Прошедшие два года для Андромеды были очень насыщенными на события. И не сказать что самыми приятными событиями. И мало того что женщина волновалась за свою семью особенно за Элвина, которого посадили в тюрьму на год, так она еще и переживал свой личностный кризис. Чувства к Эвелин не желали уходить, а сама Меда не понимала как ей быть, просто потому что она всегда считала себя... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au]Те слова, что мы не сказали


[au]Те слова, что мы не сказали

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


ТЕ СЛОВА, ЧТО МЫ НЕ СКАЗАЛИ
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/109/669790.jpghttp://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/109/355361.jpg

Итан Карлайл & Кейтлин Джонс
ноябрь 2019 года. Квартира Итана.


Прошел месяц с их первой, случайной встречи. Итану так и не удалось найти Кейт, но один ноябрьским вечером девушка сама приходит к нему.

Отредактировано Ethan Carlyle (22 Июн 2020 15:19:15)

0

2

[nick]Kate[/nick][icon]https://c.radikal.ru/c30/2006/4f/8a2c53f3dbfd.png[/icon][lz]Восемнадцатилетняя дуреха[/lz]

Как часто в нашей жизни происходят события, которые кажутся незначительными или мы стремимся их забыть, а позже они каким-то образом меняют нашу жизнь и разворачивают её на сто шестьдесят градусов. Об этом думала Кейтлин, рассеянно рассматривая невысокий дом, окруженный изгородью, находящийся в самом сердце одного из благополучных кварталов Лондона.
Забавно, а ведь она родилась здесь и прожила всю свою жизнь, но никогда не бывала в подобных местах...Впрочем, таких мест еще было полно, зачем кривить душой.
Уткнувшись шарф и накинув на голову сползающий от ветра капюшон, Джонс нерешительно двинулась в сторону стеклянных дверей, изнутри подсвеченных теплым светом, отражающимся от зеркальных поверхностей. Она все еще не была уверена в своих действиях и голову будто бы застилал туман, но ноги упорно несли её именно в этот дом.
А ведь еще пару часов назад она даже и представить себе не могла, что вновь окажется здесь. Новые знакомые девочки-коллеги хвалили её в раздевалке, отмечая, что заработать почти двести фунтов за половину смены это чертовски хорошо для новенькой. Кейтлин же думала о том, что она вполне может попытаться добиться чего-то даже на такой, казалось бы, не самой привлекательной работе официантки. Администратор сказала, что если она будет много работать, то ей повысят зарплату, а это значило,что почти недосягаемая мечта снять собственное жилье, хоть и крохотное, но все же, наконец-то могла стать реальностью.


- Кто это вернулся домой, странно, что не под утро!
- Отвали.
- Я всегда говорила, что ты только для подобной работы и сгодишься, только в подоле не принеси, нам лишний рот не нужен.
- Я сказала отвали.
Белая дверь холодильника оглушительно хлопает и перед глазами появляется яростное красноватое лицо, черты которого уже исказились благодаря алкоголю.
Сложно сообразить и сделать шаг назад, отчего размашистый удар проходится ровно по линии скулы и впечатывается в уголок губ, вырывая у Кейт изумленный тихий всхлип. Она забыла о том, что сегодня никого из братьев нет дома.
-Не смей грубить матери!
Еще один удар и перед глазами все начинает плыть, заставляя девушку попятится назад в попытке собраться с мыслями.
- Может ты и для нас подзаработаешь?
Шею опаляет горячим дыханием и Кейтлин кажется, будто её окутывает отвратительный алкогольный смрад, заставляя желудок судорожно сжиматься.

-Я могу Вам чем-то помочь, мисс?- в холодном тоне мужчины, стоящем при входе в дом, все было пронизано снисходительностью.
Кейт облизала еще кровоточащую губу и подняла голову, стараясь держаться так, будто она выглядит абсолютно нормально.
- Да, мне нужен мистер...,- девушка запнулась, внезапно понимая, что не знает фамилии Итана,- его зовут Итан. Он живет на третьем этаже.
Оценивающий взгляд мужчины скользнул от макушки до пят, отчего Кейт посмотрела на себя в боковое зеркало. Она не считала, что выглядит дешевкой, обычная осенняя куртка, платье, черные плотные колготки и полусапожки, среднестатистическая девчонка. Впрочем, местная прислуга явно так не считала.
-Я доложу о Вас мистеру Карлайлу,- наконец согласился мужчина в костюме, хотя его губы искривились в усмешке, что задело Джонс и, как только он отвернулся, протягивая руку к телефону, девушка направилась к лифтовому холлу. Она, что, пришла на прием к самой Королеве?
На оклик позади себя Джонс даже не обернулась, лишь юркнула в лифт и устало привалилась к зеркальной стенке, рассматривая свое лицо и чувствуя комок в горле. Разбитая губа, ссадина на скуле вкупе с появляющимся синяком. Теперь, чтобы на работе выглядеть нормально придется потратить много усилий.Девушка горько усмехнулась, тут же зашипев от боли, и опустила взгляд. Смешно, но это платье она купила на те самые деньги, которые умыкнула у Итана, вряд ли он будет рад её видеть. И зачем она только пришла? Девушка на секунду прикрыла глаза, но тут же распахнула их, потому что одно лишь мгновение заставило её вновь почувствовать чужие руки, сжимающие бедра и оставляющие отметины.
Двери лифта плавно распахнулись и Кейтлин нерешительно шагнула вперед, борясь с очередным приступом тошноты, замешанным с липким страхом, настигающим вместе со свежими воспоминаниями.
Она не помнила номер квартиры, но помнила дверь и оказавшись перед ней, остановилась, борясь с усиливающейся тревогой.
Глупо, чертовски глупо было прийти сюда! Что она ожидает от Итана, вдруг он вообще не один...ведь он женат. Кейтлин же исчезла, так и не поблагодарив его, это дает ему полное право выпроводить её вон.
Девушка судорожно вдохнула и решительно развернулась на каблуках,когда дверь за её спиной распахнулась.
- Кейтлин, - она уже успела позабыть этот голос.
Джонс замерла, глядя перед собой и понимая, что бежать поздно. Будь что будет.
- Привет, - тихо ответила она, поворачиваясь к хозяину квартиры, пытаясь зарыться носом в собственный шарф и пряча руки в глубоких карманах. Этот момент можно было бы назвать неудобным, но в голове  Кейтлин Джонс была абсолютная пустота и растерянность, как и на душе.

+1

3

Вместо цитаты

[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:50%;height:100px;" width="50%" height="100" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/16607331/6368795">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/6368795/track/16607331'>A Foggy Day</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/3989'>Frank Sinatra</a> на Яндекс.Музыке</iframe>[/html]

Щелк-щелк… щелк… Сидя на диване в гостиной, Итан без конца щелкал крышкой зажигалки, то вскидывая ее, то вновь опуская. В этом не было никакого смысла, просто способ занять руки, сбросить напряжение, отвлечься. Хотелось курить. Сделать хотя бы одну затяжку, чтобы наполнить легкие чем-то еще, кроме воздуха пустой квартиры. Но он напомнил себе, что только что уже выкурил подряд две сигареты, так что третья явно была бы лишней, да и выходить ради этого на террасу не хотелось. Несмотря на то, что на улице, вопреки обыкновению лондонской осени, стояла прекрасная погода. Вот уже несколько дней на город не падало ни капли дождя. Даже облака разошлись, открывая невероятно прекрасное, усыпанное звездами точно бриллиантами, небо. Обычно Карлайл радовался хорошей погоде, но только не теперь. Теперь он тосковал по дождю.
Щелк-щелк… щелк… Из колонок стереосистемы тихо пел Синатра о туманном дне в Лондоне. Любимая песня его матери. Карлайл знал ее наизусть, вплоть до нот, которые мог с легкостью наиграть на фортепиано, но с некоторых пор она приобрела для него иной, более глубокий и личный смысл. Как и сам Лондон. Этот город не был для Итана родным, и, по правде сказать, покидая его пять лет назад, он не рассчитывал вернуться. И когда его начальник и тесть, Кларк Лейн, изъявил желание, чтобы именно Итан взял на себя дела в Лондоне, где у Лейна был вполне легальный бизнес по покупке и сбыту сельзохоборудования, Карлайл не спорил, но рад этому не был. Но одна случайная встреча, состоявшееся месяц назад все круто изменила.
Кейтлин. Ее имя было едва ли не единственным, что Итан о ней знал. Помимо этого она успела рассказать ему лишь о братьях. О родителях, что больше ценили виски, чем своих детей, Карлайл догадался сам. Но этого всего, в купе с внешностью, что он и теперь мог бы воспроизвести по памяти (благо, она его никогда не подводила) было слишком мало, чтобы найти девушку в таком большом городе как Лондон. Его друзья в Скотланд-Ярде, к которым он обратился за помощью, сделали все, что могли. Но все, что им удалось узнать, это что такая девушка и в самом деле некоторое время жила среди бездомных, но потом пропала. Кто-то уверял, что она вернулась домой, но адреса не знал, как и фамилии, а значит, шансов найти Кейтлин не осталось. Друзья так ему и сказали, посоветовав просто забыть.
Итан пробовал последовать совету. Он старался не думать о Кейт. И иногда у него получалось, под ворохом повседневных дел, рабочих встреч и поездок. Карлайл даже летал в Калифорнию к жене, но пара дней семейной жизни окончилась очередным скандалом и ощущением пустоты, в которую вновь хлынули воспоминания о Кейтлин. В такие же вечера, как этот, после долгого и утомительного рабочего дня, когда не нужно было никуда спешить, и Итан оставался один в пустой квартире, тот странный, но удивительно теплый вечер в компании чУдной и чудной девушки накрывал его волной необъяснимой тоски. Карлайл ловил себя на том, что мечется по квартире точно тигр, запертый в клетку. Или вот как теперь замирает, не в силах и не в желании что-либо делать, куда-либо идти.
Рядом на журнальном столике беззвучно оживает смартфон. Итан бросает взгляд на дисплей и, вздохнув, закрывает глаза, видя имя жены. Он не намерен отвечать, хотя и знает, что Норма упорна и будет звонить до тех пор, пока не разрядит батарею или он не выключит гаджет. Но разговаривать с ней этим вечером Карлайл не способен, как и слушать очередную истерику. Приходилось признать, что от этого брака он успел устать даже больше, чем от жизни под прикрытием. Они были слишком разными, каждый со своими желаниями, которые в корне не совпадали. Возможно, будь у них дети, все могло бы сложиться иначе, но все их попытки были тщетны, а вердикт врачей однозначен и суров. Норме не суждено было стать матерью…
Дисплей смартфона погас. Звонок прервался. Инату было жаль жену, но у него попросту не осталось сил на их брак. Им следовало бы разойтись, и в других обстоятельствах Карлайл именно так и поступил бы, но брак был, к сожалению, не их личным делом, а частью его легенды и прикрытия. И лишь по желанию самой Нормы и разрешению МИ-6 Итан мог бы разорвать этот порочный круг.
Щелк-щелк… Зажигалка оказывается полностью зажата в мужской ладони, после чего с тихим звоном металла о стекло ложится на журнальный стол рядом со смартфоном. Поднявшись с дивана, Итан идет на кухню, намереваясь заварить себе чай. Он предпочел бы кофе, но в последнее время и без того плохо спит (еще хуже, чем обычно), а потому от любимого напитка в столь поздний час предпочитает воздержаться. Но не успевает Карлайл поставить чайник, как квартиру наполняет трель стационарного телефона. Он звонил редко и только в том случае, если требовалось что-то по дому. Например, звонили из прачечной или консьерж хотел сообщить о посетителе. Звонка из прачечной Итан не ждал, как собственно и гостей, а потому этот звонок стал для него неожиданным. Поставив чайник на так и не включенную панель, он прошел в коридор, чтобы ответить.
- Да, я слушаю.
- Простите за поздний звонок, мистер Карлайл, - взволнованный и виноватый голос консьержа заставил Итана нахмуриться. – К вам пришла девушка… я пытался ее остановить, но она не послушала…. Простите, она уже поднимается…
- Девушка? – сердце в груди забилось чаще. – Как она выглядит?
- Эээ… - консьерж явно не ожидал от жильца подобной реакции. – Мм… молодая блондинка… в черном платье и объемном шарфе… очень наглая… Я не хотел ее пускать…
- Все в порядке, - заверил его Итан, перед тем, как положить трубку. Шумно выдохнув и проведя ладонью по волосам, он опустился на пуф у зеркальной стены. «Наглая блондинка». Могла ли это быть Кейт? Описание консьержа подходило, но после стольких дней тщетного поиска и попыток не вспоминать, Карлайл не спешил в это верить. Но кто это еще мог быть? Он не имел привычки знакомиться с девушками на улице, давая им свой адрес с тем, чтобы они врывались в его дом, обходя на повороте консьержа. В этом плане Кейтлин можно было назвать особенной.
За дверью послышался звук открывающегося лифта и тихий, едва различимый стук каблучков. Тогда не девушке были ботинки и теперь Итан не сумел бы узнать шагов. Но он все равно поднялся, прислушиваясь и чувствуя, как сердце пропустило удар, сбившись с ритма. Шаги приближались к его квартире. Он с трудом удержался о того, чтобы распахнуть дверь, не дожидаясь звонка или стука. Но за шагами последовала тишина.
Два человека стояли друг напротив друга, разделенные одной дверью и не видящие друг друга. «I traveled on when hope was gone to keep a rendezvous…»* пел Синатра, уверяя свою неизвестную возлюбленную в том, что верил в их встречу, несмотря на препятствия.
И вновь шаги, но на этот раз уже в сторону лифта. Решившись за секунду, Итан распахивает дверь.
- Кейтлин.
Девушка замирает, стоя к нему спиной. Она и в самом деле намеревалась уйти, так и не позвонив в его дверь. На несколько секунд между ними лишь молчание, а потому ее тихое «Привет» как прорванная платина.
- Привет, - кивает он, уверенный в том, что улыбка у него на губах кажется ей глупой. – Войдешь? – приглашает он, отступая в квартиру с тем, чтобы Кейт могла пройти. – Что-то случилось? – вопрос сам срывается с его губ, хотя он и не хочет его задавать. Она здесь, пришла к нему сама… - Что это? – Итан хмурится, заметив ссадину на губе и разрастающийся синяк на скуле. Поддавшись порыву, он берет Кейт за подбородок, действуя, однако, осторожно и рассматривая повреждения. – Боже, кто это сделал с тобой? Проходи… у меня где-то была аптечка.
Итан точно знает, где именно в его доме находится аптечка, но он так зол сейчас на тех, кто оставил эти жуткие отметины на лице Кейтлин, и одновременно с тем переживает за нее, что попросту не понимает, что говорит. Пока девушка разувается и проходит в квартиру, Карлайл идет в ванную, где собственно, в одном из ящиков и находится аптечка, и возвращается с ней в гостиную.
- Садись, - велит он, кивая на диван, в то время как сам опускается на колени на полу. Так удобней. Открыв аптечку и смочив ватный диск в перекиси, Итан осторожно проходится им по ссадине на скуле, не слушая возражений. – Прости… Что за мерзавец сделал это?

* Frank Sinatra - Around the World

+1

4

[nick]Kate[/nick][icon]https://c.radikal.ru/c30/2006/4f/8a2c53f3dbfd.png[/icon][lz]Восемнадцатилетняя дуреха[/lz]
Она могла ожидать от этой встречи почти все что угодно,  но все равно была удивлена тем, что Итан встретил непрошеную гостью спокойно и даже с улыбкой. Правда, глупо было полагать, что он не будет удивлен её "потрепанным" видом.
Будто бы решаясь на нечто очень важное, Кейтлин осторожно перешагнула порог квартиры, оказываясь в коридоре. Бесполезно было бы пытаться прятать свое лицо, отчего девушка прямым взором посмотрела в глаза мужчины. От его осторожного касания к подбородку по телу прошла волна дрожи и трудно было понять от чего именно, то ли от подсознательного страха к прикосновениям, то ли от еле уловимого и столь непривычного тепла, ощущаемого на кончиках мужских пальцев.
Она не ответила ни на один его вопрос, испытывая вину за то, что нарушила покой хозяина этой квартиры придя в таком виде. Собственно, зачем она вообще пришла? Этот вопрос крутился в её голове, пока она стягивала обувь и снимала куртку, оставаясь в шифоновом платье и чуть ежась от прохлады.
Девушка прошла в гостиную и опустилась на краешек дивана, озираясь и возрождая в памяти уже забытый красивый интерьер.
Признаваться себе в том, что она пришла к мужчине за какой-то помощью или даже жалостью Джонс не хотела. Она все еще пыталась сохранять хотя бы небольшую толику гордости, которая еще у неё оставалась. Хотя о какой гордости могла идти речь, если она пришла к едва знакомому мужчине с разукрашенным лицом.
В комнату вошел Итан с аптечкой и девушка сцепила пальцы в замок на своих коленках. Ранку на скуле неприятно защипала и Кейт невольно нахмурила брови, сдерживая порыв уклониться от рук мужчины.
- Какая теперь уже разница, - девушка пожала плечами, всеми силами блокируя в голове воспоминания последнего часа. Образ злого отца, вусмерть пьяной матери и какого-то мерзкого незнакомца заставляли внутри все сжиматься от липкого страха и осознания собственной беспомощности, а последнее было тем самым чувством, которое Кейтлин старательно пыталась изгнать из своей жизни.
- Извини, что приперлась к тебе в такое время, ты наверняка был занят, - искренне заметила девушка, качая головой и протягивая руку к аптечке,- я сама не знаю, что на меня на шло...Так само получилось.
Подобным проявлением открытой искренности Кейтлин неосознанного благодарила хозяина этой квартиры за проявленную доброту, глупо было бы отрицать, что Итан мог найти тысячу и одну причину, чтобы избавиться от непрошеной гостьи. А вместо этого сидит и проявляет внимание к её не таким уж и серьезным ранкам.
Джонс посмотрела на мужчину, что сидел в её ногах и не смогла не заметить следы усталости на его лице, хотя в целом он выглядел точно так же как и в их прошлую и единственную встречу. Хотя, что могло измениться за месяц...
Девушка взяла кусочек ватки и приложила к губе, почувствовав привкус крови. Несмотря на ситуацию, в которой она оказалась, часть её все еще хотела быть самостоятельной.
- Ты случайно не хочешь чая?- предложила она, всеми силами стараясь уйти от темы, которую Итан старательно не хотел отпускать и это читалось в его обеспокоенном взгляде и морщинке, залегшей на лбу, - я бы не отказалась от чего-то согревающего, на улице жуткий дубак.
Она чуть улыбнулась уголками губ, стараясь не причинить самой себе боли. И не только физической. Рассказывать о произошедшем не хотелось от слова "совсем", делиться подобными проблемами в семье с кем-либо она не привыкла, сначала стеснялась, а теперь...не хочется получать в свой адрес порции жалости и ненужных советов. Со своей жизнью она уж как-нибудь разберется сама.  Просто сегодня она была немного не осмотрительна, ей стоило сразу идти в свою комнату и запереться, тогда не пришлось бы выслушивать в свой адрес поток грязи и отбиваться от какого-то озабоченного алкаша.
- А еще, я, кажется, разозлила твоего консьержа, - фыркнула Джонс, - но я не жалею, потому что он жуткий зануда и воображает о себе невесть что. Посмотрел на меня так, будто я девчонка легкого поведения!
Блондинка нервно заправила прядь волос за ухо и посмотрела на мужчину.
-Я ведь не похожа на такую? Скажи?- с тихой надеждой спросила она, не сумев совладать с почти детской обидой от подобного отношения.
Впрочем, сами её попытки обнулить ситуацию в которой  они сейчас оба находились тоже были детскими. Очевидно, что Итан был обеспокоен её видом, а она как подросток продолжала болтать на совершенно другие темы, будто бы неподготовленный к экзамену ученик перед преподавателем.

+1

5

Кейтлин не хотела рассказывать, что случилось. И в какой-то мере Карлайл, сам будучи не мастером изливать душу и делиться своими трудностями с окружающими, мог ее понять. Но молчание приводило к тому, что воображение рисовало ему картины одна другой ужасней и омерзительней. Поссорилась с родителями и они  таким образом решили призвать дочь к покорности? Или… сердце неприятно кольнуло… поцапалась с парнем, одним из тех гиперозабоченных юнцов, что считают свидание неудавшимся, если они не сумели залезть девушке под юбку? Отчего-то этот вариант казался Итану не только одним из самых неприятных, но и маловероятным. Возможно, в Карлайле говорила ревность, ведь отрицать тот факт, что Кейт вызывала в нем определенные чувства, после того, как он потратил столько времени на ее поиски, было бы просто глупо. Мужчина его положения, не станет искать женщину из-за украденных двух сотен или сказать, что уходить из гостей не сказав «спасибо» и «пока» очень невежливо. Он искал ее, потому что она была ему нужна, но до конца он сумел это понять лишь теперь, когда она нашлась. Сидя по полу у ног Кейтлин, ухаживая за ней, Итан, несмотря на тревогу от случившегося с девушкой, ловил себя на мысли о том, что чувствует покой на душе, как если бы все происходящее было правильным. Как если бы именно такой и должна была быть его жизнь. И этот вечер, и Кейтлин и он сам. Итану страстно хотелось рассказать девушке, что все это время он думал о ней и пытался найти, но страх сковывал ему уста. Страх и некое подобие здравого смысла (если убедить себя в том, что ты не достоин счастье вообще имеет какой-то смысл, а тем более здравый), назойливо шепчущее, что у него нет ни шанса. Что столь юную и красивую девушку может привлечь в нем? Разве что жизнь в достатке. Но Кейт не такая. Иначе бы не сбежала, а вернувшись, лила бы теперь слезы на его плече, рассказывая, кто ее обидел, вызывая в нем желание защитить. Но она даже свои раны стремится обработать самостоятельно, извиняясь за то, что пришла.
- Тебе не о чем беспокоиться, - уверяет он ее, больше не пытаясь изображать из себя медика, уступая желанию Кейт быть самостоятельной, но не спеша подниматься с пола, все также глядя на нее снизу вверх. – Хорошо, что ты пришла. Я… «искал тебя все это время» - хотел бы сказать Итан, но в последний момент тушуется, точно подросток, боясь показаться Кейт смешным. – рад, что ты здесь.
Возможно, Кейтлин он и не кажется смешным, но вот себя определенно. И не потому, что, похоже, влюбился в девушку многим моложе и, как говорят, не из его круга. Все это для Итана не имело ровным счетом никакого значения, ведь, невзирая на то кто он теперь, Карлайл помнил, кем он был. Нет, смешным ему кажется именно эта его нерешительность в том, что признаться. И чтобы настоять на своем в желании узнать, кто посмел поднять на Кейт руку. Она старательно уводит разговор в сторону, а он…
- Да, я как раз собирался ставить чайник, - кивает он и тихо смеется. – Гостеприимный из меня хозяин, ничего не скажешь. Даже чаю предложить не догадался. Исправляя свою оплошность готов накормить тебя ужином. Ты голодна? Правда, не уверен, что в моем холодильнике найдется что-то… я только пару дней как вернулся из поездки и еще не успел закупиться, как следует.
Кейтлин пытается его отвлечь и Итан готов следовать ее желанию, потому что одно то, что она рядом и уж теперь точно в безопасности, успокаивает мужчину. Разумеется, он все так же желает узнать имя того подонка, но уверяет себя, что это может подождать. Кейт расскажет ему, когда успокоится и поймет, что его вопросы это не праздный интерес, а искреннее желание отбить у мерзавца всякую охоту поднимать руку на женщину и тем более на нее.
Он уже готов подняться и в самом деле заняться приготовлением ужина, когда она рассказывает ему о консьерже и делиться иной обидой. Ее вопрос заставляет его внутренне вздрогнуть, как если бы Джек своей оценкой Кейтлин посмел дать ему, Итану, пощечину.  И плевать, что консьерж всего навсего исполнял свою работу, раз делая это, он смеет оценивать тех, кто приходит в гости в этот дом. Ведь это в его обязанности не входит. И то, с какой надеждой на Итана смотрит теперь Кейт, желая услышать, что оценка консьержа неверна, и что Итан сам о ней так не думает, заставляет ярость его клокотать внутри. И именно это помогает ему решиться.
Все так же сидя на полу, Карлайл берет руки девушки в свои, сильными пальцами, но со всей нежностью, обхватывая ее изящные запястья. Он несколько секунд смотрит ей в глаза, словно стремясь прочитать в них разрешение, а затем, склонившись, целует сперва одну ее ладонь, потом другую. Прижимает их к своим щекам и поднимается чуть выше, целуя запястья.
- Нет, Кейт, нет, - бормочет он, вновь подняв на ее взгляд, но, не отпуская рук и не прекращая их целовать. – Совсем не похожа. Разве я смотрю на тебя так? Разве веду себя с тобой так?.. – спрашивает Итан, и добавляет совершенно невпопад - Ты очень красива, Кейтлин.
Кейтлин. Сколько раз за эти недели без нее он повторял это имя. И мнится, с каждым разом оно звучало все нежнее, все пленительней. Такое манящее, оно безумно ей шло. Эту девушку просто не могло звать иначе. И ничье другое имя Итан не сумел бы произнести с большей нежностью, чем теперь произносит ее. 
- Почему ты тогда ушла? – вопрос срывается с его губ быстрее, чем он успевает подумать о том, что спрашивать не ко времени. Но слово не воробей. Зная это, Итан решается сыграть ва-банк. – Я искал тебя. Искал все эти дни. Но никто ничего о тебе не знал. В какой-то момент мне стало казаться, что ты мне приснилась, Кейт. Скажи, я и теперь сплю? Но если так, я не хочу просыпаться. Не хочу, чтобы этот сон заканчивался…
Боже, как же ему хочется ее поцеловать. Почувствовать мягкость и тепло ее губ и прижимающегося к нему тела, как тогда, в переулке, когда спасаясь от охранников, Кейтлин не придумала ничего лучше, чем поцеловать первого встречного мужчину. Блестящая была идея! Итан давно уже это признал. Как признал и то, что совсем не против повторить некоторые его моменты.

+1

6

[nick]Kate[/nick][icon]https://c.radikal.ru/c30/2006/4f/8a2c53f3dbfd.png[/icon][lz]Восемнадцатилетняя дуреха[/lz]

До сих пор сложно было поверить в то, что хозяин квартиры готов так радушно принять столь позднюю гостью, учитывая, что в прошлый раз она ушла не попрощавшись, да еще и прихватила несколько купюр, так некстати лежавших на виду.
Кейтлин задумчиво смотрела на мужчину перед собой, испытывая смешанные чувства, будто бы ей было чуть легче, если бы Итан на нее злился и торопился выпроводить из своей квартиры. Для Джонс это казалось бы правильным, это бы..не могло ей навредить. Привыкать к хорошему отношению со стороны людей было бы слишком опрометчиво, и хоть Кейт не была злюкой-недотрогой, но все же старалась относиться к окружающим людям с осторожностью. Вот и сейчас она испытывала нечто, похожее на предчувствие чего-то неумолимо надвигающегося и это ей не нравилось. Несмотря на теплые ладони мужчины, что грели её пальцы, от спокойствия не осталось и следа, а в горле стоял неприятный ком.
- Нет, спасибо, я не голодна, - она покачала головой, едва слышно вздохнув и отведя взгляд. Она рассеянно рассматривала плотные шторы, светильники и даже ножки журнального столика, понимая,что не может и не хочет еще что-то говорить.Она действительно была бы рада выпить чашку чая, чтобы затем вежливо поблагодарить Итана и уйти. Так было бы правильнее, пускай даже её приход сюда был чем-то не логичным. Хоть Итан и сказал, что рад её визиту, она буквально кожей ощущала, что его слова искренны и от этого как раз и хотелось сбежать.
Только вот её собственный вопрос заставляет мужчину замереть и обратить на себя внимание. Где-то под ребрами у Кейтлин все опасливо сжалось и она закусила губу, заставляя ранку снова кровоточить.
От мягких рассеянных поцелуев девушка замерла, широко распахнув глаза и изумленно наблюдая за Итаном. Где-то на задворках сознания она убеждала себя, что надо высвободить руки и ухйти прямо сейчас. К черту чай и светские беседы, но тело окутывает бессилие и девушка молча слушает тихий голос мужчины, не веря своим ушам. Он говорит, что считает её красивой и что искал её все это время, а Джонс не знает, что должна отвечать на его слова. Врать, что никто ей не говорил будто она красива? Или признаться, что она тоже часто вспоминала о нем, особенно промозглыми холодными ночами, кутаясь в одеяло. Прокручивала в голове их встречу,а потом пыталась нарисовать в своей голове облик той женщины, в союз с которой он вступил перед небесами и перед государством.
- Перестань, - Кейт замотала головой, понимая, что мужчину нужно остановить прямо сейчас. Сонная пелена спала с глаз, как только девушка вспомнила ту самую причину, из-за которой она сбежала тогда и готова была сбежать сейчас.
- Все это было вполне реально и осталось в прошлом, - уверенно отозвалась она, высвобождая свои руки и машинально вытирая тыльной стороной ладони выступающую на губах кровь. Неприятная боль еще больше отрезвила Джонс и она глубоко вздохнула, прикрывая глаза.
- Ты женат, Итан, зачем ты это делаешь?- сказала она на выдохе и открыла глаза, чтобы со всем присущим ей упрямством и гордостью встретится со взглядом мужчины. Сказав вслух эти злосчастные слова она наконец-то испытала что-то, схожее с облегчением. Было бессмысленно признаваться в том, что Итан ей нравится и, судя по всему, это было взаимно, но... Кейтлин  могла представить тысячу и один вариант того, как мужчина мог бы манипулировать ею в данной ситуации и она этого не хотела. Тем более зная, что на свете есть женщина, которую он может обмануть и причинить ей боль. Не такой уж и добренький, каким он хотел и хочет казаться. Что лишний раз подтверждало убеждение Джонс в том, она совершенно его не знала и должна была опасаться.
- Я видела кольцо, - кивнула Кейтлин, - не знаю уж где твоя жена, но вряд ли она была бы рада тому...
Девушка запнулась, не зная, какими словами было бы правильнее описать то, что происходило между ними сейчас.
- Тому, что я здесь и тому, что ты делаешь, - закончила девушка сбивчиво. Она была абсолютно уверена в том, что не сделала ничего, чтобы спровоцировать мужчину,по крайней мере сегодня...Да и в конце-концов, она еще слишком молода и имеет право на легкомысленные поступки!
Несмотря на звонкую решительность, что была в её голосе, Кейтлин не могла заставить себя встать и уйти прямо сейчас, не оглядываясь. Она уставилась на свои коленки, с легким остервенением теребя край собственного платья.
-Тебе следовало бы меня прогнать, - наконец уверенно заключила она, -это было бы единственно правильным и верным поступком. И для тебя, и для меня.

+1

7

Кейт отстраняется, высвобождая руки из его рук. Итан нехотя позволяет ей это, понимая, что настаивать не имеет права и, боясь, что его прикосновения, его поцелуи девушке могли показаться неприятными. Он ведь так и не знает, почему она тогда убежала, не сказав ему ни слова, но воображение за эти дни уже успело нарисовать ему десятки, если не сотни различных причин. И среди них нашлась и та, в которой Кейтлин он неприятен. Слишком стар для нее. В которой у девушки нет недостатка в парнях-сверстниках.
Но истинная причина, едва только она слетает с манящих губ, не просто причиняет боль. Она отталкивает Карлайла от девушки, как если бы Кейтлин толкнула его, заставляя подняться и, даже отступить на шаг. Он женат. Разумеется, для него самого его ни в коем случае не новость. Сколь бы тягостным не был для него этот брак, Итан не был настолько жесток, чтобы забыть о взятом на себя обязательстве.
А вот то, что о его положении известно Кейт несколько обескураживает мужчину. Нет-нет, он не планировал скрывать правду. В его жизни и без того достаточно лжи и притворства, от которых уже откровенно тошнило. Но он ничего не сказал, попросту не видел в этом необходимости, ведь в отношении Кейтлин в тот вечер он планировал сделать ровно то, что обещал. Накормить ее ужином и дать ночлег. Да, вероятно, за утренним кофе разговор и зашел бы о его браке и тогда… тогда Итан не стал бы (во всяком случае, он хотел в это верить и убеждал себя в этом) отпираться. Хотя, на тот момент и не понимал, зачем бы Кейтлин подобные подробности его личной жизни.
Но какой смысл гадать над тем, что было бы, если у него… у них есть здесь и сейчас? И если Итан теперь не объяснит, не найдет нужных, правильных слов, Кейт может исчезнуть из его жизни, так и оставшись мимолетным, волшебным сном, который даже не ему приснился, а кому-то другому, а он, только и сумел что подглядеть в щелку. Но слова путаются, и то, что довольно понятно и логично звучит в голове, на деле ничем не отличается от банальной мужской лжи, оскорблять которой Кейтлин Итан не смеет.
Карлайл молчит, но расценив его реакцию по своему, и, похоже, решив, что он пытается придумать оправдание своему поведению, девушка поясняет, что видела кольцо. Его обручальное кольцо. Итан машинально смотрит на свою руку, где на безымянном пальце должно было бы быть это самое кольцо. Но там все также пусто. Лишь тонкий, едва различимый ободок  светлой кожи. Он все время о нем забывал. То в ванной на зеркале, то на кухне у раковины. Норма обижалась, устраивала скандалы, не желая принять того факта, что ее муж делает это не нарочно. Вот и теперь он где-то его оставил. Возможно… В их доме. Снял, когда принимал душ. Итан вздохнул, понимая, что его ждет очередная ссора, но не испытывая по этому поводу ничего, кроме разве что сожаления.
А вот относительно того, что о нем теперь может подумать Кейлин. Что она уже о нем думает, Карлайл волнуется куда больше.
- Женат, - эхом повторяет он, не в силах сдержать горькой усмешки. – Да, действительно. Подозреваю, в твоих глазах я мерзавец, не чту супружеских обетов и изменяю, пудря мозги юным девушкам? Все так, - Итан кивает, чувствуя привкус горечи во рту и щемящее давление в груди. – За одним существенным исключением. Я уже не раз пытался говорить с ней о разводе, ведь наш брак – катастрофа, состоящая из череды скандалов, упреков, слез и боли, которую я не хочу причинять, Кейт. Я говорил ей, что не люблю ее, что нам лучше будет разойтись, но каждый раз, когда разговор заходит о разводе она ведет себя как ребенок. Маленькая, избалованная принцесса.
Сердце в его груди бьется с такой силой, что кажется, его стук теперь способен заглушить собой все прочие звуки, и Кейт попросту не услышат ни слова, из того, что Итан ей говорит. Она все также сидит на диване, теребя край своего платья с такой силой, что мнится, вот-вот порвет его. Карлайлу хочется подойти, взять ее руки в свои, сжать, успокоить. Но он не смеет. Вместо этого, взяв с журнального столика пачку сигарет, он подходит в стеклянной двери, ведущей на террасу. Хочется курить. Сделать пару затяжек, как взять тайм-аут, собраться с мыслями.
- Ты права, Кейтлин, - произносит он, крутя в руках сигарету, но так и не прикурив. – Мне следовало бы теперь тебя прогнать. Так было бы правильней. Но правильней, не всегда лучше.
И вновь пауза. Слова даются ему с трудом, как если бы Итан вдруг утратил возможность связно излагать свои мысли. Так с ним уже было. После месяцев, что он провел в афганской яме, всех тех пыток и унижений, он несколько недель в госпитале не мог и слова вымолвить. Пришлось учиться заново. И вот теперь перед Кейтлин, он слово двоечник, что забыл все уроки.
- Черт, - выдыхает Итан, когда сигарета ломается в его пальцах и табак сыплется на пол. – Я не хочу тебя прогонять… нет, не так, я не хочу, чтобы ты уходила, Кейт. Ведь я так долго тебя искал. Знаю, примерно тоже самое говорят большинство мужчин в моем положении. Но, Кейт, с того самого вечера я не могу не думать о тебе. Пытался, честно, не вышло. Даже сегодня, перед твоим приходом, сидел как раз там, где сидишь теперь ты, и думал о тебе.
Повинуясь порыву, Итан подходит к Кейтлин, в пару шагов сокращая расстояние между ними, и, взяв за руку, поднимает с дивана, в мгновение прижимая к себе. Сердце в груди стучит все быстрее, в горле ком, что он тщетно пытается сглотнуть, ведь ему столько еще нужно ей сказать. Объяснить. Но вместо этого Карлайл лишь смотрит ей в глаза, затем скользит взглядом ниже, на губы. Облизывает свои, враз пересохшие, как если бы на них все еще хранился вкус того первого поцелуя. Может быть, это и называют любовью с первого взгляда? Может быть, именно она сподвигла тогда Итана угостить девушку ужином, позвать к себе и быть с ней джентльменом? Не то, чтобы с прочими девушками, что были в числе его знакомых, он вел себя как-то иначе, но с Кейт все было по-другому. Не так, как прежде. С ней ему хотелось быть не просто галантным, но нежным. И в тоже время, он хотел быть властным и сильным. Таким, чтобы рядом с ним у нее не оставалось сомнений, он сумеет о ней позаботиться, если она будет всецело принадлежать ему.
- Не проси отпустить тебя, мышка, - шепчет Итан в губы девушке, вспомнив, как назвал ее при их первой встрече. Да, тогда ей это не понравилось, но вдруг теперь все будет иначе. - Я на многое готов пойти, но только не на это. Боже, как же я хочу тебя поцеловать… - их губы едва уловимо соприкасаются, пока он говорит и это дразнящая близость одновременно и мука и наслаждение. – Кейт… Кейтлин… пожалуйста, позволь мне показать, что я чувствую. Доказать, что это не игра для меня.

+1

8

[nick]Kate[/nick][icon]https://c.radikal.ru/c30/2006/4f/8a2c53f3dbfd.png[/icon][lz]Восемнадцатилетняя дуреха[/lz]

Очередная бестолковая ситуация, в которой Кейтлин сама не понимала, что именно хотела услышать. Ей сложно было прислушаться даже к самой себе, слишком много противоречивых эмоций и мыслей. Более того, она почти что осознавала тот факт, что ей бы хотелось, чтобы все решилось само по себе. Руками Итана.
Для Джонс все его слова были не более чем оправданием.
-Если это фарс, то почему вы не разведетесь, - заметила Джонс, хмуря брови и рассматривая крепкую фигуру мужчины у окна,- для развода достаточно желания одного человека.
В её голосе зазвенели стальные нотки с колокольчиками упрямства. Она не понимала подобных ситуаций и всегда считала, что если люди любят друг друга, то женятся,а  если у кого-то из них любовь умирает- то зачем мучить друг друга, ведь такая жизнь сплошное издевательство над партнером. Возможно, девушка излишне упрощала и многое романтизировала в своей голове, потому как не считала себя опытной в амурных делах, у неё и было то всего два парня, отношения  с которыми можно было бы назвать хоть чуточку серьезными. Тем не менее, ей казалось, что любить друг друга и жить вместе можно и без женитьбы, а брак- это совершенно другой уровень ответственности и отношений, когда вы не просто готовы дарить друг другу эмоции и себя, а нечто большее, более серьезное и сложное. Брак - это для взрослых, считала Кейт и не мечтала в ближайшие пять-семь лет выскочить замуж.
От новой порции размышлений девушку отвлекает голос Карлайла и теперь ей кажется, что он ставит точку в этой короткой истории.Внутри все снова запутывается в тугой клубок эмоций, среди которых сложно что-то различить и Джонс решает, что займется этим позже, надеясь, что подобное развитие событий не слишком её расстроит и выбьет из колеи. А что, собственно, она ожидала? Они слишком разные, абсолютно во всем, наверняка он считает её слишком юной, ведь ей недавно исполнилось восемнадцать и она окончила школу. Впереди - никакого блестящего будущего, лишь попытки устроить свою жизнь и выбраться из гнезда родителей.
Девушка едва заметно качает головой, уже было собираясь подняться с дивана и удалиться из этой квартиры восвояси, когда все вновь меняется и Кейтлин растерянно смотрит на Итана.  Он говорит, что думал о ней и это не укладывается в голове. Слишком фантастично и не может быть реальностью. А почему- Кейт и сама не знает, просто с трудом верит и всё.
Еще несколько размазанных мгновений и мужчина прижимает её к себе находясь в опасной близости. Сердце в груди в считанные секунды ускоряет свой ритм и перед глазами все начинает плыть. Девушка хватается за плечи Итана, спасаясь от своего внезапного легкого головокружения.
Горячее дыхание обжигает губы, отчего на кончике языка чувствуется легкий привкус сигарет. В тщетных попытках взять свою растерянность  в руки, Кейтлин широко распахнутыми глазами смотрит на Итана, подняв голову и медленно начиная осознавать, что она попалась.
Что ей вообще о нем известно, что она могла так наивно влюбиться в мужчину, который явно старше и явно занимает более высокую ступеньку социальной лестницы? Какой нужно было бы дурочкой, чтобы допустить подобную ошибку. Сейчас Кейтлин было по-настоящему страшно и в то же время любопытно. Потому что это была для нее неизведанная и опасная игра в которую раньше играть не доводилось. Со своими бывшими парнями, один из которых был лишь на пару лет старше,а другой- был ровесником, она чувствовала контроль и знала, что не позволит себе разбить сердце. Глядя в глаза Итана, она совершенно не была уверена в себе. Вдруг он ей лжет? Вдруг для него это лишь развлечение? Ведь она не может заглянуть в его голову, а их силы и ресурсы явно не равны. У него слишком много способов причинить ей боль, и дело не только в потенциальных сердечных ранах.
- Я не знаю, что сказать, - честно призналась Джонс, пытаясь выровнять дыхание и взять себя в руки. Она все еще была уверена в том, что проявление слабости с её стороны не приведет ни к чему хорошему.
- Ты женат, - эхом повторила она, - это сложно. Это сделает меня твоей любовницей.
Это было сложно произнести, но ведь именно так все и получалось. И несмотря на свою некоторую взбалмошность, подобная роль не совсем радовала Кейтлин. Хотя, если заглянуть в прошлое, она со своими подругами вполне себе мечтала о том, чтобы завести богатенького мужчину и жить припеваючи. И, казалось, бы вот, то самое! Но что-то в этой схеме было не так и это пугало и смущало.
-Но я тебя уже целовала, - губы девушки тронула едва заметная улыбка и она опустила взгляд. Момент их первой встречи мелькнул перед глазами яркой вспышкой, разливаясь в теле теплом. Глупо было отрицать, что ей было приятно и легко в компании Итана, что она видела в нем защиту, от того и пришла сегодня именно к нему, практически вслепую. Так разве она не имеет право на свою защиту и горсточку тепла?
- Так что теперь твоя очередь, - она повела плечом, снова поднимая голову и позволяя мужчине прильнуть к её губам. В её голове было еще много вопросов, например, есть ли у него дети, и где живет его жена, и как она выглядит, и давно ли она женаты...но пока она лишь обвила руками его шею, теряясь в его крепких объятиях и отпуская ситуацию.

Отредактировано Kaitlyn Jones (25 Июл 2020 18:30:55)

+1

9

«Любовница». Это слово, произнесенное Кейт по отношению к себе, действует на Итана двояко. С одной стороны оно неприятно режет слух, ведь за века своего существования успело стать если не ругательным, уж ханжеским точно. Но вместе с тем от него чаще бьется сердце, разгоняя по венам страсть и то чувство, что скрывает в себе это самое слово. Кто-то сказал, что нет такой жены, что не мечтала бы стать любовницей для своего мужа. И Итан был вполне согласен с этим. Он мог бы теперь убедить Кейтлин в том, что это слово ни в коем случае к ней не относиться. Но все слова, что он и мог бы подобрать, ища замену, имели бы один и тот же корень. А если так, то какой смысл тратить время на игру в слова, когда исход всегда один.
- Целовала, - шепчет, все так же чувствуя тепло ее дыхания на своих губах, и дразнящее прикосновение, когда они говорят, но, не смея зайти дальше, пока сама Кейтлин не попросит его об этом. Негласный договор, заключенный ими еще в тот вечер. В вечер из знакомства, когда Кейт поцеловала его сама, но предупредила, что на большее не рассчитывал. Итан тихонько смеется, вспомнив, какой воинственной его мышка была в тот миг. Она словно бросала ему вызов. Возможно, именно тогда он и влюбился, увидев в этой юной девочке то, чего ему так отчаянно не хватало. Страсть к жизни.
- Кейт… - произносит Карлайл, перед тем, как накрыть ее губы поцелуем. Поначалу он кажется нерешительным, трепетным и все еще просящим, но чем дольше длится поцелуй, тем настойчивей и страстней он становится. Итан исследовал губы Кейт, постепенно узнавая их вкус и наслаждаясь мягкостью. Сердце в груди отбивало бешеный ритм, то пропуская удары, то словно наверстывая их. А Карлайл не мог заставить себя остановиться. Он целовал, пока в легких не закончился воздух. Делал поспешный вдох и целовал вновь. До тех пор, пока кровь не зашумела в ушах, а губы не запульсировали болью. Лишь тогда мужчина заставил себя отстраниться.
Тяжело дыша, он смотрел на нее каких-то несколько секунд, показавшихся ему вечностью. В голове лихорадочно метались мысли о том, что им не стоит этого делать. Голос разума, внезапно сумев прорваться сквозь пелену страсти, пытался напомнить Итану, что он не имеет права втягивать эту девушку в свою лживую жизнь, подвергая ее и себя риску. Но этот голос так тих. Что он может против чувства и желания? Карлайл знал о рисках, знал о каждой трудности и препятствии на его пути, как знал и то, что в его жизни должно было быть что-то настоящее. То, ради чего он сможет бороться. То, ради чего стоит побеждать. И Кейтлин, он это чувствовал, будет достойна каждой из его побед.
Итан всматривается в ее глаза, стремясь найти в них согласие, разрешение зайти этой ночью дальше поцелуя. Ему теперь хватит и намека, искры, что разожжет пожар и без того пылающий в его крови. И мнится, он получает ответ, а потому, вновь целуя, подхватывает девушку на руки, с тем, чтобы через несколько мгновений, потраченных на то, чтобы дойти до спальни, опустить Кейт на постель. Нависнув над ней, Итан не спешит продолжать, растягивая эту сладкую пытку предвкушением, скользя взглядом по телу Кейтлин, все еще укрытому от него тканью черного платья.
Спокойствие спальни, казалось, несколько охладила тот огонь, что охватил мужчину в гостиной. А может, дело было в ее хрупкости, что теперь, когда она лежала под ним на его же постели, стала куда заметнее. Итана охватило желание ласкать ее, мучительно медленно изучать каждый изгиб, каждую ложбинку на теле Кейтлин.
- Ты так красива, - пробормотал он, прежде чем вновь поцеловать ее губы, одновременно с этим заставляя девушку приподняться с тем, чтобы расстегнуть на ней платье. «Молния» расходится легко, послушная мужским пальцам, в то время как Итан прокладывает дорожку поцелуем по девичьей скуле, изящному изгибу шеи к обнаженному плечу, срывая с губ Кейт тихие, первые за эту ночь стоны удовольствия. Первые, но далеко не последние.

Проснувшись на следующее утро от назойливо лезущего в глаза солнечного света, первое, что ощущает Карлайл, теплое дыхание на своей шее. Кейтлин спит рядом, прижавшись к нему и закинув ногу на него поверх одеяла. Чуть повернув голову, Итан касается корней ее волос легким поцелуем и вновь закрывает глаза, воскрешая в памяти яркие фрагменты минувшей ночи.
Он лежит так некоторое время, рассеянно гладя девушку по спине, и борясь с желанием сделать ласку более настойчивой и ощутимой, с тем, чтобы она проснулась, вновь искушая его каждым из своих сладких стонов. Карлайл открывает глаза, уже готовый сдаться на волю своего желания, но тут его взгляд падает на обнаженное бедро Кейт. На светлой коже отчетливо бросаются в глаза синяки, следы чужих, грубых пальцев. Итан заметил их еще вчера, и первым его желанием было узнать имя того ублюдка, что посмел прикоснуться к его Кейт, но она вновь ушла от ответа, отвлекая новой лаской. Он знает, что и теперь девушка не захочет говорить. А начинать их первое совместное утро ссоры Итан хотел меньше всего, о того и решение не настаивать на ответе кажется ему теперь единственно верным. Как и другое решение, пришедшее к нему уже давно, но получившее свое окончательное формирование лишь теперь. Кейт не вернется туда, где это случилось. Его мышке нечего делать в месте и с людьми, что причиняют ей боль. Он этого не допустит. Тем более что и сам без нее уже не сможет. Она была нужна ему, и теперь даже больше чем прежде.
Тревожить сна Кейт Итан не стал, осторожно поднявшись с постели и укрыв ее одеялом. Прикрыв жалюзи, дабы защитить свою девочку от назойливости утреннего света, он тихонько вышел из спальни, притворив за собой дверь. Принял душ. Сварил себе кофе. А потом долго рылся в ящиках стола в кабинете, пока, наконец, не нашел то, что искал. И лишь сжимая свою находку в руке, вернулся в спальню. Кейтлин все еще спала, уткнувшись лицом в его подушку. Оставив свою находку на тумбочке, Итан вернулся в постель и, забравшись под одеяла, вновь обнял Кейт, оставив на ее плече легкий поцелуй.
- Доброе утро, мышка.

+1

10

[nick]Kate[/nick][icon]https://c.radikal.ru/c30/2006/4f/8a2c53f3dbfd.png[/icon][lz]Восемнадцатилетняя дуреха[/lz]

Теперь уже глупо было пытаться анализировать ситуацию и хоть как-то контролировать себя. Возможно, этого Кейт и ждала, что рядом окажется мужчина, который решит все за неё. Потому сейчас она покорно подставлялась под настойчивые поцелуи и напрочь забывала о всех тех проблемах и неурядицах, наполнявших её жизнь до этого самого момента. Прохладный воздух спальни опалял обнаженную кожу,а пальцы исступленно сжимали ткань постельного белья. В полумраке комнаты очертания предметов расплывались, унося в приятное забытие.

Кажется, ей снилось что-то по ласковому теплое и летнее. Отчего совершенно не хотелось просыпаться и насладится этим теплом еще немного. Однако момент пробуждения все же настал, когда мужчина рядом зашевелился, а затем и вовсе покинул кровать, но пребывая еще в объятиях сна Джонс не осознала этот момент и лишь удобнее обхватила подушку.
Открыть глаза все же пришлось, когда оголенного плеча коснулись теплые губы и по коже побежали мурашки.
Кейт уктнулась носом в шею Карлайла и тихонько улыбнулась, прижимаясь к нему ближе, рассеянно водя пальцами по его груди и вырисовывая замысловатые узоры.
- Доброе,- негромко заметила она, а затем подняла голову и посмотрела на мужчину, оценивающим взглядом. Трудно было не заметить довольный блеск в глазах Итана, который выглядел словно кот, наевшийся сметаны.
- Не знаю, сколько сейчас времени, но по ощущениям, невыносимая рань,- усмехнулась девушка и провела пальцами по щеке мужчины, -или это я не выспалась.
Кейт мягко коснулась губами подбородка мужчина и отстранилась, довольно потягиваясь. Эта утренняя тягучая истома понемногу отступала, возвращая девушку в реальность и заставляя вспомнить события вчерашнего дня. И хоть это не могло подпортить ей настроение, ведь это утро стало для неё одним из лучших за последнее время, но все же реальность давала о себе знать. У неё все так же была  сложная семья и работа в кафе-баре. Правда теперь, кажется, к этому списку добавился  роман с женатым мужчиной. И казалось бы, нужно радоваться и наслаждаться теми эмоциями, которые она испытывала рядом с ним, но маленький пунктик в виде обручального кольца (пускай его сейчас и не было) оставался и никуда не хотел уходить.
Джонс села на постели, прикрываясь одеялом и вновь потягиваясь. В животе все скрутило и недовольно заурчало, отчего девушка смутилась и засмеялась.
- Боже, - выдохнула она, оборачиваясь к Итану, - извини. Кажется, со мной не выйдет романтического утра.
Она улыбнулась, а затем снова упала на постель, тут же переворачиваясь на живот и подтягивая к себе подушку.
- Мне вечером надо на работу, у меня ночная смена сегодня, - сообщила она, беззастенчиво рассматривая рельефную фигуру мужчины.Разумеется, он не знал о том, что она устроилась работать официанткой. Но Джонс не казалось это каким-то слишком важным фактом, ведь у всех есть работа и она не исключение. Она пока еще не понимала как сложатся их отношения, хотела занять выжидательную позицию и старательно держаться, чтобы не броситься в омут с головой. Девушка понимала, что много кто на её месте тут же бы взялся за дело, раскручивая своего избранника на дорогие подарки, но  Кейт это было не так интересно, как сами отношения с этим мужчиной. Она впервые испытывала потребность любить и плохо понимала, что за этим скрывается, но надеялась, что со временем сможет разобраться.
- А у тебя на сегодня есть планы?- поинтересовалась Джонс, закусив губу и подумав о том, что было бы отлично принять душ и заправиться крепким кофе с чем-то съестным. Ведь вряд ли Итан выставит её на улицу  как только она покинет его спальню... Её все еще терзало желание начать озвучивать свои вопросы, но она понимала, что постель -не самое лучшее место  для подобных разговоров, да и портить момент практически гармонии ей не хотелось. Она хотела бы, чтобы Карлайл сгреб её в охапку и она могла бы провести в его объятиях весь этот день, не вылезая из постели, но подобное бывает лишь в сопливых фильмах, которые Джонс терпеть не могла, потому что реальности все происходило совершенно не так.

+1

11

Он не то, чтобы хотел ее будить, желая ей доброго утра, пока Кейт, почувствовав его рядом, прижималась к нему, утыкаясь носом в шею. Ощущения были столь приятными и волнующими, что Итан не отказался бы провести так весь день, оберегая сон своей красавицы, чувствуя ее дыхание на своей шее и легкие прикосновения трепетных пальчиков к своей груди. С другой стороны, все это он мог испытать, независимо от того, будет ли Кейтлин спать или нет. Так что, когда она тихонько отозвалась, подтверждая, что утро и в самом деле доброе, Карлайл не был расстроен. Напротив, глядя ей в глаза, смотревшие на него с любопытством, словно их обладательница пыталась оценить его теперешнее состояние и то, доволен ли он тем, что между ними произошло, Итан не мог, да и не пытался, скрыть счастливой улыбки.
- Прости, мышка, я хотел дать тебе поспать, но ты так соблазнительна, что я не сумел устоять, - отзывается он в ответ на ее вопрос о том, в самом ли деле еще так рано. Наклонившись, он целует Кейт в кончик носа. – Эта ночь была волшебной, но короткой.
Его рука под одеялом медленно скользит по ее бедру, ложиться на живот, но девушка поднимается, садясь на постели и, не сумев сдержать разочарованного вздоха, Итан откидывается на спину, подложив руку под голову и наблюдая за Кейтлин. Ему не хочется выпускать ее из постели, но и давить на нее он считает неправильным. Во всяком случае, теперь, когда их отношения перешли на иную, но все еще шаткую ступень. Какой бы восхитительной не была прошлая ночь, Итан не мог не думать о том, что втягивает девушку в опасную игру. Его брак был фарсом, но лишь для него. Норма, ее отец и в особенности, МИ6 воспринимали все иначе. Любила ли его жена или нет, но она определенно считала его своим и отпускать не желала, невзирая на ту боль, что они причиняли друг другу. Что до «Дома за Рекой», то там его брак считали основой его легенды и Тесс вряд ли обрадуется, узнав о желании Итана развестись. Впрочем, разве она уже этого не знает, ведь Карлайл не скрывал, что роль мужа дается ему многим труднее остальных. С Лейном было проще. Тесть видел, что брак его дочери не удался, во многом принимал сторону зятя, закрывая глаза на интрижки, что случались у Итана на стороне время от времени. Но Кейт не была просто интрижкой. Карлайл был готов поклясться, что ни к одной женщине еще не испытывал столь сильного чувства. Ни одну не желал так страстно, как желал ее, ту, что теперь смеялась, извиняясь за «испорченное» романтическое утро.
- Иди ко мне, - просит он, более всего теперь желая вновь ощутить тепло ее кожи под своими пальцами. Он не хочет думать ни о чем и ни и ком, кроме своей мышки. Пока она здесь, с ним, другим здесь было не место. Пусть все летит к чертям хотя бы на один этот день. А что потом? Потом он со всем разберется. Найдет выход. Решение, которое устроит всех, а главное, их с Кейтлин.
- Ночная смена? – переспрашивает Итан, чуть хмурясь. Его рука, гладящая спину девушки с того самого момента, как она вновь устроилась рядом, лежа на животе, замирает в районе поясницы, пока мужчина пытается осмыслить услышанное. – Ты… устроилась на работу? Кем?
Разумеется, в том, что девушка работает, не было никакой катастрофы, и в любых иных обстоятельствах Итан бы порадовался за нее, не забыв пошутить о том, что теперь девушке будет куда легче ходить по магазинам. Не придется бегать от охраны и целовать первых встречных. Но слова «ночная смена» отзываются внутри него протестом. Разве он может ее отпустить, после вчерашнего вечера? Ссадина на ее губе, синяки на бедрах, все это за ночь никуда не делось, служа напоминанием о том, что кто-то, так и не названный Кейт, причинил ей боль, обидел. Что если этот кто-то ждет ее там?..
Он уже готов возразить, озвучив свое мнение относительно ее работы и в частности ночных смен, но голос разума заставляет его прикусить язык, напоминая, что одна ночь, какой бы восхитительной она не была, по сути своей слишком коротка и не дает ему право распоряжаться жизнью Кейтлин. Она доверилась ему. Их отношения лишь начинаются, и у них не будет продолжения, если он сейчас все испортит. Как бы тяжело Итану не было, он убеждает себя отложить покамест этот разговор до лучших времен.
- Ммм… дай подумать, - отвечает он на ее вопрос о своих планах на день. Пара запланированных встреч, которые вполне можно было перенести на более позднее время. Сегодня он все равно не сумеет сосредоточиться на делах. – Боюсь, что да, дорогая, - произносит он после недолгих раздумий, приподнявшись и медленно стягивая с нее одеяло, оголяя спину. – У меня куча планов… - наклонившись, Итан целует нежную кожу между лопаток, откидывая мешающееся одеяло в изножье постели. – И все они связанны с тобой, моя мышка.
Он впервые называет ее своей и где-то в его груди на мгновение все замирает от одной только мысли, что она может возразить. Между ними нет теперь визуальных преград, они обнажены, но сомнения и разделяющие их обстоятельства от этого не становились меньше, не исчезали. Итан помнил ту интонацию, те слова, что произнесла Кейт в его гостиной за несколько минут до того, как они оказались в одной постели. «Это сделает меня твоей любовницей». Видит Бог, он хотел бы дать ей больше, чем мог теперь. Избавить от сомнений и этого «клейма», но реальность жестока. Его в особенности. Поэтому, целуя каждый позвонок на ее спине, он молит небеса о том, чтобы ему достало сил удержать ее, а ей желания остаться.

+1

12

[nick]Kate[/nick][icon]https://c.radikal.ru/c30/2006/4f/8a2c53f3dbfd.png[/icon][lz]Восемнадцатилетняя дуреха[/lz]

Так сложно поверить в то, что происходящее не является сном или фантазией. Она проснулась в мягкой большой кровати, в красивой квартире и с мужчиной, который ей нравится. И все это без какой-либо практической причины. Просто потому что они оба ощутили притяжение друг к другу. По крайней мере именно так хотелось думать Кейтлин. Она не романтизировала то, что еще только-только зарождалось между ними. Не представляла себе свадьбу, детей, большой дом с собакой и уютные ужины по вечерам...Хотя бы потому что знала, что у жизни всегда бывают свои планы на людей, да и потому что был один маленький пунктик - Итан был женат. И Джонс намеревалась напоминать себе об этом чаще, практически насильно спуская себя с небес на землю. Возможно, если бы это были очередные отношения с ровесником, она бы позволяла себе быть романтичной девочкой, но теперь все было иначе и Кейт хотела изначально уберечь себя от возможной боли и разочарования.
Правда сейчас вполне можно было откинуть эти мысли в сторону,что девушка и сделала, положив голову на подушку и медленно тая под ласковыми прикосновениями мужских пальцев к тонкой коже на спине. В эти мгновения Кэт практически представляла себя большим домашним котом, который мурчит в моменты наслаждения хозяйской любовью. Девушка же ткнулась носом в прохладную ткань подушки, прикрывая глаза и чувствуя как от мест прикосновения вверх к плечам скользит табун мурашек.
- Устроилась, - угукнула в подушку Кэт, но затем повернула голову к Итану, - в кафе-бар, официанткой.
Она приоткрыла глаза и внимательно посмотрела на мужчину, видя странный отблеск в его глазах, но в силу неопытности, совершенно не понимая, что он значит.
-Я просто подумала взять свою жизнь в свои руки, - продолжила она, - и поняла, что вряд ли это можно сделать убежав из дома. А так как университет мне не светит, я не настолько умна, чтобы получить грант на обучение, то остается только работать... Пока официанткой, подумаю, в какую сторону хочу двигаться, может накоплю на какие-нибудь курсы. Всю жизнь разносить подносы не хочется, хотя я понимаю, что вряд ли достигну чего-то незаурядного.
Кейтлин чуть улыбнулась. Говорить об этом ей не было стыдно или трудно, такова была жизнь и она справлялась как могла.Слушать какие -то нравоучения она не привыкла и не любила, потому с самого детства решала свои проблемы и проблемки сама, как могла.
Сейчас она хотела начать зарабатывать деньги, чтобы съехать от родителей и начать устраивать свою жизнь.И пускай впереди был долгий путь, она уже сделала первый шажок на пути к своей цели.
- Со мной?- Кейт рассмеялась на слова Итана, чувствуя как по щекам разливается предательский румянец, она снова уткнулась лицом в подушку, пытаясь собраться с мыслями, только вот весьма однозначные поцелуи мужчины явно не дадут этого сделать.
Девушка осторожно свела лопатки, пальцами цепляясь за ткань наволочки и чувствуя зарождающееся внизу живота тягучее тепло.
- Я так понимаю, ночи тебе было мало?- тихо смеется девушка, вскидывая голову и тут же закусывая губу, почувствовав влажный поцелуй  районе крестца. Из зашторенного окна пробирается луч света и подает прямо на глаза Кейт, заставляя её задорно рассмеяться и практически пластом соскользнуть с мягкой поверхности кровати.
- Но что поделать, жизнь жестокая штука, - с улыбкой сообщила Джонс, стоя рядом с кроватью и не стесняясь своей наготы. Девушка пожала плечами и, сделав шаг в сторону, демонстративно потянулась, зевая.
- Кушать хочу, - кивнула она, находя на полу рядом с кроватью свое белье и надевая его, - хочу попытаться приготовить тебе завтрак.
Это было честно и искреннее желание девушки, которое могло бы показаться благодарностью, но Кэт об этом совершенно не думала. Хотя бы потому что кулинар из неё был весьма посредственный, но попытаться очень хотелось.
Не долго раздумывая, Джонс подхватила футболку хозяина квартиры, висевшую на кресле и надела на себя в качестве короткого платья.
-Если разгромлю тебе кухню, то предупреждаю заранее, что оно само, - заметила девушка, опираясь коленкой о кровать и коротко целуя Итана.
В голове Джонс уже был план и она поспешила на кухню, чтобы его осуществить.
На деле все оказалось гораздо проще, найдя в холодильнике ветчину и сыр, Кэт поджарила в тостере хлеб до румяной корочки, смазала кусочками масла и сунув между кусками хлеба ветчину и сыр, отправила все это в духовку. От плавленого сыра и ветчины по кухне разнесся аромат от которого в животе заурчало еще сильнее, но девушка стойко терпела, намереваясь справиться с варкой кофе. Однако, трудности застали её врасплох практически сразу. Гипнотизируя взглядом турку, она пыталась наугад понять сколько нужно воды и сколько нужно кофе. Только даже угадать пропорцию сложно, если ты никогда до этого не варил кофе. Растворить в чашке гранулированный- не считается.

+1

13

Какой же гладкой и нежной была ее кожа. Как приятно было ее целовать. Итан не спешит, наслаждаясь каждым поцелуем, каждым прикосновением. И он чувствует, что и Кейтлин тоже приятно, ей нравится его ласка. Нравится быть с ним. И все-таки…
Когда девушка соскальзывает с постели, Карлайл не успевает ее удержать и только тяжело вздыхает, утыкаясь лицом в простыни, где она только что лежала. «Жестокая, это уж точно» усмехается Итан про себя, приподнимаясь на локтях и с жадностью наблюдая за тем, как Кейт потягивается, точно кошка. Она обнажена и… «восхитительна». Карлайл невольно облизывает пересохшие губы, пока Кейтлин наклоняется в поисках своего белья и надевает его футболку вместо халата. Достаточно длинную, чтобы послужить ей мини-платьем, и все-таки недостаточно, дабы скрыть от мужчины стройные бедра со следами чужих пальцев на коже. При виде их взгляд Итана на мгновение мрачнее, но он берет себя в руки, отпуская ситуацию, менее всего стремясь портить теперь настроение Кейт. Да и себе тоже. Чтобы не случилось вчера, останется там. И в их жизни… Карлайл хочет начать отсчет заново с прошлой ночи, с этого утра. Их совместный отсчет.
- Может, просто закажем чего-нибудь, - предлагает он, в попытке удержать ее, вернуть обратно в свои объятия, ведь им было так хорошо рядом друг с другом. Но Кейт непреклонна в своем стремлении «побаловать мужчину домашним завтраком», хотя и предупреждает, что в этом ее стремлении могут быть потери в виде разгрома на кухне.
- Останься, - шепчет Итан ей в губы, обвивая стройные бедра руками, едва только Кейтлин упирается коленом в кровать, чтобы поцеловать его. И тут же вновь ускользает. Вздохнув, он падает на спину, тут же переворачиваясь, и обнимает подушку, все еще хранящую тепло ее тела и аромат волос. Сердце в его груди стучит как безумное, и Карлайлу требуется время на то, чтобы ритм восстановился, а тянущие тепло внизу живота отступило, не становясь болезненным желанием.
Он не видит, а только слышит, как Кейт, шлепая босыми ногами по полу, уходит на кухню. Юность так жестока. Так расточительна. Оторвав голову от подушки, Итан смотрит на тумбочку со своей стороны кровати. Вернее на предмет, что с такой поспешностью нашел в столе кабинета. Прав ли он в том, что собирается сделать? Эта мысль посещает его лишь теперь, чуть потеснив уверенность, владевшую им всего каких-то полчаса назад. Что если Кейт сочтет предложение поспешным? Но разве не она только что сказала, что хочет жить отдельно от родителей, хочет начать строить свою собственную жизнь? «Да, но ведь она и не сказала, что хочет строить ее с тобой» напоминает ему внутренний голос, очень похожий на голос Тесс. Такой же холодный и отрезвляющий. Может быть он и в самом деле спешит? Да, юность жестока и расточительна, она не считает времени, считая, что впереди его еще так много. Можно писать черновики. Но разве зрелость менее жестока? Она жадна, точно скупердяй отсчитывая каждую секунду, падающую на весы времени золотым песком.
Сколько раз за эти годы Итану казалось, что его песок вот-вот закончится. Что на чашу весов падают последние песчинки. Сколько раз он был вынужден просто ждать. Наверное, поэтому, теперь он и спешит, уверенный в том, что здесь с ним Кейт будет в безопасности и ни в чем не станет нуждаться.
Поднявшись с постели и надев легкие пижамные штаны, взятые из гардеробной, Карлайл собирается уже пойти на кухню, откуда доносится чудесный аромат горячих бутербродов, когда сталкивается со своим отражением в зеркале. Мужчина редко смотрит в зеркала. И не потому что не нравится себя, а потому что себя он в них давно не видит. Они отражают лишь ложь, легенду, что из него создали. Что он сам из себя создал. Да, именно так, Итан никогда не обвинит Тесс, МИ6 или Лейна. Он сам принимал решения и только ему нести за них ответственность. Так было всегда, так будет и теперь. С Кейтлин.
- Ммм… божественный запах, - тянет он, заходя на кухню. На его губах играет улыбка, а взгляд ласково скользит по точеной фигурке девушки. – И кухня все еще цела, - он подходит ближе, обнимая ее за талию и коротко целуя в щеку. – Даже не думал, что я такой голодный. – Итан нарочито выделяет этого слово, имея ввиду не только аппетитные ароматы, что витают теперь по кухне.
И только тут замечая, что Кейтлин словно бы растеряна. Перед ней турка, но девушка, мнится, всего несколько минут назад порхавшая по кухне точно фея домашнего очага, как будто не знает, что с ней делать.
- Мышка, гипнозом кофе не сваришь, - тихонько смеется Итан, утыкаясь носом в изгиб шеи Кейт и целуя нежный участок обнаженной кожи. – Давай-ка помогу. Тут ничего сложного, ты быстро научишься.
Улыбнувшись ей, Итан достает из шкафчика наверху кофемолку и банку с кофейными зернами. Только свежее молотый. Кто-то предпочитает молоть в магазине или вовсе покупать уже готовый и расфасованный по пакетам. Но разве в таком можно сохранить настоящий аромат? Конечно же нет! Итан предпочитает молоть зерна сам. Помол должен быть не слишком мелким, но и не слишком крупным, чтобы раскрыть аромат, но при этом не утратить вкуса. Он кладет в турку две ложечки кофе с горкой и просит Кейтлин подать ему баночку с корицей из соседнего ящика, попутно напоминая про бутерброды, что все еще томятся в духовке. Щепотка корицы, холодная вода и вот уже турка встает на плиту.
- Когда я был в Сирии, - вспоминает он, помешивая кофе ложкой с длинной, тонкой ручкой. – наш отряд оказался в пустыне. В джипе кончился бензин, и мы брели по песку всю ночь, а наутро вышли на деревню местных. Даже не деревню, а так… лагерь. Они оказались приветливы. Накормили нас и дали отдохнуть. Помню, когда проснулся, солнце было уже высоко, и пустыня вновь раскалилась. Там был старик. Он сидел по-турецки и варил кофе на песке, - по губам Итана скользнула улыбка. – Заметив меня, он улыбнулся и предложил мне кофе, налив его в простую, глиняную плошку. Вкус того кофе я не забуду никогда… Черт! – выругался Карлайл, резко снимая турку с огня, когда жидкость в ней закипела. – Ну вот, едва не убежало за моими воспоминаниями. Мышка, будь добра, достать чашки. Они на полке прямо над тобой.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au]Те слова, что мы не сказали


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно