Есть люди, которые боятся всего и вся обоснованно, потому что либо прошлое, либо настоящее пришпоривает в бока, постоянно натягивая при этом удила, и, хоть до пены у рта дрыгайся, не соскочишь. Обычно просто устаешь постоянно биться и терпеть дискомфорт, и смиряешься, покоряешься неизбежному, привыкаешь жить в этом страхе, который со временем перестает быть заметным, становясь обыденностью, нормой. далее

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » turn back home


turn back home

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


TURN BACK HOME
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://vignette.wikia.nocookie.net/drakensang/images/b/b8/%D0%9F%D0%B5%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%8B.gif/revision/latest/scale-to-width-down/340?cb=20160210200350&path-prefix=ru

Реми Ассани и Ашиль Ассани
01.06.2020 вечер, Реми в больнице, Аши в его квартире.

Страшно оставаться одному. Страшно понимать, что теперь ответственность на тебе. Страшно.

+1

2

Когда управляющий позвонил Реми и сказал, что в ресторане скандал с участием Ашиля и Джулии, то он грешным делом подумал, что эти двое поцапались. Он точно знает, какой характер у Аши и как его может взбесить малейший недочет, если у него плохое настроение. Кроме того, он прекрасно понимал, что Джулия тоже может накосячить - подобрать щенка, например. Кота ему уже хватало.
Реми сорвался со встречи и помчался в ресторан.
-Ну, знаете, такого приема я не ожидал! - бросил в лицо Реми человек, вылетая из отеля. Только после Реми узнал в нем ресторанного критика, собственно, когда входил в ресторан, в голове щелкнуло. Картина, представшая перед ним, ужасала: официанты бегали, управляющий закидывал шот у стойки бара.
-Что произошло? - подсел он к управляющему.
-Да, ничего, просто Ашиль и Джулия поцапались с критиком и теперь нам всем кранты, - и еще один шот влетел в горло. Потом последовал шикарный рассказ от официанток в кабинете у Реми, а в довесок еще и видео с камер наблюдения. Реми бледнел от этих кадров, никак не мог понять, где он так ошибся в Аши? Хорошо, Джулия, она маленькая и инфантильная девочка, которая не понимает еще ответственности, но он жалел ее и давал ей возможность эту ответственность в себе воспитать! А она плевала ему в душу. Боже, он даже ей кров дал! А Аши? Он ведь знал, как дорог Реми этот отель, первый самостоятельный отель, который вот-вот выходил на уровень выше, чем рядовой, местный отель. Как больно ему было все это видеть.
-Да, папа, - он не сразу взял трубку, сначала собирался с мыслями. Он слушал еще минут пять о том, как отец в нем разочаровался, о том, как мог Реми взять на работу такую бездарность, которая не сгладила конфликт, нельзя брать по принципу “с кем, сплю”. Некоторые вещи оскорбили слух Реми, но он все же не оправдывался, потому что он виноват. Он должен был быть строже, серьезнее, следовать классике, а не своим каким-то идеям.
-И порадуйся, что это был мой человек, и завтра газеты не будут трубить о твоем ресторане, - гудки. Стало еще противнее, что он банально не прошел проверку, специальную проверку отца. Он запустил чем-то со стола в стену и поехал домой. Как он был зол. Казалось, что лицо его горит от негодования, он даже не подозревал, что причина была в повышающейся температуре.
[b]-Весело вам? [/b]- удивительно, но оба они были дома, у него, черт подери, дома. Когда Реми открыл дверь, первое, что резануло слух - это смех. Бог знает, над чем они там смеялись, но они смеялись. Потом в нос ударил запах спагетти и томатов, вина, сыра. Аши улыбался ему так, словно Реми опять, как и раньше, как в детстве, в шутку поругается, закатит глаза, а потом они вместе посмеются над тем, что Аши придумал и сотворил. Обычно все заканчивалось словами, что папе об этом не скажут ни слова. На это, кажется, рассчитывала и Джулия, которую, вероятно, Аши убедил.
-Вы хоть понимаете, ЧТО вы натворили?!-Реми взревел не своим голосом, бросил ключи на диван. Прошелся по гостиной, скинул куртку. - Вы понимаете, что вы все разрушили?! Вы понимаете, что вы сломали одним махом все, к чему я шел столько лет?! - он не позволил Аши вставить и слова, хотя тот пытался успокоить Реми, кажется, говорил что-то, вроде того,что тот чувак сам был виноват. - НЕТ! Не он! На вас вся ответственность, потому что вы знали, как это отразится на ресторане и отеле и вам не должно было быть все равно! Ему - все равно, а вам - нет! Ты! Мой брат, чертов брат, который должен делать все, чтобы меня поддержать! - и хотелось добавить: “...разве я не делал того же для тебя?” - А ты! - он ткнул пальцем. - Это же твоя работа! Боже! Или ты думала, что я смогу тебя выгородить и тут?! Вы сошли с ума! - он еще кричал что-то, но не очень осознавал, что говорит, может быть, даже обматерил их с ног до головы, иногда перескакивал на французский, но Аши же поймет.
-Проваливайте оба сейчас отсюда, - второго приглашения им не потребовалось, и Реми, когда грохнулся на свою кровать, уже услышал, как хлопнула входная дверь. По крайней мере, ему так показалось.
Проснулся он, кажется, ночью от того, что было очень холодно, его знобило, он укрылся одеялом, но ничего не помогало. Прошло полчаса прежде, чем он встал и пошел на кухню. градусника не нашел, жаропонижающего тоже. Конечно, откуда взяться ему в доме, где почти никто не живет. Аптечка была только в машине. Легче было вызвать скорую, что он и сделал.
Знаете, он много спал. его сразу госпитализировали, он даже не успел взять какие-то вещи, забыл телефон, потому что голова не соображала. Врачи спросили, кому из родных сообщить, и Реми продиктовал номер...не Аши, Тео. Он хотел, чтобы Аши тоже было обидно, хотя мелкий был первым, кто пришел ему в голову. Врачи сказали, что сообщат уже утром.
Реми же положили в какой-то изолятор, сказали, что  у него подозрение на коронавирус, и на следующий день  должны были прийти результаты, но уже на утреннем обходе стало ясно, что дело плохо. Дышать было очень сложно, и Реми вообще не очень понимал, где он и что происходит, он жадно цеплялся за воздух, как рыбка, которая выпрыгнула из аквариума и думала, что она дура. Из-за его панического сопротивления сложно было установить аппарат ИВЛ, и врачи ввели Реми в состояние комы, чтобы воздух шел туда, куда нужно.

Не очень приятно было просыпаться, но Реми везунчик, потому что в палате как раз находилась медсестра, которая вызывала врачей, и Реми был реанимирован. Еще полдня он валялся, как мешок батата, который все время обследовали, брали анализы и прочее, и прочее. Сам же он все пытался вернуться в эту реальность, которая ему не нравилась.
Только под вечер он остался в палате один, точнее за загородкой. Тоскливо. Пришел врач в этом костюме.
-Извините, - прохрипел он. Он слишком долго не разговаривал. - А у Вас нет телефона? Мне очень надо позвонить.
В своих личных вещах он не нашел телефона, наверное, он его забыл. Врач дал ему телефон, и Реми как-то быстро опознал, что это была девушка в этом жутком бесформенном костюме, потому что телефон был голубенький, девчачий.
-Спасибо, - он набрал телефон Аши, но на том конце трубку никто не брал. Чорт. Спал? Пил? До сих пор обижен? А сколько прошло времени? Реми глянул на дату, июнь. Первое июня. Класс.Три месяца. Главное, чтобы с ним ничего не случилось. - Извините, там…
-Не отвечает? - наверное, она ему  сочувствовала, что никто ему не отвечает, и разблокировала телефон еще раз, чтобы он смог набрать другой номер. Тео? Нет, свой. А вдруг? И. О чудо - он услышал голос Аши. Кажется, тот заряжал телефон все это время. Интересно, он копался в нем? Но там не было ничего, кроме документов, переписок с партнерами, фоток отеля, ресторана, еды, кота. Кот. Тигру кто-то должен был кормить.
-Аши, - утвердительно сказал Реми и откашлялся. - Ты не берешь трубку, все в порядке? - кто у кого должен спрашивать, конечно, но все же. Врач вышла за ширму, чтобы дать поговорить. - Аши, мне неловко говорить, это не мой телефон, но говорят, что меня скоро выпишут...

+1

3

ВВ

https://i.pinimg.com/736x/98/2f/d2/982fd20063fff4d6f86c0cf7adbb13f5--puma-creepers-daily-photo.jpg

В жизни было не так много вещей, о которых Ашиль жалел. Тех, за которых ему было действительно стыдно. Например, одной из таких вещей был скандал с собственными родителями по поводу Гарварда. Нет, Аши до сих пор не простил отца за жестокое решение и невозможность выучиться в желанной Сорбонне. Но он понимал, что papa и maman хотят только добра - не только ему, Ашилю, но и всем своим сыновьям. И те злые слова, которые однажды наговорил Ассани-младший, были совершенно несправедливы.
Ещё ему было стыдно за то, что в своё время он не прислушался к голосу разума в лице собственных друзей, которые, чёрт возьми, много раз предупреждали его - не стоит связываться с Патриком-Мать-Его-Хейзом. Где-то в глубине души Ашиль был согласен с ними, да и, как показала практика, и Антонио, и Андреа, и даже верящий в любовь Эдди оказались правы на все сто процентов. Большего ублюдка, чем Патрик, земля пока не носила.
Но то, что произошло между Ашилем и Реми, стремительно вознеслось на вершину айсберга личных неудач первого, подвинув все прочие косяки.

Дело даже не в том, что старший брат, самый, самый близкий и любимый человек на земле (мама, прости!) оказывается в больнице с тем самым злополучным диагнозом, слышать о котором Ашиль уже не хочет. Потому что проклятый covid-19 везде, везде, везде, и очередная новость о количестве заболевших и новых вспышках пандемии вызывают не иначе, чем раздражение и зевоту. Но Ашиль никогда не мог подумать, что беда коснётся его собственной земли.
О болезни Реми он узнаёт последним. Конечно, Тео сразу сообщает отцу - как же иначе? золотому мальчику всегда хочется выслужиться, и в угоду Оберону он готов ботинки ему лизать. Потом узнаёт мать. Ашиль - самым последним, когда одним прекрасным днём раздаётся звонок, и холодный отцовский голос сообщает, что через час с небольшим их самолёт сядет в аэропорту Хитроу. И Ашиль, не задумываясь о том, как Оберону Ассани удалось поставить раком транспортную компанию и условности, связанные с карантином и закрытие границ, срывается с места, благо, на календаре выходной день.
Он встречает родителей и брата в аэропорту, оттуда они мчат прямо в больницу. Конечно, к Реми их не пускают - опасная зона и всё такое, - но зато им удаётся пообщаться с врачом. Доктору Ривере уже слегка за пятьдесят, но у него до сих пор сохранились густые чёрные (хотя нет-нет, да и мелькает в них серебро седины) волосы и добрый взгляд.
- Не могу обнадёжить вас, - сдержанно говорит он, рассматривая историю болезни Реми. - Мы, доктора, суеверны, знаете ли. И предпочитаем не давать прогнозов. Состояние мистера Ассани стабильное - это всё, что я могу вам сказать. Советую отправиться в ближайший отель, выспаться и собраться с силами. Они вам пригодятся.
Робкие возражения Ашиля задавлены на корню. Вся семья едет прямиком в "Кристабель", а Аши вновь ощущает себя маленьким мальчиком. Забавной игрушкой, которую любят и тискают все, кому не лень. Но разве кому-то придёт в голову воспринимать игрушку на полном серьёзе?

Следующие месяцы напоминают Ад. Ашиль Разрывается между семьёй, работой и больницей. Он и без того слишком худой, даже для своего небольшого роста, но всё равно сбрасывает семь или все десять фунтов, и уже напоминает скелет. К лету большинство ограничений начинают снимать - по крайней мере, самолёты между континентами летают чаще. Оберон наводит шорох в отеле, увольняет сначала третье, затем половину персонала, невзирая на кризис. Потому что бизнес - это бизнес, и у главы семейства Ассани очень жёсткий подход к тому, как надо его вести.
Единственный плюс - вскоре после прибытия Тео приходится вернуться во Францию, потому что в такое сложное время Министерство внутренних дел кипит. Ашиль вызывается отвезти его в аэропорт, благо, к тому моменту успевает обзавестись машиной. Не то, что бы он так сильно любит старшего братца. Просто хочет убедиться, что его задница покинет английскую землю на какое-то время.

Но всё плохое когда-нибудь заканчивается. В один прекрасный летний день, когда родители всё ещё находятся в отеле, Ашиль  лежит на диване в квартире Реми и читает последний выпуск Vogue. На самом деле его голова пуста, как хеллоуинская тыква, а настроение самое траурное.
Почему квартира Реми, а не его собственная? С того момента, как брат попал в больницу, младший Ассани просто не может покинуть чужую квартиру. Разумеется, после того, как Реми забрали с covid-19, Ашиль, вооружившись жёлтыми резиновыми перчатками, обеззараживающими средствами и губками, собственноручно протёр каждую поверхность в доме. Более того, поймал какие-то панические настроения, и эту процедуру проводил с регулярностью раз в три-четыре дня.
Когда беда заходит в распахнутую дверь, поневоле делаешь выводы и стараешься избежать проблем.
В квартире Реми чисто и сильно пахнет спиртом. Его телефон, включённый на беззвучный режим, лежит рядом, и Ашиль сначала не обращает на него внимания. Но что-то заставляет его посмотреть на экран и ответить на незнакомый пропущенный номер.
- Реми?! - журнал летит на пол, Ашиль резко выпрямляется. - Ооо, чёрт возьми, не могу поверить, что это ты! Прости, я не слышал звонка... дай мне полчаса, я приеду.
Он приезжает за двадцать. Успевает захватить какую-то одежду для Реми, забив на свой внешний вид, хватает ключи от машины и мчит по пока ещё свободным улицам с максимально разрешённой скоростью, наплевав на камеры. Уже на парковке хватается за документы и благодарит Бога за свою привычку забывать сумку с необходимым барахлом в машине.
Разумеется, ему не дают сразу увидеться с братом. Улыбчивая медсестра забирает пакет с вещами, обещая передать его Реми, и заставляет Ашиля подождать в местном кафетерии. Он Пьёт дешёвый невкусный кофе, от нетерпения стучит ногой по полу и постоянно смотрит на большие круглые часы, которые висят на стене. К тому моменту, как медсестра вновь появляется в дверях, Ашиль готов выть от нетерпения, хотя на деле прошло не более пятнадцати минут.
Реми он находит в маленькой комнате, где доктор проводит последний осмотр. Ашиль осторожно присаживается на стул в уголке и во все глаза смотрит на старшего брата. Доктор говорит что-то, но Ассани-младший совсем его не слушает. Куда больше его волнует любимый родственник.
- Мистер Ассани, постарайтесь беречься в дальнейшем. По возможности избегайте людных мест, носите маску и перчатки, - доктор закрывает историю болезни и устало улыбается. - Поздравляю. Вы боец. Надеюсь, что мы с вами больше не увидимся.
Пожав Реми руку, он выходит. Братья остаются одни.
- Какой же ты козёл, - напряжённый голос Ашиля разрезает тишину. В нём - обида и слёзы. - Ты даже не представляешь, как ты нас напугал!
Он хватает тубу с ватными дисками и, недолго думая, швыряет её в Реми. Вскакивает на ноги, гневно смотрит на брата и делает несколько порывистых шагов по комнате.
- Убить тебя хочу, - клятвенно заверяет Ашиль. - Но, боюсь, родители этого не переживут. Отрывай свою задницу и поехали отсюда.

На парковке их ждёт выпендрёжная ярко-красная Ауди. Точно такая же, какую Реми в своё время подарил Ашилю в Чикаго, взамен разбитой машины. Леворульная, явно приехавшая на заказ с материковой части Европы.
- Подумал, что я очень много трачу на такси, - заметив удивлённый взгляд брата, поясняет Ашиль и занимает водительское место. - Успел заказать её до кризиса.
Он заводит авто и молчит несколько мгновений. Затем неожиданно порывисто обнимает старшего и утыкает лбом в его плечо.
- Сукин ты сын, ты даже не представляешь, что здесь началось, когда тебя положили в больницу, - сдавленно шепчет Ашиль, глотая жгучие слёзы. - Родители примчали первым же рейсом, кажется, наш отец поставил на ноги всё Министерство транспорта Франции. Даже Тео прилетел.
Он решает не упоминать о своей обиде. Потому что теперь это не имеет никакого значения. Главное, что Реми жив.
- Я бы предложил поехать к тебе домой, потому что в отеле до сих пор рулит отец, - проглотив тугой ком в горле, Ашиль отстраняется и зло вытирает мокрые глаза. - А ещё там мама. И куча всяких новостей, которые тебе вряд ли понравятся.

+1

4

Знаете, Реми никогда никого не звал на помощь, не просил приехать среди ночи, не заваливался сам под утро с бутылкой вина и словами: "Черт, как же мне херово, поговори со мной". Он был старший. Это к нему люди шли, как на паломничество, особенно Аши. Это он ездил за мелким, привозил его домой вовремя, чтобы отец не ругался, это он всегда умел находить его, когда они играли в прятки.
Сегодня Реми впервые попросил о помощи, действительно о помощи. Он не готов был ехать домой сам, хотя, казалось бы, почему нет? Так сложно было вызвать такси? Назвать адрес? Ключи есть, дорогу помнит, но все же - он звонит. Звонит не кому бы то ни было, не помощнику, не секретарю, который обеспечил бы ему все, что нужно, а брату, младшему, и тот приезжает. Как рад был Реми, что Аши не придумал миллион отговорок, не оказался где-то в командировке, не спал, не был в депрессии, не был пьян, как будто просто ждал его звонка. И Реми даже не удивлен, что его телефон был именно в руках младшего.
Реми поймал эти ватные диски, слегка улыбнулся. Ничего глобально не изменилось - мелкий так и не научился говорить то, что думает, все прикрывается за своими подростковыми штучками. А слабость в Реми еще была. Еще ему показалось, пока его обследовали, что он изрядно схуднул, и кожа местами обвисла, а не стягивалась мышцами, как раньше.
Реми удивился, когда увидел машину Аши. Неужели? Неужели отсутствие Реми повлияло на факт взросления Аши? Может быть, стоит ему вернуться в обратно и полежать еще месяцок? Он бы точно не отказался, ему так понравилось. Действительно понравилось, он будет скучать. Или уже скучает.
Управление собственным автомобилем - эт большой шаг к управлению собственными эмоциями, а значит - жизнью. Нет, Реми прекрасно помнил о том, что аши всегда был со своим собственным мнением, и он всегда его впихивал, где надо и  где не надо, и поступал он много правильнее, чем сам Реми, но... он не умел контролировать себя, машина этому учит. Она заставляет тебя не нервничать, забирать невроз в свой мотор. И у Аши будет так же.
Реми молча сел в машину, ему не хотелось говорить - не было сил. Кажется, даже дойти до машины было не так просто. Объятия Аши были еще одной удивительной новостью. То есть, да, Аши всегда был нежен, но, видимо, и правда соскучился. Что еще изменилось за время отсутствия Реми.
-Я надеюсь, они уехали? - обреченно спросил Реми, касаясь ладонью макушки брата. Что-то было не так, что-то сильно подкосило Аши, но это не мог быть Реми. - Мм..-протянул Реми, когда Аши, вторя его желанию, предлагает поехать домой, чтобы не видеть близких. Обидно, что Аши не позвонил родителям с новостью, что Реми выписался, впрочем, он знает больше, чем Реми, знает, зачем на самом деле приехали родители. Видимо, не к Реми.
-...в отеле до сих пор рулит отец, - Реми усмехнулся. Кто бы сомневался в том, что папа не бросит свое детище на произвол судьбы, но почему-то Реми это мало волновало. Он должен был бы сейчас сорваться и поехать в отель, сказать, что он готов вернуться, поблагодарить папу за то, что он подхватил его, помог, не дал отелю утонуть, но он совершенно не думал о том, что там происходит, в том дурацком здании.
-Поехали за город. Сегодня первый день лета, зачем сидеть дома? Только заедем в какой-нибудь "Бургер-кинг" или "Старбакс", возьмем еды и поедем куда-нибудь за город, - предложил Реми. Да, он знал, что он после болезни, что ему надо бы полежать дома, но врачи не посадили же его на карантин, он выздоровел, да и, по британским законам, это нарушает права человека, так что можно было ехать, куда угодно, а домой он не хотел. Лучше даже сидеть под дождем в машине, где-то там, за городом, но не здесь. - Пожалуйста, - протянул Реми, вероятно, удивляя Аши выбором "ресторанов". Когда Реми в последний раз ел эту фигню?

+1

5

- Уехали ли они? - с губ срывается нервный смешок; Ашиль отрицательно качает головой. - Вот ещё. Не будь наивен. Дело не в закрытых границах или ещё какой-нибудь хрени, связанной с пандемией - она, слава Богу, уже почти подошла к своему логическому концу. Просто отец решил, что отелю требуется крепкая рука... ну, ты сам помнишь скандал с тем мерзким типом, да? Он оказался, гхм, критиком, которого специально прислал papa. Что-то вроде проверки качества. Вот.
Чтобы скрыть замешательство и жгучий стыд, Ашиль начинает суетиться. Пристёгивается, заводит автомобиль, выставляет максимально нейтральную радиостанцию. Ну, не может он сказать, что всё это время винил себя и только себя в болезни старшего брата! И хоть сотня докторов могли доказывать, что от судьбы не убежишь, а от коронавируса тем-более, Ашиль всё равно не мог простить себе случившееся.
- За город? - он так рад возможности сменить тему, что готовы выполнить любое желание Реми. - Конечно! Только вот, ты же из больницы, после строгой диеты. Стоит ли сразу налегать на фритюрный фаст-фуд? О, Реми, нет, не смотри на меня так! Хорошо, тогда хотя бы давай в "Старбакс".
"Ауди" выезжает с парковки, предварительно пропустив карету скорой помощи. Ашиль задумчиво наблюдает за скорой. К счастью, эти машины всё чаще остаются на специализированной стоянке. Пандемия и правда идёт на спад, и количество выздоровевших каждый день превышает количество заболевших. Это не может не радовать, потому что Лондон, да и весь мир тоже, уже устал от страшных новостей о людях, которые гибнут из-за пневмонии и прочих сопутствующих заболеваний.
- Раз уж мы заговорили про работу, - осторожно начинает Ашиль, сворачивая на нужную улицу - судя по навигатору, через пару кварталов будет "Старбакс". - Отец... гхм... понимаешь, он круто взялся за отель. Половину персонала разогнал, наплевав на кризис. Сказал, что они расслабились - горничные дурно убирают номера, повара расслабились, постояльцы жалуются на невкусную еду. Короче, первой он уволил Джулию. Из-за всё того же парня, которого подослал в ресторан. Потом сократил половину её команды, потому что они злорадствовали, а papa, сам знаешь, фанат командной работы и всего такого. Зато он перевёз половину сотрудников из Франции, и отель слегка преобразился. Я был там пару раз.
На самом деле, не пару, а всего один. Ашиль очень любит свою семью - и даже гнусного Тео, которому больше хочется зарядить по башке, - но иногда её бывает over. Отец до сих пор толком не разговаривал с ним после истории с каминг-аутом и свадьбой, мать крутилась вокруг, словно сумасшедшая наседка, а Тео презрительно кривил тонкие губы и смотрел так тяжело, что Ашиль хотел плюнуть ему в лицо.
Понятное дело, что обстановка в отеле мало располагала к тёплым семейным вечерам, но Ассани-младший решил, что лучше пока погрузиться в работу и оставить общение с милыми родственниками через телефон.
- Но тебе пока не стоит об этом думать, - он спешно перебивает сам себя и слабо улыбается. - Я рад, что ты вернулся.
Они останавливаются у "Старбакса". В этот час здесь совсем нет людей, и Ашиль беспрепятственно занимает место у окна. Он заказывает два больших латте, два лимонада из новенького летнего меню, сэндвичи с индейкой и салаты, а ещё морковный торт - куда же без него. Пока девушка в фирменной бейсболке неспешно собирает заказа, Ашиль поворачивается к брату и берёт его за руку. На лице младшего Ассани нет улыбки.
- Знаешь, я никогда не видел родителей в таком состоянии, - говорит он, серьёзно глядя на Реми. - Нет, правда. Ты же в курсе, что наша мать истеричка? Так вот, она сидела тише воды, ниже травы. И отец ходил мрачнее тучи, постоянно звонил в больницу, чтобы справиться о твоём здоровье. И даже Тео высказал пожелание, чтобы ты скорее поправился. Ну, там, знаешь, с его обычным выражением лица - как будто он унюхал кучу дерьма прямо у себя под носом.
Ашиль разражается нервным смехом. Вместе с ним выходят все волнения, их место занимает спокойствие и понимание того, что вот теперь всё точно будет хорошо.
- Ваш заказ, сэр, - девушка улыбается и ставит на стойку большой бумажный пакет - бесконтактная передача наше всё. - Хорошего вам дня.
- Спасибо, милая, и вам того же, - Ашиль улыбается. - Идём, Реми.

Он едут по шоссе, оставив за своей спиной каменные джунгли. Голоса по радио меняются один за другим, но Ашиль специально выбрал волну, где нет новостей. Не сейчас, нет. Он не готов посвящать брата в мировые события последних недель.
- Есть одно местечко, куда мы в L_Music планировали поехать ещё до этой заварушки с карантином, - говорит он, сверяясь с картой на навигаторе. - Это небольшой отель около озера. Сейчас он точно закрыт, но рядом есть чудесный пляж и пара общественных беседок. Не думаю, что там кто-то будет в это время.
Что касается Ашиля, вообще-то для него рабочий понедельник в самом разгаре. Но Лоурен улетает в короткую командировку в Чикаго, дела в лондонском филиале лейбла идут спокойно, Ассани же всегда на связи и... чёрт возьми, неужели за шесть лет отличной работы он ни разу не может прогулять? Учитывая то, что у его брата второй день рождения.

+2

6

Как хорошо, что Аши не зануда, что он не гундит о том, что Реми должен поехать домой и лежать там, как мумия Тутанхамона, пока не вскроют саркофаг. Зато он быстро-быстро решил рассказать о том, что произошло с отелем Реми, или отелем отца? А был ли у Реми отель? И почему он позволял отцу влезать в его работу, в его жизнь? Надо было сразу отрезать его, сказать, что это его отель и он будет сам решать, что делать, а что нет.
Из-за такой слабости Реми отец и позволил себе снова принимать решения: захотел всех разогнал, захотел - изменил политику отеля. И куда возвращаться теперь Реми? Некуда. Хотя в голове Реми как раз назрела мысль, что это будет прекрасный тактический ход - свалить вину на отца. Тео оценил бы. Реми слегка улыбнулся. Кажется, в тот момент, когда Аши сказал про увольнение Джулии. Ее было жаль, потому что она была премилой девочкой, но именно что - девочкой, которая не готова была работать в большом бизнесе. Для нее все это было игрой во взрослую даму, которая что-то хочет доказать родителям. Да, и у него вся жизнь была такой же игрой, когда он прыгал перед папой и кричал, что он уже большой мальчик, который хочет сам построить свой домик. Идиот. И почему ему никто об этом не говорил? Может быть, Аши пытался?
Реми наблюдал, как изменился Лондон, как опустели его улицы, как ходили люди в масках, как вообще появлялись редкие пешеходы, как воры, забегали в кафе. Вот и они с Аши стояли в Старбаксе и ждали заказ. Очень хотелось пить, он опирался на столик, словно опасаясь, будто сейчас закружится голова.
-Я должен порадоваться тому, что все за меня переживали? - Реми почти залпом выпивает лимонад, прежде чем сесть обратно в машину. Становится легче дышать, правда газированный напиток бурлит в пустом желудке. Если желудок проснулся, это значит, что он еще живой. Радует.
С его молчаливого согласия они едут туда, куда везет Аши, но у Реми все-таки есть право выбрать музыку? Он тыкает по дисплею в поисках радио, но он уже давно не помнил, какое радио ему, действительно, нравится. Музыка обыкновенно играла фоном, он часто разговаривал по гарнитуре так, что даже не вникал, что там играет.
-It's not too late to turn back home..-Реми оставил песню, которая привлекала скорее своими словами, нежели голосом, хотя, наверное, он был неплох, хотя бы не скрипел, а был гладким. Реми позволил им с Аши прослушать часть песни, только потом прервал молчание.
-Ну, это папин отель, он вправе делать там то, что посчитает нужным, - он обернулся к Аши, тот выглядел обеспокоенно. Наверное, был не уверен в том, что правильно сделал, что пошел на поводу у Реми и поехал с ним за город. - Что? Да, по хер, уволил, значит уволил, нельзя всех тянуть. Те, кто талантлив, они найдут себе работу..а Джулия, ну устроит ее Гордон еще куда-то, если она не провалит и этот шанс, - сказать, что он был обижен? Да, ему по-прежнему неприятно, что с ним так могли поступить, но жизнь имеет обыкновение круто сворачивать с проторенной дорожки.
Машина тоже съехала на какую-то проселочную дорогу. Аши так ловко управлял машиной, объезжал ямки и колдобины. Реми завидовал, улыбался, глядя на серьезное лицо Аши.
-Тебе идет быть таким правильным и умным, - он потрепал Аши по голове, испортил его прическу, но Реми было можно, ему вообще разрешалось многое, судя по всему, а может быть, и всегда было можно, а он не пользовался.

+1

7

- Нет, - Ашиль качает головой. - Это мы должны радоваться тому, что с тобой всё в порядке.
Он знает, что Реми - самый старший, самый спокойный и самый рассудительный. Но всё равно не хочет пугать его статистикой смертей из-за коронавируса. Не хочет рассказывать, как то сам, то с матерью и отцом внимательно следил за новостями из больницы, смотрел списки умерших и очень боялся увидеть в них имя брата. Не хочет... просто не хочет. Это всё осталось позади. И в такой яркий солнечный день не стоит вспоминать о последних тревожных неделях.
К тому же Реми изменился. Едва ощутимо, но всё-таки изменился. Ашиль изредка поглядывает на него, но дело не во внешности - конечно, за время пребывания в больнице, старший порядком отощал. Всегда гладковыбритый и одетый с иголочки, сейчас он больше напоминает типичного хипстера - особенно со стаканчиком кофе из "Старбакс" в руке. Но что-то изменилось в его характере - по крайней мере, раньше Ашиль ни разу не слышал, чтобы Реми так говорил о своём отеле. "Кристабель" стал его детищем, пусть не самым любимым, но единственным и очень опекаемым. Конечно, деньги были отцовские, но Реми создал свою историю с нуля - от стен до последних занавесок.
А теперь он выглядит как человек, которому вообще нет дела до отеля.
- Иди в задницу, - беззлобно отшучивается Ашиль, но даёт брату провести рукой по своим волосам. - Я всё ещё хочу тебя убить. Но не переживу слёз мамы.
Адель Ассани - прекрасная женщина. Несмотря на возраст и рождение трёх детей, она сохранила потрясающую фигуру, а чистоте и подтянутости её кожи могли позавидовать и двадцатилетние. Возможно, Адель была не самой умной и уж точно уступала в этом своему мужу, но эмоциональности ей не занимать. Своих детей она любила больше всего на свете, и произошедшее с Реми здорово подкосило её здоровье. Но Ашиль был уверен, что maman придёт в себя, как только узнает, что со старшим сыном всё в порядке.
Машина выезжает на засыпанную мелкой щебенкой дорогу, проезжает через открытые ворота. Справа возвышаются небольшие двухэтажные коттеджи, а слева блестит ровной гладью озеру. Ашиль сворачивает к воде, и спустя несколько десятков футов авто останавливается на маленькой пустой парковке.
- Знаешь, грешным делом мне показалось, что отец тоже посчитал считать меня правильным и умным, - задумчиво протягивает Аши, выходя из машины. - То есть после истории с Патриком он всё ещё разговаривает со мной сквозь зубы или предпочитает в качестве гонца использовать мать или Тео. Но мне кажется, он ожидал увидеть меня другим. Каким именно? Ха-ха, возможно, в ярких перьях, блёстках и с помадой на губах. Я снова его разочаровал, представляешь?
Они идут прямо по траве к одной из беседок. Около берега плавают утки - завидев людей, они устремляются к ним. По всей видимости, птичек здесь постоянно подкармливают.
- Да, и я пока жил в твоей квартире, - извиняющимся тоном сообщает Ашиль и ставит на маленький деревянный столик пакеты с едой. - Не смотри на меня так. Кому-то нужно было присматривать за твоим ненормальным котом. К тому же я не могу пусть в квартиру нашу мать. Сам знаешь, она бы всё там переделала на свой вкус. Я подумал, что лавандовые шторы не придутся тебе по вкусу.
Он садится на скамейку и, взяв стаканчик с кофе, внезапно понимает, как сильно проголодался. Это приятное чувство, потому что на фоне стресса последних месяцев Ашиль испытывал проблемы с приёмом пищи. Конечно, это не анорексия, но что-то очень похожее.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » turn back home


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно