Прошедшие два года для Андромеды были очень насыщенными на события. И не сказать что самыми приятными событиями. И мало того что женщина волновалась за свою семью особенно за Элвина, которого посадили в тюрьму на год, так она еще и переживал свой личностный кризис. Чувства к Эвелин не желали уходить, а сама Меда не понимала как ей быть, просто потому что она всегда считала себя... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [AU] Alchemy


[AU] Alchemy

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.imgur.com/Dve4l9F.png
Tonight, tonight, tonight
Heal me, heal me
Yes in the darkness of the night
I know there’s someone near me
I can’t explain but it’s all right
As long as this won’t leave me

[video2=320|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/19220743/7087213[/video2]

маска

https://i.imgur.com/TJRyzx0.png https://i.imgur.com/bz4TdqL.png
https://i.imgur.com/tI3BBjw.gif https://i.imgur.com/eGvkYri.gif

[icon]https://funkyimg.com/i/36VSt.png[/icon][nick]Alchemy[/nick]

0

2

Это было просто наказанием. Сущим дьявольским наказанием и издевательством.
- Дьявол! Это серьезно? Я вам заплатила столько, что вы можете купить себе вторую такую же посудину или весьма милый и опрятный домишко у моря, чтобы обустроить себе жизнь, завести кучу детишек и думать о хорошо прожитых годах! - женщина посмотрела на горизонт видя слабые очертания напоминающие сушу, если ее можно было рассмотреть за странным, аномальным туманом, а после перевела взгляд на весьма худенькую и шаткую лодку, что команда была готова спустить на воду.
- Простити панни, но ни я, ни моя команда не рискнем подплыть ближе, это проклятые места, и поверьте, никто кроме нас вообще бы сюда не сунулся. - сказал тучный капитан корабля, который явно нервничал находясь в этом месте, и хотел поскорее избавиться от путницы, что столь рьяно ввалилась в таверну несколько дней назад. В ту самую таверну, в которой обычно отдыхало множество капитанов торговых судов, чтобы во всеуслышание объявить место, в которое ее необходимо было доставить и пообещав за это весьма кругленькую сумму, которая явно привлекла внимание, но страх за собственную жизнь оказался куда сильнее.
- Ой, такие взрослые мальчики, а верите в небылицы, рассказанные вашими кормилицами. - черный кожаный сапожок девицы коснулся лодки, и доверия она не внушала еще больше чем раньше.
- Коли ведьме там что-то нужно, значит места воистину гнилые и проклятые. Там место русалок и морского дьявола... - деловито проговорил ладно сложенный юнец, очевидно недавно ставший служить на корабле.
Подняв глаза к небу, бледнокожая женщина с большими темными глазами вздохнула, стараясь сдержать поток слов, что так и желал сорваться с ее уст в дерзкого мальчишку, но становиться врагом с командой славного капитана Тассая посреди океана было слишком неразумным, да и с учетом того, что ее магические силы почти покинули ее, впрочем не только ее, а все магическое сообщество в целом. А все благодаря чему? Правильно, людишкам. Слабым и самолюбивым созданиям, что верили в свою правоту и силу, проявляли свое чванство по отношению к магам, и при этом в случае своих бед бежали к ближайшему ведуну, в надежде что их жизнь изменят.
Когда же все сдохнут!
Людишки слишком сильно бояться того, что сильнее их, и посему решили избавиться от того, что приходит в их ночных кошмарах, что заставляет плакать их детишек, из-за их собственных же рассказанных страшилок. Эльфы ушли дальше в леса, чтобы не связываться с неодаренными, лишь дворфы и гномы еще находили общий язык с людьми, особенно первые, которые тоже всегда весьма сильно презирали любое проявление магии.
Когда все сдохнут!
- У вас есть что-то, чем можно накрыться? Я же сгорю под Солнцем. - она постаралась не обращать внимание на смешок, который прокатился от ее слова "сгорю".
Дайте мне просто добыть последний ингридиент и мы посмотрим, кто сгорит...
- Ванис, принеси тот кусок парусины, и две доски, соорудим нашей гостье крышу, коль она думает, что солнце самое страшное, что ее ждёт, - проговорил капитан, и женщина слезла вновь на палубу, позволяя доделать ее лодку.

Физическая сила, оказывается она порой воистину важна и может играть важную роль, и твоя аристократическая бледность и худоба явно играют против тебя, особенно когда твой враг это волны и течение, которое относит тебя в сторону от назначенной цели и приходиться упорно воевать с природой, когда остатки магии тонким обручем удерживают худенькую лодку, что неприятно наполнялась соленной водой, что попадая на кожу неприятно жгла.
Остров, необитаемый, неживой, пугающий, он приближался.
- Да, живописное место, даже диву не даешься отчего это место предпочитают обплывать за столько вёрст. - проговорила туману женщина, приподнимаясь понимая, что вода уже сама несет лодку в нужном ей направлении, и можно было убрать весло в сторону, чтобы руки хоть немного отдохнули, ведь уже множество десятков лет эти пальцы не поднимали ничего тяжелее небольшого котелка в ее небольшой кухни, когда ей требовалось состряпать очередное зелье или ингредиенты для заклинания.
Лодка все быстрее двигалась к суше, и ведьма сделала несколько неуверенных шагов вперед рассматривая пустынные, каменистые пейзажи, совершенно не замечая того, как удерживаемая тонким обручем заклинания лодка с силой встретилась с выступающим из воды камнем. Резкое движение и женщина выполняя витиеватый кульбит полетела вперед в прохладные соленые воды.
Противная вода проникла в рот, в нос и уши, намокшее длинное черное платье стало ощутимо тяжелым, и темные воды неприятно окружили ведьму.
Ненавижу гильдию!
Сделав движение руками она вынырнула, и обнаружила, что чувствует дно под ногами, что не могло не радовать, ибо пловцом она была весьма слабым и твердь под ногами убила мимолетно пронесшейся страх глубины. Движения были скованными из-за ее облачения, и мысли о том, что фляга с пресной водой отправилась в свободное плавание вновь вернули настроение в прежние, весьма прескверное расположение.
Стянуть с себя дорогущие сапожки было вернум решением, и кинуть их на берег, видя как серый песок окончательно портит виртуозную работу прославленного мастера. Подол платья с жадностью собрал на себя неприятную береговую крошку, но это казалось уже мелочью, ведь она достигла нужного места, и оставалось надеяться на то, что слухи верны и сказки все еще живы, живы, как последние оставшиеся драконы, которые так же восхищали собой люд, и были убиты ими же.
Я поцелуюсь с первым попавшимся вурдалаком, если выберусь отсюда...
Тихо зашипев, ведьма щелкнула пальцами.
Ничего не произошло.
Еще щелчок.
легкая искра оказалась среди пальцев.
- Да, чтоб тебя!
Злобный щелчок и над большим и указательным пальцем появилось пламя, которое ведьма скинула на ближайший выступающий камень. Ей надо было просушить одежду и согреться.
[icon]https://i.imgur.com/TJRyzx0.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][nick]Вельфрена[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

+4

3

[nick]Арм-Анн[/nick][icon]https://i.imgur.com/bz4TdqL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eGvkYri.gif
Мой позвоночник — 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла — я ни словом не возражал —
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно
[/sign][status]он - дракон[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Арм-Анн, 500</a></div>Жили на земле люди, и не было у людей счастья. Вместо глаз у них были слезы. Вместо сердца у них был ужас. Вместо неба у них была гибель</div>[/lz]
«И воззвал могущественный Сам-Ар, скликая союзников, и был его рев подобен голосу больного неба, и были его слова горьки, как отравленная медь. Сзывал он детей своих под свое крыло, и племянников, и всех родичей, носивших огонь… И была великая битва, и пали под ударами Юкки дети его, и племянники, и родичи, исходящие пламенем… Огляделся Сам-Ар и увидел чудовищного Юкку, снова поднимающегося из воды… И сразились они, и солнце закрыло лик свой от ужаса, и звезды бежали прочь, и ветер, обожженный, ослабел и рухнул на землю… Непобедим был Сам-Ар, и одолевал уже он, но Юкка, да изведет проклятие его имя, исхитрился подло и захлестнул в петли свои Сам-Ара, и увлек в пучину, и угасил пламя его, и обезоружил его. Так погиб могущественный Сам-Ар, и помните, потомки, чья кровь питает вас»… (с)
Он помнит всех своих родичей. И могущественного Лир-Ина. И грозного Нур-Ара. И бесстрашного Шу-Гира, чьим сыном является он сам сам, Арм-Анн, тринадцатый из рода Бессмертных Чёрных Драконов.
Бессмертных - слишком сильно сказано. Многие из них уже почили, наполнив своими костями и Драконий, и иные острова в Южном архипелаге. Арм-Анн смотрит на их кости иногда, когда в облике крылатого ящера летает по своим, и по чужим владениям тоже. И горько ему, и страшно, и одиноко каждый раз при виде мощных останков тех, кому и в подмётки не годится. Но противиться сути своей - страшно.
Как страшно дышать.
Как страшно летать.
Как страшно... пожирать.
Арм-Анн не помнит, сколько времени прошло с тех пор, как он остался один. Многие годы слились в один, и десятилетия стали столетиями. Он один на своём острове - живёт, мечтает, охотится. Идёт против своей драконьей сути... Иногда видит большие паруса кораблей, которые боятся заходить в эти воды. Зовёт их, кличет горько - как человек, и как дракон.
Бесполезно.
И снова в одиночестве - до те пор, пока не потеряет разум, не поддастся истинной сути. И одиннадцать лезвий в кровь иссекут позвоночник, и крылья вырастит из узких плеч, и рык вырвется из груди. Арм-Анн плохо помнит эти мгновения, зато помнит хорошо, как просыпается внутри Драконьего острова, покрытый пеплом, опалённый жарким огнём. Иссушенный, изголодавшийся, ослабевший.
Мечтающий о смерти.

И вот он ловит рыбу на старом дощатом причале, который сам же построил из остатков кораблей, что приносит прибой. В старом деревянном ведре уже три блестящих марели - то-то добрый пир выйдет! Арм-Анн насвистывает под нос весёлую песенку, которую придумал тут же, когда сердце его ощеривается, отмеряет тревожно удары.
И леска падает из рук.
Он стоит, вытянувшись, будто струна. И смотрит, смотрит на южную часть острова, откуда поступает тревожный знак. Сворачивает леску, мрачнея на глазах, подхватывает ведро и торопится дальше.
Рыбалка не удалась.
Арм-Анн не знает, как оказался связан с островом, точнее со скелетом Лир-Ина. Но чует всё, что происходит на этих узких просторах - будь то стая чаек, не поделившая добычу, или обломки корабля, что прибили к старым костям. Сейчас он видит живое существо.
Это не птица.
Не скользкий весёлый дельфин.
Это - человек.

Последнюю треть илиги Арм-Анн преодолевает бегом. Марель весело плещется в ведре, пока человек-дракон, наконец, не ставит её промеж редкой зелени. С этим он разберется позже.
Пока - человек.
Он ступает босой ногой по чёрному песку, дико косит глазами, готовый в любой момент броситься в атаку. Арм-Анн чует запах колдовства, хотя и не знает, что это такое. Сильный металлический привкус заставляет его обнажать ровные белые зубы и... да, успокаивать внутреннего Зверя.
Потому что, если придёт Дракон.
Если придёт Дракон, живому сгинуть бы.
Скорее
Сейчас.
Сгинуть.

- Ты кто такая? - он замирает на ближайшем камне, глядя на незнакомку сверху вниз. Нервно сжимает в руке бесполезную сейчас леску. - Откуда явилась?
Неслыханно. Столько веков на эту землю не ступала нога человека. Арм-Анн не видел ни одного смертного, но много слышал о них от своего отца. В перерывах между проклятиями и поцелуем плети.
Потому что он, Тринадцатый из Чёрных, не такой, как предки его.
Он - Другой.
Он - Дракон.

+2

4

[video2=470|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/60023541/9239244[/video2]

Ветра, они блуждали по берегу, они властвовали тут, подцепляя мелкие песчинки и перекатывая их по тверди острова, стирая следы женщины, которая ходила кругами вокруг горевшего на камне пламени и старалась просушить свое верхнее платье, что оставила на себе, пока нижние юбки были небрежно откинуты на соседний выступ, вместе с неудобным корсетом, без которого Велла чувствовала настоящую свободу.
Это место, оно было пропитано силой весьма древней, мощной, мрачной и пугающей, такой, которую ведьма не могла попросту игнорировать, ощущая ее кожей, внимая тяжести каждого своего вдоха, будто она оказалась в пыльной комнате. Состояние тревожности осело где-то под сердцем, тревожности лишь на уровне инстинктов, вызванных этими вибрациями к которым просто нужно было привыкнуть, адаптироваться. Туман белый парил над водами подобно заклинанию, что должно было охранять сие место.
Волны ударялись о скалы, и капли соленной воды долетали до Веллы, кожа которой и так неприятно была стянута оставшейся солью, которая еще белыми пятнами выступала на облачении женщины.
- Ненавижу воду... Соленную воду... - пробрюзжала ведьма, вновь осматриваясь.
Это место было полно энергии, которой можно было попробовать подпитаться, попробовать прикоснуться к этим потокам, позволить им наполнить ее, только слишком резкими они были, незнакомыми, пугающими ведунью, но при этом столь соблазнительными.
Сколько силы. Сколько власти. Сколько необузданности и дикости в этих местах.
Неспешные шаги Вельфрены, вновь отразились на сером песке, и женщина посмотрела вдаль, туда, где некогда она могла еще наблюдать  паруса корабля, что привез ее сюда разрезая волны океана. Для нее это была дорога в один конец, на что бы Вель не надеялась, она всегда была слишком рациональной для сантиментов, для надежды, что потом лишь доставляет дискомфорт, да, всегда есть шанс на чудо, что если все пойдет по плану, то она вернется, то тогда множество проблем окажутся решенными, она добьется успеха. Но это шанс на чудо, а он всегда весьма мал.
И гильдия не будет мне указом.
Прикрыв глаза, весь мир покрывается темной пеленой, позволяя лишь звуку рисовать в образе картину этой местности, и наслаждаться безумием момента. Океан. Ветра. Огонь. Свобода. Так она ощущается? Так пахнет? Столь далека она лишенная комфорта. И стоит ли она этого? Стоит лишь в том случае, если в ее руках окажется сердце дракона.
Голос раздался позади внезапно, заставляя ведьму резко вскрикнуть ошарашенно и удивленно вскинуть взор свой на мужчину.
Она слишком вслушивалась в ветер, в потоки энергии, что не услышала шагов. Непозволительная оплошность. Глупость.
- Ох, все небесные создания и подземные духи! - воскликнула Велла нервно ударяя себя кулаком по груди заставляя успокоиться от подобного внезапного появления незнакомца, что заставил ее сердце отбивать ритм бешенной пляски, подобно той, что свойственна вальпургиевой ночью. - Где твои манеры? Вот так подкрадываться это негоже. Так и дар речи потерять недолго. - охнув, Велла коснулась рукой ближайшего камня пытаясь отдышаться.- Ох, аж тяжко стало. Весь дух из меня выбил.
Выдохнув еще разок, Вельфрена выпрямилась, смотря на незнакомца. Она с вниманием осмотрела человека по виду, но по его энергии кто он понять было сложно, быть может пребывание в этом месте накладывает на все свой отпечаток. Впрочем, никаких быть может, сие место не могло не оставлять свой след.
- С корабля, - ведьма указала в сторону океана,- А потом с той лодки, - она осмотрела прибрежные воды не замечая остатков небольшого судна, на котором прибыла,- Остатки которой явно поглотили воды.
Она опустила руку осматривая незнакомца:
- Ты местный? - осторожно поинтересовалась ведьма склоняя голову с нескрываемой заинтересованностью и завороженностью, Глупый вопрос, наверное. - она выпрямилась,- Я Вельфрена. А ты кто такой? - медленно, растягивая слова спросила ведьма, радуясь тому, что говорят они на одном языке,- Чем занимался?
[icon]https://i.imgur.com/TJRyzx0.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][nick]Вельфрена[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

+2

5

[nick]Арм-Анн[/nick][icon]https://i.imgur.com/bz4TdqL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eGvkYri.gif
Мой позвоночник — 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла — я ни словом не возражал —
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно
[/sign][status]он - дракон[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Арм-Анн, 500</a></div>Жили на земле люди, и не было у людей счастья. Вместо глаз у них были слезы. Вместо сердца у них был ужас. Вместо неба у них была гибель</div>[/lz]
Он никогда не видел женщин, хотя образ их хранится на истлевших страницах из хорошо выделанной кожи. Отец Арм-Анна неохотно рассказывал о слабых, хрупких, бесконечно прекрасных и длинноволосых, только никогда не упоминая ту, что дала жизнь Тринадцатому из Чёрных.
А он сейчас смотрит на незнакомку и чувствует отчего-то, как сквозь гнев пробивается... смущение?
- Корабли не могут пройти через здешние воды, - полуутвердительно произносит Арм-Анн и тут же злится на самого себя: с чего бы тушуется перед незнакомой девкой? Кто звал её сюда? Почему она явилась? Непрошеная гостья! - Они не должны заходить сюда. Запрещено.
Запрещено законами - теми, что гораздо древнее, чем Тринадцатый. Он переминается с ноги на ногу, чувствуя себя странно под чужим внимательным взглядом, но не делает шаг навстречу. Арм-Анн видел людей - живых, когда в облике крылатого ящера пролетал над морями, прячась в облаках, чтобы на больших острых кораблях никто не увидел его. Но больше мёртвых - тех, кого выбрасывало на песок безжалостное синее море.
Девушка - первая, с кем Арм-Анн говорит за многие века.
- Вель-фре-на, - медленно произносит он по слогам, силясь распробовать чужое имя, понять, какое оно на вкус. Имя пахнет терпкими травами и немного костром. - Вельфрена. Меня зовут Арм-Анн.
Дракон прикладывает узкую, выпачканную в тёмном песке ладонь к худой груди, и опускается на песок. Не спускает с гостьи внимательного взгляда, будто готовый в любой момент броситься в атаку. Да и может ли она навредить ему? Арм-Анн не знает. Наверное, он слишком бесхитростен, и тревогу в нём бьёт Дракон.
- Я живу здесь, - Дракон неопределённо машет рукой в сторону горы-черепа, возвышающейся над всем островом. - Ловлю рыбу, плаваю в море. Живу на острове, сколько себя помню.
Так странно, но в голосе его звучит грусть. Почему? Арм-Анн не знает другой доли и никогда не думает о том, чтобы покинуть остров. Хотя... нет, вот здесь лукавит.
Был малым несмышлёнышем, так терзал вопросами Шу-Гира. Получал от него тяжёлой ладонью, но и слушал, долго слушал ответы на свои вопросы. Там, за глубоким морем лежит другая страна. Не архипелаг, похожий на Драконьи острова, но целый материк, с зелёной травой, невиданными цветами и полноводными реками и озёрами. И там ходят люди с весёлыми глазами и белыми зубами, много людей, простых земледельцев (что это значит, Арм-Анн не понимает) и воинов (а об этих слышал - волны выбрасывают на берег сундуки с острыми мечтами и гибкими луками), и женщин с манящими губами и мягкими руками, и малых детей, сжимающих игрушки в слабых ручонках.
И Арм-Анн хотел бы повидать этот прекрасный мир. Но Шу-Гир, и а до него и одиннадцать иных драконов наложили на то запрет. Люди боятся Их, и в веках сложены песни о гибели Их.
Остров, на котором живёт Арм-Анн, когда был Великим Драконом древности. И Арм-Анн, и Вельфрена стоят на костях почившего Лир-Ина.
- Тебе нельзя здесь оставаться, - неожиданно говорит Арм-Анн и качает смоляной головой. - Будет плохо. Сделай себе новую лодку и уплывай. Иначе будет плохо.
Он повторяет это уже тише, а сам не может объяснить. Знает лишь, что когда придёт Дракон, молодая женщина пожалеет, что не сгинула в морской пучине.

+2

6

Человек на этом острове.
Нет, не человек, а что-то странное, неизвестное, пленительно интригующее, пробуждающее в ведьме самые страстные желания изучить сего молодца, очаровать своими заклинаниями, напоить отварами, чтобы понять с чем ее судьба столкнула, прежде чем она найдет того, за кем прибыла сюда преодолев полмира, дабы лишний раз доказать братьям и сестрам из гильдии, кто воистину достоин места в Высший братии, от которого она конечно же откажется, но все же.
Его энергия, что так рвано излучалось, что казалась столь концентрированной так и манила вцепиться в нее, чтобы испить до дна, чтобы вытянуть, каждую ниточку, обратив ее в силу.
- Запрещено? Кем? - склонив голову вопросительно поинтересовалась Велла,- Мне казалось, что моряки сами чураются этого места, боясь сказов о здешних чудищах. - она оставила фразу в воздухе.
Житель этого места, который мог знать что-то о драконе, мог привести ее к нему, и посему с ним явно не стоило искать враждьбы, да и опасности пока Вельфрена не увидала в сих темных глазах юнца, а вот толики смущения отразились у него во взоре, что не могло не позабавить ведьму, привыкшую вызывать подобные эмоции в мужчинах, позволяя им путаться в мыслях и терять бдительность.
Арм-Анн... - растянуто повторила Ведунья, Как Арман? Хм...Поняла!
Мир тебе, Арм-Анн!
- дружелюбно проговорила женщина, смотря на то, как новый знакомый устраивался на песке, настроение было нелогично приподнятым, и в душе было весьма благостно.
Место, оно будоражило и в случайности верить тут не стоило, необходимо было лишь понять, как ей лучше действовать, но сперва надо было решить более приземленные проблемы.
Всю жизнь тут? - ведьма удивленно хлопнула ресницами, не скрывая некой тоски,- Один? Или тут есть кто-то с кем можно поговорить? Ты же можешь быть тут один?
Например, драконы? Или целое поселение таких как ты с этой странной и пленительной магией... Может есть дети?
Прикрыл глаза Велла выдохнула, и вновь взглянула на собеседника, чувствуя себя весьма уютно, не считая того, что соль все еще едко кусала кожу.
Плохо? Отчего? Почему? - с интересом подалась вперед Вель, но после остановившись, крестила руки с обидой на груди,- И вообще, что за манеры? Я только прибыла, я гость, а гостя гнать не гоже столь быстро и столь грубо. Разве ты напоил гостя? Накормил? Спать уложил? А уже выгоняешь. Мне жаль, что мне не рады, но... - она развела руками,- Я не обучена мастерить ни лодки, ни плоты, да и одна я не смогу покинуть сей остров, океан сулит мне гибелью. А тонуть уж слишком жутко, слишком холодно, когда пучина обнимает. Слишком долго.
Как это несправедливо не желать себе смерти долгой и мучительной, такой что сама предпочитаю даровать другим. Но нет, с драконом мне придется быть милосердной, потому что выбор, увы, покинул нас.
- Лучше, прояви сострадания, друг мой, покажи мне где можно воды испить пресной, да обмыть тело от едкой соли.
Жажда мучала ведьму уже долго, заглушаемая лишь духотой от просоленного воздуха, который был тут гуще, нежели когда она плыла на корабле. И что за рыба водится в этих водах?
[nick]Вельфрена[/nick][icon]https://i.imgur.com/TJRyzx0.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

+2

7

[nick]Арм-Анн[/nick][icon]https://i.imgur.com/bz4TdqL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eGvkYri.gif
Мой позвоночник — 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла — я ни словом не возражал —
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно
[/sign][status]он - дракон[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Арм-Анн, 500</a></div>Жили на земле люди, и не было у людей счастья. Вместо глаз у них были слезы. Вместо сердца у них был ужас. Вместо неба у них была гибель</div>[/lz]
Кем запрещено? Этот вопрос ставит Арм-Анна в тупик. Он опускает глаза и рассеянно водит длинными пальцами по песку, раздумывая, что сказать ей, это странной незнакомке. И ещё вчера Дракон мечтал о том, чтобы поговорить с кем-то кроме ветра и водяных жуков, а сегодня бесится от чужого любопытства.
- Древними, - коротко отвечает он, стирая тыльной стороной ладони песок с острого подбородка. - Моряки никогда не могут заплыть сюда. Остров охраняют мощные заклинания - вечный туман, пройти сквозь который невозможно. Но ты почему-то прошла.
Арм-Анн качает головой. Отчего-то он знает, что там, за плотным кольцом тумана, бушует буря. А здесь, на острове, почти всегда светит яркое солнце. И ночи здесь тёплые, нежные, что самое мягкое одеяло. Что такое "одеяло" Арм-Анн знает, потому что немало подобного добра выбрасывали на берег весёлые волны.
- Арм-Анн. Не Арман, - терпеливо повторяет собственное имя Дракон. - Я тут один. А говорить могу с Акраном. Но его сейчас нет, он прячется там.
Арм-Анн машет в сторону зубастой скалы. Акран - его единственный друг здесь, ловкий и быстрый, с острыми зубами. Он не говорит, но всё понимает. В отличие от той девушки, которой впору убраться подальше.
Плохо... она кажется Арм-Анну глупой. Почему не понимает, что значит "плохо"? Дракон тяжело вздыхает, силясь набраться терпения, и задаёт следующий вопрос:
- Ты пришла сюда без приглашения, а я должен заботиться о тебе? Ну и глупость!
Он не видит пред собой цели обидеть или унизить её, нет. Просто и вправду не понимает. Гостей никогда не было на этом острове, и отец Арм-Анна, и отец его отца тоже не водили дружбу с людьми. Чёрный взгляд Дракона медленно скользит по фигуре Вельфрены, и отчего-то внутри, где огненное сердце, алым цветком распускается жалость. Чувство, до боли знакомое, но тщательно скрываемое от всех.
- Я помогу тебе, и даже построю лодку. Но взамен ты уплывёшь отсюда, - Арм-Анн не спрашивает, но утверждает.
Гибкой поднимается, поправляя алую повязку-юбку на  узких бёдрах и, повернувшись к гостье спиной, идёт в сторону горы. Делает два десятка шагов и резко разворачивается. Безжалостный ветер треплет его смоляные пряди.
- Иди за мной! - громко кричит Дракон и машет рукой.

Им предстоит долгий путь. Вельфрену прибило на самый край острова, где Хвост дракона опускается в морскую пучину. Им предстояло пройти вдоль всего Хребта и огромных Рёбер до самой голову. А там уже внутрь, где терпко пахнет солью и морскими водорослями, вверх, по истёртым ступеням. Минуя пещеру, где Арм-Анн обращается в Него, не имея достаточно сил и волы, чтобы не повиноваться.
И снова извилистые ступени (кто выбил их в древних костях?) ведут дальше. В черепе Арм-Анна и Вельфрену ждёт большая пещера с чистым источником (откуда? магия, не иначе!), и много сундуков, хранящих в себе богатства, что выбросил прибой.
- Можешь вымыться и переодеться, - Арм-Анн указывает на один из сундуков. - Ты спрашивала про рыбу. До твоего появления я охотился на краснопёрку. Займись своим делом, а я займусь своим. Приготовлю еду.
Он медлит немного, но всё-таки разворачивается и уходит, оставляя ведьму одну. У Арм-Анна нет иных тайн, кроме той, что он носит в себе. В сундуках хранится золото, и драгоценные камни, и даже меха, но, в отличие от драконов древности, Арм-Анна к этому барахлу равнодушен. Куда больше его интересуют книги, коих тут тоже водится в достатке.

+2

8

Акран? А кто такой Акран? И отчего он прячется? Неужто я столь страшна? - Вельфрена с интересом посмотрела на Арм-Анна, пытаясь затушить в глазах опасно блеснувшие огоньки, такие огоньки, что свойственны охотникам, что свойственны тем, кто привык быть в вечных поисках и находить.
Мягко отступив, она скользнула пальцами вдоль складок платья, приглаживая смятую водой и ветром вышивку у тонкой талии, что оторвавшись незамысловато спадала на юбку.
Глаза собеседника казались Велль весьма живыми, наполненными взором скорее свойственному ребенку, что стремиться прощупывать и изучать мир вокруг себя, но что-то сильно не укладывалось в том, что видла, что чувствовала ведьма, то и дело стараясь что-то уловить, что-то необычное и что-то, при привело ее сюда, так далеко от цивилизации, от жизни к которой она привыкла, от знакомых, от людей что золотой монетой были готовы платить ей за ее услуги, а после первыми обвинять носителей силы во всех прегрешениях и неудачах.
- Судьбы пути неисповедимы, я незваный гость, но если я тут, значит так и должно было случиться, - растягивая слова, задумчиво ответила Вельфрена и беззаботно пожала плечами, очаровательно улыбнувшись мужчине рядом с собой,- Уплыть... Что ж, это твоё право оберегать свой покой.
Полный принятия и благодарности взгляд коснулся глаз Арм-Анна и глядя за тем, как мужчина двинулся вперед, она вздохнула, а после последовала за ним схватив свои одежды, что не успели просохнуть.

Остров был отнюдь не маленьким, и весьма вытянутым, он был миром уединения, оберегал покой тех кто жил здесь. Место порожденное магией, пропитанное ей, магией что вплеталось во всю атмосферу, пропитывало каждую песчинку, каждую травинку, от которой воздух казалось дребезжал, тем кто не был привычен к подобному.
Сколько силы, которой бы хватило для того, чтобы не оставить от гильдии и камня, удивительно. Поразительно. Может эта сила и является драконом?
Нет, слишком... Слишком.

Ступеньки и пещера, обжитые места, что готовы пахнуть опасностью, от чего Вельфрена ощутила неприятную дрожь во всем теле, и при этом это ощущение не осмелилось сбить с ее лица блаженного ожидания и спокойствия.
Краснопёрка, что ж неплохо, - улыбнулась ведьма с облегчением смотря на источник и готовая запрыгать от восторга, что еще лишь миг и она смоет это едкое и неприятное ощущение с себя.
- Благодарю, хозяин, за твою благосклонность, - искренне проговорили Велла скидывая с себя платье, оставаясь обнаженной не задумываясь о том, чтобы испытать стыд, если вдруг Арм-Анн не успел приступить к "своим делам".
Взмах рукой и ее одежды опустились в воду то погружая себя на дно, то вынимая. Пока прохладные струи не коснулись ее лица, стекая на шею, ниже к груди, царапаясь об остатки соли.
Стереть все это, смыть, всю эту скованность, всю неприязнь.
Ей не хватало ее душистых масел, тех баночек из серебра, что задорого продавались у торговцев, которые путешествовали на восток за своими уникальными товарами.
Проведя ладонями по волосам ведьма отступила в сторону, выжимая длинные черные пряди и подходя к сундукам, позволяя себе осмотреться. Несметные богатства таились в этом месте, золото и артефакты, что видали время, работы искусных мастеров, что кружили голову, и за которые ведунья бы не отказала в продаже самого редкого колдовства.
Пальцы коснулись пары длинных серьг, что свисали с крышки. Столь красивые, столь необычные и явно достойные императриц Азии.
Она прошла по хладному полу к сундуку с одеяниями.
А черное тут есть?
Шелка, меха и разрисованные яркие одежды, что явно не дошли до места, которому предназначались.
Неспешно и аккуратно перебирая вещи, ведьма искала что-то что подошло бы ей, пока не нашла черное, платье с прозрачными расшитыми рукавами, очевидно являющиеся нижней одеждой под что-то более броское.
Накинув тонкое облачение, и причесав гребнем слоновой кости волосы, Ведьма прошла в сторону в поисках хозяина этого места.
- У тебя столько удивительных вещей, ты бы был богаче королей и лордов, если бы решил приплыть на материк. Только тебя явно не прельщает праздная жизнь. Ведь коль ты умеешь строить лодки, то тебя тут что-то держит иное? Как ты тут оказался?
Она двигалась вдоль стен касаясь тонкими длинными пальцами поверхности, изучая все вокруг.
- тут так чарующе удивительно, столько энергии. И от тебя она такая... терпкая. Но ты явно не колдун. Тут много книг. И многие так безнадежно устарели. А некоторые весьма редкие экземпляры. Твой досуг лишь книги?
[nick]Вельфрена[/nick][icon]https://i.imgur.com/TJRyzx0.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

+1

9

[nick]Арм-Анн[/nick][icon]https://i.imgur.com/bz4TdqL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eGvkYri.gif
Мой позвоночник — 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла — я ни словом не возражал —
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно
[/sign][status]он - дракон[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Арм-Анн, 500</a></div>Жили на земле люди, и не было у людей счастья. Вместо глаз у них были слезы. Вместо сердца у них был ужас. Вместо неба у них была гибель</div>[/lz]
Он бесхитростно поворачивается к ней спиной и удаляется прочь, оставив в одиночестве. Кто знает, быть может, эта женщина несёт опасность, хотя кто сумеет причинить вред Дракону? Арм-Анн знает это как никто другой. Ведь он сам неоднократно пытался...
Пытался покончить с собой.
Арм-Анн спускается на один костяной ярус, где хранятся щербатые горшки и амфоры. Хмуро передвигает их, силясь найти тот самый, где хранится сушёная рыба и водоросли. А пока ищет, вспоминает, как страшно терзала его боль превращения, как просыпался он на скалистом берегу, залитый кровью, ощущавший её металлический привкус во рту. Помнит, как дрожали руки, бывшие когда-то крыльями, как выворачивало наизнанку от невероятной слабости, как хотелось зарыться в теплые меховые шкуры и проспать много часов кряду.
Помнит и как неоднократно прыгал со скалы вниз, желая разбиться об острые камни. Но Дракон в нём неизменно оказывался сильнее.
Нужная амфора имеет грязно-зелёный цвет и хранит на себе полустёртый рисунок - вязь цветов, который Арм-Анн никогда не видел. Он берет амфору с собой, а ещё прихватывает две глубокие плошки и чёрный от копоти котелок. Развести костёр сейчас дело нехитрое, но Арм-Анн стремится не согреться - его кожа всегда горяча, словно самое яркое пламя, - а приготовить похлебку. Гостеприимство ему чуждо - он попросту не знает, что это такое, - но на уровне инстинктов понимает, что его невольная гостья голодна.
Арм-Анн слышит её шаги ещё до того, как она заходит в зал.

- Красноперку пришлось оставить, схожу за ней позже, - Арм-Анн поворачивает голову к Вельфрене: в полутьме его глаза странно горят. - Но я приготовил кое-что другое.
Исходящую рыбным запахом похлебку он разливает по двум плошкам (удивительное дело - котелок мужчина держит двумя руками, явно не ощущая даже намека на боль!), одну из которых оставляет на каменистом полу. Сам же, скрестив ноги, садится у тлеющего костерка. Несмотря на то, что в этом месте нет даже намёка на окно-дыру, чад от пламени почти не ощущается.
- Ты задаешь слишком много вопросов, - наконец, отвечает Арм-Анн. - Я родился и вырос здесь. Этот остров - мой дом, я не могу покинуть его. А на лодке далеко не уплывёшь - разве что, до соседнего клочка суши.
Он понимает, что сболтнул лишнего - если не пытался покинуть остров, то откуда знает о всём архипелаге? - и, злясь на самого себя, замолкает. Молча дует на похлебку, делает несколько глотков и кивает удовлетворённо - получилось вкусно. А сам краем глаза следит за гостьей, не в сила сдержать любопытства.
Вельфрена не знает, что она - первый человек, с которым Арм-Анн говорит.
- Я читаю, рыбачу, рисую, - краткие ответы лучше, чем ничего? Кажется, это у людей называется вежливостью. - А большего мне и на надо. Незачем пытаться покинуть остров. Незачем бежать на материк - там у меня никого нет. А люди алчные и злые.
Арм-Анн лукавит. Он так много слышал о материке от своего отца, что с самого детства мечтал попасть туда. Своими глазами увидеть великолепные города, где дороги и дома из камня, пройтись по заповедным лесам (что такое лес? много деревьев) и заговорить с теми, чей жизненный путь короток, словно у мотылька. Эти мысли печалят его и заставляют смотреть на молодую женщину с затаённым интересом.
- Кто такие колдуны? - с некоторым смущением спрашивает Арм-Анн. - То есть... я читал о них в книгах. Не очень много, но читал. Знаю, что когда-то их было много, а сейчас уже меньше. Почему так? Быть колдуном - как называется? - плохо?
О том, что такое хорошо, а что такое плохо Дракон тоже имеет весьма смутные представления. Это как чёрное и белое - так объяснял ему отец. Но почему чёрное плохое, а белое хорошее, Арм-Анн не понимает.

+1

10

[video2=538|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/2198520/217642[/video2]

Тонкая ткань приятно касалась кожи, и привычный комфорт позволил Вельфрене вновь ощутить некую уверенность в своем заранее проигранном деле. Она прошла уже достаточно большой путь оказавшись в этом месте и встретив живую душу, которая пока точно не собиралась ее убить, что не могло не радовать.
По этому логову, распространялся весьма аппетитный запах, пусть и рыбного блюда, которые женщина не особо и любила, но выбирать ей явно не приходилось, и надо было быть благодарной хотя бы за то, что у нее есть возможность поесть.
Взгляд ведьмы скользнул по мужчине, отмечая некие детали, например такие, как то, что он не обжигался, и при этом на его руках не было и отголоска защитной магии.
Велль весьма посвойски опустилась на пол, пытаясь не замечать неприятное ощущение под бедрами от холодного пола, тонкая ткань явно не согревала, но зато выглядела женщина весьма эффектно, по крайней мере для тех, кто должен был в этом понимать, но явно не для нахохлившегося чудика, что хоть и скрывая свое внимание осматривал ее.
- Это очень мило с твоей стороны, - мягко произнесла  Велла меняя положение и подгибая под себя ноги, придвигаясь ближе к огню,- Пахнет очень аппетитно.
Кто же ты такой? Порождение дракона? Его слуга? Кто?
Взгляд Веллы скользнул по огню, и вновь вернулся к лицу хозяина столь нехотя, но приютившего ее.
- Прости, я весьма любопытна от рождения, и весьма незатейлева в собственном поведении, - немного по-детски пожав плечами проговорила ведьма, широко распахнув глаза наблюдая за Арм-Анном, и слушая то что он говорит, пытаясь обуздать любопытство, что снедало ее нутро, так и подмывая задавать все больше вопросов или вцепиться в его запястье, чтобы заглянуть в его глаза, чтобы увидеть, чтобы понять, что за чудо дивное перед ней, с такой непонятной аурой, что дурманила не хуже хмеля.
Не можешь покинуть?
Глаза Вель блеснули, но она лишь с пониманием опустила их в пол.
Что ж, она весьма хорошо знала, каково это быть ограниченной в перемещении и иметь запреты что-то покидать, быть связанной, слишком много она заплатила за то, чтобы разорвать оковы, чтобы порвать сети, и не до сих пор не прекращала платить за свое своеволие, за игру по своим правилам.
- Это тяготит, когда нет свободы воли. - рассматривая пол, с задумчивостью проговорила женщина, беря плошку с похлебкой, горячей, и чертовски вкусной, особенно на нуждающийся в пище желудок.
Она подняла ресницы на удивительного собеседника, и хмыкнула.
- Что правда, то правда. В большинстве своем именно такие, а еще и глупые, но есть и такие, ради, которых стоит или жить или умереть.
Велла сделала глоток и посмотрела на Арм-Анна, после его вопроса впервые осознавая всю суть того, что происходило, ведь она говорила с ним совершенно не ставя во внимание момент, того, что он ничего не знает о мире, может не знать слов, названий и совершенно ничего не видел.
- Ого! - удивленно с искренним принятием проговорила ведьма, понимая, что от собственного удивления и осознания ее глаза были похожи на блюдца, что уставились на мужчину,- Точно! Теперь я поняла!
Осознание все сильнее проходило в ее сознание, и она обездвижено, подобно статуи смотрела с несколько секунд на собеседника.
Это было для нее точно новым опытом, чем-то чуждым, неисследованным, и вообще было удивительно что он умел читать, что понимал ее.
- Ох, вот с таким я еще не сталкивалась! Ого! Ты же правда ничего не знаешь! - она тряхнула головой, выходя из некого транса, и пытаясь вновь сосредоточиться, позволяя вопросу хозяина наконец-то дойти до нее в полной мере. Только что ей было ответить на все это? Только правду.
- Колдуны, это мужчины, что управляют магией, могут обуздать энергию, типа той, что царит на этом острове. Ведьмы это женщины, что управляют стихиями, и могут чувствовать силу.
Владеть силой, магией это обычно дар врожденный, реже ему обучают. Нельзя научить неспособного, слабого к тому как подчинить себе силу. И негоже смешивать женскую и мужскую магию, иначе это может караться смертью,
- Велла осклабилась, и вновь щелкнула пальцами позволяя тонкому огоньку появиться над ее пальцами, она сделала небольшой круг пальцами и огонь принял очертания человека,- или полным контролем Гильдии.
Ты же не простой человек, ты тоже владеешь силой.
- она щелкнула пальцами и человечек спрыгнул с ее пальцев в воздух и сделав несколько кругов схлопнулся тонкой струйкой дыма.
- Почему мало? - она ухмыльнулась,- Из-за алчных и злых людей.
Она вытянула ноги, понимая, что собственный гнев распаляет ее кровь.
- Хочешь историю?
В любом случае расскажу.
- она быстро осушила всю свою плошку с похлебкой, и на ее губах появилась хищная улыбка, пропитанная некой одержимостью, -  Давным-давно, мир прекрасно делили множество народов и разумных существ, которые жили в мире и гармонии. Людей, простых и слабых было куда больше. Те кто живет меньше всех, всегда плодятся активнее и заполоняют собой всё.
И вот людей стало много, и стало им казаться, что уж слишком мало у них земель да ресурсов.
Эльфы вот свои леса защищали, да дворфы не хотели горы свои отдавать, лишь гномы не особо мешали. И подумали люди, что не по нраву им это, что древесина им то нужнее, да и зверь пушной, да и в горах золото да бриллианты должны им принадлежать.
И пошли люди к драконам, величественным и сильным, огромным не знающих страха и упрека, да и пообещали им золото дворфийское за то, что они помогут показать всем, кто всему сила.
И поверили драконы, и пошли за людьми и даровали королям тогдашним власть, и показали, кто должен быть у власти в миру быть.
Страшно тогда было, крови много пролилось, что от эльфов ничего не осталось, что цивилизации в горах погибли.
Шло время, и подумали люди, что если вдруг драконы так же с ними поступят, что сила летающих созданий столь сильна, что они сами под угрозой могут оказаться, и пошли люди к сведущим в магии, к колдунам и ведьмам, что всегда дружили с драконами, мол посмотрите, а если и с нами так поступят эти огнедышащие уже твари. Многие маги воспротивились, но появились и рыцари столь доблестные, что находили удовольствие в уничтожении, но конечно же у рыцаря было по своему колдуну или ведьме, что славы и богатства сыскать желали, да и потом сменились поколения и стало это настоящей охотой, чтобы до последнего изничтожить. И вот, настало то время, что не осталось ни единого дракона, и сотни лет люди правили упиваясь тщеславием и силой, и вдруг до людей дошло осознание, а ведь они боялись драконов, а драконы были слишком сильными, но ведь маги смогли их побороть, не значит ли это, что одаренные столь же опасны, а если и они восстанут? И вот и началось истребление всех колдунов. Понеслась молва, что зло от нас, но при этом необходимы мы людям, но охоту на ведьм никто не останавливает.
Да, не все люди таковые, но большинство, вся их масса, боящаяся силы, уничтожающая все на своём пути, оставляющая лишь пепел.

Она остановилась, чувствуя как горло пересохло.
Она кашлянула и хмыкнула.
Вот такая вот страшилочка вышла.

[nick]Вельфрена[/nick][icon]https://i.imgur.com/TJRyzx0.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

+1

11

[nick]Арм-Анн[/nick][status]он - дракон[/status][icon]https://i.imgur.com/bz4TdqL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eGvkYri.gif
Мой позвоночник — 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла — я ни словом не возражал —
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Арм-Анн, 500</a></div>Жили на земле люди, и не было у людей счастья. Вместо глаз у них были слезы. Вместо сердца у них был ужас. Вместо неба у них была гибель</div>[/lz]
Арм-Анн отводит глаза и хмурится. Кусает задумчиво губы, внимательно слушает женщину, но не встревает в её ровную речь своими вопросами. Хотя спросить ещё как хочется! Почему нельзя смешивать мужскую и женскую энергию? Кто придумал карать за такое самым страшным наказанием? Как можно лишить жизни того, в чьих руках столько невероятное могущество? Что за Гильдия? Кто её придумал?
Арм-Анн не знает ответов на эти вопросы. Он много чего не знает, но зато умеет видеть. Поэтому ставит плошку с недоеденной похлебкой на каменный пол, встаёт молча и отходит к дальней стене, где лежат аккуратно сложенные тюки. Ворошит один из них, а когда находит отрез тёплой шерстяной ткани (какой-то знатной даме на платье, не иначе!), возвращается обратно.
- Возьми, - говорит Арм-Анн и протягивает Вельфрене ткань. - Вижу, что замерзла. Сегодня такая ночь. Обычно... теплее. Но колесо времени уже поворачивается на зиму.
После легенды похлебка кажется невкусной, но Арм-Анн заставляет себя съесть всё без остатка. Однажды он уже морил себя голодом и очень быстро понял, что это верный способ разбудить Дракона внутри. Если Арм-Анн был готов терпеть лишения и увечья, то крылатая бестия точно этого не желала.
- Это грустная история, - сухо говорит Арм-Анн и, наконец, поднимает на ведьму глаза. В них - бремя веков, прожитых в заточении на острове. - Но теперь я понимаю, что произошло с теми, кто владеет магией.
Арм-Анну не так много лет = по драконьим-то меркам. Даже мало. Отцу его было три тысячи лет, а деду больше десяти тысяч. Но драконы мельчали, гибли от нелепых болезней, а то и от ссор внутри племени - даром, что предпочитали жить поодиночке и избегали друг друга. Не всегда получилось, но всё же.
А теперь все умерли. Остался только Арм-Анн, мелкий и глупый, последний из рода Чёрны драконов. Да то не Дракон, а так, жалкий червяк - в сравнении с ужасными Змеями прошлого.
- А ты зачем пустилась в плавание? - спрашивает он, задумчиво обводя подушечкой длинного пальца щербатый край плошки. - Тоже решила бежать? Тебя преследовали? Или что-то иное?
Арм-Анн не замечает, как снова внутри просыпается подозрительность. Он хочет спрашивать ещё и ещё, но неожиданно резко мелькает тень, а следом в волосы Вельфрены вцепляется маленький хвостатый зверёк. Он отчаянно верещит и рвёт смоляные пряди, больно дёргает их из стороны в стороны, стремясь добраться до лица.
- Акран! - Арм-Анн вскакивает на ноги и кидается на выручку Вельфрене. - Поглоти тебя море, отпусти!
В ответ ему раздаётся раздражённое шипение, но мириться с таким поведением Дракон не собирается. Изловчившись, он хватает зверька за длинный пушистый хвост и ловко стаскивает его с ведьмы. Акран рычит и хрюкает от злости, но, получив чувствительный пинок, торопливо отбегает в сторону и устраивается на каменном выступе. Арм-Анн грозит ему кулаком.
- Прости его, - тяжёлый вздох и новый гневный взгляд в сторону нарушителя спокойствия. - Это Акран, я говорил тебе о нём. Он - мой единственный друг в этом месте. Оберегает меня, хоть и мал ростом. А я забочусь о нём.
Словно в подтверждение этих слов зверёк замирает, после чего припадает на задние лапки и, запрокинув голову, издаёт забавный гортанный звук. Арм-Анн улыбается и садится на своё место.
- Ты рассказала страшную историю и только подтвердила, что люди - глупые, алчные, жестокие создания, - он качает головой, возвращая себе серьёзность. - И ими полон целый материк. А я живу здесь, вдали от всех, в тишине и мире. Сегодня поговорю с чайками, завтра возьму Акрана на морскую охоту. И мне нет дела до войн и крови, что льётся на землю. Только иногда бывает... слишком скучно.

+1

12

История. История которую знали все, кроме людей, чей век был краток, тех, кто жили страхом, но умели порой чувствовать столь искренне, что и сердце Вельфрены не выдерживало и она поддавалась сантиментам, и посему она не могла испытывать настоящей ненависти и едкого презрения к самому многочисленному народу, что населял их мир.
Ее собственная история была не намного радужнее и счастливее, ибо она знала и боль от людей, и тепло их, и привыкла жить тем, что выгоднее для нее, наплевав на законы Гильдии, на правила, которые стесняли ее, упиваясь собственной серой моралью.
Темные глаза ведьмы с вниманием посмотрели на Арм-Анна, она видит в его взгляде множество вопросов, но он молчит, очевидно, он получал некое подтверждение тому, что сам думал о жителях материка, о тех, кто проплывал мимо его острова. Но мир за пределами этой пустыни был куда удивительнее, он был красив, он был многообразен и полон удивительных вещей.
Она взяла отрез ткани и с благодарностью склонила голову, подстилая часть под себя и накидывая себе угол на ноги. Уловив в голове мысль о том, что ей нравится наблюдать за хозяином сего места, она скованно улыбнулась с неким одобрением самой себя.
И вот раздумья улеглись в его голове и Велла явно чует, что он готов спрашивать, готов узнавать, и лишь приподнимает подбородок, готовая внимать его вопросам, надеясь, что найдет на них ответы.
- Всё сложнее... - склонив голову в задумчивости проговорила ведьма, подбирая слова, и думая, что именно хотелось бы ей рассказать.
А! Дьявол! - Резко подскочив со своего места, женщина закричала от внезапной боли, от чего-то, что с силой вцепилось в ее волосы стараясь вырвать их, и как показалось Велле, кажется сие удалось,- За что?
Женщина опасно зашипела, чувствуя как под ее пальцами неподконтрольно стал появляться яркий свет, что стремился вырваться наружу и поразить нечто в самую сущность.
Нет! - Велла сжала пальцы, в тот миг, когда напавшее существо оказалось пойманным за хвост Арм-Анном.
Чуть не сдержалась!
Глубокий резкий выдох, и женщина тряхнула головой проводя ладонями по волосам. Чувствуя отвращения от подобной боли, постыдной, обидной, которую она думала уже давно забыла, выжгла из собственных воспоминаний, она постаралась успокоиться и рассмотреть все же рассмотреть существо.
Какое разочарование, Акран это не дракон...
Где же тут может таиться столь огромная зверюга?

- Какой очаровательный и отважный пушистик, - выдохнула Вельфрена,- Выбирающий столь унизительные способы нападения. Но действенные, что трудно не заметить.
Пальцы Веллы скользнули по волосам, старательно сплетая их в косу, косо поглядывая на неведомое существо.
Многое я повидала, а такого что-то не видала.
- Не все люди такие, но большинство, - честно сказала женщина, - Не буду лукавить очерняя всех, и обращаясь в того, кто смотрит на массу, порой люди могут удивлять. Они бывают добры, они способны страдать, они слабы.
Но материк полон не только людей, там есть и другие расы, и природа, там очень красиво.

Она приподнялась и придвинулась нарочито ближе к хозяину сего места.
- Скука это ужасно, ненавижу скучать. Не представляю, какого тебе было жить тут одному и ни с кем не говорить. Не думаю, что чайки прекрасные собеседники. А самое удивительное, - она восторженно осмотрела собеседника, что ты не сошёл с ума.
Так, а что касается меня, то, что ты спрашивал, пока нас не прервали, то я ищу ответы, ищу возможности, чтобы доказать другим, что колдунов и ведьм, лучше не трогать, что мы способны дать отпор.
Я привыкла мириться с тем осуждением, что постоянно прилетает мне в спину, ведь осуждающие нуждаются во мне, платят и я могу повышать цены на свои услуги не мучаясь укорами совести, но есть те, кто болезненно относиться к подобному, кто не умеет извлекать пользу из своих обидчиков. Мужчины жаждут моей благосклонности, но даже не получая называют шлюхой, только, их дары порой весьма ценны.
Умея выживать, даже сами черти будут милы.

[nick]Вельфрена[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/37oZt.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

0

13

[nick]Арм-Анн[/nick][status]он - дракон[/status][icon]https://i.imgur.com/bz4TdqL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eGvkYri.gif
Мой позвоночник — 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла — я ни словом не возражал —
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Арм-Анн, 500</a></div>Жили на земле люди, и не было у людей счастья. Вместо глаз у них были слезы. Вместо сердца у них был ужас. Вместо неба у них была гибель</div>[/lz]
- Он голоден, вот и пришёл, - просто говорит Арм-Анн и, пошарив рукой в горшке с остатками рыбы, выуживает пару кусков. Тут же швыряет их в сторону - Акран делает поразительный по быстроте прыжок и на лету хватает рыбу, чтобы тут же убраться в дальний угол и жадно пожрать подачку. Арм-Анн наблюдает за ним с улыбкой, едва ли слушая, что говорит его гостья. Всё-таки он привык быть совсем один.
- В поисках ответов ты не боишься потерять саму себя? - а, нет, слушает её, да ещё как! - Мой отец говорил, что знание - самое ценное богатство. Но иногда лучше не знать много. Это может причинить боль.
Да, старый Шу-Гир много чего говорил. Не только давал дельные советы о должном обучении единственного сына, но и предостерегал его от полётов на материк. Хотя лететь туда - рукой подать, - ночь, день и ещё ночь. Для могучих драконьих крыльев это не расстояние. И видят Боги, Арм-Анн столько раз хотел покинуть свой одинокий остров, пересечь вновь заколдованное кольцо из тумана и острых рифов, и полететь не на восток, к уже знакомому архипелагу таких же безжизненных клочков суши, а на запад, дальше и дальше, пока из морской пучины не всплывёт могучая земля.
Так хотел... но так не смог. Побоялся нарушить Закон, установленный Древними. Тот самый Закон, который хранил последних Драконов.
- Расскажи мне ещё о суше, - просит Тринадцатый и допивает, наконец, свою похлебку. Дракон внутри спит и, кажется, в эту ночь не появится. Это приносит некоторое успокоение, и Арм-Анн благосклонно смотрит на Вельфрену. Он замечает её задумчивый взгляд и поспешно поясняет, - Расскажи мне о городах, больших каменных городах. Правда ли, что там и дороги из камня? И есть чаши, из которых круглыми сутками льётся вода? И люди - как много там людей? Кого больше - мужчин или женщин? И как выглядят дети?
Да... пожалуй, последнее его интересует больше всего. Драконы рождаются по одному, и своё детство Арм-Анн почти не помнит. Держит в памяти лишь то, как всё вокруг было сначала очень большим. А потом большим стал он и Дракон, живущий внутри. Но никогда у Тринадцатого не было брата или сестры, который мог стать добрым другом, и все игры его, строго пресекаемые Шу-Гиром, становились тайной. Там, на дальних берегах острова он бегал за чайками, пугал рыбу и нырял в глубокое море, откуда доставал плотные раковины с маленькими розовыми жемчужинами. И складывал это богатство в рассохшиеся деревянные ящики - со временем их набралось больше десятка. Там, на суше, это могло бы стать огромным богатством, но Арм-Анну то не было ведомо. Он просто наслаждался красотой жемчуга, который иногда перебирал, прокатывая между длинными худыми пальцами.
Внезапно раздалось тихое урчание, и в круг света вступил Акран. Сверкнув глазами в сторону ведьмы, он удобно сворачивается калачиком у ног Арм-Анна и кладёт острый подбородок на его стопу. Тринадцатый ласково улыбается и проводит ладонью по пушистой голове, прямо промеж огромных ушей.

+1

14

Энергия в этом месте сочилась, потоки проскальзывали среди них, наполняли собой пространство, но с каждым мигом, с каждой проведенной тут минутой Велла все меньше чувствовала их, будто они переставали касаться ее кожи, или просто она привыкала к ним, а быть может они незаметно наполняли ее, становясь от этого незаметными, неуловимыми. А может попросту все внимание ведьмы было обращено на одинокого хозяина этих мест, который отвлекся то на своего зверька, и вновь поглядывал на незваную гостью, что появилась в его обители.
Велла не стеснялась демонстрировать своих эмоций, что отражались в ее глазах, своей заинтересованности и восхищения, при том, что бремя ее миссии все тяжелее ощущалось на ее плечах. Ведь ее появления, ее слова, должны быть подконтрольны, чтобы никто не пострадал, даже одинокий житель проклятого острова.
Вельфрена подняла глаза на собеседника, мягко хмыкнув и пожав плечами, думая о том, что ответить этому человеку, ибо вопрос его был весьма сложным для нее самой...
- Иногда лучше испытать боль, чем не знать, - уклончиво ответила колдунья, проводя пальцами по складкам тонкой ткани своего одеяния,- Всегда важнее истина, ведь она всегда проявится, разве не так? - ее темные глаза устремились в пламя, всматриваясь в пляшущие огоньки неестественного огня,- Скорее в подобных поисках, я смогу лишь найти себя, ибо лишь знания помогли обрисовать мне мое восприятие. Пусть и принесли достаточно проблем.
Как ей рассказать о том, как оказалась на волоске от смерти, как была готова восстать против древних правил, что сулили лишь одно угнетение, и как жестоко ей хотели указать на ее место.
Много лет ее скитаний, ее воли и ее борьбы, чтобы получить заветную свободу.
Она достаточно повидала, и достаточно была готова заплатить, чтобы от нее отстали, только Велла знала лишь одно наверняка - лживее людей бывают только маги.
Ее взгляд вновь вернулся на Арм-Анна наполняясь воодушевлением и заинтересованностью, удовлетворением о того, какие вопросы задал ей ее собеседник, видя ту заинтересованность, что ей так хотелось в нем узреть, когда к ней пришло осознание того, сколь скудны его знания, взятые лишь из старых книг.
Улыбка, теплая, чуть озорная появилась на ее губах.
- Ого, вот это уже интересные вопросы, - груз задумчивость спал, и ведьма подтянула под себя ноги, облизнув пересохшие губы, - Города? Их достаточно на суше, но все же деревень куда больше. Да, у них мощенные дороги, из камня что уложен в землю, дабы лошади и повозки могли свободно проходить. Дома обычно не выше двух этажей с яркими черепичными крышами, подобно великанам стоят по обе стороны улицы, что полна людьми, спешащими, кричащими, и суетливыми, что подобны крови бегущей по венам. Но это в крупных городах, где развита торговля, другие же скучнее, и люд в нем куда реже встретишь вне своих домов, лишь прогуляться до площади, где торговцы с разных провинций привозят товары. И ты говоришь про фонтаны? Да, имеются такие, они расположены на въездах, дабы путники могли утолить жажду, и перед богатыми домами, чтобы продемонстрировать статус хозяина дома или города. - задумчивость отразилась на поджатых губах,- Мне кажется трудно сказать кого больше, днем явно больше женщин, мужчин же прибавляется под вечер, но мне всегда казалось что как-то поровну всех, ибо подобное я даже не подмечала. Но миром явно правят мужчины, что пытаются творить историю,- она ухмыльнулась, - А вот дети... Это несуразная копия взрослого. Маленькие, они мягкие с большой головой и некрасивым телом, не умеющие говорить, неугомонные, подрастая они становятся долговязыми и суетливыми. Они кажутся весьма беззащитными, но только я сторонюсь их, от них слишком много проблем бывает, но большинство женщин умиляются им, говорят, что пахнут маленькие как-то по-особенному. - она вновь приподняла руку позволяя тонкому огоньку вновь появиться над ее пальцами, перекатиться с них на ладонь и обернуться в младенца, беспомощно шевелящего ногами и пытающемуся разреветься. Велла осторожно качнула рукой и младенец обратился в мальчишку возрастом не более лет десяти, и после огонек схлопнулся.
Вельфрена медленно выдохнула:
Я весьма плоха в описаниях, я не поэт и не писатель, и не знаю, как объяснить. Но я готова отвечать. - она посмотрела на вернувшегося Акрана,- Ты необычный и твой зверь необычный, не припомню подобных в бестиариях. И честно, не думала, что встречу тут нечто подобное, ведь говорили, что это место хранит последних драконов. Только я все меньше верю в то, что остался кто-то живой, будь я столь могущественной, я бы не скрывалась вдали от всех.
Мечтательность прозвучала в  ее тоне, и она улыбнулась.
Ты же наверное даже мяса не ел за свою жизнь, одна рыба. Какой ужас. А если улов неудачный?

[nick]Вельфрена[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/37oZt.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

+1

15

[nick]Арм-Анн[/nick][status]он - дракон[/status][icon]https://i.imgur.com/bz4TdqL.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/eGvkYri.gif
Мой позвоночник — 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла — я ни словом не возражал —
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname">Арм-Анн, 500</a></div>Жили на земле люди, и не было у людей счастья. Вместо глаз у них были слезы. Вместо сердца у них был ужас. Вместо неба у них была гибель</div>[/lz]

Как ярко горят его глаза, и это не только отражение в них чистого пламени. Арм-Анн слушает очень внимательно, склонив голову и устремив взгляд в пляшущие оранжевые языки. То, что описывает его гостья намного лучше прочитанного в книгах, а Тринадцатый немало подержал их в своих крепких мозолистых руках. Сейчас он может с лёгкостью представить людей, одетых в неведомые ему одежды, вальяжно разгуливающих по улицам больших городов. Может услышать весёлый смех детворы, носящейся туда-сюда и грозящей сбить всех на своём пути. Может ощутить запах трактирных блюд, которых никогда в жизни не ел. Может... может многое.
Но только не убраться с драконьего острова.
- Мне нравится, как ты колдуешь, - голос Арм-Анна необычайно тихий, задумчивый. - Это красиво. И ты красивая.
Он говорит это просто, вряд ли понимая, что значит комплимент. Для него, узника собственного рода, говорить правду также легко, как дышать. Он чужд коварному лукавству, желания обмануть, показаться лучше, чем ты есть на самом деле, Арм-Анн тоже не ведает.
Он молча встаёт, забирает пустые плошки и относит их к дальней стене. К единственному пресному ручью отнесёт их уже поутру, там вышкребет песком дочиста, ополоснёт и вернёт на место.
- Я ел мясо. А рыбы тут водится в достатке, - сухо отвечает Тринадцатый, на сей раз пряча взгляд. Были вещи, о которых ему не хотелось говорить.

Он помнит вкус крови на своих зубах (клыках). Горячая и солёная, а тело животного (человека?) так и трепещет. Из него уже уходит жизнь, и можно сильнее сомкнуть челюсть, чтобы хрустнули хрупкие кости и сердце перестало биться. Или бросить вниз, на острые камни и сделать два круга, наблюдая за тем, как продляется агония.
Можно сделать всё.
Потому что Дракон - могущественен.

Арм-Анн не хочет об этом вспоминать.
- Пора спать, - кратко говорит он, окончательно развеивая приятный романтичный флёр. - Пойдём, я покажу тебе твоё место.
Тринадцатый ведёт ведьму на пролёт выше - там, где она мылась и переодевалась. В углу лежат два матраса - Арм-Анн подтаскивает их ближе к узкому окну, откуда веет ночным холодом, и разворачивает.
- По ночам здесь тепло, так что не замерзнёшь. Вот там одеяло... да, возьми его. Я буду рядом. Не вздумай бродить здесь ночью - с непривычки заблудишься и свернешь себе шею. На некоторых пролётах много незаметных дыр в полу. Свалишься туда - и сразу в море, на острые скалы..
Суд по выражению лица, Арм-Анн не шутит. Сам он берёт тонкое покрывало, которое, видимо, когда-то служило плащом и даже сохранило на себе остатки пурпурной краски. Плотной закутывается в него и ложится в нескольких шагах от Вельфрены. Наступает тишина. Лишь через несколько мгновений её прерывает топот маленьких лапок, и в ногах у Тринадцатого калачиком сворачивается Акран.
Луна поднимается в небе.

В ночи становится страшно.
Акран верещит как ненормальный, мечется по залу, сметая всё на своём пути. В конце концов, подбегает к ведьме и вцепляется острыми когтями в её одежды - рвёт, рвёт на себя, и снова кричит.
В голосе его - первобытный ужас.
Тело Арм-Анна за спиной сонной Вельфрены будто светится изнутри - так ярко, что видно вены с тёмной густой кровью. Он выгибается, словно в пляске Святого Витта, широко раскрывает рот, но не издаёт ни звука. И позвоночник его разрезают изнутри острые лезвия... так похожие на костяной драконий хребет.

0

16

Ласкою не ласкою в душу не заглядывай,
Ни быльем, ни сказкою ленты не развязывай.
Спрашивай не спрашивай, люба ли, постыла ли?
Коли можешь, зашивай сердце во единое.

Палец ведьмы коснулся прохладного пола и она осторожно начала вырисовывать только ей ведомые витиеватые узоры, пребывая в задумчивости и размышлениях, надеясь, что хоть немного смогла поведать о своем мире этому чудесатому созданию одинокого острова.
Иронично было допускать мысль о том, что сама судьба, сам случай свели ее с Арм-Анном, лишний раз подчеркивая ведьме, сколь часто она предается одиночеству и тоске, и так же убеждает себя в том, что ее жизнь ей люба и мила.
Она взглянула на мужчину, тихо хмыкая, поджимая губы и выдыхая. Ей приятны были его слова и они были слишком искренними, правдивыми, незатейливыми. И наверное от этого действительно приятно касающимися ее души, или того, что от нее осталось. Впрочем, большинство людей вообще ставили под сомнение наличие такого понятия, как душа и совесть у тех, кто обладал магией и знаниями. Отчего-то в миру считать привыкли, что чем глупее и необразованнее человек, тем он душевнее. Возможно, где-то в этом и была истина, а может это вновь было лишь оправданием не желания видеть дальше собственного сарая.
- Благодарю, приятно слышать, - она ответила просто, мягко и честно, пусть в голове Веллы и крутилось едкая фраза о том, что вряд ли Арм-Анну есть с чем сравнивать, но только слова были попросту проглочены, чтобы вновь не испортить что-то столь настоящее в ее жизни.
Внимательный взгляд скользнул по мужчине, по тому, как его взор был отведен в сторону и ведьма лишь незатейливо пожала плечами, всматриваясь в округу, в то, как тьма уже давно властвовала вокруг, покрывая собой все пространство, позволяя лишь огню прорывать свою сущность, дабы отражаться в глазах мужчины.
- Да, сон... - будто опомнившись проговорила Ведьма, давно стараясь не замечать свою усталость. Она боялась того, что принесет ей ночь, мысли, что накроют ее, и решения, которые ей так не хочется принимать.
- Буду благодарна, ибо в плавание даже закрытая каюта не может даровать уверенность в том, что похотливые матросы не изволят моего внимания в ночи. Но благо, магия внушает трепет, даже в столь матерых из людей.
Место трудно назвать уютным, но вполне пригодное чтобы жить и спать, нехватка женской руки, как бы сказали многие.
- М, ладно... - проговорила Велла, думая что про справление малой нужды не стоит уточнять в подобных реалиях, разберется с этим утром.
Вельфрена опустилась на предоставленное ей место, накидывая на ноги одеяло. Воздух становился для нее привычным, и она прикрыла глаза, стараясь не думать о том, что ждало ее по возвращению, о том, что могло ждать ее на острове.

Чуткий сон всегда был ее наказанием, не позволяющим провалиться в приятный морок сновидений, но видно путь и события последний дней испили последние силы ведьмы, что с трудом раскрыла глаза, слыша, как зверек активно прорывал пелену ее сна, пробуждая.
- Да, что случило... - выдохнула Вель, сонно переводя взгляд на свет, что исходил от Арм-Анна.
Какого черта!
Резко вскочив на ноги, ведьма держала на ладони светящийся огненный шар, готовый соскочить на камни, или полететь в того, кто мог испугать и навредить ей.
Красные полосья света отражались на стенах, обрисовывая фигуры, что попадали в бледный ореол от магии.
Вель давно не удивлялась ничему, и страх давно не ведам был ей, но сейчас, она не знала, что ей делать наблюдая за тем, что разворачивалось подле нее, цепляясь за осознание того, что все таки она нашла дракона.
- И что мне делать? - спросила ведьма у зверька, лишь хлопая глазами, зная, что ей будет достаточно мгновения, чтобы решиться,  стать ей воином или остаться другом. - Арм-Анн? - опасливо окликнула Вельфрена, ведь такому ее точно в гильдии не обучали.
[nick]Вельфрена[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/37oZt.png[/icon][sign]float:right
Я блеск красы хрустальной, я твердь земли уставшей.
Я жнец что на восходе посеет жизни семя.
Я смысл, укрытый тайной, я пыль листвы опавшей.
Приду при первом всходе, назначить чтоб время.
[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Велла, 84</a></div>Ведьма серого круга, которой не повезло со жребием.</div>[/lz][status]Я сон в тени прохладной[/status]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [AU] Alchemy


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно