Прошедшие два года для Андромеды были очень насыщенными на события. И не сказать что самыми приятными событиями. И мало того что женщина волновалась за свою семью особенно за Элвина, которого посадили в тюрьму на год, так она еще и переживал свой личностный кризис. Чувства к Эвелин не желали уходить, а сама Меда не понимала как ей быть, просто потому что она всегда считала себя... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » hello, it's me [июнь 2020]


hello, it's me [июнь 2020]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


hello, it's me
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://c.radikal.ru/c13/2007/9e/5a789efee124.gif https://d.radikal.ru/d23/2007/85/2971f9c5359f.gif

Джеки и Джимми
Вестминстерский район, квартира Джека Уитона, поздний вечер

Лучшие друзья связаны крепче, чем многие братья и сестры, это связь не обреченная, навязанная чужой волей наделить людей общей кровью, что должено сделать их счастливыми, это связь, созданная осознанным выбором двух умов и двух душ. И когда одна из них в смятении, в чужом городе, куда же внезапно свалиться, как снег летом, как не на голову друга?

+4

2

Джек сидел в кресле с ноутбуком на коленях и пытался сконцентрироваться. Работа сегодня шла тяжело. Разбросанные мысли никак не хотели складываться в единую концепцию. Джек терпеть не мог такие моменты, но свести их полностью к нулю ему никогда не удавалось. Провалы иногда случались.
Вообще-то Джек уселся за работу несколько часов назад за своим рабочим столом, но за прошедшее время успел несколько раз переместиться по квартире в поисках лучшего места для вдохновения. Несмотря на принадлежность к числу технарей, Джек верил во вдохновение. Сам он на кураже мог выполнить недельный объем работы за ночь, а потом устроить себе продолжительные выходные. Или же приняться за что-то еще. Все зависело от настроения.
Однако сейчас Джек лишь бессмысленно смотрел в монитор и стучал пальцами по подлокотникам кресла. Ритм получался не слишком правильным, но Джека это не беспокоило. Он громко выдохнул, откинулся назад, вытянул ноги вперед и уставился в потолок. После длительного созерцания букв и цифр на ноутбуке потолок тоже наполнился символами, которые, впрочем, быстро растворились в воздухе, стоило только Джеку моргнуть.
Джек просидел так пару минут, а потом поставил бук на стол рядом, встал и направился к окну. Стоило отвлечься на что-то, а уличное движение отлично подходило для смены обстановки. Джек неплохо устроился в Лондоне. Ему нравилось то, что в этом городе старинная архитектура и консервативная атмосфера удивительным образом сочеталась с современностью. Небоскребы соседствовали с историческими местами, улицы были усеяны ресторанами и пабами на любой вкус и кошелек, а ночная жизнь никогда не разочаровывала.
Здесь Джек мог бы прожить всю жизнь, если бы вообще планировал проживать ее в одном месте. Ему нравилось путешествовать, а сидение на одном месте вгоняло его в тоску. Зато как приятно было возвращаться домой после очередной поездки по работе или чисто ради удовольствия. В свою лондонскую квартиру Джек возвращался с радостью. Он полностью обустроил ее под себя, охарактеризовав свой стиль как "прибранная холостяцкая берлога". Беспорядок Джек никогда не любил. Его натура требовала дисциплины во всем, в том числе в обстановке дома.
Подумав о том, что на улице не происходит ровным счетом ничего, и это совершенно нечестно со стороны улицы, Джек обернулся. Он не ждал гостей, однако кто-то позвонил в звонок. Джек выразительно посмотрел в сторону двери, как будто это помогло бы ему понять, кто же решил наведаться к нему, а потом быстрым шагом направился навстречу неизвестным гостям. Назвать любых гостей непрошеными Джек бы не смог. Он всегда был рад компании, даже если компания приходила к нему без приглашения.
Один взгляд в глазок, и лицо Джека озарилось улыбкой. Вот это сюрприз!
- Какие люди! – громко сказал он еще до того, как открыл дверь.
Оказавшись лицом к лицу со своим старым другом, Джек внимательно оглядел его с головы до ног.
- Скажи мне, что ты не голография! – пошутил Джек и тут же протянул Джеймсу руку, после чего собрался похлопать друга по спине. Не так уж важно, насколько эмоционально выглядит твое приветствие, если перед тобой стоит близкий тебе человек. – Как я рад! Заходи скорее. Какими судьбами?

+4

3

[indent] Расплатившись с таксистом и поднимаясь к искомой двери, Джеймс Райт мало беспокоится о том, что приятеля может не быть дома. Еще меньше беспокоится о том, что приятель может быть не один, а, положим, в приятной компании не совсем (вероятно) одетой женщины. И вообще не беспокоится о том, что идет без приглашения  и предупреждения. Все это не существенно, не играет никакой роли в их отношениях, которые длятся достаточно давно, чтобы стать фактически братскими. Джек отличный парень, преданный друг, угарный собутыльник, он совмещает в себе все, в чем может нуждаться от другого человека Джеймс Райт, но при этом совсем на него не похож. Наверно, потому они столько лет и продержались, не разбежавшись ни на бытовых ссорах, ни на дележке баб, компании и влияния.  Хотя подполковник бы посмотрел на того, кто решится ему бросить вызов в таком разделе сфер влияния, он прекрасно понимал, что это не из страха проиграть, а из глубокой привязанности и нежелании ею жертвовать, и потому ничуть не меньше любит друга в ответ.
[indent] Поэтому с порога и без обиняков сгреб здорового мужика в охапку за талию, приподняв в воздух с очаровательной ухмылкой во все тридцать два, топчась на месте, сделал круг, и только потом опустил приятеля обратно на пол. Числу похлопываний, облапываний и прочим выражениям радости от встречи числа вообще не было, так что случайный зритель долго бы гадал, чему только что стал свидетелем.  Благо что век такой, любую пылкость крепкой мужской дружбы готовы записать в ряды гейской страсти.  Но вот как то глубоко плевать, год выдался такой, что проблем хватает, как из рога изобилия, и посчитаться чьим-то любовником в глазах озабоченных сплетников из них вообще не проблема.
- Джеки, старый черт! – размашисто хлопнув друга напоследок обеими ладонями по плечам, громогласно заявил гость, - да ты все хорошеешь, я смотрю! Признавайся, ради какой сладкой цыпочки труды, а ?! – Он входит внутрь, не нуждаясь в  приглашениях, это в их кругу попросту давно уже не требуется. Тем более, что друг уже пригласил.  – Да вот видишь какая история, послушал я твои восторженные песнопения про этот Лондон, дай, думаю, тоже перееду.  И, конечно, как прилетел, так сразу тебя обрадовать, а то, я ж знаю, тут все малохольные, тебе, бедолаге, путем и выпить не с кем, и закон по пьяной лавочке нарушить. Так и скиснуть недолго. – на самом деле все слишком далеко от подаваемой бравады, и уж кому, как ни Джеку Уитону, это известно. Без всяких фактов, просто на том интуитивном уровне, который обеспечивает долгая связь по жизни двух людей. Они много знают друг о друге, они достаточно хорошо (лучше, чем кто-либо еще их) знают друг друга, чтобы без прямой речи понимать, когда звучит правда, а когда театральщина.
[indent] Честь по чести, такова ситуация: Джиму необходимо было увидеть друга, даже не для того, чтобы говорить, как любят делать бабоньки, обмуслякивая языками любую проблему между собой. Он сам разберется со своей, сам решит и ответственность за это решение ни на кого перевешивать не собирается,  а все-таки, вот чисто по человечески, тяжело на душе, и хочется развеять это состояние хоть немного, просто побыв  в кругу людей, где всегда ему рады, где не будут судить, чтобы не случилось, но постараются понять, если он захочет поделиться. А не захочет, так не будут недовольно дуть губы, оскорбляясь тем, что (видите ли!) Джим Райт им недостаточно доверяет, чтобы поделиться своей бедой. Дело-то не в доверии. Дело-то в том, что он не считает (и никогда не считал) себя вправе переваливать проблемы с больной головы на здоровую, тем самым, даже против воли, вовлекая близкого человека в кашу, в которой варился сам. Конечно, друг в беде не бросит и слова поперек не скажет, а все таки не верил Райт в то, что это никак на чувствах не сказывается. Никому не нравится вечно тащить чужое ярмо, выступать безотказной жилеткой, про которую особо пылко вспоминают в минуту, когда нужна подмога. Настоящих друзей у него было мало, всего двое, чтобы так рисковать. Да и привычки в характере не было, жаловаться.

+2

4

За несколько лет, проведенных в Лондоне, Джек успел обзавестись друзьями. Он был слишком общительным, чтобы сидеть у себя в офисе или в квартире затворником и ни с кем не разговаривать. Но все же друзей, с которыми он был бы настолько близок, насколько он был близок с Джимом, он не нашел. Это сложно. Для этого нужно больше времени и больше удачи. Ведь настоящий друг – это именно удача.
Старых приятелей из Банфа связывало многое, в том числе армейская служба, а она умеет объединять, как ничто другое. Те времена Джек вспоминал редко, но ощущение, что рядом человек, который поддержит в любую минуту, он нес с собой по жизни без содрогания и сетований на тяжелое прошлое.
Оказавшись в крепких объятиях и воздухе, Джек рассмеялся и наградил друга душевным (в смысле очень сильным) хлопком по спине. Вот уж чего Джек не ожидал сегодня, так это теплой встречи со старым приятелем на пороге квартиры. Однако подобные сюрпризы Джек любил, даже если они полностью рушили его планы.
Комплименты и вопросы Джек пропустил мимо ушей. Не у двери же делиться с Джимом новостями. Да у него самого их, пожалуй, должно быть больше, ведь он, Джеймс, перелетел через океан. Вряд ли он сделал это просто так. Впрочем, и такому варианты Джек был бы рад.

Он слушал Джима внимательно, хотя выражение его лица серьезностью даже не отдавало.
- Если бы я знал, что мои песнопения в итоге сработают, - сказал Джек, закрывая дверь и следуя за другом. – То пел бы намного чаще и громче. Возможно, целый хор бы организовал! Люди здесь и впрямь какие-то малохольные, но все-таки неплохие. Очень надеюсь, что пообщавшись с ними еще, я обзаведусь чудесным английским акцентом. Слышал, что он имеет магические свойства. Не терпится испытать их на себе.
Жительницы Северной Америки почему-то очень любили английский акцент. Сам Джек ничего особенного в нем не видел, но попытать счастье стоило. В следующую поездку в Канаду Джек собирался зайти в какой-нибудь паб и попытаться изобразить из себя чистокровного англичанина.
Он пригласил Джеймса в гостиную и жестом предложил сесть на диван, а сам направился в сторону шкафа, который мысленно называл баром. О настоящем баре Джек мечтал, по руки его пока не дошли до перепланировки квартиры.
- Я не спрашиваю, хочешь ли ты выпить, - сказал он и открыл дверцу. – Просто давай выпьем за твой приезд. Есть виски. Ирландский. Ром. Немного бренди. Бутылка красного сухого вина. И какая-то забавная бутылка, которую мне недавно подарили, но я так и не сумел разобраться, что в ней. Можем и в паб пойти, но почему бы сначала не разогреться здесь?
Бывали времена, когда в шкафу Джека алкоголя было на порядок больше, но последние месяца Джек редко пил и не пополнял запасы. Кажется, настала пора исправлять эту ситуацию.
И пока он рассматривал ту самую непонятную бутылку, Джек полностью позабыл о том, что собирался работать. Работа все равно не шла, к ней можно будет вернуться позднее и с большим вдохновением.
Интуиция подсказывала Джеку, что Джеймс в Лондон приехал не просто потому, что решил осмотреть достопримечательности и повидать друга. Может, что-то случилось? Оставалось лишь надеяться, что ничего серьезного. Однако набрасываться с вопросами Джек не спешил.

- И как тебе тут? – задал он банальный вопрос. – Немного дождливо и туманно, правда?
Он уже гремел посудой. К счастью, в холодильнике осталась еда, которую можно было легко выдать за закуску. Вообще-то Джек никогда не причислял себя к тем, кто умеет по-настоящему встречать гостей, но все же радушие и дружелюбие заставляли его выполнять ряд действий, направленный на комфорт гостей.
- Как долетел?

Отредактировано Jack Wheaton (11 Июл 2020 21:37:29)

+3

5

[indent] Лондон. Туманный город туманного Альбиона, который так любил потаенными глубинами брат, на Джеймса не оказывал такого чарующего влияния, да и акценту местных мужиков Райт не завидовал, считая (и небезосновательно на практике), что и без него не имеет проблем с тем, чтобы познакомиться с женщинами. Никакой акцент не поможет, если ты скучный хер.  А умение развязать язык, когда надо, на разные (и особенно любимые женщинами темы), лихая щедрость, слабоумная отвага и горящий задор с изюминкой безумия в глазах, вот они многого стоили. И, честно так говоря, Райт сомневался, что у Джека с этим могут быть какие-то проблемы, в конце концов, на всех загулах бесогонили они вдвоем ничуть не хуже, чем Джим в одиночку. Был в друге тот же хмельной задор упившегося шампанским русского гусара, что и трава не расти, и слоны не мешайтесь, всех убью – один останусь.  Не иначе, как старость и кризис среднего возраста тут, в этот меланхоличном мирке, наконец, догнали и взяли так крепко Уитона за яйца, что он запаниковал и призадумался, как кадрить девочек, когда задор угаснет. Только акцентом, как иначе! Хмыкнув про себя, Райт, удобно расположившись, дернул подбородком в сторону бутылочки.
- Даже если там джинн, всяк веселее, так что, где наши годы юные и безголовые, в которые мы пили все, что горит? Наливай алко-инкогнито, рисковать так рисковать! – Есть плюсы переезда, еще никто не устроился, не обосновался, на работу не надо, обязанностей нет, и можно нажраться хоть в лютую хламину и потом на четвереньках ползти до квартиры, рискуя не к месту встретиться только с полицаями.  Но надираться до такого визгу поросячьего Джим все-таки не планировал, он искал способа отвлечься, а не временно забыться, потому что всякое забытье кончается и потом здорово бьет по башке напоминанием о себе.
[indent] А еще уж очень ему не хотелось, как самолет приземлился и освободил его от уз ограниченного пространства, видеть Эвелин. Нет, долг чести и обязанности родственника обязывали её любезно сопроводить до квартиры, не менее любезно выделенной ему другими их (английскими, между прочим) родственниками , сдать вместе с багажом в объятия роскошной гостиной и вертким хорём свалить под благовидным (или не очень, но предлоги не выбирают в форс-мажор) предлогом вон.  Он искренне любил сестру, и тот обстоятельство, что вскрылось в их с матерью разборках как давно прятавшийся под белизной кожи нарыв, нисколько это не отменяло, просто он, всегда видевший перед собой четкий вектор, сейчас перестал понимать, по каким координатам движется, шел в слепую по инерции и с каждым шагом увязал в липкой паутине.  Джим не мог понять, что чувствует сам, не понимал, что надо от него Эвелин, чего она хочет. Не видел никакой возможности, не пересравшись в хлам, достучаться до неё, донести свое видение ситуации.  Она идеализировала его как брата, привыкла к одному обращению, к одним обязательствам, и, по одному дьяволу ведомой причине, решила, что он ей идеально подходит как мужчина.  Но (где та треклятая сосна, которую так и хочется свалить лбом сейчас) Джеймс был с этим категорически не согласен, любить сестру и любить женщину две разные, кардинально разные вещи, и их невозможно совмещать, и то, чего жаждет Эвелин, заставляет его с болью от дула, вдавленного в висок, выбирать второе, не теряя первого, но он никак этого сделать не может. Второе для него не только нарушение моральных и этических норм в глазах общества (на них Райт всегда легко плевал и не проблема плюнуть снова), не только ссора (а это уже серьезнее угроза, так лихо не шагнешь) со всей семьей, в том числе с Итаном, потому что Итан, их правильный, высоко моральный, консервативный Итан  его сразу и навсегда выставит за порог. Второе для него – утрата сестры, утрата навсегда. Точно смерть, потому что не выйдет попробовать, и, если не получится, откатить обратно и сделать вид, что ничего не было.  Но она, как свойственно женщинам, вцепившимся в свои мелочи и не видевшим всей картины целиком, гнала его к обрыву в каньон с безжалостностью ковбоя, преследующего мустанга.  И вот сейчас, проходя последний рубеж и выходя на минимальный тормозной путь в полном разгоне галопа, ему была дана роковая секунда выбирать: бросить все силы, чтобы затормозить, сдавшись, или же бросить все силы на то, чтобы разогнавшись быстрее ветра, все же прыгнуть, в надежде долететь до противоположной стороны. Или рухнуть вниз, если не выйдет.
- Долетел отвратительно скучно, - скривил гримасой лицо Райт, глядя на друга открытым веселым взглядом, гонка шла по ту сторону зрачка, там, в темноте, вспененный зверь хотел подсказки слабовольно, как ему поступить, но по эту сторону только свет бликовал от густой черноты.  – Никакого веселья, ни пьяных дебошей на борту, ни капризных ниггеров, ни манерных гейчиков, даже постебать было некого, так и просидел, как дурачок, носом в иллюминатор. А ты, вижу, капитально обосновался, как барин, - вообще Джим лукавил, его поездка скучной уж точно не была, благодаря внезапной попутчице, устроившей ему на весь полет головомойку. - Как с борта самолета сошел, дождь. В такси сел - дождь, мать его. Из дома к тебе вышел, и все еще дождь, он тебя то еще не задолбал тут?

+3

6

Вот по этому Джек и скучал. Неизвестный алкогольный напиток? Невнятные последствия вместо привычного праздника жизни в виде классики пьяного жанра? Да! Конечно! Англичане себе такие дерзости не позволяют. Или, что вполне вероятно, настолько рисковые ребята Джеку еще не успели встреться на его английском пути. В пабах англичане, разумеется, пили много и с удовольствием, но исключительно знакомые напитки. Кажется, дух авантюризма жители туманного Альбиона растеряли еще во времена активной колонизации восточных земель. Ну что же, некоторые понаехавшие канадцы всегда готовы прийти на помощь и придать английскому консерватизму немного мракобесного оттенка.
Джек вернулся к загадочной бутылке и еще раз осмотрел ее. Горлышко было запечатано самой обычной крышкой, которую Джек незамедлительно попытался открутить.
- Хорошо они запечатывают! – сообщил он сразу после того, как понял, что без грубой мужской силы дело тут не обойдется. К счастью, в ней недостатка не было. – Кто бы эти самые они ни были! Но если из бутылки сейчас вылетит голубого цвета мужик и начнет петь песни, паря в воздухе, нам точно понадобится больше алкоголя...
Во вторую попытку Джек приложил больше усилий, и крышка сдалась.
- Ага! – победоносно воскликнул Джек и театрально отбросил крышку назад. Она угодила в район раковины.
Джинн не появился. Джек на всякий случай оглядел воздух и пожал плечами, мол, сегодня придется обойтись без мультяшных персонажей. После этого он поднял бутылку и принялся разливать ее содержимое по стаканам. Стаканы он выбрал такие, какие прекрасно подошли бы для виски. Винные бокалы он тоже рассматривал как вариант, но быстро пришел к выводу, что для таких стекляшек Джим и Джек недостаточно гламурны и женственны. В качестве подтверждения этим мыслям Джек почесал свою щетину,  ярко свидетельствую о том, что последние пару дней бритьем себя Джек не утруждал, а затем уставился на разлитый напиток.
Жидкость была бесцветной. Пузырьков не было. Водка? Джин? Ром? Какая-нибудь экзотика вроде узо? Джек склонился к последней версии после того, как понюхал стакан.

А Джим пока занимался тем, что ворчал. Это заставляло Джека улыбаться. Он знал, что Джеймсу нужно время на то, чтобы войти в состояние приятного куража. Время есть. Джек намеревался раскачать друга, каких бы усилий это ни стоило. Пусть даже завтра Джек пойдет на работу прямо из какого-нибудь питейного заведения. Не страшно. Не в первый раз.
- Да... Перелеты уже не те... - согласился Джек. Последнее время он симпатизировал тихим спокойным перелетам, потому что использовал их как время для отдыха, а параллельно убеждал себя в том, что проявляющаяся любовь к спокойствию еще не указывает на старость. – И что, даже ни одного плачущего младенца, на которого можно было бы ополчиться? Куда катится этот мир... Но не переживай. Я тут недалеко знаю паб с названием "Загул". Уверен, что он с лихвой окупит твои самолетные страдания, поскольку зачастую буквально соответствует своему названию.
Джек подошел к Джеймсу и протянул ему стакан. Комментарий относительно барских хором он проигнорировал. Вопросы интерьера можно обсудит в другой раз. А можно и не обсудить вообще. К черту мебель, когда есть много других прекрасных тем.
- Дождь – это часть местной архитектуры, - тоном знатока сообщил Уитон. – На самом деле в дожде очень много плюсов. Особенно в жаркую погоду. Идешь себе по улице и наблюдаешь за тем, как одежда на женщинах становится все более прозрачной.
И то верно. Девушки и мокрая одежда – сочетание прекрасное. Хоть картины пиши. А еще Джек собирался поделиться с Джимом парочкой советов насчет того, что в Лондоне с собой всегда стоит носить зонт. Но не потому, что он точно защитит от дождя, а потому, что в глазах напуганной незнакомки, попавшей под ливень, любой мужчина с зонтом выглядит героем. А это, как показывает практика, помогает получить телефончик или что-нибудь посерьезнее.
- Ну, за твой приезд! – Джек ударил своим стаканом и о стакан Джима и сделал глоток. Кажется, все-таки узо. Да, знакомые, притащившие эту бутылку, определенно знали толк в разнообразии.

+4

7

[indent] Пока дружище возился с бутылкой, Джим исподволь рассматривал жилище его, подмечая с удовлетворением, что, удрав в Лондон, прочь от наблюдательных глаз двух друзей, Джек не испортил атмосферу холостяцкой берлоги дамским духом присутствия, тем, который ан нет, а проявляется даже в отсутствие его породившей в мелочах. Джиму, едва стоило купить дом в Банфе, женщины тотчас начали давать советы, что и как должно быть, и не будь иных даже причин, он чисто по этой бы в конце концов удрал, потому что бабы (ох, уж эти бабы!)считают, что каждая пещера, в которую их занесло, должна быть всенепременнейше комфортна им, и тотчас начинают все для этого там переделывать. То, что в этой пещере вообще жил до них другой человек, и неплохо, чтобы эта обитель по прежнему была комфортна ему, ими как аргумент в головенке не рассматривается, будто, ежели мужик с ней, то ему априори по кайфу должно быть везде, где ей по кайфу. Ага, а потом мужики же и козлы – чтобы не случилось.  Отношения не сложились, так особенно козлы, самые настоящие козлищи, как будто каждая девка в отношениях изначально идеальная, если не святая. Дева Мария, етить!
- Если из бутылки у тебя мужик вылетит и начнет песни петь, я б сказал, тебе с алкоголем надо завязывать, а не подливать, - фыркнул саркастично Райт, сменив положение и закинув ногу на ногу, с ухмылкой наблюдая за сражением крышки и друга. Крышка, надо заметить, долго держалась, позволяя уж подумать, что бой закончится не в пользу Джека (и тут Джим невольно поднял руку ладонью вверх, с цинизмом стоика посмотрев на жесткую, покрытую мозолями в местах постоянного соприкосновения с поверхностями кожу, подметив, что такой лапой на фортепьяно не играть, а вот шею крышкам посворачивать куда как проще). Видно, бывший сослуживец совсем размяк на гражданке, изнежил ручки, выхолил, а теперь вот и остается, что биться, сопя, до победного кто-кого, но именно в этот момент, когда Райт уже был готов неприлично заржать и предложить «лондонской барышне» свою помощь, судьба спасла Уитона от долгих подколов в исполнении друга.
- Давно я не ходил в загулы, - хмыкнув, мужчина принял в руку протянутый стакан, но нюхать даже не стал. Многие спиртные напитки имеют такой гнусный запах, что желудок сам собой в узел завяжется и вывернется наизнанку, поэтому, как отец всегда пил, не нюхая и не растягивая, лихим махом и сразу залпом, так и старший из его детей приучился пить, старательно копируя манеру, повадки, речевые обороты, всё, что только мог, как безразмерная губка. Тем больнее разочароваться в ком-то, кому ты когда-то мечтал быть ровней. И вот под эту скорбную мыслишку, по инерции стукнув стаканом в ответ на предложенный тост (будь этот приезд неладен, все следом приперлись!), Джим Райт поднес стакан к губам, и, закидывая голову, одновременно с этим отправлял и все содержимое в глотку. Закусывать тяги не было, напиток, по отголоску аниса в винограде, походил на греческую водяру, был не настолько крепким, но от хорошего глотка в размер всего налитого жар окатил горло  и понесся по пищеводу, и широкие ноздри гостя только судорожно дернулись, шумно втянув большую порцию воздуха.
- Отличный напиток, - комплимент угощающему, как ни крути, сделать надо, - аж до души согревает. Не кальвадос, конечно, тем паче, не абсент, но поющих мужиков я лично видеть сегодня не настроен, - широкая улыбка  расплылась по лицу акульим оскалом, - наливай еще, пить то не только за мой приезд надо, Джеки. Представь себе, все за мной поперлись, как гусята за мамкой! – и в этих интонациях уже проскочила вся та досада, которая покусывала мужчину у самого момента приземления. – Даже Итан, итить его… - последовала под нос короткая, но смачная порция ругательств, - на чемоданы сел. Ни минуты, черт, покоя. Хорошо тебе, всех родственников по ту сторону оставил.

+3


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » hello, it's me [июнь 2020]


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно