Гауптштурмфюрер не держал намерения довести сестру до нервного истощения переизбытком травмирующих эмоций, хотя – совершенно неоспоримо – сильно на неё был разозлен. Быстро теряющее живой оттенок лицо его самого смутило, после шокировало и под конец вовсе испугало, и он – успев со всей очевидной нежностью заботы подхватить под спину и плечи оседающее в беспамятстве тело – оказался сам практически на полу в упоре на одно колено и совершенно нелепой позе, не давая Эльзе ни окончательно сползти на пол, но не понимая и что с ней дальше стоит делать.[читать дальше]
от Викки Отче:
Hurts - Redemption
#reallife #эпизоды #NC-21 #Лондон

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au]Take Me Home, Country Roads


[au]Take Me Home, Country Roads

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Tom Riley[/nick][status]sex, drugs and horses[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Томас Райли, 17</a></div>Папин бродяга, мамин симпатяга (нет). Мелкое чудовище, дерзкая школота, нарушитель правопорядка и покоя одного ковбоя.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/cjJbTMl.jpg[/icon]


Take Me Home, Country Roads
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/KGf7wIX.gif

tom riley + chris river
настоящее // ранчо в пригороде Хьюстона, Техас

Каким может быть наказание для нарушившего закон и моральные нормы общества подростка? В обычном случае это был бы штраф, нелицеприятная отметка в личном деле и исправительные работы на благо государства. Но не в такой семье, как Райли. Богатые родители Томаса замяли произошедшее, однако эта выходка стала последней каплей, и мать малолетнего преступника, по совместительству наглого неуправляемого избалованного мальчишки, взяла все в свои руки и отправила сына на плантации к лучшему другу со школьной скамьи, грести дерьмо, учиться любить животных и природу, и наконец исправить свое дурное поведение. На это у Тома есть целое лето и его определенно ждут увлекательные каникулы перед выпускным учебным годом в компании владельца ранчо, суровых ковбоев и лошадей.

Отредактировано Max Hensley (21 Сен 2020 22:44:59)

+2

2

[nick]Tom Riley[/nick][status]sex, drugs and horses[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Томас Райли, 17</a></div>Папин бродяга, мамин симпатяга (нет). Мелкое чудовище, дерзкая школота, нарушитель правопорядка и покоя одного ковбоя.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/cjJbTMl.jpg[/icon]- Пассажирам рейса NK703, просьба пройти на посадку к выходу А15.

Даже вакуумные AirPods Pro, славящиеся одними из лучших шумоподавителей, не могли полностью погасить весь этот гул в зале ожидания терминала А международного аэропорта Ньюарк Либерти. Том надеялся, что ему удастся побыть наедине с самим собой под звуки музыки и расслабиться, разлегшись на металлических креслах и подложив рюкзак под голову, но как-то не получалось. Заботливые родители отобрали у него практически всю технику, оставив только наушники и телефон с настроенным родительским контролем, запрещающим выход в Интернет и вызов любых номеров, не вошедших в список одобренных. В случае чего позвонить можно было только маме, папе, некоему дяде Крису из Хьюстона и в службу спасения.

Три месяца, да? – размышлял Райли, закинув ногу на ногу, слушая Juice Wrld’a и разглядывая самый увлекательный в мире белый потолок терминала, - Три месяца в сраном Техасе с парой баксов и без связи с реальностью. Это вообще законно? Я тоже считаю, что нет!

После нескольких дней, проведенных запертым в своей комнате, юноше пришлось признать, что он крупно облажался. Получая с раннего детства все, на что он только посмотрит и покажет пальцем, Том отвергал полумеры и непрерывно стремился к большему, полагая, что в этом кроется истинное величие – больше славы, богатства, приближенных, деяний, связей, алкоголя, сигарет, больше-больше-больше. Движимый желанием привлечь внимание и доказать не то родителям, не то самому себе, что не пустое место, подталкиваемый ненасытным окружением с одной скамьи в элитной школе, Райли перестал придавать значение таким вещам как стремления, планы, жалость, мораль, честность, границы, доброта.

Он просто плыл по течению, не задумываясь о завтра и проживая сегодня как в последний раз, по максимуму, с шиком и блеском, не замечая, как все больше и больше опускается на дно. И надо сказать, в этой мрачной глубине есть что-то притягательное, недоступное пониманию, но в редкие моменты приносящее умиротворение и покой, которого так не хватает прогнившей мятежной душе семнадцатилетнего подростка.
     
- Пассажирам рейса NK703, просьба пройти на посадку к выходу А15…
[indent]

«Холодно. Сидя на заднем сиденье машины, Том с вызовом кутается в промокшую толстовку и пытается разглядеть за стеклом сквозь пелену ночного дождя хоть что-то, кроме размытых силуэтов, мерцающих красно-синих огней и оранжевых квадратов света. Празднование окончания еще одного учебного года в школе определенно вышло из-под контроля, раз до этого дошло. Жжение над бровью заставляет с тихим шипением поднять руку и раздражено потереть слегка кровоточащую ссадину от удара лбом о руль. 
Дверь сбоку от парнишки резко открывается, являя за собой высокую женщину в длинном пальто. Ее губы обиженно поджаты и дрожат в немой истерике, взгляд полон неподдельного удивления, праведного негодования и крайней степени отчаяния, а изящная рука до белизны костяшек пальцев сжимает ручку зонта. Как у нее получается оставаться такой красивой даже в приступе едва контролируемого гнева?
- Мам, я… - начал было юный Райли с легкой полуубкой на губах, заранее продумав очередную отмазку от своего очередного гадкого поступка в очередной раз. В этот вечер планировалось все свести в шутку и сослаться на юность, беззаботность, «у нас же праздник, ну перебрали, не рассчитали, с тобой такого не было в нашем возрасте?».
- Помолчи, Томас, - голос женщины подрагивал от подступающих слез, но она стойко держалась, чтобы не сорваться на людях. Юношу передернуло от упоминания полного имени, не сулящего ему ничем хорошим, - Этому нет… никакого оправдания!
- Да ну брось, никто от травки не умирал, - пожал плечами Том.
- Я на многое закрывала глаза и спускала с рук, но это уже переходит все границы. Ты мог погибнуть сегодня!  – не унималась миссис Райли, невольно повышая голос, чтобы за шумом дождя ее точно расслышал нерадивый сын, - С каждым годом все хуже и хуже… Зачем ты это делаешь? Зачем изводишь нас с отцом? Когда ты уже наконец успокоишься?!
Боль отрезвляет, сжать пальцы в кулак и впиться почти до крови ногтями в ладонь хватает, чтобы понять, что ты все еще здесь, это происходит по-настоящему и не твой глюк. И помогает не закричать.
- Думаешь, легко отделался, что тебя не забрали в участок и не завели дело? Не в этот раз, - женский голос вмиг обретает оттенки ледяной стали и гордо выпрямленная осанка невольно напрягает все сфинктеры юношеского организма в недобром предчувствии, - Ты под домашним арестом до тех пор, пока мы с отцом не решим, что с тобой делать.
Как же, сука, холодно…»

[indent]

Том недовольно жмурится, хмуря выразительные брови и нехотя разлепляя веки от ощущения пристального взгляда на себе. Над ним навис мужчина в форме служащего аэропорта и что-то вкрадчиво говорил, повторяя с каждым разом все медленнее и медленнее, вдруг этот пассажир глухой или тупой. Осознав, что парнишка в беспроводных наушниках, которые не было видно за густыми каштановыми кудрями, мужчина терпеливо вздохнул и постучал пальцем себе по уху в немой просьбе вытащить бананы.

- Могу я узнать Ваш рейс, сэр? Куда направляетесь? – максимально вежливо поинтересовался сотрудник, пока Райли с ленивой грациозностью заспанного кота принимал вертикальное положение и вальяжно потягивался.
- Кажется меня депортируют в Хьюстон за плохое поведение и я должен отбыть в рабство в 18.05.
- В таком случае хотел бы уведомить, что посадка на Ваш рейс почти закончена.
- Чего?! Раньше сказать не мог! – Том резко вскочил на ноги, тут же подхватывая рюкзак на плечо и на ходу выискивая взглядом табличку с направлением к нужному выходу.

Нет, он совершенно не рвался на плантации, судя по описаниям матери это ферма, к неизвестному другу семьи, которого в жизни ни разу не видел. Родители Райли, особенно отец, обладали достаточным влиянием и финансовыми возможностями, чтобы организовать своему нерадивому отпрыску увлекательное исправительное путешествие, и парнишка не сомневался – стоило ему сделать хотя бы шаг в неверном направлении от дома до трапа в самолет, то его бы точно кто-нибудь вернул на правильный путь. Они наверняка позаботились о том, чтобы у сына не было ни шанса отвертеться от заслуженного наказания, и Том решил послушно следовать поставленной программе. Пока не представится возможность сбежать.
     
Мило улыбнувшись девушке за стойкой и подавая паспорт с посадочным талоном одним из последних пассажиров, младший Райли с тоской взглянул на закрытое крыло бизнес класса и с чувством оскорбленного достоинства стал продвигаться между рядами в экономе, выискивая свое место по номерам на табличках. Что ж, это унижение я тоже запомню… Том закинул рюкзак на багажную полку, плюхнулся в кресло у окна и постарался устроиться максимально удобно в этом узком пространстве, приготовившись морально и физически к трем с половиной часа полета из Нью-Йорка до Хьюстона.   

Самолет приземлился в межконтинентальном аэропорту Джорджа Буша практически на закате. У юноши была чудесная возможность полюбоваться уходящим за горизонт солнечным диском, который освещал открывающийся внизу ландшафт: кусок равнины с пучками кустарников, степей и пустыни, за которыми все дальше на юго-восток прослеживались саванны и леса, а вдалеке, при подлете к Хьюстону, виднелись гряды гор. Ну, возможность-то конечно была, но воспользоваться ей Райли не захотел, он настолько отвык от простого созерцания красоты в здравом уме и трезвой памяти, что просто не замечал ее вокруг, плюс ко всему настроение было испорчено с самого утра и приближалось к плинтусу с каждым часом.

Раздраженно порыкивая на толкающихся пассажиров, пытающихся побыстрее покинуть борт и пролезающих без очереди, Том в угрюмом молчании выбрался из самолета, забрал с багажной карусели небольшой чемодан с вещами и вместе с рюкзаком на плече вышел в зал ожидания. Оглядевшись пару мгновений и не увидев приветственной таблички, красной дорожки, девиц в купальниках и рек шампанского в связи с его прибытием, юноша нетерпеливо набрал номер. Не хватало еще застрять в этом вонючем аэропорту черт знает насколько, хотелось поскорее принять горячую ванну и завалиться в мягкую кровать, а уже завтра продумывать план побега.  Почувствовав шаги за спиной, Райли обернулся и увидел мужчину, на голову возвышавшегося над ним и сбросившего звонок с его нового номера.

- Кристиан Ривер? Надеюсь можно просто Крис? Или надо все же дядя Крис или мистер Ривер? Звучит стремно, но у всех свои фетиши, я не осуждаю, – хмыкнул Том, тут же вручая Кристиану свой багаж, и продолжая вещать направился к выходу, - Хочу сразу кое-что прояснить: моя глубокоуважаемая маменька отправила меня в эти ебеня с целью «духовного просвещения и смирения». Я очень надеюсь, что у вас тут не какая-то секта, где надо жрать сердце коня, как в Игре Престолов, или где мне сделают обрезание… - парнишка обернулся через плечо и вскинул бровь, - А что стоим, кого ждем? Я не собираюсь торчать в этом клоповнике больше необходимого, то есть - ни секунды.

Отредактировано Max Hensley (21 Сен 2020 22:44:36)

0

3

для вдохновения)

https://i.imgur.com/0MyTGJa.jpg

Если бы кто-нибудь, когда-нибудь, сказал Крису лет десять назад, что он бросит всё, запрёт свой роскошный двухуровневый пентхаус с бассейном в престижнейшем районе Хьюстона и уедет на старое пустое ранчо выращивать коней, он бы рассмеялся прямо в лицо. Он смеялся, когда выпивка лилась рекой, вечеринки пропадали из памяти в наркотическом угаре, а жизнь казалась без начала и без конца. Лёгкие деньги, связи, возможности создавали ложное чувство всемогущества и всесилия. Казалось, что весь мир лежал у их ног, когда они сжигали его.

Они не боги. Даже не правители. Просто кучка зарвавшихся человечков, беспомощных перед лицом настоящей силы. Прозрение ударило сильно. Больно. Жестоко. Ломая рёбра и ноги, заливая глотку кровью и сжигая кожу. А затем схватило за горло костлявой ледяной рукой, перекрывая дыхание. Крис стоял возле могилы на коленях и не мог дышать, не мог плакать, только захлёбываясь, нечеловечески выть, проклиная себя.

Деньги - идиотские бумажки, пыль в руках, на которых умирает любимый человек. Потому что ты так и не смог помочь. А он не захотел.

Заброшенное семейное ранчо, доставшееся от матери, дало передышку от  горя, загрузило делом измученную голову, не оставив места для хандры. Там же он проходил реабилитацию после травм и учился функционировать как бывший нормальный человек. Отремонтировал дом, заново обставил его, восстановил конюшни, купил первый десяток жеребят. На деньги Марка. Как оказалось, всё, что у того осталось, он завещал Крису.

Поэтому он не смог сказать Эми Райли - нет.


-  Крис, дорогой, пожалуйста. Мне страшно. Ты сам прекрасно знаешь, чем подобное может кончиться. Ты, вообще, как никто другой об этом знаешь. Может, ты сможешь его остановить?

-  Ну, Марка я остановить не смог.

-  Марк начал убивать себя ещё до встречи с тобой. Ты лишь оттянул неизбежное. Он уже слишком глубоко во всём этом дерьме увяз. А Том ещё ребёнок, он лишь подошёл к краю бездны.

-  Милая, я… - Крис сидел на диване посреди гостиной с телефоном в руке, и тёр пальцами уставшие глаза. - Ну что я знаю о детях? Я не разбираюсь в воспитании детей.

-  Ты и в разведении лошадей не разбирался.
 
-  Нет, вот в разведении лошадей… - возразил Крис, скорее чисто из принципа.

-  Ой, да я тебя умоляю! - скептично воскликнула Эмили. - Притащить в конюшню очередного любовника, чтобы похвастаться перед ним своей задницей в конных бриджах - это не разбираться в лошадях. Ни разу. Но ты смог поднять дело с нуля. Буквально создал из руин. И потом, Том конечно, может ещё и ребёнок, но не младенец. Он уже достаточно взрослый, чтобы отвечать за свои поступки.

-  Ладно. Ладно, хорошо! Я сдаюсь. Но если он… чёрт. Если он убежит от меня, я вызову шерифа.

-  Вызывай. Можешь даже его выпороть, когда шериф вернёт его обратно. Я даю своё разрешение. Могу даже письменное. Да ну и куда он побежит? Вокруг тебя мили пастбищ, заросли и автобус раз в неделю. К тому же я с ним поговорю. У него не будет с собой никаких денег и планшетов, кроме телефона с родительским контролем. Пусть делом займётся, отработает проживание у тебя. Не знаю, яблоки там лошадям порежет или гривы расчешет. Что там с лошадьми ещё делают?

-  Катаются на них. В сексуальных обтягивающих бриджах.

-  Фу. Ты не мог не, да?

-  Конечно, не мог, детка, - ухмыльнулся Крис. - Но не волнуйся. Никаких обтягивающих бридж. У нас только джинсы, бахрома и настоящие сельские мужики.

-  Вот-вот. Пусть посмотрит на настоящих мужчин, и на то, как люди работают. Может быть задумается о том, на что он тратит свою собственную жизнь.

-  Не задумается. - Крис откинулся на спинку дивана и с болезненным вздохом вытянул ноющую от дождливой погоды ногу. - Пока не столкнётся с чем-то, что сильнее этого.

-  Нет! - решительно сказала Эмилия. - Он… он не настолько ещё в этом увяз. Ему можно помочь. Он хороший мальчик, просто запутался. Может вдали от своих так называемых дружков он придёт в себя? Крис, я…
 
-  Всё хорошо, милая. Я понял. Никаких пенных вечеринок, наркотиков и гонок по ночным улицам. Здесь из всех развлечений только живые концерты кантри-музыки в Холидей Лейкс. По субботам. И конные состязания.


Вот так Крис и оказался гордым арендатором строптивого молодого жеребца, кнут по которому плакал ещё семнадцать лет назад, но теперь, когда он не помещался поперёк лавки, было уже поздно. Впрочем - Крис внимательно разглядывал своё новое приобретение с головы до ног, пока подходил к нему из зоны ожидания в аэропорте, - этого в принципе ещё возможно было поперёк лавки уложить. Учитывая весьма скромные размеры мистера Томаса Райли. Эмили была почти крошкой, так что неудивительно. Юный мистер Райли и правда напоминал нетерпеливого приплясывающего раздражённого жеребёнка, которого только оторвали от сиськи кобылы, сочных зелёных пастбищ, свободы и привезли в тесном, дурнопахнущем и гремящем фургоне в тесное стойло. И теперь толпа людей сгрудились возле него, заглядывая в рот, поднимая ноги и рассматривая стойку.

Кристиан ничерта не разбирался в детях, зато за десять лет работы на ранчо он на собственных шишках научился разбираться в строптивых жеребцах. И дрессировать их. Забавно как складывается иная жизнь: если бы кто-то десять лет назад сказал ему, что, он бросит всю свою красивую и праздную жизнь, прожигая наследство родителей, и станет если не лучшим, то одним из лучших дрессировщиков лошадей в Техасе, он бы смеялся до слёз.

Теперь его слёзы были без смеха.

Если относиться к этому как очередной миссии по дрессировке жеребёнка, которого того и гляди отправят за строптивость на колбасу, то он бы мог справиться. Возможно. Всё ещё не разбираясь в детях, Крис не знал, насколько сильно они отличались от жеребят. Но с этой позиции у него хотя бы появлялся шанс. Как и у Тома. Однажды Крис самонадеятельно решил, что его помощь не нужна, что каждый должен справляться сам. Не справился. Ни он, ни Марк. Эми была права, если кто и знал о том, как заканчивалось подобное, то это он. Мальчишка не мог увязнуть в дерьме слишком глубоко, не хватило бы времени, поэтому эти конюшни ещё можно было расчистить.

Возможно.

Возможно у него был шанс. По-крайней мере он сделает всё возможное, чтобы уберечь Эмили от своей собственной судьбы. Он не хотел видеть её разбитой от горя, свернувшейся в болезненный рыдающий комок на своих коленях, как сам провёл на её чёрт знает сколько времени. Пока она утешающе гладила его по голове. Когда от него отвернулись почти все, Эмили всегда оставалась рядом. До самого конца. Поддерживая и ободряя. Помочь её сыну, это меньшее что он мог сделать для неё. На самом деле, если бы потребовалось, он мог бы и умереть ради неё. Но, к счастью этого не требовалось.

Три месяца с заблудившемся в собственной голове пацаном. Что могло бы быть проще?

Телефон резко зазвонил у него в кармане, когда мальчишка перед ним набрал номер на сотовом. Звук привлёк Тома, тот обернулся и это избавило Криса от необходимости отвечать. Он, прихрамывая, подошёл к нему и открыл рот, чтобы поздороваться. Он собирался быть вежливым и попытаться не особо напугать пацана, ибо выглядел Крис как будто всю последнюю неделю вкалывал как раб на плантациях - ХА! - что в целом так и было. Хотя, это могло быть больше недели, так как Крис даже не особо знал какое сегодня число, и если бы не звонок Эмили, напомнившей ему о приезде её драгоценного отпрыска, он бы даже и не вспомнил про Тома.

У него было оправдание. Ежегодный весенний разлив озёр в Холидей Лейкс в этот годы случился особенно масштабным - не то, чтобы он и в предыдущие особо щадил, - но под водой оказался практически весь посёлок, и, слившийся с водами Бразоса мутный поток слишком близко подошёл к пастбищам Криса, затопив несколько из них. Пришлось в ночи перегонять табун лошадей, выдать инструкции на случай нового подъёма воды, затем он поехал к соседям, предложить помощь. В итоге пришлось вывозить несколько десятков голов, женщин, детей, присоединиться к постройке песчаной дамбы. Крис забрал к себе кого смог, поселив буквально везде, где смог: в собственном доме, максимально утрамбовав рабочих на верхних этажах конюшен, открыл свободные съёмные коттеджи, в которых ещё не остановились туристы. Чёртовы озёра с Бразосом разливались каждый чёртов год, но прикипевшие к родному краю старожилы упорно не хотели оставлять свои дома. В чём то Крис их понимал. Он сам вернулся домой через многие годы. Просто ему больше повезло оказаться на возвышенности и подальше от половодья. Но соседей на произвол судьбы он никогда не бросал.

Через несколько дней вода отступила, оставляя после себя горы грязи, сотни повреждений, промокшее имущество, отсыревшие дома, Крис вернул лошадей обратно хозяевам, проверил свои территории и принялся расчищать вместе с остальными дороги от завалов мусора и поваленных деревьев. За это время он зарос как чёртов лесник, чёрт знает когда брился, кажется, сегодня даже не расчесывался, только принял душ перед выездом, чтобы от него не воняло, и надел первую попавшуюся чистую одежду, не обращая особого внимания, как она сочетается между собой. С другой стороны, все его потрепанные и застиранные джинсы отлично сочетались с такими же застиранными футболками, мягкими джинсовыми рубашками и потёртой коричневой шляпой.

Так что не стоило его винить в том, что он буквально пропустил половину слов из пулемётной очереди Тома с резким, северным акцентом, пока, покачиваясь, хмуро смотрел на него сверху вниз. Он опасался пускать себя за руль после пару бессонных недель, поэтому взял водителем Мигеля, своего бывшего временного мексиканского рабочего уже пару лет как перешедшего в число постоянных, и по пути в аэропорт задремал. От неудобной позы разнылась перегруженная в последние дни нога, сам Крис осоловело стряхивал с себя сон и пытался разобраться во всех культурных отсылках Томаса Райли.

Не сказать, чтобы у него хорошо получалось.

Хотя, про обрезание он понял. Он бы обрезал Райли кое-что. Гонор, например. Прямо без наркоза. Да пока нельзя. И Эмили обещал...

- Крис будет нормально, - начал было он, по-южному растягивая слова, но Том уже резво дал старт, сунув ему свой чемодан и помчавшись куда-то…

Не туда!

-  Стоять! - Крис сгрёб пацана за плечи, останавливая и возвращая его же багаж. - У меня где-то написано, что я носильщик, а ты немощная принцесска? В Техасе мужики сами носят свои шмотки. И нам в другую сторону.

Он развернул Тома на девяносто с небольшим градусов, показывая пальцем на отдельный выход. У Криса был пропуск на спецпарковку, куда он обычно подгонял фургоны с лошадьми или загружал доставленные самолётом контейнеры с оборудованием или кормами. Сегодня он без лошадей, но всё равно предпочёл дополнительно заплатить за место, чем толкаться на общей стоянке. Крис отодвинул Тома плечом, надел шляпу на взъерошенную, лохматую голову и пошёл впереди, показывая дорогу.

-  Босс. - Мигель белозубо улыбнулся ему, выскакивая из машины, когда заметил их приближающуюся пару.

На спецстоянке стояла пустынная тишина, лишь вдалеке рабочие загружали фуру. Возле здоровенных грузовиков всевозможных марок его заляпанный грязью пикап смотрелся настоящей крошкой.

-  Мигель, это Томас, - махнул Крис рукой. - Томас, это Мигель. Садись. - Он распахнул заднюю дверцу, дождался, пока мальчишка заберётся в огромное нутро Ram 3500, закрыл дверь и после этого уселся на переднее сиденье сам. - До ранчо полтора часа. - Крис оглянулся на насупленного пацана. - Не забудь пристегнуться.

[icon]https://i.imgur.com/TQz3mus.jpg[/icon][nick]Christian River[/nick][status]ковбой с горбатой горы[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=169">Кристиан Ривер, 36</a></div> Ковбой, владелец ранчо, дрессировщик строптивых жеребят.</div>[/lz]

Отредактировано Andrei Demetru (26 Сен 2020 18:57:38)

+1

4

[nick]Tom Riley[/nick][status]sex, drugs and horses[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Томас Райли, 17</a></div>Папин бродяга, мамин симпатяга (нет). Мелкое чудовище, дерзкая школота, нарушитель правопорядка и покоя одного ковбоя.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/cjJbTMl.jpg[/icon]Путешествия для Томаса были одними из самых доступных способов познания себя и окружающего мира. Не испытывая недостатка в деньгах, связях и возможностях, юноша мог в любой момент сорваться в другой город просто по зову мятежного сердца. Он не привык сдерживать внутренние порывы и с полнейшим отсутствием инстинкта самосохранения рвался в неведомые дали, лишь бы ощутить этот адреналин неизвестности, порыв форменного вдохновения и бурного прилива сил. Эйфория вседозволенности кружила голову, толкала на необдуманные поступки, о которых не было привычки жалеть.

Больше всего Райли желал поскорее следующий год и заветные восемнадцать лет. Золотой период молодости, когда тебе можно уже практически все, за исключением официального разрешения на употребление алкоголя и сигарет. Надо ли говорить, что это никого не останавливало лет с четырнадцати, особенно, когда у тебя есть куча денег? Нет, последний переходный этап перед полным совершеннолетием был нужен для поездок заграницу, без сопровождения взрослых и кипы никому ненужных доверенностей.

Том в детстве частенько выезжал за пределы своей страны вместе с родителями, ему нравилось проводить каникулы в Европе или выбираться на уик-энд в Канаду. Но со временем Джеймс и Эмилия разочаровались в своем отпрыске и перестали баловать единственного сына заграничными путешествиями, при этом так же не отпуская его ни с кем и ни под какими предлогами. Так что Райли не оставалось ничего другого кроме как осваивать внутренний туризм и устраивать поездки на своем новеньком Мустанге в соседние штаты, с каждым разом все больше удаляясь от дома.

До Техаса юноша пока не доехал, но со слов матери однажды был в Хьюстоне, вместе с родителями навещал бабушку с дедушкой, будучи пару лет от роду. Не удивительно, что Том совершенно ничего помнит из этой поездки, и даже если бы что-то осталось на подкорке осознания, то спустя пятнадцать лет для него все равно все было бы абсолютно новым, и не сказать, чтобы слишком приятным привыкшему к роскоши глазу.   

- Да вот прямо тут на твоем лбу и написано: «ношу чемоданы за доллар», - если бы мог, Том бы ткнул пальцем в место размещения упомянутой надписи, да только руки были заняты и ростом значительно уступал, - Ты себя в зеркало когда последний раз видел? Выглядишь хреново, Крис, - процедил сквозь зубы парнишка, униженный и оскорблённый таким обращением, - Поздравляю тебя, Техас и его мужиков, а у нас в Нью-Йорке давно есть специальные люди и оборудование. Жаль, цивилизация до этого места еще не добралась.

- Я знаю, что бесполезно это говорить, но, пожалуйста, будь хорошим мальчиком и не доставляй Крису проблем… - звучал в голове голос Эмилии, провоцируя кривую полуулыбку-полуоскал, нахмуренные брови и гневное «Смотри, куда прешь!». Никто не имел права двигать Томаса Райли в сторону и обращаться как с надоедливым щенком, никто! Но ковбой был явно другого мнения, надев вместе со своей шляпой маску утомленного безразличия мужчина направился к противоположному выходу, молчаливо вынуждая следовать за собой.   

Кристиан Ривер был для юноши незнакомцем, не смотря на то, что они виделись больше десяти лет назад, по заверениям Эмилии, когда мужчина приезжал к ним в гости. Они не были родственниками и дядей его называли при Томе мать с отцом, намекая на то, как нужно обращаться к человеку в два раза старше и мудрее себя. Мама не особо вдавалась в подробности о том, зачем и почему именно к Крису едет ее сын, только разрозненная общая информация, дающая лишь частичное представление о картине в целом: одноклассник Эмилии, вместе росли и крепко дружили, до сих пор поддерживают теплые отношения, держит свою ферму, разводит лошадей, «в курсе ситуации и обязательно поможет, пока не стало поздно».

С чем именно ему будет помогать этот заросший ковбой-инвалид, Райли понятия не имел, но как маленький хищник пристально вглядывался, наблюдал, прощупывал почву и границы дозволенного. С этим человеком, если очень сильно не повезет, ему жить под одной крышей ближайшие три месяца, и необходимо было понимать, по каким правилам играть в эту игру под названием «взаимоотношения». Кристиан всем своим видом показал, что он сверху и ездить на себе не позволит, вполне доступно указав мальчишке, где его место, и Томас сделал вид, что понял и принял, широко шагая следом со своим чемоданом и рюкзаком, нагло прищурив карие глаза. Посмотрим, мистер Ривер, посмотрим…

Хьюстон встретил юного нью-йоркца теплом наступившего лета, в первых числах июня вполне нормальное явление, что вечером температура держится в районе двадцати-двадцати пяти градусов по Цельсию. Покинув аэропорт Райли похлопал ресницами и сдавленно вздохнул от потока теплого воздуха в лицо, чувствуя, как становится жарко в теплой толстовке. Стоянка представляла собой загон для разноцветных фур, среди которых затесался черный пикап. С одной стороны было большим плюсом отсутствие очередей, пробок и толп народу как на центральной парковке, с другой же подъезжать на этом заляпанном грязью и дерьмом внедорожнике к парадному входу, мягко говоря, не комильфо. С водительского сиденья выбрался молодой мексиканец и приветственно улыбнулся, встречая своего босса и его гостя.

- Нет-нет-нет! - затараторил юноша, брезгливо потянув за грязную ручку задней дверцы машины и закидывая в просторное нутро пикапа свой багаж, - Никаких Томас, только Том.
Полное имя было для Тома триггером, как красная тряпка для быка. Томасом его называли родители, отчитывая за очередную выходку; учителя с презрительным взглядом и таким же отношением; полицейские, дежурно читающие данные в ID. Одним словом, ничем хорошем ему не сулило упоминание полного имени и вызывало лишь негативные ассоциации, возмущенно вздыбленный загривок и белоснежный оскал.       
     
Гордо вздернув нос и усевшись на заднем сиденье очень даже приличного салона, Райли стянул с себя толстовку с облегченным вздохом, повернулся с взъерошенной шевелюрой к Крису и хотел было привычно съязвить, но в кармане джинс завибрировал телефон. Парнишка поправил смятую футболку, откинулся на мягкую спинку сиденья и вытащил надрывающийся мобильник, отстраненно прочитав имя звонившего. Пикап тронулся с места, и Том раздраженно взял трубку.

- Что? Я все еще жив, прилетел в сраный Хьюстон и еду в говновозке мистера Ривера, жизнь прекрасна, - фыркнул юноша, наблюдая за проносящимися за окном городскими пейзажами.
- Рада слышать, что у тебя все хорошо, - спокойно ответила Эмилия, уже привыкшая к такой манере общения своего сына, особенно когда тот был чем-то очень недоволен, - Как доберетесь до ранчо позвони мне, хорошо?
- Обязательно, как только, так сразу, - Том сбросил вызов, не испытывая ни малейшего желания продолжать разговор. Совсем немного они проехали в тишине, но выехав из города водитель включил радио, и Райли проклял свои наушники, так не вовремя разрядившиеся еще на подлете к Хьюстону.

- Мигелито, у вас тут кроме кантри вообще больше ничего не играет? - школьник высунулся между передними сидениями и нагло протянув руку к встроенной магнитоле принялся по-хозяйски переключать радиостанции, - Ну неет, серьезно что ли? – кроме любимой музыки ковбоев были только новости про последствия наводнения в Холидей Лейкс, интервью с одним из заводчиков о его планах на ближайшую выставку, и конечно же прогноз погоды с радужными обещаниями в ближайшую неделю подъем столбика термометра до тридцати градусов.
- Похрен, - сдался Томас, развалившись на заднем сиденье и упираясь коленом в спинку кресла, на котором довольно быстро уснул Крис. Мигель лишь добродушно посмеялся и покачал головой, включая очередную песню, но не слишком громко, чтобы не разбудить начальника.

Полтора часа дороги прошли в унылом созерцании новой местности, небольших городков, десятка ранчо с самой разнообразной живностью, лесов и полей. В этой части Техаса была на удивление буйная растительность, расположилось множество озер, которые, судя по новостям, примерно в это время имели привычку поднасрать местным жителям и разливали свои широкие берега, затапливая пастбища, дороги и целые поселения в низинах. Здесь царила совершенно иная, чужая, незнакомая, отчасти даже пугающая Тома жизнь.

До фермы добрались к самым сумеркам, солнце уже исчезло за холмом, оставив после себя лишь оранжевую тень на пурпурно-синем куполе неба. Райли вылез из пикапа с тихим стоном, разминая затекшие мышцы от сидячего положения в общей сложности более пяти часов, и только сейчас обратил внимание на ажиотаж вокруг. Люди ходили туда-сюда по территории, что-то носили, кому-то помогали, передавали лошадей, но при этом суета была организованной, не было ни криков, ни шума, ни беготни.
- Я думал у тебя тут ферма коней, а не людей. Здесь всегда так много народу? – удивленно огляделся Томас, вытаскивая чемодан из машины и тут же оступившись едва не угодил в белых кроссовках прямо в свежую кучу навоза, - Твою ж мать, минное поле!

Отредактировано Max Hensley (29 Сен 2020 20:43:33)

+1

5

-  Как поведу тебя замуж, обязательно не забуду побриться. Дабы не оскорблять твой нежный принцесскин взор, - парировал Крис. - Но пока мы ещё не женаты у тебя нет права критиковать мой внешний вид. Это как минимум невежливо. Видимо, вы там у себя в Нью-Йорке ещё не изобрели вежливость. А вот до наших техасских мужиков она добралась.

“Господи, что ты делаешь?! Нахрена?”

Сцепился языками с мальчишкой. Нашёл себе достойного врага. Крис раздражённо поворчал, как разбуженный посреди зимы гризли, и выдохнул, стравливая сквозь сжатые зубы пар. Конечно, он устал, знатно поволновался из-за соседей, да что там, серьёзно обеспокоился за себя, когда мутная, грязная вода начала заливать его дальние пастбища. Но, к счастью - остановилась, затопив лишь часть полей и быстро сошла, не повредив высоко поднявшуюся траву. У старого Моргана несущиеся ручьи половодья размыли луга до грунта, превратив изумрудное полотно в коричневую пустыню. Всходы ещё будут, но когда?

Ему стоило уже оставить это. Какими бы ни были его проблемы, они лишь - его. Самое последнее дело - срываться на окружающих. Особенно на вверенном ему ребёнке.

Ему нельзя было вверять ребёнка. Вообще никого. Он уже пробовал когда-то и не справился, с чего решил, что получится сейчас? Он знал Марка, дружил с ним с рождения, жил несколько лет, и всё равно не смог достучаться, не смог найти нужных слов, поддержать тогда, когда тому необходима была помощь и потерял. Эмили загнала его в угол. Знала, что слишком дорога для него, и он просто не сможет отказаться. И теперь у него на руках целая человеческая жизнь, которую ему требуется сберечь.

Он свою то с трудом отвоевал.

Крис тяжело вздохнул, обернулся на устраивавшегося на заднем сиденье мальчишку, убедился, что тот пристёгнут - после аварии у него развился несколько параноидальный пунктик по поводу безопасности в автомобиле. Поэтому редко ездил сам, не доверял себе, чаще всего брал Мигеля, тот знал о внезапных панических приступах босса от дорожного дерьма, вроде резких остановок, внезапных звуков или ударивших о днище камней, знал, что тот ненавидит высокую скорость и даже малейшее нарушений правил движения. Знал и не акцентировал внимания, стараясь довести пассажира бережно и осторожно. Даже когда остальные дразнили его престарелой бабулькой за рулём.

Крис ненавидел машины.   

-  А ну сядь! - рявкнул Крис, когда пацан буквально соскочил с сиденья и просунулся вперёд, чуть не втыкаясь в приборную доску. - Хочешь вылететь в лобовое стекло? Пристегнись! 

-  Грандиозно, - хмыкнул Мигель, игнорируя выходки пацана и обращаясь к боссу по-испански. - И как долго молодой господин будет гостить у нас?

-  До конца лета, - так же по-испански ответил Крис, максимально откидываясь на сиденье и как можно удобнее вытягивая ноги. Закрыл глаза и постарался расслабиться, чтобы не дёргаться и не отвлекать водителя от движения.

Задремал он уже на выезде из города, под негромкое унылое кантри, которое сам не любил, но Мигелю нравился, несколько раз просыпался при жёстких торможениях, что кидали тело вперёд, но приоткрыв глаза убеждался, что в порядке и это либо застрявшая перед ними действительно престарелая бабулька или перегоняемое через дорогу стадо коров, засыпал обратно. Мигель разбудил его после Холидей-Лейкс, когда до ранчо оставалось всего минут двадцать езды вдоль тёмных полей, на которых всё ещё поблескивали невысохшие лужи воды. Ещё немного и “Ривер Парадиз” медленно выплыл из сумерек, освещённый уже включёнными вокруг ранчо уличными лампами.

Они дома.

-  Я разберу корма, босс, - козырнул Мигель, выскакивая вперёд Криса из машины.

-  Окей, - кивнул Крис, выбираясь из пикапа со своей стороны после всех, по-старчески хрустнув суставом в колене. Волшебно, а ему ведь даже сорока ещё нет. Занывший снова мальчишка радужности настроению не добавлял. - Нет, они все здесь собрались ради тебя, - устало огрызнулся Крис, разминая ногу. - Я хотел ещё оркестр заказать, но он заблудился. Дом там, - махнул он рукой в подсвеченную уличными фонарями длинную махину. - Это конюшни. 

Он подхватил чемодан и понёс его к ранчо, показывая дорогу, а то вдруг принцесска надорвётся - Эмили расстроится. Мигель подхватил кого-то из рабочих и, перебрасываясь с ним шуточками, споро таскал мешки из кузова к амбару, так что к ранчо они подходили с Томом вдвоём. Чем дальше от хозяйства, тем сильнее сумерки скрадывали звуки и наполняли воздух тишиной, оставляя за спиной и гортанные окрики конюхов, и ржание лошадей и нервные, внезапные крики ночных птиц, просыпающихся в ближайших зарослях деревьев.

Длинный, преимущественно одноэтажный дом в традиционном техасском стиле ломался посередине прямым углом пристроенной к основной хозяйской части крытой верандой и двумя отдельными домиками, стоящими в ряд и образующих единую композицию. Эту часть, гостевую, Крис уже достраивал сам, когда приводил ранчо в порядок. Он же устроил во дворе джакузи и соединённый с ним бассейн, площадку для отдыха, мангал и клумбы, придавая дому завершённый и несколько роскошный вид. Крис любил свой дом, оставив ранчо старинный дух ковбойской семьи, он, на его взгляд, весьма органично наполнил жилище современностью в виде стильного дизайна, отличной техники и спутникового интернета. У него даже была игровая приставка и подписки Netflix и Amazon.

Если этот ребёнок не сведёт его с ума своими капризами, он даже разрешит ему поиграть. 

- Кристиан Элайджа Ривер!

Высокие во всю стену двери драматично распахнулись, эффектно явив высокую, полуголую мужскую фигуру в одном белом полотенце, подсвеченную ярким светом из дома будто божественным сиянием с небес. Это было плохо. Если Дэн припоминал второе имя Криса - о да, спасибо чуть помешанной на религии бабуле, убедившей отца назвать сына в одновременно честь Христа и пророка Илии разом, - то значит Крис что-то натворил. Он удобнее перехватил чемодан и лихорадочно припомнил всё, что должен был сделать за сегодня.

-  О… - выдохнул он.

-  Ненавижу тебя, - процедил Дэн. - Почему это чудовище всё ещё на тебе?

-  Я забыл, - пожал плечами Крис. - Нам нужно было заехать за кормами. А потом… - заткнулся он, буквально получив по носу золотистыми пластиковыми пакетами.

-  Пожалуйста, - выразительно произнёс Дэн. - Познакомь, свои мешки под глазами с этими прекрасными, японскими гидрогелевыми патчами. Потому что ты меня прости, но в них уже можно эти твои корма складывать. А у нас завтра с утра группа, поэтому, будь лапочкой, сбрей своего монстра с подбородка и сделай мне сексуального ковбоя.

-  Сексуального ковбоя?

-  Ты умеешь, я знаю. Засунь свою задницу в самые обтягивающие джинсы, а сиськи в майку, что мала тебе на пару размеров. И потряси всем этим добром завтра перед дамочками. И можешь зарастать обратно в сасквоча до следующей группы.

-  Почему у нас вообще завтра группа? Должно было быть свободно до вторника.

-  Потому что я тебе с утра позавчерашнего дня говорил, что Ричардсоны из Холидей Лейкс перевели нам свои брони, так как их затопило нахрен ко всем чертям. У них матрасы по первому этажу плавают, они не могут принимать гостей. Я тебя спросил: мы можем? Ты что мне сказал?

-  Э-э-э…

-  Вот именно. Поэтому завтра у нас заселение, народ из домиков я уплотнил к ребятам в конюшни, но, может быть, кто-то приземлился на твоём диване в гостиной. Возможно, завтра утром он уедет домой, если будет куда.
 
-  А… - очень глубокомысленно изрёк Крис, уталкивая информацию в голове.

В Дэне он не сомневался, тот с ним был с самого начала этой авантюры, когда Крису пришла в голову идиотская совершенно идея - как он теперь понимал, - отдать часть своих земель под туристические заезды. В отдалении от всего хозяйства и дома он обустроил площадку для домов на колёсах и мини-отель из небольших домиков в сельском стиле, которые в целом пользовались успехом и приносили ощутимый доход. Для гостей устраивались шоу с выездами, конные прогулки и родео: безопасный ковбойский вылизанный колорит для городских неженок. Вот только Крис даже не подозревал, что станет главной звездой этого дерьмового шоу.

-  Но… - попробовал ещё раз Крис. - Возьми Джерри, у него отлично получается быть сексуальным. Что? - спросил Крис, столкнувшись с полным укора взглядом Дэна. 

-  Мне нравится ход твоих маленьких грязных мыслей, Кристиан, но нет! Это твоё ранчо. И твоя работа. Так что именно ты должен завтра очаровать тёлочек, чтобы они потекли и написали отличные отзывы на сайте про самого горячего ковбоя Техаса. Чтоб потом все остальные рванули проверить, насколько от тебя печёт. А в конце нашего активного сезона мы посчитаем прибыль и ты купишь того жеребёнка, о котором мечтаешь с прошлой осени. А я получу премию и отпуск. У тебя ребёнок, - внезапно сказал Дэн, указывая пальцем на стоявшего сзади Тома. - Откуда у тебя ребёнок? Ты что, его украл?

-  Э-это… - Крис оглянулся назад, рассматривая мальчишку, будто вдруг начал сомневаться в том кто это и задумался, а не правда ли он его по пути украл? Ему определённо требовалось поспать. - Это Томас Райли, сын моей лучшей подруги. Он поживёт у нас какое-то время.

-  Круто. Привет, Том, - помахал Дэн. - Я - Дэн. Живу во-он там, - указал он на самый край ранчо. - Забегай, если вдруг захочешь поговорить с кем-нибудь нормальным.

-  Ха-ха, - парировал Крис. - Сказал человек с маской на лице и в одном полотенце.

-  Она с экстрактом жемчуга и золотом, - задрал голову Дэн. - Я этим лицом деньги тебе зарабатываю, имей уважение.

-  Конечно имею. Позволишь?  - Крис отодвинул Дэна от двери и махнул Тому. - Проходи.

-  Спокойной ночи, мальчики! - распрощался Дэн и умчался по двору в сторону своего домика, который делил с двумя вестерн-тренерами, с которыми ставил шоу, и девочками-администраторами, посменно отвечающими за туристов и их размещение.

-  Эмм, - потёр бороду Крис. - Это был Дэн, - зачем-то сказал он, пропуская Тома в дом. - Твоя комната на втором этаже, - задумчиво осмотрел он раскатисто храпящего мужика на собственном диване в собственной гостиной, заботливо прикрытого клетчатым пледом поверх неснятых джинс с рубашкой и возвёл глаза к потолку. Ничего нового там не увидел, как и ответов на вопрос, когда это стало жизнью его?

-  Christian, querido, - показалась из кухонной зоны полная, невысокая мексиканка, на ходу вытирая руки о фартук. - Вы вернулись?

-  Sí, - ответил по-испански Крис, обнимая экономку. - Том - это Мария, она присматривает за домом и отвечает за еду, так что за съедобным к ней.

-  Добро пожаловать, - жизнерадостно отозвалась Мария. - Ужин в столовой подавать?

-  Хм… - Кристиан посмотрел ещё раз на тело, не реагирующее ни на шум вокруг, ни на яркий свет и мотнул головой. - Думаю, что Тому будет комфортнее поесть в комнате. Тут слишком многолюдно. Да? Том? - посмотрел он на мальчишку. - Будешь есть? Пошли, покажу где ты будешь жить, дом вообще простой, - махнул Крис рукой налево. - Это гостиная, дальше столовая и кухня. Там - ткнул он вправо, - мой кабинет. В общем-то и всё, наши комнаты на втором этаже. Они единственные. Там же ванная и туалет. - Крис тяжело поднялся по узкой крутой лестницу наверх, что упиралась в дверь комнаты Тома. Его располагалась по левую руку. Он пропустил парня вперёд, заходя за ним и опуская чемодан на пол. - Ну, вот как-то так. Извини за ажиотаж, после наводнения в Холидей Лейкс пришлось приютить у себя парочку соседей. В ближайшие дни они уедут и станет потише. Бельё на постели чистое, полотенца в шкафу, там же паста и зубная щётка, гелями можешь пользоваться моими, они в ванной стоят. Что-то ещё надо?

Крис привалился к дверному косяку, рассматривая насупленного мальчишку, выглядевшего одновременно раздражённым, уставшим и… одиноким. Не смотря на неудачное знакомство, он Тома понимал. Быть может, как никто другой. Вырванный из привычного мира, в одночасье лишённый всех привилегий и свобод, его буквально сослали как можно дальше от родного дома, будто наказывали за то, что позволяли делать из года в год. Одного. Скинули чужому человеку, как бракованный товар. Эмили была права - Крис знал об этом всё. Марк так и не смог простить родителям отказ от него. И не смог пережить.

Злость Тома - защитная реакция. Как выставленные колючки у свернувшегося в клубок ежа, что замер посреди дороги в свете фар от несущихся мимо автомобилей. Огромных чудовищ, готовых раздавить в любую секунду, если только не кто-то не затормозит, спасая от смерти. Видимо, на этот раз эта роль досталась Крису. Забрать сердитый комок и, не обращая внимание на раны в пальцах, отнести в безопасное место.

-  Моя комната рядом, если буду нужен - заходи, не стесняйся.   

[icon]https://i.imgur.com/TQz3mus.jpg[/icon][nick]Christian River[/nick][status]ковбой с горбатой горы[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="https://capital-queen.ru/profile.php?id=169">Кристиан Ривер, 36</a></div> Ковбой, владелец ранчо, дрессировщик строптивых жеребят.</div>[/lz]

Отредактировано Andrei Demetru (5 Ноя 2020 17:32:16)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au]Take Me Home, Country Roads