Вообще Андрей не считал себя бессмертным. Как и счастливчиком, справедливо полагая, но жизнь — дама капризная и своенравная, чуть не долюбишь её, и она в отместку так отлюбит тебя, что сможет прямо и в гроб уложить. Но всё равно, как то робко и наивно надеешься, что уж с тобой то никогда.[читать дальше]
саунд от Андрея:
Soen - Antagonist
#reallife #эпизоды #NC-21 #Лондон

The Capital of Great Britain

Объявление

Новогодний забег
набор
Выселение
Часть 1
Итоги от
Королевы крика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Встреча после долгой разлуки


Встреча после долгой разлуки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Встреча после долгой разлуки
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
[html]<div align="center">
<div class="video-wrapper">
<div class="video-container"><iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/Rqf3J4ZOPCw" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; clipboard-write; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen></iframe></div>
<!-- /video --></div>
<!-- /video-wrapper --></div>[/html]


Виктория, Маркус
20.09.2020

Лежит на струнах пыль,
Ржавеет под окном разбитый телевизор.
Ты сгладил все углы
И жизнь твоя сплошной проклятый компромисс:
Ни вверх, ни вниз!
Друг дорогой, как ты ладишь с тоской,
Выбираешь запой или спорт?
Может, рискнёшь, стариною тряхнёшь,
Напоследок возьмёшь свой аккорд?

Отредактировано Markus Agostini (23 Сен 2020 20:04:20)

+1

2

Жизнь - она изменчива. Не постоянна. Не долговечна. Сегодня тебе кажется, что ты на коне; что вот он тот момент, когда ты взобрался на вершину мира, но в итоге... Всего лишь случайность. Всего лишь дурацкое стечение обстоятельств и ты становишься не чем. Твое хладное тело вырезают из недр покореженного автомобиля. Твое, и твоей семьи. Ведь, еще бы, ты был слишком зол, что бы прислушаться к голосу разума. Как всегда, ты решил, что все знаешь лучше всех. Итог? Ты не справился с управлением и вместе с собой, у нес жизни еще пяти человек...
  Когда Виктории позвонили из полиции и сообщили, что вся ее семья погибла, - она недоуменно перевела взгляд на стол, за которым в тот момент ужинала ее семья! Она уже хотела сказать, что это вообще-то не смешно, но потом... потом к ней пришло осознание того, о какой именно семье ей говорили. Отец, мачеха и сводные брат с сестрой... Женщина не понимала, как так могло случиться, что брат был с ними, ведь отношения с отцом у него были не лучше, чем у нее, но... случилась так, как случилось.
  К счастью для леди Грейсток, от нее не требовалось опознавать тела, так как у всех при себе были документы, но... она все равно поехала в морг. Одна. Она не хотела, что бы рядом с ней был хоть кто-то в тот момент, когда она убедится, что на оцинкованном столе действительно лежит ее брат. Тот, кто на ровне с ее собственными детьми, был ее гордостью. Тот, кого она действительно любила... Из всей семьи Дженкинс, только с Феликсом она чувствовала родство. И лишь по нему скорбела искренне.
  Похороны... они были пышными, помпезными. Все было именно так, как любила Каролина. Виктория стояла в окружении своей семьи. Гордая, статная... она скрывала свои глаза за черными солнцезащитными очками, в то время как ее лицо не выражало никаких эмоций. Она просто смотрела на четыре гроба, что были в цветах, и думала о том, на сколько скоротечна жизнь... Наверное, она была не совсем хорошим человеком... и еще худшей дочерью, но... в этот конкретный момент, Виктория Грейсток испытывала лишь облегчение. Больше не было нужды играть в любящую дочь. Больше не надо было изображать радость при встречи. Минус одна причина для фальши в ее жизни.
  Казалось бы, этап ее жизни, когда она носила фамилию Дженкинс, был полностью закончен и можно было о нем позабыть на всегда, но... оставались еще юридические формальности - чтение завещания. Виктория не понимала, для чего поверенный отца настоял на ее присутствии, но все же согласилась подъехать. Просто формальность. очередная бездумная трата времени, которого у нее и так в обрез.
  Как оказалось, по воле отца, его завещание должны были читать в его же кабинете лондонского отеля. Когда она там была в последний раз? Давно... еще до замужества. Тогда они поругались в очередной раз, но в итоге - Виктория все равно сделала все именно так, как он хотел. Она разорвала все отношения с Маркусом, не сказав ему при этом ни слова. И теперь... она вновь была в этом отеле. Вновь войдет в его кабинет, но... отца уже за столом не увидит.
  Проходя мимо зареванный секретарше, явно была его любовницей, Викки уверенно толкает дверь и оказывается в святая святых. За эти годы, кабинет почти не изменился. Да, все было новым, модным, дорогим, но при этом... он все равно оставался таким, как она запомнила: выдержанные тона, массивная мебель, огромный персидский ковер.
  Как оказалось, леди Грейсток прибыла на встречу первой и, что бы хоть как-то скоротать время, женщина подошла к огромному окну, из которого было видно Темзу. Красивый вид, который не портила даже вновь испортившаяся погода. Дождь еще не начался, но тучи, что собрались над городом, предвещали грозу. Наверное, так и должно быть в тот момент, когда тебе буду оглашать последнюю отцовскую волю...
  Дверь тихо приоткрылась. Виктории не нужно было оглядываться, что бы понять кто вошел. Так тихо, спокойно и, в какой-то степени, уверенно - мог зайти лишь один человек. Маркус. Кроме той встречи, что была на похоронах, они не виделись более двадцати лет. Наверное, ей бы стоило извиниться за прошлое, но вместо этого:
- Здравствуй, Маркус.

+1

3

[indent] Все эти года он был правой рукой, казалось, прекрасного человека, но со своими амбициями и изюминкой. Маркус прекрасно знал об атмосфере в их семье, но никогда не осуждал, не рассуждал и даже не думал. Их с умершим связывало только близкие рабочие отношения и больше ничего. Они были настолько близкими, сколько позволяло не перейти черту личных взаимоотношений и не нарушить эту идиллию прекрасных молчаливых взаимовыгодных договоренностей. Маркс Эдварда считал свои своего рода наставника, который учил его много нового, но в то же время и он отдавал намного больше. В этом был весь смысл, это ему нравилось. Нравилось, что вместе с его окружением он просвещается и растет вверх. Казалось, ничто и никто не могло нарушить. Но в жизни есть определенная полоса препятствий, которые не подвластны никому, разве что Богу, если в него верить и жить им.  А так было много планов, много задач и в один миг они остаются пустыми, смысл в них пропал, все померкло. Сожаления только осталось в его душе. Он стоит, пока гроб с покойником опускается в могилу. Маркус был словно тенью, не прейти и не отдать последнее уважение к человеку, который приложил свою руку к его будущему - этого не мог позволить. И вот видит ее, спустя столько лет. Она же его не замечает, такая задумчивая, отвлекающееся от всего мира. Он не стал нарушать ее молчаливый уход, еще пару минут мысленно простился с семьей, которая по чисто случайности ушла навсегда из этого мира.
[indent] И вот теперь ему предстоит встреча с миссис Виктории Грейсток. Она осталась единственной наследницей всей этой гостевой империи, которая складывалась годами. Что она в этом знает? Да у нее есть свой бизнес, но они совершенно разные. Он не может угадать ни ее действия, ни ее решения. Да и кто знает, захочет ли она после такой разлуки иметь дело с ним? Все же не просто так случилось. Все стало так, как нужно. Вот только прошлое возвращается так стремительно к одинокому человеку. Оно напоминает ему все больше и больше. К сожалению, эти воспоминания нельзя забыть, нельзя стереть. Но сейчас все по-другому. Дочь человека, который он принимал словно как отца без всякой этой сыновьей-отцовской формальности, его когда-то задела за живое, сломала его некоторые убеждения и предрассудки. И сейчас нужно снова встретиться с той, которые действия нельзя понять и предугадать. Это такой маленький сюрприз, о котором узнаешь уже тогда, когда ставят тебя перед фактом. Маркус долго думал о том, что его жизнь измениться с этого периода. Он обдумывал и принял ,казалось, одно единственное решение - ввести в курс дела Викторию, а после оставить свой пост. Они не смогут найти общий язык. Он снова будет искать какую-нибудь пакость или проделку. От этого не уйти, такой человек, такие нравы. А если она попросит остаться? Нет. Не будет.
[indent] Он уверенными шагами идет к кабинету. Задерживается на долю секунду перед ним и вздыхает. Сколько раз он уже заходил сюда? Много, но именно сейчас ему как никогда сложно сделать шаг, и перешагнуть порог. Но он должен. Тени прошлого хоть снова и начали преследовать его, все же они не должны мешать настоящему. Маркус не покажет ни малейшего повода о прошлой связи. Это давно осталось в прошлом, просто эти отголоски и воспоминания, которые так и хотят вырваться наружу. Еще один шаг, глубокий вдох и выдох и открывает дверь.
[indent] И вот она: вся такая утонченная, уверенная, господствующая. Конечно, изменилась и от той невинной девчонки не осталось ни следа той легкости, которая была. Перед ним стояла женщина, которая прошла половину своего жизненного пути, которая научена опытом как горьким, так и сладким. Она мать, она жена. И этого достаточно.
[indent] - Доброго дня, миссис Грейсток, - так непринужденно и как будто каждый день ей это произносит. Он встречается с ней взглядом, но тут же отводит. Уходит вглубь кабинета и кладет внушительную папку на стол.
[indent] - Давайте перейдем уже к делу... - он не дает ей и время опомниться. Его руки открывают папку, и Маркус начинает говорить о делах, которые у них есть на данный момент. - Я сам все подготовил, и можете все изучить в этой папке. Постарался кратко, но, чтоб побыстрее ввести вас в курс дел вашего отца...- мужчина старался не задерживаться на ее лице, а любовь к своему делу помогло ему окунуться в рабочие моменты и немного отвлечься от своих смятений и мыслей. Они сейчас ни к чему. Он будет словно холодная стена, решительная, холодная и непоколебимая. Она когда-то сделала свой выбор, теперь делает он. И уже не важно какие причины за этим стояли. Когда-то ранив однажды, будет снова наносить удары, если только подпустишь к себе, если только дашь снова слабину. Они никогда не были друзьями, так почему это должно случиться сейчас или позже? И это все дало основания принять решение об уходе, как только наладиться дела. Одним месяцем раньше, одним позже - это уже не имеет значение. Эти встречи будут непоколебимы, только рабочие вопросы и обсуждения, ничего личного не должно проскальзывает. Маркус знает, что с ее стороны так и будет. Иначе не поступила так около двадцати лет назад. Или сколько там прошло? Уже не столь важно.

Отредактировано Markus Agostini (30 Сен 2020 10:35:09)

+1

4

Прошлое. Оно всегда настигает нас. Даже если тебе кажется, что ты не бежишь от него. Даже если думаешь, что давно все осталось в прошлом. Но рано или поздно случится что-то, что вынудит тебя встретиться лицом к лицу с последствиями того, что было сделано или сказано когда-то. Жалела ли она о том, что тогда рассталась с Маркусом? Нет. Потому что ее желания и прихоти могли стоить ему будущего. Быть может, он смог бы стать выдающимся юристом, как того хотел его отец, но... Виктория то знала, что мужчине куда больше нравится именно гостиничный бизнес. Они были вместе год! Год! И этого срока вполне достаточно для того, что бы узнать кого-то. Знала ли она тогда, что своим молчаливы уходом причинит ему боль? Безусловно. Но так, конечно же, было лучше, чем нести ответственность за разрушенную жизнь. Нет, она все сделала правильно. Вот только ему этого не объяснить. Викки уверена, что Маркус никогда не спросит ее о причинах такого решения. Да и тот факт, что спустя год она вышла замуж за лорда Грейстока - явно дал ему возможность сделать свои собственные выводы. Сама же Виктория была слишком горда, чтобы начать объясняться спустя два десятилетия. Да и, в конце концов, они оба уже давно взрослые люди, со своими состоявшимися жизнями, так что ни к чему ворошить прошлое.
  Обернувшись на звук его голоса, леди Грейсток некоторое время молча его изучает. Конечно же он изменился. Все люди меняются за столь продолжительный срок. Но при этом, как ей казалось, в нем еще осталось что-то от того юноши, что сумел удерживать ее подле себя на протяжении целого года. Что в нем тогда такого было? Умение слушать? Или искренний интерес и восхищение ее танцами? Она никогда не спрашивала об этом ни его, ни себя. Ведь есть те вопросы, ответы на которые могут в итоге больно ударить. Интересно, а во мне осталось хоть что-то от той девчонки?.. К чему этот вопрос? Ведь, казалось бы, она полностью довольна тем, как сложилась ее жизнь. Наверное, просто время такое, когда начинаешь задаваться странными вопросами.
  Уверенно подойдя к столу и взглянув на все то, что с собой принес мужчина, Викки с легкой усмешкой произносит:
  - Тебе не кажется, что ты несколько поторопился? Мы ведь еще не знаем, что сказано в завещании. - беспокоит ли ее факт того, что отец мог ей ничего не оставить? Нет. Скорее, ее пугает возможность того, что все унаследует именно она. Ведь, будем честны, Виктория не хотела больше иметь ничего с фамилией Дженкинс. У нее был ее клуб и планы открыть собственную балетную студию. Викки была, в первую очередь, именно творческим человеком, а уже после - бизнес леди. И ее устраивало это. И сейчас, на уровне интуиции, она чувствовала, что все может резко измениться. Кардинально. И вряд ли именно так, как хотелось бы ей. Как ни крути, но с отцом у них были отношения, что далеки от хороших и нормальных. И подгадить ей даже с того света - это вполне в его стиле.
  - Как дела, Маркус? - ей действительно интересно. Интересно, как именно поведет себя мужчина. Как будет отвечать на столь, казалось бы, невинный вопрос. Для чего ей этого? Быть может для того, что бы разбить это неловкое молчание из его скорби и ее недосказанности? Кто знает... быть может да... а может и нет... 
  Виктория не спешит садиться в кресло покойного отца. Сегодня там будет сидеть нотариус, а ей и у окна будет не плохо стоять.
  Недовольный взгляд на циферблат наручных часов и женщина уже задумывается о том, что бы достать из сумки сигареты, пора уже избавляться от столь вредной привычки, как дверь открывается и в кабинет заходит мистер Нортман.
  - Виктория, Маркус, хорошо, что Вы уже здесь. Сегодня я озвучу исключительно вам те условия, что указал в своем завещании мистер Дженкинс. После этого, я дам вам двоим сутки на размышления. Для чего - Вы скоро поймете. Прошу вас, присаживайтесь.
  - Благодарю, но мне и у окна довольно не плохо. - резко произносит Викки, после чего, смягчает свои слова улыбкой. Ну же, давайте уже закончим с этим абсурдом и я просто вернусь к своей привычной жизни.

+1

5

[indent] Виктория как будто его не замечает. Наверное, поглощена своими мыслями. Но это уже не важно. Все то, что было построено ее отцом сейчас ляжет на ее плечи. И хоть завещание еще не было оглашено, он предполагал, что в нем находится. Тем более если они вдвоем пришли немного ранее нотариуса, то почему бы не потратит время с  пользой? Поэтому он не стал тратить время на всякие любезности, которые были ни к чему после такой долгой разлуки. Да и время было не столь важно, если б они тогда расстались совершенно иначе. И снова на душе появился некий осадок от того, что было несколько лет назад. Казалось, прошла вечность, а воспоминания еще свежи. Да он сам в какой-то степени виноват, что когда-то смог взбрести себе рану в сердце. Маркус сам себе придумал отношения, сам себе помечтал о невозможном. И это была не ее вина, что сейчас он хотел побыстрее решить дела. В конце концов, она сама прекратила связь с ним, а значит были на то причины. Но навряд ли хотела остаться друзьями. Иначе все объяснила, а он бы смог понять. Все было б иначе. Сейчас не было той тяжести, которая  в данный момент витала в кабинете покойного его отца.
[indent] Но не успевает он и сказать и мизерную долю того, что хотел, она его перебивает. Маркус поднимает взгляд на нее и останавливается на ее лице, ее все так же красивых глазах. Он пытается понять, к чему это все. Разве ей сейчас не все ли равно? И почему-то уверен, что не захочет с ним иметь никаких дел. Да и настаивать, в принципе сам он не будет. Да, это работа была всем его смыслом жизни, практически, но это не единственный был доход к его существованию. Конечно, с момента его ухода это сильно ударит по его кошельку, но не вгонит в статус "нищего". Почему-то он уверен в таком исходе, ведь иначе никак не может.
[indent] - Я подумал, что нам не стоит терять время, поэтому решил сразу же перейти к делу. - и все же он был немного озадачен, ведь Виктория всегда решала все быстро и никогда не показывала, что в чем-то сомневается. Ее решения были четкими и лаконичными даже в те молодые годы. Сейчас все это должно укрепиться в ней. Но он замечает какую-то легкую неуверенность во всей ситуации. Странно, впрочем, какое это имеет значение?
[indent] - Тем более понятно, что все достанется вам, - он не решается перейти на "ты". Слишком интимным показался бы такой разговор. Но вместо того, чтоб согласиться с ним, Виктория спрашивает о его делах. Его бровь невольно поднимается. То, что он изумлен - это ничего не сказать. Вот зачем быть такой? Она могла бы не притворяться доброжелательной по отношению к нему. И такие вопросы вряд ли показывает некую заинтересованность. Вряд ли Виктория хочет знать о его делах после стольких лет. Это не походит на нее.
[indent] - Замечательно, как и всегда, - довольно сухо отвечает ей. Он готов было еще сказать что-то, но ручка поворачивается и в кабинет заходит мистер Нортман. Как же он кстати. Маркус невольно вздыхает. Все же очень трудно сдержать свои эмоции, сдержать куча вопросов, которые уже давно он уготовил ей, миссис Карлайл. И сейчас как некстати, чтоб немного эмоционально передохнуть от такого напряжения.
[indent] Нотариус предлагает им присесть. Маркус автоматически садится напротив кресла, где совсем недавно восседал мистер Дженкинс. А после речь производит еще больше фурор в его сознании. И когда завещание должно было расставить все точки над "и", наоборот создало еще больше вопросов. Зачем отцу указывать условия? Причем такое абсурдное. Маркус чуть ли вслух  высказывает свои негативные эмоции. Вот почему нельзя было просто передать своей дочери все, что было? Зачем это условие, что я должен остаться на своем месте? Нет, покойного мистера Дженкинса не волновала его, скажем так, задница в случае  потери место работы. Но так же он знал, что они вообще никак не общались и даже между ними пробегало неловкое взаимонепонимание. Он знал, что после той последней встречи, они не виделись, и каждый пытался избегать друг друга. Хотя, возможно, делал только Маркус. Но в то же время было б куда логичнее оставить на время перехода всей собственности и бизнеса Виктории, ввести ее в курс дела. А тут такое. И снова слова Нортмана впивается мне в голову: " В случае ухода мистера Агостини из компании, то все мое имущество передается..." Черт, - все же выругается в голове мужчина. Трудное будет решение, если попытается он уйти, но еще труднее будет вести дела вместе с Викторией. Интересно, а что она думает по этому поводу? Маркус поднимает глаза на своего возможного будущего партнера. Хм, ей тоже не нравится эта идея, - думает мужчина, видя как черты лица изменились. Она уже не казалась такой спокойной и одухотворенной своей жизнью.
[indent] И вот нотариус уходит, оставляя их со своими мыслями и пару экземпляров копии части завещания, оставленным отцом Виктории. Мысли теряются, и он не может зацепиться за какую-нибудь здравую, поэтому все так же сидя в кресле, задумчиво произносит:
[indent] - Интересный исход. А я думал через пару месяцев уходить, - вдруг вслух произносит свое решение, которое обдумывал уже много дней. Ему казалось, что тогда он нашел выход в этой всей ситуации, но сейчас снова придется обдумывать и принимать важное решение не только за себя. Или он сможет вот так просто взять и оставить Викторию со всеми ее проблемами?

Отредактировано Aladdin (3 Ноя 2020 13:50:42)

+1

6

Она понимает его желание сократить общение до минимума. Правда, понимает, но все же... Викторию это слегка задевает. Точнее, это задевает ее женское самолюбие, но не более. Кроме того, женщина даже разделяет это его стремление. Чисто с логической точки зрения.
  - Маркус, давай без этого? Я не общалась с отцом со дня своей свадьбы, так с чего ему хоть что-то оставлять мне? - в ее голосе слышится сарказм, в то время как взгляд устремлен на Темзу. Она ждет мистера Нортмана, как спасителя. Она верит, что тот сообщит о том, что ей ничего не достается и она может быть свободной. - Куда логичнее будет то, если верить слухам, что он все оставит тебе. - и, что самое смешное, при этом в голосе Викки отчетливо сквозит надежда. Кто-то скажет, что подобные мысли и надежды - это расточительство; что ей необходимо думать о семье и ее благе, но... Виктория была замужем! Замужем за человеком, который не только не просрал ее преданное, но и сумел приумножить его в сотни раз. И она прекрасно знает, что если вдруг ей в голову придет мысль о том, что она должна чем-то пожертвовать ради благосостояния семьи - Майкл будет первым, кого подобное заденет. Ведь это именно его право. Право быть главой своего прайда.
  - Даже и не сомневалась в твоем ответе. - с усмешкой отвечает Карлайл на сухой тон Агостини. Она действительно не сомневалась в подобном ответе, но, почему-то, была и толика надежды на то, что их диалог может развиваться и в несколько ином ключе. - У тебя все и всегда было замечательно.
  К счастью, прежде чем их диалог принял не нужный оборот, в кабинете появился поверенный отца и они наконец перешли к тому, из-за чего здесь, собственно, и собрались. К оглашению завещания.
  Могла ли Виктория предположить размер той подлости, что приготовил для нее отец? Конечно же нет! Женщина до последнего даже не предположить не могла того, что он действительно все оставит ей. И ладно бы, если бы просто оставил - тогда бы Викки просто продала бы все к херам, а полученные деньги можно было бы вложить как в расширение дела Микки, так и в свою балетную студию. Но, нет же! В завещании, черным по белому, было прописано, что она не имеет права продавать сеть! Так же, как не допустимо развитие сценария, при котором Маркус перестанет занимать свою должность. И не важно, сам он решит уйти или же подобное решение примет сама Виктория - итог все равно будет один! Она лишится сети отелей, а все ее многочисленные сотрудники - работы. И вот этого она допустить уже не могла!
  Это только глупым и не дальновидным кажется, что высокая должность - это крупные деньги и отсутствие проблем. Вот только... это еще и ответственность. Перед инвесторами, перед сотрудниками, перед собой. Ведь твое решение, если оно окажется не правильным, приведет к краху, а ты просто не имеешь никакого права это допустить...
   - Интересный исход. А я думал через пару месяцев уходить, - мужской голос нарушает тишину и Викки, вздрогнув всем телом, словно пробуждается. Обернувшись к Агостини, Карлайл лишь усмехнулась. Подойдя к бару и наполнив один из бокалов выдержанным виски, она лишь с усмешкой произносит:
  - Я до последнего была уверена, что он не ничего не оставит. Не те у на с ним были отношения... не те... Да это уже и не важно. Важно лишь то, что теперь мы с тобой в одной лодке. Потому что я  просто не могу позволить, что бы столько людей остались без работы. И, Маркус, я в любом случае не подписала бы твое заявление. Учитывая, что из нас двоих только ты и смыслишь в этой сфере.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Встреча после долгой разлуки