LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Прыгну со скалы
Король и Шут

От Эвелин для ностальгирующих
Если бы Стивен только мог предположить, чем закончится этот вечер, то он... Никогда бы не пошел в дом Гриров? Или наоборот, сделал бы это намного раньше?
Они были друзьями, которых связывало почти семнадцать лет дружбы, да такой, когда один пойдет за другого и сделает все, что в его силах, чтобы спасти, помочь, на дать упасть в грязь лицом, причём не только в фигуральном смысле.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #5
ИГРОВОЙ
ЧЕЛЛЕНДЖИ
ИТОГИ и НАГРАДЫ
ИТОГИ ОТ
12.04

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] gravity


[au] gravity

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/JRLRGRs.png

Rescue me from the demons in my mind
Rescue me from the lovers in my life

https://i.imgur.com/On1yBHu.jpg
https://i.imgur.com/dLWVsui.png

[icon]https://i.imgur.com/dLWVsui.png[/icon][nick]Martin Escada[/nick][status]I was the number one sinner[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мартин Эскада, 537</a></div>Глава клана Эскада, заядлый холостяк и разочаровавшийся волк, которому дышит смерть в затылок, имеющий непреодолимую зависимость от ее свободолюбия</div>[/lz][sign]I was there on the day truth died
Blood on my hands throw 'em up in the sky
I was the number one sinner, no less
My life was a lie, and my wish was a death
[/sign]

+1

2

Пальцы крепко сжали стакан с бурбоном и мужчина сделал глоток, осушающий все содержимое стеклянного резервуара с гравировкой, на которой была первая буква его фамилии, и символ его клана.
Он давно чувствовал себя не очень хорошо, а последние дни его состояние ухудшилось в несколько раз. Постоянная сухость в горле и усталость, столь несвойственная для него, что существу прожившему более пятисот лет все чаще приходили весьма неутешительные мысли.
- Я умираю, Лукас, — Мартин выдохнул и поднял глаза к потолку, слыша, как стук пальцев по клавиатуре его беты резко остановился, беты, который сидел чуть поодаль, занимаясь отчётами и бумагами клана Эскада.
- Мартин, что ты говоришь? Тебе плохо? – молодой волк подскочил со своего места, злобно поджимая губы и буравя альфу недовольным взглядом.
Я говорю то, что оборотни не живут столько, сколько уже прожил я. Это моё проклятье, или, мать вашу, дар, считайте, как хотите. Но мне кажется, что дни мои сочтены. Появись на горизонте более сильный волк, я проиграю все, что строил все эти века. Но, я не жалею, моя жизнь была прекрасна. - спокойно произнес Мартин, чувствуя, как ухмылка растекается по его губам, он не чувствовал сожаления, что его жизнь подходила к закату, он добился слишком много, от просто дворового мальчишки, от добился столько, столько увидел за эти годы, и теперь он должен был смириться с тем, что все закончится.
Мартин, я глубоко уважаю тебя, ты это знаешь, если бы не ты, мне уже лет восемьдесят не дышать, но сейчас ты говоришь бред, ты стареешь, но ты не похож на старика, возможно тебе просто необходимо отдохнуть. Тем более, ты так и не выполнил свой долг. Тебе надо было жениться на Калисте ещё семь лет назад. Она молодая, она заботливая. - Лукас выдохнул,- У тебя нет кровного наследника, что противоречит правилам.
И длинна ее жизни в семь раз меньше моей, что она знает, что видела, и ее вечные исчезновения...
Это было глупой затеей.
- Эскада, недовольно сморщился, понимая, что любовь к свободе, это лишь слабый отпечаток, тень той, из-за который он и отменил эту показательную церемонию, - К тому же, у меня есть достойные преемники, пора давно менять средневековые правила, мне казалось я достаточно сделал, чтобы показать, что древние законы мне не указ.
Это она тебе сказала? — Лукас не скрывал отвращение на своем лице, – Эта женщина даже не часть клана, столь редко она является в поместье, а как является от нее одни неприятности.
Мартин по отечески ухмыльнулся и прикрыл глаза.
Это ее право, я не держу всех на привязи, если они исполняют долг.
Вот именно, если... – Лукас провел языком по губам, – Мартин ты один из немногих подчинил себе волка, ты способен обучить этому, поэтому нас бояться, нас уважают, но как давно ты выпускал его? Быть может это причины твоего недуга? Ты теряешь связь со своей сущность...
- Наверное это правильно, это смирение.
- Смирение? Это борьба с самим собой, он вырвется и ты не сможешь его удержать. Как давно ты обращался? - Лукас почти нависал над растянувшимся в кресле альфе.
- Не помню. Пару месяцев... А ты давно заделался врачом? - Мартин отвернулся, и цокнул языком,- Лучше займись своими обязанностями, и своей личной жизнью, а то ты со своей скромной натурой точно останешься один, а надо помнить, мы существа семейные. А то у нас ни альфа не показатель, не бета. - он фыркнул и вновь прикрыл глаза,- И если тебе нравилась Калиста, надо было забирать, ты же волк. И ты знал, что мне было плевать на нее.
Лукас вновь поджал губы, буравя невозмутимое лицо Эскада, который явно заскучал за разговором, и знал, как его слова задели его правую руку.
- Действительно, займусь делами, это уж лучше, чем смотреть на то, как ты решил вновь все драматизировать. - молодой волк вышел за дверь, зная, что вытащить из апатии их лидера сможет та, кого он ненавидит больше всего на свете.
[nick]Martin Escada[/nick][status]I was the number one sinner[/status][icon]https://funkyimg.com/i/37Cqy.gif[/icon][sign]I was there on the day truth died
Blood on my hands throw 'em up in the sky
I was the number one sinner, no less
My life was a lie, and my wish was a death
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мартин Эскада, 537</a></div>Глава клана Эскада, заядлый холостяк и разочаровавшийся волк, которому дышит смерть в затылок, имеющий непреодолимую зависимость от ее свободолюбия</div>[/lz]

+1

3

Оборотни не летают ночным рейсом. И не планируют вечерних поездок, если в календаре рядом с датой светится идеально ровный серебряный круг. Мастерство отточено не одним десятком лет, и всё же рисков не может избежать никто. Не поможет богатый опыт планирования, не спасёт пестованная осторожность, если пальцы дрожат, а в груди не разжимается тугой комок вот уже который день, и от часа к часу становится только хуже. Обратись к волку и услышишь, как он плачет на небо - это старая, давным-давно знакомая тоска. Это значит, что нужно срочно бежать домой.
Ребекка старалась не выскочить сквозь толпу, когда автобус с людьми остановился у трапа. По коже бегали мурашки, от напряжения кончики пальцев вздрагивали, и было решительно невозможно сосредоточиться на чём-то одном. Вылет в Париже, как назло, задержали почти на два часа, а это значит, что в родной город они прибудут уже затемно. Но сейчас Ребекку волновал не столько риск обернуться в опасной близости к людям.
Они на целых два часа промедлила с тем, чтобы вернуться к Нему, когда Он так в этом нуждается.
Это не поддаётся логическому объяснению. Это страх на уровне глубинных инстинктов. Бэкка просто чувствовала, что с Мартином что-то происходит, и просто не могла оставаться в стороне. О, безусловно - любить, значит быть свободным, но только если любви не грозит никакая опасность. Из клана не поступало никаких тревожных вестей, никаких указаний на то, что прямая угроза нависла над Мартином Эскада, а потому чувства были странными вдвойне. Откуда этот страх? Мартин - старый, мудрый волк, если ему и нужна защита волчицы, то он до сих пор способен прекрасно без неё обойтись. Ребекка судорожно вздохнула и отвернулась в иллюминатор, наблюдая, как взлётная полоса всё быстрее мчится под широким крылом.
Вот именно. Старый волк. Преследуемый одним-единственным, но самым неумолимым врагом.
Всякий когда-нибудь задумывался о смерти, но сейчас, мучительно считая минуты до возвращения на родину, Ребекка поняла, что за всю свою ненормально долгую жизнь гнала от себя мысли о смерти Мартина. В её влюблённых глазах он всегда оставался сильным, властным мужчиной, несокрушимым хозяином судьбы, и белая шерсть в бороде лишь только добавляла статуса его внешнему виду. В любви они были бессмертны, они должны были быть. Мартин никогда не должен узнать, что если выпадет такая возможность, Бэкка прыгнет наперерез хищным челюстям, чтобы спасти его. Как волчица самой настоящей альфа-пары. Смешно подмечать такие маленькие марки предназначения, когда ты знаешь, что никогда его не исполнишь. Одиночке проще умереть, чем надеть на себя ошейник, пусть и с самым красивым медальончиком во всём белом свете.
Ребекка соскучилась. Сильно, так сильно соскучилась.
Времени оставалось всё меньше, так что свой скромный багаж популярная модель оставила в камере хранения, а сама поспешила поймать такси налегке. Часы безжалостно демонстрировали свой вердикт, а красивое, багровое солнце уже легло за быстро холодеющий горизонт. Бэкка бросила взгляд на дорогу, крылья носа едва заметно вздрагивали, а худое, угловатое лицо замерло в холодном, серьёзном выражении. Всегда такая горячая, вспыльчивая, теперь она выглядела отчуждённой и жесткой. Малышке повезло тогда, что Мартин вновь шагнул вслед своей извечной страсти и отменил свадьбу. Никому не стоило вставать между Ребеккой и её целью, чтобы увидеть, как стальная маска может стремительно слететь с её лица.
Таксист очень удивился, когда модель попросила его остановиться посреди голого, пустынного нигде. Впрочем, получив оплату, он не стал сильно возражать, хотя по его выражению глаз было видно недюжено разыгравшееся воображение. Хлопнув дверью, автомобиль вырулил на автостраду и помчался прочь, но Ребекка уже не следила за ним. Сняв туфли, сверкнувшие багровым лаком в свете проносящихся мимо фар, она спустилась на обочину и дальше, в каменистую, шипастую глушь. На этой земле она впервые услышала бой барабанов, здесь впервые дар открылся ей, и великие предки танцевали в памяти на вершине песчаного холма. Даже дышаться стало легко - а может это просто близость к Нему придавала сил. Даже такой прыткой охотнице, идущей сама по себе, было не слишком приятно надолго отдаляться от стаи, а теперь, когда до него можно было добраться своими ногами, казалось, что тропа сама вожделеюще стелется под ноги.
В темнеющем небе зажглась звезда. Ей навстречу бежал зверь - высокие, тонкие лапы, лоснящаяся бурая шерсть, рыжий пепел оседает на поджарых боках. Мартин Эскада стал великим среди своих сородичей, поскольку смог обуздать своего зверя, но Ребекка не хотела укрощать своего. Она знала, что может доверить это волчице - найти своего возлюбленного, поймать след мягких лап в сухих оврагах, а заодно и повеселиться от души. Мерзавец достаточно заставил её понервничать, она заслужила маленькую награду за свои тревоги, а что может порадовать оборотня сильнее, чем свист ветра в пушистых ушах и горячая кровь свежей добычи в пасти? С хрустом умяв неосторожного бурундука, Ребекка вскинула узкую морду и потянула носом воздух. Какая-то жалкая дюжина миль, и она будет почти что дома. 
Она будет рядом с ним. Наконец-то.

[nick]Rebecca Sadalli[/nick][status]Abrazame y nunca me sueltes[/status][icon]https://i.imgur.com/nmszN3d.jpg[/icon][sign]Aunque miro al otro lado, mi corazón sólo te ve a ti[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ребекка Садалли, 203</a></div>Профессиональная модель, хищница в роскоши и дикая волчица, не способная жить без его погони</div>[/lz]

+1

4

- Драматизировать... - Мартин недовольно выдохнул слово в спину уходящему Лукасу, и скрестил руки на груди, смотря не задумываясь на дату что показывал лунный календарь.
Полнолуние. Сегодня, как никогда его волк, запертый несколько месяцев внутри мужчины выл от боли, изнемогал и пытался рвать нутро Эскады, желая вырваться наружу, проявить себя.
Мартин сказал, что не выпускал зверя пару месяцев, но, кажется, прошло уже полгода. Полгода внутренней борьбы с собой. Когда весь клан отправлялся в бешенные и свободные бега, он просто ложился на постель, стараясь удержать свое начало, что неистово и зло рвалось наружу.
Зачем?
Для чего?
Чтобы умереть?
Или чтобы посмотреть, сколь долго он сможет это выдержать?
Или физические боли куда терпимее душевных?

Их клан столь многочислен. Столь силен. И при этом одиночество, саднящее, так что прожигало душу, и осознание - невыносимо.
Он построил этот клан, он имел семью и многих он любил, как собственных детей, он был окружен людьми, но при этом старческие мысли все чаще приходили в его голову.
Половина тысячелетия уже за спиной, он слишком много поведал, и слишком много помнил, и его разум должен был начать сдавать уже давно, атакуемый депрессией и осознанием.
Мысли, они постоянно преследовали Мартина, погружая в будущее клана, в то, куда лучше вложиться и чего бы ему хотелось изменить в правилах, перед тем, как его не станет. Он думал много, вспоминал, пытаясь обходить лишь одни уголки в его размышлениях, те глубинные уголки, что так желали всплыть ее образом.
Очертания волчицы, что осуждающе и испуганно взглянула на него тогда, когда он отделился ото всех, желая бездумно бежать по неизвестным тропам промозглого ночного леса.

Боль была слишком ощутима в теле.
Ком удушающе подкатывал к горлу, и позвоночник, казалось, разрывался.
Как трудно было контролировать то, что было его частью, что должно было быть его сильнее, и что он бесцельно собирался удержать.
Волк рычал внутри него, бился в конвульсиях свирепо хватая пастью за невидимые оковы.
Мазохизм. Бездумный. Отрицание без цели.
Он знал, что сорванная цепь куда страшнее, чем тогда, когда позволяешь себе быть рядом с волком. Он обучал этому свой клан, владеть собой, удерживать животное, быть его напарником и другом. Но сам, он желал себя измучить, извести.

Он слышал, как стая разбегалась, как завыл Лукас собирая всех.
Но человеческие ноги Мартина шли по влажной траве, от выступившей росы, ведя его в лес, к дальнему озеру, чтобы побыть наедине с собой вне душного пространства спальни.
Он слышал отдаленный рык, и ухмыльнулся, понимая, что молодые волки решили померяться силами и теперь бесились на лужайке возле дома. Со стороны, наверное, для человека все выглядело крайне странно, безлюдный дом, на территории которого могла лежать отдыхая целая стая диких особей.

Ночные птицы перекидывались между собой предупреждающими сигналами, и вдалеке послышался звук убегающего зайца, что вполне бы мог стать неплохим развлечением для членов клана и самого мужчины, позволь он себе предаться собственным инстинктам.
Черная гладь озера походила на зеркало, что отражала небо, в россыпи звезд, что иногда мягко покачивались в отражении, от всплывшей рыбы или упавшего листка.
Захватывающая дух пустота, лишь иногда нарушаемая отдаленными звуками волчьих лап, что на скорости проносились по округе.
Когда-то он часами мог бежать не замедляясь, не останавливаясь, просто так, навстречу утренней заре.
Он опустился на траву, кривясь он того, что дизайнерские брюки промокли слишком быстро.
Пальцы нашли камень рядом, и кисть четко среагировала, пуская плоскую находку скользить по черной глади озера, оставляя четыре круга на поверхности.
Вновь звук.
Запах.
Мартин поднял глаза.
Внутри все странно сжалось. О, он узнает этот запах из миллиона. Он узнает ее по одному взгляду. Он не спутает ее шаги...
Он не ждал ее.
Он шокирован?
Он удивлен?
Верит ли он в то, что видит?
Предательская теплота, она с болью засочилась из его сердца.
- Ты здесь? Или меня уже начинают мучить галлюцинации?
Он взглянул на нее.
- Удивлена? Зачем я это делаю? Не знаю. Хочу понять. Смогу ли я удержать его. - он перевел взгляд на воду,- Зачем ты тут? Лукас нажаловался на меня? - он опустил глаза на траву перед собой, замечая гусеницу, что старалась забраться на вершину стебля,- Помнишь, подобное место с озером мы нашли во Франции. Кажется тогда та деревушка здорово обосралась от страха. А мы даже никого не сожрали.
Он вновь скосился на нее:
Я слышу твое сердце. Но почему мне кажется, что ты опять мной недовольна?
[nick]Martin Escada[/nick][status]I was the number one sinner[/status][icon]https://funkyimg.com/i/37Cqy.gif[/icon][sign]I was there on the day truth died
Blood on my hands throw 'em up in the sky
I was the number one sinner, no less
My life was a lie, and my wish was a death
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мартин Эскада, 537</a></div>Глава клана Эскада, заядлый холостяк и разочаровавшийся волк, которому дышит смерть в затылок, имеющий непреодолимую зависимость от ее свободолюбия</div>[/lz]

+1

5

Покров родного леса пружинил под лапами. Запахи прелых мхов, свежей маслянистой листвы, запахи живых существ, настороженно рыскающих в темноте, они наполняли тревожное сердце надеждой. Волчица была свободна в этом лесу. Дом обнимал её мягкими крыльями, приветствовал криком совы. Где-то там, в глубине, резвится семья — люди-звери, насмешливые цари над природой и жизнью под полной луной. Она слышала их: волчий смех звал присоединиться, звал каждого разделить праздничное пиршество, но вместо того, чтобы поднять морду по ветру и броситься в чащу, волчица прижала уши и неслышно скользнула под раскидистый куст прочь от них. Она шла на запах большой воды. Лесной дом прятал её от своей семьи, он знал в своей мудрости, что чары сокровенных уз не нуждаются в публике.
Сквозь гладкий и сладкий запах озера, волчица ощущала её один аромат, и от этого шерсть на её загривке вставала дыбом, а тело невольно припадало к земле. Ведь Он пришёл к ней навстречу. Он пришёл к озеру, как всегда приходил. Он здесь.
Лунный свет отразился бликами в волчьих глазах. Лапы вязли в рыхлой земле, когда она остановилась, чтобы взглянуть над успокоенной водной гладью на того, кто отринул зверя в этот священный час.

You are the last light
Bringing the night quiet
Letting the day down as soft as you can

https://i.imgur.com/9260W6J.gif

Mine is a wild breath
A muddied and torn dress
Holding it in from the flames for as long as I can

Его речь. К ней хотелось бежать, хотелось вылизать её из его рта, напитаться ей, слушать и слушать, лёжа в мягких травах, под сенью древесных крон, как маленькой. Но волчица умела унять свой восторг. Порой, она была мудрее человека, обладая той чувственностью, что недоступна без очищающего лунного света.
Ты всегда был большим упрямцем.
Она повернулась, с неспешностью охотницы обходя озеро и не отрывая от своего возлюбленного глаз.
Я здесь для того, чтобы не дать тебе пасть, мой лидер.
Под взглядом богини мятежный сын звучал устало. Годы, тянущие его к земле, звенели в каждом слове — эхо величия, загнанного духом противоборства и теперь снедающее великого волка изнутри. Он пытался смеяться, но смех таял над озёрной гладью, даже не сорвавшись с губ. Волчица смотрела на него, и видела, как густая кровь не даёт её волку расправить плечи. Приближаясь, она хищно присогнула лапы, но её уши были всё ещё настороженно подняты.
Ты убиваешь себя.
Волчица слышала, как Ребекка зовёт Мартина. Она злилась, она соскучилась, она хотела прикоснуться к нему, и зверь ступал всё медленнее, всё неохотливее, потому что знал, что придётся сделать. Альфа был совсем рядом. Заскулив, волчица шамкнула пастью и, почти касаясь грудью земли, подобралась к нему. Это было очень больно. Но когда Мартин рядом, Ребекка была способна вытерпеть любую боль.
Поэтому вместо жесткой пушистой лапы, руки Мартина коснулась нежная узкая ладонь, всё ещё запачканная соком лесных трав. Обнажённая, дрожащая от усилий, Бекка прильнула к нему, судорожно ловя ртом воздух.
Hola... mi cachorro, — прошептала она и нашла в себе силы улыбнуться. — Я пробежала пол мира, потому что ощутила опасность. Но тебе ведь никто не способен причинить вред, правда? Кроме тебя самого.
Сердце бешено заходилось в груди. Тело было таким горячим, что будь воздух немного холоднее, от кожи бы тянулся пар. Бекки судорожно перевела дыхание, прикасаясь пальцами к одежде на груди Мартина.
Разве тебе недостаточно, любимый? Разве необходимо так истязать себя? Я чувствую, как ты слабеешь.
Не выдержав, она прикоснулась лбом к его голове, коротко целуя Мартина в висок. Пальцы сжались на ткани, не способные больше отпустить.
Но я не столь сильна, как ты. Мгновения... Луна примет тебя. Ты — великий вожак, все это знают. Не раз ты доказывал свою силу, Мартин Эскада, но ответь мне, в чём прок твоих проверок, если с восходом солнца ты не откроешь глаз?

A heart that needs to feel you hold it down
Once filled with wings now heading for the ground

[nick]Rebecca Sadalli[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ребекка Садалли, 203</a></div>Профессиональная модель, хищница в роскоши и дикая волчица, не способная жить без своего вожака</div>[/lz][status]ABRAZAME Y NUNCA ME SUELTES[/status][sign]Aunque miro al otro lado, mi corazón sólo te ve a ti[/sign][icon]https://i.imgur.com/eIirEQ2.gif[/icon]

Отредактировано Thomas Darcy (21 Ноя 2020 17:17:31)

+1

6

Зверь бился, не желая принимать свою учесть - второго. Он шамкал пастью, стараясь укусить, извивался, и силился ломать кости, дабы обрести свободу, но все было тщетно, клетка из силы воли и отрицания была слишком крепкой, слишком колючей, кто каждый рывок зверя его ранил, заставляя извиваться болью, которую ощущал и Маркус. Чем слабее становился зверь, тем уязвимее и болезненней выглядел и чувствовал себя альфа столь древнего рода.
Его время уходил, и он понимал это, поднимая голову к серебряному кругу, что отражался на поверхности. Сопротивление и боль, испытание, которое он вынужденно принимал желая испытать судьбу, а может все же он желал упокоения.
Он постарел, и это было слишком заметно на его измученном лице.
Ребекка, она рядом... Для чего она пришла?
Она всегда была любовью всей его жизнью, тем образом, что он хранил, прекрасно понимая, что их миры могут сосуществовать лишь временно, пока раскол их не настигнет. Она была пленом для нее, сильнее чем он для волка внутри себя, что с силою вгрызался в прутья.
Но, она была тут... Ее запах, ее голос... Она всегда была прилежной ученицей, стремящийся обуздать свою сущность и справившейся с этой задачью. Одна из нескольких, кто смог, кто подчинил. И она смогла сделать это куда быстрее названного его сына.
Он всегда гордился ей.
Он никогда ее не забывал, и столько раз бросал свои обязанности в пламя ада, чтобы прикоснуться к ее волосам и схватить ее за руку, до того, как она вновь раствориться, не оставляя после себя ничего, кроме зыбких воспоминаний, которые он бережно хранил.
Изящная волчица медленно ступала в его сторону, в ее глазах читалось слишком много. Он мог прочитать гораздо больше.
Ее рука коснулась его запястья и мужчина довольно ухмыльнулся и аккуратно снял с себя пиджак, накидывая его на точенные обнаженные плечи женщины, что давно впиталась в его кровь.
Голос, ее голос был для нее прекрасной музыкой, под которую он всегда готов был затаить свои обиды и разрушить их. Сквозь столько лет, сквозь века, она была тем ядом, тем опиумом для него, достаточно ей было появиться в зоне его видимости.
Смотреть на нее он мог бесконечно, упиваться каждой черточкой на ее лице, и понимать, что годы пусть и медленно, но касались ее кожи. Но не ее улыбки и ясности ее глаз.
Она околдовывала его куда лучше любой ведьмы, что силились бы своими чарами заполучить разум древнего волка, и ее слова, движения вынуждали испытывать его слишком болезненное ощущение в груди.
Он хочет все закончить, но она опять пришла перечить его воли. Так беспечно противится своему альфе, давя на его слабости на его сердце, что порой так злостно брало вверх над разумом.
- Hola, veneno de mi alma... - Мартин повернул голову в сторону Ребекке, касаясь пальцами ее горячего плеча, проводя по ее руке вниз к самой ладони, медленно сплетая пальцы,- Жизнь сложная штука, ты прекрасно это знаешь.
Глаза Мартина прикрылись, и он с понимаем кивнул, смотря на женщину, не контролируя самодовольную улыбку, пусть и пропитанную грустью.
- Я прожил слишком долго, но мой долг, так до конца и не исполнен. Пора отдать бразды правления тому, кто молод и сможет что-то новое внести в уклад наш стаи, и кто будет явно строже к тем, кто связан узами с Эскада.
Он выплюнул фырчание, и цокнул языком.
- Нет, сегодня я не умру... - он склонил голову,- Я ждал тебя. Но я не верил в то, что ты вернешься. Я часто вспоминаю  двадцатые, не знаю отчего. Ты помнишь? Джаз, автомобили, ветер и Чикаго. Тот ресторанчик на берегу озера Мичиган и наши ночи, что казались бесконечными. То кабаре, где мы схлестнулись с кровососами. А затем Париж. Тогда все казалось проще, наш клан внушал уважение во всей Европе и Америке, так сладко было упиваться той гармонией.
Он выдохнул, и вновь взглянул в глаза женщины, что пробуждала в нем огонь:
- Бекки, зачем ты вернулась? Тебе не стоит видеть то, сколь сильно я постарел за эти годы.

[nick]Martin Escada[/nick][status]I was the number one sinner[/status][icon]https://funkyimg.com/i/37Cqy.gif[/icon][sign]I was there on the day truth died
Blood on my hands throw 'em up in the sky
I was the number one sinner, no less
My life was a lie, and my wish was a death
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мартин Эскада, 537</a></div>Глава клана Эскада, заядлый холостяк и разочаровавшийся волк, которому дышит смерть в затылок, имеющий непреодолимую зависимость от ее свободолюбия</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] gravity