Прошедшие два года для Андромеды были очень насыщенными на события. И не сказать что самыми приятными событиями. И мало того что женщина волновалась за свою семью особенно за Элвина, которого посадили в тюрьму на год, так она еще и переживал свой личностный кризис. Чувства к Эвелин не желали уходить, а сама Меда не понимала как ей быть, просто потому что она всегда считала себя... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] House of Memories


[au] House of Memories

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


House of Memories
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://funkyimg.com/i/2VLVZ.png

Callian Weller-Wentz & Brendon Wentz
Чикаго и иные локации, во время турне брендона с группой

Она поняла, что не может жить без него. Он понял, что никогда ее не отпустит. Месяц назад, они оба познали горечь утраты и поражения. Теперь же... у них есть шанс все исправить!
[video2=332|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/26674599/3179720[/video2]

[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1

2

Месяц... она изводила себя и его на протяжении целого месяца! Не то, что бы моральный садомазохизм входил в перечень ее любимых развлечений, но... все было слишком болезненно. Слишком на грани. Не зря же ее не допускали к работе до тех пор, пока девушка не поговорит с психотерапевтом. А она не соглашалась. Считала, что это ей ни к чему и с каждым разом становилась все ближе к собственному безумию. Ведь она не могла спать по ночам. Не могла заставить себя чем-то заниматься днем. Единственными светлыми пятнами в ее сутках были разговоры с дочерью, но потом становилось только хуже. Потому что ее малышка с каждым днем все больше становилась похожа на отца. Потому что отключая связь, Калли не могла думать о том, а на кого бы был похож их не родившейся ребенок?! Да, она больше не винила мужа в том, что случился выкидыш. Ей довольно популярно и чуть ли не на пальцах объяснили, что всеми своими сверхурочными часами в отделении она настолько истощила свой организм, что все в любом случае закончилось бы так, как закончилось. И от того ей было стыдно... стыдно за свои обвинения... стыдно за то, что хотела причинить куда большую боль, чем та, что они оба испытывали в тот момент...
  Она чувствует, как муж встает с постели. Слышит его разговор с кем-то и... продолжает делать вид, что крепко спит. Нет, она еще не готова встретиться с ним лицом к лицу. Да, ночью, когда они снесли между собой высоченную стену из молчания пополам с отчуждением, она уже все для себя решила! Но ей все равно нужно время. Время, что бы разложить все по полочкам и оставить прошлое в прошлом. Заткнуть к чертям все сомнения и просто поверить! Поверить в то, что он бы никогда, никогда не причинил бы ей подобной боли осознанно!
  Легкий поцелуй в плечо и тихие слова о том, что ему нужно уходить. Девушка слышит удаляющиеся шаги, слышит, как щелкнул, закрываясь, замок на входной двери и... переворачивается на спину и открывает глаза. Ей пора собираться. Нужно уходить до того, как он вернется, но... что-то не позволяет. Потянувшись всем телом и откинув одеяло, Каллиан натягивает на себя одну из рубашек мужа и направляется в сторону кухни. Она старается не вспоминать о том, что происходило в этой квартире месяц назад. Вместо этого, она старается думать о прошлой ночи и о том, что Брендон в первые в слух сказал, что любит ее.
  Открыв холодильник, Калли наблюдает при удивительнейшую картину - он абсолютно пуст! Даже дохлой мышки, и то не было! Стесняюсь спросить, а чем он меня кормить собирался? Таблетками своими? Взяв свой телефон, который обнаружился на трюмо в прихожей, девушка не задумываясь заходит на сайт гипермаркета и делает заказ продуктов с доставкой на дом. При этом, она смотрит на свои кольца и понимает, что... хватит! Хватит страдать херней и мотать нервы не только себе, но и ему. Быстрым жестом, словно боясь передумать, Венц протягивает руку и берет их, что бы вновь надеть и никогда уже не снимать!
  К тому моменту, когда курьер привез ей продукты, девушка успела принять душ и переодеться. Более того, она даже договорилась о встрече с психотерапевтом, так как пришло время вернуть не только своего мужа, но и свою работу. А потом... когда турне Брендона подойдет к концу, когда они прояснят между собой все вопросы, то на Рождественские каникулы отправятся в Лондон. И соберут там за одним столом всю свою семью! Именно с этими мыслями она и принялась готовить.
До начала турне оставалось еще три дня. И все эти три дня девушка собиралась избегать мужа. Да, жестоко, но это ей сейчас было необходимо. Необходимо для того, что бы они оба знали - ее решение вернуться к нему было осознанным и взвешенным. Что она не попалась в ловушку собственных чувств и вины. И приготовление пищи...оно словно должно было дать ему понять, что она не ушла; что ей просто нужно все осмыслить. Это было словно обещание того, что очень скоро она вернется уже окончательно
  К своему собственному удивлению, Каллиан успела все приготовить и уйти ло прихода мужа. Такси как раз отъезжало от подъезда, когда во двор въезжал Брендон на своей машине. Слава Богу... мне просто... мне просто нужно немного времени... а через три дня... через три дня я вернусь в нашу квартиру и избавлюсь от всех призраков, которые там поселились! Откинувшись на спинку сидения и прикрыв глаза, Венц попыталась настроиться на выматывающий душу разговор со специалистом.

[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1

3

[sign]https://funkyimg.com/i/35Edv.gif[/sign][icon]https://funkyimg.com/i/35Edu.png[/icon][nick]Brendon Wentz[/nick][status]We're Not Gonna Take It[/status][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Брендон Вентц, 34</a></div>Бывший повар, бывший пилот, хреновый наследник, но любящий отец и подающий перспективы муж, который любит горланить песни со сцены</div>[/lz]
Блядь!
Эта была первая мысль, которой встретило его утро. Первая мысль которая пробралась ему в голову заставляя приподняться в постели и ответить на гребаный телефонный звонок менеджера.
Что это было вчера? Всплеск эмоций или хрупкая надежда на то, что все между ними может придти в норму? Он так старался быть правильным, старался выдерживать дистанцию не поддаваясь на ее желания, и ведь почти получилось, пока она не смогла разозлить его, пока не смогла вывести из состояния самоконтроля, и получить то, чего она хотела.
В воздухе все еще витали запахом отголоски их секса, которые вмешивались в не самый свежий запах прокуренной квартиры. Прикрывая глаза он помнил то, как схватил ее, как вдавливал в кровать лишая всяческих прелюдий, лишь жесткое желание и их необходимость друг в друге, которую следовало уничтожить. К чему эти надежды, если он прекрасно знает, что не справился, что облажался в роли семьянина. Она не верила ему, при том, что он был готов предоставить все доказательства. Она не слышала, как отчаянно он кричал, стараясь доказать ей, что ничего не помнил. Но сейчас он понимал, что поступил она правильно, он конченная личность, что собственной глупостью лишил себя всего.
Но легче вот не становилось, ни на миг, от осознания вернуться вновь в холодную пустоту одиночества.
Он взял смартфон заглушая звук, и спрыгивая с кровати, дабы быстро переместиться в коридор, сегодня надо было подписать все бумаги для отъезда в тур и скорректировать сет-лист. Работа не стояла и дел перед отъездом прибавлялось.
- Окей, скоро буду, не кипишуй! - ухмыльнулся Брендон возвращаясь в спальню в поисках чистых вещей.
Каллиан... Как он посмел разбить ее сердце, растоптать все, на что надеялся. Видно отец всегда был прав, что он не годен ни на что серьезное, лишь трахать легкодоступных партнеров и нажираться в хлам.
Блядство! Ведь еще с Каном он должен был понять, что он просто не способен, просто не умеет не лажать.
Но Каллиан... Он искренне любил ее, нуждался в ней, желая чувствовать ее присутствие, вдыхать запах ее волос, подшучивать, как идиот и вечно делится с ней всем не скрывая своего детского восторга. И рядом не было Ивон... Как он посмел предать ее, ту ради кого он клялся стать серьезнее, стать ее рыцарем, ее защитником и другом. лучшим отцом на свете, но он все проебал с ее матерью, и понимал, что не простит себя.
- Мне надо на работу, - губы коснулись ее плеча, и Брендон ухмыльнулся, от нее все еще веяло алкоголем, и он был рад, что она все еще спала, ведь он не знал, что мог бы ей сейчас сказать.
Он вышел на улицу, и закурил, впуская в легкие клубы терпкого дыма. Чикаго он огромный быстрый, и предоставляющий столько возможностей, но Лондон, Лондон был всем, был его домом, был местом, где он приобрел, а Штаты лишь окатили ледяной реальностью.
Рабочие часы оказались слишком суетливыми, много мест, много вопросов, и новые коррективы, что необходимо было принять, к тому же, все решили просмотреть последние материалы Брендона, его песни, что сочли в последний раз слишком драматичными для предстоящего альбома.
Очередной вдох никотина, и автомобиль въехал на парковку многоквартирного дома.
Вентц не спешил покидать машину, смотря подобно зомби в одну точку.
Мыслей было слишком много, что желание забыться стало физически ощутимо, но придется довольствоваться только бренди, ведь Каллиан позаботилась о том, чтобы в квартире не было наркотиков.
Сигнализация издала звук, и Брендон пошел к лифту, туша окурок у ближайшей мусорки.
В квартире было пусто.
Вот и все...
Он скинул обувь проходя на кухню, желая поскорей достать бутылку, и понимая, что явно что-то изменилось. Пахло едой и нотками того уюта, что казалось бы уже был полностью утрачен в этих станах. Он открыл холодильник, обнаружив там еду.
- И все же, ты любишь оставлять последнее слово за собой.
Губы зажали фильтр никотиновой палочки, и палец приподнял крышку зажигалки, чтобы огонь подпалил конец сигареты.
Он извлек ближайшую тарелку и прошел в комнату, включая компьютер.
Брендон поставил тарелку и отправился в уборную помыть руки после улицы, заглядывая в спальню, что била подобно хлыст пустотой. Пока его взгляд не упал на тумбочку.
И что все это значит?
Ее кольца там не было.

+1

4

Дорога до ЧикагоМед казалось ей вечностью. Пробки... машины и люди... Раньше, в Лондоне, ей никогда не приходилось тратить столько времени, что бы добраться от их квартиры на работу. Не смотря на то, что разум еще противился и пытался доказать своей хозяйке, что она совершает ошибку - подсознание уже вернулось к привычным "мы", "наше", "мой"... Калли сидела на заднем сидении такси и пыталась представить то, чем именно сейчас занимался муж и в каком настроении находился. Понятно, что он был не в восторге от ее побега, это у нас уже своеобразная традиция - каждый раз, когда что-то идет не так - я просто сбегаю! Единственное, что успокаивало девушку - запасов таблеток в данный момент у него не было и, что куда важнее, она знала способ, как сделать так, что бы желания и не возникло. Достав телефон, молодая женщина набрала номер матери.
- Привет, мам, как вы там? - Калли знала, что в данный момент мать испытывает если не шок, то удивление. Ведь за последний месяц она еще ни разу не слышала свою дочь столь умиротворенный. -Я собственно, почему звоню, у меня не получится сегодня пообщаться с Ивон, так как я сейчас еду на работу для встречи с психотерапевтом. Поэтому, я тебя очень прошу - набери Брендона и пусть они пообщаются! Я ведь правильно понимаю, что за этот месяц он ни разу не видел и не слышал дочь?! - она понимает, что не должна так с ней разговаривать. Прекрасно понимает, что у матери появится слишком много вопросов.
  - Калли, что ты творишь?! Тебе одного раза мало было? - Венц отчетливо слышит злость в голосе матери, а еще, понимает, что за злостью она пытается скрыть свое беспокойство. И только поэтому девушка и подавляет свое раздражение.
  - Мам, со своими отношениями мы разберемся сами. Потому что это касается только нас. Поэтому, повторяю, пожалуйста, позвони сейчас Брендону и пусть он пообщается с Ивон. Какие бы недоразумения сейчас между нами не царили - это не означает, что он плохой отец. Ладно, поцелуй от меня дочь, а я уже добралась до больницы. - расплатившись с водителем и вскинув голову на махину больницы, Каллиан с трудом подавляет судорожный вздох и, с псевдо уверенной походкой, входит в нее...
  - Каллиан, расскажи мне, почему ты все же передумала и согласилась на сеанс? Ведь мы должны были встретиться еще месяц назад, но... - голос доктора Озерански звучит крайне мягко, в то время как сама девушка стоит к ней спиной. Ее взгляд устремлен на улицу, что расположилась за окном. Со стороны может показаться, буд-то она не здесь; буд-то не слышит очередного заданного вопроса, но это не так... она просто думает над тем, как обличить свои чувства и мысли в слова.
- Скажем так, произошло событие, которое встряхнуло меня и показало, насколько ничтожной я делаю свою жизнь. Я всегда мнила себя сильной, но события месячной давности наглядно продемонстрировали, что это совсем не так. - в ее голосе слышится усмешка. - Вместо того, что бы поверить мужу и сдержать данное ему обещание, я предпочла сдаться. Предпочла обвинить его во всех смертных грехах, хоть и знала - это уничтожит нас не только, как пару, но и как личностей. Я запретила ему писать, звонить или приближаться ко мне. Но сама, каждый день, каждую чертову ночь надеялась на то, что он, как всегда поступит по своему! А он не поступал... он искренне верил в то, что держась от меня по дальше - делает только лучше. И за это я ненавидела его еще сильнее. Я нуждалась в нем!.. - она и не подозревала, что разговаривать будет на столько лего. Быть может, ей даже стоило сделать это сразу? И тогда не было бы этого месяца. Не было бы этой любви с привкусом таблеток и боли. Да нет... были бы... ведь только после этой ночи я сумела принять не только события прошлого, но и необходимость данных сеансов!..
  Из кабинета доктора Озерански Калли вышла только через четыре часа. Обычно, сеанс длится не более часа, но, у психотерапевта сегодня больше не было пациентов, а Каллиан, как говорится, "прорвало". К удивлению ординатора, разрешение к работе, пусть и ограниченное, она получила сразу же. Понятно, что ей все еще запрещено оперировать, но в приемном всегда полно работы. Да и заполнять карты так же кому-то необходимо. Сейчас Венц направлялась в кабинет к шефу хирургии, что бы передать ей подписанное разрешение и узнать, когда ее поставят в график.
  - Хорошо, доктор Уэллер. Я рада, что Вы наконец-то взяли себя в руки и решили вернуться к работе. Можете выйти завтра. На стандартную смену.
- Спасибо, шеф. И, если Вас не затруднит, то доктор Венц, не Уэллер. - прошлое должно оставаться в прошлом...
  На улице давно уже стемнело, а девушка все продолжала стоять на набережной и смотрела на мутные воды Мичигана. Она не собиралась возвращаться домой. Изначально. Она собиралась все эти несколько дней держать от мужа дистанцию, но Озерански подробно объяснила ей, почему этого делать не стоит. Ведь, раз решение уже принято - глупо пытаться делать вид, что это не так. Она должна пойти домой. Должна быть рядом. И, раз не готова еще обсуждать случившееся - просто сказать об этом мужу. На словах это всегда проще, но на деле... с другой стороны - мне предстоит провести дома лишь ночь... потом я заступаю на двое суток...
  Она не знала, что сказать мужу. Не знала, как он отреагирует на ее появление и в каком настроении будет. Единственное, на что надеялась молодая женщина, так это на то, что мать выполнила ее просьбу и Брендон действительно пообщался с дочерью. Открыв входную дверь и войдя в прихожую, Каллиан закрывает за собой дверь и прислоняется к ней спиной. Она ждет... чего ждет? Она и сама не знает. Просто, в последний момент ей стало дико страшно. Страшно от того, что ее здесь могут и не ждать вовсе...

[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1

5

Большие мальчики не плачут, они вообще должны быть самостоятельными и не вестись на провокации жизни, и если обосрались, принимать это с достоинством.
А он всегда знал, что напортачит, поэтому не заводил отношений, ничего никому не обещал. Он просто летал со своим чокнутым экипажем и не задумывался о том, что жизнь может быть столь изменчива.
Он опустился на кровать, смотря в потолок. Его большие надежды рушились. Но, гребанная, ебучая надежда все ещё теплилась где-то под сердцем. Он слишком импульсивный, и сейчас ему стоило сосредоточиться на своей карьере, ведь хоть что-то он не должен всрать.
Телефон зазвонил и Брендон с удивлением посмотрел на то, что видеозвонок был от миссис Уэллер.
Что-то случилось?
Брендон резко сел на кровати осматриваясь по сторонам и ища удобный задний фон, резво приглаживая взъерошенные волосы.
- Доброго дня, миссис Уэллер, - широко улыбнулся Вентц, пытаясь чтобы его лицо выглядело непринужденно, а не было перекошено гримасой паники или удивления.
- Здравствуй, Брендон, - холодный тон матери Каллиан и плохо скрываемое неудовольствие.
"Так, что происходит?"
Он промолчал, ожидая того, что последует дальше.
- Сегодня позвонила моя дочь, и сказала, что не совсем верно ограничивать твое общение с Ивон.
Брендон шумно и облегчённо выдохнул, ощущая, как сердце совершило жизнерадостный кульбит. Он любил свою Звёздочку, свое маленькое счастье и он не смел пока ни требовать, ни делать встречи со своей дочерью. Ему было стыдно, но возможность увидеть девочку, стало подобно лучом солнца в беспросветном мраке.
Он увидел, как Ивон оказалась на руках миссис Уэллер.
- Смотри, Ив, кто это у нас тут, а, это твой горе-отец! - нараспев проговорила женщина, и девочка улыбнулась шире, заставляя Брендона лишь сильнее ощутить эту боль потери.
- Эй! Привет моя красавица! Как ты выросла! Эй, у кого это такие большие глазки? Скучаешь по отцовским колыбельным песнопениям? - он прокашлился, и театрально запел, - Холод, ветер, горный дождь,
Поток воды застылый.
Большую ледяную мощь
Мы расколим дружной силой.
Руби этот лед, чистый и злой.
Борись за любовь, а страх долой.
Наслаждайся красотой.
Ивон весело засмеялась и Брендон широко улыбнулся:
-Да, я знал, что ты моя самая преданная фанатка.
Он ещё около получаса говорил с Ивон, радуясь тому, что и на лице суровой миссис Уэллер порой проскальзывал плохо скрываемая улыбка. Да, он мог быть плохим другом, плохим мужем, ужасным сыном, но он не хотел и не желал быть плохим отцом. Ивон слишком много значила для него, она была той, ради кого он действительно хотел измениться, пытался меняться.
Он отключил видео-звонок и выдохнул. Приятное чувство облегчения прошло по его телу, по лёгким, что захотелось что-то сделать.
Он встал с кровати и распахнул шторы, позволяя свету проникнуть в комнату.
- Так, пришло время большой уборки! Кстати, а где тут пылесос?
Убираться оказалось не так уж и весело, но желание привести все в порядок в жизни должно начинаться с малого, например с жилища.
И не смотря на криворукость в домашних делах, Брендон весьма неплохо постарался, чтобы придать более менее опрятный вид квартире. Осталось собраться в тур, и выбрать какие костюмы отправятся с ним.
Он собрал чемодан, планируя следующие дни провести в желании отоспаться и отрепетировать шоу ещё раз с группой. Он был уверен, что Каллиан не появится в ближайшее время, и уже казалось смирился с этим.
Брендон придвинул вещи для поездки поближе к чемодану, когда услышал открывающуюся дверь.
Удивлённо хлопнув глазами он вышел в коридор встречаясь взглядами с Каллиан.
- При-ивет? - неуверенно проговорил Вентц оставаясь в проходе. Он был растерян, и не понимал, что ему надо делать.

+1

6

Она не знала, правильно ли поступает, идя на поводу у советов психотерапевта. Да, она отчаянно, до судорожно сведенных пальцев рук, хотела верить ему. Хотела оставить все по зади и просто быть счастливой, но разум отчаянно сопротивлялся. Вот только она справится с ним. Она сумеет совладать с собой и услышит все, что он захочет ей сказать. Если еще захочет. Она стоит прижавшись спиной к двери и не отваживается от нее отойти. Что, если он действительно не ждет ее возвращения?! Но, к счастью, до того, как она успела накрутить себя до очередного срыва, в коридоре появился Брендон. Он действительно не ждал ее возвращения, но, по крайней мере Калли хотелось на это надеяться, был этому рад.
  - Привет... - ее голос звучит устало, а на губах появляется вымученная улыбка - Мама звонила? Как Ивон? У меня сегодня не получилось с ней пообщаться... - она задает вопросы и, не давая Брендону времени ответить, задает следующий. Она боится и его ответом, и его вопросов. Но еще больше она не хочет тишины. Она устала от нее. Устала быть одной. ей просто жизненно необходимо чувствовать, что он здесь. Рядом. Скинув с ног туфли, которые порядком утомили ее за день, девушка начинает движение в сторону спальни - Ты ужинал? Нужна помощь со сбором вещей в турне? - все ее вопросы звучит так обыденно и привычно, что на мгновение ей самой же становится не ловко.  Потом...анализировать все буду потом... сейчас мне нужно переодеться. Мне нужно почувствовать, что я дома.
  Оказавшись в их комнате, девушка с неудовольствием замечает, что муж уже сам определился с вещами. А ведь обычно они делали это вместе. Обычно... можно подумать, что сейчас у нас все именно так. Именно обычно! Едва заметно ударившись лбом о створку шкафа, Венц все же принялась переодеваться в любимые спортивные штаны и, по привычке, одну из футболок мужа. Когда же она вновь обернулась к мужу, то...
  - Я сегодня была у психотерапевта. Правда, я должна была прийти к ней еще месяц назад, но... боялась. Боялась говорить о том, что тогда произошло. Боялась того, что это сломает меня окончательно. - говоря все это, она подходит к его вещам и машинально начинает укладывать их в чемодан. Она не может на него сейчас смотреть, но ей необходимо что-то делать - И сегодня, разговаривая с ней на протяжении четырех часов, я поняла одну простую истину. - сев на кровать и все же посмотрев на мужа, она уверенно произносит - Я поняла, что смогу жить без тебя. Смогу быть счастливой, со временем, но... я не хочу этого, Брендон. Я не хочу учиться жить без тебя. Я не хочу, что бы все заканчивалось. Я поняла это еще сегодня ночью, в принципе. Я ведь сказала тебе, что просто не смогу уже от тебя уйти. И... я верю тебе. Верю в то, что ты бы никогда не причинил мне подобной боли осознанно. Я хочу в это верить. Мне необходимо в это верить! - она понимает, что сама же себе противоречит. Она знает, что этими своими метаниями наверняка причиняет ему боль, но... так будет до тех пор, пока они все не выяснят. Пока действительно не оставят все в прошлом. Встав с кровати, девушка молча направляется обратно в коридор, к своей сумке.
  Прежде чем покинуть больницу, Каллиан все же зашла в лабораторию и забрала анализы Брендона. Те самые, которые они сделали в тот злополучный день. Она не смотрела результаты. Не вскрывала конверт, так как решила, что если они и узнают результаты, то только вместе. Вновь подойдя к мужу, девушка протягивает ему конверт.
- Я не знаю результатов. Не стала вскрывать. Просто... я хочу, что бы ты знал: я остаюсь не потому, что получила какие-то доказательства. Я остаюсь потому, что хочу этого. И потому, что хочу тебе верить... Я знаю, что нам потребуется время, что бы оставить все в пошлом. Как знаю и то, что какое-то время со мной будет очень трудно, но... пожалуйста, теперь, когда я, кажется, готова тебя услышать... пожалуйста, расскажи все, что произошло тогда... - или просто меня обними. Просто прижми к своему телу и позволь вновь почувствовать себя цельной! Ей нужно это... ей так сильно нужно вновь почувствовать себя его...
[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1

7

Это было действительно странно, видеть ее тут, стоящей в коридоре после всего, и смотрящей в его сторону. Что это означало? Ему было трудно понять что происходило в голове его пока еще жены, и трудно понять, что ему следует чувствовать, и что он чувствует сейчас. Возможно, вчера он перестарался с применением силы, но это было им нужно и вроде все понравилось, просто отдаться этому безумию, этой жажде и нужде друг в друге.
- Да, звонила, - Брендон размашисто почесал затылок, - Она так выросла... Ну, Ивон, а не миссис Уэллер, конечно... Но, кажется и мисс Уэллер не столь сильно хотела меня убить, хотя кажется она лишний раз убедилась в том, что я придурок.
Он пожал плечами, состроив театральную гримасу разочарования и досады, разводя руки в сторону.
- Да, ужинал, спасибо, это было мило с твоей стороны, - черт, как хотелось сделать всегом несколько шагов вперед, чтобы просто ее обнять, и не чувствовать больше этой грязи на своем теле, которая все еще обжигала и давила его, заставляя рождаться в его голове самые отчаянные и страшные мысли.
- Нет, мне кажется, я уже все собрал. Ну, конечно что-то забуду, но не критично. Главное костюмы и зарядка от телефона с документами.
Брендон лишь отступил в комнату, когда Каллиан просто прошла в их комнату осматриваясь по сторонам, явно что-то оценивая и о чем-то думая, наверное она оценивала насколько у него кривые руки наводить порядок, ну что поделать, чистотой он никогда не отличался, точнее он любил порядок в студии, в своих записях, а остальное творческий хаос.
Он посмотрел на то, как Каллиан стала переодеваться, и в его лице отразилось сомнение и еще большая озадаченность, тем, что вообще творится, вокруг него, что надумала его супруга, и прозвучавшее слово "психотерапевт" уже больше расставило все по местам, и он прислонился спиной к стене скрестив руки на груди.
Продолжай.
Его лицо стало спокойным и показательно заинтересованным.
Она говорила, делая машинально привычную для нее работу, проявляя заботу, которою он явно не заслуживал, на на его сердце стало слишком тепло и уютно.
Ее слова, они цепляли его за душу, с болью выворачивая и заставляя ненавидеть себя еще сильнее.
- Я бы никогда не причинил тебе боль. И я говорил тебе, в моей жизни было достаточно связей, чтобы я остановился, и мне это вообще не нужно было. Поверь мне, так как я ненавижу себя, ты меня не можешь ненавидеть.
Он опустил глаза, осекаясь, он больше не мог это говорить, не хотел, он не простит себя, потому что не сможет, даже если его простит Каллиан.
Он поднял глаза на ее словах, и ему показалась, что все эмоции мира накрыли его.
- Калли, я... - она выдохнул,- Я не прощу себя за это, за эту глупость, которая привела к подобной подставе. Я повел себя, как ребенок, но, но я так рад, что ты веришь мне.
Она сделал широкий шаг в сторону, и крепко прижал к себе хрупкое тело своей жены. Она так приятно пахла, и он он слышал, как быстро бьется ее сердце.
- Он представился приятелем отца, пришел со своей знакомой или подругой, я не помню, помню, что отдаленно похожа на тебя. Дальше мы выпили, кажется он предложил и послал меня за льдом или я просто пошел на кухню. А дальше как в тумане, только помню утро и тебя. Поверь мне, это что-то сильно психотропное, как бывший наркоман говорю. Я никогда, слышишь, никогда!- он взял пальцами ее за подбородок, заглядывая в ее глаза,- Я бы никогда так с тобой не поступил. Ни с тобой, ни с Ивон. Я был мудаком, когда у меня не было семьи, сейчас я не хочу больше этого. Я хочу стать достойным тебя.
[nick]Brendon Wentz[/nick][status]We're Not Gonna Take It[/status][icon]https://funkyimg.com/i/35Edu.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35Edv.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Брендон Вентц, 34</a></div>Бывший повар, бывший пилот, хреновый наследник, но любящий отец и подающий перспективы муж, который любит горланить песни со сцены</div>[/lz]

+1

8

Она не тешила себя иллюзией о том, что теперь все останется в прошлом и будет хорошо. Не занималась самообманом относительно того, что эта ситуация больше не будет всплывать в их жизнях. Но понимала еще и то, что они оба хотят сохранить свою семью. Оба пострадали так, что Каллиан знала - встретит ту шлюху на улице и с радостью расцарапает ее ебало в кровь! Да, где-то, в глубине мозга, все еще жил червячок сомнения, но она его раздавит. Просто потому, что не хочет жить в сомнениях; не хочет рушить свой мир! Да, возможно, она еще пожалеет о том, что поверила, но... ведь может и не пожалеть, правильно?
  Девушка слышит ответы мужа об Ивон, своей матери и прочем, но... они доносятся до нее словно сквозь туман. Словно вся квартира находится в этом гребанном тумане ровно до того момента, пока она не оказывается в его объятиях! И в тот момент все становится на свои места! Туман рассеивается, а память услужливо подбрасывает ей все то, что сказано было чуть ранее. И от того, сколько боли слышится в голосе мужа - Каллиан хочется просто отойти от него и больно побиться головой об стену. Но она не делает этого. Лишь еще сильнее прижимается к нему всем телом и сминает пальцами ткань его футболки. Сейчас ей просто жизненно необходимо чувствовать этот контакт. Чувствовать тепло его тела и бешенный стук сердца под ее щекой.
- У меня нет ненависти к тебе... я хотела тебя возненавидеть, что уж тут скрывать, но это невозможно. Невозможно ненавидеть того, кого любишь... даже тогда, месяц назад... мать хотела, что бы я уехала с ними, но я не могла... не могла, потому что знала - если уеду, то это действительно будет конец... - она первой находит его губы. Первой целует. И в этот раз уже не чувствуется горечь. Этот поцелуй скорее похож на мягкий бальзам, который пытается исцелить все душевные раны. А затем она прерывает его... отстраняется от мужа и внимательно смотрит ему в глаза, чуть склонив голову на бок - Предлагаю перейти на кухню, так как я, в отличии от тебя, сегодня еще не ела. - и вновь на ее губах появляется чуть усталая улыбка, после чего она спрашивает - Что сказал твой отец? Выяснил, кто это был? - на самом деле у нее было много вопросов. Слишком много для этого вечера, учитывая, что через два дня ему улетать, а она... она эти двое суток будет в больнице.
- По поводу Ивон... - внезапно произносит Калли, пристально глядя в глаза Брендона - Мать должна была тебе звонить минимум раз в два дня и давать вам общаться. Она знала мою позицию. Знала, что происходящее между нами, не должно затрагивать нашу дочь. - после чего все же уходит на кухню. Сегодняшний вечер... он обещает быть эмоционально тяжелым. Он обязательно вскроет все раны и вычистит из них скопившееся нагноение. Они действительно были слишком беспечны. Думали, что все ошибки остались там, в Лондоне, и что здесь им никто не помешает быть счастливыми. Вот только они ошиблись. Ошиблись на столько фатально, что если бы не их болезненная любовь и взаимное притяжение - все закончилось бы сразу. Без сантиментов. Без попыток наступить на горло логике и просто поверить!
- А по поводу глупости... мы оба были хороши, Брендон. Вместо того, что бы отключить эмоции и включить голову - я предпочла пойти на поводу именно у эмоций! А ведь, не сделай я этого, то еще тогда поняла бы - это постановочное видео... ведь, кому, как не мне, знать о том, что ты любишь за закрытыми дверями спальни. - да, она действительно рассматривает все произошедшее с точки зрения разума. Хватит уже эмоций и той боли! Здесь и сейчас она хочет просто ловить момент. Ведь не известно, что еще им уготовила Судьба!
- Что известно группе?..

[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1

9

- У тебя может и нет, но у меня она есть, к себе, - он сильнее прижимает ее к себе, ему нравится ощущать ее тепло, нравится запах ее волос, ощущение близости, и той зыбкой надежды, что все может встать на круги своя, пусть не сразу, ведь он сейчас не может нормально переломить себя, чтобы прикасаться к Каллиан. Вчера это была злоба, было раздражение, а сейчас стоило быть более рассудительным, чтобы позволить все принять. По крайней мере ему надо было принять себя.
- Я думал ты уйдешь, - проговорил он ей в макушку, прикрывая глаза и боясь обнаружить, что все это лишь галлюцинация, и стоит ему очнуться он обнаружит себя на полу в квартире вновь накаченным препаратами, которые рисовали столь оптимистичную, сказочную картину в его голове.
Ее глаза, он так скучал по ним, по тому, как она смотрела на него, как мысли ее отражались в них. И все еще не верил в то, что все это происходит не в его больной голове.
Он чувствует ее поцелуй и мягко отвечает ей, но дискомфорт прошел по загривку, вновь позволяя ощутить всю грязь, что впиталась в его кожу с того злополучного дня, разрушительного.
- Да, хорошо, идем...
Она вышла из комнаты, а он просто пошел за ней, доставая очередную сигарету и закуривая, ибо нервы натягивались все ощутимее поджимая горло, и не понимая, что ему следует сделать, он был потерян, и смирение слишком четко протекало по его артериям, он уже принял все, и у него больше не было накала. Он просто кончился... Брендон был пуст, он устал, и это накануне его тура, которого он так долго ждал, но который стал омрачен.
- Он сказал, что у него два человека в подозрении. Один явно бесновалась по поводу объединения наших семей, хотя по мне это глупо, бизнесы не слились в едино. да и родители не общаются, да и мы не зависим от всего этого, это же не деловой-договорной брак. Второй скорее личная неприязнь к семье. И возможно когда-то  обидел чью-то дочь... - он поджал губы,- Но я никому ничего не обещал никогда, до тебя конечно. Но все очень мерзко... И отец сказал, какой я придурок...
Брендону было неприятно говорить об этом, но он понимал, что это необходимо, это походило на вскрытие нарыва, который должен был гноить, пока рана не очиститься, пока не пойдет кровь.
- Он мен особо не посвящает в дело, как ты поняла, сказал, что ему не повезло с сыном, ну все как всегда, - скривился Брендон, присаживаясь на стул.
Да, не гневись не нее , я бы не хотел, чтобы Ивон видела метя в том виде, в котором я был в эти дни, да и я не знал, как смотреть в ее глаза. Ведь я всегда хотел быть ее героем. Но мне не хватает ее, теперь думаю, что все пропущу.
Высказывание Каллиан заставила Брендона распахнуть глаза, и подавить усмешку смешанную со смущением, впрочем короткий смешок все же вырвался из него:
Может и ничего и не было? - он напряг голову,- Я столько дней пытался хоть что-то вспомнить, но ничего, я сомневаюсь что у меня бы даже встал в таком состоянии... Но потом мне было слишком плохо... Даже не знаю на что похоже..
он опустил глаза в стол, он вообще напоминал в этой ситуации нашкодившего ребенка, только ставки были уж слишком высоки.
- Да особо ничего, я не смог рассказать, сказал что ссора и разъехались. Они конечно пытались утешать, но... Мэри очень рвалась в бой, еле остановил...
Он посмотрел на Каллиан:
Как на работе? Тебя отстранили? Я честно говоря не знаю, как себя вести, я просто чувствую себя сломленным и опустошенным. Но такое ощущение, будто я наконец-то готов содрать с себя всю кожу прошлого.
[nick]Brendon Wentz[/nick][status]We're Not Gonna Take It[/status][icon]https://funkyimg.com/i/35Edu.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35Edv.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Брендон Вентц, 34</a></div>Бывший повар, бывший пилот, хреновый наследник, но любящий отец и подающий перспективы муж, который любит горланить песни со сцены</div>[/lz]

+1

10

  - Глупый... - тихо шепчет Каллиан, прижимаясь щекой к его груди - У нас у обоих есть прошлое... и каждый совершал в нем ошибки. Я никогда об этом не рассказывала, но... моя ошибка привела к тому, что брату пришлось выбирать: выполнение задания или же спасение моей жизни. Он выбрал второе и поплатился за это как своей карьерой, так и свободой. И если бы отцу Авроры не приспичило сделать его ее охранникам... не факт, что отцу удалось бы его вытащить. - она действительно никогда об этом не рассказывала никому, кроме родителей. Потому что отец должен был знать, из-за кого его старший сын оказался в тюрьме. Должен был его спасти! - Это было не за долго до нашего знакомства... - она говорит это с мягкой улыбкой, а затем продолжает - Отпусти это... не надо испытывать к себе подобное чувство... - она не хотела, что бы он ненавидел себя. Не хотела, что бы это его чувство становилось между ними. Мешало все исправить.
- Нет... не уйду... правда в начале думала выдержать паузу и вернуться в квартиру уже после твоего отъезда... Просто я не знала, как вести себя и что говорить. Не знала, как встретишь меня, после всей той агонии, через которую я вынудила нас проходить. - да, всегда и во всех проблемах виноваты оба. Кто-то больше, кто-то меньше... но всегда ответственность несут оба!
  Оказавшись на кухне и слушая рассказ мужа относительно того, что узнал и думал его отец - Каллиан в очередной раз чувствовала неприязнь к этому человеку! Ей, выросшей в окружении любви и поддержки, было не понятно такое поведение родителя мужа! Не выдержав и со злостью толкнув тарелку, которую только что достала из холодильника и резко оборачивается к мужу:
- Забей! Ты ведь знаешь, достойным сыном ты был бы только тогда, если бы отказался от музыки, нацепил костюм и просиживал свой зад в офисе! А, ну и заодно, если бы не смел с ним спорить! Вот только это уже был бы не ты... не тот мужчина, который умудрился украсть мое сердце всего лишь за два дня! - она искренна в своем порыве. Она действительно так думает. - И, Брендон, давай откровенно? Если бы не твое прошлое - ты не смог ценить то, что у тебя есть в настоящем. А твои песни... они бы не были на столько "живыми"! - да, она видит, что он раздавлен. Чувствует, что он сейчас нуждается в поддержке куда сильнее, чем она. Ведь, весь прошлый месяц у нее были мать, сестра и Ивон. А кто был у него? Группа, но им он не мог рассказать всего. Семья? Сомнительно... а ведь ему тоже было больно. Но только из-за подставы, но и из-за того, что они потеряли ребенка.
  Еда была забыта, а сама Венц подходит к мужу и вынуждает его вскинуть голову и посмотреть ей в глаза. Едва касаясь, Каллиан нежно очерчивает контур его лица, пропускает сквозь пальцы шелковистые пряди волос и молчит. Она просто смотрит в его глаза какое-то время, а после произносит:
  - Ты всегда будешь ее героем. Потому что ради нее - ты свернешь горы и развернешь русла рек! Ты любишь ее. И для нее это главное! Как и для меня. - взяв его лицо уже в обе руки, Венц продолжает - А на счет того, что было или не было... это уже не важно! Это прошлое! И нам нужно оставить это в прошлом! - она не целует его, так как чувствует в мужчине некий протест, который ему не подвластен. Именно поэтому она и проводит по его губам подушечкой большого пальца, а после отходит от него. Все, еда была забыта, а аппетит пропал окончательно. Наверное, именно поэтому она и достает из холодильника две бутылки пива и, открыв их, одну ставит перед мужем. Со своей же она отходит к окну и закуривает:
- Да, отстранили. Таковы правила, ведь у меня был срыв. Правда, после сегодняшнего сеанса, мне дали частичный допуск. Я могу работать в приемном и с картами, но вход в операционную пока воспрещен. Да это и правильно... - его растерянность, его потерянный вид... они полностью зеркальны ее собственным чувствам, ее собственным страхам. - Тогда мы в равном положении. - она говорит это со смешком, после чего делает несколько глотков пива - Не надо сдирать... достаточно просто оставить прошлое в прошлом... Правда... этот вечер - единственный, что у нас есть до твоего отъезда. Завтра я выхожу на двое суток. Во сколько у вас вылет?

[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1

11

Слишком много вины внутри него, она слишком горькая на вкус, она ядовитая, разжигающая, заставляющая ненавидеть себя. Пусть Каллиан рядом, говорит, что это прошлое, что она готова простить, только он... Он не готов простить себя, он не знает, как сможет смотреть ей в глаза, как сможет прикасаться к ней после всего, что натворил. Пусть он не уверен в том, что что-то было, он даже уверен в том, что не было, но он подвел ее, хотя он так всегда боялся этого.
- Ты не говорила о своем брате, - выдохнув сказал Брендон,- Ты почти не говоришь о нем...
Обнимать ее, вот так, и понимать, насколько сильно она нужна ему, было невыносимо, и он чувствовал себя практически полностью обессиленным, будто усталость накопившаяся за это время новой волной ударила в него сбивая с ног.
Как же он ее любил, любил до щемящего сердца, до удушья, до продирающей его дрожи. И он понимал, что если хочет ей счастья, должен был быть как можно дальше от нее, но он не мог. Просто не мог.
- Я не смогу, - сказал Брендон проводя ладонью по ее волосам, смотря в ее глаза.
- Ты не вынуждала... Ты поступила правильно, - он столь неуверен в том, что это правильно вновь стать семьей, ведь это столь эгоистично, но, она нужна ему, он умирает без нее, без Ивон, потому что он не хочет возвращаться к прошлой жизни, но он не хочет больше заводить отношений, он уже не полюбит так, он не сможет, не захочет... Или с ней или ни с кем.
На кухне все становится привычнее, как-то спокойнее, видеть то, с какой заботой она что-то делает, и это столь удивительно, не много он знал женщин, что готовили так много, как Каллиан, кто любил бы это делать. Он говорил с ней честно, хоть и понимал, что слишком больно это вспоминать, вспоминать тот день, но вот говорить то, что сказал ему отец легко, ибо тот не отреагировал как-то непривычно, все понятно и с привычным отношением.
Он поднял на ее глаза, широко улыбаясь слушая ее слова, а ведь она действительно верила в него, верила в то, что что ему надо заниматься музыкой, что он добьется, поддерживала его. Она позволяла ему идти к его мечте.
- Наверное, - он смущенно опустил глаза в стол,- Просто когда живешь в дерьме, ты привыкаешь к этому, а потом выбираясь, осознаешь, насколько все было... грязно... И это ты, ты все это сделала, приняла меня... Из-за меня ты перенервничала.
Он легко касается этой темы, темы что ему неприятно, в которой он виноват не меньше, чем в том, что повелся на обман. Но впрочем, приехавший человек был знаком ему, и отец действительно непредсказуем, кто же знал, что Брендон станет жертвой. Но, только от этого было не менее болезненно.
Ее теплые ладони на его лице, и он поднял на нее глаза, чувствуя, так тает от ее взгляда, от ее слов.
Я не изменял тебя. Я бы не посмел. Потому что я женат на лучшей женщине на свете. И я обещаю, что не оставлю это дело, я лично разобью лицо этому человеку.
Еда не лезет в горло, а вот пиво.
Пиво и сигареты, идеальное некуртуазное времяпрепровождение для них. Это не изменно. Брендон ухмыльнулся и достал начатую пачку из кармана, не заморачиваясь последнее время с портсигаром.
Он закурил, и оставил огонь в зажигалке, чтобы Каллиан так же смогла предаться пагубной привычке.
Вылет в восемь. В восемь тринадцать, если точно. - он затянулся, вдыхая горький дым, - Думаешь у нас все получиться? Мы справимся? Я так хочу в это верить, ты мой никотин, и без тебя я не могу дышать. - он поднялся с места и взял ее за руку, -Пойдем в душ.
Он потушил никотиновую палочку о пепельницу и потянул в сторону ванной комнаты.
ОН отодвинул дверь душевой и включил воду, позволяя пару наполнять пространство. Прикосновение и он притянул Каллиан к себе, касаясь ее подбородка, смотря в ее глаза, касаясь губами ее шеи, и расстегивая ее блузку.
Ты сегодня явно устала...
[nick]Brendon Wentz[/nick][status]We're Not Gonna Take It[/status][icon]https://funkyimg.com/i/35Edu.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35Edv.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Брендон Вентц, 34</a></div>Бывший повар, бывший пилот, хреновый наследник, но любящий отец и подающий перспективы муж, который любит горланить песни со сцены</div>[/lz]

+1

12

Рядом с Брендоном... она всегда чувствовала себя живой. Цельной. Он был тем, кто сумел разбудить не только ее чувственность, но и желание любить. До встречи с ним - она не отвергала сама факт существования любви, ведь перед глазами был пример родителей, но ей всегда казалось, что сама она на подобное чувство не способна. Ее устраивала ее жизнь. Нравилось ее прозвище снежной королевы. Нравилось. Пока на ее пути не встретился Брендон. Именно Венц сумел разбудить ее. Сумел пробудить в ней желание большего. И он же подарил ей Ивон...
  - Мы не так уж сильно с ним близки. Не так, как хотелось бы. Но я благодарна ему. И раз, уж зашла речь о прошлых ошибках... в то дерьмо я вляпалась из-за парня. - она не пытается задеть мужа. Просто пытается показать, что ошибки в отношениях совершает каждый. Просто кого-то, как ее, они настегают сразу. В случае же с музыкантом - спустя приличный промежуток времени.
  Она чувствует прикосновение его рук к его волосам. Ловит взгляд любимых глаз и просто в нем тонет. Сейчас, она как никогда остро ощущает то, на сколько сильно муж ее любит. И как? Как на могла в нем сомневаться?!
- Нет, Брендон, ты сможешь. Сможешь хотя бы потому, что я тебя прошу об этом. - они стоят не подвижно. Прижатые к друг другу тела и взгляд глаз, что не отвести - И, нет, я поступила не правильно! Я должна была дать тебе шанс объясниться. Должна была тебя услышать. Мы - семья, а не просто случайные любовники. - в ее голосе прорезаются нотки стали, которые тают под тем чувством вины, что испытывает Каллиан за свой срыв. Потому что она действительно обещала всегда, даже когда все против, быть на его стороне! Именно с этого ее обещания все и началось.
  В их квартире, на их кухне - ей действительно хочется что-то делать. Для него. Для себя. Для них. Постепенно, шаг за шагом - она оживает. Возвращает себя прежнюю. Перестает быть безмолвной тенью. Той самой, что на протяжении месяца жила в квартире ее сестры. И в этот момент она понимает, что муж так и не спросил, где она была этот месяц. И она знает, что не спросит. Наверное, именно поэтому она и произносит:
- Знаешь, как оказалось... у меня еще есть и старшая сестра. Собственно, именно у нее я и жила этот месяц. И... сможешь меня утром отвезти к ней, что бы я забрала со стоянки свою машину? - ей нет нужды забирать свои вещи, потому что все они остались в их квартире - И, к слову, об ошибках... мой отец был женат трижды. Вторая жена как раз родила ему Роуз... и, их брак рухнул. Рухнул потому, что одна стерва очень сильно хотела стать его следующей женой и убедила мать Роуз в том, что отец ей изменял... Поэтому, прекращай винить себя. Серьезно.
  Тепло его кожи под ее пальцами, аромат туалетной воды смешанной с запахом сигарет... ей не хватало этого весь прошедший рядом. Ей не хватало его рядом! Он всегда, был и будет для нее единственным! Это уже ничто не сможет изменить. Они связаны. связаны на всю свою жизнь и это... правильно. так и должно быть!
  Холодное пиво, очередная сигарета. И слова, от которых ее сердце выворачивается наизнанку. Потому что она понимает его слова. Потому что чувствует тоже самое по отношению к нему.
  - Мы не оставим это дело, Брендон, мы. Но бить морду... не стоит. Лучшее, что бы можем - это просто не поддаваться на чужие провокации. То, что мы все же это преодолели - это самое ужасное, что может быть для того человека. Но... да, мы должны узнать, из-за чего все это произошло. Потому что иначе ты не успокоишься. - да и ей необходимо это знать. Необходимо знать, кому, при случае, плюнуть в лицо! - Я так не думаю... я знаю это. Я слишком сильно люблю тебя, что бы пустить все в утиль. И никогда... слышишь? Никогда не вени себя в том, что произошло тогда в итоге. Твоей вины действительно в этом нет. Если не веришь мне, как своей жене - поверь как хирургу...
  Она удивленно наблюдает за тем, как муж встает и протягивает ей руку. Еще больше ее удивляют его слова. Но это удивление... оно очень быстро сменяется волной возбуждения. Ведь только прошлой ночью стоя под струями воды, она мечтала о том, что бы он был рядом; что бы прижимал ее к свему телу и больше никогда не отпускал.
Пиво... сигарета... так и не разогретый ужин... они забыты. Их больше не существует. Она позволяет увести себя. Позволяет привлечь себя к худощавому мужскому телу и, стоит мужу прикоснуться губами к ее шее, как из полуоткрытых губ вырывается тихий стон. И приходит понимание, что сейчас... сейчас все будет иначе. Не так как ночью. Потому что ночью, после схватки их характеров, было торжество плоти. Было единение тел. Была именно страсть. Сейчас же...в каждом жесте, в каждом прикосновение царит нежность.
  Ее руки привычно забираются под футболку мужа и едва заметно проводят ногтями по его спине. Она позволяет ему раздеть себя, а сама тихо шепчет:
- Люблю тебя... я так сильно тебя люблю... ты нужен мне... если бы ты только знал, как сильно ты мне нужен... - она задыхается то ли от его действий, то ли от пара, что клубами наполняет помещение. Она нуждается в нем. Нуждается на столько сильно, что расстаться с ним на время турне - это слишком тяжело. Вот только она ни за что не попросит его отказаться от своей мечты. Вместо этого, она находит его губы своими и целует. Целует со всей страстью, любовью и нежностью... Прошлая ночь... она была, по своему, единственной, но ей ее до отчаяния мало!..
[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1

13

Брендон опустил глаза, когда Каллиан говорила, он слушал ее внимательно, он не знал что ей ответить, просто он все еще испытывал отвращение к себе, и ему было важно знать, что ничего не было. Да, он не мог предвидеть такого исхода того вечера, да и кто бы мог, ведь мужчина всегда был уверен, что врагам отца до него нет дела, ведь он ни на что не претендовал. Но тут явно просто был акт мести утереть нос старшему Вентцу и дестабилизировать его семью.
Он устал от всего. Устал от Чикаго. Устал от стремления поддерживать брата. От чувства вины. Устал быть несчастным. Этот город забирал у него все, к чему он так долго шел, забирал семью, забирал его смысл жизни, его Каллиан.
Он поднял глаза на жену заставляя себя усмехнуться:
- Еще и сестра? Твой отец явно плодовитый. Как много Уэллеров еще будет? - он улыбнулся, мягко смотря на нее, и делая глоток пива, которое он так любил и которое до этого лезло в горло через силу.
Очередная затяжка, и он втянул воздух носом, слыша, что тот хлюпает, возможно он умудрился простудиться, а может эмоции подступили, он понимал, что злиться, что хочет отомстить за это упущенное время, за эти мрачные мысли, за эту боль, что поселилась у Вентцев. Но, он не знал как, и поэтому впервые за многие годы он верил в своего отца, ведь он становился тем, кого тот хотел видеть, и хотя бы это стоило того, чтобы Гарольд поступил с недругом так, как он обычно поступает - жестко и беспощадно.
- Как хирургу? - он улыбнулся,- Будешь делать вскрытие? - он опустил глаза,- Я попробую. Спасибо.
Время разговоров подошло к концу, он еще вернеться к этому самобичеванию, но возможно после всего, когда наконец-то решит сделать финальный заход, когда будет готов отпустить и стереть с себя эту отвратительное воспоминание, этот момент. Тогда он в последний раз осознает свою неосторожность, и может тогда он покинет Соединенные Штаты и вернется в Королевство Великобритании.
Ему надо замолчать, ему надо все сказать иначе, ему надо смыть, ему надо знать, что это все останется в прошлом, ведь она была рядом, она так приятно пахла, и она простила его, она поддерживала его опять. Она вновь вытягивала его из очередной пучины боли и безысходности.
Пуговицы рубашки послушно расходятся на ее груди, и он аккуратно продолжает монотонное тянущееся действие, слыша ее призывный стон, и чувствуя собственное возбуждение, призывную пульсацию внизу живота, и желание вырваться. Голос Калли, ее фразы, и его сердце пронизывает боль и огонь, от которого все внутри готово пытать, и в голове остро пульсирует желание. Он хочет быть нежным, аккуратным, но с ней это всегда так трудно, когда он пусть и нехотя, но срывает все его сдерживающие оковы, позволяя похоти и страсти сплетаться, и ведь он знал, что ей это нравится.
Он стянул ее рубашку откидывая в сторону, ощущая влагу на спине от наполняющего комнату пара.
Он коснулся губами ее шеи, спускаясь к ее ключице, проводя ладонями по ее бокам, и поднимаясь к ее груди, ненавязчивым движениям проводя по ней, и спускаясь к поясу ее штанов.
Он неспешно опустился на колени, медленно расстегивая пуговицы, подцепляя молнию. Пальцы проскользили по внутренней стороне ее бедра и пальцы, что собрали складки на ее одежде, сжали мешающую преграду, стягивая вниз. Тонкое белье, и ее нежная кожа, к которой хотелось прикасаться. Подушечки пальцев провели от икры ноги и выше, подходя к самому краю нижнего белья, и вновь дразня спускаясь ниже. Вновь пальцы поднялись наверх, проскальзывая на внешнюю сторону и скользя к ее талии, и ниже, дабы захватить края ненужной ткани стягивая вниз.
Брендон поднялся, резко разворачивая женщину к себе спиной, и расстегнул бюстгалтер, и провёл ладонями от плеч по ее рукам, чтобы последняя преграда пала.
Внутри него был вулкан, с каждым моментом его трусы давили, а в голове играло первобытное желание, желание стать единым с самой лучшей для него женщиной. Он протолкнул ее в душевую, и быстро снял с  себя футболку, стягивая с себя одним движением все, что сдерживало его жаждущую соития плоть.
Шаг внутрь, и горячие капли стали навязчиво падать на его спину, на его голову. Душно. Приятно душно.
Ему хочется, прижать ее к стене, ведь смотреть в ее глаза невыносимо.
Брендон повернул ее вновь к себе спиной, беря ее за запястья, поднимая их на уровне ее плеч и прижимая к стене.
Доверие, ее доверие, оно пробуждало в нем бешенство и любовь. Он ведь нуждался в ней так же сильно, как и она в нем.
Его губы коснулись ее шеи сзади, спустились ниже по спине, прикасаясь губами к ее спине между лопаток. Пальцы отпустили ее запястья и прошли вдоль ее рук к плечам. Левая рука опустилась к ее груди, мягко проводя к солнечному сплетению, и ненавязчиво то и дело задевая ее соски, спускаясь к животу и вновь поднимаясь к ее шеи. Правая рука скользнула между ее ног, и пальцы властно провели вокруг чувствительного бугорка, и накрыли его, мягко, но настойчиво делая неспешные движения.
Он упирался в нее членом, чтобы она могла чувствовать сколь сильно он ее желает.
Я никогда тебя не отпущу, - выдохнул Брендон.
[nick]Brendon Wentz[/nick][status]We're Not Gonna Take It[/status][icon]https://funkyimg.com/i/36qwR.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35Edv.gif[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Брендон Вентц, 34</a></div>Бывший повар, бывший пилот, хреновый наследник, но любящий отец и подающий перспективы муж, который любит горланить песни со сцены</div>[/lz]

+1

14

Ее муж... он был тем, кто всегда будет для нее всем. Потому что то, что их связывало - это было сильнее желания плоти. Это было не столь банально, как та любовь, что описывалась в любовных романах. Брендон был самой ей сутью. Он был тем, кто заставлял ее дышать! Да, Калли любила дочь, но при этом, к собственному стыду, должна была признать, что без мужа она просто не сможет полноценно существовать. Да, она действительно сумеет научиться быть счастливой, но это уже будет не она. Это будет совершенно иной человек!
- Надеюсь, что на этом братья/сестры перестанут появляться в моей жизни. Мне плевать на долю наследства, но... ты же знаешь, в моей семье все несколько иначе. Мы не отказываемся от своих. И мой отец никогда не отказывался от своих детей. Именно он и отправил ко мне сестру... Господи, к черту, не хочу об этом говорить. Не хочу об этом думать! Мне плевать на его ошибки! Но мне не плевать на нас! На нашу семью. - ее порыв, он слишком жесток и не правилен, но в этом вся суть их отношений - они не играют, они живут! Они любят друг друга даже тогда, когда не навидят!
- Ну я же не терапевт и не гинеколог, что бы говорить иначе, но.. - ей нравится чувствовать его под своими пальцами, нравится быть на столько рядом - Я была слишком жестока... я не должна была говорить то, что говорила... пожалуйста, прости меня за это. Прости за то, что была слишком самонадеянна... - ее голос звучит глухо, смущенно. Она не привыкла извиняться! Она не умеет, черт возьми, извиняться! Но рядом с ним - это все не важно! Она не может его потерять. Просто не может! - Не благодари, не надо. Просто верь мне... верь в нас...
  Его прикосновения... его взгляд... они завораживают. Они стирают из ее памяти все, что было и наполняют новыми впечатлениями. Новыми эмоциями! Он был тем, кто умел зажечь ее лишь одним прикосновением! И она поддается ему. Уступает ему. Позволяет делать все, что хочется мужу!
  Контраст холодной плитки и горячего, обнаженного мужского тела просто сводит сума. Она не произвольно поддается назад, прижимается попой к его эрегированному члену и не может сдержать стона наслаждения! Всего лишь мелочь, всего лишь прикосновение его пальцев к ее клитору, а она уже на грани оргазма! И так было всегда! Всегда, мать вашу!
  Она не может оставаться в стороне. Не может принимать просто его ласки и оставаться при этом в стороне. Лишь намек на движение, лишь попытка его оттолкнуть - и муж идет на поводу ее желаний. Он отстраняется, при этом настороженно смотря на жену. Она понимает, что он боится. Боится того, что она может его оттолкнуть, но... на ее губах слишком соблазнительная улыбка, а ладонь слишком чувствительно проводит по его груди и мускулистому торсу. Калли придвигается к нему в плотную и тихо шепчет на ухо:
  - Мы слишком похожи... мы идеальны... но только, если мы вместе.
  Она не может удержаться, не может не почувствовать вновь вкус его поцелуя. Господи, так как он - ее никто не целовал. Так, как он - никто не мог вызвать в ней чувственный голод. Молодая женщина отрывается от губ мужа и начинает медленно, очень медленно, целовать его щеки, что приятно колятся отросшей за день щетиной... подбородок... шею. Она покрывает поцелуями его всего. Все его худощавое, но такое любимое тело.
  Она не задумывается над тем, что делает. В этот конкретный момент, ведомая инстинктами, Калли опускается перед мужем на колени и просто, без лишних взглядов и слов, берет его возбужденный член в теплый плен собственного рта.
  Девушка чувствует, как капли воды падают ей на затылок. Ощущает, как клубы пара обволакивают ее нагое тело, в то время как ее язык с наслаждением облизывает головку мужского члена. Пока что она лишь играется, доводит его, а в следующий миг вбирает его полностью. Ей нравится то, что она делает. Нравится то, как любимый мужчина реагирует на подобную ласку. Калли чувствует, как по его телу проходит дрож наслаждения, что передается и ей...
  Нежность?! Она уже забыла о том, что хотела нежности. Здесь и сейчас, ей хочется, что бы муж грубо схватил ее за волосы и заставлял подчиняться каждому его движению и желанию. И не важно, что именно ему захочется! С ним, и только с ним она готова на любые безумства, на любые эксперименты! А пока... пока она с наслаждением сосет его член в предвкушении того момента, когда вновь ощутит чуть солоноватый привкус его семени!

[nick]Callian Weller-Wentz[/nick][icon]https://i.imgur.com/a6Lk1LR.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/IdNzKDB.png[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Каллиан Уэллер Венц, 26</a></div>Любящая мать и мятежная жена. Великая поклонница хирургии и та, что до безумия любит собственного мужа.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » [au] House of Memories


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно