgur.com/OwEFeGvl.jpg

Законный субботний выходной начинается прекрасно. Ашиль успевает вдоволь отоспаться - накануне закончили поздно, так как записывали новый альбом Джошуа, - умыться на скорую руку и выйти на пробежку. За час он успевает трижды обогнуть большой парк, на выходе покупает себе стаканчик кофе у улыбчивой полной дамы, и преспокойно возвращается домой. Сигаретку бы, но на руке никотиновый пластырь, а в голове очередная попытка бросить курить. Но даже это минутное раздражение не может испортить отличное настроение.
Ашиль принимает душ, горланит какую-то популярную песню (хотя, кажется, это что-то стрёмное и жуткое из творческих потугов Эшли Блэк), после преспокойно завтракает. В планах заехать за Каримом, вихрем пронестись по магазинам, а вечером на тренировочку. Красота, да и только!
Но, как говорится, хочешь рассмешить Господа - расскажи ему о своих планах.
Первый звоночек становится прям настоящим звоночком. Ашиль натягивает джинсы, когда мобильный телефон взрывается возмущённым чириканьем - кажется, кое-что забыл отключить звук. Тоскливо посмотрев на незнакомый номер, Ассани подумывает старательно проигнорировать его (в пизду, опять ведь по работе звонят), но кто-то на другом конце не успокаивается.
- Блять, - обречённо бросает Ашиль и, застегнув молнию, принимает вызов. - Ашиль Ассани, слушаю вас. Да? Да, он самый. ЧЕГО?!
Он подпрыгивает на месте и прикусывает язык, чтобы не разразиться потоком самых грязных ругательств. Как будто это поможет хоть как-то исправить ситуацию!
- Понял, - Ашиль смотрит на часы, прикидывая, через сколько сможет добраться до студии. - Я скоро буду. Нет, мисс, умоляю, не нужно звать полицию! Я решу вопрос. Лучше вызовите врача.
Схватив ключи от тачки, он выбегает из квартиры, на ходу отбивая Кариму сообщение с извинениями. А голова уже гудит от напряжения, и чудно начавшийся день летит в пизду.
Красная Audi несётся по городу на пределе разрешённой скорости. Ашиль нервно отбивает пальцами чечётку на руле: плевать он хотел на штрафы, но объясняться с дорожной полицией сейчас себе дороже. Нельзя терять ни минуты, да и эти полчаса, которые машина едет до студии, больше напоминают сто лет.
На парковке Ассани занимает сразу два места и, вылетев из авто, несётся на поиски нужного павильона. Студия больше напоминает заколдованный лабиринт, и Ашиль набирает номер Поппи, старшей ассистентки или как там её, которая звонила с неприятной новостью. Девушка на ходу даёт подсказки, и Ассани как в заправском квесте носится по переходам, рискую пропустить нужный поворот. Наконец, он оказывается около потрёпанного видавшего виды трейлера и торопливо заходит внутрь.
Здесь очень душно и толпится человек семь, не меньше. Не без труда растолкав присутствующих, Ашиль имеет счастье лицезреть тулово того, кого порывается убить по десять раз на дню.
Нет, на самом деле но очень хорошо относится ко всем подопечным L_Music. И к взбалмошной Эшли, которая вечно отчебучивает что-то, что потом нужно расхлёбывать вместе с жадной до сплетен прессой, и к вечно депрессивному Джошуа с его нытьём "Боже, я бездарность!", и к застенчивому и вечно мрачному, как Уэнсдэй Аддамс Джастину, и тем более к Леону, который является просто вишенкой на тортике из этой Кунсткамеры персонажей.
- Кажется, ему плохо, - испуганно резюмирует хрупкая брюнеточка с бейджиком "Николь" на белой фирменной футболке, украшенной лого студии.
- Дельное наблюдение, - саркастически отмечает Ашиль и присаживается на корточки рядом с пускающим слюни актёром. - Что он ел и пил? Вы доктора вызвали?
- Да вроде завтракал вместе со всеми, - Николь прижимает тонкие пальцы к вискам. - А доктора... не, не вызывали..
- Почему? - раздражённо рявкает Ашиль, оттягивая указательным пальцем веко на чужом ебле.
- А у нас на площадке доктора нет, - бесхитростно выдаёт другая девушка, в ярко-оранжевой бейсболке. - Зато аптечка есть. Хотите, принесу?
Ассани не сдерживает горестного стона. Ебучий детский сад, но Леон-Люк хотя бы дышит, и то, что он не окочурился за сорок последних минут, уже прогресс.
- Свалите нахрен с глаз моих! Да, все свалите! - Ашиль выпрямляется. - Ты принеси воды. А я пока вызову врача. И никому ни слова - видите, парню стало плохо от духоты. Кондиционера тут нет, условия на площадке оставляют желать лучшего. Да мы вас засудим!
В трейлере поднимается невероятная суматоха, и сотрудники спешат к выходу. Никому не улыбается объясняться с режиссером, по какой причине юристы L_Music притащат иск. Оставшись в одиночестве со своим несчастьем, Ашиль выдыхает и, вновь опустившись на корточки, резко хлопает Бёрка по лицу.
- Сука, просыпайся! - рычит он, заодно отбивая короткую смс-sos доктору, который уже неоднократно буквально вытаскивал засранца-актёра с того света. - Просыпайся, блять, уёбище!
Пощёчины становятся всё резче. Ударить бы сильнее, да только Леон не подаёт признаков жизни, и Ассани боится переусердствовать. За труп актёришки Лоурен его явно по голове не погладит, хотя в этом случае одной головной болью явно станет меньше. Мысль о проёбанном выходном жалит больно, и Ашиль клянётся сам себе, что как только Леон придёт в сознание и встанет на ноги, Аши обязательно оторвёт его тупую голову.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/9/12414.png[/icon]

+4

4

Бритва врезается в тело.
Реки глубоки.
Кислота разъедает кожу.
Наркотики вызывают судороги.
Оружие незаконно.
Верёвка рвётся.
Запах газа невыносим.
Поэтому стоит жить!

Эту цитату из культового фильма Лео знал наизусть и повторял каждый раз, когда приходы были особенно сильными. Своеобразный тест на работу мозга, проверка на органические поражения, инсульт и прочие прелести красивой жизни. Ощущения в этот раз знакомые, но крайне непривычные. Парень любил ускорятся, если очень уж тянуло, закидываясь спидами или даже мефом, предпочитая подстегивать нервную систему, а не угнетать ее. Но и подобного рода приключения уже случались, поэтому плотный туман, постепенно переходящий в полную темноту был воспринят им как что-то не слишком приятное, но известное и неизбежное. Сначала тебя затягивает плавным водоворотом куда-то глубоко-глубоко вниз. Затем вращение прекращается, переходя в размеренное ощущение погружения на глубину. Что-то вокруг тебя, что нельзя ни потрогать, ни толком почувствовать, ни тем более описать, обволакивает каждую клеточку тела. Мягко и тягуче, как патока или кремовый зефир. И так же приторно сладко. А потом начинается самое интересное. Когда ты, казалось бы, достиг дна и тонуть уже некуда, вдруг появляется давящее ощущение сверху. Сначала легко, словно пуховое одеяло. Затем более ощутимо, как постепенно уплотняющаяся толща воды. А затем финалочка, в виде бетонной плиты. Что схожее с сонным параличом, только душное и как-будто в вакууме. Ни света, ни звука, ни каких любо других ощущений, кроме сковывающего все тело давления отовсюду. Нельзя точно сказать, сколько длится это состояние, но в какой-то момент ты понимаешь, что тела больше нет. Нет ничего, кроме маленькой искорки в темноте, которая плавно лавирует в поисках чего-то, а может и вовсе без цели. Эта искорка то ли твой разум, то ли сознание, то ли душа, кому как угодно. Но это все, что от тебя осталось, откинув лишнее, ненужное, мешающее. Вселенское спокойствие и умиротворение. Ничего не нужно, никуда не надо, ничего не хочется. Тут итак все есть и ничего нет.
Первым признаком отходняка было внезапное обнаружение мозгом кончиков пальцев рук и ног. Легкое покалывание, но где-то на расстоянии, словно чувствуешь четыре странных места в пространстве вокруг тебя, которые ничем с тобой не соединены. Дальше покалывание медленно, по миллиметру движется по нервным окончаниям вверх от конечностей к голове, неприятно жаля серый орган ненужной информацией о том в каком положении находится тело, что где затекло, где перегнуло, а где противно вспотело. Когда наконец доходит черед до легких и сердечка, тело начинает натужно вспоминать, как нужно дышать, хотя до того, как-то само справлялось, от чего дыхание становится еще более медленным, но теперь глубоким и горячим. Сердце сокращается болезненно и с такой силой, что толчки в грудак можно заметить невооруженным глазом. И вишенкой на торте в уши робко, как сквозь вату стучатся звуки окружающего мира, а сквозь закрытые веки начинает пробиваться свет, рисуя красные пятна и черные узоры вен.
- Про...айся...лять...ище... - Лео не мог сложить набор звуков в слова, как и понять, кто их издает, но отчетливо услышал запах пряничков.
Ассааааниии... Мысли были вялыми, как хуй после трех раундов ебли подряд. При желании можно постараться, поднапрячься и выдать что-то дельное, но пиздец как не охото. Бёрк попытался пошевелить ладонью, но вышло крайне убого, зато по телу пошла мелкая дрожь, а сердце так же медленно застучало, но уже где-то в глотке.
На движения было решено забить хер и попробовать что-нибудь сказать. Хотя какое там сказать, хотя бы помычать для приличия. Смешнооо... Губы парня дрогнули, в попытке улыбнуться, а затем с губ таки слетел полустон-полукряхтение, которое задумывалось, как смешок.
Вариантов было мало. Надо срочно заставить тело реагировать на позывы мозга, а для этого - заставить мозг четко формулировать позывы. А ну и для начала, конечно же понять кому это все надо, ибо в своем желании напрягаться и куда-либо двигаться Леон уж очень сильно сомневался.
Пряяяничееек...

+2

5

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/9/12414.png[/icon]
Иногда Ашиль искренне ненавидит свою работу. Это происходит в те редкие моменты, когда приходится, засучив рукава, разгребать чужое дерьмо собственными руками. Невольно в голове появляется светлый образ Оберона Ассани, который сетует, что его во всех смыслах перспективный сын выбрасывает в помойку свой блестящий гарвардский диплом вкупе с талантом и идёт работать на должность "подай-принеси-пошёл-вон". В эти моменты Ашиль ненавидит сам себя, потом что в глубине души понимает, что в чём-то его отец прав.
Эту ненависть вкупе со злостью он вкладывает в очередную пощёчину, от которой Лео, однако ж, ни холодно, ни жарко.
- Леон, честное слово, если ты выживешь, я тебя убью! - обещает Ашиль и достаёт мобильный телефон.
Конечно, звонит он доктору Харрису, кому же ещё. Док уже давно стал не просто спасителем Леона, но и всего лейбла в целом. Конечно, самым частым его пациентом был и оставался этот бессознательный кусок дерьма, чья рожа вызывала стоны восторга молоденьких девочек по всей Великобритании. За Лео-Люка Харрис всегда берёт в двойном тарифе.
- Джон, здравствуйте. Это Ашиль. Спасибо, всё хорошо. У меня, да. У кое-кого не очень... через полчаса? Доктор, вы чудо!
Время ожидания Ашиль проводит в трейлере, коротая время за пачкой сигарет. Пепел он, ничтоже сумняшеся, стряхивает прямо на пускающего слюнявые пузыри актёра. Это Леон переживёт, зато Ассани на душе становится немного теплее.
Он долго думает, стоит ли писать Лоурен, но решает, что справится сам. Да и не стоит дёргать продюсера по мелочам, особенно в сложный для неё период развода. Вместо этого Ашиль отправляет короткое сообщение Генри "У меня будет ЧЕРТОВСКИ сложный день, он должен хотя бы закончиться хорошо", лелея надежду, что любовник не будет слишком занят, зато окажется весьма сообразителен и намёк поймёт.
В оставшееся время Ашиль успевает сделать несколько фото Леона, справедливо полагая, что для архивов лейбла такой компромат оставить стоит. 
- Ашиль, что с ним опять такое? - доктор Джон Харрис заходит внутрь, не поздоровавшись. - Пациент опять чудит?
- Всё так, док, - Ассани машет рукой в сторону актёра. - Что-то сожрал.
- Ну, не в первый раз, - док добродушно улыбается. - Дай-ка мне.
Ашиль почтительно отступает в сторону, давая дорогу профессионалу. Уверенные движения, осанка и явное понимание собственных действий делают из Харриса восьмое чудо света, которого Ассани сейчас очень не хватает. Пока доктор осматривает Леона, Ашиль благоразумно запирает дверь трейлера изнутри, понимая, что слухи по площадке уже расползлись, и очень скоро сюда явится режиссёр проекта вместе с толпой своих ассистентов.
- Дело плохо, Ашиль, - док озабоченно трёт высокий лоб. - Нужно срочно везти его в клинику.
- Нет. Не нужно, - Ассани качает головой и сосредоточенно смотрит на часы. - Прости, док, но в данный момент мы просто не можем себе этого позволить.
- Ашиль, я должен как минимум промыть ему желудок, - мужчина разводит руками. - А затем назначить слабительное для выведения этой дряни из организма. И поставить капельницу, разумеется. Да и то, лучше сделать несколько тестов, мы ведь не знаем, что он принял.
- Давай начнём с желудка,  - Ашиль согласен на что угодно. - А там посмотрим. Если станет хуже, повезем в клинику - пусть обосрётся там. Под мою ответственность.
Во взгляде дока сомнение, но Ассани настроен так же серьёзно, как Наполеон, решивший покорить Европу. И пока Харрис сидит с Леоном, Ашиль быстро находит какую-то ассистентку и просит принести таз и побольше воды.
- Готовимся к роли, - загадочно говорить Ашиль.
Вдвоём они с трудом переворачивают актёра набок, и Харрис заливает ему в рот мерзко пахнущий раствор. Почти весь он выливается в таз, попутно обляпав и Ашиля, и Джона. Но процесс идёт, потому что в следующий момент Лео-Люка начинает буквально выворачивать наизнанку.
- Сука, я тебе это припомню! - причитает Ассани, держав голову актёра и еле сдерживая себя, чтобы не свернуть ему шею. Дракарис - и не было мальчика

+3


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Вояж