Прошедшие два года для Андромеды были очень насыщенными на события. И не сказать что самыми приятными событиями. И мало того что женщина волновалась за свою семью особенно за Элвина, которого посадили в тюрьму на год, так она еще и переживал свой личностный кризис. Чувства к Эвелин не желали уходить, а сама Меда не понимала как ей быть, просто потому что она всегда считала себя... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » S.O.S!


S.O.S!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


S.O.S!
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://metro.co.uk/wp-content/uploads/2019/12/AusFire-7ad3.gif

Генри Крофт, Ашиль Ассани
05.01.2020, экспоцентр ExCeL London 

В Азии множатся слухи о новом смертельном вирусе, Австралия горит, озоновый слой разрушается с поразительной быстротой. Мир сходит с ума, а богатые и знаменитые могут только внести солидное пожертвование - во имя общего блага! - и выпить пару бокалов Cristal.

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/8/34235.gif[/icon]

+1

2

ВВ

https://i.pinimg.com/736x/51/33/69/513369178fafa50b9ffebfdbd72132c8--the-festival-business-style.jpg

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/8/34235.gif[/icon]
На Ашиля равнодушно пялится мёртвая лиса.
Мастерство фотографа позволяет в красках передать страдания, которое испытало несчастное животное перед мучительной гибелью. Чёрные глаза-бусины, вывалившийся язык, опалённая рыжая шерсть. Зрелище так себе, надо сказать, зато в полной мере показывает, что произошло с флорой и фауной в Австралии. И сразу видно, что СМИ не преувеличивают, скорее наоборот - преуменьшают масштаб трагедии.
Наверное, у Ашиля каменное сердце, потому что до бед Австралии ему дела нет. А может, дело в том, что Патрик высказал пожелание приобрести одну из фотографий на благотворительном аукционе, спустя на эту сотню, может, две тысячи фунтов. Мысль о том, что дохлая лиса будет висеть в чудесной беленькой гостиной их квартиры, заменив любимые "Две Фриды" (копию, конечно, но очень качественную!), приводит Ассани в ужас.
Кстати, о Патрике.
Ашиль машинально отпивает из своего бокала и смотрит на наручные часы. Времени - половина девятого. Аукцион начнётся через полчаса, а Патрика всё нет. Работа, никак иначе. Она снова прокрадывается в их жизнь неслышными, но весьма настойчивыми шагами, вытесняя всё доброе, светлое, романтичное, что было до этих пор. Работа стала причиной первого разрыва, и вот теперь, спустя целых три года, она возвращается.
Ашиль проигрывает эту схватку и безумно злится.
"Ты где?!" - отбивает он смс, наверное, в десятый раз, потому что звонить бесполезно - Патрик-Мать-Его-Хейз либо сбросит, либо заставить слушать нудные гудки и равнодушный автоответчик. И Ашиль уже в который раз чувствует себя полным идиотом.
Хотя, даже не так. Нет.
Полным наивным идиотом.
С какой-то мрачной решимостью он допивает шампанское и, поставив пустой бокал на поднос проходящего мимо официанта, направляется к другой фотографии. Здесь висит ценник в пятьдесят тысяч фунтов - стартовая цена, разумеется, - а на равнодушном куске картона изображён затянутый дымом Мельбурн. Это уже лучше, чем погибшая от пожаров лиса, но и в этом случае Ашиль скорее прострелил бы себе колено, чем решился повесить фото хотя бы в кладовку. Окружающие, впрочем, считают, что это супер-современное искусство - иначе почему ходят и восторженно перешёптываются? Может быть это он, Ашиль, чего-то не понимает?
Ситуация S.O.S.
Вообще-то Ашиль сердится не только из-за работы Патрика. После Рождества и Нового года они оба торчат в Лондоне, хотя планировали отправиться в мини-отпуск в Париж, к родителям Ассани. Проблема была в том, что Ашиль до сих пор не мог примирить своих родственников с наличием в его жизни мужчины - да что там мужчины! - человека, с которыми его связывают официально закреплённые на бумаге отношения. И если мать с грехом пополам готова была принять эту историю, то Оберон Ассани с упорством барана продолжал делать вид, что ничего не происходит и он знать не знает никакого Патрика Хейза.
А Патрик и рад соскочить - все эти семейные разборки не для него. Зато семья Хейз вечно стоит на пороге квартиры, и Ашиль чувствует себя потерянным. Он и рад бы забить на всё и остаться вдвоём. Вот только "вдвоём" плавно перерастает в полное одиночество.
Он подхватывает ещё один бокал шампанского - третий, наверное, или даже четвёртый.
Работу пришлось оставить - Патрик очень ясно высказал свою позицию, и Ассани, скрепя сердце, оставил лейбл. Работа, которой он посвятил больше пяти лет своей жизни, улетела в никуда вместе с кучей других привычных и милых сердцу вещей. Нет, Ашиль продолжает заниматься спортом, посещает различные выставки, даже в Штаты регулярно летает, чтобы встречаться с друзьями. Но вместе с этим обязанностей у него прибавилось. Как, например, сопровождение Патрика на мероприятиях, подобных текущему.
Ашиль давится шампанским при одной мысли об этом. Прокашлявшись, недружелюбно смотрит сначала в свой бокал, затем на горящий Мельбурн. Кажется, что от фотографии несёт гарью, и Ассани торопится сменить дислокацию. На самом деле хватит с него страшных и печальных фото; он направляется в другой зал, где скоро должен состояться аукционе. В этот момент в кармане тихо вибрирует яблочный смартфон.
"Задерживаюсь", - короткое смс гораздо лучше, чем ничего, Ашиль же почти перестаёт злиться. Как сказал бы Реми, он становится смиренен, словно старый чёрт. Просто понимает, что некоторые вещи невозможно изменить.
Послать бы всё к чёрту, вызвать такси и уехать домой. Не ловить на себе чужие заинтересованно-насмешливые взгляды - сегодня почти все в этом месте с парой, а некоторые в курсе, кто такие Патрик Хейз и Ашиль Ассани. И недоумевают, почему второй пришёл без первого.

@Henry Croft

+2

3

[indent] Белый. Черный. Серый. А может синий? Генри стоял в гардеробной и перебирал костюмы, придирчиво окидывая каждый взглядом. Никаких дорогих домов мод, или прочих ярлыков на оборотах. Все пошиты на заказ, с учетом фигуры, подчеркивающие достоинства, выделяющие его среди других. При таком обороте капитала, который он имел в год, Крофт мог себе позволить то, чего был лишен любой принц — выглядеть не только статусно, но и дорого. Словно одного его имени в списке приглашенных было недостаточно для произведения своего эффекта. Самовлюбленный и эгоистично упрямый, он предпочитал подбирать костюмы исходя из место действия и предполагаемых встреч на этом действии. Реже, костюм подбирался исходя из цвета платья спутницы. Но, сегодня он совершенно один.

[indent] «Сего-стальной. Однозначно.» Бросать вызов повседневной рутине и правилам тоже было частью жизни Генри, поэтому выбрав костюм, он направился к рубашкам, окинув их не менее придирчивым взглядом. Подобрать детали с щепетильностью мастера по настройке часов было похоже на медитацию. Это помогало отвлечься от не нужных мыслей, от работы, которая подобно второй тени всегда преследовала его. Но, если бы он работал по двадцать часов в день, как того требовал внутренний перфекционист, то давно поехал бы крышей. Пожалей, некоторые вещи нужно отложить на утро. Например, как вопрос об открытие нового филиала компании.

[indent] Bentley остановился ровно перед входом в центр и не дожидаясь помощи, Генри покинул уютный и согретый кондиционером салон, шагнув в холодный вечер Лондона и января. Повел плечом от пробирающегося под ворот рубашки порыва ветра, дежурно «искренне» улыбнулся знакомым лицам среди журналистов, и поспешил коротко ответить на актуальные вопросы, вроде «что вы думаете о ситуации с вирусом?» или «каков курс Croft Inc. в сложившейся ситуации», и самое актуальное, пожалуй «как вы планируете помочь бедствующей Австралии?»

[indent] А потом было уже не до мыслей. Нырнув в главную залу, он оказался в своей стихии. Изысканное игристое вино в высоких бокалах, леди и джентльмены старательно вырядившийся для этого вечера и играющие в перекрестие света переливами бриллиантов. Дамы старательно демонстрировали свое декольте и дорогие холодные камни, джентльмены показывали состояние ремешком часов «случайно» показывающимися из под манжета рубашки. Все как всегда. Лицемерие и ложь в лучшем своем проявлении. Генри даже задумался, много ли собравшихся вообще имеют представление где эта самая Австралия? Технически, имеют. В школах ведь придерживаются мнения, что «в 1907 году Союз получил статус доминиона Британской империи», поэтому не удивительно, что все сегодня при чековых книжках — надо помогать подданным Ее Величества.

[indent] Отказавшись от игристого, Генри направился к бару, заказал чистый бурбон, обнял стакан, и  с непринужденностью авианосца принялся курсировать по залу, рассыпаясь в комплиментах и коротких, ни чем не обязывающих диалогах с теми, кому необходимо было засвидетельствовать свое  почтение, уважение. Обыденность любого вечера подобного этому, скучные диалоги ни о чем, передача наилучших пожеланий семье, которая отсутствует по ряду причин. Необходимость, требующая слишком много памяти человека, ведь ни в коем случае не стоит перепутать имя любовницы и супруги того или иного господина.

[indent] - Подобное вам сокровище требует внимания. А то уведут ведь.

[indent] Он оказался в нужной зале ровно за десять минут до начала аукциона, держа в одной руке все тот же бурбон, к которому едва притронулся за весь вечер губами. Не потому что не доверял местному бармену, просто не желал напиваться. Трезвая голова лучший советчик. А так, делая вид, что он участник беседы, легко притвориться, что пьешь за чье-то здоровье. Во второй руке он сжимал древко небольшого деревянного указателя с номером «13». Забавная ирония, девушка выдающая номерок даже смутилась, постаралась заменить его на другой, но Генри не отступил. Он не боялся всей той чуши которую несли люди касательно этого числа. Даже больше, ему не единожды везло под знаменем чертовой дюжины.

[indent] Подойти к Ашиль Ассани он собирался едва-ли не сразу как приметил этого светловолосого парня одиноко бродившего среди гостей, в компании своих мыслей, игристого и телефона в руках. Но, то его отвлекали деловые партнеры, то подруга матери, тщетно пытающаяся сватать ему свою младшую дочь, то просто вежливый диалог с организаторами и обмен любезностями с прочими сливками общества. Ашиль Ассани был личностью крайне интересной, редкой для  местного бомонда и однозначно интригующей. Супруг прекрасно известного многим, а ему еще и перешедшего дорогу Патрика Хейза, которого Генри записал во врагов. Увести тот контракт столь наглым образом мог только абсолютно дерзкий Хейз, который даже в своей голове не разобрался толком, не то чтобы в бизнесе. Разумеется, конкуренты в бизнесе дело святое. Благодаря им приходится изворачиваться, тянуться вверх, не останавливаясь на достигнутом покорять новые вершины. И, обычно, с конкурентами он умел договорится. Не страхом. Просто, предлагал клиентам более выгодные условия. В этот раз Хейз мало того, что вступил в переговоры с инвестором позже, нарушив всю бизнес этику, так еще и бесцеремонно перебил его ставку, не дав даже толком выставить контр-предложение для борьбы. Хейз был, прибегая к простым словам — занозой в заднице Крофта, и он желал его убрать, хотя бы погасить пыл этого человека, чтобы не лез туда куда не следует. Но, сделать глава инвестиционной компании желал это исключительно профессионально, без примеси криминала.

[indent] - Позвольте представиться, - он быстро убрал табличку под мышку и протянул сухую теплую ладонь к тому, кто стоял от него слева. Ирония, ведь обычно с этой стороны принято держать близких к сердцу людей. - Генри Уильям Крофт, - мягкая улыбка коснулась губ британца. Возможно, этот вечер может оказаться менее лицемерным и скучным благодаря этой встречи.

внешний вид

https://i.pinimg.com/originals/83/a8/8d/83a88da85bef89aaea4d3e1eb2429b6c.jpg

Отредактировано Henry Croft (21 Авг 2020 11:54:33)

+1

4

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/8/34235.gif[/icon]
- Уважаемые дамы и господа, до начала нашего аукциона остаётся десять минут!
Ну, вот и всё. Вероятность того, что Патрик появится в самый последний момент стремительно и задорно несётся к нулю. Не так-то просто унять внезапно поднявшуюся внутри бурю раздражения, Ашиль с силой сжимает бокал, рискую раздавить тонкое стекло. Мстительный план по покупке той самой мёртвой лисы или чего-то более страшного рождается в голове. Это не жгучее желание всё-таки повесить в квартире страшное и абсолютно не вписывающееся в интерьер фото, нет, скорее внезапная возможность потратить чужие деньги. В этом плане Патрик отличался то ли доверчивостью, то ли просто безалаберностью: у Ассани был доступ к его счетам. Не ко всем, конечно, но к открытым в Англии точно.
"Ты ведь так хотел сделать щедрое пожертвование в пользу несчастных зверюшек", - раздражённо думает Ашиль. Он так увлекается собственным мелочным (хотя это как посмотреть) планом, что не сразу замечает появившегося рядом мужчину. Лицо очень знакомое, но в окружении Ашиля теперь слишком много людей из тех, которые так или иначе связаны с мистером Хейзом. Это деловые партнёры и их вторые половинки, любовники и любовницы, многочисленные родственники и иже с ними. И если в самом начале, когда Патрик только вводил своего супруга в свет, Ашиль ещё старался запоминать имена и фамилии, то теперь оставил это дело как безуспешное.
- Ашиль Ассани, - он произносит своё имя медленно, по слогам, хотя уже давно свыкся с отвратительно-американизированным "Эшли", под которое все стараются подогнать певучее французское Ашшшиллль. - Уже выбрали своё мертвое тотемное животное?
Ассани коротко усмехается и касается протянутой руки. Рукопожатие твёрдое, уверенное, очень ясно показывающее, что перед Ашилем серьёзный человек. Наверняка тоже бизнесмен. Есть некая схожесть с Патриком, но это нормально - в этой великосветской тусовке все имеют пару десятку миллионов на счетах.
- У нас цифры одинаковые, - неожиданно говорит Ашиль. Заметив вопрос в чужом взгляде, он торопится пояснить: - У вас табличка с номером 13. У меня 4. Тринадцать - несчастливое число в Европе. В Азии же есть так называемая тетрафобия - это страх перед числом четыре. Это связано с произношением иероглифа. Оно созвучно слову "смерть". Но я в приметы не верю.
Мимо проходит чета Тосни, Ашиль прерывается, чтобы поднять свой бокал в честь приветствия. Хамфри Тосни - один из деловых партнёров Патрика, что-то там вместе они делают. Ашиля тошнит и от мистера Тосни, и от его жены Элеоноры. Снобы в лучших английских традициях, с такими вряд ли можно обсудить что-то кроме погоды или последний известий из Кенсингтонского дворца. Хейзу, нравится, наверное, Ассани же видит в этом зелёную тоску.
- Чем вы занимаетесь, мистер Крофт? - вежливо интересуется Ашиль, когда оба Тосни походят мимо, оставляя после себя душную атмосферу пафоса и уныния. - Работа. Я имею ввиду, сферу вашей деятельности.
Не то, что бы Ассани действительно волновало, кто такой Генри, хотя сейчас его лицо кажется ещё более знакомым. Возможно, они всё-таки встречались раньше. Или Ашиль видел его фото в каком-нибудь бизнес-журнале, коими была завалена гостиная в их с Патриком квартире. Второе даже вероятнее, но и скучнее. Несмотря на свой Гарвардский диплом, обсуждать финансовые потоки и очередной кризис на рынке нефти для Ашиля смерти подобно. Он сдерживает тяжёлый вздох, делает ещё один глоток шампанского - почему-то сейчас оно кажется чертовски невкусным, - и через силу улыбается. А заодно мельком кидает взгляд на экран мобильного телефона, где появляется лаконичное "Извини" в сопровождении грустного смайлика. Наверное, это должно вселить в Ассани какую-то надежду - например, на то, что Патрику действительно стыдно.
В глубине души они оба понимают, что всё это дерьмо никчёмное.
Бес-пол-лез-но-е.
- Дамы и господа, минуточку внимания! Просим вас пройти в соседним зал! - чужой звучный голос заставляет недовольно поморщиться от его искусственной торжественности. Ашиль раздумывает, не сбежать ли всё-таки в последний момент, но вместо этого ему в голову приходит идея получше.
- Мистер Крофт, хотите составить мне компанию на аукционе? Впору быумереть от скуки, как одно из австралийских животных. Но может ещё удастся избежать это участи.

+1

5

[indent] - На суевериях порой строят империи, мистер Ассани, - он мягко произносит его фамилию, катая по языку, от кончика к корню, пробуя на вкус так, словно не произносил ее до этого.

[indent] В фамилии отчетливо чувствуется восток, впрочем в изломе этих красивых бровей он видит тоже восточные мотивы, не говоря уже про разрез глаз. Да и имя, абсолютно невероятное и прекрасное в своем проявлении. Родители этого человека явно любители экзотики, иначе не стали бы издеваться над ребенком и называть его так. Он бы хотел знать больше о семье своего нечаянного собеседника. «Нужно отдать распоряжение» мысленно поставил запись в списке дел Генри, смочив бурбоном губы, словно делая глоток. Притворство, которому пришлось учиться ради собственной выгоды.

[indent] В этой жизни все гениально и просто — либо ты, либо тебя, третьего не дано. Ашиль Ассани оказывается где-то между этими понятиями, потерянный, неуверенный зверек, которого окружила стена огня и теперь он мечется между возможностью перепрыгнуть через тот, который еще не взвился до небес, и тот который поглотит его — окончив жизнь. Увы, Австралия действует на нервы Генри не меньше, чем Хейз, которого нет. С другой стороны, этот хрупкий юноша кажется не таким уж хрупким. Он старательно шутит, и шутки у него во истину интересны, держит лицо и всем своим видом показывает — нет, он не обиженный и не брошенный огню аристократии зверек. У него все под контролем.

[indent] Генри видит этот контроль и как тот идет тонкими трещинами по фарфору его светлой кожи едва приходит новое сообщение. Патрик, видимо заноза не только в его заднице. А жаль, было бы намного проще. Но, в Ассани есть стержень, есть то что привлекало и привлекает Крофта во всех людях которыми он себя окружает — в нем еще жива искра, иначе как воспринять данное предложение? Продуманная стратегия? Скорее дерзкая авантюра. Интересно, как бы на это отреагировал Хейз. Его муж в компании его бизнес-врага. Заманчивое предложение. Раз судьба к нему благосклонна, он не упустит этого шанса. Тем более когда он подогрет личным интересом. Да и вопросы он задает забавно интересные. Возможно, не узнал, последние издания обошлись без его лица на обложке, а может ловко сделал вид. Однозначно, собеседник ему достался крайне интересный. Стоит спасти его от грядущей побигели в огне любопытства и сочувствия местным заводилам, умеющим лишь ловко изображать из себя больше чем они есть на самом деле. От части собравшихся сегодня в этом зале, так ловко перетекающих в сторону удобных стульев, лишь фамилия, которая держит их на плаву, и благодаря которой они могут позволить себе жизнь взаймы. Тосни отпечатываются в его поле зрения лишь парой вежливых фраз. Молодому графу не до обмена любезностями с ними.

[indent] - На сегодняшний день, мой интерес лежит в сторону верфей, мистер Ассани, - он едва не назвал его по имени, желая рискнуть и понять насколько стоит идти по тонкому льду подобного обращения прежде чем они выпьют чашечку кофе или разделят обед без делового подтекста. Но, сдержался. Рисковать и упустить зверька не хотелось. Игра еще не началась ведь.

[indent] Да и не врал Генри. Его фирма и правда занималась последние несколько недель местами постройки кораблей. Это оказалось любопытным явлением, почти запущенным и особо не финансируемое в некоторых местах, при должном вложении обещала обернуться золотой жилой. Главное, чтобы чертов вирус, который все больше место занимал в умах сплетников и журналистов не остановил его шествие к своей цели. Впрочем, в его бизнесе пустые надежды ничто без основательной базы аргументов и расчетов.

[indent] - С удовольствием, - еще одна правда и более теплая улыбка из арсенала личных. Такую он дарит лишь избранным, в ней нет фальши, лицемерия или сдержанного «развернитесь и уходите прочь от меня», поэтому он ловко перехватывает молодого человека чуть выше локтя, когда тот наметил маршрут движения.

[indent] - Не стоит. Перед нами будут сидеть Холмсы. Поверьте, мистер Ассани, вы не очень хотите знать от чего изжога у пожилого Джеймса, - тихая и веселая улыбка на губах Генри обещает ему одно — не поверишь, придется и правда слушать про проблемы здоровья. - Прошу в эту сторону.

[indent] Для Крофта всегда найдется место, особенно если это не пожилая чета Говард и Кетрин, а их наследник. Поэтому, ловко минуя несколько предложений  присоединиться, кинутых ему на том невероятном языке жестов и взглядов, который весь мир оттачивал с начала отсчета времени. Он их просто не замечал, лишь в уме делая пометки в стиле расписания, к кому стоит заехать на званный ужин. Еще одно правило старой и доброй Британии и ее аристократии.

[indent] - Прошу сюда.

[indent] Они устраиваются едва ли не в самом центре из ряда стульев, опускаясь на мягкие сидения оббитые темно-синим бархатом. Сцена с прозрачной, новомодной стойкой прямо по курсу, да и идеальный обзор каждого экспоната который будут предлагать купить за приличные деньги. Миссис Крофт постаралась не только собрать сливки с трагедии разворачивающейся за океаном, но и собрать в этом помещении всех важных персон. Уйти без покупки будет равносильно нанесенному оскорблению прекрасной графине. По истине восхитительная женщина.

[indent] - А чем занимаетесь вы, мистер Ассани? Смею предположить, что подобные вечера для вас скорее скука, чем обыденность, - расстегнув пуговицы пиджака, Генри осмотрелся, убеждаясь, что им не помешают. - Не знаю, насколько вас обрадует этот факт, но — по окончанию аукциона, в главном зале будет фуршет. Стоит остаться на него. Сегодня готовит наш британский шеф-повар. А его мясной хлеб заставляет исходить на слюну даже искушенных гурманов.

+1

6

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/8/34235.gif[/icon]
Всё это пафосное сборище из мистеров и миссис, лордов и их леди способно вызвать приступ жесточайшей мигрени даже у святого. Ашиль внимательно слушает Генри, поддерживая на лице живой интерес, а сам вполглаза наблюдает за лучшими сливками английского общества, плавно стекающими в соседний зал. "Сливки-то с душком" - так и хочется произнести громко, вслух, потому что про каждого из собравшихся можно сказать пару-тройку нелицеприятных слов.
Вообще-то Ассани достаточно лоялен к людям - в конце концов, с ними ему не детей крестить (ооо, Боже упаси!), - но определённые причины не терпеть местное общество у него есть. После свадьбы на них с Патриком обрушился целый шквал всеобщего внимания - не только журналисты, но кое-кто из местного люда не прочь был бы к ним в спальню залезть, лишь бы выкопать причину, по которой один из самых завидных холостяков Америки и Великобритании вдруг разорвал помолвку и во всеуслышание объявил себя геем. И плевать все хотели на какое-то там уважение личное жизни.
Наверное, в этот момент Ашиль очень хорошо понял свою мадам босс. Лоурен не только продюсер, но и популярная в Германии певица, и её жизнь все рассматривают, словно под микроскопом. Ассани привык пинками разгонять надоедливых папарацци, вот только никогда в жизни он не мог подумать, что окажется в шкуре Леманн.
Генри на общем фоне не выглядит белой вороной, но почему-то в его глазах Ашиль не видит затаённое презрение. Наверное, поэтому он не сопротивляется и даже готов сказать что-то вроде "Руку, ногу - я весь ваш, ведите". И даже принять на веру слова о Холмсах. Хотя упомянутый Джеймс и вправду выглядит как одна из знаменитых египетских мумий - кажется, только тронь, и он рассыпется в песок.
- Верфи, значит? - переспрашивает Ашиль, садясь на стул и аккуратно смахивая с брюк невидимую соринку. - Необычно. Полагаю, это не единственный интерес?
Что ж, великосветскую беседу он поддержать в состоянии, и дело даже не в Патрике и его желаниях. Сменив одно болото с жабами на другое, Ашиль не растерял своих навыков вежливо улыбаться, проявлять участие и задавать правильные вопросы. Проблема в том, что новый знакомый его правда интересует - хотя бы потому, что раньше они не беседовали.
Наверное.
Ассани даёт себе зарок вернуться домой и обязательно пересмотреть стопку журналов или просто загуглить имя Генри Уильяма Крофта.
Он чувствует на себе чужие любопытные взгляды. Хотя, может, по большей части они обращены к мистеру Крофту? Тем проще, но и интереснее. Любопытство Ашиля разгорается с новой силой; он беззастенчиво рассматривает собеседника - от идеально выглаженного и явно пошитого на заказ костюма до волевого подбородка и высоких скул. И вновь мысленно Ашиль пытается сравнить Генри и Патрика, но что делать, слабость у него к красивым целеустремлённым мужчинам.
Он упускает момент, когда на сцену выходит ведущий сегодняшнего аукциона, и решает помедлить с ответом на вопрос Крофта. Импровизировать не получится, потому что мыслей на этот счёт очень много. Ведущий, тем временем, подходит к стойке и, прокашлявшись, наклоняется к маленькому микрофону.
- Уважаемые гости, рад приветствовать вас на благотворительном аукционе "Мы - Австралия". Через несколько минут вашему вниманию представят первый лот, а пока напоминаю, что все собранные средства пойдут на восстановление уникальной природы и экосистемы материка.
- Боже, как скучно, - вполголоса бормочет Ашиль за то что получает неодобрительный взгляд от дамы, сидящей через ряд.
- Давайте скажем спасибо мистеру Джину Ли, который на протяжении нескольких месяцев создавал этот проект! - ведущий первый начинает аплодировать, затем его поддерживает весь зал.
Где-то в первом ряду поднимается невысокий щуплый азиат. В отличие от собравшихся, разодетых в дорогие шмотки и бриллианты, он выглядит очень скромно в своих потёртых джинсах, явно купленных в каком-нибудь масс-маркете, белой футболке с логотипом сегодняшнего мероприятия и потрёпанной бейсболке.
- Бедняга, как они ухитрились заманить его сюда? - для того, чтобы не привлечь внимание окружающих, Ашилю приходится повернуться к Генри и вплотную склониться к его уху. - Вы только посмотрите - парень явно повёрнут на спасении бедных зверушек. Лучше бы нашёл себе девушку.
Покачав головой, он ставит свой бокал на пол, прямо между ног, и аплодирует вместе со всеми. Жест получается вялым и явно ненатуральным.
- Мистер Ли, большое спасибо за вашу неоценимую помощь, - микрофон неожиданно фонит, по залу проносится недовольный гул. - О, прошу прощения! Прошу прощения! Итак, хочу также поблагодарить тех, кто сделал всё, чтобы сегодняшнее мероприятие состоялось.
- Ощущение, что мы пришли в кинотеатре на блокбастер, и десять минут в самом начале гоняют рекламу, - Ашиль сегодня чувствует себя кладезем сарказма. А может, всё дело в том, что он чертовски обижен на Патрика, и теперь стремится выплеснуть свою горечь на весь окружающий мир.
Ведущий продолжает рассыпаться в приторных речах - ровнёхонько те самые десять минут, заявленные Ассани наугад. У последнего же есть время подумать над ответом на вопрос, и когда на сцене появляется первый лот (издалека видно плохо, но вроде это изображение кенгуру на фоне пылающего леса), Ашиль вновь наклоняется к Генри, обдавая его перечным ароматом Kenzo, и говорит:
- Я многофункционален. Веду небольшую колонку в газете, пишу о сексе и любви. Именно в таком порядке. Иногда провожу занятия по кроссфиту в спортивной студии. Но, в принципе, меня можно считать официально безработным.
Где-то внутри неприятно свербит чувство самоунижения. Двумя месяцами ранее Ашиль гордо назвал бы себя правой рукой продюсера в музыкальном лейбле и с большим удовольствием рассказал Генри о своей работе. Например, о том, что три из пяти звёзд, крутившихся на первых местах в музыкальных чартах Британии, обязаны успехом именно L_Music. Или поделился бы парой забавных историй о том, как подопечные Лоурен Леманн мастерски умеют наматывать нервы на кулак и насколько важно посадить их в жёсткую клетку условий контракта. Про свою работу Ашиль мог говорить часами.
Жаль только, что её пришлось оставить. Ночные съёмки, постоянные задержки, скандалы - всё это не то, что хотел бы видеть Патрик во второй половине. И Ассани пришлось пожертвовать пятью лучшими годами своей жизни ради чужого спокойствия.
- Что до фуршета - думаю, всяко он будет лучше этого аукциона, - он опускает голову и сосредоточенно трёт в уголке глаза - слеза, непрошеная ты сука! - Не слишком люблю традиционную английскую кухню. Предпочитаю марроканскую. Вы когда-нибудь пробовали тажин? Очень рекомендую.
Первый лот с кенгуру уходит какой-то пожилой даме с холёным взглядом и презрительно искривлённым ртом. Ашиль щурит один глаз, силясь рассмотреть её лицо и вспомнить имя - бесполезно. Да и какое это имеет значение?

+2

7

[indent] - В наши дни одна точка опоры в виде интереса равносильна невежеству, мистер Ассани.

[indent] Генри мягко улыбается и не мешает молодому мужчине рассматривать себя слишком уж откровенно. Да и никогда не стыдился чужих взглядов в свою сторону. Кровь предков северного альбиноса прекрасна играла в его жилах, создав аккуратный образец стати, достоинства и самомнения. Эгоистичное желание быть здоровым, а не развалиной погнали его когда-то в спортивный зал, конная езда давала отличное ощущение тело, а нагрузка в зале уверенность в каждом жесте. Генри умел подать себя и делал это всегда с той легкой манерой, в которой не было ни высокомерия, ни пафоса. Он слишком сильно выбивался этим среди других представителей аристократии, абсолютно без зазрения совести общаясь с плебеями и простым людом, и всегда был неуместен среди тех, кто ниже его по статусу рождения.

[indent] Не важно, чей взгляд сейчас гулял по шее и швам дорогого костюма — Ассани или той красотки в бледно-зеленом платье, которая манерно не сводила с него взгляда — Крофт всегда реагировал одинаково. Если объект был ему интересен, он мог спокойно завязать беседу, ежели интерес шел плоский, однотипный, понятный с первого взгляда, то таких он отсеивал сразу. Пустышки в его жизни не задерживались дольше одной ночи, просто потому что были слишком однотипны. Но, Ашиль был другим. И не только потому что был супругом его конкурента, и когда-то лучшего друга, которого Генри мечтал стереть в порошок, а еще и из-за того как держался. Легко парировал чужие взгляды, не замечал большую их часть, и готов был язвить при первой же возможности. Это ощущалось. Как ощущалось и то, что это общество ему чуждо. Генри его в этом прекрасно понимал. И не стоило удивляться, что два одиночества нашли повод оказаться ближе в этот вечер. Тем более, Ассани явно чувствовал себя не в своей тарелке без Хейза. Впрочем, возможно в этом обществе он чувствовал бы себя так же будь это сволочь рядом. Крофт не знал, но был рад что супруг его нового знакомого явно не торопился являться на этот вечер. 

[indent] - Зря вы так, - Крофт наклонился чуть ближе, практически касаясь чужих волос и кожи и вдохнул приятно манящий аромат, которым, казалось, Алишь был пропитан. - Джин Ли супруг дочери владельца банка в Южной Корее. Обожает своих двоих детей и супругу, и естественно деньги. Поверьте, десять процентов от сегодняшней выручки упадет на его счет прежде чем остальные деньги переведут бедной Австралии. Такие люди лишь кажутся филантропами. Но, как и большинство из собравшихся здесь — падки на деньги.

[indent] Генри лишь усмехнулся, коротко и как-то вяло даже поаплодировал рьяному защитнику природы и бедной горящей Австралии, кидая короткие взгляды на сидящего подле него Ассани. Парень явно был полон сарказма. Это даже радовало его. С таким собеседником разговор всегда идет на порядок интереснее.

[indent] - Для «официально безработного» вы слишком заняты, мистер Ассани. Где пишите? Не скрою, мне любопытно почитать ваше мнение о сексе и любви в современных реалиях.

[indent] Не лукавил, интерес был, впрочем, не назови Ассани название своей газеты, Крофт уже завтра имел бы все выпуски ее с его очерками. В конечном счете, деньги в его мире существовали лишь для того, чтобы приносить благо ему самому, а не лежать и гнить на счетах в виде нулей. Так что, это мелочи, вопрос из чистейшего любопытства, чтобы не тратить времени на поиски.

[indent] - По утверждению знатоков, этот повар превратил скучную английскую кухню в шедевр. Не приходилось его пробовать, если честно. Был бы рад послушать о нем больше. Расскажите?

[indent] Хотя, он понимал. Во всем мире, первое что советовали ему попробовать партнеры, любовники, любовницы или просто знакомые — мясо или мясные блюда. Один запах сырого мясо порой повергал его желудок в панику, как почти двадцать лет назад, когда его горячо любимая мать решила приобщить сына к собственному делу и повезла его на скотобойню. С тех пор, Крофт на дух не переносил мясо, а со временем из его рациона пропали молочные продукты. Перейдя на растительное питание, он не только понял все удовольствием легкости в теле после тренировок или ужина, но и сам научился восхитительно орудовать ножом на благо собственных вкусовых рецепторов. Он никогда в открытую не поддерживал агрессивно настроенных людей, буквально требующих от мира измениться в одночасье. Он просто предпочел свой путь — забота о собственном теле.

[indent] Вынужденно отвлекшись от Ассани, он поднял табличку, не глядя особо даже на лот. Это была очередная фотография, естественно, выжженная пустыня, обугленный когда-то лес, неестественно застывшие черные стволы деревьев тянулись ввысь своими ветками, словно молясь о спасение и дожде. Фотография была интересной, даже могла вписаться в интерьер его собственной квартиры в Лондоне, где он был чаще, чем в загородном доме, но не для этого он поднял свой номер. Увидев интерес одного из представителей знати, прекрасно понимая его возможности, Генри решил помочь аукциону заработать. Поэтому, вступил в игру, играя на повышение несколько раз. «Достаточно» мысленно одернул он себя, когда окончательная сумма дважды превысила возможную и невинно улыбнулся собеседнику пригубив снова свой бурбон.

[indent] - Не люблю, когда интересные работы уходят за бесценок.

[indent] Пояснил он, на сей раз внимательно смотря в лицо Ашиля. Однозначно, не ошибся, в нем было что-то восточное, загадочное и таинственное. И этот прекрасный сарказм. Забрать бы парня прямо сейчас, увести под взгляд этих напыщенных индюков, отвести куда-нибудь поближе к звездам и подальше от шумных публик и просто говорить. Генри слишком давно не говорил просто так, чтобы насладиться голосом, чтобы слушать или спорить пока не надоест. Он слишком много времени проводил в переговорах с миром, требующим от него сосредоточенности, вечного контроля за всем процессом. Поэтому, он изрядно соскучился по простым разговорам, в которых не касаются его бизнеса, не пытаются уесть его тем фактом, что выгодный контракт ушел конкуренту, где этот самый конкурент не маячит в поле зрении и не заставляет стиснув зубы улыбаться ему — ведь когда-то их связывало больше чем простое знание имен друг-друга. Когда-то, Генри готов был дать ему тысячу и один шанс, пока Хейз не зарвался.

[indent] - Всегда испытывал слабость к археологии и истории которая она открывает, - Генри дождался пока вокруг вновь начнут перебрасываться ценой за очередную фотографию очередного мертвого животного и вернулся к разговору про интересы. - В прошлом году, довелось побывать в Пещере бога Ягуара, в центре Чичен-Ицы. В 2018 археологи заново начали открывать систему пещер, так что было на что посмотреть. Разумеется, под чутким руководством главы проекта, - Генри усмехнулся, упуская и сейчас и там, на месте крупного города майя то, что спонсором этих раскопок выступал лично он. Наблюдать за тем, как его, «невежду» пытались научить было отчасти даже мило. Лишь один, хорошо знакомый с Крофтом археолог их всей экспедиции, после попивая холодное пиво с ним смеялся, рассказывая как забавно было со стороны наблюдать весь этот фарс и не понимал, почему его знакомый предпочел остаться инкогнито. Все просто. Если бы он признался кто он есть на самом деле, часть открытий от него скрыли бы, решив что бизнесмен не понимающий ничего в истории захочет наживаться на этой самой истории. А так, перед ним хвастались всеми, даже самыми невинными находками, рассказывая насколько важны эти раскопки.

[indent] - Есть что-то мистическое и таинственное в том, чтобы держать в руках часть древней истории. Даже если это просто сосуд для питья воды. Но, он несет массу информации. Кто его создал, как это сделали, для кого и почему именно такой формы. Мало что сравнится с тем, чтобы пытаться понять древние миры, особенно если они в чем-то ушли дальше нашей современности.

[indent] Генри вновь поднял табличку, даря лучезарную улыбку фрау Кранц, приехавшей из Мюнхена ради этого аукциона. Она послала в его сторону воздушный поцелуй, подмигнула и кокетливо уступила ему лот.

[indent] - Вот черт. Это не входило в мои планы, - со вздохом констатировал Крофт, внимательнее приглядываясь к тому что именно купил. Огонь на фоне пустыни с бегущими по яркому фону животными, ищущими спасения.

[indent] - Вы явно имеете все данные чтобы быть больше чем временно занятым, господин Ассани. Никогда не хотелось найти свое место? Не то, чтобы я осуждаю вас, просто, когда вы говорил про работу, я уловил легкую грусть. Кажется. Приношу извинения, если это не так.

[indent] Генри аккуратно прощупывал почву. Супруг Хейза о котором он ничего не знал, мог не ведая правды выдать пару интересных моментов. Не то, чтобы бизнесмен уже определился и собирался использовать его в своих коварных целях, но узнать больше о враге хотелось, и упускать возможность не стоило. А пока что, покорно достав чековую книжку, задумавшись лишь на мгновение, быстро заполнил нужные разделы. Пожалуй, лучше так, ибо на фуршете будет слишком людно, да и если не появиться миссис Крофт, есть все шансы — придется говорить речь от ее лица, что слишком сильно испортило бы ему планы. Генри наивно желал уйти до того, как к нему начнут подходить и спрашивать как его дела.

+1

8

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/8/34235.gif[/icon]
Ашиль приподнимает бровь и иронично хмыкает. Новость о том, кто на самом деле стоит за спиной недотёпы-фотографа не вызывает в нём ничего, кроме самоуверенного и ставшего таким привычным "да, я примерно так и думал". В самом деле, глупо полагать, что в закрытую касту здешних богачей и носителей титулов сможет прокрасться кто-то из настоящих энтузиастов, готовых положить жизнь на спасение матушки-природы от пожаров, глобального потепления или ещё какой-то закономерной хрени, этой самой природой придуманной. Хотя мистер Ли выглядит очень потешно - примерно как маленький медвежонок гризли, ещё не отрастивший клыки и когти. Но, как говорится, всё впереди.
- Хотите поговорить о сексе? Прямо здесь? - кажется, Ашиль слишком громко произносит слово "секс", потому что уже знакомая дама со старомодной укладкой на голове адресует ему новый полный неодобрения, а ещё и плохо сдерживаемого возмущения взгляд. Ханжа, да и только! - Есть такая чикагская газета "Ветреный город роз". Освещает актуальные проблемы и истории ЛГБТ-сообщества. Моя колонка выходит на страницах газеты каждую неделю. Последний месяц посвящаю исключительно жизни в Лондоне и здешним представлениям о том, что такое любовь.
Про английские газеты, в которых тоже иногда публикуется, он не упоминает - незачем. Зато внезапно вспоминает свою давнюю мечту написать книгу. В самом деле, а почему бы нет? Времени теперь предостаточно, материальных ресурсов тоже. Патрик рад будет каждый вечер лицезреть своего партнёра в кабинете, за рабочим ноутбуком, и уж точно проспонсирует публикацию и рекламную компанию.
Картина кажется слишком идеалистической даже для милой семейной жизни и вызывает у Ассани приступ тошноты.
Тем временем, аукцион идёт вовсю. Ашиль с преувеличенным интересом наблюдает за торгами, гадая, в самом деле присутствующие собираются украсить стены своих древних особняков не слишком талантливыми работами, несущими на себе тяжёлое дыхание смерти, или это всё дань моде, и после торгов фотографии отложат в дальний ящик. Большинство присутствующих, кстати, выглядит ровно так, что им в этот самый ящик тоже пора лечь и помереть.
- Тажин - это блюдо, которое готовится в горшке с одноимённым названием, - поясняет Ассани, заводя за ухо прядь волос. - Это мясо с овощами, которое очень долго тушится в бульоне и специях. В Лондоне это блюдо умеют делать в маленьком марроканском ресторанчике в районе Ислингтон. Я несколько недель потратил прежде, чем найти это место.
Вообще к английской кухне он и правда равнодушен. К французской тем более - здесь включается какой-то истинно подростковый протест, когда вишисуаз и бёф бургиньон хотелось поменять на пасту и американские бургеры. Правда, французское вино Ашиль до сих пор считает самым лучшим. Другим кухням он также открыт, и с огромным удовольствием пробует всё новое во время путешествий - будь то свадебный тур на острова или попытка сбежать на выходные куда-нибудь в Испанию.
Он легко вздыхает, наблюдая за тем, как одна из работ уходит к Генри. Дохлая лиса, привлекшая внимание Ассани, пока не выставлялась - видимо, организаторы решили приберечь эту ценность напоследок. Подогреть, так сказать, общий интерес к аукциону.
- Археология? - кажется, в голосе Ашиля впервые за время их беседы слышится неподдельный восторг. - В самом деле? Это что-то новенькое. То есть, я хочу сказать...
Он прерывается, потому что одна из леди вдруг громко заливается слезами. Поднимается небольшой переполох, и спутник истеричной дамы, рассыпаясь в извинениях, торопливо уводит её из зала.
- К сожалению, не все готовы выдержать ужасы, с которыми столкнулся солнечный континент, - распорядитель наклоняет голову, выражая тем самым скорбь, но даже в глазах самого закостенелого идиота этот жест кажется излишне театральным. - А мы продолжаем.
- Шоу должно продолжаться - так говорят в "Мулен Руж", - вполголоса комментирует Ашиль. - Так о чём это мы? Да, археология. Я имею ввиду, что это гораздо интереснее местных увлечений. Разведение собак, конная езда. Или крикет - особенно он! Это же просто какой-то кошмар - ходишь по полю, пытаясь битой разбить калитку. Это ещё скучнее, чем здешний аукцион. То ли дело футбол! Вот где настоящий адреналин - на каждом матче с ума можно сойти от волнения, особенно если сталкиваются мастодонты типа "Барселоны" и "Манчестера". Вот это настоящая мужская игра, а не унылая беготня с палочками по полю.
Он фыркает, всем своим видом показывая пренебрежение к традиционному английскому виду спорта. Патрик бы и тут вряд ли поддержал супруга: в число увлечений Хейза входили опера и рисование автопортретов. Вытащить его на матч было совершенно невозможно, зато Ашилю регулярно приходилось клевать носом на какой-нибудь "Травиате". Странные и однобокие отношения стали казаться такими ровно после того, как безымянный палец украсило обручальное кольцо из белого золота.
Думая об это, Ашиль неосознанно прокручивает его вокруг пальца. Эти рассуждения слегка печалят его, возможно, поэтому он отвечает собеседнику довольно резко:
- Вам показалось. Всё в порядке, - и, словно поняв свою оплошность, кладёт ладонь на чужое запястье и, проникновенно улыбнувшись, насмешливо тянет, - Смысл жизни, мистер Крофт, состоит совсем не в том, чтобы найти в ней своё место. Точнее не так. Каждый ищет свой смысл - для кого-то это любимая работа, для кого-то любовь, а для кого-то удовольствие. Я предпочитаю комбинировать. А что насчёт вас?
Увлечённый этим монологом, он едва не пропускает момент, когда на сцену выносят мёртвую лису. Издалека изображение кажется ещё более уродливым, но в кармане больше не вибрирует мобильный телефон с возможным сообщением от проштрафившегося муженька, поэтому Ашиль не испытывает угрызений совести, когда поднимает свою табличку. Удивительно, но кроме него в борьбу за фотографию вступают сразу три человека - один из них, супруг той самой разрыдавшейся дамы, совершенно неожиданно вернувшийся обратно, хотя уже без неё. Ассани приходится прервать разговор, чтобы не пропустить нужный момент.
И вот, когда цена переваливает от "слегка неприличный" к "никто в здравом уме не купит ЭТО за такие деньги", лиса уходит Ассани. Точнее заплатит за неё мистер Хейз.
- Charmont, - удовлетворительно воркует Ашиль, опуская табличку. - Омерзительная фотография, не правда ли? Никогда в жизни её не повешу. Но эти бедный леса Австралии так нуждаются в нашей поддержке!
Он сокрушённо цокает языком, и вполне можно решить, что говорит Ассани искренне, если бы не холодный блеск его глубоких синих глаз. Никто из окружающих не догадывается, но эта выходка вполне соответствует проступку Хейза, посмевшего бросить своего партнёра среди местной аристократии.
Которая, к слову, довольно быстро разбирает остальные работы. Ведущий представляет последний лот - чёрно-белую фотографию, на которой среди пепла лежит множество мёртвых птицы - и объявляет стартовую цену. Подуставшая, слегка пресытившаяся искусством публика реагирует довольно вяло, и работу покупает девушка в бледно-зелёном платье, которая в самом начале аукциона пожирала Генри взглядом.
- Слава Богу, я уж думал, что это никогда не кончится, - Ашиль закатывает глаза; тем временем, к ним с Генри приближается худощавая женщина с плотно сжатыми губами - она должна забрать чеки и узнать, когда и в какое место необходимо доставить лоты. Ассани, немного подумав, называет ей адрес их с Патриком квартиры.
- Завтра, ровно в восемь утра, - говорит он, прикидывая, что в это время супруг как раз пьёт кофе и собирается на работу. - С каким-нибудь добрым пожеланием от мистера Ли. Передайте ему моё восхищение - он потрясающий и невероятно мужественный человек.
Женщина не улавливает сарказм в словах Ашиля и обещает обязательно передать их фотографу. Краем глаза Ассани видит даму, которую весь аукцион демонстрировала своё возмущение - она проходит мимо, держа за руку молодого парня самого несчастного вида.
- А вот вам и тема для секса, - негромко говорит Ашиль, кивая в сторону пары. - Это ведь не сын. И не дальний родственник, хотя я уверен, что именно так она его и представила. Дайте угадаю - бедный студент, приехавший в Лондон из страны третьего мира. Эти тёмные волосы и смуглая кожа... араб, наверное. Учится в университете, который спонсирует эта престарелая прелестница. Она его подобрала, как бездомного котёнка, отмыла, причесала, сводила к портному и наверняка купила дорогой автомобиль. Одним словом, сделала так, чтобы не стыдно было появляться в обществе. Но все-то знают правду.
Он пожимает плечами, уже который раз за вечер. После шоу-бизнеса ещё не было ничего, что смогло бы поразить Ассани до глубины души. Конечно, он охотно оставил бы Хейзу всю эту нудную чепуху с хождениями по аукционам, светским раутам и благотворительным балам. Вот только сам когда-то советовал на то, что Патрик скрывает его ото всех, и однажды хочется появиться с ним рука об руку.
Как говорится, бойтесь своих желаний, ибо они могут исполниться.
- Что ж, мистер Крофт, поздравляю нас обоих с ужасным приобретением. Думаю, я готов ещё немного времени провести в здешней атмосфере. И проверить, действительно ли местный повар такой волшебник, как вы говорите.
Судя по всему, "извини, я опаздываю" плавно превращается "извини, я вообще не приду, увидимся дома". Ашиль чувствует себя глубоко уязвлённым. И нет, не потому, что Патрика завалило работой - за три года их знакомства это стало чем-то обыденным, что-то типа бытовухи, о которой все говорят. Но бросать себя посреди мероприятия, которое было важно только одному из них двоих... нет, такого Ассани простить не может.

+1

9

[indent] - Предпочитаю брать от жизни все, что мне по-вкусу, Ашиль.

[indent] Генри позволяет себе мягкий и куда более теплый тон обращаясь к Ассани и пользуется заминкой, позволяя новому знакомому переварить звучание собственного имени, пока с улыбкой отдавал чек и называл адрес родителей. Пожалуй, маленькая месть единственного наследника Крофтов — мать жаждала его видеть на этом вечере, так пусть теперь любуется приобретением сына. В свою квартиру, в Белгрейвия, он не собирался вешать ничего подобного. High-tech радикально не сочетался со страданиями Австралии, поэтому портить гармонию линий в ней он не намеревался. К тому же, это авансом за то, что ему явно придется задержаться на этом маскараде лицемерия куда дольше, чем хотелось бы. Если бы не обязанности, он спокойно пригласил бы Ассани провести остаток вечера подальше от богатеев этого города. К тому же, Хейз явно не собирался приезжать. Поскольку все разумные и не очень границы дозволенного опоздания были преодолены. А оставлять своего нового знакомого одного на растерзание этих сумчатых — слишком жестокое явление. Генри все для себя решил в тот момент когда коротким сообщением изъявил желание добраться до дома на своем Audi, а не под надзором водителя на Bentley. Стать водителем для супруга бывшего друга вполне себе достойное завершение вечера.

[indent] - Не вижу никаких поводов не говорить о самой естественной потребности человечества — близости. И не важно ведь, господин Ассани, - Генри словно бы и не замечает того, что до этого обращался к собеседнику по имени, ловко играя полученными в собственные руки фактами. Наблюдательность, аккуратность, сдержанность. Он тщательно следит за каждым словом и жестом, чтобы не спугнуть. Мало-ли, что Патрик мог поведать о том многом что между ними было когда-то. С другой стороны, раз Ассани не сбежал от него как от чудовища, то возможно понятия не имел о прошлом объединяющим его супруга и собеседника. В любом случае, Крофт предпочитал аккуратность. - Не важно, при этом, идет разговор о близости интимного характера или душевного. Секс лишь физиология, если нет за этим ничего из разряда … - Генри пощелкал пальцами, перебирая варианты подходящего слова. Особенно громкий щелчок привлек внимание официанта, который тут же был коротким жестом отправлен подальше. Не для этого был этот жест. - страсти. А она возникает лишь в случае заинтересованности объектом. Люди, в наши дни, занимаются сексом не только ради продления рода и фамилии, а скорее ради удовлетворения. И тут крайне спорно что именно они удовлетворяют — потребность быть необходимым, сексуальное влечение, или взаимную страсть. Так что тема крайне привлекательна, чтобы ее упускать.

[indent] Генри незаметно направлял все это время собеседника к фуршетному столу, выстроенному вдоль одной из светлых стен, с которой уже сняли фотографии, продав с аукциона и теперь упаковывали каждую в соответствии со статусом этого вечера. На столах было множества закусок, прекрасные образцы старания и мастерства английского шеф-повара и его команды. Генри бегло осмотрел стол, к которому они подошли, и остался приверженцем своего так и не распробованного бурбона.  Пожалуй, сегодня он вряд ли найдет что-то достойное своего внимание на этих столах. Учитывая, насколько драгоценная матушка бережно охраняла собственное положение в обществе, и как общество любило всякие лакомства вроде уже очищенных и нанизанных на миниатюрные шпажки королевских креветок.

[indent] - Вы правы — знают. Только, смотря как эту правду преподнести. Вы, как пишущий человек ведь понимаете — точка зрения решает все. Она могла бы испытывать неловкость подле молодого любовника, но посмотрите на нее какая осанка, гордость в каждом жесте. Она словно ожила. Возможно, встретив на своем пути жигало, коим он является в некоторой степени, а может и правда судьба. Однозначно одно — ей с ним хорошо. Вот, правда, секс, не уверен, что удовлетворяет обоих. Впрочем, с современными технологиями…

[indent] Договорить ему не дали. Появившийся подле Крофта тот самый распорядитель торгов, деликатно прокашлял в кулак, привлекая внимание наследника графа, и извинившись, Генри отвлекся и от созерцания неоднозначной пары, и от Ашиля в целом. Что же, что и следовало ожидать — родители его знатно подставили. Впрочем, возможно стоило уточнить состояние здоровья у матушки. Все эти волнения по поводу нового вируса, Австралии и прочие «прелести» жизни накладывали свой отпечаток на самочувствие. С другой стороны, он никогда не боялся прийти на помощь тем, кто дал ему потрясающую базу знаний о мире, жизни и чести с достоинством.

[indent] - Ашиль, - Генри прочистил горло, прежде чем обратится к собеседнику. - Дайте мне пол часа, после которых я смею надеяться украсть вас у этого общества. Коль таково будет ваше желание. А, пока что, приношу меня простить, долг зовет. Постараюсь не долго.

[indent] Крофт искренне взглянул в глаза собеседнику, и обещал вернуться буквально через минуту, тут же растворяясь в потоке людей, которые волей опытной организаторской руки двигались в сторону импровизированной трибуны. «Буквально пару слов, лорд Крофт», лепетал едва поспевающий за ним организатор. На ходу достав телефон, Генри быстро написал смс сообщение, уточняя состояние отца и матери. Все же, он был хорошо воспитанным сыном.

- Прошу минуточку внимания, - микрофон был слишком хорошо настроен, чтобы давать помехи, и голос ведущего аукциона прошелся по залу, привлекая внимание тех, кто уже утолил первые признаки голода и утомился обсуждать приобретение. - Прошу к микрофону того, без кого этот вечер был бы невозможным.

Пойманный ледяной взгляд Крофта был причиной по которой ведущий не огласил на весь зал его статус, имя и фамилию. Большая часть собравшихся и без того его знала. Бодро шагая, Генри почувствовал вибрацию от смс сообщения и без лишних церемоний полез в карман. С родителями все хорошо, просто она улетела по делам, а отец занят гольфом. Очаровательная пара, ни дать ни взять.

[indent] - Доброго, достопочтенная публика. Ведущий бессовестно преувеличивает мои заслуги перед Австралией в этот вечер. Моя помощь была пассивной, а вот человек, который приложил все усилия для того чтобы мы сегодня здесь собрались - отсутствует. Леди Кэтрин передает всем пламенный привет. Заботы о животных увезли ее в бедствующую Австралию, если верить ее селфи от-туда, - по залу прошелся легкий смешок. Да уж, его матушка даже в свои годы не переставала быть прекрасным образцом истинной леди. Генри оставалось надеяться, что однажды он встретит человека, на которого сможет смотреть так же как отец на мать.

[indent] Генри на секунду задумался, заполняя паузу медленным глотком воды. Ему не помешало бы набросать план заранее, но он не побеспокоился о том, чтобы уточнить у родителей будут они на вечере или нет. И теперь расплачивался за беспечность. С другой стороны, он с легкостью выдавал мотивационные речи своей команде, так что повесить лапшу благодарности на уши публике он точно сможет. Обязан.

[indent] - Леди Кэтрин всю сознательную жизнь старалась защитить тех, кто лишен голоса по законам природы. Братья наши меньшие, домашние или дикие, они заслужили внимание к своей проблеме, к своему дому, к себе как к чуть более важной части экосистемы. Она всегда считала, да и считает, что в наших силах говорить за них. Помогать им. Особенно сейчас, когда Австралия задыхается в пепле, наши действия это отражения наших голосов. Уверен, будь моя матушка сейчас здесь, она бы сказала что-нибудь в стиле «мы в ответе за тех кого приручили. И кого забыли». Я же, благодарю каждого из вас, за вклад который вы внесли, за время которое вы уделили, за слова которыми обменялись. Я благодарю вас от лица тех выживших животных, которые сбившись в кучи в автомобилях и домах людей, мечтают о малом — о доме. Вы им этот дом сегодня обеспечили. И прошу вас, помните — мы в ответе не только за тех, кого любим, но и за тех, кого отрицаем. Спасибо вам еще раз за то что пришли.

[indent] Генри легко кивнул, завершая свою импровизированную речь и вернулся к гостям, по ходу движения к Ассани пожимая руку тем, с кем не успел поздороваться лично до этого, принимая поздравления с отличной речью и пожелания благ себе и родителям. Вырвавшись из круговорота тех, с кем он меньше всего хотел сейчас общаться, Крофт посмотрел в глаза своему случайному спутнику, словно размышляя над чем-то, пока не принял решение.

[indent] - Ашиль, - в третий раз за вечер он посмел обратится к этому человеку по имени, чувствуя его мягкость и остроту, и находя ее крайне интересной. - Позвольте украсть вас с этого вечера. И сопроводить куда вашей душе угодно.

[indent] В собственной же душе, он искренне надеялся, что Ассани не решит сбежать домой, под крыло не сильно надежного, если судить по неявке Хейза, который, возможно, погряз в рутине работе, не найдя для супруга времени хотя бы на тридцать минут. Не то, чтобы он его сильно осуждал. Будь Патрик здесь, не было бы этого смелого предложения. Но, пока тот не успел явиться, руша в очередной раз планы будущего графа из Гилфорда, стоило ловить удачу за хвост. По крайней мере, сопроводить Ашиля куда приятнее, чем просто сбежать с вечера, который обещал превратиться в скучнейший из фуршетов. Богачи слишком предсказуемы, да и вряд-ли они захотят обсуждать Австралию после третьей порции алкогольного напитка. Люди, к сожалению, не менялись и не собирались этого делать до тех пор пока их не настигнет беда, постучав в двери.

+1

10

[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/8/34235.gif[/icon]
- Секс или страсть, или всё вместе - это неважно. В наше время сексу предаю меньше значения, чем любви. Как говорится, в рукопожатии больше искренности, чем в рядовом половом акте, - Ашиль не может сдержать улыбку - диалог ему нравится. - Но, тем не менее, осуждение имеет место быть. Да и я готов поспорить на что угодно - у этого бедолаги-любовника есть девушка, даже невеста. Скорее всего, где-то не в Англии. И вот она терпеливо ждёт, когда он доучится, получится хорошую профессию и вернётся к ней, чтобы создать семью и родить детей. Уверен, что они созваниваются каждый вечер и говорят друг другу о любви, но он запрещает ей писать днём, ссылаясь на необходимость заниматься и строгие правила университета. Хотя нет, скорее всего, он даже имеет два мобильных телефона - для невесты и для пожилой любовницы. И вот в этом искусстве лавирования промеж двух огней действительно больше смысла и интереса, чем в сексе.
Пресловутое кулинарное мастерство английского повара и вправду может удовлетворить ожидания даже самого требовательного гурмана. Ассани провожает Крофта задумчивым взглядом, прокручивая в голове собственное "Ашиль", деловито и смело обласканное чужими губами. Не настолько они близки, чтобы переходить на подобное обращение - по крайней мере, так это выглядит в глазах местного высокого общества. В сфере шоу-бизнеса общаются по-другому, не ставят перед собой задачу держаться крайней степени вежливости, и такая простота для Ашиля намного привычнее, чем высокопарное "сэээр" или "мистер".
Он успевает взять бокал шампанского (четвёртый, кажется, за этот вечер) и холодно улыбнуться высокому мужчине с презрительно опущенными уголками рта - ещё один из партнёров Патрика, который, к величайшему сожалению Ассани, пару раз даже бывал в их загородном доме. Фамилия, вот зараза, начисто вылетела из головы, но Ашиль не утруждает себя необходимостью вспоминать её: он никогда не держит в голове информацию, которая ему неинтересна. Всё это вокруг коллеги, знакомые и друзья милого мистера Хейза, и Ассани не рвётся вступить в этот порочный круг. Что бы там не думал его замечательный во всех смыслах супруг.
К тому же Мистер Презрение отвечает на улыбку ровным счётом никак.
"Ну, и иди ты на хрен", - решает Ашиль и поворачивается к трибуне, которую занимает его новый знакомый.
На речь Ассани не обращает никакого внимания - и дураку понятно, что всё здесь совершенно традиционно и слегка попахивает нафталином. Бедные животные, ответственность сильных и богатых этого мира, благодарности за участие и надежды, надежды, надежды. Ашиль может с закрытыми глазами накидать короткий спич, удовлетворившийся законченного ханжу и привереду. Но надо отдать должное Генри - выглядит он как человек, решивший проявить самое живое участие, и интерес на его лице сложно подделать.
Ассани даже готов побиться об заклад, что мистер Крофт давно освоил виртуозное умение зевать с закрытым ртом, когда кто-то рядом с ним распаляется на очередную невыносимо скучную тему.
Но публике нравится. Ашиль внезапно ощущает странный приступ грусти - это не меланхолия и не злость. Скорее сожаление о том, что сам, по своей воле и желанию впутался в липкие сети здешнего общества. Хотя мог сейчас тусоваться где-нибудь на концертной площадке в обнимку с Лоурен, отчаянно переживая, чтобы выступление Эшли Блэк и Всадников прошло без эксцессов или Джастина не накрыло очередной волной депрессии.
Вместо этого приходится торчать здесь и наблюдать кислые мины тех, кому никакого дела до бедной Австралии нет. Да и в принципе до чего-либо другого, ведь собравшиеся готовы любить и обсуждать только себя.
Закуски, предложенные именитым поваром, кажутся сейчас не вкуснее пепла. Ашиль вздыхает и, кинув деревянную (заботимся об экологии!) шпажку в бокал с недопитой шипучкой - нет, хватит алкоголя на сегодня! - ставит его на край стола. Одиночество кусает почти так же больно, как обида на своего благоверного. Паршиво и то, что Ассани знает, как закончится эта история.
Скорее всего, они увидятся уже дома - хотя в последнее время назвать это место "домом" язык не поворачивается, ведь в квартире постоянно живёт Ашиль, а его лучшая половина так, приходит туда ночевать. Скорее всего, поругаются до крика или же, напротив, изведут друг друга гнетущим молчанием и ледяными взглядами. А наутро Ашиль получит свою порцию извинений с каким-нибудь маленьким подарком и обещание, что уж теперь всё точно пойдёт по-другому. И да, будет страстный, эмоциональный, изматывающий секс, и скорее всего следующую неделю Патрик будет вести себя как шёлковый. Возможно, они даже съездят куда-нибудь - например, в тот же Париж, и Хейз вытерпит всех многочисленных родственников Ашиля и будет мил и приветлив даже с Реми, который его на дух не переносит.
Но потом всё вернётся на круги своя. И снова будут долгие дни, вечера и даже ночи в одиночестве. И снова попытки сделать вид, что всё хорошо. И снова взаимные упрёки и обиды, иссушающие, лишающие сил и того доброго, светлого, нежного, что когда-то хранили их сердца.
Впору бы разозлиться, но Ашиль чувствует спокойствие пополам с обречённостью. Как у коров в Индии - медлительных, безмятежные, идущие вразрез со стремительным ритмом жизни. Может быть, стоит расслабиться и отпустить ситуацию? Просто пусть всё идёт как идёт, и на следующий аукцион за очередной дохлой лисой поедет Патрик. Один.
Тихо вибрирует мобильный телефон, и на экране высвечивается короткое "Еду".

- Отличная речь, мистер Крофт, - Ашиль бы поднял бокал, но его нет. Поэтому он ограничивается короткой улыбкой и вежливым хлопком в ладоши. - Вы прирождённый оратор.
Он замолкает и опускает голову, слушая предложение. Отнюдь не неожиданное - о чём-то подобном Ассани думал, - но очень уж своевременное. Вообще не в привычках Аши так кидать Патрика, тем более, что он уже отомстил необязательному супругу - и, скорее всего, та отвратительная фотография отправится в кабинет Хейза в качестве постоянного напоминания о его проколе. Но внутри Ашиля поднимается тот самый бунтарский дух, который в своё время уже позволил ему уйти, гордо кинув Патрику в лицо "Я тебя люблю, но себя я люблю больше".
И решение приходит почти мгновенно.
Телефон в кармане вновь вибрирует, но Ашиль уже не обращает на него никакого внимания. Он легко вычисляет, сколько примерно ехать от Сити до экспоцентра сейчас, в поздний вечер, когда пробки уже почти рассосались, и понимает, что в запасе есть не более четверти часа.
- Мистер Крофт... Генри, - проникновенно говорит Ашиль, подкрепляя дальнейшие слова лёгким прикосновением к чужой руке. - Мне нравится ваше предложение и я готов воспользоваться им незамедлительно. Прямо сейчас.
Не собирается он расшаркиваться перед очередным именитым засранцем, из которого титул успел сделать дорогую сволочь. И пусть Генри тоже принадлежит к этой закрытой касте, по крайней мере, он не вызывает желания плюнуть ему в лицо. А Патрик вполне может успеть на фуршет и насладиться кулинарными шедеврами приглашённого повара.
Ашиль и правда не хочет больше ждать неизвестно чего. Он видит, как к ним приближается, кокетливо покачивая высокими бёдрами, там самая девушка в платье цвета бутылочного стекла, и мягко подталкивает Крофта в сторону выхода, ловко прикрываясь спинами какого-то квартета почтенных джентльменов. Девушка наталкивается на одного из них, и мужчина тут же заводит с ней ничего не значащую беседу. Это даёт Ашилю и его спутнику небольшую фору.
- Надеюсь, ваши дела действительно на сегодня закончены, - произносит Ассани, когда зал с гостями остаётся за их спинами. - И это не банальная вежливость. Хотя я готов принять тот факт, что вы тоже захотели сбежать отсюда. Спасём друг друга вместе?
Он пожимает плечами. Вот теперь можно чуть сбавить шаг - спокойно миновать уже пустой зал, где проводился аукцион, а далее вниз, по лестнице, до самого выхода. На улицу, где уже смеркается и дует промозглый ветер.
- Минуту, прошу вас, - Ашиль останавливается, едва сделав два шага и прикрывает глаза. - Только одну минуту.
Ему хочется, чтобы ветер выбил из головы все мысли. И не осталось ничего - лишь полная пустота. Впору бы жалеть о том, что не родился глупым. Ведь дуракам живётся на свете существенно легче, чем умным людям.
- Если вы не слишком торопитесь домой, то есть одно место, куда вы можете меня отвезти. Вы ведь знаете про Шри Сваминараян? Думаю, храм в это время уже закрыт, а вот парковая зона и местный индийский ресторан нет.

+1

11

[indent] Кто бы мог подумать, что не любовь ко всем этим собрания высокородных льстецов обнаружит для самого Генри подобный бриллиант. Разумеется, обделить вниманием Ашиля значило упустить возможность насолить бывшему лучшему другу. Но, не только это привлекало в молодом мужчине будущего графа. Алишь бросал вызов окружающим с той непосредственной легкостью, на которую способны редкие люди и личности в целом. Ему были чужды их правила, лобзание пяток каждого проходящего или вышестоящего. Он смело смотрел каждому в глаза и слово говорил «попробуй сказать что-то, что мне будет не по душе». Это притягивало. Впрочем, сильные личности всегда были интересом самого Крофта. Будучи лидером по натуре, человеком собственного слова и во многом тем, кто создал себя вопреки всем обстоятельствам, имея возможность просто пожимать плоды работы отца, он не переставал совершенствовать себя из-за дня в день. Возможно, именно поэтому, он всегда стремился окружить себя умными людьми, интересными личностями. Ашиль был таковым. Не смотря на возраст.

[indent] Генри вообще достаточно давно устал смотреть в паспорта тем с кем общаться. Он встречал прекрасных философов двадцати лет от роду, и идиотов высшей пробы находящихся в глубокой старости. Он видел разных и всегда делал выбор в пользу внутреннего возраста, никак не официального. Улыбнувшись теперь своему нечаянному и такому важному спутнику, Крофт ловко лавируя среди гостей жаждущих передать привет Катерине, протиснулся среди остальных, вынырнув и облегченно втянув в легкие ночной воздух Лондона. Пожалуй, прохлада гуляющая по парковке приятно холодила разгоряченный разум, позволяла остыть, не сделать поспешных движений, не принять неправильных решений. С этим молодым человеком нужно было взвешивать каждый шаг, потому что утратить то хрупкое доверие, которое между ними выстроилось ничего не стоило. Да и пока не появился Хейз нужно пользоваться моментом.

[indent] Он кивнул спутнику и отошел на два шага, ловля взглядом собственного водителя. Пожалуй, тому придется сегодня проехаться до гаража самостоятельно. Джим вопросительно выгибает бровь, смотря на начальника поверх купленной еще утром газеты и ловя кивок передает номерок подоспевшему швейцару, который с расторопностью ракеты подгоняет к подъездной дорожки прекрасный спортивный автомобиль немецкого производства. Audi сияет свежей полиролью, а салон пропитан запахом дерева и кожи. Генри слишком любит свои машины, чтобы позволять в них кому-то курить, так что табак в нем даже не ощущается.

[indent] - Не тороплю.

[indent] Бросает он принимая брелок с ключом, кладя в ладонь парня купюру покрупнее в знак благодарности за работу. Чаевые для этих ребят многое, порой благодаря им одним они и остаются верны своим принципам, не шарят по отделению для перчаток и не ищут мелочь под сидением. Генри ценит каждого работника, и каждую работу честную уважает, готовый платить за это. Поэтому, благодарит кивком, желает хорошего и удачного вечера и занимает кресло водителя, с удовольствием проводя пальцами по рулю. Он соскучился по своей малышке. Машина, которая слишком редко выгуливалась из-за статуса. На такие мероприятия принято приезжать с водителем, на представительских автомобилях, словно то что под капотом или на носу автомобиля, может сказать о человеке больше, чем его чековая книжка или имя. Но, правила, которым он обязан следовать будучи наследником своей фамилии, единственным младшим представителем Крофтов, которых не наделили больше детьми, а брать из детдома казалось едва-ли не кощунством и насмешкой над всеми.

[indent] - Знаете, один мой друг любил говорить «святые деньги молитесь за нас», и в чем-то он был прав. Если настоять, храм могут и открыть. Но, хотим ли мы мешать индийским богам в их отходе ко сну. Вот в чем вопрос.

[indent] Генри подмигивает лукаво, легко, игриво своему спутнику, ждет когда тот займет кресло рядом, пристегнет ремень безопасности и бросает взгляд в зеркало заднего вида. Путь свободен, так что втопив педаль газа в пол он срывается с характерным для спорткара визгом шин по идеально выглаженному асфальту дороги, ныряя моментально в почти уже ночной поток Лондонского движения.

[indent] - Индуистский Храм Шри Сваминараян Мандир.

[indent] Мягкий голос Генри легко командует техникой в машине, и ему через три секунды вторит мелодичный женский голос почти игривым «маршрут построен». Они на светофоре, пешеходный зеленый заставил их встать, а рисковать собой и Ассани ради мальчишеского желания выпендрится ему совершенно не хочется. Подумав, он указательным пальцем зацепляет узел галстука, тянет его, вопреки правилам, до самого низа, высвобождая конец «удавки» и стягивает с шеи, отбросив куда-то назад. Приехав домой, он обязательно найдет его в идеальной чистоте автосалона, разглядит в руках и уберет в корзину для белья, куда отправит потом и рубашку с костюмом. Но, пока что хочется свободы от правил, установок и скучного «надо» и «правильно».

[indent] - Необычный выбор для ужина, Ашиль.

[indent] Он плавно трогает машину с места, не обращая внимание ни на что особенно, просто следует за голосом навигатора, за своим чутьем, не нарушая особо режим движения по городу. Это выехав за черту Лондона можно сорвать машину в полет, а в городе слишком много правил, слишком много камер чтобы потом расплачиваться за штрафы и слушать спокойное отцовское «Генри, ты как ребенок». Даже в тридцать семь он продолжает порой прислушиваться к отцу, уважая его жизненный опыт. Но, это не тот случай. Не то место, не та ситуация.

[indent] - Не знаю, насколько уместно, но мне жаль, что ваш супруг так и не принял участие в аукционе. Бросать вас одного слишком жестокое явление, тем более среди тех, кто готов растерзать каждого неугодного им.

[indent] Генри аккуратно смотрит краем глаза на Ассани, на пробу ступая  по слишком тонкому льду чужих взаимоотношений. Осуждать кого-то в них? Ни в коем случае, в конечном итоге, и Ашиль и Патрик слишком взрослые чтобы понимать на что шли. Просить пояснения? Зачем? Он увидел достаточно, чтобы в случае, если Хейз решит предъявить ему что-то за увезенного с вечера супруга, Крофт мог оперировать нужными фактами. Да и что тот может сказать? Заподозрить Генри в грязной игре и желании использовать его супруга против него? Тут и стараться не надо, Ашиль едва не сам готов высказать все. Возможно, конечно же, ему это все кажется, потому что хочется так думать, мыслить, видеть в чужих глазах отголоски собственных огней Помпеи, а возможно, просто что-то в этих глазах мелькнуло такое … Отчаянное, с привкусом горечи одиночества. Крофт еще не понял. Но, упускать подобный шанс не собирался.

[indent] - Скажите, Ашиль, - на следующем пойманном красном, он наконец-то расстегивает верхнюю пуговицу на рубашке, заметно облегченно вздыхает. Дышать однозначно проще. А в салоне вместе с теплом от кондиционера и легким ароматом освежителя воздуха гуляет и запах чужого мужчины. Чужого по статусу, по времени, по месту. Имеет ли Генри вообще право спрашивать о чем-то подобном? Он решит по реакции извиняться или нет. - Если бы была возможность, вы не хотели бы писать нечто подобное про секс в наших, британских, сми? Думаю, этому обществу не помешала бы встряска подобными словами и чужим, острым взглядом. Да и современное общество, поверьте, во многом разделяет ваше мнение. Это законсервированные старики все еще считают, что на дворе не 2020 год, а как минимум 1920. И нет, это не значит, что я не люблю Ее Королевское величество Елизавету II, - он добавляет с улыбкой, - Это значит, я немного устал от консерватизма этого общества. А вы свежая кровь, не запятнаны правилами и устоями, моральными принципами чистоты нравов старушки Британии.

+1

12

Soundtrack

После пропитанного холодом и сыростью лондонского воздуха комфортабельный салон дорогого авто кажется почти уютным. Ашиль зябко поводит плечами, но умная система быстро прогревает Audi до нужной температуры, и он расслабляется. Вкусно пахнет чем-то свежим - не пошлой ванилью или клубникой, или что там ещё так любят производители освежителей воздуха - и новым автомобилем. Это запах дороговизны. Запах комфорта, который можно купить только за очень большие деньги.
- Отличная машина, - одобрительно замечает Ашиль.
Да, он тоже предпочитает Audi. В Чикаго Ассани ездил на выпендрёжной алой как кровь - что поделать, возраст и желание быть ярким и заметным! - подаренной старшим братом. Он чертовски любит эту машину но перед переездом в Лондон пришлось продать её. Новым автомобилем Ашиль пока не обзавёлся, да и Патрик отчего-то был против. Милый мистер Хейз тоже ценит дорогие авто и держит в своей персональной коллекции не меньше десятка таковых, однако своему партнёру предпочитает обеспечить персонального водителя, не более того.
Очень жаль. Ашиль любит... любил самостоятельно садиться за руль.
Наверное, он даже слегка разочарован тем, что Генри ведёт аккуратно. Под капотом авто лошадей двести, не меньше, но благоразумие твердит о том, что в городе нужно быть предельно осторожным. Закончить вечер объяснениями с "бобби" не хочется.
- Скажите, Генри, а вы тоже считаете, что всё в мире можно решить с помощью денег? - спокойно парирует Ашиль. В его вопросе нет подвоха. А может, и есть. В конце концов, его все окружали именно такие мужчины, утверждающие, что всё покупается и продаётся. Даже его отец, такой невероятно умный и проницательный, лучший из лучших, предпочитает давить деньгами. Чего уж говорить о Патрике, который играючи перекупает контракты у конкурентов, не особо задумываясь о моральной стороне вопроса.
Вероятно, пора заканчивать сравнивать Генри и Патрика, решает Ашиль. Но дело совсем не в Генри, Ассани просто упускает момент, когда начал сопоставлять всех мужчин с холодными глазами со своим партнером. Так странно, ведь раньше их просто не существовало в его картине мира. Что же изменилось до сих пор?
Ответ на этот вопрос Ашиль пытается уловить в тусклом блеске бриллианта своего обручального кольца. Чёрт возьми, даже оно не нравится ему! Это снова был выбор Патрика - всегда Патрика, только Патрика, его стальной воли, которая сковывает собой, не даёт не то что дёрнуться в сторону, но и просто вздохнуть полной грудь. Ашиль же терпит. Терпит все пять лет знакомства с ним. Но ради чего?
Ради того, чтобы сбежать сегодняшним вечером с человеком, о которым не знает совершенно ни-че-го.
- Я ценю интересные места, - он выныривает из вязкого омута собственных мыслей с улыбкой. - К тому же вы не отреагировали ровным счётом никак на мою рекомендацию попробовать мясное марроканское блюдо. И я подумал, что индийская кухня, которая включает в себя в большей степени овощи и рис, покажется вам более примечательной. Простая дедукция. Я ведь прав?
Он не спрашивает. Утверждает. За годы работы в L_Music Ашиль научился видеть больше, чем позволяют окружающие его люди. Научился с полувзгляда понимать, какую марку минералки нужно поставить на стол по время пресс-конференции и какая температура должна быть в гримерке перед концертом Эшли и её Всадников Апокалипсиса, чтобы они не вспылили.
Он ведь умеет так много... но на что тратит свой талант? На поддержание вежливых разговоров с представителями давно вымирающей английской аристократии? На улыбки партнёрам Патрика-Мать-Его-Хейза? На понимание, когда лучше промолчать и уйти, а когда нужно срочно вступить в разговор, чтобы спасти задницу своего мужа?
- Вы с ним знакомы? - прямо спрашивает Ашиль. Хотя вопрос, вероятно, глупый. Мало кто в обществе не знает, кто такой Патрик Хейз. Конечно, у него нет титула и, более того, он, почти-коренной-ирландец, не гонится за ним. Но признание можно получить и с помощью денег. По меркам местного обнищавшего аристократического общества Патрик сказочно богат. - Вероятно, он занят работой. Я не могу его винить.
Он чувствует раздражение за то, что вынужден оправдываться. Оно не направлено по отношению к Генри, нет. Скорее к Патрику, который так и мне удосужился пройти через весь ад благотворительного вечера рука об руку с Ашилем. И ведь не в первый раз - словно ввёл уже чуждого местным традициям Ассани в светское общество, а сам ретировался, прикрываясь вечной работой. Словно них двоих легче воспринимать чужое мнение именно Ашилю.
Это очень... подло.
Ашиль отворачивается, флегматично наблюдая за тем, как в окне мелькают огни зимнего Лондона. Он ведь мог быть сейчас в Париже. В сотый, наверное, раз, гулять по улицам этого города, пить красное сухое и наслаждаться родной речью. Наверное, по прошествии времени Ассани стал чертовски сентиментален - раньше ещё никогда так не тянуло на родину.
Вся проблема в том, что здесь, в Лондоне, он чувствует себя чужим. Все его родные, не считая старшего брата, остались в Париже, а друзья в Чикаго.
- Генри, вы спрашиваете из вежливости или хотите мне что-то предложить? - он поворачивает голову, награждая своего визави долгим, слегка задумчивым взглядом. - Вы точно уверены, что это кому-то нужно? Я ведь не пытаюсь сделать революцию. Я просто и не амбициозно спасаю от скуки самого себя. Не могу быть уверенным в том, что с лёгкостью сотворю это в отношении других.
Получается горько - плевать. Сейчас Ашиль имеет возможность рассмотреть Генри. Без галстука он выглядит совсем не так, как те сволочи с благотворительного вечера. Почему-то легко представить его не только в дорогом костюме, но и в обычных джинсах и футболке с какой-нибудь кричащей надписью. Хотя горделивый наклон головы точно никуда не деть. Это нечто породистое, присущее только человеку с чистой британской кровью.
Интересно, что можно написать о сексуальных предпочтения Генри Крофта?
- Остановите здесь, - просит Ашиль, когда в поле зрения попадает белоснежное строение храма. - Да, именно. Спасибо.
Audi замирает на пустынной парковке. По правую руку стоит индуистский храм - сейчас его ворота закрыты (чёртчёртчёрт), по левую - одноэтажное здание ресторана, украшенное ничем не примечательной вывеской. Ашиль обедал тут два или три раза в той, прошлой жизни, когда ещё было одиночество, была работа.
Хотя первое так никуда и не делось.
Кажется, их ждёт одиночество. Ресторан открыт круглосуточно, но сейчас, судя по пустоте зала в больших окнах, здесь никого нет. За исключением персонала, разумеется.
- Как много аристократов любят индийскую кухню? - Ашиль усмехается, прежде чем выйти на морозный воздух.
Ему холодно. Тонкая рубашка и приталенный пиджак совсем не предназначены для прогулок по ночному зимнему Лондону.
Зато в просторном зале ресторана тепло и вкусно пахнет специями. Миловидная девушка в традиционном индийском сари проводит Ашиля и его спутника к столику у окна, из которого открывается потрясающий вид на внутренний двор храма. Ассани берет тяжелое меню, не обращая внимания на вибрацию смартфона в своём кармане. По всей видимости, его дражайший супруг уже добрался до аукциона и негодует, будучи не в силах отыскать свою лучшую половину.
Девушка возвращается, чтобы взять заказ. Ашиль, не глядя, тыкает в первое попавшееся блюдо и переводит взгляд на Генри.
- Почему вы так не любите светское общество? - спрашивает он, когда девушка уходит. - Вы ведь часть его, Генри. Важная часть. Я видел, как они смотрели на вас, как слушали каждое ваше слово. Они уважают вас. А вы их нет. Какой парадокс.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/8/34235.gif[/icon]

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » S.O.S!


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно