LaurenAliceEvangeline
AndreiDara
Artik & Asti
Миллениум

от Элис для Адриана
Сэм держит Мартина Надо отсюда выбраться, может толкнуть его на охранника, схватить папку и убежать? Но Мартин, не желает спокойно стоять, еще немного, и он выкрутится, и тогда Сэм уже ничего не сможет сделать. Неожиданно, в данной ситуации и для себя самого, Сэм слышит голос, очень знакомый голос. Оуэн? После недавнего погружения в прошлое, голос Джеймса снова звучит ободряюще, словно голос старого друга. Сэм улыбается и поворачивается, хочет поприветствовать его и пошутить, что тот умеет выбирать моменты для своего появления.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ЧЕЛЛЕНДЖ #7
ЗОЖ-ный
ВЕСЕННЯЯ
ЛОТЕРЕЯ
ИТОГИ ОТ
17.05

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Дороги сплелись в тугой клубок влюбленных змей...


Дороги сплелись в тугой клубок влюбленных змей...

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Дороги сплелись в тугой клубок влюбленных змей...
https://i.imgur.com/oLbQp4R.jpg
Психея, Лайнар Эль'Кериллам
Темный, мрачный мир, озаренный светом двух Лун - Красного Марка и голубой Гладриэль. В тусклом свете, едва проникающем через густые кроны деревьев, в глухом болоте, среди которого зияет раной гладь голубого озера, встретились они... И понеслась...

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]

+2

2

- Ой катись клубоооооочеееееек, Покажи дорооооогууууу - Лай гордо шествовал по лесу, горланя во все горло и часто отхлебывая из уже порядком опустевшей фляжки. - Я не твой сыноооооочеееееек, Не прошу подмоооооогууууу. - Пел он плохо, фальшиво и так громко, что бедные птицына деревьях затыкались, разлетались и прятались, только бы не стать объектом сей звуковой атаки. - Я свою зазнооообуууу, Поласкааааал немногоо. - дроу остановился, тяжко опершись на меч. - Я ж не знал, я ж не ведал, что она боронская женаааа
Перед глазами стояла недавняя картина. Сегодня утром дорога завела сына великой матери в человеческое поселение. Местные жители к подземному темному народу относились настороженно, но, как позже выяснилось, среди людей дроу слыли великими врачевателями. Староста слезно просил Лая помочь его дочери. Пожав плечами, ему ж не сложно, воин вошел в старую хибарку и... Вот тут-то и произошел взрыв шаблона. Врачеватель не равнозначен бабке-повитухе. Через час родов он попросил девушку не орать так сильно, потому что ему тоже страшно. Еще через час потребовал спиртяры, а когда человеческая личинка таки явилась в подлунный мир, храбрый воин готов был рыдать от страха и счастья, что все закончилось. Кажется, он обрадовался даже больше самой новоиспеченной матери. Бледный, не смотря на цвет кожи, Лай, пошатываясь вышел их хижины, потом из деревни и глушил гномий спирт вот уже почти четверть суток.
- От жеж... Богиня, позволь мне забыться, молю!
Он споткнулся о корень дерева, едва не навернувшись в сырую лесную подстилку. Прижавшись спиной к грубой древесной коре, Лайнар отпил еще маленький глоточек и прикрыл глаза

***
- И что она сказала? - призрак убитого им некогда эльфа сидел на шкафу и болтал ногами. Фил стал его личным наказанием,  духом преследователем, который должен терроризировать Лая до скончания веков либо до того момента, когда он искупит свой грех.
Однако работу свою призрак выполнял из рук вон плохо. Цепями не звенел, по ночам не стонал. Разве что издевательски ржал над младшим сыном Паучьей королевы, стоило тому облажаться хоть в малехонькой степени.
- Что пришло мое время добывать лунный артефакт. Ну и на кой он ей, спрашивается? Вон, целая сокровищница этого дерьма. Глаз Гладриэль, охотничий рог Марка, Лунное колье темной стороны...
Лайнар устало уселся на табурет, выкладывая меч перед собой на столешницу. Он не хотел никуда идти. У него была гора обязанностей в подземном городе, которые, он уверен, обрастут хвостами недоделок на многие месяцы кропотливой работы вперед. Лай придерживался принципа "Сделай быстро и чтобы не переделывать, а потом отдыхай".
- Мы едем в отпуск, мы едем в отпуск, - Фил заерзал на шкафу. - Что брать? Теплые вещи? Летние?
- Ты не едешь! - отрезал дроу. - Только тебя мне там не хватало.
- Как это? Я ж твой дух-мучитель. В моем контракте прописано все четко. Следовать за тобой до скончания веков и изводить.
- А вот так! - Лай набросил на духа магическую цепь, защелкивая замок на ножке стола. - Давно так надо было сделать.

***
Предзакатное солнце нежно припекало в белую макушку пьяного в драбадан воина. Тем фактом, что темный эльф наконец заткнулся местная живность была несказанно обрадована. Там-сям потихоньку выглядывали несмело певчие пташки, лес оживал веселыми трелями, заставляя бедного, измученного эльфа щуриться от разгорающейся головной боли.
Фляжка опустела примерно в тот момент, когда он шагнул в более тенистый сосняк, который быстро сменялся мшистым болотом. Почва под ногами все еще оставалась твердой, от чего Лай не падал после каждого шага мордой в мягкий нагретый мох. Однако, казалось, с каждым шагом идти становилось все сложнее. Постепенно под подошвами стал раздаваться противный чавкающий звук воды. Сей неприятный факт заставил дроу пересмотреть траекторию своего движения. Теперь он старался ступать по возвышающимся среди мшары кочкам. Они выглядели довольно плотными и безопасными. Не то, чтобы Лай боялся подохнуть в этом чертовом болоте. Кается, после сегодняшнего он уже вообще ничего не боялся. Хотя нет. Был еще гнев Великой паучьей королевы.
Тот самый лунный трезубец, который он должен был достать, находился, как выяснилось, на другом конце континента. И забрать его можно только в определенную фазу Гладриэль, когда они с Марком максимально сближаются на небесном своде. В общем или через три дня или... через три лунных цикла.
Икнув, Лайнар осмотрел простирающееся перед ним болото.
- О Богиня, да за что же мне все это?
Всю свою жизнь дроу был воином. Воином внутри города. Единственный раз, когда он покидал поселение, был поход на город лесных эльфов пятьдесят лет назад. Он длился почти целый цикл и Лай тогда чуть не сдох под чертовым солнцем. Глаза болели, тело рассыпалось. Слишком светло. Слишком много воздуха.
Сплюнув горькую слюну, дроу посмотрел вдаль, различая в сумерках блеск водяной глади. Вода... Наконец чистая вода.
Не смотря на то, что плескавшийся в организме гномий спирт заставлял эльфа пошатываться, он довольно лихо заскакал по кочкам, приближаясь к зеркалу лесного озера. От гладкой поверхности разлетались красноватые блики закатного солнца, прозрачная вода манила окунуть в себя хотя бы руки. Присев на корточки на пологом песчаном берегу, Лай с наслаждением набрал целую пригоршню ледяной воды и плеснул в лицо. Опсливо оглядевшись (выработанная годами привычка - ждать нападения), он сбросил свой походный ранец, расстегнул кожаный жилет и подкальчужник, обнажая шею и, став на колени, с наслаждением погрузил голову в чистую воду.
Резкий всплеск. Лайнар выпрямился так резко, что в глазах помутилось. Сохраняя напряженность, он протянул руку к мечу.
И увидел ее. Тонкий силуэт в прозрачной толще. Волосы волнами плыли вслед за ней, создавая подобие ареола. И тонкая нежная кожа.
Лай открыл рот, того и гляди слюна потечет и протянул руку в пространство перед собой.
О, Богиня....
[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]

Отредактировано Alice Vladov (18 Авг 2020 22:58:51)

+1

3

[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]Она очень любила свое озеро. Всей душою. Оно находилось глубоко в лесу, подальше от чужих глаз. Сюда редко заходили чьи-то любопытные ноги... Разве что иногда люди блуждали слишком долго по лесу и набредали на одинокое озерцо среди болотистой местности. Жажда манила их сюда.. Но чем топче становилось болото, чем выше поднималась вода, тем меньше появлялось желающих прогуляться до маленького озерца и каскадных скал, поросших плющом. А вскоре все и вовсе позабыли про это место. Слишком уж нелогично было бы идти дальше и глубже в болото... Нормальный человек просто повернёт обратно, ищу дорогу посуше.
Последнее время люди становились умнее, так что Психея уже не видела никого множество циклов. До сегодняшнего дня...
Утро её начиналось так же, как и всегда: она просыпалась, сползая с нагретых камней из-под мягких зановесей плюща, выплывая под лучи горячего солнца, что лентами и пятнами то тут, то там ложились на спокойную водную гладь кристально чистых вод, поросших ближе к противоположному берегу раскидистыми листьями кувшинок. Она проверяла все свои сокровища и то, как поживает её славный мир. Птицы пели, жужжали мошки, где-то аккуратно ступали по мху олени. Далее она приступала к завтраку. Рыбы в её озере было весьма не мало. 
- Ты уже открыла свои очи, Психея? - проклокотало откуда-то сверху. Хозяйка озера проследила взглядом за тенью, накрывшей её голову, пока её обладатель плюхнулся в воду и всплыл, встряхивая чёрной головою. - Я не опоздал?
- Не опоздал! - тактично подтвердила русалка, кинув баклану голову рыбы и принимаясь манерно откусывать от своего завтрака куски, словно бы была царской особой - Где ты летал?
- О, не так уж далеко... Посмотрел что твориться в округе и нет ли каких самоубийц, жаждающих нас посетить.
- И как же там?
- Да вроде нет...
Русалка выдохнула немного спокойнее, отгрызая от рыбы хвост:
- Это прекрасно! Я после последнего утопленника никак отойти не могу. Тоже мне нашли развлечение тут тонуть... Оттащишь его, а он всё равно воняет.
- Это уж точно. Но ты не переживай. Если кто тут и бродит, то с весьма радостным настроем.
- А кто-то бродит?
Баклан встряхнул черной головою, сделав задумчивый круг по воде вдоль кувшинок, а после ответил:
- Да ходят тут где-то подальше... милях в тридцати примерно... всякие. Ржут как кони, песни распевают.
- И много их?
- Да как бы не четверо... Но ходят по одному. Странные...
***
Она следила за своим озером исправно: пустые створки раковин были сложены на дне и по краю берега аккуратными камушками. Она выстилала ими землю так, чтобы указывать зверям, где лучше ступать для того, чтобы подойти к водопою. Она наблюдала за тем, как строят гнезда птицы, подавая иногда им ветки или кусочек глины. Она расчищала дно там, где ей нужно было больше простора: нельзя было дать озеру совсем затянуться водорослями.
К вечеру, когда волосы её были причесаны, хвост очищен от старых чешуек, а все неотложные дела по благоустройству окружающей фауны и флоры сделаны, Психея мягко опустилась на песчаное дно, рассматривая сквозь толщу воды блеск солнца. Всё шло своим чередом...
***
Она даже успела задремать в прохладе, куда не доставало закатное солнце, когда послышался шумный всплеск, а стайки рыб пронеслись над нею тучей, заслонив розовые лучи, играющие на воде. Психея встрепенулась, проведя хвостом по песчаному дну, вздымая облачко, и поднялась на поверхность, уставившись на тело, торчащее и воды. Только тело, чья голова была опущена в воду.
- Опять самоубийцы? - возмущенно поинтересовался баклан, шлепнув крыльями по воде, пока русалка с интересом вытягивала тонкую шею, рассматривая лезвие меча, лежащего рядом на её аккуратной "мостовой" из ракушек и цветов, на одежду незнакомца.
Тот поднял голову, и Психея нырнула обратно под воду, скрываясь за кувшинками и даже подняв один из листиков, прикрыв им лицо. Чёрные волны её волос опутывали тело под водою, пока пристальный янтарный взгляд изучал незнакомца сквозь тонкий слой воды. А между тем незнакомец со странным цветом кожи и острыми ушами, явно выдающими в нём жителя подземного.
"Дроу... Что здесь делает темный эльф?"
Наглец ещё и руку потянул в её сторону. Вряд ли бы достал конечно, но на всякий случай Психея немного отплыла подальше, держа лист кувшинки в тонких пальцах и наблюдая за тем, как наклоняется вперед сильнее дроу. Это было странно... Ведь никакой магии своей она не использовала и не зазывала его пением.

Отредактировано Carl Rashvold (19 Авг 2020 05:16:33)

+1

4

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]
***
- Хэй, братец, не зевай! - Лай пропустил прямой в челюсть, а Эноэль зашлась веселым хохотом.
- Так тебе и надо, упырь, - Фил задорно потер ладони, - а теперь пырни его вон той острой штукой!
Тренировочный бой с наследницей подземного города Лайнар благополучно продул. Собственно, ничего удивительного в этом не было. Эноэль по праву считалась лучшим воином клана и, после смерти их матери, должна была занять трон. Хотя, когда еще та смерть будет.
- Да что с тобой сегодня, Лай? - брови эльфийки сурово сошлись на переносице.
Фил, патетично прижав ладони к призрачной груди, тяжко вздохнул.
- Его призвала великая мать, определив, что рвать ему свою задницу в походах далеких за лунным трезубцем.
Эноэль присвистнула.
- Посох рыбьего короля? Сурово.
- Ты вообще представляешь где это? Это  ж полмира протоптать. и... По поверхности. Я изучил. Ни единого туннеля. Даже кобольдовых ходов нет. Дьявольское солнце.
Лай со злостью бросил меч на твердое покрытие тренировочного зала и выскочил в освещенную синеватыми грибами галерею прохода.
- И меня с собой не берет, - грустно вздохнул призрак, а эльфийка только покачала головой.

***

В глубине, между огромных листов кувшинок и лилий снова показалось красивое, невероятно соблазнительное тело. Надо же, а ведь после того, что происходило утром, он был уверен, что не сможет смотреть на женщин минимум до весны. На него накатила волна тошноты, заставляя зажать рот ладонью. Извлекаемое из чрева матери дитя, орущее, покрытое слизью и кровью. И вот это вот всякое, что он там видел... Чтоооо он видел. Немножко хотелось исповедоваться и умереть.
Сделав несколько глубоких вдохов, Лайнар долго выдохнул, распространяя вокруг себя облако перегара и, чувствуя себя слегка тронутым, проговорил в пустоту:
- Кто ты? - голос был мягким. Обычно женщинам нравился такой голос. Лай сбросил сапоги, подвернул до колена штаны и медленно шагнул в прогретую у берега за день воду. - Я не обижу тебя, - заговорил он снова "Но это не точно," - промелькнула мысль, когда перед мысленным взором встала привлекательнейшая картина мелькнувшей среди зелени женской груди.
А почему он не подумал, что это труп? Ведь мысль была бы вполне логичной. Далекое озеро,болото. Пошла такая вот крестьяночка в лес за грибами-ягодами, да и утопла. Ну не... Выглядело это создание очень живым.
Лай снова присел на корточки, уложив стальную полоску меча на колени и провой рукой проведя по зеркальной поверхности. Легкие круги создали едва ощутимую рябь.
- Я с женой бароооонааааа Полежал немногоооо - тихонько запел Лайнар, сглатывая слюну и даже не подумав отвести глаза от великолепной фигурки под прозрачным покрывалом прохладного озера. - За сараем в лебеде, руку приложил в ее .... АААААА
Дроу резко вырвал руку из воды. На среднем пальце, яростно раскачиваясь на обрывке кожи, висел огромный озерный рак. Жирная клешня отхватила кусочек мягких тканей, а эльфу оставалось только неистово трясти рукой, пытаясь сбросить страшное животное и при этом, желательно, остаться все так же пятипалым.
- Демоны и вся преисподняя со слугами ее. Пусти, тупое животное!
Наконец неудавшаяся закуска под пиво отцепилась и плюхнулась обратно в воду. Лай скептически осмотрел пульсирующую противной болью рану. Это ж надо какой позор. В него втыкали болты и стрелы, его резали кинжалом и мечом. Остался даже шрам от ятагана. А тупой озерный рак прям вывел из равновесия.
Пытаясь отрешиться от пульсирующей боли, воин снова всмотрелся в озерную гладь. Он присел, подхватил клинок в ножнах и, придерживая одной рукой за рукоять, второй снял кожанный чехол. В закатном свете блеснуло лезвие темной закаленной стали.

Отредактировано Alice Vladov (19 Авг 2020 08:29:59)

+2

5

[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]Она наблюдала за ним пристально, хмурясь. Эльф вел себя очень странно. Сначало встал, пошатываясь и явно чувствуя себя не хорошо, а после снял свои вонючие сапоги, чей запах доносился и до неё, опуская ноги в прохладу средь лилий. Напряжённо она следила за его движениями, за тем, как дроу аккуратно тянет пальцами под водою. Психея не была столь наивна, чтобы не понимать какого черта творить этот охальник. Она лишь не понимала от чего его интерес был таким сильным, если она ещё и рта не успела открыть, а уж тем более вложить чар в каждое движение.
Поэтому недоуменая хмурость и строгость кинула тень на её лицо, когда она подняла голову над водной гладью, чтобы осмотреть наглого незнакомца, что полоскал свои ножищи в её прозрачных водах.
Раздавшийся крик дроу заставил её отпрянуть назад, плотнее подобрав под себя хвост. Чего он орал так, словно ему руку откусывали...
Собственно это было частичной правдой. Огромный старый рак крепко держался за ухваченный палец и добычу свою отпускать не собирался. Потому что Вальдемар никогда не отступал! Вальдемар всегда верил в себя и свои возможности, даже когда добыча была до смехотворного его крупнее.
Наблюдая это неравное (потому что Вальдемар - серьезный противник) заведомо сражение, русалка вдруг всплеснул а руками, прикрыв рот, а после раздалась заливистым, журчащим, как ручьи каскадов, смехов. Эльф выглядел до того презабавно, что на какое-то время Психея даже позабыла, что он чужак... И что он дроу. А от них можно было ждать всего, что угодно...
В подтверждение этого исконного правила о их дурном, взрывном характере, в свете закатных лучшей блеснула сталь, бросив на лицо русалки зайчика.
И красивое лицо её вдруг изменилось, исказившись. Острые хищные зубы оскалелись, а когти почернели, нагоняя яд к сереющем конечностям. Психея шлёпнула шикарным своим хвостом по воде, обдавая эльфа с ног до головы водою и угрожающе зашипела снова:
- Что тебе здесь нужно, дитя паучьей королевы? Ты ищешь крови?

Отредактировано Carl Rashvold (19 Авг 2020 11:54:50)

+1

6

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]
***
- Записываем, молодые люди. Существа водные, подводные и земноводные. - Профессор деловито обвел взглядом гостку вояк, которых заставили постигать гранит науки из-под палки.
- Земноводные, - хохотнул Лай, - лягушки, чтоль?
- Лягушки. Хм... - его брат Курт нахмурился, старательно выводя на куске пергамента слово. - Ездовые лягушки. Они поди лучше наших ящеров-мезодонтов будут. Вместо галопа широченные прыжки. - Он попытался изобразить пантомимное действо, вызвав только новый приступ гогота у соседей.
Профессор строго взглянул на своих подопечных. Бывший воин, ныне заведующий библиотекой и взявший на себя труд научного просвещения молоди, бравым шагом подлетел к принцам и без предупреждения пробил обоим правой в челюсть.
- Говорливые? Заткнем. Пишем. Пункт первый. Самый распространенный вид - русалки. Сверху баба, - он провел ладонью на уровне пупка, - снизу - рыба.
Аудитория примолкла. И разразилась хохотом.
- Ну да, ну да. Пошел я нахер, - профессор покачал головой, извлекая из-под кафедры арбалет. - А ну заткнулись все. Виды русалок...
Ну кто ж его слушал-то. Все уже очень наглядно представляли.

***
Шум плеска и в лицо дроу ударила тяжелая волна воды, заставив отшатнуться. Ткань походной одежки тут же промокла насквозь, босые ноги поскользнулись на скользких ракушках, выстилающих пологий сход и воин, сдавленно икнув, повалился задницей в мелкий прибрежный шельф.
Матерясь, благо не вслух, при дамах не принято, он вогнал лезвие меча в грунт, используя оружие как опору, чтобы подняться. Мужчинам-дроу с молодых ногтей прививали почтение к женщине. Великая мать хитрее, мудрее, надежнее. Задачей сильного пола было защищать своих женщин любой ценой, беречь их, хранить, проливать кровь врагов к их ногам, а вот всякая политика... Этим их разум не загружали.
Вскинув взгляд, Лай обомлел.
- О, Богиня...
"Сверху баба, снизу - рыба." Собственно, это все его познания о водяном народе. Он даже не мог вспомнить, как именно называется это существо. Но, великая мать, как же она была красива. Нет, скрытая рядью воды, поволокой легких волн, она была словно спрятанной и недоступной. А теперь. Злые глаза, словно из пустых глазниц, смотрели на него. Кожа казалась болезненно-серой, хотя ему ли об этом судить. И руки.
- Дамочка, Вам бы ногти подстричь. Жутковато как-то.
Что он несет. На всякий случай дроу сделал два шага назад, выходя на берег. Рукоять меча привычно легла в широкую ладонь, однако клинка снова поднимать Лай не стал. Девушка была безоружна и... голая. Сглотнув, темный эльф закрыл глаза свободной рукой и отвернулся. Если бы кожа дроу была способна краснеть, он залился бы краской. Но природа таким качеством их не наградила.
Одно дело наблюдать красавицу под прозрачной пленкой воды и совсем другое вот так... Да еще такую воинственную.
- Я с миром пришел С миром. Прикройся ради Богини. Срамота какая. Листиком там хотя бы.

+1

7

Интересно, это он её всё время называл Богиней или всё же так он выражал свои эмоции, коих было предостаточно. Одно только его падение весьма её удивило. Обычно войны, что стремились напасть держались на ногах гораздо лучше... Вот к примеру пару лет назад один очень настойчивый рыцарь приходил сюда за чешуёю русалки, которая по его мнению мужскую силу должна была увеличить. На ногах он конечно держался хорошо. Но плавал, увы, стилем ядра.
Психея даже на ногти свои взглянула, словно первый раз их увидела, и руку под воду спрятала, разобижено фыркнув и шлепнув перьями хвостового плавника по воде снова. Меч он более не поднимал, так что можно было немного расслабиться, насколько вообще конечно можно расслабиться рядом с чужаком, внезапно вторгнувшимся в ваши владения не весть для чего.
Поведение дроу продолжало удивлять. Мало того, что он так и не напал на неё с криками "умри нечистая сила" (что было в корне не правильным подходом как к основам бестиария, так и в принципе к знакомству), так он ещё и отвернулся, закрыв глаза, что вообще поставило русалку в полнейший ступор. Обычно мужчины от неё не отворачивались
- Он мне одеться предлагает? - спросила она шепотом аккуратно баклана, что неторопливо подплыл ближе, скептично изучая спину странного эльфа.
- По всей видимости так оно и есть. Подземный дикий народ, что с ним взять...
Она задумчиво постучала по губам тонким пальцем, рассматривая с ног до головы стоящего теперь спиною к ней дроу. Она могла рассматривать только его плечи, предплечья, обтянутые мокрой рубашкой, что теперь так хорошо подчеркивала рисунок его мышц. И ноги... Ноги были длинными. И длинными были ушки, торчащие назад. Такие длинные, темные, с чуть покрасневшими острыми кончиками. Она даже невольно тронула в задумчивости плавник головы, раскрывая его вверх, как крыло и примеряясь к тому, могло бы оно быть похоже на это ухо.
Она подплыла чуть ближе, аккуратно подтянувшись и присев на корягу с правой стороны берега у зарослей кувшинок, чтобы теперь рассматривать и профиль странного незнакомца. Он закрывал глаза ладонью, но его острый подбородок и кончик носа она вполне могла рассмотреть. Красивый... Даже по меркам обычных людей этот темный эльф был...очень даже ничего. Не то чтобы от такого она кинулась метать икру, но интерес уже зажегся в её янтарных глазах.
Русалка поудобнее уселась, элегантнее устраиваясь на коряге, поросшей мягким влажным мхом и перекинула волосы на одно плечо, аккуратно проводя по ним пальцами и сворачивая их в тугой толстый жгут, чтобы выдавить воду. Речная вода стекала по бледной коже, струилась по груди и животу, и Психея растёрла её следом медленно, как бы между делом поглядывая на эльфа, будто бы его присутствие здесь было само собою разумеющееся и нисколько её не тревожило.
- Значит с миром... - с придыханием спросила она, сощурившись, не обращая внимание на то, как недовольно цокнул баклан, явно не одобряющий такого поведения.
[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

Отредактировано Carl Rashvold (19 Авг 2020 21:49:19)

+1

8

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz] ***
- Встань, сын мой! - Великая мать, высокая, статная, закованная в добротную броню эльфийка-дроу положила царственную длань на лоб Лайнара. - Я принимаю твою клятву.
Юный воин встал, низко поклонившись королеве, жрицам верховного совета и, не поворачиваясь спиной, вышел из зала. Фил уже нервно топтался у входа.
- Ух, какие бабищи тут у вас. Вот уж не думал, что могут быть телки круче лесных эльфиек, кому бы так шли бронированные корсеты. Огонь! Я словно попал в мир мужских фантазий.
Лайнар хотел было замахнуться, но вспомнил, что призрак нематериален и, собственно только его длинный язык был его единственным оружием.
- Что б ты понимал, дикушник, - вяло бросил дроу, - Женщины у нас священны. Мудрость великой матери незыблема. Моя святая обязанность защищать их дом и исполнять...
- Ребята, да вы мечта! Если бы еще и детей вы рожали я бы не удивился.
- Придурок!
Вслед удаляющемуся темному раздался только раскатистый ржач, тут же оборвавшийся резким выдохом. Это только Лай не мог его трогать. Остальные могли. И очень даже больно. Злорадно ухмыльнувшись, сын великой матери отправился нести вахту.

***
Плеск воды приблизился, где-то справа послышалось копошение, но Лай не рисковал открыть глаза. Он чувствовал каждое движение существа рядом. А еще он неплохо орудовал мечом даже с закрытыми глазами. Но... Ну как драться с голой женщиной, да еще и с хвостом. Кобольдовы кишки, да как же эти существа называются? Попытавшись вспомнить лекцию профессора, Лай едва не поморщился. Вспомнилась только ноющая челюсть и застявший над головой болт штурмового арбалета последней сборки - облегченный вариант с легким натяжением струны и желобковым спуском. Это он вспомнил.
Вообще, он был готовить вспомнить даже выученные в детстве стихи, только бы не думать как предзакатное солнце отражается на покрытой каплями влаги тонкой белой груди. Прокашлявшись, он скосил глаза на девицу и тут же снова зажмурился. Она и не подумала прикрыться. Все такая же в чем мать родила она гладила волосы от чего сам дроу почти задрожал и... протрезвел.
- Я просто шел из людской деревни, - нервно проговорил он, бочком ретируясь к склону, куда бросил свои пожитки. - Я там роды принимал. Знаешь, это... Это было... эмммм... Наверное не стоит об этом говорить, да?
Все так же стараясь не смотреть на собеседницу, он наклонился, подхватил сапоги и присел на мягкую траву.
- Я не причиню тебе вреда. Просто хотел напиться, помыться и разбить лагерь. Ночью я дорогу к устью реки точно не найду.  У меня есть хлеб, - он все еще не открывая глаз покопался в сумке. - сухари правда только. И орехи в меду. И ягоды. Будешь? Или ты такое не ешь?
Он выдохнул. Богиня, да что же он столько болтает. Отвернув голову в сторону, он все же нерешительно открыл глаза. Перед взоров простирался густой болотистый сосняк. Где-то ухала сова, вышедшая на охоту за мелкими зверушками, важно расхаживали кулики, охраняя гнездования. Красивое место. Очень защищенное. Для лагеря было бы идеально. Но...
- Я обсохну и уйду. Просто покажи в какой стороне река Дебра. Я хочу найти полевых гномов. Говорят они могут показать короткий путь к западным морям.

0

9

[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]Она слушала его внимательно, мягко улыбаясь, довольная произведенным эффектом. Эльф запинался, спотыкался, что-то мямлил, словно бы оправдываясь. И всё это вполне её устраивало. Он был более галантнее и болтливее всех тех, кого ей приходилось видеть. Теперь уже, совершенно уверенная в своей неотразимости, русалка откнула мягким движением руки волосы в сторону, опираясь ладонью о корягу и поглядывая из=за плеча на забавного незнакомца, чьи черты лица теперь можно было разглядеть.
Дроу был и вправду красив. Уж не знала Психея, хорош ли он был по меркам темных эльфов, но по её личной планочке он весьма и весьма опережал всех виденных ею мужчин. Его тактичность лишь добавляла ему галочек напротив... А кстати, как его зовут? Стоило бы выяснить, раз топить его, по всей видимости, не придется.
Психея аккуратно сползла с бревна, снова опускаясь в глубину озера с головою. Под водою скрылась её голова, а кольца длинного хвоста по очереди сползли в воду следом, после появляясь над гладью воды, чтобы сверкнуть, словно бы сотканной из кусочков перламутра чешуёй и полупрозрачными, мягкими плавниками. Голова её поднялась средь кувшинок поближе к той стороне берега, где расположился эльф. Психея выложила задумчиво на берег локти, не обращая внимания на маленькие крапинки ряски, что приклеились к её запястьям и плечам.
- Уверена, что завидев тебя, та женщина пожелала родить ещё раз... - без тени улыбки произнесла она, очертив пальцем серый панцирь речной раковины, вдавленный в землю - Ты же только что говорил, что не найдешь к устью реки проход ночью. Так куда же тогда ты собрался?
Она плавно подтягивала поближе свой величественный хвост, иногда тревожа плавниками воду так, что та начинает ласково петь, не хуже каскада и тонких водопадов, сбегающим по плющу на скале. Солнце совсем спряталось, оставляя после себя лишь красное небо, чернеющее небо на западе и славную прохладу, окутывающую всё вокруг.
- Оставайся, - благосклонно сообщила русалка - Пей, разбивай лагерь... Мойся.
Последние слова она почти проурчала она, уложив голову на свои сложенные руки и пристально наблюдая за эльфом. Вдруг всё же решится раздеться?
Слова о море заставили её лицо на мгновение изменится. Но лишь на мгновение, пока вновь она игриво и самодовольно не сверкнула золотом глаз.
- Даже если ты зряч не хуже моего в темноте, тебе не найти дорогу до реки. А я не стану говорить тебе о ней до утра. По лесу бродят звери, что вряд ли будут тебе рады. И не со всеми ты сможешь справится... эльф. К тому же, мне интересно от чего вдруг ты так спешишь к морю.

Отредактировано Carl Rashvold (20 Авг 2020 17:35:26)

+1

10

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz] Стрекот сверчков и кваканье лягушек резали ткань сгущающихся сумерек как теплый нож масло. Тяжелая, густая пелена вечернего тумана укрывала болото синеватой дымкой, придавая окружающему миру налет таинственной, небывалой магии. Магия дроу была темной, замешанной на крови и тьме. Богиня Арахна наградила своих детей только способностью разрушать, презрев любые их желания к созиданию. Темные моги сносить и причинять боль, темные моги остановить сердце, сжав кулак. Но ни один из них не мог создавать поражающих взор красот. Не, ну тут конечно многое зависело от вкусов мага. Однажды его сестра создала некое подобие города Аргелона - столицы светлых из внутренних органов препарированных лягушек. На вкус Лая так себе творчество.
Темный сглотнул, завороженно, исподтижка, наблюдая, как перламутровые кольца хвоста скрываются под водой и тут же появляются на поверхности. Это была самая безопасная для наблюдения часть тела водницы, как окрестил ее воин. Это не грудь, не глаза с янтарным блеском, не тонкая, бледная девичья кожа. Кровь прилила к голове. Хорошо к голове, а не куда-то к другому месту. В голове мозги, ею можно думать и в нее можно есть.
- Я хорошо вижу в темноте, - проговорил он тихо, наблюдая за тонким пальцем, очертившим крышку ракушки. - Спасибо, - просто проговорил он, снова отворачиваясь. - Я не боюсь зверья, - но кажется чуть-чуть боюсь тебя - подумал он, но вслух сказал, - Животные вынуждены охотиться, чтобы найти пропитание. Как и мы. Как я, как ты. А на море... - Он замолк. - Я  должен там кое-что найти.
Желая забить разум насущными проблемами, эльф резко вскочил и галантно поклонился.
- Я соберу сучья для костра пока не стемнело.
Лай почти сбежал. Так быстро сапоги на босые ноги он давно не натягивал. О, Богиня. Какое искушение. И как это все было... Странно. Он не мог сказать, что неправильно, но странно. Хрупкие плечи, Невероятно красивое лицо. Женщины дроу были другими. Воинственные, сильные. Они внушали благоговейное почтение к своей мудрости. Женщины-светлые были легкомысленно изящны и столь же коварны. Человеческие женщины были простыми и доступными. А это...
Мотнув головой, сын паучьей королевы связал охапку сушняка веревкой и, зацепив другим концом приличного размера бревно упавшей и иссохшей сосны, потащил все это к берегу. Не глядя в сторону воды, он сложил костер, чиркнул кресалом по кремнию, высекая искры и легонько подул, напитывая огонь своим дыханием, вкладывая в него чуточку своей энергии. Это был единственный фокус в его арсенале. Огонь весело заплясал в очаге.
Лай оглянулся. Стоя спиной к озеру он стянул жилет, кольчугу, подкальчужник и сорочку. Опрометчиво, более чем...
Его спина была покрыта шрамами. От плетей, которыми наградили его в плену у светлых во время последнего похода, от ударов кинжалом и мечом. Под лопаткой затянувшийся шрам от прошившего его насквозь орочьего арбалетного болта. Руки и грудь покрывали татуировки клана, а на шее, у самого затылка почти светилось клеймо проклятья духом-мучителем.
Решив, что в воду лезть целиком не стоит, особенно вспомнив что там у берега живет рак, а в глубине, под прозрачным стеклом плещется хвост хозяйки озера, темный зачерпнул походным котелком воды, водрузил ее греться над костром, пристроив для этого самодельный каганок и шагнул в воду.
Подальше от хозяйки. Подальше от искушения, о котором он почти забыл. Брызнув холодной водой в лицо, обдав брызгами плечи, он расслабленно выдохнул.
Сверху баба, снизу рыба... Да они ж искушают и топят мужчин, съедают их мозг а потом голые танцуют под музыку небесных светил.
Что?
Сохраняя спокойствие, что было трудно, право слово, лучше бы он не вспоминал давнопрошедшие лекции, Лай вернулся к костру. Его вроде не утопили. Наверное. Пошарив в сумке, он бросил в котел горстку ароматных трав.
- Травяного отвара? - он чуть прочистил горло. - Я Лайнар. И.... - он запнулся. - Нас учили, что такие как ты...  Ну... Мужчин для...  того используют. Нептребного всякого. А потом съедают внутренности, чтобы выкормить потомство. Извини. Что я несу. Чертово гномье поило

Отредактировано Alice Vladov (20 Авг 2020 23:22:02)

0

11

Ах, какое же прекрасное зрелище ждало её. Она безумно любила наблюдать за тем, как двигаются представители мужского пола. Особенно такие галантные и внимательные как этот! И поклонился, и удалился, и сам собрал всё для костра, и даже развел огонь. Психея наблюдала за этим действом, уложив подбородок на ладони и улыбаясь, ловя бездонными зрачками отблески заигравшего пламени. Она не любила огонь, не любила тепло. Но от чего-то именно это пламя было для неё сейчас невероятно притягательным. Какой восторг! Наверное за такого внимательного и умелого эльфа дрались многие дроу-женщины! Или как там у них это происходило? Психея никогда не была в подземном государстве, так что и не знала ничего про уклад их жизни...
Дроу она конечно видела, но никогда они не относились к ней с такой вежливостью!
Шоу между тем продолжалось, и вот уже темный эльф снимал с себя одежду, пусть и не всю. Он стащил рубашку, позволяя русалке полюбоваться темной кожей, исчерченной тонкими, глубокими и не очень полосами, идущими поперек спины. Красивый рисунок... Его хотелось коснуться пальцами, почувствовать даже с закрытыми глазами, отсчитать каждый, представляя, как именно получил их эльф. Ей были знакомы телесные наказания, и выглядели они всегда некрасиво. Но эти! Эти были совершенно другими. Интересно, кто же оставил их? Кто оставил тот шрам... и этот... и о клеймо на шее?
Она наблюдала за тем, как аккуратно заходит в воду дроу, и даже обернулась немного, чтобы наблюдать за ним во все глаза, пока тот пытался освежиться. Он не заходил глубже, будто бы опасаясь вновь встретится с Вальдемором или...с видом голой груди? Не поэтому ли он так старательно отворачивает голову, не смотря ей в глаза? Купаться он так и не стал, чем вызвал несколько разочарованный вздох Психеи, прикрывшейся своими мягкими плавниками, как веером.
Русалка всё же хищно следила за его передвижениями, мягко отплывая от берега и погружаясь с головою в воду. Над темной гладью вновь сверкнула её богатая, перламутровая чешуя, по воде громко хлопнули плавники, и вот сама она выплыла вновь совсем близко от места, где разместился эльф. Между ними было не больше трёх метров. Да ещё и сама хозяйка озера приподнялась вверх, заползая животом на корягу у берега и притягивая поближе свой хвост, исчерчивая песчаный берег.
- Отвара... И что же в нём? Мне казалось, что стоило бы к отвару добавить что-то существеннее пары сухарей. - почти проурчала она, поведя тонким плечом и выбрасывая к ногам дроу рыбу, слабо бившуюся по земле. - О! Прямо так они и говорят? Надо же... Не знала, что русалки так могут делать. Хотя несомненно мы топим и...пользуемся. Но чтобы для потомства...! Или для кормежки? У людей не самое приятное мясо, в прочем, как и у эльфов. Так что тебе не стоит переживать за свои органы. Тебя я не съем, коли сам конечно не пожелаешь этого, орешек в меду.
Она рассмеялась ласково, сощурившись:
- И всё же, ну что тебе понадобилось у моря, а? Ты держишь путь по поверхности... Не каждый сын паучихи на такое решается. Должно быть, что у тебя очень важная причина попасть к морю именно по поверхности. Это как-то связанно с лунами?
- Не стоит так далеко выползать на берег, Психея... - напомнил баклан, подплывая ближе, но та уже и не слушала его вовсе, поглощенная лицом Лайнара и его ловкими, крепкими и мелкими движениями рук.
[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

Отредактировано Carl Rashvold (26 Авг 2020 03:37:20)

+1

12

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]
Ночь медленно опускалась на берег озера, сгущая краски все сильнее. Ветер становился прохладнее, однако, оставался все таким же нежным, словно касание тонких женских пальцев на темной коже. От собственных мыслей Лай поежился и с неудовольствием потрогал одежду. Рубашка, жилет и кодкальчужная куртка были сырыми после неудачного душа, что ему устроила хозяйка озера. Разложив одежду возле костра, дроу, все еще отводя глаза, ловко расстелил на земле взятый с собой рушник, выставил на него весь свой скромный скарб и снова прокашлялся. Он завороженно слушал мягкий мелодичный голос, что окутывал разум не хуже хмельного вина, растворяя, будто подчиняя.
К его ногам упала верткая рыбина и эльф посмотрел на нее так, будто не понимал, откуда она могла здесь взяться. Перебиваясь несколько суток только сухарями, ягодами, грибами и спиртом, для него и рыба была мясом. Ловким движением выкопав ямку с помощью ножа в метре от стоянки, он распотрошил рыбу, сбросив внутренности и голову в подготовленный мусорник. Так же ловко насадив тушку на ветку, эльф приладил ее над костром. Быстро налив кипяток в одну единственную ищеющуюся кружку, он выставил напиток перед импровизированным столом для девушки, все еще настойчиво глядя в сторону.
От огня шло приятное поветрие, горячившее кожу, однако почему-то мурашки пробежали по сильным рукам, когда он поднял взгляд и понял, насколько близко к нему находится девушка. Покрытая капельками воды кожа, чуть светящаяся в последних солнечных лучах и зареве костра. Невероятные глаза, темные волосы... Глаза. Смотри в глаза! Глаза не там, тьма тебя разбери, Эль'Кериллам! Снова отвернувшись так резко, что едва не свернул шею, дроу поворочал рыбу над огнем.
- Мой брат называет этот сбор обычным сеном. Но мне нравится. - Он пожал плечами. - Липа, ромашка, чабрец... Мухоморы. Я книги о таких как ты не читал... Просто говорят. - Он вздохнул. Тяжело, будто надрывно. - Пожалуйста, прикройся. - Он почти жалобно простонал. - Ты ведь дама... И мне стыдно за неуважительные мысли о тебе. - Он прикрыл глаза, и подвинул лакомстсво к краю рушника, оставив орехи рядом с кружкой.
Да что ж это за наваждение такое?! Тяжко вздохнув, эльф опустил лицо в ладони и чуть наклонился вперед. Так вот что называют искушением. Просто так сидеть, наблюдать за гибким, бесконечно изящным станом. Таким близким и таким недоступным. Ну, Лай однозначно не был послушником темного культа, чьи адепты как один скопцы. Он мог оценить, мог возжелать... И возжелал, чего там себе-то врать. Но тьма его побери, если он позволит себе непотребное поведение.
- Кхе, кхе. Я очень извиняюсь, мадам! Но... - Знакомый голос ворвался в окружающий мир, превращая гулкую интимность в филиал ада. - Не прикрывайтесь. Он шутит. Он при дворе в качестве дурачка. Недоразвитый! - Призрак эльфа как черт материализовался у правого плеча девушки, завороженно распахнув глаза. В отличии от своего хозяина, он был не из стеснительных. Да и чего ему сделают-то. - Какие... фоооооормы.
Тонкий лунный клинок просвистел над плечом русалки, пригвоздив призрака к соседнему дереву. Он издал хриплый выдох, тяжело дернулся в предсмертных конвульсиях и, высунув язык, повис на лезвии... Очень явственно изображая безвинно умерщвленного.
Лай обреченно покачал головой. Ну все, покой закончился. Тишина разметалась в сухое крошиво несбывшихся надежд. Фил нашел способ выбраться из подземного города.
- А он, между прочим, подвиг совершает, - проговорил труп, покачиваясь призрачным телом на пришпилившем его кинжале. Том самом, что однажды принес смерть его телу. -  госпожа... - Он сделал паузу, давая даме возможность представиться. Лай даже боялся представить, как его новая знакомая отреагирует на появление этого недоразумения. - Вилка большая такая нужна. - Он развел руками. - С ней морской царь играется. Не видали?
- Фил... Пожалуйста... Заткнись! - Почти прошипел эльф, сникнув плечами.
- А у тебя рыба подгорает, кстати.

+1

13

[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]Она довольно обмахивала голову хвостом, едва ли не как леди в своем будуаре, следя за тем, как нервно и скоро работает эльф над рыбой, стараясь не смотреть на её лицо или...чуть ниже. Он настолько не обращал на неё внимания, что она даже выгнулась чуть лучше в пояснице, сев поровнее и повернувшись полу боком, чтобы даже в спускающейся на озеро темноте было видно и изгиб её тела, и очертания груди и талии, и волны ниспадающих волос.
- Мухаморы? - проурчала она, будто кошка, поднимая кружку и принюхиваясь к горячей воде. Как пить горячую воду она не знала, поэтому и не пыталась. Да и баклан недовольно заскрипел, выползая на берег позади и взмахивая крыльями, сбрасывая с перьев лишнюю воду. А уж он-то не дал бы ей поступать необдуманно - Поразительно! Даже грибы туда крошат? Это вкусно?
Она засмеялась, сев ещё немного ближе, передвигая хвостом по песку, оказываясь напротив. Между ними теперь оказался только костер, приятно согревающий бледную, мраморную кожу. И это явно очень не нравилось птице, клокочущей позади.
- Психея! Отойди от огня! - шипел он, за что и схлопотал хвостом по клюву, отлетая обратно в озеро с грозным криком.
Русалка улыбалась так мягко, словно бы только что не отправила надоедливую птицу в неприятный полет, словно бы позади тело баклана не свалилось в воду, подняв тучу брызг.
- Что? Прикрыться? - засмеялась ласково русалка, притягивая поближе свой длинный хвост и поправляя волосы вверх, скорее открываясь ещё больше, чем прикрываясь перед дроу - Я не понимаю...
Она бы и дальше издевалась над эльфом, если бы из ниоткуда не явился совсем иной голос, а рядом не повисло полупрозрачное лицо. Психея вскрикнула и тут же развернулась, вцепившись пальцами в корягу. Усилие и вот уже она и её огромных яркий хвост скрылись с всплеском под гладью воды. Раздраженная до нельзя, она вынырнула, приподняв над водою лишь часть лица и недовольно и рассерженно булькая. Её вполне устроило то, что призрак теперь был прибит к дереву. Она даже отправила ему в прозрачный лоб ракушку, недовольно шипя и прикрывая грудь. Внимание конкретно этого эльфа её никак не интересовало. Она отплыла обратно к берегу, где устроился темный, на этот раз прикрываясь и поглядывая на нарушителя спокойствия обещающим муки взглядом. Психея даже кружку схватила, немного отпив из неё.
И вдруг моргнула как-то не совсем обычно - глаза её стали томными, влажными и открывались теперь лишь до половины. Она вздохнула как-то прерывисто, будто бы хотела всплакнуть, а после отпустила кружку под неистовый визг птицы. Баклан сорвался с воды, приземлившись сначала напротив неё.
- Психея! ПСИХЕЯ! Я вот дура, а! ААА!
Птица попыталась ухватить её за волосы, пока русалка опустилась под воду, закрыв глаза. Он держал прядь её волос, стуча по воде огромными крыльями, однако вытянуть на берег хозяйку так и не смог. Покрутив черной головою, он кинулся теперь к Лайнару, гаркнув в его лицо:
- ВСТАВАЙ! Что ты смотришь, черномазый?! Она же утонет сейчас!!! Нельзя горячее русалкам! Нельзя пойло горячее! Достань! Достань! Достань! Достань Психею! Она утонет! - орал баклан, кидаясь на эльфа и щипая его за ноги и стуча крыльями по лицу, каждый раз налетая на дроу грудью и пытаясь сбить. - Быстрее! Быстрее! Быстрее! Бегом! Бегом шевелись!

Отредактировано Carl Rashvold (31 Авг 2020 05:43:44)

+1

14

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]- Кажется, что-то не так... - хрипло проговорил Фил и в голосе его звучала неподдельная тревога.
Дроу резко вскинул голову и на него вихрен налетела большая птица, гневно хлестая по лицу. Хоровод эмоций и мыслей разнесся по голове, сметая все плотно упакованные полочки в его разуме и превращая размеренный,логичный мир в хаос.
Над чистой ровной гладью поднимались мелкие пузырьки воздуха, красивое, невероятно божественное лицо погружалось глубоко в пучину а тонкий слой прозрачных волн колыхал темные волосы, превращая их в ареол. Смертельный в своем великолепии.
Кипяток! Чертов кипяток. Да откуда же он мог это знать? Она сторонилась огня, она сторонилась тепла. Такая же холодная как и обжигающе ледяная вода ее озера. Словно и не было знойного дня.
Лай сорвался с места быстрее чем успел додумать мысли. Он просто не успевал следить за ними, а тело действовало по схеме, усвоенной до автоматизма. Три шага по берегу, небрежно отбросив птицу в сторону, еще три шага по мелководью и длинный прыжок в воду вслед за медленно срывающимся в глубине лицом. Он не видел как закрывались глаза русалки, он смотрел в сторону, боясь спугнуть ее, смутить своим неуместным взглядом и пропустил, казалось, что-то невероятно важное. Но еще больше он, почему-то, боялся больше никогда не увидеть этих глаз.
Безумно долгие секунды тянулись как липкая сосновая смола, размазывая время по шершавой древесной коре. Один толчок,другой и сильные руки воина вытаскивают на поверхность темноволосую голову, следом плечи. Он не чувствовал тяжести, не чувствовал усталости. Только почти со злостью прижимал к себе красивое тело, чувствуя каждый изгиб и холодея от ужаса, на мгновение допустив мысль, что она могла погибнуть.
Подтянув свою драгоценную ношу к берегу, темный молча перевернул ее лицом вниз, перебрасывая животом через свое колено. Было бы можно, он бы тряс ее головой вниз, выталкивая воду из груди. Почувствовав рваные, тяжелые вдохи, эльф перевернул русалку, укладывая на спину и с силой несколько раз нажал на средину груди. Вода струйками вытекала из чуть приоткрытого рта. Губы, совершенно синие еще несколько секунд назад, стали медленно приобретать более менее приемлемый цвет. Все еще бледные, но уже не отдающие смертью.
Бешеная птица уже не бросалась на него. Баклан хлопотливо кружил вокруг своей хозяйки. А Лайнар только методично нажимал на девичью грудь, моля свою Богиню, чтобы русалка снова открыла глаза.
Психея. Душа. Душа этого озера, душа этого леса. Звучало так романтично, что любого нормального дроу уже стошнило бы. Но Лай, видимо был ненормальный.
- И теперь чмок чмок чмок, - Фил, хотя и струхнувший и ошалевший по первости, теперь уже был уверен, что с русалкой все будет хорошо. Он же призрак, он чувствовал когда кто-то переходил черту за границу мира живых. И хозяйка озера ее не перешагнула. Призрак изобразил губами поцелуй, за что был удостоен покусания злобным бакланом. - Эй, ну за что?! Жизнь в нее вдохни. Как на ритуалах.
Лай был плохим магом. Лай был воином. Он умел только убивать. Кромсать, расчленять, четвертовать, пытать... И, как недавно выяснилось, принимать роды.
Резко отняв руки от груди, Темный резко вдохнул и прижался губами к бледному рту девушки, выдыхая воздух в ее грудь.
- Психея, давай, девочка! - проговорил он почти интимно тихо. - Дыши. По воле Богини.
Он так же резко вернулся в груди. Лай всеми силами пытался не смотреть на нежную грудь, не чувствовать приятное тепло мягкой кожи. Пытался просто отключиться. И заставить девчонку жить. Почему-то это стало очень важным.

+1

15

[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]Баклан так переживал, что перебегал от места к месту, хлопая крыльями и шлепая по мокрому песку рядом своими перепончатыми лапками, издавая жалобные звуки, больше похожие на стук деревянного шарика и скрип двери одновременно. Он даже не обратил внимание на то, что наглый эльф теперь беззастенчиво прикасался к его хозяйке. Хотя, в любом другом удобном моменте конечно же ущипнул бы наглец за любую выступающую часть тела. Но сейчас Ноктису было явно не до того, чтобы опасаться за что либо другое, кроме жизни глупой русалки, поступившей опрометчиво... Ну откуда было бы ей вспомнить, как губительна для неё горячая вода! Ах какой же он был глупец, что не повторил ей этого снова, как только дурной дроу выставил перед нею этот проклятый ароматный чай.
- Какой ещё целовать?! КАКОЙ ЦЕЛОВАТЬ? - завизжал баклан, кидаясь теперь и на призрака, отхватывая от его призрачного тела целые куски, летящие теперь над озером, словно тополиный пух. Он клевал Фила, заставляя его тело расплываться и визжал не хуже фурии - Я ТЕБЕ УСТРОЮ СЕЙЧАС! Я УСТРОЮ! Я ВАМ ОБОИМ УСТРОЮ! НЕГОДЯЙ! ИЗВРАЩЕНЕЦ ЭФЕМЕРНЫЙ! ГЛИСТА ПРОЗРАЧНАЯ!
Его отвлек от экзекуции над обидчиком только тихий вздох со стороны. Он тут же отлетел, прыжками заспешив по песку обратно, спотыкаясь и издавая клокочущие, скрипучие звуки. Психея лежала на берегу, дыша едва слышно, но цвет её кожи возвращался к привычному, почти молочно-белому, а жабры на шее мягко разлепились, затрепетав, словно вытряхивая лишнюю воду, а после снова прилипли, становясь совсем незаметными.
- Дурная русалка...! - выругался Ноктис, вскочив на бревно - Ей нужно полежать! Я принесу с соседнего болота ягод волчицы. Ей станет легче! И не думайте её даже трогать! Иначе, клянусь пятью водами, здесь будет два призрака!
Он взмахнул огромными крыльями, взлетая вверх. Ему стоило поспешить... Только очень зря, что несчастный фамильяр так спешил, что совсем позабыл предупредить незваных гостей Пёстрого озера о некоторых особенностях своей хозяйки...
***
Молочный туман уже заволакивал поверхность воды, а небо загоралось звездами. Значит совсем скоро в свои права вступит холодная, неприветливая ночь. И дроу придется несладко. Да самой русалке, коли не вернётся в озеро. Однако Психея никак не могла прийти в себя, морщась сквозь странное подобие сна и век не поднимая.
Прошло не меньше двух часов, как Ноктис отправился на поиски волчицы. Земля становилась холоднее с каждой минутой, заставляя упругие лилии закрываться и сворачиваться, медленно скрываясь под водою. Через десять минут нигде не было видно ни одного белого или розового цветка на воде, ни одной лапы их шелковых, плоских листов. Плющ, что спадал по камням водопада засыхал на глазах, осыпая воду под собою жухлой листвою, словно пеплом. Через пол часа на Пёстром озере не осталось ни одного цветка: всё было немилосердно погублено холодом, заставляющим темнеть и пригибаться к земле каждую травинку, каждый лепесток... А вскоре, когда на озере и на болоте меж деревьев не осталось ничего зеленого и разноцветного, будто бы сам туман сожрал все краски, на землю опустился мороз, покрывая мертвые тела растений изморозью. Озеро медленно затягивалось тонким слоем льда.
***
Она открыла глаза, выдохнув облако пара. Бледные от холода её губы приоткрылись и сложились в мягкую улыбку, стоило золотым глазам зацепиться зазнакомое лицо. Лицо с такой гладкой, темно-серой, подобной прибрежным камням кожей. Лицо, обрамленное светлыми, белыми, как морская пена волосами... Лицо, с золотыми, как маленькие рыбки глазами. Он повернула чуть голову в бок, разметав волосы по земле и тихо засмеялась, шлепнув хвостом по земле.
- Почему это ты так смотришь, словно смерть увидел? - музыкально проворковала она, приподнимаясь на руках и оглядывая свой водоем. - Что...?
Он моргнула пораженно, резко садясь и не заметив, что с неё скатилась куртка. Глаза её уставились удивленно на воду, покрывшуюся льдом, уже даже не прозрачным от покрывшего его инея.
- Как же... я...
Слабый, но морозный ветер заставил её поежиться и обхватить свои плечи, закрывшись и сжавшись от холода. Психея даже хвост свой постаралась притянуть поближе, чтобы стать ещё меньше.
- Нет-нет-нет... Как же так! Как же так!

Отредактировано Carl Rashvold (31 Авг 2020 23:10:05)

+1

16

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]Ровное, но тихое дыхание срывалось с девичьих губ. Лай видел, как встрепенулись пластинки на шее девушки, как прерывисто она глотала воздух, пропитанный смолой и свежестью. Неприветливая прохлада окутывала саваном дрожи дроу и он поднялся, чтобы устроить хозяйке озера ложе потеплее з мха и собственной льняной сорочки. Укрыв обнаженное тело курткой, темный повесил голову и погрузился в воспоминания.

***
Вересковое поле было залито кровью. Стаи черных падальщиков уже кружили низко над землей, предвкушая богатый пир из потерянных жизней, отданных на алтарь земли душ и растерзанных тел. Земля, подернутая поволокой тумана, словно умирала, отторгала скверну неестественной смерти, покрываясь болезненными бесжизненными плямами, где еще долго никто не сможет расти. Оскверненная роща медленно жухла, а в небе кружилось воронье.
Вдоль кромки поля шли двое. Светлые эльфы, что искали выживших в этом сражении. Их осталось двое. Их бесконечного, казалось бы, войска. Светлые эльфы выиграли битву, но не войну.  Тонкие длинные пики ворошили мертвые тела, непролитые слезы, незаживающие раны.
- Здесь живой!
Лай пошевелился, тяжело дыша. Словно впоследний раз, словно больше никогда не сможет смотреть в светлый лик Гладриэль. Острый наконечник воткнулся в незащищенную шею, лунный сплав тускло блеснул в свете лун.
- Посмотрите-ка, - один из врагов насмешливо усмехнулся, наклонившись к лицу Лая. - Отличное рудниковое мясо.
Ровно шесть лет он был в плену на рудниках. Он махал киркой, он возил вагонетки, он харкал кровью из растерзанных легких, что бесщадно жгло от угольной пыли. Он пытался бежать трижды и трижды выносил по пятьдесят плетей. Он был слишком слаб, слишком изможден. Принц Эль'Келлам был уверен, что доживает последние годы своей жизни, которую так и не смог подарить своей госпоже. Униженный, опозоренный. Он не сможет искупить себя перед богиней.
В третий день Полной Гладриэль Лайнар ушел. Он шел кобольдовыми тропами, выходил к поверхности и плутал в незнакомых подземельях, он шел без конца, сжимая зубы от боли в истерзанном теле. Он разучился чувствовать боль. Глубоко в темной душе жила лишь жажда мести. Ноон почти забыл, кому должен мстить и за кого должен сражаться.
Солнечный свет ударил в глаза, от чего Лай едва не вскрикнул. Солнце жгло, убивало... Дарило призрачную надежду. Сжимая в руке тонкий клинок лунного кинжала, который он снял с тупа надзирателя, когда покидал первый ярус, дроу медленно поднял голову к сияющему голубизной небу. Он почти забыл как дышать, он почти забыл как жить.
Принц Филипп стоял спиной к проходу, в который вышел дроу. Высокий, статный, сын лесного короля, будущий правитель лесных земель. Глупый, заносчивый. Бывший друг. Нынешний враг. Давным давно, когда народы не делили жалкие клочки земли ради шахт, Лай и Фил были неразлучны. А теперь...
Фил обернулся только для того, чтобы увидеть как ленный клинок, разрезая густой воздух, врезается в его грудь. Он не успел спросить: "За что?". А Лай не хотел видеть этот вопрос в его глазах.
Шел седьмой год войны... За шахты, за земли, но только не за жизнь.

***
Неприветливая ночь упала леденящей изморозью. Задумавшись, Лай не заметил, как увяли цветы и травы, как морозец сковывает воды озера блестящей гладью сверкающих льдинок. Он бездумно ворошил костер, подбрасывая в него дрова и задумчиво трогал ладонью ледяные щеки и лоб русалки. Подтянув хозяйку выше на берег, он плотнее укутал ее походную подкальчужную куртку и, набросив жилет, лес спиной к костру, чтобы видеть как красноватые блики танцуют на нежной белой коже.
Фил, растерзанный злобной птицей на маленькие облачка, медленно собрался в кучку, словно смешиваясь со звенящим каким-то леденящим душу туманом.
Услышав тихий голос, дроу дернулся. Наконец она очнулась. Янтарные глаза, те самые... Он обрадовался, что снова мог видеть эти глаза. Но глубоко в них затаился страх. Она сжалась в комочек, дрожа всем телом. Казалось, вот-вот и она тоже покроется голубоватым в лунном свете инеем.
Вскочив со своего места, он тут же опустился на колени перед русалкой, растирая ледяные руки, согревая их дыханием. Магии почти не осталось, но хоть немножко, хоть чуть-чуть он мог.
- Птица сказала, что это из-за кипятка.
- И из-за того, что ты дурная!- вмешался Фил, но сил у него не хватало. Одна призрачная голова болталась в воздухе с прикрытыми глазами.
- Ты едва не утонула... - Продолжил дроу, инорируя призрака, - Я... Я не знал. Прости меня. - Он тяжело вздохнул, вновь повесив голову и натягивая на плечи русалки свою рубашку, на которой она до сих пор лежала. - Баклан улетел за лекарством... - Он сглотнул. - Если с тем, кто сделал это с твоим озером можно сражаться - я готов. Скажи только с кем. и... Это можно исправить? - Он повел рукой.
Костер ярко пылал за его спиной, даря малюсенькую толику тепла в ледяном, замершем мире. Словно время остановилось, словно скверна упала тяжелым пятном на незащищенную, потерявшую стража землю.
- Оденься, - в сотый раз с момента их знакомства попросил эльф. Поверх рубашки он запахнул на груди русалки свою куртку. Всеми силами он пытался не думать о том, что скрывается за толстой тканью. - Теперь без приреканий и этих твоих женских штук, от которых отрубает голову. Ту, которая сверху..

+1

17

[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]Она удивленно смотрела на эльфа, что старательно растирал её руки и старался отогреть их своим дыханием. Какой же странный всё же этот юноша. Он говорил и говорил. И слова его были такими теплыми, что Психея даже не расслышала очередной колкости со стороны блеклого призрака. Да она и вовсе его не заметила, наклонив чуть голову в бок, совсем по-птичьи, следя за действиями дроу.
От одежды она отказываться и вправду не стала, скрестив руки на груди, прикрываясь словно и подтянув поплотнее воротник куртки, выглядывая теперь из своего "убежища", словно бы была сычом. Однако удивленного вздоха удержать она так и не смогла, чуть шевельнув хвостом, раскрывая его тонкие, почти прозрачные плавники, похожие на тонкие ткани шлейфов самых богатых дам столицы Марсоратора.
- Ой! - восхищенно ахнула она - Так у тебя головы две? Не знала, что у детей паучихи их столько! Теперь понятно от чего вы и войны славные и чародеи известные!
Не дожидаясь ответа, Психея снова огляделась, осмотрела небо и зажигающиеся на нем холодные звезды, что были во власти Гладриэль.
- Если Ноктис не вернулся ещё, то до рассвета он так и не прибудет... Слишком холодно. Он переждет ночь в другом месте и вернется по утру. Ему нельзя подвергать себя опасности. Разве что тогда, когда мне что-то угрожает. Но мне ничего не угрожает! Он бы почувствовал, случись что-то не так... И вовсе бы не оставил меня спящей рядом с тем, в ком чувствует угрозу. В тебе, получается, угрозы нет. - она даже улыбнулась, щурясь на яркий свет костра. Тепло прокатывалось по её телу приятной истомой. О, как давно она не выходила на берег... О, как давно она не проводила ночи вне озера! Сейчас было сложно даже вспомнить, когда же был тот последний раз. - Сражаться с тенью удумал? С природой больно много не повоюешь.
Русалка хмыкнула, сощурившись и обняла покрепче плечи, пожав ими как будто между делом и некоторое время молчала. Она наблюдала за тем, как собирался призрачный эльф по кусочкам обратно в свою форму, и взгляд этот был каким-то недоумевающим и недобрым. Казалось, будто видит она его впервые и всё ещё старается оценить - враг тот или нет. В прочем уже после того, как янтарные глаза на миг мигнули, прикрытые веками, взгляд Психеи будто бы смягчился.
- Если эти болота и прокляты, то случилось это давным давно, ещё до меня! Здесь всегда было так холодно... Климат такой!  Чуть спускается ночь и начинает холодать. Цветы все вянут, а те, что, видимо, приспособились - втягиваются в воду или в стебли. По утру всё заново выползает. Я к ночи стараюсь под воду уйти... Ноктис прячется вон туда, - пальцы её указали на поросшую теперь уже увядшим и посеревшим плющом скалу - Там под листвой пещерка небольшая. В ней довольно тепло и сухо. Да и ветер туда не попадает, если подальше от входа лечь и плющом закрыться. Так что, если уж придется переждать ночь, так лучше тебе туда спрятаться... Мороз крепчает. К середине ночи здесь станет так невыносимо, что птицы посыпятся с неба... Тут твой костерок точно не поможет. Да и куртка. Спать на снегу, даже будь ты самым здоровым из своего племени, скорее приведет к гибели, чем даже острый кинжал. Поторопись давай! Нужно вдоль берега пройти. А там и по льду можно к пещере аккуратно дойти. Он теперь уже крепкий.

Отредактировано Carl Rashvold (13 Сен 2020 03:26:27)

+1

18

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]Спасибо, великая мать, что дроу не могут краснеть. Сальные шуточки никогда не были его сильной стороной и эльф смутился собственных мыслей больше, чем красоты сидящей перед ним русалки.
Мороз холодил темную кожу, заставляя стальные мышцы натягиваться канатами, силясь сохранить остатки тепла. Чарующий тихий голос, что объяснял, казалось бы, невероятные вещи так просто, звенел в остывшем воздухе. С тяжким вздохом изо рта эльфа вырвалось облачко пара, унося еще одну крохотную толику тепла. Жаль, что птица улетела. Он почти опасался оставаться с русалкой наедине. Хотя был еще Фил, но он не в счет. Ему тоже нужно еще часов восемь, чтобы обрести приемлемую и транспортабельную форму.
Вскочив на ноги, дроу подпрыгнул несколько раз, сделал пару разминочных упражнений, пытаясь согреть тело и, забросал костер снегом и льдинами, быстро собрал в суму пожитки, побросав их не особенно церемонясь. Лунный клинок и меч, ппо сути, были самыми ценными в его скарбе.
- Что ж, - деловито проговорил он, проворно прилаживая заплечник и ножны. - В пещеру так в пещеру.
Наклонившись, он подхватил русалку, укутанную в его одежду, подмышки. Собственно идей как ее донести до места назначения было немного. Хвост длинный, чешуйчатый, великолепно прекрасный среди струящихся вод озера, в данный конкретный момент представлял проблему.
- Извини... За непочтительность...
Он перебросил девушку животом через плечо, пытаясь как-то зафиксировать в руках длинный хвост. В воде он казался неуловимо юрким и эльф почти засомневался в успехе своей задумки. И не зря. Хвост волочился по земле.
Хмыкнув, ведь воины не сдаются перед такими мелкими трудностями, Лайнар чуть подтолкнул русалку за то место, где у женщин всех остальных рас находились ягодицы и чуть толкнув вверх, уложил свою ношу на шею как шарф. Ощущения были странные. Во-первых, для дамы она была тяжеловата. Во-вторых та часть тела, которая была человеческой, приятно отдавала теплом, а вот рыбья... Руки почти покрылись инеем.
Указанное расстояние эльф преодолел в рекордные сроки, даже учитывая непредвиденную тяжесть. Ледяная корка гулко хрустела под ногами, увядшие травы быстро скрывались под белой пеленой.
- Ну да, нафиг я вам нужен. Мерзни-мерзни, Фил. Тебе ж до задницы драконьей - призрак ныл, но сдвинуться с места все еще не мог - ноги не отросли.
Раздвинув плющ хвостом русалки, он со всей возможной деликатностью опустил хозяйку озера на покрытый теплым мхом пол пещеры. Здесь действительно было тепло, сухо, пахло сухими травами и чем-то цветочным. В дальнем углу бледно светились флуоресцирующие грибы, такие же, какие Лай привык видеть в подземном городе. На самом деле это место было самым привычным и из всех, где он побывал за последнее время и Лай расслабленно уселся на мох, привычно уперев локти в колени.
- Прости, что пришлось тебя... так... - Он прокашлялся, чуть опустив голову и бездумно всмотрелся в почти скрытую от них зиму снаружи. - Не знал, что так бывает. Я много видел. В походах встречались странные гарпиевы города на деревьях, кобольдовы туннели без выходов. Видел даже места, где солнце не заходит за горизонт несколько дней и постепенно ты забываешь считать время. Но такое...
Лай зиму не любил. С тех самых пор, когда битва у священной рощи умыла землю кровавым дождем. На следующий день выпал снег. Он ложился поверх окровавленных тел, падал, не тая на остекленевших глазах падших воинов и хоронил в братской могиле своих и чужих. Только Лая в той могиле не было.
Утерев лицо сухими ладонями, словно снимая с себя наваждение застарелых воспоминаний, эльф уложил по правую руку меч и откинулся на спину, заложив руки за голову и глядя в потолок.
- Ты давно здесь живешь, Психея? И всегда одна? Откуда ты приплыла? И зачем ты столь прекрасна, живешь в такой глуши?
Он даже не осознавал, что спрашивает вслух. И, по правде, не надеялся на ответ.
Теплый мох щекотал обнаженные руки а воздух приятно пах почти домом.

+1

19

Когда эльф подскочил, сделал пару упражнений и засобирался в путь, она даже и не помышляла о том, что он решится взять её с собою. Она подпирала кулачком подбородок, рассматривая, как Лайнар собирается. Ей даже не было особенно грустно. Должно быть, что она впадет в сон, как только станет достаточно холодно, сердцебиение её понизится, кровь перестанет циркулировать так быстро, дыхание замедлиться... Так было каждый раз, когда она погружалась под воду в сон, и когда становилось слишком холодно даже для её хладнокровного состояния. Должно быть всё ровно так же должно случится и на поверхности. Хотя раньше она так не экспериментировала: необходимости в этом не было.
По этой причине Психея была весьма удивлена, когда дроу, извинившись заранее, вдруг поднял её и... перекинул через плечо. Ошалевшая от такой наглости русалка даже возмутиться забыла, удивленно уставившись вперед и пытаясь понять, что же там пытается делать темный эльф, ощупывающий её хвост и самую мягкую его часть. Русалка всё же в негодование своём глубоком взвизгнула, оказавшись перекинутой, как какой-то там шарф на шею дроу. Нет, без сомнения, плечи у дитя паучихи были широкие, крепкие и всё тому подобное... И в любое другое время она с удовольствием бы потрогала их. Но теперь, когда куртка и рубашка сбились вверх, а сама она теперь барахталась, пытаясь их поправить и возмущенно что-то булькала на своем свистящем языке. Поправить ничего ей так и не удалось, в прочем. Зато она успела вполне показать приведению средний палец, что даже среди темных эльфов считалось очень некультурным для девушек, ибо, в обыкновении своем, поясняли, на каком конкретном, им не принадлежащем органе они вертели обидчика.
Да и ближе к середине озера, она всё же смогла кое-как обернуть эльфа холодным хвостом, дабы о лед не поранились нежные, прозрачные плавники.
Уже в пещере, усевшись сама поудобнее на мох, она осмотрела бегло свою чешую на предмет царапин и, удовлетворившись, подобрала поближе нижнюю часть длинного, почти змеиного хвоста, свернув его рядом.
- Ты что, заметил тут где-то выход полноводный из реки? Или думаешь я по болоту, как лягушка прошлепала? А что до остального... Ну... Что я могу сказать, - начала она, осматривая свои ногти и прижимаясь к теплому камню пещеры спиною, едва ли не касаясь плечом плеча эльфа - Одна, да одна, что тут такого. Нет, ну захаживают конечно рыцари всякие, кому напели про лечебные свойства чешуи русалок или про слезы наши. Ну там сказки всякие, в общем! Достоинство чужое мы слезами не лечим. Поплакать конечно можем, чего уж там... Беда такая всё же! Но что б прям лечить, так это не к нам.
Она засунула руки под куртку и продолжила, чувствуя, как охватывает хвост её приятное тепло.
- Ну или кто нечисть побеждать приходит. И такие есть. Но они, сам понимаешь, долго всё равно не задерживаются... на этом свете. Мне же проблемы не нужны! А то ещё экскурсии начнут водить опять же, а там мусор и всё такое. Ещё приходят эти.. как их там... Утопленники будущие. Но я их стараюсь отпугивать! Так сказать, стараюсь повысить их любовь к жизни. А то повадились топиться, я ж им не колодец! - она выпалила это всё почти на одном дыхании, уставившись на эльфа - Ну. А у тебя как так вышло, что ты в местные повитухи заделался?[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-49.userapi.com/c857224/v857224578/1f77e7/JlboJrZo3NI.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

+1

20

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]Мягкий зеленоватый свет освещал пространство, а дроу вслушивался в тихий нежный голос, всеми силами пытаясь не засмеяться в голос. Не то, чтобы он смеялся над смертью: последняя всегда дышала ему в затылок и волосы словно покрывались изморозью от этого ледяного поветрия. Просто то, как русалка рассказывала о своей жизни, своем одиночестве. И о том, как она его разбавляла.
Лай хохотнул, не сумев удержаться. Рассказ водяной девы был насыщен такой сильной жаждой жизни, на его взгляд и такой любовью к своему дому. Эль тосковал по подземному городу, тосковал по его суровости, защищенности, опасности, что он таил и, что важно, его предсказуемости.
- Хорошо, что я не рыцарь, - со смешком заметил темный, глубоко вздохнув. - Я плохо учился... Во время лекций наш профессор растреливал нас из арбалета. Это не сильно способствует усваиваемости материала. - Он покосился на хозяйку, боясь пошевелиться и смущаясь ее присутствия.
Ветер за тонкой шторкой пожухлого плюща взвыл натяжным стоном раненого зверя. Эльф отчетливо представлял себе падающих с неба птиц, решившихся на ночной перелет над лесным озером. Все происходящее казалось сказочно-невозможным и завораживающим.
- Фил говорил правду, - проговорил эльф после недолгой паузы и почесав подбородок. - Я ищу трезубец морского царя - один из лунных трофеев. За завещанию великой матери, каждый принц Эль'Кериллам должен совершить великий подвиг. Мне не повезло со жребием. - Он вздохнул, чувствуя рядом плечо девушки, пусть и одетое, наконец, в его собственную сорочку. - А потому я напился, искал дорогу и забрел в человеческое селение. Уж не знаю, толи так принято у них, что любой пьяный в доску считается врачевателем, толи поверье о дроу и нашей целебной магии... В общем следующее мое воспоминание - это раскинутые ноги матроны и выползающая на свет Богини человеческая личинка... Я слишком много увидел за это утро... А потом я снова напился и уже оказался здесь. Кажется, лес проклял меня за попытку петь.
Лай ухмыльнулся. Вокруг было тепло, мох приятно согревал обнаженную кожу, тихое дыхание русалки разбавляло тишину. И было в этом что-то настолько умиротворяющее, что настораживало.
- У меня один вопрос: ты предложила мне остаться, чтобы я замерз и составил компанию остальным возжелавшим твоих слез и чешуи? Хотелось бы думать, что нет. Ведь ты обещала на рассвете показать дельту реки.
Лай не привык доверять незнакомцам, Лай не привык быть непочтительным с дамой. И он просто не мог себе представить, что из-за глупых предрассудков можно убить столь прелестное создание. Хотя, чего греха таить, его мысли тоже были отнюдь не кристальны как причастие когда он впервые заметил русалку среди сверкающих в закатных лучах брызг.
- Нам стоит поспать. Гладриэль уже почти в зените, ночи в этих широтах в это время года не слишком длинные. Хотя после сегодняшнего я не удивлюсь, что может это и не так.
Он привычно положил ладонь на рукоять кинжала, силясь закрыть глаза. Перед внутренним взором тут же ставала яркая картина великолепной обнаженной русалки с янтарными глазами. Скрытая сила клокотала внутри нее, мощь и такая бесконечно тонкая нежность. Лай смущенно зажмурился и отвернул голову в сторону.

+1

21

Он всё говорил и говорил. Тепло совсем разморило её, мягкая рубашка приятно прилипала к влажному ещё телу, а голос... Голос был таким необычным! Он не был возвышенным, коим обычно изъяснялись рыцари. Он не был поэтичным, не был таким уж мягким, каким бывают голоса очарованных её красотою. Он был напоминал нахальный говор севера и скрип несмазанных петель. Это был голос того, кто явно прошел долгий путь, кто не был так уж многословен, должно быть. Разве что в бою кричал какой-нибудь боевой лозунг своих подземных городов, бросаясь на врага, срывая голос, обрывая девичьи сердца (должно быть, не иначе). Но сейчас он был скорее теплым, как мурчание кошек. Она даже и не могла вспомнить, когда последний раз слышала звуки, которые издают мохнатые теплые звери, которых люди держали у себя в домах... Но он сейчас напоминал именно такого зверька. Его хотелось обхватить покрепче и заснуть рядом.
Психея и не заметила, как прикрыла глаза, чтобы те немного отдохнули. Она собиралась открыть их буквально через пару мгновений, но отяжелевшие веки совершенно не слушались её. Не слушались и ослабевшие руки, и голова, которую она уронила куда-то на плечо дроу. Тихий вой вьюги, вторящий его рассказу, казался таким далеким, таким недосягаемым! Она и вправду пригрелась рядом с ним, уже лишь краем сознания улавливая странную историю о трезубце, о Гладриэль, о морском побережье, о скалах и прозрачной воде...
А может быть он говорил уже и о чём-то другом, ведь сама Психея уже видела совсем другое.
***
Она видела пещеру с низким потолком, почти сплошь залитую водою. На дне этого небольшого подземного озера было столько драгоценных камней, столько ярких кристаллов, что бирюзовый свет от них плясал разводами волн на потолке, освещая всё вокруг. Сама вода словно бы светилась, светились мелкие жучки, пролетающие над ней. На маленьком островке в центре озера, где раскинуло свои огромные ветви белое древо, возвышался небольшой пьедестал. И тяжело было понять что светится здесь ярче: листья, будто сотканные из лунных лучей, вода или же... трезубец, воткнутый в камень постамента у ног статуи, в чей образ так сложно было вглядеться.
***
Она просыпалась медленно, нежась на теплом плече и устраивая чуть удобнее голову под ласковый, утренний щебет птиц. Это было так совершенно естественно и так непривычно, что Психея не сразу же открыла глаза, приоткрыв их, не с первого раза осознала, где она.
На четвертый раз, когда пушистые её ресницы приоткрылись, она наконец поняла, что профиль какого-то эльфа находится от неё так близко... Ко всему прочему нога её была закинута куда-то на его бедро. И это так сильно возмутило её, что та, громко завизжав, смачно пнула спящего дроу, выкатывая его из пещеры наружу, обрывая за собою часть по новой наросших лиан.
По ту сторону, за секунду до всплеска, послышался громкий гарк Ноктиса. Громкий, но короткий и оборвавшийся явно слишком рано. Захлопали его крылья, шумно булькала и шлепала вода, а после до взъерошенной девушки, кинувшейся искать что же ей надеть, донесся голос фамильяра:
- Давай, не плескайся долго, вылезай! Это тебе ещё повезло. А могла молнией шандарахнуть! Тут же их баб и не поймешь...!Надо было её ещё ночью обратно в озеро закинуть. Хоть прорубь прорубили бы. Не додумался я вам идею оставить...
А между тем желтоглазая наконец оправила сорочку и вышла, шлепая босыми ногами по земле у самой пещеры, отодвинул рукою покрывало из листвы. И взгляд её янтарных глаз едва ли не искрился от негодования.
- Клянусь пятью водами, я отрежу тебе руки, если они позволили себе лишнего, чёрный! - рыкнула взъерошенная ведьма, сразу же переключившись на плавающую по озеру птицу - Где ты был, недоощипаный суповой набор?!
- О, а она как всегда невероятно мила...
- Пока меня тут лапает какой-то эльф и рассматривает эфемерный паразит, ты носишься где-то?!
- А уж такт... Мечта, правда? - крякнул тихонько баклан, подплывая к берегу.
- Я превращу тебя в моль, клянусь! - прорычала она, наконец снова выцепив взглядом дроу - Что вот ты смотришь? Лови рыбу! Или по твоему этим я должна заниматься? Ноктис! Помоги ему! Я голодная, как взвод орков!
С этими словами недовольная Психея скрылась обратно в глубине пещеры, взмахнув копной растрепанных волос.
- Ох, ребята... Лучше бы вы эту селедку не сушили.
[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-66.userapi.com/T279VAovfqy4ofbNTrM3vn3QU0P50ButX8jy_A/5uv1MCcTONk.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

Отредактировано Carl Rashvold (26 Сен 2020 03:56:52)

+1

22

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]Лай не любил видеть сны. Они всегда были наполнены кровью и смертью. Каждую секунду такого сна его тело пронзали тысячи тонких, острых отравленных стрел. Рядом кто-то кричал, корчась от боли, кто-то полз среди беснующейся битвы, кто-то умирал, кто-то бежал и падал. Воронье кружилось высоко под синим небом, заглушая похоронным хриплым карканьем лязг стали о сталь. Поля,затянутые туманом, ярко-рубиновые капли, стекающие по тонким, вытоптанным травинкам. И огромные просторы оскверненных, отравленных земель.
Каждую секунду этих сновидений на спину эльфа опускалась семиусая плеть, солнце почти забылось а в горле жгло от ядовитых испарений урановых рудников. Тяжело, больно. Пот стекает по ледяной коже лба, рядом без дыхания падает очередной бедолага, менее выносливый, менее жаждущий жизни. Лай очень хотел жить и все еще был жив только благодаря этой жажде. Он сжимал зубы, он вгрызался в раскаленную едкую породу киркой, по секундам отсчитывая свою жизнь и количество жертв своей будущей мести.
Лай резко открыл глаза. Яркий свет врывался в пещеру через покачивающийся отросший плющ, играя по тесному помещению причудливыми тенями. Теплый мох приятно согревал кожу, теплое дыхание на плече дарило ощущение нежной благодати. Мягкое, такое нежное тело прижималось к его боку... Что? ЧТООО? Дроу едва не подпрыгнул, осознавая свое положение. Смущение, благоговение, желание (не без того, чего уж тут, он не монах). Сделав два глубоких вдоха, он попытался расслабиться, однако мышцы только сильнее напряглись, скручиваясь в тугие жгуты.
Наверное это разбудило рус...
- Аргх, - только и смог выдохнуть Лай, с плеском вылетая из пещеры и плюхнувшись в озеро.
Что за ведьмины промыслы такие. Представшая его взору женщина не была похожа на русалку, которую он встретил вчера. Нет, у нее было то же лицо, но... Красивые, стройные ножки, едва ли на треть бедра были прикрыты длинной сорочкой дроу. И ни разу не походили на перламутровый хвост. А может этот самый хвост ему вчера почудился спьяну? Точно! Должно быть так и было.
- А ведь так даже красивше. Мадам, позвольте исполнить любую Вашу волю. Я Ваш раб! - Фил раболепно растекся в поклоне перед русалкой. - Плохое настроение рождает морщины. Улыбнитесь новому дню. - Ну а что ему-то. Он и так мертв. Двум смертям не бывать. - Хотя я лучше помогу этому... Как его... Ах да, моему господину, прости господи.
- Я тоже редко бываю в духе спросонья, но... Черт возьми, птица, она белены объелась? - Дроу ошалело посмотрел на баклана. - Я очень надеюсь получить объяснения. Дьявольское озеро, - пробормотал он. - Буду рад служить, почтенная хозяйка. В благодарность за кров. - Лай улыбнулся.
С его волос ручьями стекала вода, ледяная по утру, бодрящая. Отвернувшись и нахмурившись, дроу размял затекшие плечи, поводя ими в разные стороны и побрел в сторону пологого берега, где вчера осталось его кострище. Все же дроу был охотником а не рыболовом. Был бы лук - была бы птичка на завтрак, а так придется птице отдуваться самому. Выбравшись на гальку, дроу оглянулся на хозяйку и шагнул в кусты рогоза. Мокрые насквозь штаны после купания стоило бы все выжать. Неплохо бы и просушить, но разжигать костер в присутствии резко изменившей свое отношение к нему хозяйки, эльф не решился.
Напевая себе под нос, плохо и фальшиво, какую-то простецкую песенку, темный разделся, быстро выкрутил лишнюю воду из одежды и стал натягивать брюки обратно, когда перед лицом нарисовалась голова Фила.
- Ага... - как-то растеряно пробормотал он. - А я им говорю, мол слыхали, где-то собака завыла. А это оказывается ты. В капкан достоинство защемило, чтоль? - Он захихикал гадко. - Почтеннейшая хозяйка трапезничать желает. А ну пшол развлекать госпожу. А то я ей не нравлюсь.
Лунный кинжал остался в пещере. Какая жалость. Лай тяжко выдохнул, словно снова тянул на себе израненную, расписанную кровью жизнь. Прохладный ветерок приятно холодил обнаженную кожу. Застегнув ремень, дроу вышел на открытое пространство, представая пред ясны очи достопочтенной госпожи Психеи. Интересно, а если ее бросить в озеро, как советовал птиц, она убьет меня сразу или подпоясает моими же кишками пока буду жив? Лай решил эти версии пока не проверять. Он не боялся хозяйки. Даже сейчас, с горящими глазами, вся такая раскрасневшаяся и воинственная, как дочь паучьей королевы, она была Лаю по сердцу. Хотелось снять эти скарлупки и обнажить. И он не про одежду.
- Прошу простить мне мое поведение, госпожа, коль Вы сочли его недостойным, - он проговорил это без пафоса, искренне. Его воспитывали благоговеть пред дамой, пред великой матерью и ее сестрами. Но слова... Да, высокопарно. Они были бы уместны при дворе, а не среди лесной поляны. Но поверьте, дева пред ним ни чем не уступала разряженным человеческим дурочкам. Даже одетая в мужскую рубашку. - Можно ли мне разжечь костер и приготовить эту рыбу по походному? Рецепты дроу к Вашему столу.
Он улыбнулся. И очень старался не смотреть на обнаженные ножки.

Отредактировано Alice Vladov (26 Сен 2020 20:18:14)

+1

23

Уже вовсю гудели мухи, когда баклан, проводив взглядом дроу, что стягивал с себя мокрые в очередной раз штаны, наконец-то занялся рыбалкой. Рыбу Ноктис ловил отменно, да и было её в Пёстром озере полным полно. Она сновалась целыми косякими среди вылезших вновь ярких кувшинок, среди огромных, поднявшихся из воды лап широких листьев. Над водою вновь склонилась высокая трава, в которой в течении всего-то полу часа уже засияли яркие цветы, притягивая своим ароматом невиданной красоты бабочек и и шмелей невероятных окрасок. Всё жужжало, всё пело, всё заливалось, всё чирикало и переговаривалось на сотни счастливых голосов. Будто бы и не было темной ночной вьюги, тумана, белого снега, толстого льда и завывания в болотах.
Всё было как обычно... Разве что Психея была иная.
- Ну знаешь ли. Объяснений он ждет... Натворил делов и ждёт теперь. Я думаешь её за нос водил 15 лет, чтобы ты её, молодец угольнорожий, взял и расколдовал? Она ж теперь жизни не даст! - закряхтел фамильяр, выкинув очередного сомика на берег перед вчерашнем кострищем, замытым утренним паводком - Никто с утра не будет ласковым, согласись. Да и кому понравится, когда тебя в реке столько лет продержали... Тут взбесишься не на шутку.
Баклан, явно ожидавший над собою расправы, натаскивал к кострищу веток, шлепая плоскими лапками по берегу. Уж кого-кого, а Психею сейчас бесить было точно нельзя! Жалко всё-таки, что они её не притопили... Так жили бы все спокойно, дай боги, ещё лет десять. А то и больше!
А между тем из пещеры вышла наконец-то ведьма: злая, но расчесанная и с бурдюком в руке. Одежды она себе так и не отыскала, чему была не рада. И первым это почувствовал конечно баклан. Ноктис уже захлопал крыльями и, поскальзываясь, старался отбежать в сторону, пока свою речь с лучезарной улыбкой заканчивал Лайнар. Под громкое кряканье сверкнула молния, ударившая не в птицу, что вовремя убралась с этого места, а в подобие костра у ног эльфа. Затрещали ветки, а вторая молния следовала уже вдогонку орущему баклану.
- Сколько лет?!! СКОЛЬКО ЛЕТ ТЫ, ЛАСТОНОГАЯ ДРЯНЬ, ДЕРЖАЛ МЕНЯ В РЫБЬЕЙ ШКУРЕ?! ВСЯ МОЯ ОДЕЖДА ИСТЛЕЛА! - орала ведьма, приближаясь вдоль берега с трещащими между пальцев молниями. Переключилась на эльфа она только тогда, когда визг фамильяра был слышен откуда-то с болот. - Что стоишь? Вот тебе огонь! Ну так жарь!
Психея наконец выдохнула, опустив поднявшиеся, как у кошки, плечи и, откупорив с чпоком бурдюк, наконец-то опрокинула его в себя. Она сделала не меньше трех глотков, даже не поморщившись, прежде чем схватить дроу за шиворот и занюхнула его мокрыми волосами.
- Нормально! Отличная вода! - сипло оповестила она, сев на бревно и вытянув ноги, играя теперь пальцами и рассматривая их, периодически отпивая самогона - Ладно, остроухий, слушай сюда. Я пока тут платье свои искала, всё обдумала и решила. Я иду с тобою. Всё равно ты этих мест не знаешь, а с болота без моей помощи не выйдешь. Да и вообще мало что знаешь о мире наземном, раз только арбалетный болт и запомнил с занятий. И это не обсуждается даже.
[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-66.userapi.com/T279VAovfqy4ofbNTrM3vn3QU0P50ButX8jy_A/5uv1MCcTONk.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

Отредактировано Carl Rashvold (26 Сен 2020 21:29:52)

+1

24

Фил отправился ловить бабочек. Что? А вот так. Мир вокруг сходил с ума и танцевали разноцветные дракончики. Лай абсолютно полностью решил, что тронулся. Допился... Творящийся вокруг хаос для эльфа был в новину. Эльфийки дроу были всегда сдержаны, холодны и мудры, а это... Живой кипящий огонь с запахом гномьего самогона. Лая обдало жаркое дыхание ведьмы, лизнув алкогольным паром по щеке. Сказать, что дроу был в смятении - это очень сильно приуменьшить его моральное состояние.
Он был в шоке. Его никогда не пугала боль и смерть, его не вводили в трепет сражения и драки. Но эта дама. Дроу видел как работают маги и раньше. Сам он был очень посредственным волшебником, несколько боевых заклинаний, немного целебных чар, галопом по верхам магии металлов. Однако даже он мог оценить, какая сила бурлила в этой женщине. Особенно когда она коснулась его.
Почтительно поклонившись хозяйке, он таки сходил в пещеру за своими пожитками. Оценив добычу баклана как неплохой завтрак, воин несколькими движениями вскрыл рыбные тушки, убрал чешую и внутренности, насадил их на тонкие выструганные палочки и натер солью и смесью ароматных трав.
Когда будущая трапеза аппетитно зашипела над углями костра, эльф сел напротив ведьмы, неловко отводя глаза и задумчиво копоша тонким прутом красные угольки.
А подумать было о чем. Первой мыслью было прибить баклана. Эльф сложил его слова и слова русалки и сделал вывод, что птица - тюремщик, что держал взаперти прекрасную принцессу. И он, Лай, вроде как эту принцессу спас. Правда принцесса была хоть и прекрасная, но с характером демонов преисподней, которым разродилась морская ящерица. Ужас.
Исходя из выше оговоренного, эльф стал смотреть на ластоногого пернатого как на защитника мира от угрозы по имени госпожа Психея.
Заявление самой русалки дроу расценил как наказание за грехи перед вселенной. Великая мать, Богиня, он бы с радостью готов был взять с собой прелестницу с рыбьим хвостом, даже если бы пришлось тащить ее на руках, но эта дама пугала его до икоты. Все же Лай рассчитывал вернуться в подземный город со всеми частями тела согласно перечню.
Кроме того, она глушила самогон как воду. Хотя... Вряд ли это такая уж плохая черта. Собутыльника у эльфа не было давно.
- Я же как-то сюда добрался и не сдох без сиськи, - пробурчал эльф, почти обидевшись на замечание хозяйки. Он проворно повертел тушки рыб над углями последний раз и протянул тонкий прут с завтраком Психее. - Помню, горячая вода на тебя плохо повлияла. Пусть чуть остынет. - Он вздохнул. - Я не против попутчика. С чего мне спорить? По рукам. - Он грустно улыбнулся, отводя взгляд и смущаясь.
Он вытянул из сумки точильный камень и длинный меч из ножен. Плюнув на точило, он со звенящим звуком провел вдоль острейшего лезвия. Первое правило воина - держать оружие в чистоте и готовности. Ты можешь быть голодным и немытым, быть покрытым грязью, кровью и засохшей глиной, но твой клинок должен сверкать. И в нем отразится душа воина.
- Судя по старым картам, болото упирается клином в равнину лесостепи, много-много лиг бескрайней пустоты, покрытой травой выше пояса. Потом, через несколько суток перехода стоит выйти к центральному тракту. Им пользуются купцы, что подвозят свои товары к кораблям. К морю. - Он монотонно затачивал клинок. Отложив меч в сторону, он так же трепетно растер и заточил засапожный нож и длинный кинжал. - Коль просторы озера осточертели Вам... Пошли. - Он пожал плечами.
Он не видел проблемы. Эльф был уверен, что ведьма, даже такая психованная, все равно меньшая проблема, чем чертов Фил.[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]

+1

25

- На меня плохо влияет отсутствие жрачки! И если я пыталась что-то глотнуть горяченького, значит точно хотела вернуть себе ноги. Я почти даже это помню. - хохотнула русалка каким-то совершенно не ангельским гыгыком и забрала веточку у эльфа, вгрызаясь в светлое рыбье мясо, источающее прозрачный сок. Сок тек по её рукам, а золотые глаза щурились от наслаждения, не замечая, как пачкаются рукава рубахи. Она промычала удовлетворительно, по всей видимости даже не замечая костей, коих в речной рыбе было полным полно. - Ох, супца бы сейчас...
Он мечтательно улыбнулась, наморщив носик и закинула ногу на ногу, покачивая одной пяткой и рассматривая проплывающие над головою облачка и птичек, свистящих на ближайших деревьях.
- Без сиськи он не сдох... Это всё потому что у тебя сиськи правильной не было просто!
- Ага, с правильной уж тем более откинет ласты... - крякнул баклан, приземлившись на почтительном расстоянии и повернув голову так, чтобы внимательно следить глазом за ведьмой. Впрочем, Психея, по всей видимости уже немного остыла. По крайней мере не стала запускать в птицу ничем, кроме рыбьей кости.
- Признаться, что там за болотами, я знать не знаю. Но вывести из этих мест смогу тебя. Уж поверь мне, никакая карта тебе не поможет здесь. Когда-то и я думала, что выучила её достаточно хорошо, чтобы выбраться...
***
Ей казалось, что тело деревенеет, становится тяжелым не только от грубого, насквозь пропитанного водою платья. Она уже не чувствовала ни боли, ни холода, а лишь то, как тело её стремительно становится твёрдым. Казалось, что даже кровь более не покидает его.
- Давай же... Давай же милая! - повторял фамильяр, шлепая рядом и то и дело взлетая, чтобы осмотреть окрестности. Нет ли за ними погони? Есть ли впереди хоть что-то или кто-то способный помочь?
Пальцы её, острые и бледные, как у трупа, впились в кочку, подтягивая себя и своё тело вперед ещё немного. Хвост скользнул по жесткой траве и сучьям, царапаясь, плавник уже был надорван в нескольких местах. Психея вцепилась в поваленное, заросшее мхом дерево и попыталась подтянуть себя ещё дальше. Но пальцы её соскользнули с бугристой сырой коры, обдирая руки, и вот уже русалка снова плюхнулась лицом в грязную воду.
Она перевернулась, смотря в холодный лик Гладриэль, взошедшую на черный беззвездный небосклон - наблюдательницу их страданий.
- Давай же, девочка! Давай же...! - твердил Ноктис - Ты справишься... Доберешься!
- Не надо... - просипела едва слышно девушка, едва почувствовав тепло - Не отдавай. У тебя и самого не осталось сил... Отдашь последнее и исчезнешь... А вместе с тобою и моя магия.
- Потерять дар - не потерять жизнь!
- Какая разница... умру я с ним или без? Я не протяну больше...
Ногти её кровоточили, десны кровили, а зубы были черными от съеденных корений - единственное, что могла она добыть здесь, на болоте. За семь дней, в течении которых она беспрерывно ползла, тело её было истощено, кости рёбер и ключиц выпирали, натягивая подранную кожу. Она не могла взять ещё немного сил у фамильяра - Ноктис и без того отдал слишком много, залечивая рану от кинжала. Удар был сильным и неожиданным... Залечить такое одной лишь магией было почти невозможно. Русалка чувствовала, как рана её вскрывается, как пытается её фамильяр залатать её вновь... и вновь... Семь дней она теряет кровь, силы и жизнь. Семь дней бессмысленной борьбы.
- Не улетай больше... - попросила она, скользнув трясущимися пальцами к плоским его лапкам - Нам нельзя встретить конец по одиночке. Так страшнее...
Баклан дышал часто, низко опустив крылья и издавал странное сипение, нарастающее и становящееся всё громче.
- Нет, ты доберешься. Мы доберемся до воды! Оно должно быть здесь...
- Нет здесь озера... Должно быть оно давно высохло. Гладриэль нам свидетель, мы пытались... - как-то совсем успокоившись ответила русалка, прикрывая глаза.
Сколько она так пролежала? Время летело незаметно... Ноктис, свернувшийся под боком скорее уж как кот, нежели птица, вдруг зашевелился, подняв высоко голову. Яркий свет заставил и Психею распахнуть потемневшие от мук глаза и попытаться взглянуть на его источник. Светилась вода. Гладриэль сейчас казалась такой огромной, а свет её был столь ярким, что перебивал своего брата - Марка.
- Смотри, Психея...!
Она и вправду смогла повернуться, приподнявшись на локте, и увидеть то, что так поразило её Ноктиса: лунный свет словно выстлал дорогу среди кочек. Он петлял между коряк, мхов, вода горела, лентой указывая путь, искрясь и... шепча?
- Я слышу её... воду.
- Я тоже.
- Там впереди озеро... Оно пустит нас!
***
Ведьма моргнула, невольно коснувшись пальцами живота, словно бы ощутив удар кинжала снова. Но хмуриться не стала. Прошло так много лет в мире людей, что, должно быть, её обидчиков и на свете более нет? С тем образом жизни такое было куда более явным, чем их внезапная встреча...
- Болото путает. Если с картой идти, так уж точно никогда не выйдешь. Сюда умирать приходят или за подвигом! Я вроде тебе вчера об этом говорила. Тебе повезло, что русалки слышат все пять вод...! Без моей помощи ты не выйдешь, - Психея уставилась на эльфа с ухмылочкой, едва не съедая его взглядом - Но у меня условие. Я поеду на тебе. И не смотри так!
- Она боится ножки замочить... - пояснил баклан, теперь подойдя совсем близко и стянув одну из рыб.[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-66.userapi.com/T279VAovfqy4ofbNTrM3vn3QU0P50ButX8jy_A/5uv1MCcTONk.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

+1

26

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]Лайнар отложил оружие. Клинки звонко лязгнули по ножнам, пропитав окружающую тишину шероховатым резким звуком. Тихий, легкий ветер колыхал волосы сидящей напротив женщины, а пламя углей отбрасывал на белую кожу ярко-оранжевые отсветы. Эльф задумчиво повертел в руках прут с насаженной рыбиной и, не долго думая, оперативно проглотил свою порцию, потянувшись за второй. Только вот вторую уже утащила чертова нахальная птица.
И снова Лаю было о чем подумать. Он не мог собрать в своем разуме во едино вчерашнюю и утреннюю картинку. Русалка, с ее нежной кожей, поблескивающей среди прозрачной воды, ее теплыми, глубокими лазами, ее томным тягучим как мед голосом и... Вот это! Ведьма напоминала дикарку. Непредсказуема как ураган, необузданная, непокоренная. Она словно была совсем другим существом. Словно два изломанных отражения в ряби родника с быстрым течением, в кривом, плохо обработанном зеркале. Одинаковые, но такие разные. Нет, не свет и тьма. Скорее как томный, мягкий туман и яркое, жгучее пламя. И обе столь грешно прекрасны.
Дроу вначале ухмылялся, потом хмурился, а после, икнув, резко выплюнул застрявшую между зубов кость, которую елозил языком во рту все время, пока ведьма с бакланом обсуждали затейливость этих болот. Вчера путь сюда показался Лаю до безобразия простым. По кочкам прыг скок, с пятки на носок и он уже у берега. Однако сейчас, осмотревшись, он вряд ли бы нашел даже вчерашнюю тропу. Резкий приход зимы на ночь уничтожил все следы. Дороги назад больше просто нет.
- А можно я на него уздечку надену? Я сплел, глянь!, - в мысли Лая ворвался чертов призрак, размахивающий над головой призрачной веревкой с петлей на конце. - Конечно повезет! Куда он денется,когда разденется. - Фил заржал, наматывая свое туманное изделие на локоть.
Задумчивость и хмарь опустились на лицо темного, заставив Фила резко стихнуть и впитать чертову веревку в собственное тело.
- Прости. - призрак почти сглотнул. - Лишнее сболтнул.
Фил отошел, разбрасывая призрачных бабочек, которых нес в качестве презента хозяйке озера.

***
- А ну пшол, темная падаль! - хлыст со свистом опустился на израненную спину а тяжелый сапог, подбитый металлическим каблуком, резко пнул изможденного дроу в сторону. - Не видишь, что сейчас тут пройдет наследник! - резкий удар под ребра, заставил Лайнара резко выдохнуть и откатиться с проходной тропы в канаву для отвода воды.
Он из последних сил он приподнялся на дрожащих руках, сплюнув кашлем с губ кровавую слюну. Ребра заныли тянущей болью, незажившие раны от нагайки и хлыста словно завыли, заставив с силой втянуть в себя глоток воздуха:смрадного, провонявшего болью, кровью и ядовитым газом.
Встав, Лай тяжело привалился к стене забоя, ухватившись дрожащими пальцами за скользкие горячие камни. В шахте было жарко как в аду и воняло серой и гарью от чадящих факелов. Далеко впереди показалась процессия. Они шли нарочито медленно. Наследник светлых эльфов, Филипп мать его. Смотритель едва не в задницу королевскую целовал, растекаясь в рассказах о производительности, о высокой выработке и невероятной доходности. И ни слова о том, сколько трупов каждый день закапывают по ту сторону холма.
Лайнар распрямился. Надзиратель, что столкнул его с дороги уже почтительно кланялся перед проходящей мимо группой. А дроу смотрел в глаза принца. Смотрел с ненавистью, смотрел с горящей жаждой мщения. Фил отвернулся. А на шее Лайнара затянулась крепкая петля веревки, потянувшая вниз, к земле.
- На колени, раб!

***
- Что, прости? - Из задумчивости его вывел голос ведьмы. - То есть как это?
Пояснения баклана никак не прояснили ситуацию. Лай почему-то подумал, что задумавшись, пропустил какую-то часть монолога хозяйки озера и теперь чувствовал себя полным идиотом. Прокашлявшись и поднявшись во весь рост, он сложил руки на груди, пытаясь хоть немного обдумать ситуацию. Складывалось впечатление, что стоило ему задуматься, как происходила очередная неведомая хрень, объяснить которую сам себе эльф был уже не в состоянии. Донести ведьму на руках до сухой долины. Вряд ли это было слишком сложно или слишком далеко. Бывало в его жизни, что приходилось тащить раненного товарища и гораздо дальше. Да и Психея, в ее нынешнем обличье, выглядела гораздо легче, чем русалка с дивным, но чертовски тяжелым хвостом. Богиня...
Может позже ему все же соизволят хоть немного объяснить...
- Хорошо! - Он отступил к воде, зачерпнул ее фляжкой и выплеснул на остатки углей в костре. - Поехали.

***
Самым сложным оказался вопрос, как усадить ведьму на закорки. В любом раскладе выходило, что всякие ее неприличные части терлись бы об обнаженную кожу дроу, а сие непотребство его не устраивало. Он здоровый мужчина и реагировал вполне себе естественно. Только вот последствия таких реакций могли превратить его в не совсем здорового и не совсем мужчину. Почему-то в этом эльф был уверен.
Пришлось отдать брюки ведьме, замотавшись в старый плед на манер горных кланов. Кольчугу пришлось натягивать на голое тело, наручи тоже. Такое себе удовольствие. Благо не пришлось топать босым. Содержимае своего походного заплечника эльф с болью вручил ведьме. Все же полезные вещи, вроде того же котелка, фляги и галет с сушеным мясом и фруктами, не стоило выбрасывать. Оружие он оставил при себе, приноравливаясь и примеряясь, как вытащит его, если понадобится в пути.
Шли долго. Солнце перевалилось через зенит и медленно стало опускаться за изрезанный хребет дальних гор. Под ногами чавкала вода, спину немилосердно ломило, словно он шел в гору в мешком гвоздей. Даже Фил притих, видя как сжатые губы Лайнара беззвучно, как мантру, шепчут одну фразу.
- Все еще живой.
Казалось, этому не будет конца. Он шел с лучшим штурманом и навигатором, однако почему-то ему казалось, что компас весит гораздо меньше. Уже решив, что наверное помрет, эльф с надеждой посмотрел вперед.

Отредактировано Alice Vladov (30 Сен 2020 07:26:40)

+1

27

А впереди виднелся снова лес. Ведьма легче и не думала становится, всю дорогу ворча и ругаясь с то летящим впереди, то шлепающим рядом баклном. Она успевала поругаться даже с Филом, несколько раз с шипением бросаясь на призрака и едва не сваливаясь со спины своего "скакуна", размахивая при этом с явно не девичьей руганью котелком.
Ноктис её явно в этом не поддерживал, однако каждый раз замирал с явным желанием увидеть, как ведьма всё же плюхнется в воду и обратится обратно в великолепную русалку, что будет точно подобрее, чем это создание, не иначе, как исторгнутое из глубин вулканов, где пляшут сотни подобных ей дьявольских исчадий.
Но каждый раз Психея каким-то чудом удерживалась на эльфе и продолжала рулить, показывая дорогу. К вечеру выдохлась даже она, явно заблудившись сама.
- Так... Довольно. Давай остановимся на привал.
- Ты то есть дорогу не слышишь? - поинтересовался баклан, приземляясь на почтительном расстоянии. Не смотря на расстояние, он тут же был сбит со своей коряги метким запуском котелка.
- Ты что, быкуешь, быклан чертов?! Я тебе устрою тут бунт на палубе! И ничего я и не не слышу! ...ну.. Ну не слышу немного! Так я что, виновата что вода заткнулась?
- Да с тобою, хамкой, даже вода не хочет говорить!
- А вот и хочет!
- А вот и нет!
- А вот и да! Так, опусти меня на кочку сухую я ему устрою сейчас... - прорычала ведьма и тут же охнула, указывая вперед - Смотри! Там полянка! Давай туда шлепай!
***
- Я тебе говорю, Лайнар... Вот клюв даю, что зря ты её с собою-то взял. - крякнул ему Ноктис, стоя лапками на груди эльфа и страдальчески заглядывая в его лицо - Она тебя точно изведет, уголек ты печной. Ну вот ты лежишь тут уже час... А она что?
А бывшая русалка довольно ходила и кружилась, не сильно заботясь о разрезе рубашке, и наслаждалась тем, что пяток её касалась мягкая душистая трава. Она впадала от этого в какой-то необъяснимый никому из присутствующих восторг, поднимая руки вверх к темнеющему небу и смеясь. Она радовалась наступлению сумерек, радовалась ночи, радовалась отсутствию холода заколдованного озера, радовалась свету загорающихся звезд и сухости волос. Она пробовала ягоды и набирала с поляны каких-то грибов, складывая их в котелок и принюхиваясь после к аромату, исходящему от них. Всё вокруг так радовало её, что Психея ещё долго не могла успокоится, рассматривая всю поляну. Она даже Филиппа успела привлечь в свои странные действа, показывая ему то один, то второй гриб из котелка и что-то вещая про каждый. А закончив это странное занятия и, видимо, в сласть наговорившись, ведьма направилась к Лайнару, поставив свои трофеи рядом.
- Это можно есть! Я буду спать под вон тем деревом в корнях. И если хоть кого-то из вас почую рядом - пиняйте на себя! - предупредила ведьма, взмахнув черной волной волос и удаляясь в сторону старого дуба, нависшего над краем поляны.
- Держись. - попросил дроу баклан, поглаживая его грудь лапкой.
***
- Ну она по правде не такая плохая. Сложности у неё, понимаешь? - вещал фамильяр, разгребая себе траву у костра и устраиваясь удобнее. Веточек для него натаскал он сам, соорудив из них подобие какого-то шалаша - Вроде как ведьма, а плеснешь водою, так уже русалка... А они же пристукнутые, как и любые рыбы! Но её водичка успокаивает. Темперамент немного гасит, так сказать. А как высохнет, так мегера! Но ты уж не злись. Психея добрая по правде... У неё от доброты этой только беды случались одни! Вон какая спит спокойная... Тихая.
Она и вправду была славной, когда спала. Лицо ведьмы было расслаблено, она положила ладонь на корень и уложила поверх костяшек щеку, разметав черные волосы по плечам и спине. Она дышала плавно и, казалось, даже улыбалась чему-то во сне.
- Красивая... - послышалось бульканье совсем рядом спустя минут пять - Может отдашь, а эльф?
Баклан вскочил, захлопав крыльями и напугано отскочил подальше от края поляны, где из болота вылезла полурыбья голова с длинными усами.
- Не, ну можно и обмен! Ты мне девицу, а я тебе... живу водицу. О, и проход! Видел блукал ты тут как неприкаянный.
[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-66.userapi.com/T279VAovfqy4ofbNTrM3vn3QU0P50ButX8jy_A/5uv1MCcTONk.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

Отредактировано Carl Rashvold (12 Окт 2020 05:38:46)

+1

28

[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]Лайнар откровенно решил что вон, его смертный час. Птички поют над головой, небо такое бесконечное, Луны безумно прекрасные и лик Гладриэль ему улыбается с небосвода. Зарево заходящего солнца разукрасило поляну в нарядный багрянец и все такое чистое-чистое. Не самая плохая смерть. Он не харкает кровью, он не лежит пронзенный вражеской стрелой, над ним не кружатся с бешеным криком падальщики и снег не тает на оледеневшей коже. Можно просто вот так закрыть глаза, добрым словом помянуть Эноэль, что когда-то давно омывала его раны теплым целебным элексиром, тихо шепча молитву Паучьей матери, что уберегла никчемную жизнь сына своего и тихонько сдохнуть...
Эльф лежал лицом к небесам, глаза потянулись поволокой тумана, кровь бурлила по венам нескончаемым потоком и, Богиня, как же он был рад тишине. Самым сильным желанием сейчас было оглохнуть. Чтобы в его маленьком мирке поселился покой и вечная, бесконечная тишина. Чтобы никогда больше не слышать этот голос, чтобы больше никогда не чувствовать ледяные руки на своих волосах, которые дергали его целый день, направляя голову то вправо, то влево.
Дайте мне умереть. Птица, чертова птица, слезь хоть ты с меня! У него даже не было сил говорить. Даже не было сил моргать. Казалось, даже ветерок, что играл с его волосами, причинял невероятную боль. Каким же идиотом надо было быть! Лопух ты подземный, Лай! Совершеннейший идиот. Не зря в племенах темных эльфов балом правили женщины. Ибо это воистину страшная сила. Хитрость и коварство - имя твое!
- Птица... Если ты сейчас с меня не слезешь... Ох... - У него не было сил даже угрожать противному фамильяру. - Сказал бы ты то, до чего я уже сам не додумался.

***
Возможно, впервые за всю свою немертвую жизнь Фил был воистину счастлив. Эльфы любили лес, эльфы слышали каждый стон деревьев, шепот листвы и трав. Они словно пили из вечного источника, что бился в их собственных сердцах. Серебристый свет заливал поляну и ведьма танцевала в этом свете. Призрак невольно залюбовался тонкой ее грацией, нежной непосредственностью, что сокрыта за тяжелым занавесом с табличкой "мегера".
- Этот еще возьми, - указал он на гриб с большой коричневой шляпкой, стыдливо прикрытой палым желтоватым листом. - Если его заварить, можно излечить мышечную слабость. И не только мышечную, если ты понимаешь о чем я. - Фил хохотнул и резво поскакал прямо по воздуху, словно сам стал этой ночной тишиной.

***
Похлебав грибного супчика, Лайнар почувствовал себя куда лучше. Мысли о смерти стали куда менее навязчивы, а покупать погребальный саван себе он уже не спешил. Хотя за последний бы сошел и тот самый плед, который эльф использовал и как штаны и как сорочку и как походное одеяло. Темный сидел у костра, прислонившись спиной к стволу дерева и рассеянно смотрел в огонь. Оранжевые блики плясали по прогорающим уголькам, рассыпались сотнями красных брызг и, будто отражали свет красной луны, что взошла на темном звездном небе. Ломота больше не раздирала усталое тело на части, только мирный тихий покой укутывал в теплое одеяло.
Эльф проследил за взглядом птицы и всмотрелся в красивое, умиротворенное лицо. Ведьма спала так тихо и сладко, что казалось почти кощунством нарушать этот сон. Лицо разгладилось, расслабилось. Девушка даже причмокивала во сне. Оставалось только надеяться, что ей не снится как она так упоенно высасывает мозг эльфа во сне. С такой же одуряюще невозможной настойчивостью, как днем измотала его бренную тушку.
А вот замечание баклана эльф принял к сведению, хоть и не подал виду, сколь оно было для него интересно. О трудностях с водой он уже догадался и раньше, но вот сейчас, когда птичка столь благородно решил все это разъяснить, расставили для Лая все проблемы по полочкам. Для усмирения буйного нрава просто нужна вода. Вода - это не сложно. Может дождик как-нибудь пойдет, помоги Богиня.
Чужой голос прорерал размышления эльфа как острый клинок прорезает плоть. Тело среагировало молниеносно. Дроу взвился во весь рост, обнажая меч. Алый и серебристый свет лун отразились от блестящей поверхности, бросив в разные стороны едва заметные блики. Глаза, привыкшие к темноте, тут же нашли источник звука и Лай воткнул оружие в землю перед собой, сложив руки на навершии рукояти.
Водяное существо выглядело жутковато. Почти растворялось в зеленоватой тьме болота. Темный сузил глаза, подозрительно рассматривая незванного гостя.
- Мое почтение, господин. Простите не знаю Вашего имени. - Вколоченная годами вежливость не позволила слету рубануть пришельца от плеча, разделим толстую тушу на две неравные части.
Вообще, предложение болотного существа звучало очень заманчиво. Даже Фил за спиной уродца активно закивал белобрысой головой, отчего та отвалилась от тела и покатилась по траве. Но он был призраком и просто развлекался такими шуточками. Правда сейчас потенциальные зрители были несколько увлечены иной беседой.
- Не скрою,с дорогой возникли трудности. Только вот почем мне знать, что не вы путали мне путь, светлейший, чтобы позариться на эту... эмммм... милую, - на последнем слове он почти скривился, - госпожу. Боюсь, я не могу ею размениваться. Я ее... немножко боюсь. Гораздо больше, чем Вас.

Отредактировано Alice Vladov (12 Окт 2020 20:21:52)

+1

29

Водное существо, по всей видимости, совсем не расстроилось и закряхтело, выползая на берег, словно бы таких тут эльфов, по поводу и без обнажающих сверкающую сталь, было вдосталь. Он шлёпнул ластами по траве, моментально ставшей мокрой и склизкой от зловонной болотной воды, и, сложив поверх них своё жабье пузо, стиснул между собою влажные, покрытые бородавками  длинные пальцы, укрыв ими выступающий живот. Его бесцветные, почти белесые, рыбьи глаза уставились на незваного гостя этих мест так тупо, что, пожалуй, умнее бы выглядел сом, чем данная персона. И так смотрел водяной на Лайнара с пару минут полной тишины, пока баклан, наконец не придя немного в себя, не прервал по всей видимости глубокие и философские размышления водного создания своими криками. Правда напала птица совсем не на водяного.
Взбалмашный фамильяр, от испугу вытянувшийся и ставший похож скорее на вырвавшуюся от топора курицу, кинулся на призрака:
- Ты что киваешь, а?! Ты что киваешь там, гад прозрачный! Ты что удумал?! А ты что удумал, черномордый! - теперь баклан напал уже на эльфа, однако, обернувшись на спящую свою хозяйку и, убедившись что та даже не повела носом, уже зашипел на Лайнара по новой, но намного тише, - Решил тут толкнуть Психею без её ведома, да? Этому барабанноживотому?!
- Я бы попросил без оскорблений! - вмешался тут же водяной, дёрнув мясистыми усищами.
- Чтобы он её съел? Глянь какой он дутый! Он небось всех остальных жителей болота подожрал уже!
Водяной недовольно фыркнул, от чего вода тут же полилась из его носа по усам, а после подхватил эльфа под локоть, оттаскивая от птицы в сторону и заставляя присесть рядом с собою. То, что сам хозяин сего болота шлёпнулся на задницу тоже было едва ли заметно, ибо с коротких его ножек падать далеко не пришлось.
- Что за народ пошел, а? Чуть что, так сразу бросаться! Даже пообщаться не дают с воспитанными эээ... - водяной запнулся, явно решая, стоит ли называть Лайнара человеком, - ...с молодыми людьми воспитанными! А таких тут отродясь особо и не было! Ну кроме тебя вот. "Не скрою", "моё почтение", "светлейший"! Говоришь, как поёшь! Так вот сядешь говорить, а весь деловой настрой перебьют курицы хамоватые...
- Я - баклан!
- Та хоть иднюк... Ну так я к чему всё. Мне ж понимаешь, не со злого умыслу такая идея пришла. Не смотря на все иньсюниации ентой вон птицы, я ж не к ужину её беру, а... Мне ж тебя жалко стало! Тащишь и тащишь её... У меня ведь какое дело-то к тебе...
Водяной подвинулся чуть ближе и продолжил:
- Жена мне нужна, понимаешь? Все русалки-то уплыли отседава, когда воды меньше стало. Кто уплыл, а кто и вовсе ногами встал ушёл. А я вот один остался тут! И жена моя любимая, Ульянушка, тоже хвостом вертнула и сбежала, как я ни держал её... Ой как держал! Подарки дарил, озеро ей оформил, рыбу свежайшую туда напустил, каждый день ходил к ней. А она взяла, да сбежала! Ну не коза ли, а? В общем жена мне нужна... А от красавицей этой за версту чуется, что она топленая! Ну то есть хвостатая. Дык вот и рискнул я предложить тебе чего... Ты мне-то её отдай. И тебе полегче будет, а! Всё равно она с этого островка уйти никуда не сможет, а значит и не догонит тебя. Вот и не придёться её ни тащить, ни бояться. - предложил водяной, почёсывая пузо, - Штаны правда вернуть тебе не смогу. Раздевать её коль станешь, так она проснётся... По опыту уж знаю, что правильно не поймет. Да и тихо уйти не сможешь. А так я тебе и дорогу покажу. Тут идти-то осталось не больше четырёх пяти вёрст. Соглашайся!
Баклан, по всей видимости, потерял от такого нахальства дар речи и, свесив крылья по бокам и широко открыв клюв, молча наблюдал за тем, как его хозяйку продают в жёны водяному.
- Мне ж такая вот и нужна, понимаешь? Красивая, ласковая...! Добрая!
[nick]Психея[/nick][status]а хвостом леща не хочешь?[/status][icon]https://sun9-66.userapi.com/T279VAovfqy4ofbNTrM3vn3QU0P50ButX8jy_A/5uv1MCcTONk.jpg[/icon][sign]float:leftHe sat upon the rolling deck
Half away from home,
And smoke a Capstan cigarette
And watched the blue wave tipped with foam.

He had a mermaid on his arm,
And anchor on his breast,
And tattooed on his back he had
A blue bird in a nest.[/sign][lz]русалка, ведьма дурная с раздвоением личности[/lz]

+1

30

Булькающий голос водяного заставлял Лайнара хмуриться все сильнее и сильнее с каждым словом. Даже перепалка его с бакланом, который, чего греха таить, начинал уже нравиться темному, не смогла отвлечь его от основной мысли: этот гад собрался торговаться с ним. Торговаться на жизнь думающего, разумного существа! Хотя с разумностью это он наверное все же погорячился. Бросив взгляд на Фила, потом на дремавшую под деревом ведьму, дроу сложил руки на навершии воткнутого в землю меча и побарабанил пальцами по яблоку.
Вокруг звенело лето. Цветочки, бабочки, васильки. Ветер гулял в кроне старого дерева, рождая невообразимо прекрасную музыку. Словно сама жизнь журчала в ней, разбавленная теплым, едва ощутимым дыханием. Шелест листвы, похожий на беззвучные шаги призрачного Фила по коридорам подземного города, гулял в голове сына паучьей королевы и словно выдувал все мало-мальски приемлемые мысли.
Итак, что же мы в итоге имеем. С одной стороны сумасшедшая, неуравновешенная русалка, способная сжечь его прото потому, что вот прямо сейчас ей этого захотелось. И она могла бы. Что-то глубоко внутри подсказывала Лайнару, что именно этого стоило бы бояться больше всего. Кроме того, даже если он вот сейчас вдруг забудет, что женщина есть существо священное и благословенное и продаст таки свою спутницу в любимые жены этому странному слизкому созданию, где гарантия, что когда ведьма очнется она не оторвет принцу подземного города какую-нибудь лишнюю, на ее взгляд, часть тела? Таких гарантий нет уж точно. С другой стороны есть водяной, местный житель, который уж точно гораздо лучше этой психованной знает болота и совершенно уверенно может показать дорогу. Ключевое слово тут - "может". Ведь именно исходя из его полной осведомленности в расположении всего в этих местах, он с таким же успехов может завести эльфа в трясину и тогда уже он с полным комплектом членов и телосложений утопнет в грязной мерзкой жиже и составит Филу компанию за чертой.
А за черту Лайнар совсем не рвался. Там и компания такая себе, ведь от его меча пало огромное множество врагов, которые за столько лет в аду поднаторели, накрутились и уж точно придумали как изговнять его посмертную вечность. Тут среди живых есть только Фил, а таааам. Ух, сколько наберется. На целый королевский взвод.
Всении размышления, таким образом, приводили либо к смерти либо, как минимум, к членовредительству. Оба этих варианта никак не устраивали дроу. Умирать во время выполнения подвига. Вот так позорище! Сестра уж точно отыщет его безымянную могилку, чтобы смачно плюнуть поверх камней. Хотя какие камни, о Богиня! Торфяная лужа станет его последним оплотом.
- Слышь, Лай, - прервал его невеселые размышления призрак, кое-как отделавшийся от навязчивого внимания баклана, - Этот псих и вправду считает ее милой и доброй! Милой, Лай! Ласковой.
Призрак гоготнул и тут же отвернулся посвистывая, будто его тут и не было вовсе.  Дроу и сам едва сдерживал смех после последних слов водяного. Губы кривились, хотя он изо всех сил старался сохранить жесткое и суровое выражение на лице. Что бы брови сведены и глубокая морщинка над носом. И вот это вот все, от чего враги обычно драпают, сверкая пятками. Он опустил голову, словно размышляя и позволил длинным волосам упасть на лицо занавешивая рвущийся наружу хохот от глаз собеседника. Эльф едва не затрясся в приступе неконтролируемого веселья и всеми силами старался выдать его за закипающий внутри гнев
- Делаааа, - протянул он, справляясь с хохотом. Хотя голос его звучал напряженно, даже зловеще. - Ласковая и добрая мне и самому бы понадобилась. Не думал об этом? - Совладав наконец с накатившими эмоциями, он вскинул голову и отбросил волосы с лица. Глаза сверкнули алчным огнем. Дитя паучьей матери. Такой, как он есть. Даже Фил за спиной перестал ржать, шумно сглотнув.
Теперь перед ним стоял воин дроу. Пусть без штанов, пусть усталый и вымотанный долгим тяжелым днем, но способный просто убивать. Без разбора, без мыслей. Не глуповатый смущающийся юноша, но муж. Хотя все еще не умеющий петь.
- И почем мне Вам верить, господин Водяной? Чем Ваше слово крепче слова этой ми... - он снова покривил губы, но справившись, продолжил, - милой девушки? Впрочем... - он снова побарабанил пальцами по навершию меча. - Я дам Вам все же шанс. Крохотный шанс остаться среди живых и поискать себе супругу в другом месте. Смотрите. Сейчас мы можем разбудить русалку и она сама определит, чье кольцо лучше подойдет к ее пальчику: мое или Ваше. Или же Вы вернетесь на свою тропу, будете и дальше искать свою судьбу и, возможно, эта дурная ластоногая птица не расскажет своей хозяйке, как близко она была к путам брачных уз.
- Я бы на твоем месте выбрал второе, - шепотом подсказал призрак, зависнув над плечом Водяного. - Фе, что ж ты так рыбой-то воняешь?!
Лай махнул рукой, будто отгоняя комара.
- Есть еще третий вариант. Я просто Вас убью и вроде как свершу подвиг в глазах прекрасной дамы. Что-то мне подсказывает, что барышня оценит голову такого почтенного господина как Вы в качестве свадебного подарка. Выбирайте, сударь
И эльф только пожал плечами расслабленно. А пальцы крепко обхватили рукоятку меча.[nick]Лайнар Эль'Кериллам[/nick][status]сын Великой матери[/status][icon]https://i.imgur.com/f6NG9OC.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лайнар Эль'Кериллам, 128 у.о.</a></div>Младший сын паучьей королевы, совершающий подвиг</div>[/lz]

Отредактировано Alice Vladov (14 Май 2021 15:16:55)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Дороги сплелись в тугой клубок влюбленных змей...