Джеймс Ислингтон запомнит Тунис. Горячий золотистый песок, нагретый асфальт, сок персика, текущий по пальцам, кабриолет, ласковое теплое море и они. И они. Ямочки на щеках, длинные волосы, улыбки, босые ноги, оставляющие следы на песке, поцелуи и страстный секс.... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] Колыбельная


[au] Колыбельная

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


КОЛЫБЕЛЬНАЯ
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/7J5XzS1.jpg

Тамаит & Мэглин
2 Риштана, деревня Лон Дей в глубине Кипского Королевства

Баю-баюшки-баю,
Не ложися на краю -
Придет серенький волчок
И утхватит за бочок.
А потом придет медведь
И отхватит ножки треть,
Ручку вынесет лиса,
Зайка высосет глаза.

Черви заползут под ногти,
Рысь запустит в сердце когти,
А какой-то рыжий кот
Горло вмиг перегрызет.
Кишки рогом вспорет бык,
Лоси вырвут твой язык,
А собачка со двора
Сгложет косточку бедра.

Кошки вылижут глазницы,
Вепрь откусит ягодицы,
Печень будет кушать крот,
Бык порвет копытом рог,
Ёж утащит язычок,
Мозг проточит червячок,
Череп дятел раздолбит,
В легких - моль уже сидит,

Сердце зажует барсук,
Уж поселится в носу,
А веселые цветочки
Прорастут тебе сквозь почки...
Вот и будет от ребенка-
Лишь хребет да селезёнка.
Кровь стекает с потолка,
Смерть, конечно, нелегка.

[icon]https://i.imgur.com/tGC7wli.jpg[/icon][nick]Тамаит[/nick][status].desipere in loco[/status][lz]If we live through this, I'll follow you anywhere, woman[/lz][sign]...поцелуи в конце концов приедаются, а стряпня с годами нравится все больше и больше.[/sign]

Отредактировано Aurelian Ionescu (24 Сен 2020 15:37:17)

+1

2

Утром на деревню всегда наползает туман. Он поднимается от реки в лесистой низине, укрывает пшеничные поля, да так, что своих пальцев не разглядишь, если случится в нём оказаться. Глянь из окна, и крыши соседские уже плывут в молоке, как спины сказочных очертяников, которыми отпугивают детей от болот: чёрные, угловатые бугры в белёсом, словно светящимся изнутри омуте.
За все эти годы Тамаит привык просыпаться затемно, и он не боялся тумана. Страшно бывает только тому, кто не знает, а вот бывший охотник выучил каждую кочку, каждый выступ во дворе, и если будет нужда - сможет найти всё, что нужно, с закрытыми глазами. Вот и сейчас, осторожно притворив за собой тяжёлую деревянную дверь, он зябко встряхнулся, отогнал туманную прохладу, и шагнул в пелену. Были дела, которые надо завершить до восхода. Сельская жизнь.
Широко, зубасто зевая и с треском почёсывая затылок, Тамаит шёл босиком по траве к кадке с водой. Ему нравилось считать их бывшими охотниками - себя и свою драгоценную жену. Он был так же упрям, как ребята из Ордена, и всегда готов был продолжать посылать их с их отвратительным графиком увольнений. В конце концов, какой лорд может быть суровее его тёщи или, что хуже, бабушки? Вот именно. Так закаляется сталь. Ордену придётся привыкнуть и перестать их называть “агентами в глубинке”. И уж тем более не станет претендовать на их драгоценных детей.
Взяв ковш, Тамаит зачерпнул холодной воды и с содроганием подставил голову. Набрав в лёгкие побольше воздуха, он зажмурился и уже собрался выплеснуть на себя заряд бодрости, как вдруг услышал какой-то шум. Чуткий слух его вида уловил шорох на границе забора. Он отвёл ковш в сторону и выпрямился, внимательно прислушиваясь к туманной мгле. Ошибки быть не может: что-то скользнуло вдоль шпалерной изгороди, но сейчас воздух молчал. Было похоже на какого-то некрупного зверька, впрочем странно, что ни одна собака на него не среагировала. Не дождавшись повторения шороха, Тамаит резко окатил себя водой, накинул полотенце на плечи и подхватил срез крепкой кленовой жерди, направляясь в сторону птичника. Если этот зверь и правда прошмыгнул мимо сторожей, он сам пожалеет, что позарился на хозяйскую скотину. Вода быстро промочила рубашку, и мужчина стал сердито разминать плечи, чтобы согреться по пути: должно быть, это из-за воды туман кажется холоднее обычного.
На прошлой неделе Мариска нашла мёртвого жаворонка. Принесла его в своих маленьких ладошках, с детской наивностью требуя у взрослых ответа. Почему-то сейчас, как можно тише пролезая в дверцу курятника и ожидая увидеть задушенных птиц, Тама вспомнил, как бессильно болталась бесчувственная хохлатая голова, когда дочка в слезах просила разбудить красивую птичку. Соседи сказали, что это плохой знак. Лучше бы они не закармливали своих тупых, бесполезных шавок вместо того, чтобы лезть со своими никому не нужными высказываниями.
Тихо скрипнуло дерево, и спящие куры тихонько заквохтали во сне. Тама влез в курятник и медленно распрямился, вглядываясь в темноту своим превосходным зрением. Вопреки опасениями, всё было в порядке: наседки свернулись на гнёздах, белые комки расселись по жердям, и никто не беспокоился. Не было крови, раскиданных перьев, недостачи в птицах или ещё чего, как когда к ним однажды влезла лиса. Ничего. Тама медленно промокнул полотенцем отросшие волосы и задумчиво нахмурился, взвешивая своё импровизированное оружие в руке: если не птицы, то что могло понадобиться на дворе такому маленькому существу?
[icon]https://i.imgur.com/tGC7wli.jpg[/icon][nick]Тамаит[/nick][status].desipere in loco[/status][lz]If we live through this, I'll follow you anywhere, woman[/lz][sign]...поцелуи в конце концов приедаются, а стряпня с годами нравится все больше и больше.[/sign]

Отредактировано Aurelian Ionescu (24 Сен 2020 15:37:04)

+1

3

Когда-то она любила город, любила шум улиц Кипсбурга, любила, то как пахнет выпечка на Сиреневой улице, любила слышать перипетии в квартале Магов, любила ходить по ночным улицам и исчезать в давних канализационных каналах, где находился Орден Охотников, любила ту жизнь, жила ей,но только всё изменилось...
Война...
Перемены...
Новый Король взошедший на трон.
Момент, когда ей казалось, что она потеряла веру...
Когда она думала, что больше не увидит его, когда начался долгий Сезон Снегов...
Минуло семь витков с тех самых пор, как она вернулась домой... Домой в свою родную деревню. Как вернулся он! Как он навсегда стал частью ее жизни.
Как они отстроили дом, как она стала матерью... Трижды.
Думала ли она об этом?
Думала ли, что предпочтет своему предназначению тихую семейную жизнь? Что будет счастлива в материнстве? Что жизнь в Лон Дей станет для нее островком счастья?
Да, думала, понимая, что во многом она следует пути своей матери, противясь тому, что воспитывала в ней ее великая бабушка. Она вновь оказалась недостойной семьи Райли, но теперь она жила собственной семьей собственной жизнью...

Лузз неспешно потянулась, протягивая руку в сторону места, где должен был стать Тамаит. Пальцы коснулись холодной простыни, и полуэльфийка натянула на голову одеяло, недовольно выдохнув. Вновь ее муж встал в самую рань, а вновь уснуть не чувствуя его рядом с собой она уже не сможет.
Неприятный холод встречал ее кожу, стоило сделать хоть малейшее движение из-под тяжелого одеяла, и просто хотелось чтобы ее муж вернулся обратно, чтобы позволить им поспать еще пару часов.
Робкий, приглушенный утренним туманом луч света проникал в комнату и скользил по постели, по небольшому столу, сталкиваясь с зеркалом и отражаясь на потолке. Где-то послышались первые крики петухов.
Лузз приподнялась, заставляя сделать над собой усилие и подняться с теплого места.
Она медленно скользнула к зеркалу подбирая распущенные волосы, и думая о том, что пора бы было съездить в город.
Покинув комнату, полуэльфийка проскользнула в коридор, аккуратно открывая дверь в комнату старшего сына.
Дети, она не видела себя матерью, и знала, что ее муж уж тем более не думал о том, что станет отцом, стыдясь собственной крови и происхождения, но только оба они очень здорово ошиблись.
Дверь тихо скрипнула и Лузз заглянула в комнату, резко останавливаясь в проёме.
- Рагнар, - тихо позвала молодая далирка проходя внутрь, осматриваясь по сторонам, открывая дверку шкафа, в надежде, что сын просто дурачиться.
Комната была пуста.
Лузз вышла в коридор открывая комнату младшего сына, надеясь, что Рагнар окажется там, но постель Лоренса была так же пустой. Будто ребенок только встал с постели.
Напряжение льдом прокатилось по всему телу охотницы, которая уже быстрее прошла к комнате Маришки.
Ничего. Пусто.
- Ничего не понимаю...
Спустившись на первый этаж их небольшого дома, Мэглин взяла теплую шаль, накидывая ее на тонкую ночную сорочку, открывая  дверь во двор.
Прохлада ночи царствовала на улице, влажная трава поблескивала в несмелых лучах восходящих светил, только вот неспокойное сердце полуэльфийки было неспокойно.
- Тама, - негромко окрикнула мужа Лузз, выходя из дома и осматриваясь, надеясь, что дети окажутся с ним, только вот ее супруг явился один, - Тама, а где дети? - встревоженно спросила Лузз, надеясь, что охотник будет осведомлен или попросту играет с ними.
Только предчувствие слишком недобро сжимало сердце.
[icon]https://i.imgur.com/0JelRTv.jpg[/icon][nick]Лузз[/nick][sign]https://i.imgur.com/X6L8UUR.gif[/sign][lz]<div class="lz">Cross my heart, hope to die
To my lover, I’d never lie</div>[/lz][status]I am his, and he is mine[/status]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] Колыбельная