Прошедшие два года для Андромеды были очень насыщенными на события. И не сказать что самыми приятными событиями. И мало того что женщина волновалась за свою семью особенно за Элвина, которого посадили в тюрьму на год, так она еще и переживал свой личностный кризис. Чувства к Эвелин не желали уходить, а сама Меда не понимала как ей быть, просто потому что она всегда считала себя... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » listen to your heart


listen to your heart

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


listen to your heart
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/pLSuLOL.gif

Andrei Demetru + Max Hensley
20 июня 2020 года // Лондон

Частному детективу, по совместительству дотошной язве и борцу за справедливость со своеобразными методами, жутко свербит одно незаконченное дело. Крупицы информации, улики и случайные совпадения наконец позволяют Фрэнку ухватиться за ниточку и снова напасть на след, ведущий в ночной клуб. Настолько же элитный, насколько и закрытый, ибо знает о нем лишь ограниченное число лиц и попасть туда не так просто: нужно получить приглашение, если ты удовлетворяешь всем требованиям, или же явиться с проводником. Старый вояка ни под каким макияжем не впишется в тусовку, а вот его молодой протеже, с горящими глазами готовый ринуться в бой в любую секунду, будет как раз к месту. Особенно в сопровождении бизнесмена, который к нему уже давненько неровно дышит.
Макс еще не подозревает, что за эту небольшую услугу потребует Андрей, но отказываться от дела не в его стиле.
Quid pro quo, как говорится.

Отредактировано Max Hensley (29 Июн 2020 22:27:42)

+1

2

Андрей Деметру был очень сильным духом человеком. Сложно не быть, рождаясь на пороге революции и наблюдая своими глазами, как твой народ свергает и расстреливает своего же правителя. Это маленький Андриэш, как ласково звала его мама, усвоил раз и навсегда: любого правителя можно свергнуть. Он пронёс это знание через всю свою жизнь до того момента, когда стал правителем сам. Пусть и крошечного народа своей компании, но он был над ними Богом, царём, папкой, мамкой и палачом одновременно. И любого из них можно было уничтожить.

Даже Бога.

Именно поэтому он сейчас просто смотрел невидящим взглядом вдаль и считал до ста на испанском, никогда не помешает повторить язык, а не увольнял нахрен всех! Ой, ну подумаешь, вся партия элитных комбикормов оказалась в Чили, делов-то.

-  Ёбанный ты в рот! - выругался по-русски Андрей, запутавшись после пятидесяти восьми.

Лошадь под ним дёрнулась, заставляя схватиться за поводья и вообще вспомнить, что он верхом. Выдохнул несколько раз - животные чувствуют твоё эмоциональное состояние, мужик, расслабься,- и развернул Белую Леди обратно в конюшню. Вот для этого он и вкалывал всю свою сознательную жизнь.

Чтобы иметь возможность продолжать вкалывать и дальше.

Ничего того, что нельзя было бы решить. Кроме пропущенных лабораторных по неорганике, ибо найти по вечерам преподов для отработки было сложнее, чем объединить Румынию и Молдавию. Не то чтобы Андрей был против объединения с Молдавией, но это уже становилось каким-то национальным развлечением с момента образования Валахии: объединись, разъеденись, подерись, опять объединись. Почти как у Англии с Ирландией, только без картофельного геноцида.

-  Всё в порядке, Эндрю? - Конюх озадаченно посмотрел на босса, который остановился и спешивался рядом с ним.
-  Да, проблемы с грузом, надо уехать. Поухаживаешь за моей девочкой? - ласково погладил Андрей по морде лошади и вытащил из кармана морковь.
-  Конечно, без проблем. - Конюх помолчал, принимая поводья у Андрея, а затем тяжело вздохнул. - Демон укусил новенького пацана.
-  О, Господи, нет! Не сегодня! Разберись с этим без меня. Кой чёрт он вообще полез к нему?
-  Перепутал с Ночной Звездой.
-  Серьёзно? - Андрей уставился на мужчину, который неторопливо расстегивал упряжь на его лошади. - Расскажи ему, чем кони от кобыл отличаются. Можешь даже показать. Ну, или, я не знаю, пусть к окулисту сходит проверится, может он ему очки выпишет, чтобы член у коня разглядеть. И подорожник к укусу приложи, чтоб быстрее зажило. Я ушёл.

Даже не стал переодеваться, как был в конных бриджах и сапогах, так и помчался сначала в офис, а затем на склады. Прямо с подрагивающим хлыстом в руках, которым он нервно стучал по столу логиста, перепроверяя маршрут отправлений.

-  Нахер, - спихнул он почти зелёного от страха парня, уселся на его место и вернулся к началу пути в Германии. - Просто объясни мне, как прямой путь из Германии мог закривиться настолько, что закончился в Чили? Да он бы даже долететь туда не смог бы! Даже если бы захотел! Границы нахер закрыты! Закрыты же? У нас с Чили закрыты границы? Да похер, даже не пытайся спихнуть все на этот чёртов коронавирус, не он отправил груз в Чили.

Через полтора часа и нескольких литров кофе, Андрей обнаружил на складах несколько тонн неучтённого комбикорма чилийской компании. Которую он никогда в жизни в глаза не видел.

-  Я на склад, - поднялся он, прихватывая хлыст со стола. - Если ты ошибся и сможешь мне объяснить свою ошибку, то я просто буду долго на тебя орать. Румынским матом. Если ты ошибся, и не сможешь мне ничего объяснить, то лишишься премии, но если ты и правда отправил груз в Чили - я тебя убью и закопаю у себя в конюшне. Понял? - рявкнул Андрей на замершего логиста.
-  А как? - только и смог выдавить тот.
-  Что, как?
-  Убьёте?
-  Сожру нахрен! Вампирскими клыками! Господи, надо было остаться в клинике, хомячков кастрировать.

Пандемия коронавируса несколько расшатала душевное равновесие всех, включая и самого Андрея, и хоть его компания, практически полностью занимавшаяся оптом и онлайн поставками, не пострадала, да и ветклиники не закрывались - домашние любимцы не переставали страдать от своих болячек, когда весь мир объявил один человеческий вирус персоной нон-грата. Но по многим его друзьям в общепите и туризме эпидемия ударила очень сильно. Кроме того, он не мог не волноваться за родных и близких. Почти всех своих работников кого мог, перевёл на удалённую работу, кроме логистов. Именно на логистов упал весь груз мирового коронапиздеца, когда с закрытием аэропортов и границ некоторые маршруты доставок превратились в настоящий хаос промежуточных точек.

Поэтому он не слишком сильно винил несчастного парнишку, чьи синяки под глазами срамили даже его собственные в лучшие загульные годы в русской общаге, но перспективы вытаскивать свой груз с другой части планеты ввергали его в уныние. Так что, обшарив склады от начала и до конца, пересчитав все тонны, килограммы и контейнеры, он разве что не поцеловал те самые элитные комбикорма, которые, вот они, родные, лежали у него на складе с перепутанными декларациями, чёрт с ними с бумагами, переоформит.

И даже убивать никого не надо. Ему очень не хотелось работать лопатой в свой выходной.

“Корма нашёл. Живи. Кусать не буду.” - кинул он смс своему логисту и расслабился на заднем сиденье машины.

Ещё один день на работе, после которого требовался глоток хорошего бренди, стейк и медитация. Медитация не сказать, чтобы сильно помогала от раздражительности, но полчаса на спине на полу хорошо расправляли позвоночник в обратную сторону. Медитировать он начал за компанию с Изабель. Как приличному лучшему гею любой женщины рано или поздно ему пришлось испытать на себе все прелести женской закомпании. Изабель исчезла, а привычка растягиваться на полу и на время отключаться от жизни - осталась.

Он натянул чёрную маску, перчатки для верховой езды, прихватил из машины початую пару недель назад бутылку бренди, хлыст и выбрался из салона. Раньше тебя арестовывали, когда ты приходил в магазин в маске, теперь арестовывали без неё.

Чтоб всем жилось в интересное время!

Андрей отпустил водителя - недалеко, он собирался пить, а неизвестно, где могли обнаружиться посреди ночь колёса для хомячков или противоблошиные ошейники для кошек.

Кстати, о кошках…

Он хлопнул себя по карману, проверяя прихватил ли пакетик с лакомством для своей любимой русской красавицы, попрощался с водителем и отправился домой, съесть стейк и полежать на полу. Или полежать на полу и съесть стейк, лежать со стейком в животе не рекомендовал его диетолог. Вот уже полтора года как у него была личная, двухуровневая квартира в дорогом многоэтажном доме в престижном районе Лондоне. Дорогая, но он много работал, чтобы получить её и обставить по своему вкусу. Забрал из приюта брошенную кем-то дымчато-серую сибирскую кошку, и оставил своё старое съемное жилье. Которое было пятым или шестым с тех пор, как он приехал в Англию.

Всё привычно укладывалось в спокойную рутину вечера. Приветствие консьержа, проверка почты, тихий перезвон, с которыми открылись и закрылись дверцы лифта. А вот неучтённая деталь интерьера в коридоре - нет.

-  Макс? - Андрей нахмурился, рассматривая сидевшего у дверей квартиры мальчишку. - Что-то случилось?

Это будто кот пришёл к себе в нору и обнаружил возле входа мышь, перевязанную подарочным бантиком. Не то чтобы Андрей был не рад, очень рад, даже не отказал себе в удовольствии проехаться откровенным взглядом сверху вниз и обратно. Мальчик определённо радовал глаз и всё остальное, именно сейчас не особо хорошо скрытое обтягивающей тканью бридж, но обычно тот успешно избегал его внимания. Так что мышь или очень сильно заблудилась или в очередном своём дурацком деле его кто-то сильно ударил по голове, он всё забыл, и какой-то шутник сказал, что они с Андреем женаты.

Конечно, оставался ещё вариант, что господам частным сыщикам от мистера Деметру что-то опять нужно. Вариант с амнезией и липовым мужем была интереснее, но что-то подсказывало Андрею, что на самом деле всё окажется куда как прозаичнее и скучнее.

-  Я всё ещё не знаю, где Изабель, - хмыкнул он.

Ему требовалось выпить. Вот прямо сейчас. Он скрутил крышку с бутылки бренди, сделал приличный глоток и расслабленно вздохнул. Заливать проблемы алкоголем - первый шаг к алкоголизму. Или второй? Но у него было полное моральное право - весь его элитный комбикорм чуть не улетел в Чили. Ни один человек, который знал, как трудно вызволить элитный комбикорм из Чили, не осудил бы его за то, что он сейчас пил.

От радости. Что никто никуда не улетел.

И Макс, вот, пришёл. Погреть глаза и прочие части тела.

-  О… - протянул Андрей, роясь в сумке в поисках ключей. Для этого пришлось зажать хлыст в зубах, но его учили быть вежливым и не разговаривать с набитым ртом, поэтому он в итоге отдал хлыст, а затем и бутылку Максу. Всё равно без дела сидит. - Прости, на складе случилась накладка, и я задержался.

Не амнезия. Они договаривались. Макс позвонил ему, когда Андрей выводил Белую Леди из стойла. Тогда ещё он не знал ни про комбикорм, ни про Чили, и собирался прокатиться по парку, поработать с отчётностью клуба, а затем поехать домой. В итоге вся отчётность лежала у него в сумке, комбикорм, слава тебе Господи отец наш на Небесах и Земле, на складе, а он забыл про Макса.

Вот поэтому все его романы заканчивались одинаково.

-  Проходи, - Андрей распахнул дверь, впуская гостя к себе домой.

Отредактировано Andrei Demetru (21 Июл 2020 22:28:04)

+2

3

- Нет, - сказал как отрезал Макс с самым своим серьезным, упрямым и невыносимым выражением лица.
Казалось, что еще немного, и парень перейдет на следующую стадию капризного отрицания с надутыми щеками, губами уточкой и влажными от подступающих слез глазами. Но Чарльз Фрэнк, в простонародье просто Фрэнк, ибо имя свое невзлюбил с самого детства, не был бы одним из лучших частных детективов Лондона, если бы велся на такие дешевые провокации. Особенно со стороны подчиненных, которых у него не было уже очень долгое время после ухода из полицейского департамента, и как с ними обращаться он уже порядком позабыл. 

- Что значит «нет»? – невозмутимо взглянул восседающий за рабочим столом сыщик из-под козырька шляпы, которую не снимал даже в помещении. Судя по напрягшимся мышцам на покрытом щетиной недельной давности и морщинами лице, мужчина потихоньку начинал терять терпение, а его итак было немного заложено матерью-природой, - Это не вопрос, Макс. Если я говорю, что ты идешь к этому пижону и просишь его, то ты идешь, нахер, к этому пижону и просишь!

- Да как я могу? Я же его избегаю! – взорвался Хэнсли, схватившись за кудрявые волосы и зарывшись в них пальцами нервно навел еще больший беспорядок, - Фрэнк, ну не будь козлом, сходи сам, а?

- Это уже твои проблемы, малец, - хмыкнул Чарльз, довольно быстро успокоившись, откинулся на спинку стула и деловито покрутился на нем из стороны в сторону, - Тем более я в этот гадюшник ни ногой, меня либо узнают, либо просто не пустят. У меня нет сомнений в собственной привлекательности и очаровании, но я как минимум не вписываюсь в эту элитную тусовку.

- Да понял я, понял. Идти туда мне, значит и просить Деметру тоже мне, - с тяжелым вздохом Макс осел на небольшой диванчик у стола, что служил ему и рабочим местом, и спальным при необходимости, но в основном предназначался для посетителей.

Кабинет частного детектива Чарльза Фрэнка не блистал роскошью и уютом, в нем были голые стены, большое окно, на подоконнике стояли пара горшков с цветами, которые еле смог реанимировать заботой и регулярной поливкой Макс, как только устроился к сыщику помощником, большой стол из качественной древесины глубокого орехового цвета, обшарпанный от старости кожаный стул и такой же потертый диван. В соседней комнате размером еще меньше была импровизированная кухня с маленьким холодильником, микроволновкой, раковиной и парой стульев.

Кто бы что ни говорил, а Фрэнк был действительно знаменитой личностью в правоохранительной сфере и заработал себе весьма противоречивую репутацию благодаря своим методам, но при этом прослыв человеком во многом честным, справедливым и непреклонным, по-своему борющийся с беззаконием этого мира. Что касается дел, то детектив брался как за крупные, так и за мелкие, кажущиеся незначительными беды простых людей, которые либо не могут обратиться в полицию, либо им там помощи не оказали. А долгие разбирательства, приносящие внушительные проценты самому сыщику, были лакомым куском и большим геморроем одновременно.

Часть выручки Чарльз отдавал зарплатой Максу, не много, но и не мало, каждый месяц по разному, зависело от количества клиентов и полученной прибыли с разрешённых дел. Некоторые случаи приходилось и вовсе разбирать по доброте душевной, чаще всего таких обездоленных и угнетенных находил Хэнсли и приводил на порог офиса, с щенячьими глазами уговаривая Фрэнка помочь. Усилия не были напрасны, молва среди простых смертных о пустившем корни в их районе частном детективе прошла быстро, и поток клиентов заметно увеличился. Куда только девал свою долю гонорара Фрэнк Макс не знал, предполагал, что на выпивку, женщин и квартплату, и частенько намекал на необходимость ремонта и благ цивилизации в кабинете. Пока все мольбы были целенаправленно пропущены мимо ушей.

- Эй, когда будет назначена встреча в клубе, я разгребу дела и приеду, буду неподалеку, на случай если понадоблюсь, - серьезно проговорил Чарльз, облокачиваясь на стол поближе к своему помощнику, - Мы несколько месяцев потратили на то, чтобы выследить этих героиновых фей и новую точку, нам нельзя упускать такой шанс схватить их за яйца, или что у них там. Все будет хорошо, понял? Кивни два раза, а то у тебя лицо такое, будто я ягненка на заклание отправляю.

Макс кивнул, как было велено, вспомнил успокаивающую дыхательную технику из ушу, несколько раз взмахнул руками с глубокими вздохами и, открыв глаза, почувствовал снова почву под ногами. Действительно, с чего ему вдруг переживать? Вытащив телефон из внутреннего кармана куртки, парень под пристальным насмешливым взглядом старшего коллеги нашел в списке номеров Андрея Деметру, посчитал про себя до трех и нажал на кнопку вызова.

- Алло, мистер Деметру? Добрый день. Да, это Макс Хэнсли. Я хотел узнать, у Вас будет возможность встретиться сегодня вечером? Это по работе, да. Во сколько? Хорошо, Вас понял, приеду, спасибо. До встречи.
- Ну вот, видишь? Не страшно было, - усмешка Фрэнка была похожа на гиений оскал, по которой так и чесались кулаки врезать хорошенько.

Первый пункт в списке дел на сегодня был выполнен, нужно переходить ко второму. Покинув офис начальника с рюкзаком на плече, Хэнсли мысленно вернулся к телефонному разговору и внутренне себя выругал за доверчивость и наивность. Парень хотел выбрать местом встречи более нейтральную территорию, например уже знакомый по нескольким визитам офис мистера Деметру в бизнес-центре, но сам не заметил, как вызов закончился, а он согласился приехать вечером к Андрею домой. Прекрасно, ты избегаешь мужчину, который за тобой не первый месяц настойчиво ухаживает, а тут звонишь, предлагаешь встретиться и едешь к нему вечером домой. Молодец, Макс, оценка А с плюсом тебе за сообразительность. Как только это дело закончится, я устрою Фрэнку сладкую жизнь…

Неприятное напряжение сводило шейные позвонки, заставляя поворачивать голову, прокручивать мышцы и с тихим стоном мять ладонями спину между  лопатками. Возвращаться к регулярным занятиям было нелегкой задачей, а с нервной работой и постоянным сидячим положением, преимущественно сгорбившись за столом под светом ночника в попытке выцепить в кипе бумаг очередную улику, и вовсе казалось невыносимо трудной. 

В школе у Макса были ежедневные тренировки по спортивной гимнастике, но в университете Хэнсли бросил спорт и пошёл в тренажёрный зал, собираясь поступать в полицию следом за братом. В зале он занимался как на тренажерах, так и на ринге, потихоньку практикуя различные единоборства и собирая понемногу из разных дисциплин, сформировав собственный стиль боя для самообороны. Перепробовав несколько клубов Макс остановился на одном в основном благодаря замечательному тренеру, к которому ходил уже пять лет и был очень доволен методикой обучения и собственным прогрессом. Благодаря тренировкам парень поддерживал себя в форме, сбрасывал вес, формировал рельеф тела и сохранял гибкость.

Сегодня был подходящий день для тренировки, у Макса не было больше планов до встречи с Андреем, и отведенного времени как раз хватило на то, чтобы добраться на общественном транспорте до зала, позаниматься в гордом одиночестве, спасибо тренеру, что буквально жил на территории небольшого комплекса и пустил к себе в это неспокойное время, принять душ и отправиться в соседний район. Элитная современная многоэтажка располагалась в глубине улицы, подальше от основного движения, и пришлось немного пройтись, чтобы добраться до подъезда за кованым забором. Я же совсем забыл, что на входе сидит консьерж и сейчас пропускает только с хозяином дома. Черт, придется ждать внизу? Не хотелось бы торчать на улице.

Хэнсли огляделся по сторонам, выискивая пути как бы забраться внутрь не привлекая внимание охраны, но тут ему на глаза попалась пожилая дама в забавной шляпке, чем-то серьезно озадаченная. Она явно собиралась уже заходить домой, но ее собачка, померанский шпиц нежно-персикового цвета с розовым бантиком на голове, отчаянно не хотела на руки, быстро перебирая лапками и пискливо тявкая бегала вокруг, только путая в поводке медлительную старушку. Как истинный британский джентльмен, разве мог Макс Хэнсли бросить леди в беде?

- Добрый день, мэм. Какая славная у Вас собачка. Как зовут? Могу я Вам помочь?
- Ох, юноша, благодарю. Не знаю, что с Тоффи делать, по лестницам мы ходить сами отказываемся, а теперь и вовсе не хотим домой!
- Ну что Вы, мне не сложно, я люблю собак и прекрасно с ними нахожу общий язык, – обворожительно улыбнулся парень, протягивая руки к шпицу и одним уверенным движением поднимая над землей. Комок шерсти по кличке Тоффи опасливо замер, повел своим черным влажным носом и мелко задрожал. Обоссышь меня – убью, – послал мысленный сигнал собаке Макс с белозубой улыбкой во все тридцать два, прижал трясущегося шпица к груди и галантно взял довольную вниманием старушку под руку, провожая прямо в подъезд так чудесным образом нужного дома.

Миновав стража дверей, поднявшись на лифте и вручив все еще испуганную Тоффи обратно благодарной хозяйке, Хэнсли вышел на нужном этаже, сориентировался по памяти, они приходили с Фрэнком пару раз для небольшого допроса, и найдя нужную дверь уверенно нажал на кнопку звонка. Никто не ответил, повторный более настойчивый трезвон должен был отразиться в квартире раздражающим звуком, но ситуацию это не изменило. Хотя Макс, к своему стыду, слегка припозднился с этими собачьими делами и опоздал на десять минут от назначенного времени, очевидно в квартире никого не было. Должно быть еще не вернулся, дела бизнесмена и все такое. Ну ладно, – пожал плечами парень и стал ждать.

Кто бы мог предположить, что Деметру будет так сильно опаздывать на назначенную встречу? Макс попытался узнать местоположение Андрея и степень его занятости несколькими звонками, но трубку так и не взяли. Переживая, что мужчина вернётся в любой момент и что обратно его не пустит строгий консьерж, помощник детектива даже не решился сходить за едой. И через два часа бизнесмена встретил весьма раздраженный нахохлившийся парень, голодный и уставший на пороге квартиры. За последним часом раздумий Хэнсли успел прийти к выводу, что Андрей так ему мстит за все проигнорированные приглашения, но увидев вытянувшееся в искреннем удивлении лицо передумал, поерзал на полу от пристально оценивающего взгляда и поднялся на ноги, перехватывая лямку рюкзака на плече.

- Ничего, мистер Деметру, кроме того, что мы договаривались встретиться два часа назад. И это не по поводу Изабель, - утомленно хмыкнул Макс и тихо вздохнул, понимая, что причина для задержки была веская, - Все в порядке, простите. Я уже начал беспокоиться, думал, с Вами что-то случилось.
Окинув непонимающим взглядом внезапное распитие спиртного прямо перед собой и не успев моргнуть, парень оказался с бутылкой бренди в одной руке и хлыстом в другой, пока хозяин квартиры открывал дверь. Внезапно закралось стойкое желание сделать пару глотков, и парень знал, что Андрей ему не откажет, но на голодный желудок это делать было себе дороже. В противном случае Хэнсли рисковал вообще не покинуть этот дом.

Макс протиснулся внутрь, положил свою ношу на пол, снял кроссовки и краем глаза заметил серую тень. Добродушно усмехнувшись под нос парень зашел в гостевой туалет, тщательно вымыл руки и направился вглубь комнаты, преодолев прихожую уселся на длинном кожаном диване и облегченно вздохнул, едва не переходя на удовлетворенный стон. Наконец его задница чувствует что-то теплее бетона и мягче рюкзака с вещами. Наблюдая за перемещениями Деметру, Хэнсли увидел как медленной грациозной походкой к нему приближается пушистая тучка с серо-зелеными глазами. Даже не смотря на свою легкую хромоту кошка нисколько не теряла этого удивительного достоинства кошачьей породы, запрыгнула на диван и придирчиво обнюхав колени гостя расслабилась, позволяя почесать себя за ушком с одобрительным мурлыканьем.

- Привет, Мурка, - тепло улыбнулся Макс, поглаживая хозяйку дома по мягкой длинной шерстке и обращаясь к хозяину, - Прошу прощения, что отвлекаю Вас, надеюсь, не займу много времени. Скажите, знаком ли Вам клуб «Сансара» и как в него можно попасть? 

Отредактировано Max Hensley (1 Июл 2020 21:25:10)

+1

4

Андрей задумчиво - и, быть может слегка похотливо - рассматривал пришествие будущей звезды частного сыска. Воистину звезды - как он через швейцара прополз? Вообще-то Андрей платил деньги за этого швейцара, чтобы ползуны не беспокоили жильцов. Нет, Макс его нисколько не беспокоил, скорее даже наоборот, радовал всем и везде, но уязвимость в защите дома явно была.

-  Возникли проблемы с грузом, пришлось съездить на склады. Я думал, что вернусь раньше, но пораньше не получилось. И ты всё ещё можешь звать меня Андрей.

Этот ребёнок просидел на его пороге два часа. Какой упорный. Видимо их сыскную компанию так сильно припекло, что Макс решил снять галочку с игнора бизнесмена. Даже сам позвонил. Даже сам пришёл. Ну как тут не порадоваться концу паршивого дня? И корма на месте, и Макс.

Ещё бы штаны от задницы отклеить и в этом вечере будет идеальным всё. 

-  Прямо начал беспокоиться? - насмешливо спросил он. - Даже расстроился, если бы со мной что-то случилось? Не переживай, у меня есть хлыст. Я умею им пользоваться.

Андрей зашёл вслед за Максом домой, подобрал с пола оставленный хлыст и поставил его в стойку к компании ещё шести. Любил он гибкое ударное оружие, и не то чтобы специально собирал коллекцию, но приобретал иногда красивые экземпляры просто так. Иногда кнуты дарили ему друзья, зная о его интересе. А ещё тренировки с кнутом отлично прорабатывали всё тело, при условии, что ты умел пользоваться им настолько хорошо, чтобы случайно не покалечить самого себя. Андрей умел.

-  Боже, спасибо за маленькие радости, - пробормотал он, стаскивая сапоги.

Гипотетически, корма уже улетели в Чили, и несколько минут, которые бы он потратил на смену обуви, не отправили бы их дальше. Впрочем, тогда казалось, что они уже стартовали куда-то в сторону Плутона. Прямо вместе с ним.

Макс, не особо смущаясь, вторгся сначала в гостевой туалет, а затем и в квартиру, приземляясь на диван. Андрей за этот диван отвалил настолько нескромную сумму, что старался даже не вспоминать, какую брешь прожрала в его счетах эта квартира с ремонтом и обстановкой. Скорее комплекс диванов и кресел, покрывающих ровным коричневым полем гостиную, как приличного размера ипподром. На нём спокойно могли разместиться все его друзья вместе с лошадьми и чёртовыми комбикормами. Возможно даже прямо с Чили. Макс, скромно присевший на краю, смотрелся очень одиноко и сиротливо. Так и хотелось устроиться рядом и спасти его от перспективы затеряться в страшном диване.

Вот, и Мурка так решила, оккупировав колени гостя раньше своего хозяина. Да, Андрей бы тоже был не против чтобы и его погладили. И не только за ухом.   

-  О, ты меня совершенно не отвлекаешь, - усмехнулся Андрей. - Я бы даже сказал, наоборот. Ещё минут пять подожди, и буду весь твой. Я только переоденусь. Сейчас, - порылся он в карманах, вытащил пакетик с кошачьими мясными колбасками и кинул на колени Максу. - Дай ей пару штук. Не больше! Она на диете.

И взбежал наверх прежде чем Макс успел бы вставить что-то вроде отказа. Отказы Андрей редко принимал. Разделся на ходу, скинул пропахшую конюшней, потом и пылью складов одежду в ящик для грязного белья и быстро сполоснулся под прохладным душем, расслабляя мышцы и мозги. Умение молниеносно мыться и собираться он прокачал до совершенства в университетском общежитии, когда до первой пары оставалось полчаса, а нужно было отстоять очередь в ванну из пяти человек, собрать вещи и добежать до корпуса не за двадцать минут, как должен был занимать путь, а за то время, что оставалось. Русские общежития весьма эффективно готовили к любым тяготам жизни.

По крайней мере у них была ванная на отсек, а не на весь этаж. Вот в старых общежитиях, построенных ещё, видимо, при самом Тимирязеве, по утрам было куда как веселее. Не то, чтобы Андрей когда-либо жаловался, в конце концов он сам себе вбил в голову, что пойти учиться в русский университет будет охуенной идеей, но именно с того времени начал в полной мере ценить комфорт. Стоило ли говорить, что общежитие в Королевском ветеринарном колледже оказалось для него Откровением, практически настоящим религиозным опытом. Нет, он не плакал, увидев свою комнату на себя одного, но был на полпути к этому. 

Весь процесс, включая наскоро вытертые волосы и надетый прямо на голое тело первый попавшийся серый домашний комплект из мягких штанов и футболки занял всего четыре минуты двадцать пять секунд. 

-  Этот клуб знают все, детка.- Андрей спустился из спальни, проходя мимо Макса на кухню. - Попасть можно или по приглашению или по членской карте. Предупреждая твой вопрос - да, у меня есть членская карта и право приглашать друзей. Стол накрой. - Андрей вручил подошедшему Максу тарелки с приборами и пачку салфеток. На двоих. - Ты же не вегетарианец? - спросил он, вытаскивая из холодильника стейки.

Андрей не знал, ел ли что-нибудь Макс в эти два часа, но сам он с трудом мог вспомнить из чего состоял его полуденный ланч в клубе. Те несколько литров кофе, плескавшихся в его крови за еду точно считаться не могли. Он вытащил две сковороды и поставил их на плиту, включая конфорки.

-  А ну брысь! - крикнул он, закончив фразу резким, щёлкающим звуком. - Ты знаешь правила, - мягко произнёс он, отрезал кусочек мяса и опустился перед кошкой, которая невозмутимо терлась о его ноги, словно не рванула только что в панике с обеденного стола. - Настоящие русские леди задницами на стол не садятся, - протянул он ей на ладони мясо. Та придирчиво обнюхала подношение и затем стащила кусок на пол, начиная жевать. - Итак, - вернулся он к своему гостю. - “Сансара”. Не лучшее место для таких хороших мальчиков, как ты. Я бы сказал, это не место даже для плохих мальчиков. Зачем тебе туда?

+1

5

- Хорошо… Андрей. Вот как, надеюсь, что все разрешилось наилучшим образом, - выдавил Макс и сдавленно кашлянул в попытке скрыть свое смущение, не привыкший обращаться к мужчинам старше себя так панибратски. Кроме разве что Фрэнка, но он не мужчина, а мудак в шляпе, это стало понятно больше чем за год тесного общения. Деметру уже просил называть его по имени, но у парня как-то язык не поворачивался и он постоянно сбивался на более вежливое обращение, - Конечно забеспокоился, вдруг бы Вы… ты пропал как Изабель?

Во время первого визита в дом Андрея Деметру, именитого владельца ветеринарной компании «DimeterVET» и отличного ветеринара по совместительству, Макс мысленно поставил пять звезд этим апартаментам с необычной планировкой и приятным дизайном. Все было выполнено со вкусом и чувством стиля, парень бы не удивился, если Андрей сам обставлял свое скромное жилище вплоть до мельчайших деталей, подбирал материалы, делал на заказ мебель, находил на аукционах редкие картины и статуэтки с лошадьми разных пород.

На втором этаже располагалась спальня с ванной и гардеробной, о чем Хэнсли узнал в тот же день во время пристального осмотра квартиры в поисках Изабеллы Линдси, что так и не была найдена до сих пор. Юный помощник детектива поднимался по лестнице с опаской, едва ли не цепляясь за плащ Фрэнка в попытке спрятаться от голодных взглядов ветеринара-бизнесмена, смысл которых до него дошел лишь немного времени спустя, когда деликатные намеки превратились в откровенные предложения.

Андрей практически с первой встречи довольно настойчиво оказывал знаки внимания, вскоре начал присылать подарки, как по поводу, так и без (выдуманные поводы таковыми не считаются), при любой удобной возможности и личной встрече весьма недвусмысленно ухаживал и звал на свидание. Честно признаться, Макса это откровенно пугало первое время, он еще не сталкивался с таким коктейлем упорства, упрямства и щепотки очарования в отношении своей персоны и понятия не имел, что нужно в таких случаях делать.

Репутация Деметру как человека ветреного, меняющего партнеров как свои перчатки для верховой езды, заставляла задуматься о серьезности намерений мужчины. Хэнсли не искал отношений на одну ночь и был практически на сто процентов уверен, что находится в каком-нибудь секс-листе, в котором напротив его имени будет стоять очередная галочка, а сам мужчина оборвет все связи, как только получит желаемое, и оставит влюблённого мальчишку с разбитым сердцем.

Главной проблемой было то, что на подсознательно уровне Макс понимал, что Андрей ему возможно, чисто гипотетически, если посмотреть с какой-то стороны… нравится. Но парень тщательно прятал внутри эти золотые ростки надежды на искренность и взаимность чувств Деметру, и предпочёл отстраниться и не сближаться, сведя все встречи и общение к минимуму и выходя на контакт исключительно по делу, как сегодня. Только почему все выглядит так, будто кролик сам забежал по неосторожности и неопытности в логово удава?

Благо здесь была Мурка, легкое нервное покалывание на кончиках пальцев не видно, когда они зарыты в густую шерсть, а гудение маленького урчащего двигателя действительно успокаивало. Невозмутимая сибирячка уже успела забраться к гостю на колени, по-хозяйски оккупировала их и проницательно наблюдала своими глубокими серо-зелеными глазами, заглядывая прямо в душу. Уловив краем глаза движение со стороны лестницы и вовремя вскинув голову, Макс еле успел поймать на лету пакетик с лакомством, и слегка прищурившись согласно кивнул, провожая взглядом убегающего на второй этаж Андрея.

- Знакомые бриджи… Кажется это все же не новая мода, как мне показалось, он действительно ездил сегодня верхом, да? – задумчиво пробормотал Хэнсли себе под нос, открыв упаковку с небольшими мясными колбасками услужливо передал воодушевленной кошке пару кусочков и сам едва не запихнул себе в рот, уж очень ароматным было кошачьей угощение. «Сапоги для верховой езды, хлыст, бриджи с силиконовой леей на внутренней стороне… Во время ты умеешь обращать внимание на детали, начинающий сыщик.»

Не прошло и пяти минут, как Деметру вырвал Макса из размышлений, с поразительной быстротой приняв душ, переодевшись и спустившись вниз уже в легком домашнем костюме. Мужчина начал отвечать на ранее поставленный вопрос, парень потянулся следом, поднявшись с дивана осторожно опустил Мурку на пол и неторопливо прошагал на кухню, внимательно слушая.

Не было удивительным, что у такого большого человека и акулы бизнеса в сфере ветеринарии как Андрей Деметру будет карта клиента, но для простого обывателя само название клуба было пустым звуком. Ходили слухи и сплетни о «Сансаре» и все, кто хотя бы краем уха слышал про это место, просто мечтал туда попасть: дорогой алкоголь льется рекой, смешиваясь в причудливые коктейли, вокруг танцуют экзотические красотки и красавцы со всего света, музыка всегда самая свежая и новая, но это не главное. Бытует мнение, что только в этом райском месте ты можешь познать все грани удовольствия, и многие богачи отдают за это волшебство немалую сумму.

- …Нет, я не вегетарианец, - похлопал ресницами Хэнсли, машинально забирая тарелки и столовые приборы из рук хозяина дома, и тихо хмыкнув под нос отправился выполнять просьбу. К удивлению юного сыщика кошка со скоростью пушистой молнии забралась по стулу на стол, как тут же получила внезапный нагоняй от Андрея. От неожиданности парень едва не выронил свою ношу из рук и покосился через плечо, только убедившись, что в тылу все спокойно, с тихим вздохом расставил пару тарелок и разложил вилки, ложки и ножи каждому на салфетки.

- Мы с Фрэнком ведем одно дело, - уклончиво протянул Макс и уселся за стол, сложив руки и не сводя внимательный взгляд с процесса готовки, от одного вида на который захотелось есть в три раза сильнее, - Недавно выяснилось, что те, кого мы ищем, должны быть в «Сансаре». Фрэнк пойти туда не может, но могу я, меня никто не знает. И раз у тебя есть право привести с собой кого-то, сможешь ли ты помочь нам?

+1

6

-  Ха-ха, - язвительно прокомментировал Андрей реплику об Изабель.

Он точно не скоро забудет эти чёртовы клумбы, из-за которых коменданта дома чуть не схватил приступ когда тот узрел вывороченные корни и поломанные стебли, смешанные с землёй. И хоть прямых доказательств связи Андрея с вандалами не всплыло, радость от приобретения долгожданной квартиры оказалось несколько подпорчено. Он и правда до сих пор не мог поверить, что психованной мамке Бель проще было поверить в то, что любимая доченька попала под влияние лживого румынского мудака, который убил её в припадке ревности/садо-мазо игрищ/ограбления, чем признать, что навязанный по расчёту брак оказался полным провалом.

Андрей был против этой свадьбы с самого начала, как только увидел трахнутого на всю голову Линдси в каком-то из клубов. Гомофобный, агрессивный, патриархальный кусок женоненавистнического дерьма. И да, в квартире у Андрея действительно оставались вещи Изабель: кое-что из одежды и косметики, а также её любимый, уже зашитый в нескольких местах кролик пахнущий её духами - она оставила его Андрею когда уезжала, чтобы он всегда помнил про неё. Однако это ни разу не делало их любовниками, просто в любой квартире Андрея, где бы он ни снимал жильё, всегда выделялось укромное местечко для Бель. Потому что он по-настоящему любил свою девочку и был готов биться за неё до смерти. Так что когда её припадочная родительница начала перебирать потенциальных мужиков, одного отвратнее другого, они попытались провернуть аферу с женитьбой, и он сделал Изабель предложение. Она знала, что не возбуждает его, его в принципе не возбуждали женщины как данность, поэтому они договорились не лезть друг к другу в постель, ну, может быть попробовать как-нибудь тройничок с каким-нибудь горячим и мускулистым чистильщиком бассейнов. Кажется, это было после третьего косяка и какого-то неприличного количества коллекционного вина, которое Бель стащила из погреба своего отца.

Андрея до сих пор преследовало чувство вины, что он не смог отстоять её. Разумеется, родители, помешанные на чистокровных британских браках и прочем дерьме из кожи вылезли, лишь бы не позволить грязному румынскому цыгану влезть в их пиздец какую благородную семью в чьих жопах играло “Боже, храни Королеву!” каждое утро перед завтраком овсянкой. На его голову вылилось столько дерьма, сколько он ни в одной загаженной конюшне не видел. Разумеется, он пытался использовать бедную наивную девочку для собственных гнусных целей для получения денег почтенного семейства,  английского гражданства и связей с “по-настоящему приличными” людьми. Изабель разорвала помолвку. Андрей лишь спустя несколько лет узнал, что её мать пригрозила сделать всё, что перекрыть ему возможности открыть бизнес в Лондоне.

Он был в бешенстве. И, быть может, наговорил несколько лишнего о том, что думал о родителях Изабель в целом и её долбанутой мамашке в частности. Они поругались и не разговаривали, пока она не позвонила с просьбой забрать её с улицы, потому что оставила кошелёк дома, когда убегала, и вдруг поняла, что идти ей больше некуда. Её мать с мужем сделали всё, чтобы отсечь от неё всех друзей и знакомых, и только Андрей упорно клеился как репей, и было проще его вырезать, чем отодрать.

Изабель была взрослой, самостоятельной женщиной с собственной жизнью и имела право послать мужа нахуй. А Андрей, как друг имел право никому об этом не рассказывать. Если какой-то мудила может довести другого человека до отчаяния, то он не достоин быть с ним рядом. Всё, что Андрей сейчас хотел, это избавить подругу от проблемы. И теперь, когда он своими силами получил гражданство, сделал имя и сам стал теми самыми “связями”, то был готов открыто признать любовные отношения с Изабель и начать бракоразводный процесс по причине измены. И пусть этот мудила забирает себе всё и вытрясает из родителей Бель отступные или что там он мог потребовать, разоряет к чёрту их и оставляет всех ободранных до нитки, он вполне мог обеспечить подругу стартовым капиталом для новой, счастливой жизни.

Но она пока пряталась и не хотела трогать этот крысиный злобный комок, приходя в себя и пытаясь найти себя, избавиться от чувства вины и вернуть контроль над своей жизнью. Это было решение, которое Андрей уважал, поэтому собирался скрывать её надёжнее, чем русские скрывали тайну Перевала Дятлова. Пусть думают, что он её расчленил и ищут труп поблизости, чем поймут, что она жива и начнут искать беглеца.

Но за клумбы он бы кого-нибудь ёбнул.

-  Чудесно. - Андрей отключил таймер, который поставил для разогрева сковороды и включил новый, для мяса. - Потому что на ужин - стейки стриплойн. Достань из шкафа булочки, - махнул он длинным термометром в сторону нужной полки.

Он аккуратно положил на раскалённую сковороду-гриль два куска мяса, включая таймер. В отличие от рибая, стриплойн было проще пересушить, но Андрей любил его за яркий вкус мяса и полоску жира, которую обычно брезгливо отодвигали все его предыдущие мальчики. Ибо они хранили тонкость своих талий, ножек, пальчиков и прочих уменьшительно-ласкательных частей тела, которые Андрей, хоть был геем, но ненавидел. Ему нравились красивые, невысокие и изящные мальчики на самой грани законности, но те обычно оказывались или натуралами или гипертрофированными пидовочками, милыми, но чрезмерно сладкими. И требовали к себе очень, очень, очень много внимания, которого у Андрея из-за работы просто не хватало.

Последний его постоянный любовник, помешанный на здоровом образе жизни, йоге и вегетарианстве поставил практически крест на постоянных отношениях Андрея. У него хватало пиздецапокалипсисов на работе, чтобы ещё и переживать их дома. Впрочем, он довольно быстро понял, что цена подарка, которую выпрашивали у него, обратно коррелировала с продолжительностью скандала и в итоге просто заезжал после работы в ювелирный или люксовый бутик, брал первую попавшуюся шмотку и нёс в подарочном пакете домой. В итоге он всё равно оказался “неблагодарным, невнимательным и бессердечным подлецом” не сумевшим рассмотреть свалившегося на него ангела дабы открыть ему глаза на то, какой неправильный образ жизни он вёл.

А всё из-за какого-то сраного салата. Который он устал жевать как овца чёртову неделю подряд. Его выматывающийся нагрузками на работе и тренажёрном зале организм хотел жрать мясо. Тушёное, варёное, жареное, да без разницы, хоть сырое, но каждый вечер на ужин его продолжала встречать тарелка с художественно разложенной горой зелени и побрызганной слегка лимонным соком. Иногда композицию венчал унылый прозрачный листик прихваченного на сковороде цуккини, кубик баклажана и горстка орешков. И ни один нормальный мужик мира не стал бы его судить, когда он, озверев от голода, принёс из фермерской лавки домашние колбаски, зажарил их и демонстративно съел. Именно тогда он узнал о себе много интересного, в том числе что он конченный трупоед, уничтожающий ради собственного удовольствия бедных зверушек, отравляющий своё тело трупными ядами и что-то там ещё, Андрей не слушал, он собирал раскиданные по всей квартире вещи уже бывшего любовника.

Забавно, но почему то брендовые джинсы и побрякушки от конченного трупоеда с засорёнными мясными червями мозгами анафеме не подверглись и были упакованы в подаренные дорожные сумки от Bottega Veneta и Gucci. Из всех увлечений Андрея это оказалось самым дорогим. Даже содержание всех его лошадей обходилось дешевле. Учитывая, что эти лошади ещё и сами на себя зарабатывали фотосессиями и обучением новичков верховой езде. Поэтому неудивительно, что последние два года он обходился случайными необременительными связями без каких либо попыток завязать постоянные отношения.

Да и не до отношений ему было. Его бизнес успешно пошёл в гору, не так давно приобретённый конный клуб начал приносить прибыль и пользоваться популярностью, он открыл две новые ветеринарные клиники и снял большое помещение в центре для шоу-рума. Иногда у него не хватало времени чтобы просто сходить поссать, не то чтобы найти кого-то для секса. И хоть он был счастлив и полностью доволен своей жизнью, иногда по вечерам, когда падал после работы в огромную, но довольно холодную и одинокую постель, Андрей думал о том, что был бы не против, если б там кто-то лежал.

И желательно не демонстративно вздыхая после очередного скандала.

Он отставил в сторону стейки чтобы они отдохнули несколько минут на небольшом огне после четырёхминутной обжарки с переворачиванием каждые 30 секунд, и занялся спаржей, высыпая её пакета на раскалённую сковороду. К тому моменту как стейки доготовились, спаржа приобрела мягкость, но не утратила лёгкий хруст с нежным вкусом зелёного горошка. Андрей выложил на большие синие тарелки стейки с одуряющим запахом мяса и всё ещё шипящего по краям жира, спаржу, украсил листиками салата и слайсами редиса, сбрызнул зелень чесночным маслом и отнёс всё к столу, где устроился Макс. Поставил перед ним тарелку и сел напротив.

-  Приятного аппетита, - сказал он, берясь за свои приборы и стойко игнорируя трущуюся о ноги кошку. Жареное той было категорически нельзя, а из них двоих именно она весь день бездельничала, валяясь на всех поверхностях квартиры. - Брысь, - мягко отодвинул он пушистый комок. - Дай папе поесть. И ты ешь, - приказал он Максу. - Ему нельзя давать остыть, а то будет невкусно. Если хочешь, то в холодильнике есть соусы, я за ними не пойду. Я устал.

Андрей осторожно разрезал стейк, внимательно рассмотрел нежно розовую мякоть внутри и только потом сунул первый кусок в рот. Вот именно поэтому он брал мясо только у знакомого проверенного фермера, который всегда оставлял ему лучшие премиальные куски мраморной говядины. И только немного утолив голод, он вернулся к проблеме Макса.

-  И говоря о “Сансаре”. Да, я могу тебе помочь, - выделил он “тебе”. - И провести, однако ты же понимаешь, что это может стоить мне членства. Если кто-то узнает, что я пустил ищеек в закрытый клуб, передо мной закроются двери не только “Сансары”, но и все остальные. Убеди меня, почему я должен вам помочь. Да и ты ко мне не то чтобы был благосклонен. Что я получу за этот риск?

Андрей захрустел ломтиком редиса, внимательно рассматривая Макса. Настолько близко они, наверное, были лишь в самый первый раз, когда потрёпанный жизнью и алкоголем Фрэнк притащил свою частную задницу обшаривать его квартиру. Андрей даже оказался настолько любезен, что пустил парочку на порог. Возможно, хорошенький мальчик нервно переступающий с ноги на ногу за спиной своего начальства сыграл не последнюю очередь в этом. Фрэнк рассматривал его квартиру, а Андрей рассматривал Макса. Всё честно. Он имел право на маленькие слабости. Особенно настолько очаровательно в его вкусе.

-  У тебя здесь… - он вытянул руку и протёр большим пальцем уголок губ Макса. - Испачкано, - ухмыльнулся он, облизывая свой палец. Честно говоря, он бы сейчас не отказался от десерта. Где-нибудь в районе своей спальне на своей постели. - Сладкое будешь? Чай? Сок? - вкрадчиво спросил, вставая и обходя Макса за спиной. Наклонился, почти прижимаясь к его спине грудью, забирая тарелку. - У меня есть орешки в шоколаде. Очень вкусные.

+1

7

Дело о пропаже Изабель Линдси было у Макса самым долгим и муторным за все время работы с Фрэнком в качестве помощника частного детектива. Обычно почти все расследования занимали от пары дней до месяца, рано или поздно кто-то прокалывался на пустяке, невольно выдавал информацию, появлялся в неподходящем месте или сдавался под напором сыщиков, не выдержав мук совести или от отчаяния и страха. Поиски бесследно исчезнувшей  женщины затянулись почти на четыре месяца, что до колик раздражало Чарльза и вгоняло в уныние его юного протеже.

На самом деле Хэнсли не то, чтобы сильно горел поисками Изабель в данный момент. Это поначалу он с удовольствием сотрудничал с правоохранительными органами, повсюду таскался со старшим товарищем, принимал участие в обысках и допросах, общался с семьей и близкими пропавшей, выискивал зацепки и крупицы информации, лично присутствовал и видел, как криминалисты прочесывали газон перед домом Деметру и выкорчевывали аккуратно посаженные цветы и кустарники в поисках тела. Первое дело о пропаже человека взбудоражило внутреннего Шерлока Холмса в парне, и было делом принципа довести его до конца и найти Линдси целой и невредимой, в крайнем случае – ее тело.

Но чем глубже Макс погружался в эту неприятную историю, чем сильнее пытался распутать этот липкий лживый клубок семейных дрязг и лицемерия, тем больше понимал, что не очень уж он и хочет находить Изабель и искренне по-человечески ей сочувствует. Ее мать и муж не произвели впечатление убитых горем людей, они выглядели так, будто потеряли некую собственность и были настроены вернуть свои инвестиции любыми необходимыми средствами. Хэнсли пытался найти этому какое-то оправдание, он повидал достаточно безутешных людей в печали и расстройстве, все по своему переживают трагедию и справляются с ситуаций, но семья Линдси не вызывала симпатии, а скорее даже отталкивала своим отношением.

Интуиция Макса не подвела. Немного потребовалось времени, чтобы выяснить истинную причину исчезновения, которое уже не казалось таким таинственным, как раньше: муж Изабель был тем еще ублюдком по всем фронтам, что подтверждал практически каждый, кто был с ним знаком; что и говорить о матери, эксцентричной женщине с какими-то совершенно невообразимыми британскими тараканами в голове. Хэнсли знал подобные семьи, ставящие чистоту крови, родовые ценности и наследственность превыше всего, в какой-то степени он сам был частью  «подлинной Англии», но не испытывал по этому поводу ничего хорошего.     

Поднявшись из-за стола и достав булочки из шкафа, помощник детектива хмыкнул себе под нос, вспоминая, как в марте явился вместе с Фрэнком к Андрею домой по делу его пропавшей подруги Линдси с ненавязчивым осмотром жилища и парочкой вопросов. Макс не любил составлять мнение со слов других людей, но когда кого-то обвиняют в чем-то столь ужасном, как убийство, даже без прямых доказательств, в первые мгновения невольно закрадываются смутные сомнения «а что, если да?». Чарльз был невозмутим как танк на пьедестале и его молодой коллега пытался следовать примеру старшего товарища, сохраняя спокойствие и стараясь слишком не глазеть на мужчину, о котором наслышан предостаточно еще до первой встречи. И который откровенно разглядывал его весь вечер в ответ, едва ли не раздевая глазами. 

За время сотрудничества в поисках Изабель, Деметру убедил Макса, что не причинял вреда своей лучшей подруге и был за нее непередаваемо рад, ведь она наконец избавилась от этих гиен вокруг себя. Тем не менее, Фрэнк был свято убежден, что Андрей знает больше, чем говорит, и периодически вместе с молодым помощником наносил профилактические визиты и задавал один и тот же вопрос «где Изабель?», наблюдая за реакцией. Мужчина ничем не выдавал своего тайного знания, если оно вообще было, и пользуясь случаем не упускал возможности пофлиртовать с Хэнсли, на что последний всеми силами старался не реагировать. 

Вернувшись за стол, Макс аккуратно поставил по центру корзинку с булочками и от безделья и нежелания отвлекать хозяина дома от увлекательного процесса готовки не нашел ничего интереснее, как наблюдать за Андреем у плиты. Стоило признать, что за ним настойчиво ухаживает не первый месяц чертовски привлекательный мужчина, высокий, почти на голову превышая парня, с восхитительной фигурой, которая прямо сейчас благодаря тонкой обтягивающей ткани домашней одежды была буквально выставлена на показ. Крепкие мышцы спины перекатывали жгутами под футболкой, а от обтянутой мягким хлопком округлой задницы Хэнсли еле оторвал взгляд, внезапно задумавшись: Больно правильно и ровно все облегает… А есть ли на Андрее белье?

Недостаток физической близости начинал сказываться на умственных способностях Макса, не иначе. Как еще объяснить, что от одной только мысли о голом Деметру парень с глухим вздохом начал стремительно краснеть, чувствуя, как изнутри обдало согревающим теплом и напряглись мышцы внизу живота. Воздержание в его возрасте не лучшая практика, что ни говори, когда последний секс у тебя был в прошлом году и все свободное время занимает работа, начинаешь возбуждаться от любой мелочи, превращая все в одну большую горячую фантазию. А тут даже не мелочь, а очень такая внушительная, едва прикрытая тканью, проблема. Тряхнув головой и незаметно потерев щеки, Хэнсли скосил взгляд вниз, посмотрел на Мурку, что исполняла грациозные восьмерки вокруг его подрагивающих ног, и медленно успокоился.

От скрутившего желудок чувства голода Макс даже и мысли не допускал об отказе от ужина, и облизав жадным взглядом кусок сочного горячего мяса на тарелке перед собой не преминул воспользоваться предложением Андрея и сходил до холодильника за соусами, выбрав наугад что больше приглянется. Такое блюдо и без дополнительных приправ было превосходным, но почему бы и не да?

Кого парень действительно не понимал, так это вегетарианцев. Как сознательно можно было отказаться от восхитительного куска жареного мяса с доброй прослойкой жира, приправленного специями, истекающего шипящим соком и тающего во рту? Вот и Макс не знал, он никогда не сидел на жестких диетах, ограничивал себя лишь от переедания действительно вредной пищи, вроде снеков, фастфуда и газировки, и в целом всегда любил вкусно и сытно поесть. Дом семьи  обслуживала многочисленная прислуга, и не было удивительным, что у Хэнсли был собственный повар. Хакс готовил лучшие стейки, какие только видел этот мир, и юный сыщик отметил про себя, что при желании Андрей мог бы составить ему конкуренцию.
Ездить из пригорода в университет было далеко, поэтому родители Макса сняли ему отличные апартаменты недалеко от места учебы, а стипендия и деньги отца позволяли не особо задумываться о том, что же есть сегодня, и завтра, и послезавтра. Студент Лондонского Университета Брунеля либо питался в университетской столовой, где готовили просто отменно, либо кулинарил сам, когда было время и желание, либо шел в ближайшее кафе или ресторан и ел там.

Как только Макс получил степень бакалавра и вошел в самостоятельную жизнь, ему пришлось пересмотреть свои требования к еде и учиться выживать на зарплату, получаемую от Хэнка. Деньги отца и старшего брата парень принципиально не брал после ссоры с ними в связи с его жизненным выбором не идти ни в адвокаты, ни в полицию. Да и дома молодой детектив бывал редко, и то уличал моменты, когда мужчин семьи Хэнсли не было и можно было поговорить с мамой наедине. Вивьен всегда говорила о том, что у младшего наследника семьи свой личный банковский счет, куда присылают деньги, но он не спешил ими пользоваться, только в самом крайнем экстренном случае. Потому и жил, по сравнению со своим обеспеченным прошлым, весьма скромно: снимал небольшую комнату недалеко от офиса, контролировал свое питание, все-таки занятия в тренажерном зале не единственная составляющая его подтянутого тела, и готовил дома, перебиваясь изредка в любимых бюджетных кафе, если совсем невмоготу.

Столь вкусного стейка Хэнсли уже давно не ел. Проведя два часа на холодном полу коридора, после интенсивной тренировки и притупляя чувство голода водой, Макс как смертельно голодный хомяк уплетал за обе щеки, виртуозно орудуя ножом и вилкой. Ну что ж, я бы сказал, что извинения приняты. Ради такого можно было и еще час подождать, - проурчал про себя сытый сыщик, прожевывая овощи и внимательно слушая Андрея. Становилось немного неловко от поднятой Деметру темы, обсуждение которой парень хотел всячески избежать.

- Я… был занят, прости, - кашлянул Макс в сторону, потерев шею и скрывая под ладонью покрасневшую от смущения кожу. Не мог же он сказать правду: ты меня пугаешь своей настойчивостью, и я боюсь оказаться за бортом с камнем на шее, тянущим на дно, давай не надо? - Я понимаю, что твой авторитет в таком случае встает под угрозу и был бы очень признателен, если у тебя все же будет возможность мне помочь. Что я могу предложить взамен? – Хэнсли задумался, сминая пальцами салфетку и нервно потеребив края, - Лучше скажи сам, что бы ты хотел за эту услугу… Натурой расплачиваться не буду, - тут же пробурчал парень и насупился, хмуря выразительные брови, будто готовясь обороняться.

Как только глаза Макса открылись на ухаживания Андрея, что раньше обнаружил Фрэнк и дико с этого покатывается до сих пор, он ушел в режим игнорирования проблемы и радиомолчания во всех каналах связи. Помощник детектива прекрасно знал, что Деметру хочет от него, это было видно по одним только взглядам голодного хищника, не говоря уже о всех намеках и предложениях. Нет, он не присылал мягкие говорящие игрушки с записанной фразой «Давай потрахаемся!», но не понять желаний мужчины по всем его фразам и действиям было действительно трудно. Хэнсли не был девственником и уже имел совсем небольшой сексуальный опыт с парнями, но в данный момент в отношениях не состоял и считал этот вопрос принципиальным – никакого секса ради работы, только по обоюдному согласию и взаимному влечению.

Не успев среагировать на прикосновение Макс пораженно замер, медленно моргая и не зная, куда себя деть. Щеки предательски вспыхнули, парень набрал в легкие побольше воздуха и выпрямился, слегка увеличивая расстояние между ними. Так, ладно, спокойно, подумаешь, соус убрал…

- …Кофе, если можно, - Макс чуть наклонился вперед, почти избегая прикосновения к спине, и перехватил тарелку со стола, подавая ее Андрею с легкой полуулыбкой в попытке побороть нахлынувшее смущение, - Я могу помочь с уборкой в благодарность за ужин?

+1

8

-  Прощу, - кивнул Андрей. - Уверен, ты с ног сбиваешься в поисках очередного тела в моей клумбе. Не спишь, не ешь, весь в делах и заботах. Но я рад, что у тебя нашлось чуть-чуть времени в твоём плотном графике, чтобы забежать ко мне. Этому дню не хватало чего-нибудь хорошего.

Андрей улыбнулся Максу, собирая с тарелки кусочком булочки мясной сок. По-варварски. Но плевать, он неотёсанный румын - ему можно. Макс же расправлялся со стейком как маньяк в третьем поколении: профессионально, элегантно и очень быстро. Очаровательная смесь изящных манер и страшного голода.

-  Вот теперь мне нужно подумать. Я так хотел попросить натурой, но ты всё испортил. - Огромная доля нешутки в том, что в целом было неприкрытой правдой.

Андрей не скрывал, что заинтересовался хорошеньким помощником сыщика с первой их встречи. Он так восхитительно мило смущался и хотел найти труп в его холодильнике, что Андрей был готов даже его туда спрятать, только чтобы порадовать малыша. Затем он потратил некоторое время на выяснение предпочтений Макса, порадовался, когда вытащил на свет какие-то слухи о свиданиях с лицами мужского пола, и начал целенаправленную и несколько агрессивную осаду.

Крепость оказалось прочной. Макс наотрез отказывался от дорогих подарков, но принимал еду и забавные безделушки, впрочем, от возврата шарфа с перчатками Андрей увернулся, полностью игнорируя все попытки. Да и что ему делать с ними? Искать кого-то размером с Макса и передаривать? Пошлятина!

Он бы конечно отвёл тяжёлую технику и перестал долбиться в крепкие ворота, если бы не ряд смешанных сигналов, которые Макс посылал в его сторону. Тот словно пуганная девственница в брачную ночь: и хотел посмотреть, что там у супруга в штанах, и одновременно боялся. Поэтому Андрей не сдавался. Ибо действительно конкретного и безоговорочного “нет” он так и не услышал.

-  Отнеси тарелки в посудомоечную машину, - ткнул он пальцем в одну из чёрных блестящих дверей нижнего шкафа, за которым пряталась встроенная техника. - И можешь покормить Мурку. - Андрей достал с полки баночку с кошачьими консервами - кусочки розового тунца с креветками и фасолью, натуральный, сбалансированный, премиум класса и ценником, на который сам Андрей мог бы питаться неделю. Разумеется, не розовым тунцом. - Её миска там.

Кофе...

Интересный выбор на вечер. Обычно мальчики Андрея перед сном пили либо красное вино либо чай с чем-то дохуя полезным и низкокалорийным, из тех специализированных бутиков, где микроскопическое пирожное для блохи стоило как трехъярусный торт с нормальными жирными взбитыми сливками и толстым слоем шоколадной глазури. Андрей жирных тортов не боялся, он дохрена работал, много двигался, ходил в тренажёрный зал и мог позволить себе есть нормальную еду, а не комбикорм для цыплят. А к кофе он пристратился в студенчестве, там частенько чашка густого, чёрного, растворяющего потрескавшуюся эмаль кружки гудрона была единственным завтраком и способом проснуться перед лекциями. Вообще, в русской общаге с деревенскими пацанами Андрей научился пить всё, что горит - настоящий самогон из забродившего смородинового варенья крепостью как технический спирт до сих пор не забыт, хотя события того вечера весьма смазаны в его памяти. Там же он научился заваривать чёрный чай до пяти раз (они называли это почему-то “настоем Ивана Грозного”), пить любые напитки из пакетиков со словом: “кофе”, даже если это пахло дохлой кошкой, а не “лёгким ореховым тоном с нежным апельсиновым послевкусием”, как гласила этикетка. Голодные студенческие годы, в которых он гордо осваивал самостоятельность и умение жить ограниченными средствами, познакомили его с дрянной ливерной колбасой из требухи, разваливающимися ещё до варки пельменями, ядрёными химозными сосисками и прочими деликатесами из самых дешёвых ценовых категорий.

Неудивительно, что острый гастрит скрутил его на пятом курсе. Удивительно, что не много раньше. Помогла материальная помощь семьи и всё-таки хоть какое-то подобие изредка нормального питания. Но вообще Андрей до сих пор оставался обычным парнем из румынской глубинки, слегка облагороженный хорошим воспитанием и самообразованием. И мальчика хотел себе завести похожего. Но в тех кругах, где он обычно общался, проще было завести себе нильского крокодила, чем непокалеченного истинной аристократией и изысканными манерами любовника. К тому же найти девочку даже в современном толерантном Лондоне когда ты мужчина всё ещё намного проще, чем мальчика.

Андрей бы не сказал, что сильно был травмирован своей ориентаций, но осознавал и признавал себя он в довольно консервативном гомофобном румынском обществе и весьма нетерпимом русском, где слова “педик” и “гомик” считались едва ли не самым страшным оскорблением. Либеральное отношение к гомосексуалистам было одним из главных критериев в выборе страны для переезда. Пока он рос у него случались и фиктивные отношения с девочками для прикрытия, и драки, в которых он “доказывал, что мужик”, и оскорбления. Андрей мог бы написать целую книгу на тему: “Почему не стоит любить людей своего пола”. Но он хотя бы остался жив и с полным набором конечностей.

Вышел открыто он не так давно, до этого стараясь держать свою личную жизнь под крепким замком, но всё равно, даже после каминг аута от его тела не отвалились желающие замуж леди, иногда прямо в лицо говорящие, что он просто ещё не встретил ту самую. И одновременно с этим активизировались, казалось, почти все свободные геи в окружении, увидев вакантное место. Кто-то из них не понравился  Андрею, кому-то после пары-тройки встреч он сам, с кем-то попробовал пожить - не сложилось. В общем, на личном фронте у него как статус в фейсбуке - всё сложно.

Андрей достал из шкафа турку и жестяную банку с зёрнами кофе, которые специально для него обжаривали в чайном магазине неподалёку от его бывшей квартиры, где он продолжал закупаться и после переезда. Конечно, чаще всего он пользовался капсульной кофемашиной, чтобы не тратить время на варку кофе, но сейчас решил произвести впечатление и угостить Макса собственноручно приготовленным напитком. Да и подумал, что кофе по-румынски как нельзя лучше подойдёт Максу. Не то чтобы он считал его сладким, но… да. Считал.

-  Так готовят кофе у меня на родине, немного похоже на капучино, но без молока.

Он неторопливо рассказывал, тщательно перемешивая в турке кофе, какао и сахар. Затем добавил щепотку соли и несколько ложек мягкой бутилированной воды. Тщательно размешал, залил кипятком и поставил на плиту.

-  Надеюсь ты любишь сладкий кофе, хотя я не стал добавлять слишком много сахара. - Он подхватил турку с конфорки, когда пена начала подниматься вверх. - Теперь пару минут должно настояться и можно пить. Отнеси на стол. - Андрей вытащил из шкафа коробку с ореховым ассорти в шоколадной глазури и шотландское песочное печенье - его маленькая сладкая слабость.

После хорошеньких сладких мальчиков.

Андрей насыпал в чашки немного пудры с натуральной ванилью, аккуратно разлил кофе, чтобы не повредить густую, крепкую шапку пены, тихо хмыкнул и украсил порцию Макса крошечными розовыми маршмеллоу. В детстве он не особо любил кофе, и мама всегда варила для него вариант с большим количеством какао и сахара. После образовательного студенческого экскурса в различные марки растворителей, он, кажется, половину своих вкусовых рецепторов вообще сжёг. Или просто изменился с возрастом вкус.

-  Прошу - поставил он чашку Макса на стол, а сам отошёл к большому панорамному окну, наблюдая, как солнце окончательно садится в пыльный, туманный воздух Лондона. За этот вид - на Темзу и набережную ему накинули почти десятую часть от стоимости квартиры. - Хорошо, - наконец-то принял Андрей решение.

Всё это время, пока он осознанно не отвечал на вопрос Макса и переводил тему, он думал. Прикидывал все за и против и размышлял, насколько ему в принципе принципиальная членская карточка “Сансары”. Выходило, что не очень, так как в клубе он бывал пару раз от силы, и то, по настоянию своих бывших пассий. По всевозможным увеселительным заведениям и тусовкам он нагонялся в юности, и сейчас пользовался услугами парочки проверенных и закрытых гей-клубов Лондона. “Сансара” на его вкус была слишком избыточна и не знала меры. Во всём.

Его не особо интересовало, что Фрэнк искал в том заведении, наркотики, или нелегальных проституток, контрабандный алкоголь, если про это узнали, то вина в том исключительно владельца. Надо лучше прятать. Как Андрей Изабель. Но вот присутствие там желторотой неопытной личинки частного детектива беспокоило.

-  Я проведу тебя. Пойдёшь моим свиданием. Будешь глупо улыбаться, манерно тянуть милый и что там ещё делают на свиданиях, - махнул он рукой и сделал большой глоток кофе. Густая воздушная смесь горько-шоколадной сладостью обволокла язык, наполняя рот богатым десертным вкусом. Андрей слизнул с губ пену и сел в кресло возле окна, предлагая Максу второе, напротив. - Уверен, что твой отец бы мог бы достать тебе пропуск. Но ты видимо не хочешь к нему обращаться. Бог с ним. Но у меня условие - ты заходишь, узнаешь информацию, а всё остальное делает Фрэнк. Ты не полезешь в преступные разборки. Тем более один.

Да, Андрей волновался. А кто бы на его месте не? Удивительно, как отец Макса вообще позволил ему связаться с не первой свежести потрёпанным типом, который втягивал мальчишку в какие-то сомнительные авантюры. Буквально подкладывал его сейчас под не менее сомнительного бизнесмена, за пропуск в совершенно сомнительный клуб.

У Андрея внезапно зачесалась почти атрофированная за годы бизнеса приключенческая жилка. Где-то в районе жопы.

-  За это сходишь со мной на свидание. Настоящее. Время и место выбираю я. Которые ты освободишь, как бы ни был… занят, - выразительно выделил он.

+1

9

«- Ну что, мелочь, твое первое серьезное дело? – хмыкнул Фрэнк, пожевывая фильтр сигареты и искоса поглядывая на юного протеже, который со своим приходом запретил детективу курить в офисе, - Вести его буду само собой я, но ты мне нужен в качестве напарника, смекаешь? Как Ватсон у Бэтмена, как Робин у Холмса!…
- Ты все напутал, старик, но я тебя понял, - весело пофыркивая, Макс с неудержимым любопытством разглядывал страницы папки с первыми заметками о пропаже Изабель Линдси. Сегодня утром к ним явились мать и муж бесследно исчезнувшей девушки, и они были свято уверены, что несчастную бедняжку убил и расчленил ее румынский приятель, немногим ранее звавший ее замуж. Поскольку некий Андрей Деметру был первым подозреваемым в этом деле, то с него и решили начать; попутно Чарльз подключил свои связи и отправил парнишку с несколькими визитами к знакомым семьи Линдси с целью выведать больше информации об отношениях Изабель с супругом, родителями, родственниками и друзьями.
В первый же день Хэнсли почувствовал что-то неладное, когда вернулся с довольно путаными показаниями окружения пропавшей, а Фрэнк протянул ему пару листков с информацией на предполагаемого убийцу. «Андрей Деметру, 37 лет, бизнесмен и ветеринар, владелец ветеринарной компании DimeterVET и собственного конного клуба, родился в Румынии, открытый гей… Что? А фотографию-то чего не приложил?»
- Завтра пойдем к этому плейбою в гости, - детектив поднялся из-за стола и прошел мимо диванчика с парнем на кухню за стаканом скотча, - Пока я буду разговаривать с ним и осматривать квартиру, ищи что-нибудь примечательное, например женские вещи…
- Я не понимаю, почему все так плохо о нем отзываются? Говорят, что Деметру использовал Изабель, хотел получить с ее помощью гражданство и вообще хреново к ней относился… - задумчиво протянул Макс, скользя кончиками пальцев по криво исписанным листам бумаги, - Только вот все показания идентичны с теми, что говорили мать и муж Линдси, слово в слово. Совпадение?
- А то, что вместо твоей головы, работает, смотри ка, - довольно присвистнул мужчина, развалившись рядом со своим горе-учеником на маленьком диванчике, - Не будем делать никаких выводов до того, как поговорим с ним. Мы не выносим приговор никому без веских доказательств, помнишь? Нужны более существенные улики, чем слова. И что-то мне подсказывает, профессиональное чутье стало быть, что психованная мамашка весь участок на уши поднимет и придет с отрядом и обыском всего имущества раньше нас…»

[indent]

- Ты не убийца, Андрей, - легко улыбнулся Макс, чуть склонив голову на бок и внимательно рассматривая мужчину напротив, - Что бы ни говорила семья Изабель, я верю, что она жива и сейчас просто скрывается от своего мужа-абьюзера и слегка сумасшедшей мамочки. Может быть, ты и правда не знаешь где она, а может, сам ее укрываешь в каком-нибудь бункере, но я, честно признаюсь, не очень хочу ее искать. А вот Фрэнк будет землю носом рыть, чтобы докопаться, буквально, ну ты сам все видел, - вспоминая их присутствие на обыске всех окружающих газонов и клумб служителями правопорядка, Хэнсли не сдержал смешок.

Поймав на себе насмешливый взгляд, молодой детектив напрягся всем телом и возмущенно насупился. Вот уж чего он точно не будет делать, так это с кем-то спать ради работы. Он прекрасно понимал, что есть много различных механизмов воздействия на человека, но для себя твердо решил, что будет поступать честно, справедливо и в рамках закона, и тем более не собирается расплачиваться за информацию собственным телом. И если бы мужчина, который ухаживал за ним не один месяц, потребовал бы секс за вход в «Сансару» и никак иначе, то на этом бы их общение и закончилось. Он бы упал в глазах парня ниже некуда, потерял бы всякое уважение и превратился в пустое место, а Фрэнк был бы послан нахер с такими авантюрами и использованием своего протеже.   

Макс оглядел кухонный гарнитур и встроенную технику, поднялся из-за стола, аккуратно сложил тарелки и приборы и отнес к раковине. Многие думают, что посудомоечная машина - это решение всех проблем, чудо-техника за тебя все вычистит до блеска, посушит, разложит и пригласит к столу. Отчасти это удобно, в основном благодаря тому, что отлично помогает экономить расход воды, но чтобы шайтан-машина прослужила долго, то излишне грязную посуду необходимо предварительно ополаскивать под краном, убрать все крупные кусочки и только потом засовывать на самомойку. Тарелка Андрея была практически идеально чистой, а вот юный сыщик оставил за собой пару ломтиков спаржи и редиса и размазанный соус, от которых избавился в раковине и упрятал вглубь посудомойки все использованные тарелки и приборы.

Затем забрал у хозяина дома баночку с кормом и задержал взгляд на этикетке. Вот это да: тунец, креветки, фасоль. Чтоб я так жил!
- Себя покормили, а про тебя забыли, да? – улыбнулся Хэнсли и вытащил из ящика ложку, приседая на корточки рядом с кошкой, что услышала звук открываемой консервной банки, тут же пушистой пулей примчалась на кухню и крутилась в ногах. Для Мурки было ничего не жалко, и Макс положил ей в миску добротный кусок, за что получил благодарное мурлыканье под боком потершейся о бедро кошки. На всякий случай парень посмотрел на Деметру, как бы спрашивая молчаливым взглядом «нормально?» и, увидев утвердительный ответ, поднялся с пола.

Обычно на просьбу о чашке кофе реагируют двумя способами: либо заваривают растворимый, либо, те, кто чуть более обеспечен, готовят молотый или зерна в кофеварке. Андрей же достал турку и ингредиенты для напитка, и Макс как любопытный щенок осторожно подкрался ближе, наблюдая за процессом приготовления. У него самого очень плохо получалось варить таким способом, кофе то пригорало, то исходило кипением и пузырями, по итогу эту густую жижу пить было практически невозможно, сколько не разбавляй молоком, сливками или сахаром. Лучше всего, конечно, напитки из кофейни или кофемашина, но за неимением большого достатка и отсутствием желания использовать отцовские деньги, Хэнсли вывел для себя оптимальную формулу приготовления: молотые зерна + кипяток + френч-пресс + сливки или молоко + сахар. 

- Мне нравится сладкий кофе, наверно только такой я и могу пить. Крепкие горько-кислые напитки без молока и сахара я вообще не воспринимаю, - сморщил кончик носа юный сыщик, вспоминая, как для заряда бодрости закинулся двойным эспрессо и в итоге ходил полный энергии, но с больной головой. На самом деле он был единственным в семье, кто меньше всего любил чай и отдавал предпочтение кофе, за что в шутку брат всегда подкалывал, что младший никакой не англичанин, а приемыш из Скандинавии. Забрав протянутые сладости, парень вернулся к столу, аккуратно все расставил и уже приметил для себя, что хотел бы попробовать первым.

- Спасибо, - благодарно кивнул Макс, усаживаясь на уже пригретое место за стол и с улыбкой оглядывая розовые маленькие зефирки, тающие на горячей поверхности, как масло. Подняв взгляд на хозяина дома, парень поднес чашку к губам и позволил себе то мгновение, пока мужчина любовался закатом с чудесным видом на Темзу из панорамного окна, откровенно рассмотреть Андрея. Его задумчивый слегка прищуренный взгляд невидяще смотрел куда-то вдаль, на сосредоточенном лице отражалась вся напряженная мыслительная деятельность, а губы уже собирались было коснуться фарфорового края чашки и сделать глоток, но медлили в секундном замешательстве. С этой стороны очень удачно падал свет последних лучей заходящего солнца, выгоднее всего представляя рельефную фигуру мужчины, тесно обтянутую легкой тканью, словно греческую статую.

Не то, чтобы у Хэнсли была раньше возможность рассмотреть Деметру с разных ракурсов и расстояния, да и честно сказать, он даже избегал смотреть на мужчину и тем более пересекаться с ним взглядом, боясь увидеть в нем намек на откровенность и обещание большего, утягивающего в омут с головой. Но сейчас, именно в этот момент, Макс был очарован Андреем и оторвался от любования тонкими морщинками в уголках глаз в тот момент, когда он повернулся к нему для разговора. Парень тут же уткнулся носом в кофе и принялся активно втягивать растаявшие зефирки вместе с восхитительным напитком. Так вкусно! Просто идеально. Внутренний маленький сладкоежка в молодом детективе остался доволен в меру сладким, в меру горьким кофе, легким и не напрягающим сосуды, который прекрасно подходит для прохладных вечеров, чтобы согреться в пледе и что-нибудь почитать или посмотреть фильм.

Получив приглашение занять соседнее кресло у окна, Макс неспешно поднялся из-за стола вместе с кружкой, боясь где-нибудь накосячить со своей неуклюжестью, и уселся напротив, тут же почувствовав настойчивые лапки на своих бедрах. Мурка определенно облюбовала его колени, удобно свернувшись в клубок, навострила ушки и внимательно слушала, словно принимала непосредственное участие в решении проблемы. Хэнсли с улыбкой погладил пушистый бок и сделал еще глоток кофе, подняв взгляд на Андрея.
Предложение пройти парой на свидании сперва встретило инстинктивное внутреннее сопротивление, но потом Макс включил мозг и хорошенько все обдумал. Молодой детектив был так себе лжецом, но попробовать сыграть он может, притвориться, что у них свидание и он со своим парнем просто пришел в клуб отлично провести время и отдохнуть. Должно сработать. Думаю, сойдет за прикрытие, всяко лучше, чем вызывать подозрения своим хождением по углам и высматриванием подозрительных личностей в одиночку, - размышлял парень, потягивая кофе.   

Макса едва не передернуло от упоминания об отце. Трудно найти человека в Лондоне, который бы прожил достаточное время в этом городе и не знал королевского адвоката Ирвина Хэнсли, особенно те, кто имел какое-либо отношение к правоохранительной и судебной системе или хотя бы иногда включал телевизор. Его часто показывали в новостях и программах, он фигурировал во многих громких слушаниях, закрывал дела и помогал высокопоставленным политикам и чиновникам избежать наказания или добивался смягчения приговора. Старший брат Джошуа работал детективом Национального криминального агентства и заслужил себе репутацию одного из самых молодых и эффективных оперативников за историю подразделения. И тут на сцену выхожу я, Макс Хэнсли, который легко мог пойти по стопам своих старших товарищей, но не пошел, и дел с ними иметь не хочет. Приятно познакомиться.

На счет внештатных ситуаций и возможной потасовки Хэнсли и сам немного переживал. Нет, он не пойдет ловить наркоторговцев за руку, не будет ходить и нагло выспрашивать «А что мы тут делаем, пацаны? А сколько стоит?». Его главная задача – найти их, проследить, дать наводку Фрэнку, когда они будут уходить, и слиться с толпой, чтобы не отсвечивать и не вызывать подозрений. Но настоящее свидание… Макс сдавленно вздохнул, допивая в несколько глотков уже подостывший напиток и кончиком языка слизывая остатки пены с губ. Ну плата не так высока, как сама услуга. К тому же, рано или поздно это должно было случиться с его-то настойчивостью… Ладно, просто признайся себе, что Андрей тебя привлекает.

- Хорошо, я согласен, - чуть улыбнулся парень, беря Мурку на руки и прижимая к груди. Сибирячка с интересом подняла серо-зеленые глаза, словно сама с нетерпением ждала ответа гостя, как и ее хозяин, - Я не полезу в разборки и мы сходим позже на настоящее свидание.

Макс стыдливо замечал за собой глубокий интимный интерес к мужчинам гораздо старше себя. Может быть, его разочаровали отношения со сверстниками, и хотелось более опытного и серьезного партнера. Казалось бы, вот он: мужчина в полтора раза старше, уверенный в себе, настойчиво добивается твоего внимания и всем собой просит дать ему шанс, что еще нужно? Но Хэнсли сомневался, ему хотелось верить в искренность и честность Андрея, за все четыре месяца с момента знакомства Деметру ни разу не ослабил свою осаду и вдохновленно продолжал штурмовать подарками и приглашениями. Возможно, это что-то да значит? 

- Спасибо большое за ужин, было очень вкусно, и за кофе, - Макс медленно поднялся с кресла, усаживая кошечку на свое место. Всегда чувствуешь себя неловко в таких ситуациях, когда не хочешь засиживаться в гостях надолго и нужно уже уходить, но как сказать об этом хозяину дома не знаешь, - Я очень ценю твою помощь, и Фрэнк тоже, просто он в этом никогда не признается, либо как обычно съязвит, - усмехнулся парень и сдавленно кашлянул, - Думаю, мне пора, не буду больше отвлекать и занимать время.

Отредактировано Max Hensley (24 Авг 2020 21:58:25)

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » listen to your heart


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно