В жизни каждого мужчины есть та, ради кого он готов на любые безрассудства. Ричард никогда не влюблялся до такого состояния, что бы потерять разум. Он, в принципе, никогда не влюблялся, стараясь держать всех своих избранниц на расстоянии вытянутой руки, но... в его жизни уже давно, пусть и неосознанно, была Лоурен... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Живи, и пусть другие умирают


Живи, и пусть другие умирают

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


ЖИВИ, И ПУСТЬ ДРУГИЕ УМИРАЮТ
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/eOIsb0P.png


James Islington & Sam Boyle
2022, Англия

Да, наверно был какой-то момент где-то в начале, когда мы могли сказать нет!, но мы его явно упустили. (с)

0

2

В мраморной ванной отеля Джеймс внимательно смотрит на свое отражение.  Сейчас раннее утро. Он не спал всю ночь.
Бессонница.
Красные лопнувшие сосуды глаз.
Головная боль.
На кровати спит Руди, Ислингтону удалось уговорить администрацию разрешить псу здесь жить.
Мужчина возвращается из ванной и снова садится в кресло, упираясь взглядом в стену. Пока он не пробует анализировать ситуацию, потому что находится в ее эпицентре, а это не лучшее место, чтобы все хладнокровно разложить по полочкам.

Вчера его допросили полицейские. Пока они допрашивали -  врачи успели обработать его рану. Джеймс не мог вернуться в  их дом с Карен, так как это место преступления, и пока даже не мог забрать тело Альфи. Только Руди, который был очень испуган и жался к Джеймсу.
Ислингтон вынужден был поехать в больницу, врачи полагали, что у него может быть сотрясение. Не то чтобы это в тот момент его волновало, просто он хотел хоть куда-то уехать. Сотрясение было, но незначительное - оно не будет сильно беспокоить Джеймса.

Мужчина смотрит на часы. В 7:00 утра он уже может выезжать. Осталось всего просидеть два часа.
Что же, хорошо.
Еще он думает о Карен. Ее тело так и не нашли, а это значит, что она может быть жива. Ислингтон не верит, что убийца использует ее для своих инсталляций, потому что жертв он тщательно выбирает.
А на Карен напали, чтобы досадить мне. Это личное.
Если бы такое с ним случилось впервые, возможно, мужчина сломался бы, но Ислингтон часто терял людей.  Нельзя сказать, что он ничего не чувствовал, но иммунитет к таким событиям у него уже выработался.

Джеймс одевает черные штаны, водолазку и черную куртку. Он кормит Руди, гуляет с ним, а потом они едут к участку. Ислингтону приходится взять автомобиль на прокат, чтобы не класть лопату в багажник своего роллс-ройса.
Было бы нелепо. Как в дурной черной комедии.
Ему выдают тело Альфи, и мужчина едет с ним туда, где раньше стоял его дом, настоящий дом, пока его не взорвали.
Теперь там осталась только земля. Чистая зеленая лужайка. Все же район был элитным, и Ислингтону  пришлось нанять людей, которые вывезли остатки дома и заровняли все неровности.
Надо продать этот участок. Жаль, но смысла держать его нет. Я не буду строить тут дом и жить здесь снова.
И все же какая-то дурацкая ностальгия не дает ему избавиться от этой земли. Ислингтон восстанавливает по памяти свой дом с гостиной,  уютной кухней, столовой с дурацким антикварным огромным столом, спальней на втором этаже и кабинетом со старинным книжным шкафом, набитым книгами.

Часы показывают 8:30. Утренний воздух все еще прохладный.
Мужчина достает лопату и роет землю, делая небольшую могилу. Конечно, проще было бы отдать корги профессионалам и захоронить на специальном кладбище для животных.
Но Ислингтон хоронит Альфи не просто на земельном участке, а на кладбище своих воспоминаний, которые были связаны с домом и этим местом.
Хороших. И не очень. Так что место Альфи здесь.
Корги,  замотанный в белую ткань, мирно покоится на дне могилы. Джеймс бросает ему его игрушки, которые мужчине разрешили забрать, его любимые лакомства и забрасывает яму землей.
Потом долго курит и смотрит в синее небо. Руди терпеливо лежит рядом.

После этого он возвращается в гостиницу, пишет записку и кладет в конверт. Он выключает телефон, берет с собой Руди и уезжает в неизвестном направлении.

+1

3

Сэм стоит над кучей мусора и набирает по телефону номер участка. Он прав, но это его не радует.

События вчерашнего дня разделились на две половины.
Они с Джеймсом разделили цели на двоих – мистер Бэйл, достался ему, а Виктора Кэмерона взял на себя Джеймс. Джеймс уехал к приятелю, а Сэм остался в участке, чтобы подумать, чем надавить на сумасшедшего профессора истории.

Сэм заходит в участок, действие наркотика еще не сошло на нет, поэтому Сэм все еще улыбается и не пытается никого вокруг испепелить взглядом. Он подзывает Тома и приглашает в свой кабинет.
- Есть один профессор, Бэйл. Нужно узнать нет ли у него приводов и жалоб со стороны студентов. Это срочно.
Сам Сэм садится за ноут в поисках связи между Бэйлом и Виктором. Если Виктор – тот, кто им нужен, тогда у этих двоих должна быть общая история последних двадцати лет. А то и дольше. Бэйл мог быть его сообщником. Или является им до сих пор.
Под конец рабочего дня Том возвращается в кабинет Бойла.
- Нашел человека, который критикует Бэйла, и говорит, что таким как он не место в таком учебном заведении. Судя по количеству сообщений, он давно за ним следит и собирает информацию от других студентов.
- Есть официальная жалоба?
- Нет. Это просто его сообщения с публичной страницы. Из твиттера.
Сэм щурит глаза на Тома.
- Боже. Ладно, давай, как там его ID?
- Катар-не-татар.

По дороге домой, в такси, Сэм заходит на страницу студента. Если верить его словам – за профессором числились вспышки агрессии, злоупотребление положением, с виду просто сварливый препод, и не более. Но. Вдруг тот студент не пишет о серьезных вещах, потому что Бэйл водит дружбу с политиком? Нужно проверить.
Сэм вспоминает, что Эстер предупредила его о том, что сегодня у нее есть дела. Джеймс тоже ничего не написал о результатах своей встречи. Дома его ждут только манекены. Отличный повод выспаться. Да, я старею.
Дома он закидывает в духовку цельный кусок говядины, с парой картофелин, и делает «салат» из помидора, разрезанного на четыре части, и огурца, разрезанного на восемь. Затем достает пакетик с кокаином из тайника.
Может выбросить эту дрянь? Пока не поздно.
Подожди. Через два дня снова может стать плохо, там примешь, снизив дозу. Ты же знаешь, как это делается.
Слезать нужно сразу, а не постепенно. Снижение дозы не работает. Никогда не работало.
Как хочешь. Ты знаешь, что будет. Будет больно.
Но нога заживет, скоро.
Думаешь боль от ноги?

Его мысли прерывает закипающий чайник. Сэм встает и убирает пакетик обратно в тайник. Он подумает над этим еще. Потом.
Раздается телефонный звонок. Сообщают, что Карен похитили, а Джеймс ранен. Сэм быстро собирается и выезжает по адресу.

Почему Карен? Почему сейчас? Это ответ на то, что мы вышли на Бэйла? Что происходит?
В такси Сэм думает о причине, почему Карен стала целью. Они что-то упустили? Он открывает твиттер и ищет ее аккаунт. На странице фото ее рабочего стола, завтрака, цитаты из ее прошлых или будущих книг, шутки, фото собак, фразы в адрес Джеймса, видимо, они поссорились в те даты. Никаких угроз. Ни слова о том, что она встречала подозрительных людей или чувствовала себя в опасности. Черт.
Она довольно милая обычная девушка.

Сэм видит в окно автомобиля Джеймса, около дома. Его раны обрабатывает врач, а рядом стоит полицейский и записывает показания. И только сейчас до Сэма доходит, что его друг потерял свою жену. Сэм выходит из машины и идет прямо к Джеймсу. Тот сидит в дорогом костюме, с разбитой головой и кровью на рубашке и руках.
- Что произошло? Ты видел кого-нибудь?
Джеймс повторяет, что был у приятеля, ему позвонила Карен, он разбил машину, не успел в дом, собаку убили.
- Собаку?
Сэм ловит за рукав одного из офицеров:
- Собаку в лабораторию, возможно она успела укусить преступника.
Их разговор прерывает врач:
- Достаточно, вы спрашиваете одно и то же, ему пора в больницу, - она уводит Джеймса в машину.

Из записанных показаний следует, что преступник был на кухне. Сэм обходит дом и осматривает дверь кухни. Взломана. Чисто, аккуратно. Он заходит внутрь, прожекторы еще не принесли, так что Сэм светит себе фонарем. На кухне стреляли. Крови нет, пули попали в шкафы и потолок. У нее был пистолет, но ей он не помог. Он отключил свет, ждал, когда она сама сюда зайдет. Не нападал, даже когда она позвонила Джеймсу. Да что ты за чудовище? Не испугался, что она может застрелить тебя, не испугался, что ей на помощь уже едут. Хотел, чтобы она сама зашла в темноту. Сэм осматривает кухню. Ты же не просто стоял здесь полчаса? И он замечает записку на холодильнике «Пожалуйста, Карен. PS: Джеймс, в морозилке мясо брюнетки. Как ты любишь. Свежее.». Пожалуйста? Звучит как ответ на просьбу. Он забирает записку и выходит во двор, указать криминалистам на холодильник. Недалеко от дома его тойота стоит впечатанная в столб. Ремонт здесь не поможет. Сэм снова залезает в твиттер Карен. Ему не дает покоя ощущение, что он уже видел просьбу, на которую ответил похититель. Или точнее, убийца. Текст ее недавнего сообщения был таким: «Убейте меня! У меня такой тупой муж!».
Значит он выполнил ее желание.
И, если вспомнить, он приносил мне завтрак на мою кухню.
Это забота?
Он ее убил. Просто убил. То же самое как сделать завтрак.
Я должен найти тело. Это единственное, чем я сейчас могу помочь Джеймсу. Как можно быстрее найти ее тело.

Сэм садится около дома, чтобы подумать. Криминалисты собираются обратно в участок и спрашивают, не подвезти ли его. Он соглашается. Всю дорогу он не слышит ничего вокруг, блуждая по собственным мыслям.
Она не его выбор, она не для сцены.
Он сделал это для нее? Или для Джеймса?
Вряд ли она для него что-то значит, иначе он бы ее похитил без записки.
Что он делает с теми, кто для него ничего не значит?
Выбрасывает.
Он ее выбросил.
Черт, я не могу это подтвердить.

Сэм поднимается к дежурному и говорит, что ему нужна команда для прочесывания местности в поисках тела. И сейчас время близится к ночи. На его запрос вызывают капитана. Тот орет в трубку, что если Сэму так хочется искать ее труп, то пусть делает это сам, что если бы у него были основания для поиска ее живой и зацепка, то он немедля выдвинул бы наряд, а так, пусть парни подождут утра, если гениальный сыщик все равно в курсе, что и как. Он был зол из-за повышенных расходов на машину, конечно, опять деньги. Сэм смог выпросить только замену на автомобиль и любого новобранца, который согласится по своей воле с ним поехать.
Новобранца не нашлось, в такую погоду никому не хотелось ездить на свалки.
Сэм заводит машину. Он давно не садился за руль, и не известно, как поведут себя ноги. Если он словит внезапную судорогу, это может плохо закончится. Он едет медленно. С погодой с одной стороны повезло, а с другой стороны нет – машин не много, и все они едут медленно. От дома Карен и вплоть до выезда из города есть несколько свалок. Сэм направляется к каждой по очереди. Свалка должна отвечать критериям: на нее удобно заехать на автомобиле, так нет собак, нет сторожа, нет свидетелей. Первые две вполне подходили, но там ничего не было. Он промок до нитки. Все приходилось делать медленно. От сырости было холодно. Настала ночь. Но Сэм не отступал от своей версии, что найдет ее. Найдет Карен.
Дождь перестал идти. Наступало утро. Эта свалка была почти на выезде из города. Если он выбрал это место, то обратно в город он не вернулся. Паршиво, что нога опять начинала болеть. Сэм забыл трость и потому хромал. Он огибает одну из мусорных куч и в свете фонаря, среди пакетов и тряпок, видит женскую руку. Он подходит ближе и расчищает место. Вздыхает. И берет телефон.
Сэм слушает гудки и затем сообщает:
- Это Сэм Бойл. Я обнаружил тело похищенной вчера вечером женщины. Это Карен… Карен Ислингтон.

+1

4

Джеймс едет в Шотландию. По дороге он делает минимум остановок, в основном только из-за Руди.
Ислингтон молчит. Радио не включает. Мужчина сосредоточенно смотрит на дорогу. Корги довольно ерзает сзади.

Джеймс оставил на ресепшене отеля записку для Эстер Грейс. В ней говорилось, что он вернется в Лондон через три-четыре дня, а до этого времени будет вне доступа. Мужчина просит ее передать это Сэму, если тот вдруг будет спрашивать.

Ислингтон хочет переключиться, чтобы потом что-то решить для себя. Джеймс честно не знает, что из этого выйдет, но, пожалуй, это разумное решение для сложившейся ситуации.
Наверно.

Мужчина проезжает Лоуленд или шотландскую равнину, которая граничит с Англией и едет в северную часть страны - Хайленд.
Хайленд - нагорье, оно меньше заселено, более пустынно и сурово. Джеймс проезжает через мост Скай-бридж и оказывается на острове Скай. Там постоянно дует ветер, а небо протыкают острые пики скал. Да и само небо, кажется, вот-вот упадет на тебя.
Депрессивнее, чем сама депрессия.
Так подумал Джеймс, когда увидел это место в первый раз. Поздней осенью 2012 года.
Пустынность пейзажа вызывает ощущение отрешенности и изолированности от мира. Но глупо полагать, что Джеймс едет туда только потому, что пейзаж соответствует его внутреннему настрою. На северо-востоке острова у него есть земля.

Вообще-то изначально она принадлежала его отцу, тот купился на титул. В Шотландии титул лорда или леди  - это не дворянский титул. Тут им может стать любой, у кого есть участок земли. На это его отец и повелся. Смешно, но он был охоч до всяких аристократических штук.
Американец из Техаса, чьи предки воровали скот. Забавно и нелепо. Как над ним мама смеялась, когда узнала, что он на Скай собирается свое поместье строить. Ни один англичанин не будет жить в Шотландии.
Отец Джеймса не ожидал, что местность настолько пустынная и мрачная. Тут даже не было деревьев - скалы и бесконечное холодное море. А замок, который ему обещали рядом, - это были всего лишь поросшие мхом стены. 
Замком он был только в 15 веке.

Ислингтон останавливает машину и выпускает Руди, чтобы тот побегал. Мужчина берет лопату и начинает копать землю. Поздней осенью 2012, как раз после миссии в Ираке, ему перепал ящик с оружием. Мужчина полагал, что раз их убийца богат и умен, то вряд ли он оставит свой дом без охраны.
Особенно, если это Виктор Кэмерон. Да, у него там наемников до кучи.
Джеймс хотел все равно сюда приехать и забрать орудие, так почему не сделать это сейчас?
Мужчина выкапывает ящик, вскрывает его, достает черную сумку из багажника и кладет в нее пару пистолетов-пулеметов "UZI", гранатомёт РПГ-7, американскую полуавтоматическую винтовку AR-15, 2 австрийских глока, каждый с магазином в 17 патронов, 7 гранат M67 с радиусом поражения 15-20 метров. И, наконец, его любовь - снайперская винтовка L96A1 AW.
Ислингтон бросает сумку в багажник, достает бутылку виски и садится с ней на огромный валун.
Четверть виски  из бутылки мужчина выливает на землю и потом делает первый глоток. Янтарная жидкость приятно обжигает горло.
Джеймс смотрит в одну точку, куда-то в даль. Ветер нещадно дует, мужчина застегивает молнию куртки до конца. Холодный темный вечер, низкое небо и пустынная местность.
Только зеленая трава.
Картина рисуется довольно мрачной, если бы не Руди, который все это время гонял барашков в кучу, ведя себя как и полагается пастушьему псу.
Джеймс смеется и делает еще один глоток из бутылки.

Темнеет.
На склоне показывается пастух - тощий старик лет 65, который пришел за своим стадом. Ислингтон не планирует ехать к людям сегодня. Он выпил и вряд ли доедет до деревни или городка, поэтому решил переночевать в машине. Однако Руди, который дал себя погладить пастуху, подает ему идею.
Ислингтон подзывает корги и, когда тот прибегает, говорит ему:
- Ну, что попросимся на ночлег к твоему новому другу?
Мужчина подъезжает на машине к простому, старому дому пастуха. Из трубы идет дым. На крыше пророс мох.
Джеймс берет еще одну бутылку виски, сигареты,  рядом с ним семенит корги.
- Значит так, ты торгуешь своей пушистой мордой, а я просто тебя охраняю.
Ислингтон стучит в дверь, ее открывает пастух. Сначала он смотрит на корги, потом на Джеймса с “подарками” и молча пропускает внутрь. Беззубый старик понимает, что они хотят.
Он молча показывает на место, куда может сесть Ислингтон.
Они молча ужинают мясными консервами пастуха.
Молча пьют. Правда старик изредка покряхтывает от удовольствия.
Курят.
Пастух не спрашивает имя Джеймса, тот не спрашивает его имя.
Мужчина ложится на старый тюфяк, но уснуть не может. За соседней стеной блеют овцы. Руди лает пару раз для статуса.

На рассвете Ислингтон благодарит кивком старика, садится в автомобиль и едет в небольшой портовый город Маллейг. Там живет его старый приятель Берти Брэдбери. Джеймс находит его дом и стучится в дверь. На пороге показывается седой тучный мужчина в очках.
- Мистер Харт, - говорит он.
- Мистер Брэдбери, - устало улыбается Ислингтон.
- Воняешь, будто со свиньями спал.
Ислингтон хмыкает и заходит внутрь, держа в руках сумку с оружием.
- Что в сумке? - спрашивает хозяин скорее просто от того, что любит болтать, нежели действительно из интереса.
- Гранаты, гранатомет, снайперская винтовка, глоки, - устало отвечает Джеймс.
- Ну, ты шутник, - хохочет Берти.

Ислингтон принимает душ. Он бы побрился, но свою бритву забыл в отеле. Другие ему не особо нравятся. Джеймс спускается вниз. Они говорят о бессоннице. Берти показывает свои таблетки и советует их пить. Потому что, ну…
- Старость не радость. Мне 60, тебе 40, разница-то небольшая, - смеется он.
- Мой напарник мне их советовал. Мне они не нравятся. Я пил их… убивают наповал, - отвечает мужчина.
Джеймс, когда жил у Сэма на начальных этапах расследования, пил эти таблетки целую неделю, потому что у Бойла были какие-то проблемы с трубами в доме, и они по ночам гудели. Спал он так хорошо, что подкрадись убийца и приставь к его горлу нож, Ислингтон бы не проснулся.
Поэтому, когда мужчина заметил этот эффект у себя, сразу перестал их принимать.
Джеймс делает глоток черного кофе, пока хозяин готовит яичницу.
- Берти, ты ведь работал у Виктора Кэмерона?
- А я все думал, зачем ты заявился, - опять смеется Брэдбери.
- Он... скажем так... странный? - спрашивает Джеймс.
- Да не то слово, - отвечает хозяин дома.

+1

5

Сэм наблюдает, как тело кладут в мешок и уносят в машину.

После звонка он остался на месте, пока не приехали криминалисты и ждал, пока они закончат. Все это время он смотрел на Карен и думал.

Он поднимает телефонную трубку, чтобы сообщить Джеймсу новости. Черт, его телефон выключен. Сэма охватывает беспокойство за друга. Он же не добрался до него? Нет, он бы так не поступил, какой толк убивать Карен, если после этого сразу же убивать Джеймса? Сэм заводит машину, ее нужно вернуть обратно в участок. Джеймс ночевал в гостинице, может быть он там? Только Сэм не знает адреса той гостиницы. Хорошо, что хоть машина у него редкая, можно отследить. Сэм пытается не думать. Не вспоминать чем закончился прошлый раз, когда Джеймс внезапно исчез. Если он снова меня кинул и ушел, то мне придется одному закрывать это дело. И это значит, что мне придется идти ва-банк, выманивать гада на себя. Если его похитили, то дело дрянь, Морок не обратит на меня внимания, пока не закончит с Джеймсом. А он может его мучить долгие недели. Джеймс, что б тебя! Какого хрена ты выключаешь телефон?! Мы оба под прицелом!

В участке к нему подходит Билл. Он говорит, что на собаке не обнаружено никаких следов – преступника не укусили. Упоминает, что Джеймс забрал пса. Бойл уточняет во сколько это было. Значит, в то же время, когда я ему звонил. Он намеренно выключил телефон и пропал.
Шеф, проходя по коридору, жестом указывает Бойлу идти за ним. В кабинете шеф показывает Сэму снимок Карен со свалки и медленно спрашивает:
- Ты можешь это объяснить? Ты нашел ее за одну ночь.
Сэм поднимает глаза на шефа. Я что-то не понимаю…
- Моя работа - это предсказывать поступки преступников, увидеть их портрет. Я увидел, что смог и оказался прав. Она написала сообщение в твиттер, аккаунт общего доступа. Маньяк прочитал это и принял как руководство к действию…
- Не пойму я, почему маньяк, который устраивает всякую хрень с расчлененной просто оставил ее на свалке?
- Это точно был он. Его почерк, он принес мясо брюнетки. Мы найдем ее тело, как раз в очередном его «шедевре». А Карен… Он убил ее… Не для себя.
- Знаешь что, Сэм? – Шеф делает паузу. – Ты хорошо поработал, и должен отдохнуть. Я тебя отпускаю на сегодня, при условии, что ты отправишься домой. Ты понял?
Сэм кивает и выходит из кабинета. Теперь я совсем не понимаю…

Последние несколько шагов до квартиры даются непросто. Где этот гребаный пакетик?? Сэм принимает дозу и падает на пол, тяжело дыша. Пять минут блаженной тишины и начинает звенеть мобильник. Сэм дотягивается до стола и берет трубку. Это Эстер. Она звонит узнать, как у него дела. Сэм приглашает ее приехать, она соглашается.

Эстер заходит в квартиру Бойла, осторожно, осматриваясь. В квартире еще видны следы от погрома, со стены сорваны обои, диван все так же изрезан. На полу в интересных позах застыли манекены. Сэм никак не комментирует обстановку и как обычно отправляется варить кофе своей гостье.
- Это ужасно. Я соболезную Джеймсу. Как он воспринял?
- Никак, он выключил телефон и уехал. Я поеду его искать.
- Не стоит, он вернется, он уехал всего на пару дней. – Эстер ничуть не волнуется.
Сэм вопросительно смотрит на Эстер, - Почему ты так уверена? Ты его видела? Почему ты сразу не сказала?
- Я получила от него записку. Думала, что он и тебе сообщил, где он, поэтому не стала говорить. – Эстер делает шаг от Сэма.
- Это точно написал он? Он отдал его лично? Вы виделись в отеле? Он что, жил в том же самом отеле? – Сэм говорит все быстрее и быстрее и с каждой фразой повышает тон.
- Я не брала с собой его записку, Сэм. – Эстер говорит медленно, пытаясь успокоить Бойла.
- Почему он написал письмо тебе? –Сэм не сводит с нее глаз.
- Потому что хотел, чтобы я передала его слова. – Строго говорит Эстер. – Он зол, разве не понятно?
Сэм садится на диван и обхватывает голову руками.
- Черт, если бы я не затащил его в это дело, Карен не была бы убита!
Эстер подходит к Сэму и обнимает его. Она замечает, что зрачки его расширены.

Сэм лежит на диване. Он слышит, как открывается дверь и заходит человек. По звуку шагов Сэму понятно, что это Джеймс. Сэм пытается повернуться, но не может пошевелиться. Он не связан, а парализован. Он пытается позвать своего друга по имени. Это ему, кажется, удается. Шаги становятся ближе, он слышит знакомый голос.
- Сэм! Сэм, ты слышишь меня?
Сэм понимает, что его трясут за плечо, и отвечает
- Я нашел его! Сэм, нужно быстро идти за ним!
Сэм пытается сказать, что не может встать.
- Она в опасности! Мы должны успеть!
Сэм делает колоссальное усилие, и у него получается свалится на пол. Он понимает, что не видит. Он слышит голос, шаги, запахи, но не видит. И почти не в состоянии шевелится. Он бесполезен.
- Сэм, где лежит пакет?
Теперь это говорит Эстер. Она здесь? Хорошо, что она здесь. Сэм не отвечает. Он слышит шаги, потом треск, что-то разбивается. Джеймс кричит.
- Осторожно! За дверью!
Сэм слышит выстрелы. Шаги по квартире. Что-то падает.
- Нет! Нет! Сэм! – Это кричит Эстер.
Сэм снова пытается ползти, хотя бы ползти в направлении голоса. Он чувствует, как его берут за руку. Он слышит голос Джеймса:
- Ты не успел.

Сэм вскакивает на кровати. Рядом пустая простынь. Он берет с тумбочки пистолет и выходит в гостиную. На кухне горит свет. Он тихо подходит к двери и резко открывает ее, целясь в угрозу.
- Сэм. Все в порядке? Опусти пистолет. – Эстер поднимает чашку и делает глоток.

+1

6

О том, как малыш Томми попал в ловушку.
Тот самый малый, который работает с Сэмом. Конечно, он мечтает быть с Бойлом на равных, но пока не получается. Томми хотел бы учиться у Сэма, но тот слишком закрытый. Даже патологоанатом и то веселее.
И вот однажды Томми как бы случайно встречает Люси. Это все случилось, сразу после того, как нашли тело Карен, и полиция сделала официальное и очень скудное заявление.
Все ее родственники знают, и Люси тоже, что она психопатка и одержима теперь идеей уничтожить Сэма. Мечты про любовь обернулись прахом, и на их месте вырос цветок ненависти. Люси неустанно “роет” в сторону Сэма - это даже начинает пугать немного Пола, но пока этому журналисту выгодно иметь с ней дело.

Так вот Люси встречает Тома отнюдь неслучайно. Она стоит и плачет, а Том как раз курит у здания. Люси запомнила его еще с того раза, как ее посадили за  неподобающее поведение, и Сэм показывал ей материалы дела. Да, Тома она видела. А помнит ли ее вечно витающий в облаках Том?
Люси рыдает еще сильнее, и тогда Том к ней подходит. Люси признается, что она сестра Карен. Том сам ей подкидывает ей версию, что будто бы она идет на опознание, и Люси охотно с ним соглашается. Да, именно поэтому она у участка.
Люси спрашивает Тома обо всех подробностях касательно Карен. Сначала Том неохотно говорит и отмалчивается, но Люси повышает его значимость в ее глазах, да, и в своих собственный. Женщина умело использует нужные слова. И да, это бьет прямо в точку. Такой мелкий человечек как Том чувствует себя нужным и большим, так сказать, лицом участка. Откуда ему знать, что у Карен нет сестер.
Впрочем, ничего нового он не рассказывает, лишь роняет то, что умолчали. Что Сэм нашел труп в ту же ночь на свалке. В ту же ночь.
Том просит номер Люси, и она,  конечно, дает какой-то непонятный. Женщина возвращается к Полу, и он как бы берет у нее интервью для какой-то желтой газеты. Статью он быстро продает. И на завтра...
Заголовок:
УБИЙЦА ПОЛИЦЕЙСКИЙ -  полиция не видит, что у них под носом!
Люси дает интервью, о том, что она была невестой парня со странностями. О том, что коллега Сэма по имени Том рассказал ей, что Бойл нашел труп в ту же ночь на свалке, словно знал куда ехать. А что если он действительно знал, и он -  убийца. Странный белый тип за 40 и холост. Не об этом ли говорила полиция? И что если работа в полиции для него лучшее прикрытие?

Через день после скандального заголовка в нескольких желтых газетах.
Джеймс возвращается в Лондон из Шотландии. Прошло три дня. Как и обещал. Мужчина включает телефон уже в городе. Джеймс видит пару звонков от Сэма.
Странно, Грейс не сказала что ли, где я?
Мужчина открывает сообщения и читает.
Зеленый свет. Ему надо ехать, но он стоит.
Сзади сигналят.
Они нашли ее. Так быстро. Нашли мертвой. Быстро. Надо ехать на опознание.
Ислингтон едет к участку. В голове пустота. Он рад, что из нее не сделали инсталляцию.  И Джеймс понимает, что это нездоровая радость, ведь по факту Карен умерла.
В конце концов, все-таки он виноват, не надо было на ней женится.
“Не надо тебе вообще жениться, приятель. И тут дело исключительно в тебе. Ты ненормальный”, - язвительно напоминает внутренний голос.
И действительно. То что он выжил на своей прошлой “работе”, не подсел на наркоту и не поехал крышей только говорит о том, что он ненормальный. Будь человеком с обычной психикой, то давно сломался бы.

Джеймс стоит перед Биллом в участке и кивает ему. Мужчина поднимает белую простынь. Ислингтон смотрит на спокойное сине-белое лицо Карен и кивает. Патологоанатом закрывает. Но тут Джеймс обращает внимание на кольцо. Вернее на его отсутствие.
- Нет  золотого кольца. Карен не снимала его даже в ванной, - спокойно отмечает Джеймс.
- Уверен?
- Уверен. Но я проверю дома. Не знаешь, где Сэм? Не могу ему дозвониться, да и в кабинете его нет.
Билл отрицательно качает головой. Ислингтон поспешно разворачивается и выходит.
Сначала решу проблемы с похоронами Карен. Потом Сэма. Все по порядку.
Он выходит из кабинета, набирает номер элитной ритуальной службы - они готовы хоронить хоть завтра, приехать забрать тело.
Белый гроб. Гостей нет. Только он и Руди. Зеленое атласное платье, которое мужчина обещает им завезти.
Ислингтон мог бы позвать фанатов и друзей Карен, но не стал. На звонки их и смс он не отвечал.

Мужчина подъезжает к дому Сэма. Напарник все еще не отвечает на звонки. Джеймс оставляет корги в машине и достает ключи от квартиры Бойла. Тот дал их ему еще давно. “На случай, если Карен тебя выгонит,” - со смехом сказал тогда Сэм.
Ислингтон открывает дверь, но и внутри тоже никого нет. В квартире кажется еще больший хаос, чем был.
Ислингтон пялится на манекены. Выглядят они жутко. И пахнут неприятно. Джеймс понятия не имеет, что Сэм собирается с ними делать.
Мужчина ставит ему под кровать сумку с оружием и идет на кухню. Ислингтон пишет записку и вешает ее на холодильник.

“Завтра я хороню Карен, буду вне доступа. Послезавтра, в пятницу, принесу тебе важную информацию на Виктора. Будь в участке. PS: манекены ужасны, у тебя под кроватью оружие. Дж.”

Мужчина возвращается в их дом с Карен, берет зеленое платье, везет его в похоронную службу и  снова возвращается в тот дом. Он осматривает его еще раз. Джеймс пока не понимает, что он будет делать с ее вещами. Они ему, конечно, не нужны.
Ислингтон остается ночевать в доме, но практически не спит.

Похороны.
Карен хотела быть похоронена рядом с уютной милой церквушкой. Романтический вид на окрестности. Рядом с Лондоном.
Об этом мужчина узнал, когда они лежали и смеялись в кровати, а Джеймс щекотал ее. Это тогда она сказала, что умрет от щекотки и озвучила свое пожелание.
Ислингтон сделал так, как Карен хотела.
Мужчина сидит в небольшой церкви недалеко от Лондона, у его ног спит Руди. Тихая и гулкая пустота в церкви наваливается почему-то со всей силой на плечи Джеймса, ему хочется поскорее все закончить и уйти.
Это ошибка. Мне не надо было жениться на Карен. Тогда она бы была жива. Сэм бы меня никогда не нашел. А я бы мотался по всему миру и делал то, что лучше всего у меня получается.
Мужчина встает и выходит на улицу к пустой могиле. Сегодня Джеймс сменил пару костюмов и выбрал тот, который был самым безукоризненным. И рубашку ту, что была белее.  Все должно быть идеально.
Как будто если что-то не будет идеально, какая-то деталь будет лишней или будет совсем отсутствовать, то и он сам развалится.
Костюм - это доспехи, и сегодня ему нужны самые крепкие.

Наконец, выносят гроб. Его опускают в могилу. Святой отец что-то говорит, но Джеймс его не слушает - витает в своих мыслях. Мужчина наблюдает, как работники опускают его вниз. Белый. И лакированный.
Ислингтон снимает с пальца золотое кольцо и бросает его в могилу.
Работники берут лопаты и начинают забрасывать могилу. Джеймс смотрит на это некоторое время, мужчина даже не замечает, что святой отец ушел.
Ислингтон берет из рук работника лопату и встает на его место. Моложавый парень с удивлением смотрит, но не перечит мужчине.
Джеймс забрасывает землей могилу и пачкает в ней свои безупречно-белые манжеты. Это его раздражает, хотя казалось бы такая мелочь.

Когда позади него раздается деликатный кашель, Ислингтон поворачивается и замечает Алекса.
- Если пришел позлословить, то не стоит, - спокойно говорит Ислингтон.
Алекс хмыкает, снимает пальто и берет у другого работника лопату.
Они работают с Джеймсом молча и сосредоточено. Ислингтон понимает, что тот пришел его поддержать. Они ведь все-таки друзья и знают друг друга больше 20 лет.

После похорон Джеймс и Алекс сидят в ближайшем пабе. Ислингтон курит и пьет черный кофе, а его друг выбирает для себя виски. Они все еще молчат, и  тут Алекс выдает:
- Все, что нас не убивает, делает нас сильнее.
Утешать не было сильной стороной Алекса, но он старался, честно старался. В агентстве все знали, что у него есть блокнот с цитатами из интернета на все случаи жизни.
- Все, что нас не убивает, не убивает нас и все, - отвечает Ислингтон, затягиваясь сигаретой.
- Если тебе нужна помощь в поиске. Если это быстрее тебя освободит и вернет на нормальную работу, только скажи. Если тебе просто нужна помощь...
- Спасибо, - кивает Ислингтон. - Вообще-то есть кое-что. Мне нужна хорошая и качественная клиника для наркоманов. Пока пансион на выходные.
Наступают сумерки, холодает. Мужчины прощаются, и каждый едет своей дорогой. Ислингтон возвращается в отель.

Вечером Джеймс в своем номере наливает  виски и закуривает. Хорошо, что есть такая роскошь как номера для курящих.
Пиджак аккуратно висит на спинке стула. Руди запрыгивает на кровать. Ислингтон смотрит на него внимательно
- Э, нет, дружище, идем мыть лапы, да… и не ворчи мне тут, - говорит мужчина и снимает недовольного пса с кровати.
Джеймс затаскивает пса в роскошную ванную, закатывает рукава идеально белой рубашки с грязными от кладбищенской земли манжетами, тушит сигарету и включает теплую воду. Руди совсем такой расклад не нравится, и он пытается отойти подальше.
- Ну, что за лапочный бунт? Тебе сколько лет-то? -  удивленно спрашивает мужчина.
Ислингтон слышит, как в дверь номера тихонько стучат. Мужчина выключает воду и выходит из ванной. Он берет оружие и не спеша подходит к двери. Джеймс смотрит в глазок и видит перед дверью Эстер Грейс. Мужчина открывает дверь, но не до конца.
Блондинка толкает ее вперед, чтобы войти в номер, но Джеймс крепко удерживает дверь.
- Не лучшее время, Грейс, - устало сообщает Ислингтон.
- Джеймс, - строго отвечает она. - Я же не трахаться пришла, а поддержать.
Ислингтон молчит, но дверь так и не отпускает.
- Послушай, помнишь, что ты мне сказал двадцать лет назад? У меня в кабинете… как раз на мой День рождение? - спрашивает Эстер Грейс
- Я вижу тебя.
- Да, а я вижу тебя. Я тогда ответила
Джеймс устало выдыхает и пропускает внутрь номера женщину. В ванной слышится смешной и грустный вой Руди, мол вы что меня бросили.
- Я сейчас вернусь, - говорит Ислингтон, улыбаясь.

Джеймс наливает виски Грейс и протягивает ей бокал. Блондинка достает пачку таблеток.
- Я принесла снотворное, оно должно помочь.
- Я пил виски, - замечает мужчина.
- Ничего. Не подохнешь.
Они оба начинают смеяться, но как-то совсем не весело.
- Спасибо, конечно, но мне не поможет.
- Прими и ложись, и тогда поможет.

Мужчина лежит в кровати под одеялом, а Грейс улеглась в своем бежевом брючном костюме поверх одеяла на свободной стороне кровати.
- Я только прослежу, что ты заснул и уйду.
- Я уже сплю, - врет Джеймс.
- Хорошо. Обещай, что убьешь его как найдешь. Он заслуживает смерти, - сонно говорит она.
- Обещаю.
Либо я, либо Сэм. Либо вместе. Мы убьем его.

Мужчина просто лежит какое-то время с закрытыми глазами и гоняет свои мысли. Как говорил его психотерапевт - единственный, кого Ислингтон мог переносить, но тот оказался к сожалению наркоманом и его уволили.
Так вот он говорит, что любое горе лучше пережить и отпустить, и Джеймс был согласен и так и делал, но когда Ислингтон чувствовал вину, то ничего не получалось. Вина, как в случае и с первой женой, так со второй, замораживала все чувства и эмоции.
Мужчина открывает глаза и поворачивается к блондинке. Она спит рядом. Свет ночного Лондона падает на кровать и рисует на ней причудливые узоры.
Джеймс любуется платиновыми волосами, красивым изгибом губ и длинными пушистыми ресницами, которые бросают тень на ее светлую нежную кожу.
Ислингтон выдыхает. Его переполняет очень мягкая и теплая нежность. Мужчина хочет дотронуться до светлых волос, но не смеет - боится, что разбудит, и тогда она уйдет.
Удивительно, как парадоксальна человеческая психика. Как можно испытывать столько противоречивых эмоций враз.
И  разъедающую грусть от  смерти жены, которая проложила пропасть еще большую между ним и Грейс.
И свинцовая вина перед Карен. И перед Сэмом за то, что он не сдержал слово.
И любовь к этому человеку, который спит сейчас рядом.
В голову приходит мысль о том, что они могут сохранить это глубокое чувство друг к другу, если сейчас же все бросят, возьмут только самое необходимое и уедут куда-нибудь, где тепло и светит солнце: в Рим, Неаполь или Тунис. В конце концов, если так вдуматься, то это не вернет жизнь его матери и Карен. 
Потому что если останутся, то куча “но” все испортит.
Да, это единственный способ.

Ислингтон уже хочет разбудить Грейс и предложить ей этот план, но понимает, что таблетки начинают действовать, и мужчина закрывает глаза.

Утром Джеймс просыпается рано. Он не открывает глаза, знает, что она ушла. Ислингтон щупает кровать и натыкается своей ладонью на ее руку.
- Я вчера у тебя так и уснула. Этот Руди так храпит! Кошмар какой-то, - смеется она.
- Я привык уже.
Ислингтон притягивает ее к себе, она кладет ему голову на грудь.
- Ты так и не сказала Сэму про нас? - спрашивает он осторожно.
- Нет, еще нет.
- И не надо.
- Я знаю. Думаю будет лучше, если я съеду из этого отеля. Я уже нашла подходящую для себя квартиру. Буду снимать ее, - говорит она.
- Не драматизируй только. Когда все закончится, я приеду к тебе в Нью-Йорк.
- А если я не хочу?
- А ты не хочешь?
- Не в этом дело, Джеймс. Боюсь, что ты скоро разлюбишь меня. Я сделала кое-что ужасное.
Эстер Грейс приподнимает голову и смотрит ему в глаза. Кажется, впервые в жизни мужчина видит, что там плещется страх.
- Что же? Расскажи, вдруг я могу помочь? - спрашивает Ислингтон.
- Нет. Не хочу, чтобы ты думал обо мне плохо.
- Так что же такое ужасное ты сделала?
Эстер Грейс молчит, размышляет.
- Я случайно вышла замуж и еще не развелась! Веришь, нет! - врет блондинка и вымученно улыбается.
Ислингтон верит, но верит как бы -  просто вытягивать клещами разговор из взрослого человека он не собирается.
Во всяком случае не сейчас.
Мужчина кивает.
- Если захочешь, можешь рассказать мне поподробнее.
- Потом. А сейчас пойдем в душ.

Они стоят под теплыми струями воды. Каждый из них в своих мыслях, но им это не мешает наслаждаться молчаливым обществом друг друга. Ислингтон выключает теплую воду, берет тюбик с шампунем, выдавливает прозрачную мятную жидкость и наносит ее на светлые волосы Грейс.
- Послушай, - говорит Джеймс, массируя кожу головы Паркер. - Мы можем все бросить, взять только самое необходимое и сбежать. Уехать в Тунис. Я был там на миссии. Там хорошо, тепло, солнечно, море. Начнем все сначала. Вдвоем. Плевать на все, что было в прошлом. Ты, я и Руди.
- Ты хоть думаешь, что говоришь? - после паузы отвечает она. - Ты бросишь дело, не отомстишь за жену, бросишь Сэма, у которого опять проблемы, и ты уверен, что будешь жить счастливо? Не смеши меня, Джеймс, у нас уже багаж всего за спиной, мы не дети. И ты первый сбежишь от меня и вернешься сюда в Лондон.
Она включает теплую, в ее шуме совсем нельзя общаться, и Ислингтон понимает, что диалог закончен.
- О, Боже! Как испугал! - кричит она.
За стеклянной перегородкой сидит Руди, он пялится на них и лижет запотевшее стекло. Ислингтон смеется.

Пятница.
Джеймс приезжает в участок и идет в кабинет к Сэму. К счастью, тот там. Ислингтон не один. Рядом с ним с пропуском на шее семенит небольшого роста пожилой джентльмен в очках. Мужчина просит его пока постоять у двери, и джентльмен соглашается.
- Привет, Сэм. Как жизнь? Давно не виделись, - начинает мужчина и садится на стул напротив напарника.
В руках Ислингтон держит коробку.
- Я был в Шотландии, у старого знакомого, который копал на Виктора, пока мог. И пока не бежал. Все эти материалы незаконны. И их никакой суд не рассмотрит. Если Виктор тот, кого мы ищем, то мы не можем открыто следить за ним. Он вообще не должен знать, что мы знаем о нем что-то. В этой коробке записи  с камер. Те дни, когда он уезжал поздно ночью. Документы, касающиеся его прошлой деятельности. Его друзья, на них там тоже информация. Среди них, конечно, и астролог. Что любопытно. Вроде его натальных карт не было у Стефана. Может, важное хранит в отдельном месте?  И прочие моменты. Мой приятель из Шотландии, кстати, упоминал, что про семью Виктора мало данных. Словно Виктор старательно скрывает. Тебе есть чем заняться в выходные. После этого мы встретимся и наметим стратегию, что нам дальше делать. Потому что у меня пока нет идей.
И тут Джеймс решает прыгать с места в карьер.
- Мы знаем с Эстер Грейс, что ты снова употребляешь. И мы с ней посоветовались и решили, что это тебе не на пользу. А если и Крис узнает, то твоя карьера будет под угрозой. К тому же скоро у нас ужин у его жены, ты должен быть чист. Да, и ты это сам понимаешь. Так что… мистер Фэрфакс, заходите.
Джентльмен заходит в кабинет Сэма.
- Ты сможешь изучить все эти материалы и пленки, если поедешь с этим джентльменом чуть подлечится, пока только на выходные, - предлагает Ислингтон.
- О, ему у нас понравится, у нас столько звезд, - смеется мистер Фэрфакс, явно гордясь этим фактом. - Чистый воздух, шикарная вилла, недалеко от Лондона, чудесные виды.
- Не понравится - уедешь, - говорит Джеймс, а потом поворачивается к джентльмену и добавляет с улыбкой.  - Не отпускайте его ни за что.
- Вам бы тоже не помешало отдохнуть, мистер Ислингтон, - вежливо замечает мистер Фэрфакс.
- Я, пожалуй, так и сделаю. Отдохну в выходные.

Суббота.
Самолет приземляется в аэропорт Тунис-Карфаген. Воздух теплый и соленый. Яркое солнце греет землю, температура воздуха 30 градусов по Цельсию.
Джеймс берет такси и едет к своему отелю “Dar El Jeld Hotel”, расположенному недалеко от дворца Дар-Ласрам.
Они добираются до отеля довольно быстро, и Ислингтон переодевается в светлые брюки и рубашку. Руди довольно ложится на кровать в прохладном номере отела. Мужчина спускается в бар, выпивает мартини и выходит из отеля.
Джеймс движется в сторону пляжа, туда, где синяя гладь уходит далеко-далеко. Мужчина останавливается в тени раскидистой пальмы и набирает номер Эстер Грейс. Ислингтон знает, что она уже закончила конференцию.
- Грейс? Ты меня слышишь?
- Да, Джеймс, - отвечает она и замолкает.
- Я сейчас в Тунисе, и я подумал, что, может, ты тоже рванешь ко мне, - предлагает Джеймс. - На пару дней, конечно же.
- Нет, - отрезает блондинка. - Не искушай меня. Ни к чему это. К тому же я нужна Сэму, и поеду навестить его в клинике. Я обещала. И да, я посмотрела профайл. Виктор Кэмерон подходит. Теперь пока.

Джеймс слушает какое-то время тишину в трубке и убирает сотовой в карман. Через 20 минут он уже на пляже. Мужчина заходит в воду и теплое море катит на него свои ласковые волны.
И где-то там на юге расположилась Сахара с ее жарким воздухом, дюнами всех оттенков желтого и мельчайшим песком, который невозможно удержать в ладони.

Быть наркоманом плохо. Пока ты в клинике)

https://i.imgur.com/atJxrwX.jpg

+1

7

Автомобиль мистера Фэрфакса, Bentley flying spur, плавно останавливается напротив ворот. Лучи закатного солнца освещают деревья и золотят листья. За воротами возвышается вилла. Темный кирпич, архитектура норманнского стиля, большие витражные окна. Стены, увитые плющом, стриженые лужайки и кусты в виде правильных геометрических фигур.
…чудесные виды. Заканчивает фразу мистер Фэрфакс.
Ага, виды… Виды-хуиды.
- У вас очень… мило. – Сэм выдавливает из себя жест вежливости и улыбку.
- Спасибо. Я осмелюсь ознакомить вас с некоторыми правилами. Прежде всего, вы можете зарегистрироваться под псевдонимом. Многие охотно пользуются данной возможностью.
Они не спеша идут по дорожке к главному входу реабилитационного центра для VIP персон. Мистер Фэрфакс описывает многочисленные услуги центра и обращает внимание Сэма на красоту местности, чистоту воздуха, а также как ему, Сэму, повезло быть в обществе привилегированных особ.
Сэм уехал прямо из участка, точнее ему не дали возможности уехать куда-то еще. Он забрал коробку, ноутбук и пистолет.  Он не стал доказывать, что он не наркоман. В участке такие заявления слишком однозначно выглядят. Пусть его коллеги думают, что у него новый друг в хорошем костюме и с отличным автомобилем.
- Зовите меня мистер Фелон, - произносит Сэм девушке за стойкой регистрации.
- Хорошо, мистер Фелон, ваш номер шестой, пожалуйста, следуйте за мной.
Девушка показывает Сэму, где находится его комната, но внутрь они не заходят.
- По правилам нашего центра, прежде чем вы войдете в номер, вам нужно переодеться.
Или, точнее, сдать все свои вещи, а также пройти досмотр.
Она провожает Сэма к дальней комнате в конце коридора, в отдалении от жилых номеров. Комната напоминает кабинет врача. За столом сидит мужчина. Девушка приветствует его, оставляет на его столе ключ от шестой комнаты, прощается с Сэмом и уходит.
Сэм выходит из комнаты в новой одежде. Белая футболка, светло-зеленые спортивные штаны, кроссовки без шнурков и светло-серый халат. Его одежду, телефон и пистолет он отдал. Значок, коробку, и ноутбук ему разрешили оставить. Одежда удобно сидит. Виды из окна и правда неплохие, можно считать это отелем, но Сэм чувствует, как из груди поднимается ярость.
Черт, Джеймс, я не наркоман!
Комната выглядит как обычная спальня, очень светлых тонов. Минимум мебели – стол, стул, кровать и комод. На столе лежит расписание услуг, карта виллы, брошюры психологов и других центров отдыха, мотивационные листовки с фотографиями счастливых людей, а также правила нахождения на территории. На двери со стороны комнаты Сэм замечает плакат:

Отрицание
Гнев
Торг
Депрессия
Принятие

Сэм берет со стола маркер и вычеркивает первую строку. Немного подумав, вычеркивает вторую.
Раздается стук
- Мистер Фелон? Могу я войти?
К нему приходит человек в халате с медицинским набором.
- Я буду говорить прямо, мистер Фелон, так требуют инструкции. Когда была последняя доза? Что это было и сколько?
Человек распаковывает новый шприц, слушает ответ Сэма и подбирает нужный пузырек.
- Я думал, что здесь мне нужно пройти детокс, - ехидно замечает Сэм. – Что это?
- Нововведение. Так будет лучше, поверьте.
Сэм смотрит на иглу в руках незнакомца, пожимает плечами и протягивает предплечье.
- Очень рекомендую сходить в столовую, если вы не ужинали. Настоятельно рекомендую.

Столовые в таких местах всегда общественное место. Хоть это и носило название «столовая», это был скорее ресторан. Только немного странно было наблюдать одетых в домашние халаты людей в ресторане. Реабилитационные центры старались делать столовые культурными центром, для поощрения общения и облегчения наблюдения за людьми, в чьих руках ножи и вилки. Общаться с местным населением в планы Сэма не входит. Он делает короткий заказ, садится в отдалении от других и старается не смотреть на них.
Мерзость
В зале не много людей. Кто-то читает книгу за чашкой кофе, кто-то пришел выпить. Две женщины громко обсуждают последние новости. Рядом с ними смеются несколько человек.
Если Сэм вернет взгляд на них, то увидит кокаиновую маньячку. Человека, который ширнулся так неумело, что до сих пор не может согнуть руку. Парня, который из-за психоделиков проверяет на месте ли его лицо….
Я – не они.

Сэм ставит коробку на стол в номере «наркоманского отеля», как он про себя называет это место отдыха. Он просматривает файлы один за другим, затем достает флешку и подключает ее к ноутбуку. В папке несколько десятков видео, сортированных по дате. Сэм не спешит и открывает по очереди каждый файл. Май 2000 года… поздний вечер 12-го мая Виктор покинул свой дом. Он вернулся только к раннему утру понедельника, 15-го мая. Шеффилд… Тело женщины обнаружили 21-го мая, по экспертизе она была мертва примерно с неделю. Сэм помнит основные выводы каждой экспертизы и примерное время смерти. Уход и возвращение Виктора совпали с ориентировочным временем совершения убийства. Потом тело было в холоде и только после этого в инсталляции. Виктор должен быть отлучиться дважды. Сэм открывает файл от 19-го мая и видит, как Виктор поздним вечером покидает дом. Запись оканчивается белым шумом.
- Ты почти поймал меня, поздравляю! – звучит голос справа от Сэма.
Сэм поднимает глаза и видит, что в углу комнаты, в темноте, стоит Виктор.  Что за черт… Что мне вкололи?
- О, то, что тебе вкололи, это так называемый «элитный» вариант капельницы. Он работает с некоторыми побочными эффектами. У большинства это эйфория, а у тебя… Хотя! Ты же рад меня видеть? Безумно?
Нет, нет, нет, нет, нет….
Сэм закрывает ноутбук и выбегает из комнаты. В освещенном коридоре никого нет. Виктора тоже.
Так, так, дело плохо. Если я вижу то, чего нет, как я могу быть уверен, что видел на записи Виктора?!
Вот дерьмо!
Блять!
Думай!

Если это детоксикация, нужно ускорить метаболизм. Для этого мне так «настоятельно» советовали напихать в себя еды. Но этого мало. Что еще?
Сэм наворачивает круги по коридору.
Здесь есть бассейн. Вода, тишина, никого, и Виктора можно будет утопить.

Сэм ныряет ко дну, он выдыхает весь воздух и позволяет телу «утонуть» под собственной тяжестью. Он остается под водой 20 секунд и затем, оттолкнувшись от дна, поднимается.
- Было похоже, что ты решил и вправду утопиться. – У бортика стоит девушка со скучающим выражением лица и крутит в руке яблоко.
- Тогда почему ко мне не спешит помощь?
- Если ты решил топиться, то кто я, чтобы этому мешать?
Она бросает яблоко в бассейн и уходит, не оборачиваясь.
Зеленое яблоко покачивается на волнах бирюзового бассейна.

Сэм смотрит на ноутбук и вытирает волосы полотенцем. Сейчас поздняя ночь. «Приход» лучше не провоцировать работой. Сэму остается только смириться.
Ладно, нужно отдохнуть, немного, и я буду в порядке.
Он ложится в постель. Снов он не видит.

Сэм проспал очень долго. Хороший матрас и чистый воздух сделали свое грязное дело. На завтрак он идет ближе к обеду. В общем зале многолюдно. Сегодня у него нет такого чувства отвращения к постояльцам, как это было вчера. Все чувства уступают одному главенствующему – голоду. Сэм закидывает в себя яичницу, оглядывает людей и приходит к выводу, что в зале нет ни одного человека, кто был здесь вчера вечером. Это странно.
- Ты называешь это «Крамбл»? У вас что, духовка сломана? – воскликнула женщина за соседним столом.
- Смотри, какая она дерзкая. Слишком дерзкая для той, кто носит крест на шее. Может ее удушить?
Сэм медленно поворачивает голову влево. За одним с ним столом сидит Виктор. Как и Сэм, он одет в светлые одежды и халат. Виктор подмигивает Сэму и показывает пальцем на девушку через стол.
- Я что, еще сплю?
- Тогда бы яичница не была такой вкусной, - замечает Виктор.
- Аргумент. – соглашается Сэм.
- Ты просто нетерпеливый. Эффект длится 24 часа. И еще будет целое воскресенье без меня. Мы только познакомились, а ты уже хочешь, чтобы я ушел. Это. Не. Вежливо. Сэм.
Да твоюжмать.

В коридоре к нему приходит куратор и приглашает на сеанс психологической беседы. Через два часа, в кабинете на верхнем этаже. Сэм отвечает, что подумает. Куратор подтверждает, что это дело добровольное и уходит. Сэм остается один. Он решает погулять по вилле. Он выходит в парк и видит, что все вечерние гости и еще пара новых сидят в кругу на лужайке.
Групповая психологическая беседа.
Среди них он видит девушку, что была ночью у бассейна. У нее такое же скучающее лицо. Куратор задает ей вопрос, о чем она жалеет. Она отвечает: «Я жалею, что не умею топиться. Постоянно всплываю. Это так бесит». Закончив фразу, она замечает Сэма. Смотрит на него в упор, видит, что Сэм поймал ее взгляд, а затем она демонстративно-карикатурно закатывает глаза и сползает со стула.
Ей скучно. Смертельно скучно тут.

В кабинете психолога Сэму предлагают сесть поудобнее.
- Добрый день, мистер Фелон, начинает психолог, - Что вы сейчас чувствуете?
- Не понимаю зачем я тут, я не наркоман.
Да, Сэм, скажи ему, чтоб отстал от нас.
- Вы сказали, что вы не наркоман. Кто по-вашему мнению «наркоман»? – психолог делает запись каждого ответа в своей тетради.
- Тот, кто потерял контроль.
У меня то точно все под контролем, Сэм. Даже ты.
- А вы его не теряли, да? – психолог приветливо-понимающе улыбается Сэму.
- Да.
Да? Ха-ха.
- Что будет, если вы перестанете принимать?
Если я перестану убивать? Я не смогу завершить свой замысел, свое предназначение. Их предназначение.
- Я не смогу работать на должном уровне.
- Работа для вас важна даже больше чем здоровье?
- Работа важна и должна быть выполнена. Я прикладываю все возможные усилия
Вопросы от психологов. Всегда одинаковые.
Хорошо, я вижу, что вы идете на контакт, давайте продолжим в другой теме – психолог кивает, делает пометку в тетради и продолжает, - Каким было ваше детство?
- Обычным.
Мое детство не назовешь детством.
- Расскажите поподробнее.
Сэм замирает и ждет, когда ответит Виктор.
Меня приучали, как бы вы это назвали… к жестокости. Да, делали ее обычной, как прогулку по парку.
- Я видел насилие, и мне объясняли, что это нормально.
Доктор удивляется неожиданному откровению, но продолжает:
- Кто из вашей семьи демонстрировал насилие?
Мой дорогой дядюшка.
- Брат моего отца.
-А отец у вас был?
Отец? Кажется, его запихнули в ящик и закопали. В каком-то смысле он у меня был, на лужайке, под деревом.
- Он рано умер. Я не помню его.
- Что вы скажете о матери? Какой она была?
Эта мерзавка?!
- Мать была ужасной.
- Испытывали ли вы насилие от родственников?
Этот червяк лезет не в свое дело!!!
- Я считаю, что вы меня оскорбляете этим вопросом.
- Оу.. – психолог слишком много писал в тетради, - Подождите минутку…
Сэм! Так и будешь сидеть как дебил?! Придуши этого мерзавца!!!
Виктор орет над ухом Сэма. Все происходит очень быстро. Сэм вскакивает, хватает тетрадь психолога и начинает ее неистово рвать. Психолог от неожиданности вжимается в кресло. Закончив с тетрадью, Сэм переключает взгляд на психолога.
- Хочешь узнать что-то еще?!! – Сэм и Виктор кричат одновременно.
Психолог мотает головой, и Сэм выскакивает из кабинета, хлопнув дверью.

Сэм сидит в своей комнате и пытается унять злость. К нему стучится врач. Он принес две таблетки. Говорит, что это снотворное. Сэм не вслушивается в его речь, запивает таблетки водой и коротким «Уйди» прогоняет врача.

Раннее утро. Солнце еще не поднялось. Сэм встает с постели. У него страшно болит голова и бешено стучит сердце. Он озлобленно озирается и спрашивает:
- Виктор, сука, ты тут?
В ответ тишина.
- Я тебя засажу. Навечно.
Сэм накидывает халат и вываливается в коридор.
Кофе. Кофе здесь должен быть отличным!
В столовой ему приносят кофе. Чашку. Потом вторую, потом еще одну. На четвертой к нему за стол подсаживается девушка с яблоком.
- Хреново, да?
- Это временно… - Сэм захлебывается кофе.
- Хреново. Как в первый раз. Каждый раз.
Сэм ставит чашку и смотрит на девушку, будто только сейчас ее увидел.
- Не можешь прекратить?
- А зачем? – безразлично отвечает девушка.
Сэм молчит некоторое время, пытаясь подобрать слова.
- Сейчас я бы сказал какую-нибудь избитую фразу.
- Засчитано. Спасибо, что не начал спорить. Сколько раз прекращал?
- Пять.
- И всегда ради кого-то?
- Угадала.
- Тебе везет. Может шестой твой счастливый раз. Удачи.
Сэм допивает очередную чашку и понимает, что, наконец-то сможет поесть не блеванув. На этой радостной мысли он видит Эстер. Она стоит за окном и беседует с кем-то из сотрудников «нарк.отеля». Сэм выходит к ней в парк. Эстер оглядывает его, в глазах мелькает обеспокоенность, но внешне она искренне улыбается Сэму:
- Ты выглядишь… отдохнувшим.
- Ты смеешься надо мной? – поддевает ее Сэм беззлобно, - этот отель только днем милое местечко, ночью тут бродят призраки, я не смог выспаться.
- Я вижу, ты не в настроении говорить серьезно. – Она обнимает его, - ты молодец, что сделал первый шаг.
Сэм обнимает ее в ответ. Я не наркоман. Меня здесь накачали дрянью и от нее мне стало плохо.
- Да. Я осознал.
Они беседуют, немного. Сэм понимает, что выглядит ужасно. И Эстер больно это видеть.
- Все обязательно закончится, я буду в норме.
Они прощаются и к Сэму снова подходит куратор.

В кабинете его встречает другой психолог.
- Помните, что вчера рассказывали моему коллеге?
- Нет, я смутно помню, кажется обычные вопросы, обычные ответы.
- Вы не против, если мы повторим сеанс?
- Нет, не против.
- Расскажите о детстве.
- Я рос без матери, отец учитель. Отец рассказывал о маме. Какой она была светлой, доброй и понимающей. Всепрощающей. Она могла оправдать любого. Она верила в людей до последнего и даже дальше. Я слушал его истории о ней, запоминал каждую деталь. Я хотел, чтобы она была рядом со мной. Я представлял, что она заходит в комнату, улыбается, зовет меня по имени своим мягким голосом. Я помню первый день в школе. Мой отец стоял в толпе учителей. А я был один. Остальные, мои одноклассники, все были с родителями, кроме меня. Я представлял, что мама рядом. Она рассказывает мне, как ей было чудесно в школе, что там она нашла друзей. Что там будет интересно и весело. Иногда будет печально, но я справлюсь. Она стоит рядом со мной, обняв, и говорит, что все будет хорошо. В тот день я в последний раз ощущал ее отчетливо, потом, постепенно, ее образ растворился, как дым.
Мой отец хотел мне лучшего, в первую очередь образования. Он был строг. Но всегда, когда меня отчитывал, в первую очередь говорил, что бы сейчас сказала моя мама. Она всегда прощала меня, потому что в моих действиях не было злого умысла, и затем отец мне напоминал, что даже без злого умысла нельзя вести себя как дебил…

У Сэма есть еще пара часов, прежде чем он вернется в Лондон. Он открывает ноутбук и снова просматривает записи. Это был не морок, Виктор действительно выезжал по ночам из дома и отсутствовал какое-то время. В подозрительные даты. Это основание сделать его подозреваемым. В коробке, кроме флешки, были счета. За медицинские услуги. Вот файл Бэйла. И еще Стефана. С Бэйлом у них давнее знакомство…

Автомобиль останавливается на пороге его дома. Сэм заходит в свою квартиру. Нога не болит, просто хочется ширнуться. Он проходит на кухню, кладет на стол зеленое яблоко и открывает шкаф.

+1

8

Джеймс Ислингтон запомнит Тунис.
Горячий золотистый песок, нагретый асфальт, сок персика, текущий по пальцам, кабриолет, ласковое теплое море и они.
И они.
Ямочки на щеках, длинные волосы, улыбки, босые ноги, оставляющие следы на песке,  поцелуи и страстный секс.

Субботним вечером Джеймс сидит за деревянным столиком в летнем баре, организованным на крыше  высокого здания. Он улетает только в понедельник, так что у него есть время насладиться всеми красотами Туниса.
Солнце только-только село, и морской воздух приносит долгожданную прохладу. Шум города успокаивает Джеймса, и он не спеша потягивает виски, давая своему мозгу установку переключиться на другие события в жизни.
Если бы я пришел раньше, я бы мог спасти ее. Я опоздал на чуть-чуть. Я мог бы… так, стоп… надо подумать о чем-то  другом… другом… жаль, что здесь нельзя курить, было бы идеально.
Ислингтон, чтобы не гонять ненужные мысли, наблюдает за молодой парой, сидящей на диванчике.
Сколько им? 22? 23?
Они оба очень притягательные. Она -  худая брюнетка в коротком черном платье и босоножках на толстой подошве, тонкие ремешки босоножек опоясывают ее голени и доходят до острых коленок. Она загорелая, волосы кудрявые чуть ниже плеч.
У него утонченная внешность, худое тело, длинные прямые темные волосы до талии.
Гладкие и блестящие как у кота. Хочется погладить.
Брюнет  в черной футболке и темных джинсах.
Порванных по последней моде.
Они оба сидят в темном углу, то и дело бросают взгляды на Ислингтона и загадочно перешептываются.
Джеймс в светлых брюках и белой рубашке расположился под какой-то изысканной гирляндой и наблюдает за ними с невозмутимым видом, но внутренне улыбаясь.

Наконец, девушка набирается смелости и подходит. Ислингтон продолжает расслабленно сидеть, скрестив ноги под столом. Девушка усаживается на свободный стул и забирает волосы в хвост, обнажая изящную шею.
Мужчина молчит и внимательно смотрит.
- У вас не будет сигареты? - спрашивает она и открыто улыбается.
Ислингтон достает портсигар, кладет его на стол и двигает в сторону девушки.
- Только тут не курят, юная леди, - мягко говорит он.
- Я знаю,  - бросает брюнетка и указывает на портсигар. - Классная штука. Красивая. Я Джесс, кстати, фотомодель, приехала отдыхать сюда, ненадолго.
- Меня зовут Джеймс, я из Лондона, прилетел на пару дней, - вежливо отвечает мужчина и улыбается в ответ.
Джесс замолкает и опускает глаза. Ислингтон тоже молчит, он не собирается помогать ей продолжать разговор.
- Он тоже фотомодель… кстати… ну, мы так…. не очень пока еще крутые, начинаем только, - тушуется она.
- Думаю, у вас все впереди, - вежливо замечает Джеймс.
Джесс берет виски Ислингтона и выпивает его залпом. Она ставит бокал на стол и пристально смотрит мужчине в глаза.
- Я вам нравлюсь? - прямо спрашивает она.
- Да.
- А он?
Джеймс слегка наклоняет голову и оценивающе разглядывает брюнета. Конечно, он ему нравится - этот жест чисто для проформы.
- Я всеяден, - спокойно отвечает мужчина и улыбается.
Джесс машет рукой парню, и тот вскакивает с дивана и присоединяется к ним, передвигая стул от соседнего свободного столика.
Его зовут Алан, и они друзья. Приехали из Штатов, откуда-то с севера, отдохнуть в Европе. Думали в Италию, но выбрали Тунис.
Который вообще не Европа.
Джеймс заказывает себе еще виски, а им какие-то сладкие клубничные коктейли на их выбор. Джесс и Алан много болтают, и заметно, что нервничают.
- Ну,  что, пойдемте ко мне в номер. Только сначала покажите ваши документы. Не хочу, чтобы потом оказалось, что я спал с несовершеннолетними, -  просит Джеймс, допивая приятно обжигающую янтарную жидкость.
- А вы тогда тоже, не знаю зачем, но покажите, - упрямо бросает Джесс.
Ислингтон кивает, это справедливо. Мужчина показывает свои права. Джеймс проверяет документы парочки. Алану -  19, а Джесс - 21. Мужчина слегка поднимает бровь на возраст Алана, но в итоге удовлетворенно кивает, расплачивается за напитки и встает.
- Идемте, мой отель недалеко.

Мужчина открывает дверь номера и пропускает Джесс и Алана внутрь. Они встают почти в дверях трехкомнатного номера люкс  и совсем не знают, что им делать. К ним подбегает Руди, и разряжает обстановку. Они тискают рыжего пса и смеются. Джеймс ведет их в гостиную и наливает им двоим немного виски, чтобы они расслабились. Себе он заказал черный кофе.
Ислингтон протягивает бокалы им и спрашивает:
- У вас ведь до этого не было секса втроем?
Алан отрицательно качает головой.
- Но вы не девственники? - интересуется опасливо Ислингтон.
Джесс утвердительно кивает.
- Хорошо. Сначала ванна.

Ислингтон идет в ванную комнату и включает краны. Теплая расслабляющая вода льется в огромную ванную, сделанную как бы из малахита. Джеймс достает сигарету и закуривает.
Джесс и Алан заходят в внутрь и застывают на месте как два солдатика.
- Ого, какая ванная! Ты хорошо зарабатываешь, чтобы  тут жить? - просто и по-детски спрашивает Алан.
- Я бывший военный. У нас пенсия большая, - врет со смехом Джеймс.
- Ты убивал? - спрашивает брюнет, в его глазах зажигается интерес.
Ислингтон хмыкает, лукаво смотрит и ничего не отвечает. В дверь номера стучат, и мужчина выходит из ванной.
Служащий отеля проходит с тележкой в номер и останавливается. Джеймс видит два подноса, закрытые крышками. Он снимает первую крышку: черный кофе, презервативы нужного размера и несколько тюбиков со смазкой. Ислингтон берет чашку с эспрессо и удовлетворенно кивает. Мужчина открывает вторую крышку - жареное мясо: стейки.
То, что надо. Черный кофе. Презервативы, смазка. И хорошо прожаренные мясные стейки. Ночь обещает быть горячей. В конце концов, дары судьбы нельзя отвергать.

Ислингтон расплачивается и оставляет чаевые. После этого служащий уходит, а Джеймс возвращается в ванную с чашечкой кофе в руках.
Джесс и Алан стоят как и стояли, словно ждут, что мужчина скажет им: “Вольно, солдаты!” Ислингтон молчит, ставит на один край ванной кофе, а на другой присаживается сам.
Джеймс опять закуривает. Неспешно.
- Раздевайтесь и забирайтесь в ванную, - мягко командует он.
И ждет. Джесс шевелится первой и стаскивает с себя короткое черное платье. Она бросает его на пол бесформенной тряпкой, потом стягивает черные стринги и забирается в ванную. Мужчина проходится взглядом по ее небольшой красивой груди.
Джесс погружается в ванную и брызгается в Ислингтона водой. Капельки воды застывают на ее загорелых  ключицах, чтобы потом внезапно скатиться вниз.
- А у тебя нет кокаина? - спрашивает она.
Алан кивает.
- Не мне вам говорить, что наркотики - это такое себе развлечение. Если выбирайте себе зависимость, то лучше секс, - смеется Ислингтон, удивляясь их бредовой идее - он вроде не похож на того, кто таскает с собой наркоту.
Джеймс переводит взгляд на Алана и затягивается сигаретой. Тот улыбается, откидывает длинные темные волосы волосы назад и тягуче-медленно раздевается. Когда брюнет снимает футболку, мужчина замечает проколотые соски. Ислингтон довольно хмыкает, берет чашку с черным кофе и снова делает глоток. Обжигающая горько-шоколадная согревает  и бодрит.
Мужчина опять затягивается сигаретой и внимательно рассматривает двух прекрасных юных созданий у себя в ванной.
- Поцелуйтесь, - тихо командует он, делает глоток черного кофе и добавляет. -  Пожалуйста.
Джеймс все еще не трогает их, не касается -  просто любуется.
- Ну же, нам надо с чего-то начинать, -  лукаво отвечает он на их невысказанный вопрос.
Джесс берет Алана за подбородок и целует его, постепенно углубляя поцелуй. Мужчина наслаждается видом целующейся пары и довольно улыбается.
- А ты идешь к нам? - хитро спрашивает Алан, оторвавшись от губ подруги.
Он подплывает ближе к Ислингтону и тянет его за руку к ним в воду. Джеймс тушит сигарету, делает пару последних глотков кофе и встает с края ванной.
Мужчина  берет плечики, висящие в ванной, и снимает с себя рубашку. Алан и Джесс внимательно наблюдают за ним. Джеймс медленно раздевается и дает им рассмотреть себя, а особенно свою спину, на которой виднеются белые шрамы - следы от ран с разных миссий.
Ислингтон снимает светлые брюки и облегающие боксеры. Брюки он аккуратно вешает по стрелочкам на вешалку, нижнее белье сворачивает и кладет на полочку.
- У тебя и на заднице шрамы! - удивленно восклицает Джесс.
Ислингтон смеется.
- А по-вашему противники задницу обходят стороной, так что ли? - спрашивает мужчина.
Он включает приглушенный свет, забирается в большую ванную и вновь вглядывается в Джесс и Алана, лукаво улыбаясь.
- Ну, и какой у вас был план? - интересуется мужчина. - У вас, наверняка, он был. Вы долго присматривались ко мне прежде, чем предложить. Так... какие пожелания?
Джесс подплывает к Ислингтону ближе, и он обнимает ее под водой за талию. Мужчина нежно касается пальцами щеки Алана и притягивает его к себе.
- Вам нечего бояться. Скорее всего ваши желания совпадут с моими, - нежно говорит он.
- Мы подумали, - шепчет Алан на ухо Ислингтону. - Что ты сначала займешься сексом с Джесс, а потом со мной.
- Хорошо, я не против. Но потом кто-то из вас мне отсосет. Желательно тот, кто больше в этом смыслит.
Джесс пересматривается с Аланом и кивает Джеймсу.
- Я могу, - говорит она и целует мужчину в губы.
Ислингтон отвечает ей, а потом отрывается от ее  мягких губ, поворачивается к Алану и страстно целует его в не менее нежные губы. Затем Джеймс поворачивает голову и коротко касается губ Джесс своими.
Под водой он гладит их тела. Мужчина хочет их расслабить и дать к себе привыкнуть.
Спешить им некуда, и короткие поцелуи сменяются долгими и возбуждающими. Алан и Джесс расслабляются и начинают сами проявлять инициативу, что не может не нравится Ислингтону.
Мужчина уже перестает различать чьи губы его целуют - Алана или Джесс.

Горячие мокрые тела прислоняются к нему, заставляя забыть обо всем. Он покрывает поцелуями шею Джесс. Или Алана? Неважно. Его руки изучают их молодые гибкие тела.
Их влажные волосы липнут к его рукам и щекам, а горячие языки касаются шеи Джеймса, его губ и скул. Ислингтон уже не замечает, когда под его языком соски Джесс сменяются на проколотые соски Алана.
Мужчина понимает, что еще чуть-чуть и все выйдет из под контроля, и они займутся сексом прямо здесь.
Джеймс с трудом отрывает от себя пару алчущих губ и командует:
- На кровать. Быстро.
Джесс и Алан смотрят на него непонимающе, словно он говорит не на английском, а на каком-то другом языке.
- Кровать, - жестче повторяет Ислингтон, ему и самому сложно держаться.
Наконец, до них доходит, и  они нехотя вылезают из ванной. Мокрыми они падают на белые простыни.
Джеймс тоже не вытирается. Потому что это уже все не столь важно. Он впивается взглядом в их обнаженные зовущие тела. 
Прохладные ветер дует из приоткрытой двери, ведущей на вместительный балкон с резными перилами и с видом на море. Ислингтон вдыхает ночной воздух и берет презерватив.
Значит сначала Джесс, потом Алан.

Они засыпают с рассветом. Тёмные бархатные портьеры плотно задернуты.

Стейки были съедены около 3 ночи. Как раз когда Джесс и Алан лежали без сил, а мужчина напомнил, что они договорились и на оральные ласки.
Мясо было холодным, но пряным и пропитанным каким-то соусом, который не затмевал вкус самого мяса.
Они съели стейки обнаженными, испачкав пальцы соусом.

В 8 утра мужчина просыпается от шепота, Джесс и Ален не спят.  Они стоят у кровати и спорят о том, что  надо ли им уйти сейчас или остаться и доспать.
- Я вас не держу, - мягко прерывает их мужчина, не открывая глаз. - Но буду рад, если вы останетесь и позавтракайте со мной. В противном случае, если уходите, то возьмите деньги на такси.
Они улыбаются и возвращаются в постель. Ислингтону нравится, когда они ложатся с разных сторон, и он может обнять их и прижать к себе, чувствуя биение их сердец.
Они снова засыпают  и просыпаются уже около полудня.

Сначала просыпается Джеймс, он потягивается, а потом уже пробуждаются Джесс и Алан. Брюнетка целует Алана и Джеймса, бросает в Ислингтона подушку и уходит в душ.
Мужчина заказывает в номер завтрак, надевает белый халат, берет портсигар и выходит на балкон. Алан надевает такой же стандартный гостиничный халат и выходит за мужчиной.
- Вчера было хорошо, да?
- Да, - кивает Ислингтон.
Джеймс курит и подставляет лицо солнечным лучам. Совсем недалеко синеет море. Ислингтон предлагает брюнету сигарету, но тот отрицательно качает головой.
- Джесс тоже не курит? - догадывается почему-то Джеймс.
В них есть что-то странное. Какая-то жажда жить.
Приходит в голову.
- Не, это был способ познакомиться с тобой, - кивает Алан и встает на цыпочки, потягиваясь на встречу солнцу.
Ислингтон наблюдает за ним, затем тянет за махровый пояс халата и крепко целует. Когда мужчина отрывается от его губ, то внезапно спрашивает:
- Я здесь до понедельника вечера. Оставайтесь со мной. Если у вас нет планов.
Алан внимательно смотрит на него и кивает.
- Я не против. Спросим Джесс. Только нам надо в нашу гостишку за одеждой.
- Не надо. Одежда не проблема. Внизу много магазинов, купим вам что-то… что-то светлое… вам не нужно об этом думать… ни о чем не думайте. Решите только остаетесь или нет, - серьезно говорит мужчина.
- Только не покупай ей длинных юбок и платьев. Там откуда мы сбежали, женщины были должны такое носить… и Джесс поклялась, что будет носить только короткое или штаны.
- А вы сбежали...
Брюнет замолкает, словно сболтнул лишнего.
- Только не считай нас странными. Мы росли в деревне амишей. Мы сами были амиши. Ты знаешь, кто такие ?
Джеймс кивает. Амиши - это религиозное движение, строго следовавшее учению Библии. У них до сих пор был под запретом интернет, они практически не пользуются электричеством, сотовой связью, автомобилями и даже социальным страхованием. Община имеет свои предписания на счет одежды и считает, что образования в восемь классов вполне достаточно.
- … вообщем, поэтому мы бежали из Миннесоты в Нью-Йорк, - говорит Алан
- Потому что Джесс хотели выдать замуж, а тебя женить?
- Ну да, представляешь.
И их как Дороти из Канзаса унес ураган в волшебную страну.
“А вы, мистер Ислингтон, хотите побыть добрым волшебником?” - ядовито спрашивает внутренний голос.
Джеймс затягивается сигаретой и хмыкает.
Почему бы и нет.
На балконе появляется Джесс, завернутая в одно полотенце.
- И чем это вы тут без меня занимались? - весело спрашивает она, взъерошивая мокрые волосы.
- Я уверен, что тебе подойдет белое короткое платье…
- Он предлагает нам остаться с ним до понедельника, - поясняет Алан.
Джесс замолкает и строго смотрит на Ислингтона.
- Так. Я знаю, что он уже на тебя слюни развесил. Но я нет. Отвечай. Ты извращенец?
- Философский вопрос. Кому как. Кто-то скажет, что да, - смеется Джеймс. - Но если ты про тех, которые убивают и расчленяют... или насилуют. То нет. Я не из этих. Но с другой стороны я могу врать, так что решать все же вам.
Джесс берет Алана за руку, и они уходят вглубь номера, чтобы посовещаться. Ислингтон докуривает и не спеша заходит в номер. Пока его не было, привезли завтрак, и в комнате запахло свежим черным кофе. Ислингтон решает сначала выпить кофе, а потом сходит в душ.
- Ладно, мы согласны, - говорит Джесс. - Только не думай, что я позволю тебе одевать меня.
- Выбирай сама. Я плачу, - отвечает мужчина и поясняет. - Я просто хочу провести хорошо с вами время. Секс, пляж, прогулки. Вот и все.

Они завтракают,  Ислингтон принимает душ, и они идут вниз.  Мужчина ждет, пока Джесс и Алан выберут себе одежду. Они взяли не так много вещей, как могли бы -  видимо рассчитали строго до вторника.
Ислингтон замечает это и усмехается по-доброму.
Ему звонит Алекс, чтобы узнать как он. Джеймс рассказывает, что он в Тунисе. И он, конечно, в норме.
Я в норме. Я в норме.
- Помнишь Эдварда, координатора, что со мной работал, но вышел на пенсию по возрасту. Он сейчас в Тунисе. Я дам ему твой номер. Наверно, захочешь повидаться.
- Это вряд ли, - отвечает мужчина, а сам смотрит на смеющихся Джесс и Алана и улыбается.
- У него Cadillac Ciel. Который подарили тебе. Мы отдали его ему, когда ты оказался на нем ездить.
- Это кабриолет чистой воды. Зачем он мне нужен в холодной Англии? К тому же я не хотел изменять своему мальчику.
Алекс фыркает.
- Но ты прав, я, пожалуй, заеду к Эдварду. Уговорил. Надо опробовать все-таки подарок, - договаривает Ислингтон.

Они выходят из лифта отеля. Пальцы левой руки Джеймса переплетены с пальцами Алана, а правой -  с Джесс. Их одежда, как и одежда мужчины, светлых и бежевых оттенков.
Руди довольно бежит за Джеймсом, но за поводок его ведет брюнетка. Ислингтон идет чуть впереди, словно ведет за собой Алана и Джесс.

На улице яркое горячее солнце, которое пытается пробиться сквозь солнцезащитные очки.  Перед Джеймсом служащий отеля открывает дверь такси, и троица быстро ныряет внутрь, подхватывая Руди на руки.
Как-то так выходит, что они все садятся на заднее сиденье. Джеймс чувствует у себя на плечах их головы и опять улыбается.
Мужчина называет адрес таксисту.

Эдвард рад видеть Джеймса. Ему 60, но он через предложение говорит, что чувствует себя моложе.
Конечно, Алекс ему рассказал, что Ислингтон приедет. И Эдвард был очень проницательным человеком. Он догадался по жестам, по прикосновениям и по взглядам в каких отношениях состоит Джеймс с молодыми людьми.

Эдвард ведет их в гараж и включает свет. Ислингтон видит  кабриолет Cadillac Ciel, и его сердце на секунду замирает.
Он прекрасен. Удлиненный силуэт, четкие грани. Все это напоминает о 50-60-х годах, старые добрые традиции в сочетании с новыми технологиями. Он просто создан для теплого ветра и асфальта, нагретого солнцем.
Джеймс гладит сиденья из мягкой кожи и касается внутренней отделки из итальянского оливкового дерева.
100 км в час за 5 секунд, мистер Харт, -  довольно заявляет Эдвард и бросает ключи Джеймсу.
Ислингтон кивает и ловит ключи.

Джесс и Алан забегают в гараж. В руках у них персики, которые они где-то сорвали. Джесс и Алан с удивлением и детским восторгом рассматривают 4-х местный кабриолет.
- Эх, они сочные, надо было салфетки взять, - замечает Эдвард про персики.
- Поехали, - командует Ислингтон.
- Куда? - спрашивает Алан.
- Куда угодно. Весь мир наш, - смеется Джеймс и садится за руль.
- Начнем с набережной, - предлагает Джесс.

Эдвард сует Ислингтону Вальтер ППК, типа на всякий случай, но Джеймс чувствует тут руку серого кардинала по имени Алекс.
Мол вспомни, как это жить ТАК. Ну, спасибо.

Cadillac Ciel разгоняется и набирает скорость за считанные секунды. На переднем сидении рядом с Ислингтоном гордо восседает Руди, высунув язык. 
Автомобиль мчится вдоль побережья, заглушая шум волн и крики чаек.
Мужчина поправляет салонное зеркало заднего вида в машине и ловит в отражении Джесс и Алана.
Ветер развивает их волосы, хотя с кудрявыми волосами Джесс стихии приходится повозиться. Они едят спелые персики,  и по их рукам течёт сладкий сок. Молодые люди смеются и что-то кричат друг другу. 
Джеймс улыбается.
Джесс поднимает руки вверх и тянется. Алан пытается сделать видео на телефон.
Оружие валяется в бардачке вместе с презервативами и смазкой.
Им действительно надо было взять салфетки, теперь у них сладкие пальцы.
Сладкие губы. Сладкие щеки.

Они остановились на безлюдном пляже.
Джеймс сидит на золотистом песке, вытянув ноги. Алан бежит купаться. Его изящная фигура в широкой белой футболке и шортах похожа на фигуру ангела. Руди носится за чайками.
- Ты? - спрашивает Джеймс брюнетку.
- Я не люблю купаться.
- Иди сюда, - говорит он и притягивает к себе Джесс.
Она садится на него верхом и обнимает. Мужчина убирает ее волосы назад, обнажая шею, и проходится по ней языком.
- Сладкая. Ты вся в соке персика.
Джесс лукаво приподнимает бровь и целует Ислингтона своими липкими сочными губами. Мужчина задирает короткое кружевное платье и жадно ласкает руками ее тело, словно наэлектризованное страстью.
Ислингтон гладит ее бедра и чувствует как ее сладкие, липкие от сока персика пальцы касаются его скул.
- Я знаю, что у тебя в бардачке. Но у меня один с собой.
- Хорошо. Давно пора.
- Я тоже чувствую, - смеется Джесс  и тянется к ремню брюк мужчины.

Когда Алан выходит из теплых волн и подбегает к ним, то застает их почти в кульминации.
Ислингтон смотрит в зеленые глаза брюнета и улыбается, прижимая к себе Джесс покрепче за поясницу.

Они гуляют не спеша по теплому мягкому песку, со смехом убегая от особенно больших волн, которые бросаются под ноги.
По пути они забегают в какую-то кафешку, чтобы по-быстрому перекусить. Когда Ислингтона на ломаном английском спрашивают, что принести его сыну и дочери, мужчина ухмыляется и произносит:
- Ну, дети, выбирайте.
Джесс и Алан смеются.
Они едят какой-то местный фастфуд на американский манер с местной спецификой, обжигают языки от того, что он такой горячий. Ислингтон пьет черный кофе. Джесс и Алан подкармливают Руди картошкой фри, Джеймс ругается полушутя на них.
Потому что серьезно злиться на них просто невозможно.

Они встречают закат где-то в городе. Джеймс покупает им на память местные красивые подвески с зеленым камнем для Алана и темным для Джесс. Они дарят Ислингтону какой-то брелок, и мужчина находит это милым.
Джесс торгуется с местным продавцом за старый полароид не на жизнь, а насмерть и выигрывает “битву”.
Брюнетка делает фотку их всех вместе на фоне какого-то здания. Полароид моментально выплевывает картинку.

Они возвращаются к Эдварду в поздних сумерках. Англичанин ждет их к ужину - они обещали.

Но прежде чем уехать к Эдварду, они несутся по шоссе.
Бесконечно тепло. Кажется, этот день будет длиться вечно, а затем еще один такой же день. И еще один. И еще.
Джесс и Алан машут стоящим вдоль дороги пальмам и спешащим по своим делам прохожим.

Эдвард, вернее его повар,  приготовил местные блюда. У них общего с Джеймсом только работа, но о ней, понятное дело, говорить нельзя. Поэтому они обсуждают какие-то повседневные вещи.
Мужчина бросает взгляды на брюнетку - та засыпает буквально на диванчике. Ужин на террасе с видом на море совсем сморил ее. Хозяин предлагает им заночевать, и Ислингтон соглашается.  Эдвард уходит спать, объяснив им, где находится их комната.
Алан накрывает пледом с Джесс, и они какое-то время с Джеймсом комфортно молчат.
- Идем, тут есть бассейн, но мне стремно в нем одному плавать, - шепчет Алекс.
Бассейн находится рядом с домом, как раз нужно спуститься на первый этаж, пройти мимо арок и резных колонн виллы и выйти на улицу.
Ислингтон, облокотившись на перила, смотрит вниз с террасы и видит мозаичный пол бассейна и кристально-синюю воду, которая причудливо “ломает” узор, выложенный на дне.

Мужчине хорошо отсюда видно, как Алан снимает свою футболку и шорты. Он делает это на показ, зная, что за ним наблюдает Джеймс. Тело Алана белеет на темно-синем фоне ночи.
Как будто на картине Караваджо.
У бассейна уютно расставлены разноцветные фонари.
Брюнет ныряет в воду и плывет на спине. Сверху Джеймс может наслаждаться каждым движением его гибкого тела. И это чертовски красиво.

Мужчина спускается вниз, подходит к краю бассейна и пристально вглядывается в синеву воды. Алан под водой, и его темные волосы танцуют в воде свой танец.
Брюнет выныривает, открывает глаза и смотрит на мужчину снизу вверх.
Джеймс замечает, как капельки воды бегут по его острым скулам. И какие у  него длинные слипшиеся от влаги ресницы. Алан протягивает руку Ислингтону, и мужчина касается его руки. И ныряет.
Под водой они плывут навстречу друг другу. Воздух пузырьками уходит вверх. Алан корчит смешные рожицы, а потом мужчина притягивает его к себе и целует, делясь с ним последним воздухом.
Джеймс не замечает, как его рубашка оказывается плавающей рядом с ним. Также как и брюки.
- У меня не было в воде, - признается Алан, его взгляд становится каким-то блестящим.
- Давай исправим это, - шепчет Ислингтон, вжимая брюнета в бортик бассейна.
- В кармане шорт. Принеси.
Ислингтон берет презерватив и смазку и снова ныряет в воду. Он подплывает к Алану и говорит шепотом, едва касаясь  теплыми губами его уха:
- Эта не очень хорошая смазка. Не для воды. Будет вначале немного чувствительно. Так что просто потерпи.
Алан кивает. Мужчина разворачивает его к себе спиной, откидывает влажные волосы и обнажает прохладную шею. Джеймс согревает кожу брюнета горячим дыханием.
- Обопрись об бортик, -  бросает Ислингтон.

Для мужчины секрет, как Джесс так крепко спит, что совсем не слышит громкие стоны и вскрики Алана. Но факт остается фактом, когда они возвращаются мокрые на террасу, то брюнетка все также сладко спит.
Мужчина подхватывает ее на руки, и они идут в комнату. Ислингтон кладет ее в середину, и они с Аланом засыпают.

С утра Ислингтон на кухне Эдварда делает свежий апельсиновый сок и варит кофе. Запахи смешиваются и разносятся по всему дому. Мужчина готовит завтрак сам, так как хозяина дома рассказывал, что повар делает только обеды и ужины.

Они завтракают вчетвером, не считая Руди. Потом, поблагодарив Эдварда, идут гулять пешком по городу.
Обедают в кафе. Но все их разговоры пропитаны ноткой расставания. Они знают, что буквально через пару часов их пути разойдутся. Скорее всего навсегда.
Алан и Джесс просят разрешить им проводить его в аэропорт. Ислингтон почему-то соглашается. Они терпеливо ждут в фойе отеля, пока мужчина соберет свой небольшой чемодан.

В аэропорту настает тот самый момент, когда Джеймсу пора уходить. Буквально через 15 минут.
- В общем, - тянет Джесс. - Раз ты запихнул мне тайно в сумочку деньги…
- Я не хотел вас хм… оплатить. Просто хотел, чтобы вы получше развлеклись тут без меня... прежде, чем вернетесь в Америку. Примите это, пожалуйста, - честно объясняет Ислингтон.
Мужчина ласково касается  их лиц костяшками пальцев.
- Мы знаем, что это все на раз было. Все было временно, - говорит Алан и протягивает свернутый листок. - Но если захочешь, то тут наши номера. И адрес в Нью-Йорке. Пока мы еще там.
Ислингтон кивает, берет записку и прячет в карман.

И вот они последние секунды. Когда вроде надо что-то сказать, но ты не знаешь что.
Ислингтон ничего говорит, он улыбается и целует сначала Джесс, а потом Алана, впитывая в последний раз вкус их губ.
Потому что мужчина знает, что как бы ему не хотелось, вот тут их дорога из желтого кирпича расходится в разные стороны.

Ислингтон садится в самолет. Он проверяет смс на смартфоне. Алекс пишет: “Ты как?”
Напоминая о Карен.
Джеймс снова чувствует эту тяжесть.
Эстер: “Сэму нужен спонсор, он один не выкарабкается. Мы ведь его возьмем в той клинике?”
И снова от нее: “ Шеф Сэма в гневе. Астролог снова предсказал убийство. На своем канале выпустил видео. И если оно произойдет, он съест Сэма живьем. Он и так в бешенстве на ту газету, что обвиняет Сэма в убийствах.”
И опять  Эстер Грейс: “Когда будем на ужине у шефа и его жены. Будь осторожен, кажется, Сэм что-то подозревает о нас”

Ислингтон ничего не отвечает. Ему хочется встать и пока не поздно выйти из самолета. Вернуться в отель. Позвать к себе Джесс и Алана.
Снова вернуться в те теплые деньки.
Но Джеймс знает, что от проблем не убегают. Их решают, и поэтому его ждет холодный Лондон.

Но когда-нибудь я вернусь сюда. В удлиненные тени пальм. К яркому солнцу. Может быть, не один. Может быть, один. Просто когда-нибудь точно вернусь.

+2

9

Он был здесь.
Сэм замахивается и бьет кулаком по столу.
Мой чертов пакет с кокаином был здесь!
Сэм смотрит на пустую полку.
Черт, все забрали. Джеймс забрал? Или Эстер? Джеймс сделал так, чтобы я уехал на виллу прямо из офиса. Чтобы я не заехал домой и не прихватил с собой наркоты. Он думал, что я поеду в центр реабилитации от зависимости, чтобы сидеть там под дозой? Да, он был прав, я б так и сделал. Но Джеймс прям, как черенок от лопаты. Он бы попросил отдать ему дурь или смыть все в унитаз. Но не обворовывать.
Сэм набирает номер Эстер.
- Дорогая, ты не в курсе, кто рылся в моих вещах?
- Добрый вечер, Сэм. Твой пакетик на помойке.
- Ты забрала его, когда я был в клинике? Ааа… Вы с Джеймсом это придумали вместе?! Почему ты не сказала прямо?
- Джеймс? – она делает паузу – Ты сказал мне сегодня утром, что осознал и готов бросить наркотики. Ты солгал мне? Лжешь, как настоящий наркоман, Сэм! И нападаешь на своих близких. Ты еще не понял?
- Я не наркоман!
- Да? Тогда зачем тебе кокаин?
- Это была моя собственность. Я бы выбросил его! Если бы вы меня попросили об этом прямо. И не действовали за моей спиной. – Сэм меняет тон и пытается пошутить, но получается еще хуже – И как вы с Джеймсом это спланировали? Сидя где-то в ресторане, за обедом? Чья это была идея?
- Мы ничего не планировали, Сэм.
- Нет. Теперь врешь ты. Вы оба молчали до последнего.
- Сэм. Я волновалась за тебя. Ты мне веришь?
Сэм некоторое время молчит.
- Да. Эстер, ты права, ты сделала это ради меня, я понимаю. Ты решила не доверять мне, потому что в прошлый раз мне нельзя было доверять. Я понимаю.
Он кладет трубку
Доверие.
Она снова может решить, что лучше для меня, минуя меня самого. Честно? Это злит.

В офисе Сэму становится легче. Есть дела и их нужно сделать. Бумаги сами себя не заполнят. После обеда его к себе вызывает шеф. Шеф разворачивает ноутбук Сэму. На экране Стефан. Оказывается, у него есть канал на ютубе. Шеф молча с сердитым лицом нажимает кнопку и видео оживает.
ужасное. И я не могу молчать. Это случится. Саутам, около воды. О, боже, я должен сказать. Сердце вырежут. Вместо сердца будет дерево. Я прошу всех, кто меня слышит! Маньяк продолжает убивать! Мы должны остановить его…
Шеф нажимает паузу.
- Что думаешь? – коротко спрашивает он.
- Там будут все, от репортеров до местных школьников. – отвечает Сэм.
- Сэм. Скажи мне, где ты был в выходные? – внезапно спрашивает шеф.
- Меня не было в городе. Хочешь, Эстер подтвердит мои слова. Позвонить ей?
- Нет, нет, я просто спросил. – спокойно говорит шеф и затем добавляет грубо, – Как меня достали эти репортеры! Не давай им повода, слышишь меня?
Сэм кивает и выходит из кабинета.

Сэм идет по узкому проходу между боксами. Когда-то он купил один из них и хранил там все ненужное барахло, свое или своих друзей. Потом барахло в его жизни перестало появляться, и Сэм перестал туда ходить. Чтобы ставить туда машину – бокс слишком далеко от дома, да и места там нет. А сейчас нет и машины. Но теперь требуется укромное место и бокс вполне подходит, если его прибрать и обустроить. Он с трудом открывает заржавевший замок. За дверью темнота и запах старья. Он включает электричество и осматривается. Порванный диван, коробки, ящики, запчасти… у стены под брезентом обнаруживается мотоцикл. Сэм когда-то купил его, чтобы починить, так и забыл про него.
Интересно, он еще на ходу?
Пока Сэм разгребает барахло, он думает о расследовании. На Виктора было много косвенных улик. Видео с камер наблюдения показали, что он отсутствовал дома в интервал, когда совершалось убийство и когда над телами производилось надругательство. Проблема, что не было установлено точных дат и времени смерти. Это сделано убийцей специально. Виктор давно знаком с Бэйлом еще со времен первого цикла убийств. Бейл забрал маску у преподобного Брауна. Отец Браун упоминал, что его в клуб его привел именно Виктор. Вырисовывается картина, где Виктор нашел того, кого он хочет подставить, а Бэйл был его сообщником. К Виктору не подобраться, имея только косвенные улики, я не могу его даже подозреваемым назвать. Но, можно подобраться к Бэйлу. Еще в документах было дело Стефана. Он как-то связан с Виктором. Виктор не его клиент, в списках в файле из офиса Стефана Виктора не было. Не было и того, кто родился в тот же день, в том же месте, что исключает подставное имя. Стефан сделал второе предсказание. Это плохо. Это очень плохо, что оно попало в интернет, теперь нельзя сказать, что он связан с убийцей, предсказание может повторить любой человек, кто видел запись. Надо узнать, почему в первый раз он звонил, а во второй раз сделал публичное заявление. Убийца связан с астрологом. В коробке на Виктора был файл Стефана. Мы рядом. Нужно действовать очень осторожно.
Сэм перебирает содержимое коробок и находит в них горькие неприятные воспоминания. Письма к Эстер. Он их никогда не отправлял. Он писал в них про свои чувства. И сейчас, когда он смотрит на эту пачку бумаги в его памяти всплывает фраза Джеймса: «А я в это время трахал ее в кабинете». Гнев снова поднимается в его груди.
Раздается звонок
- Сэм. Мне звонил твой шеф. И спрашивал где ты был в выходные.
- А. Привет Эстер. Он просто не хочет думать о том, что я подозрительных тип, о котором пишут в газетах и называют убийцей. Что ты ему сказала?
- Что мы вместе были на загородной вилле.
- Спасибо.
- Я хочу напомнить, что у нас послезавтра важный вечер.
- Да, я помню. Целый вечер в компании моего шефа.
- Ты не делаешь ничего глупого, я надеюсь.
Сэм бросает письма обратно в коробку и смотрит как они падают одно за другим. - Я? Нет. Надеюсь Джеймс тоже. И что мы все здесь очень разумные взрослые люди. Мы держим свои обещания… Давай я сейчас к тебе приеду?
- Сейчас? О, Сэм. Я бы очень хотела, но сейчас нет. Завтра – да.
- Я перезвоню – Сэм бросает трубку.
Гнев в груди все еще клокочет. Они не посмели? Второй раз? Нет, они не посмели… или да?

Сэм в дорогом костюме идет к дому своего уважаемого шефа под руку со своей очаровательной спутницей. Эстер выглядит великолепно, без шуток. Сэм по-настоящему любуется ей. Он намерен не сводить с нее глаз на этом вечере. Особенно, когда рядом будет Джеймс. Дверь им открывает жена хозяина дома. Приятная женщина. Она сразу же зовет их к столу. Кристофер уводит ее на кухню и сообщает, что скоро подъедет еще один гость. Он предлагает Сэму и Эстер подождать в гостиной, с Джеймсом. Сэм присаживается на диван.
- Мы довольно редко стали вот так собираться вместе. Может быть потом устроим еще вечер, без шефа, а Джеймс?
В доме раздается звонок. На пороге появляется Виктор Александр Кэмерон собственной персоной.

Отредактировано Sam Boyle (24 Окт 2020 17:29:57)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Живи, и пусть другие умирают