Каждый город имеет свою особую атмосферу и привносит свое ощущение в жизнь каждого. Нью-Йорк - вечно спешащий не спящий город возможностей. Здесь можно стать кем угодно и имея удачу и трудясь в поте лица добиться чего-то действительно стоящего. Лос-Анджелес - это блеск софитов, богатство, популярность и киноиндустрия. Здесь если повезет ты сможешь стать очередной восходящей звездой Голливуда. Чикаго же город экономических возможностей. далее

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Inside


Inside

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Inside
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://funkyimg.com/i/35WTM.png https://funkyimg.com/i/35WTN.png https://funkyimg.com/i/35WTP.png

Ophelia Wilson & Brandon Wood
24.07.2020 // кладбище

Иногда чтобы поддержать близкого, надо переступить через страхи и оказаться там, где должна быть

+1

2

Кофе, алкоголь не стирают боль

Я не знаю, что мне говорить сейчас, я не знаю, слышат ли они меня, отец и мать, похороненные вместе, и я мотался по дорогам Великобритании, когда они погибали в огне, я мотался пока их хоронили и не могли меня найти чтобы сказать об этой страшной для меня трагедии. Потому я просто сижу на траве, положив на согнутые колени голову и обняв ноги руками. Просто смотрю на темноту внизу подо мной, где видна одинокая искра отражённой Луны на росинке. Я сделаю им новое надгробье, неважно, нужно ли им это или нет. И я так надеюсь, что они простили меня. Не знаю, прощу ли себе я сам такое. То, что у меня сорвало катушки, я сел на байк и укатил. Возможно, я бы помог им и они остались живы. Я пришёл, и меня так гложет вина за всё. И за то, что я не проводил их в этот последний путь.
  Сколько я так сидел неподвижно? Пять минут? Десять? Час? Всё ещё темно и холодно. Чувствую, как холод добирается до меня сквозь одежду, и выпрямляю спину. Я взял с собой початую бутылку виски, что хранил у себя в мастерской отец, и сварил себе крепкий науральный кофе. Без молока и сахара, залил в термос перед тем, как отправиться сюда. И даже сделал себе два бутерброда, на случай, если уж совсем сведёт. Но кусок в горло мне не полезет, я знаю. И я оставил в холодильнике, стоящим в мастерской, бутылки пива. Мы с отцом вместе садились, закуривали в перерывах между работой, когда разбирались с очередной колымагой, в которую нужно было вдохнуть вторую жизнь, и пили прямо из горла. Миллер. Отец его очень любил, ещё с тех времён, когда он колесил по Америке, это так и осталось для него любимой маркой. Мастерская, оставшаяся нетронутой, со всеми станками и аппаратами, позволяющими сотворить волшебство с автомобилем, и даже устранить "болезнь" той или иной марки автомобиля. Я перенял это мастерство, как и мастерство матери. Да, я не похороню это в себе, я передам всё, чему научился у вас, другим. Обязательно. я не брошу мастерскую, я не брошу танцы. Вот только смогу ли я вернуться обратно и отстроить дом? Наверно, нет. Слишком о многом он будет напоминать мне. поживу у себя в бытовке, что в мастерской. Небольшая комнатушка, но там есть диванчик, холодильник, плитка, душ, сортир... просто, но жить можно, и я неприхотлив.
  И я могу уже быть самостоятельным. Конечно, рано началась новая глава в моей жизни. Но люди становятся самостоятельными. Наверно, я просто был не готов распрощаться с ними. Открываю планшет и смотрю на фотографию моих родителей, когда я ещё не планировался. Она чёрно - белая, большой бородач в белой футболке и хрупкая смуглая девушка.И они счастливы. Отец иногда шутил, что пора бы познакомить его с девушкой, а я стеснялся сказать ему, что у меня и отношения не продвигались далее поцелуев, и то это всё было несерьёзно. Я даже не воспользовался шансом, когда моя тогдашняя пассия была пьяна настолько, что у неё ноги готовы были разойтись в стороны от одного моего взгляда. Как-то посчитал тогда, что секс без чувств ниже того, что я называю честью. Для меня. Жалею, что не воспользовался тогда шансом? Нет. И отец ничего не знал, и не лез в мою жизнь. В этой части, конечно.
  Наливаю себе кофе в чашку от термоса. Горячий, обжигающий и густой, и чувствую, как тепло начинает расползаться по телу. Наступившее было чувство сонливости пропадает. Допиваю, откладываю термос в траву, посмотрел на пакет с буткрбродами и понимаю, что не хочу их. Скорее всего, так и останутся в пакете. А курить захотелось. Почти полная пачка, купил перед дорогой. И, кстати, одну сигарету кладу у подножья могилы. Отец был заядлый курильщик, и бросать не собирался. Поделюсь с отцом, когда он меня поймал школьником с сигаретой, то сказал сразу "а что я тебе буду запрещать, кури в открытую". И с того времени мы в мастерской курили вместе.
  Чиркаю зажигалкой (тоже осталась от отца, бензиновая, с выгравированным "Харлеем"), закуриваю и выпускаю струйку дыма вверх. И слышу шаги. Кто? могильщик? Сторож? Я не успеваю домыслить про собак или сатанистов, чиркаю ещё раз зажигалкой. Да, я мог мыслить о ком угодно, но Офелию я точно не ожидал здесь увидеть. Ещё раз затягиваюсь дымом и встаю, чувствую, как затекли ноги от одного положения долгое время.
  - Фел?
  Мне можно её так называть. Периодически я её поддерживал морально, когда ей было тяжело. Подбадривал, добивался, чтобы она улыбалась, чтобы проблемы отходили на второй план. Или, по крайней мере, можно было снова идти к этим проблемам не с поникшей головой. Слушал рассказы о её матери и просто отвечал, что она знает как не надо добиваться всего в жизни. "Зато у тебя извилины в голове а не промеж ног" - мог отпустить пошлые шутки, просто потому что я считал что мне это можно. Да, я позволял себе многое в отношении Офелии, не переходя, впрочем, границ того, что называют дружбой.
  - Не вижу ни одной разрытой могилы. Или ты добралась с города?
  Ещё одна мрачная шутка. Я на самом деле рад, что я не одинок.
  - Хорошо что ты пришла, Фел. Спасибо. Но как?
  Как она узнала, что я здесь? И не побоялась явиться, одна, в столь мрачное место.

+1

3

[video2=320|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/13842920/1505188[/video2]

вв

https://i.pinimg.com/564x/37/a5/92/37a5922dd25af2e9498c2ea30872c8e8.jpg

Это так страшно, когда проходя утром по привычной дороге к автобусной остановке, дороге, что втерлась в подкорку сознания, маршрут, по который она могла преодолеть с закрытыми глазами, изменился. Изменился столь страшно, столь пугающе, что Офелия лишь крепче сжала свою сумку, ощущая, как глаза стало щипать столь неприятно, столь болезненно от слез, что пробивались из ее сознания, смотря на дом... Точнее, на то, что осталось от дома, в который она довольно часто заходила, и воспоминания о которым были весьма теплыми, от улыбок и дружелюбного настроения семьи что там жила.
Она давно проходила мимо, не особо обращая внимание, что происходит там внутри, с тех пор, как Брендон покинул отчий дом из-за вспыхнувшего недопонимания в семье.
Так страшно видеть, как работают спасатели, обреченно кивая головой и слышать то, как сетуют соседи, говоря о том, что жаль что чита Вуд ушла столь скоропостижно.
Пальцы сильнее сжали лямку сумки и Офелия лишь сделала шаг вперед, будто бы не веря в то, что представало пред ее глазами.
- Мисс, не останавливайтесь, проходите... - констебль не одобрительно взглянул на Уилсон, и та сделала несколько шагов назад, панически не понимая что ей делать, ведь Брэндон явно был не в курсе той трагедии, что настигла его дом.

Дополнительные занятия в их университете проходили летом, дабы нагнать практические часы потерянные из-за карантина. Старенький телефон лежал на парте рядом с Уилсон, на открытой вкладке соцсети с профилем Брендона, и девушка то и дело, кидала взгляд на открытый чат, не зная что ей сказать, с чего начать, и правильно ли она поступает. Ей следовало бы позвонить, но только вслух сказать такое слишком трудно, но и написать не легче...
"Здравствуй, Брендон." - пальца проскользили по буквам набирая текст, и остановились, ибо дальше, как все написать... Много букв? Большое вступление? Или начать диалог с чего-то отстраненного? Конечно нет.
"Вчера произошло непоправимое. Твои родители погибли. Твой дом сгорел. Мне очень жаль. Чем я могу тебе помочь?"
Она нажала на "отправить" и отодвинула телефон подальше, прикусывая ноготь на большом пальце от волнения и ожидания.
- Мисс Уилсон, а теперь повторите, что я только что сказала? - профессор Грин, оказалась очень близко, заставляя девушку вздрогнуть от неожиданности.
- Профессор, Вы сказали, что в архитектуре древней Греции использовались три основные ордера: Дорический, Ионический
и Коринфский.

Он должен был приехать сегодня... Где он остановится... Он же теперь совсем один...
Офелия поджала ноги на кровати и обняла свои колени. Нет ничего тяжелее, чем сообщить подобные новости кому-то близкому и не знать, что делать с этим и как поступить. Наверное, ей следовало бы поехать к нему, чтобы поддержать. Но куда? Была ли у него квартира? Вряд ли... Сперва надо было попасть в автомастерскую, только Уилсон сомневалась, что застанет его там.
- Офелия, черт тебя побери, почему так поздно вернулась?! - за дверью послышался голос матери,- Почему Бель сегодня не пошла на танцы?
- Мам, я работаю! - обреченно крикнула в ответ девушка.
- Бесполезная работа, бесполезная профессия! - послышался удар о дверь и мать явно проследовала в комнату к себе, явно вспоминая о старшей дочери лишь между делом.
Ладно, надо что-то делать.
Девушка стала с постели быстро переодевшись и открыла окно, это было единственным способом покинуть дом в столь поздний час.
Ей было страшно, но только она понимала, что где-то там есть человек, которому действительно нужна поддержка.

Мастерская была закрыта, ее так и не открывали в эти дни, о чем говорил тонкий слой пыли, а значит Вуд отправился туда, где его родители нашли покой. А может просто ходит где-то тенью. Только где? Быть может разумнее ей было написать? Но разве есть время на ответы, когда внутри все истекает болью?

Знакомый силуэт у свежих могил, и вновь глаза так больно жжет. Она медленно подходит, сомневаясь в том, что правильно решила, что ему нужна ее компания.
- Ага, - ответила она когда он удивленно устремил свой взгляд на нее,- Автобусы ночью ходят так себе, скажу тебе.
Она неспешно подошла к парнишке и опустилась на землю рядом с ним. Они были чем-то похожи, наверное тем еле уловимым одиночеством в толпе.
- Ну, честно говоря, палец в небо. - мягко улыбнулась девушка,- Мастерская была закрыта, а ты сказал, что вернешься сегодня, и я подумала, что ты мог оказаться тут. В противном случае, это было бы необоснованное безумство с моей стороны. Не думаю, что повторила бы нечто подобное ради еще кого-то.
Она положила руку на его плечо.
Знаю, что глупо спрашивать, как ты... Но говорят, становится легче, если говорить о том, что чувствуешь. Я готова слушать.

+1

4

- И ты шла от остановки сюда?
  вот сейчас я удивляюсь её решимости, сначала пройтись по обочине, потом зайти в ворота кладбища, дойти до окраины в противоположной стороне, не зная, есть я на месте или нет. И хорошо, что мой вариант "укатить куда подальше и не возвращаться" показался мне не самым лучшим решением. Хотя я так и собирался сделать после того, как поговорю с родителями. Прибиться к одной из байкерских стай, что колесят от Ирландии до Лондона, и которым похеру на политику, социальные связи, патриотическую пропаганду и национальную гордость. В мыслях было даже ехать в США, где собирались байкеры воевать с чёрными, мародёрствующими в Сиэттле. Если бы здесь, в Лондоне, можно было примкнуть к таким людям, я бы примкнул, но местное общество предпочитало быть слишком законопослушным. Впрочем, мою мастерскую никто не тронул. Может, потому что в небогатых районах, где нет высоток и развитой инфраструктуры, жители держатся вместе и вполне себе нетолерантны к подобным событиям, и не считают себя виновными в чём-то.
  - Спасибо, что ты пришла. Но... рассказывать мне нечего. Просто помолчим.
  А холодно, несмотря на то, что над нами июль. Я снимаю с рукава куртку, чтобы накинуть на Офелию, обнимаю её, чтобы можно было прижаться друг к другу. Так теплее. Сидишь и никто уже не дрожит от холода, который так и старается пробиться сквозь одежду. Вспоминаю, что женщинам крайне нежелательно охлаждать то что ниже поясницы, и потому решаю позволить себе немного больше. Молча сдвигаюсь, наклоняюсь и подхватываю Фел под ноги, приподнимаю, так, чтобы она сидела у меня на коленях. Нет, я не планирую что-то продолжать. Лезть под свитерок, что на ней, под мнимым предлогом типа "так же теплее". Мы друзья, и есть та хрупкая грань, до которой можно дойти и которую уже никак нельзя пересекать. И Офелия пришла поддержать меня. Я это ценю. Очень ценю.
  Так и сидим,нам просто тепло и уютно так сидеть вдвоём. Край горизонта на востоке начинает алеть, поглощая низко расположенные звёзды. Чувствую, как затекли ноги от долгого сидения в одной позе. Облака постепенно начинают розоветь, окрашиваясь лучами пока ещё невидимого Солнца. Распрямляюсь, дотягиваюсь до пакета, достаю термос.
  - Будешь?
  Предлагаю Офелии кофе, щедро выпускающий пар из крышки - стаканчика. Достаю бутерброды. Чувствую, что в меня, как и раньше, они не полезут. предлагаю Офелии угоститься, сам делаю глоток кофе и дотягиваюсь до сигарет. Нахожу ещё и бутылку бурбона. Офелии не предлагаю, даже из вежливости. Просто встаю и выливаю виски на могилу. Дорогой напиток льётся по гладкому камню и впитывается в землю. Делаю один глоток виски и выливаю полностью. Вот так, распили с отцом напоследок. Стою и курю, прислонившись к могильному кресту. Хоронили наши соседи с общины, крест дешёвый, я обязательно поставлю хорошее надгробье. И обязательно попрошу выгравировать на нём ту самую фотографию, чёрно - белую, где они выглядят счастливыми. Пусть так и останутся счастливыми для всех, проживших столько лет вместе, не разбежавшихся и умерших в один день.
  Чувствую, как меня отпускает. Не давит так, как раньше. может, боль тоже устала и отступила отдохнуть. Я достаю планшет, смотрю на уровень зарядки. Ещё хватит. Открываю фотографии.
  - Вот они, ещё в Америке. Они уже переехали в Лондон, потом ещё долго жили, пока не родился я. Вот, смотри...
  Фотография, где меня забирают из роддома. Перелистываю. Видео, где я ещё неуверенно иду по бетонному полу мастерской и подношу инструменты. Потом опять фото. Я танцую румбу или я ковыряюсь в двигателе, я в спецовке наношу лакокрасочное покрытие. Я с банданой шлифую капот машины. И многое другое, рассказывающее о моей жизни. Мы с отцом стоим возле собранного "Харлея", который сейчас стоит рядом. Я с родителями, которых сейчас нет со мной и более не будет. Я продолжаю листать фотографии.
  - Тебе ко скольки обратно?
  Вдруг вспоминаю я. В отличии от меня, у Офелии жёсткое расписание, учёба, работа и другое, в отличии от меня, ей надо приходить куда-то вовремя и она не имеет возможности где-то отоспаться днём.

Одет: джинсы, белая футболка, чёрная кожанка.

Изображение на футболке, надпись по английски, смысл тот же.

https://i.imgur.com/fIwGrGZ.jpg

Отредактировано Brandon Wood (27 Июн 2020 10:17:01)

+1

5

-Ну, прав и транспортного средства у меня нет, приходится пользоваться ногами, - улыбнулась Офелия, с аккуратной осторожностью заглядывая в лицо Брендона. Слишком трудно в этот момент сделать что-то правильно, найти правильные слова, поступки, понять не лишняя ли ты. Слишком трудно осознать, что должен чувствовать человек в его ситуации.
Офелия помнила, когда внезапно умерла ее собака, она не могла придти в себя несколько месяцев, постоянно рыдая, пытаясь забыться, не находя поддержки и чувствуя этот холод пустоты прожигающий нутро. Что же чувствовал Вуд? Какого это было осознать, что ты не успел попрощаться, не успел сказать последние слова, обнять в последний раз, и теперь никогда не услышишь голос родных.
Это было страшно. Очень страшно и больно.
- Ладно... - Офелия кивнула головой, опускаясь рядом с Вудом. Он не прогнал ее, а значит, она сделала все правильно приехав сюда, боясь оставить парня одного, мало ли что могло придти в его дурную голову. А Уилсон знала, что с детства Брендон был весьма горяч на голову, и легко велся на свои эмоциональные порывы, и один из таких порывов вынудил его оставить родной дом и сбежать.
Она весьма ловко оказалась под курткой брендона, а затем и на его коленях. Смущение, оно ярко отразилось на ее лице.
Ей было неловко от подобных действий и прикосновений, и девушка нехотя поежилась, предпочитая промолчать, принимая заботу Брендона.
Уилсон понимала, что если мать застанет ее комнату пустой, ей достанется, но она не могла поступить иначе, потому что никто не должен был оставаться один в такой ситуации, и пусть это выглядело странно, как они вдвоём вот так сидят на земле, напротив могил ночью.
- Нет, спасибо, - ответила девушка смотря на кофе и пищу,- А ты предусмотрительный. - она провела рукой по своим волосам.
Девушка молча наблюдала за действиями Брендона, когда он встал, когда подошел к могилам, производя некие ритуалы, отдавая дань. Молча, находясь наедине со своими мысли.
Запах сигаретного дыма коснулся ее носа, и Офелия прислонилась спиной к памятнику соседней могилы, все так же молча наблюдая за своим другом.
Фотографии, он начинает их смотреть. Наверное, это не самое решение на этот момент, но каждый справляется с болью и утратой так, как считает нужным, как легче. Но Уилсон знала, что чем больше времени проходит, тем тяжелее, ибо время дает понять, насколько не хватает утраченного. А кошмары, пустота, они будут только сильнее.
- Они, прожили прекрасную жизнь, - сказала девушка, смотря на Брендона, - Мне жаль... Они были чудесными людьми.
Что она могла еще сказать, как поступить?
Она не была психологом, и не сталкивалась с подобным, она могла лишь действовать по наитию.
- Не знаю,- пожала плечами девушка,- Мне надо собрать младших в школу, и чтобы мать не заметила моего отсутствия. Иначе, мне не избежать долгих нотаций. - она опустила голову в землю,- Просто буду надеяться, что в магазине будет не очень много клиентов, чтобы не быть очень сонной. - она мягко улыбнулась,- Но я не смогу оставить тебя тут одного. Не хочу, чтобы ты был сейчас один.

+1

6

- Не парься. Я не натворю глупостей. Не брошусь с крыши. Не нажрусь таблеток. Это слишком глупо. Вот так стараться догнать их и ничего не сделать перед этим.
  А я не чувствую, что один. Офелия, которая почувствовала, где я буду и какой я буду. Без неё я бы так и просидел один до рассвета. И я очень ценю то, что она пришла сюда ночью, но оставаться и принимать далее её жертвы. Всё равно она ернётся в свой привычный круг, состоящий из забот о родственниках, работе в магазине, картинам и многому тому, что от меня находится где-то далеко. Как-то я даже сказал, что Офелия слишком жертвует собой и не стоит позволять вот так помыкать собой, она уже переступила ту грань, что зовётся совершеннолетием, она может даже выйти замуж, никого не спрашивая. Принимать решения, которые могут идти вразрез с интересами других родственников, откровенно помыкающих ею. Таково моё мнение. Как-то я хотел было сказать его Офелии, и, как мне кажется, вовремя удержал язык за челюстью. Я видел со стороны, как мать отчитывает Офелию, не стесняясь никого на улице, а она похожа на безгласую куклу. Если бы они не были матерью и дочерью, я бы вмешался тогда. Осадил бы резким окриком, и никакие аргументы типа "мал ещё" для меня не показались убедительными. А иногда хочется просто увезти её куда-то в сторону от этих всех нагрузок на неё. Мне кажется, совершенно ненужных ей, но она не готова сама их скинуть. Может, мне просто похитить её куда-то ради её же собственного блага, и плевать, куда вымощена дорога благими намерениями. Если надо, я готов отправиться и туда ради неё.
  Нет, не надо ей и дальше сидеть среди могил на сырой и холодной траве возле ограды. Что бы такого ей сказать, что я уже не вернусь сюда и меня как бы отпустила первая волна. Не факт, что последняя, я могу проспаться и снова начать себя корить за то что так и не успел помириться с родителями и они ушли в мир иной с таким неприятным грузом. А Офелии... какой бы аргумент привести, чтобы она согласилась ехать обратно со мной.
  - Может, будет смысл, если отправлюсь в Америку. скажем так, историческую родину. Парадокс,да? Раньше наоборот, люди сваливали в Америку из Англии, а мои родители поступили наоборот. А сейчас байкеры объединяются по всем штатам, чтобы противостоять погромщикам. Это единственный способ погибнуть достойно. Так что будь спокойна, я не натворю глупостей.
  Неспешно раскладываю бутерброды у надгробья. Иногда так и делают некоторые, я не понимаю этого, но назад везти нарезанные куски батона и колбасы не хочу. Они не понадобились здесь, а там, в мастерской, я найду что поесть. Может, пожарю себе картошки с луком. И пока зачехлю станки и агрегаты, что стояли в мастерской отца, теперь уже моей. Мы с отцом работали на пару, персонал не держали. Пока пусть простаивает. Реально, меня ничто не держит, сначала я думал просто закинуть им денег, байкерам. А теперь, если никого у меня нет, и меня ничто не держит. Офелия, спи эту ночь спокойно, и пусть никто и ничего не заметит.
  - Но я буду спать весь день, а тебе ещё трудиться. Ты уже поддержала меня. Так что поехали. Запрыгивай.
  Встаю, чтобы направиться к байку.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Inside


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно