Есть люди, которые боятся всего и вся обоснованно, потому что либо прошлое, либо настоящее пришпоривает в бока, постоянно натягивая при этом удила, и, хоть до пены у рта дрыгайся, не соскочишь. Обычно просто устаешь постоянно биться и терпеть дискомфорт, и смиряешься, покоряешься неизбежному, привыкаешь жить в этом страхе, который со временем перестает быть заметным, становясь обыденностью, нормой. далее

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Not Rоbin. Not Hood.


Not Rоbin. Not Hood.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Not Robin. Not Hood.
. . . . . . . . . . . . . . .
https://funkyimg.com/i/35RDT.gif https://funkyimg.com/i/35RDU.gif https://funkyimg.com/i/35RDS.gif
Уэйкфилд, 1380 год, Реми Ассани, Мириам Уолш (Мария).

Не первая встреча в их судьбах, но история о любви.

Отредактировано Miriam Walsh (22 Июн 2020 16:06:48)

+1

2

Прохладный воздух ударил в нос, и Реми почувствовал, что ногам холодно, более того - им мокро. Он не открывал пока глаз, потому что было неуютно, болели спина и шея - обычно такая боль от неудобного лежания, и, кажется, так оно и было. По ощущениям было темно, и Реми уже думал, что он уснул на полу, потому что было и твердо. Он открыл глаза, но ясность не пришла. Он явственно ощущал, что он на улице.
"Отлично. Не хватало, чтобы я, как бомж, уснул на Трафальгарской площади". Но это была не она однозначно, потому что был потолок, и казалось, что он даже двигается, но это скорее от головокружения, ему хотелось в это верить. Реми приподнялся на локтях, вокруг все начало приобретать более понятные очертания - понятные, но странные. Он увидел полный месяц где-то вдалеке, шумящие от ветра деревья, и камни. Он был в какой-то пещере, или в гроте, это он пока еще не понимал. Нужно было оглядеться, чтобы понять, а что, собственно происходит. Он приподнялся с места, захлюпал к входу, там был хотя бы свет от луны.
-Черт, - ругнулся он и опустил голову вниз. Сапоги насквозь промокли, потому что ноги оказались в луже. Слава богу, все остальное тело лежало просто на камнях. Дойдя до края, он оперся спиной о камни, снял с ноги сначала один сапог, потом второй - они были мягкие и кожаные, с тонкой подошвой, так что их даже можно было вывернуть наизнанку.
-Боже, что это? - он оглядел вообще свой внешний вид и обалдел. Вообще-то, было тепло, но все походило на какую-то робу - грубая ткань, колючая, неприятная, но чертовски удобная. Штаны странные - на завязках сбоку, неудобно ходить, наверное, в туалет, потом он это проверит. От воды бы он, конечно, не отказался. Мокрые ноги он вытер о робовидный плащ, благодаря которому он и не замерз, потом понял, что эта штука неплохо впитывает воду, и насухо вытер и внутреннюю часть сапог.
Пока он занимался сушкой своей обуви, он оглядывался по сторонам: он и правда был в гроте, не в пещере, это был просто каменный выступ, а над гротом уже возвышался сосновый лес. Недавно прошел дождь - свежесть витала в воздухе, ароматы хвои, еще каких-то цветов ласкали его нос. Звезды были очень близки, такого Реми не видел никогда, даже в детстве, когда он не был обременен всякими жизненными трудностями, когда он еще обращал на все это внимание, он никогда не наблюдал такую россыпь созвездий, такой красивый Млечный путь. Мимо пробежал ежик, Реми улыбнулся, и вдруг вспомнил и понял, что он тут быть не должен. что это за шутка такая, что он в лесу. Это вообще Лондон? Луна постепенно начала теряться уже в небе. Точно было лето - так быстро рассвет прилетает только летом, но свет еще не был таким ярким для того, чтобы Реми мог отправиться в каком-то направлении для поиска людей. Однако судьба была благосклонна, и где-то в в гроте послышалось шевеление и чей-то голос. Его это напрягло, и он поднялся на ноги, крайне осторожно вернулся туда. Кто-то лежал укутавшись в такую же робу, вот почему в темноте он не сразу этого кого-то заметил. Радовало, что это не хищный зверь, учитывая торчавшие сапоги. Он подошел поближе, откинул капюшон с головы - это была девушка, молодая. Он присел рядом с ней и стал ее будить, может быть, она сможет рассказать, где он вообще.
-Солнце уже встало, ку-ку, - он даже не знал ее имени, не был уверен, что ее можно так разбудить, но старался сделать это аккуратнее, потому что сам точно испугался бы, если бы незнакомый мужик в гроте стал его будить. Того и гляди чем-нибудь огрел бы по голове - например, близлежащим камнем.- Просыпайтесь, юная леди, - он сделал голос построже - его всегда умиляло, как у англичан это получалось: одна только фраза "молодой человек" или "юная леди", обращенные к ребенку, уже заставляли этого ребенка чувствовать стыд. Вдруг у него тоже так получится?

+1

3

Девушке с трудом удается проснуться, ведь ночной переход через горы давался с трудом не только Реми, но и самой Марии. Она ощущает поток воздуха, когда мужчина снимает с нее капюшон, и садится, ворочаясь. Кажется, сквозь сон она звала его, но он не откликнулся и почему-то не прижал девушке к себе, как обычно случалось, когда они оставались в ночь вне деревенской или городской черты.
Мария смотрит на него немного удивленно и хлопает длинными ресницами. «Юная леди»? Что такое приснилось ее возлюбленному, что он реши л так забавно пошутить? Девушка поднимается, обращаясь лицом к рассвету, и инстинктивно вытягивает вперед голову, чтобы первые теплые лучи прогрели ее щеки и нос, щедро сдобренные мелкими веснушками, словно поцелуями солнца. Мария бросает взгляд на Реми, который выглядит совершенно потерянным, и с легкостью, присущей обычно только детям, скидывает с себя плащ, выходя из небольшого грота, в котором они ночевали, на улицу. Уже там она стягивает с себя некое подобие второго капюшона, закрывающего на военный манер ее шею   и плечи, расправляя сжатые в тугой клубок волосы цвета огненной листвы, позволяя им накрыть ее плечи, и лишь после этого она оборачивается, приподняв одну бровь. – Реми, если ты и дальше будешь стоять, как вкопанный, то тебе придется снова сушить сапоги, -  говорит она с улыбкой, кивая, что молодой человек стоит в луже. – Заметь, если бы мы ночевали в кронах деревьев, как я и предлагала, воды было бы намного меньше… - она пожимает плечами и возвращается в грот, доставая из походной котомки хлеб и куски зажаренной с вечера дичи. Пахнет она просто потрясающе, и девушка протягивает импровизированный бутерброд сначала своему мужчине, и лишь потом приступает к трапезе сама. – Нужно будет набрать воды, наши фляги совсем пустые, - говорит она вдумчиво, всматриваясь в их запасы. – Мне кажется, что ночью я уловила звук журчащей воды, а значит, где-то поблизости ручей. Если нам повезет, то он выведет нас к реке, а там и до города рукой подать. – Девушка всматривается в Реми, который смотрит на нее, словно ошпаренный. -  Что с тобой? Ты совсем не узнаешь меня? Мне кажется, тебе стоит прислушаться ко мне и не подставляться лишний раз. Вчера нам повезло, но в следующий раз камень, летящий тебе в голову, не будет таким благосклонным, - Мария протягивает руку и с нескрываемой нежностью проводит рукой по виску мужчины. – Ну вот, шишка.. подожди, сейчас что-то придумаем, -  говорит рыжая, проворно цепляя с каменистого помоста, служившего ей спальным местом, кинжал, накидывая плащ на небольшую сумку и лук со стрелами, после чего спрыгивает на траву и поспешно теряется в кустах, лишь немного шурша ветками. Проходит всего каких-то пятнадцать минут прежде, чем девушка возвращается с охапкой листьев и трав, среди которых виднеется большой белый цветок, который тут же помещается в волосы Марии. Девушка рвет собранные растения на мелкие кусочки, а затем, осмотревшись, перетирает их между найденных гладких камней в кашицу, периодически принюхиваясь к ним и добавляя тот или иной листок. В ее родной деревне девушку считали ведьмой и ненавидели, едва не убив, и если бы не Реми, то Мария бы уже давно сгорела на костре. Сейчас же она использовала свои знания исключительно для врачевания. – Ну же, подними на меня свою голову и не ворчи, я пришла с миром, -  ее звонкий голос отражается от стен, а улыбка освещает грот ярче, чем рассветное солнце. – Любовь моя, ну что с тобой? – Мария оставляет едва ощутимый поцелуй на губах мужчины, а затем смазывает шишку на его виске получившейся мазью, после чего промывает руки собранной с листьев водой и садится напротив, убирая кинжал в напоясные ножны и склоняя голову на бок, рассматривая молодого человека. – Ты сам на себя не похож, такой молчаливый сегодня…

+1

4

Девушка начала просыпаться, и он оставил ее одну, вышел из этой пещеры и стал оглядываться вокруг. Какая-то ерунда. Что за парк? Слишком много зелени для обычного городского парка. И одежда. Когда он успел переодеться?
-А? - откликнулся он, опустил глаза вниз, - черт, - он стряхнул воду с сапогов и вышел из этой грязи. В стиралку придется запихивать их целиком. - А напомни мне, почему нельзя было переночевать дома? - удивился он, не меньше он удивлялся и тому, что она, такая милая и симпатичная девушка, так легко переносит такую ночевку, а еще про какие-то кроны деревьев ему рассказывает? Серьезно? Наверное, все-таки серьезно, потому что еда не казалась ему изысканной. Он с опаской берет в руки этот серый хлеб, это мясо, странное. Есть и правда очень хотелось. Реми не ханжа, конечно, но он за последние двадцать лет привык есть по-другому, она даже сам себе уже давно не готовил, потому что в ресторане его отеля был прекрасный ресторан, а эта птичка даже не соленая. Реми все-таки доел, потому что ему не хотелось обижать девушку, на которую смотрел с интересом. Он не мог вспомнить, когда и где они познакомились, почему она так легко себя ведет, почему он не помнит ее? Он открыл флягу, понюхал - пресная вода с характерным запахом. Нет, ну на такое он не подписывался, он закрыл обратно. еще не хватало пить воду из ручья, подцепит еще дрянь какую-то. А еще он только что понял, что девушки крайне чувствительны, потому что она, словно угадывая его мысли, заговорила о его странном поведении, касается его лица, он непроизвольно отшатывается, но...шишка. Наверное, он сильно ударился головой, прям очень сильно, да так, что все забыл. Отлично. Но он же помнит Аши, маму, папу? А вдруг это все неправда? А правда в том, что он живет в лесу и пьет воду из ручья. Нет, нет, он к такому не готов. Так не бывает.
Зато она вела себя, как охотница, ловко прыгала, да еще и с кинжалом в руках. Она скрылась где-то в кусах, а Реми тем временем подошел к ее, кажется, вещам. Поднял колчан со стрелами и лук. Лук был довольно тяжелым, а вот стрелы ему понравились - легкие, ложатся красиво и мягко в руку, он даже натянул тетиву, но не успел испытать, потому что рыжая вернулась из леса, села на камень и стала что-то колдовать. Иначе это и не назовешь, потому что она смешивала какие-то травки. Может быть, он обкурился с легкой руки Аши? Тогда почему рядом не Аши?
-Что ты делаешь? - он подошел поближе и нагнулся к ней. Видимо, зря, потому что она тут же потянула руки к нему, но запах был чертовски приятен - это не ожидаемая мята или мелисса, что-то другое, едва уловимое, как и тот поцелуй, который поверг его в еще больший шок. Отлично. Она не просто его знает, но и в каких-то отношениях называет своей любовью. кто вообще так называет? Как в старом дешевом бразильском сериале, право. Господи, какой дурдом. Он даже не знал, что ей на это сказать, потому что в голове крутилась целая вереница мыслей. Если это был розыгрыш, то он совсем не смешной. Как он должен себя вести? Так,  как никто от него не ожидает.
-Прости, да, я не в своей тарелке сегодня, - он встал с места, по щеке скатился кусок этой кашицы, которую она намазюкала ему, но, вообще-то, боль прошла, поэтому он не торопился ее смывать. - Нам же лучше уйти отсюда? - уточнил он у нее, хотя, наверное, она слушалась его обычно, судя по тому, что они все-таки ночевали в гроте, а не на кронах деревьев.
Он надел плащ, помог одеться и ей, что, наверное, ее немного удивило, но другого решения у него и не было. Он взял колчан и лук, не тащить же не, хрупкой, на себе, хотя он не был уверен, что он легко этим воспользуется, но лук был, словно сделан под него, даже изгиб плеча был учтен.
Они пошли в сторону, где, по ее словам, был ручей. Господи, он даже не знал, как ее зовут. Как об этом спросить?
-Обычно я болтливее? - он постарался улыбнуться, но это было чертовски сложно, потому что Реми не привык так быстро заводить дружбу, только вот у них была уже дружба, и даже больше.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Not Rоbin. Not Hood.


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно