Каждый город имеет свою особую атмосферу и привносит свое ощущение в жизнь каждого. Нью-Йорк - вечно спешащий не спящий город возможностей. Здесь можно стать кем угодно и имея удачу и трудясь в поте лица добиться чего-то действительно стоящего. Лос-Анджелес - это блеск софитов, богатство, популярность и киноиндустрия. Здесь если повезет ты сможешь стать очередной восходящей звездой Голливуда. Чикаго же город экономических возможностей. далее

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » [28.02.2020] Театр абсурда


[28.02.2020] Театр абсурда

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Театр абсурда
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
http://images.vfl.ru/ii/1590078271/d61d687f/30579652.gif http://images.vfl.ru/ii/1590078271/aa4c76c6/30579653.gif http://images.vfl.ru/ii/1590078271/18ecbf80/30579654.gif

Liam Bradford, Ashley Black
28 февраля 2020, ночь. Лондон, особняк на Найтсбридж.

Музыкальная культура горазда на выдумки, но чтобы под носом полиции почти в самом центре Лондона существовала настоящая секта со вполне реальными жертвами - это уже через чур. А МИ5, как всегда, ни сном ни духом. Что ж, если эта статья и выйдет, то она будет не о жёлтой змее, а о равнодушном бездействии внутренних спецслужб и правоохранительных органов в целом.

+1

2

BB

http://d.zaix.ru/jTTa.jpg

Что ж, задумано - сделано. Лиам никогда не отказывался от своих идей, тем более если дело касалось чего-то, что в итоге может оказаться серьёзной проблемой, а чутьё опытного журналиста ещё с разговора с Ашилем Ассани звенело в его голове тревожным сигналом даже несмотря на то, что со сцены, на всех записях выступлений той девушки, о которой случайно рассказал юноша, её поведение выглядело обыкновенным имиджевым позёрством. Всё по классике жанра: эпатаж, кровь, змеи, ужасная музыка, вводящая молодёжь в транс, скорее всего... наркотики и море алкоголя, потому что все клубы, в которых она выступала, (по крайней мере, большинство из них), уже были известны, как сомнительные заведения, где несоблюдение законов прикрывается продажными полицейскими. Но сколько бы газеты не поднимали эту проблему, никто не хотел ничего решать, а сейчас тем более все были заняты разрастающейся пандемией и принятием мер по изоляции граждан.

Так что, если журналист хотел разобраться в том, что таится за именем Эшли Блэк, нужно было действовать самому, как бы он не клялся себе после неприятных событий, закончившихся раздробленной ногой, что больше не будет вести расследований. И через Ашиля Ассани и его источники разузнав как можно больше о том, как попасть в этот самый, странный культ, посмотрев на него изнутри метким глазом и убедившись, что волноваться не о чем, к ночи 28 числа Брэдфорд уже был готов стать одним из его гостей, по обязательному правилу первого этапа облачённых в маски. (Не тратя время на долги выборы, Лиам взял в магазинчике для Хеллоуина первую попавшуюся - в форме чёрного черепа). Одел один из своих самых пафосных костюмов, (вопреки действительно хорошему финансовому положению, Брэдфорд одевался довольно просто), и на всякий случай прихватив подарок старого приятеля, (нож, встраиваемый в пряжку ремня), отправился в самый дорогой район Лондона, где и был назначен вечер, а если точнее, ночь - в Найтсбридж.

И первая мысль, заметкой откладывающаяся в сознании журналиста: организаторы сего действа - крайне обеспеченные люди.
И дело даже не в том, что аренда особняка в Найтсбридже - слишком дорогое удовольствие, а в том, что Лиам увидел внутри, проходя в главный зал, где обещали начало эдакого представления. Вышколенность персонала, серьёзная охрана, наверняка, собранная из бывших военных, которым плевать, на кого работать, а важно только то, сколько им платят, воистину отборные девочки и женщины на любой вкус, наверняка, так же нанятые из элитных служб эскорта и играющие роли не только встречающих и разносящих фуршетные напитки; сам внутренний декор, не относящийся к убранству особняка, а привезённый лидерами этого балагана... всё по высшему стандарту и качеству, а значит мысль о реальной активности культа здесь обрастала доказательствами. Осталось только найти в толпе саму Эшли.

А ещё не нервничать. Подобная атмосфера, которая совершенно не соответствует твоим собственным взглядам и принципам, а тем более очень сильно давит ощущением тысячи наблюдающих глаз повсюду, совершенно не располагала к тому, чтобы журналист расслабился. И если там, на войне, он хотя бы знал, что у него всего два варианта: осторожность или смерть. Здесь всё было слишком расплывчато и загадочно на первое время. И даже некоторые гости, с которыми удалось поговорить, юлили настолько тонко, что одно было ясно предельно: просто так здесь ничего не происходит и весь клуб основан на задаче запудрить мозги. Благо, Брэдфорд был из тех, с кем сделать это крайне трудно, но именно этим он подвергал себя двойной опасности - умных и внимательных, усидчивых людей в таких местах не любят.

- Эшли Блэк?
Мужчина настиг миниатюрную, по сравнению с ним, фигуру девушки на балконе амфитеатра, подходя со спины. - Лиам Брэдфорд. Нам организовали эту встречу через третьих лиц.

Отредактировано Liam Bradford (21 Май 2020 21:28:39)

+1

3

Эшли стояла на балконе своей именной VIP-ложи и в волнении поглаживала пальцами чуть потертый, но все еще такой приятный на ощупь бордовый бархат. Хотя она и не была номинальной Хозяйкой вечера – сегодня был черед Лидии, – Эшли ощущала безудержную, бесконечную радость, которая заставляла дышать полной грудью, однако прерывисто, и окрыляла: сорвись она сейчас вниз, ее бы поймали десятки сильных рук. Зал постепенно наполнялся.
В амфитеатре, расположенным подковой вокруг небольшой, походившей на арену круглой сцены, гости занимали произвольные места, и за этим тоже было интересно наблюдать: выбор выдавал характер человека, скрытого под маской и мантией, но обнаженного для опытного глаза Верховных – отмечали тех, кто садится в первые ряды, чтобы видеть все в крупных деталях и ничего не упустить; подбадривали самых скромных, жавшихся по верхним и боковым с плохим обзором; иногда спускались и подсаживались к новичкам или же к опознанным старым знакомым, и обменивались шепотом впечатлениями. Эшли не сразу обучилась этой науке, но Верховный Гуру был терпелив.
Пахло смесью восточных масел поверх въедливых запахов крови и пота – и это был родной запах, от которого становилось хорошо и уютно. Играла слегка приглушенная, томная музыка, преимущественно инструментальная, но иногда в миксе попадались и горловые пения, и хоралы, и даже композиции в исполнении самой Эшли, специально записанные для собраний. «Куда ведет меня Желтая Змея?.. Никто не знает, только я…» Никто из других жриц не обладал певческим талантом, и Эшли этому радовалась.
Она ловила на себе слепые взгляды масок, когда гости то и дело поднимали лица, чтобы взглянуть на нее. Весь зал смотрел на нее, и все же это было иначе, чем на ее собственном концерте, где скандировали ее имя. Люди приходили посмотреть на нее – но это было по-разному: в клубе и в амфитеатре; здесь воздух вибрировал совершенно иной энергией, и в предвкушении Эшли закусывала губу и слегка подавалась корпусом вперед, то и дело опасно нависая над краем балкона…
Услышав мужской голос за спиной, Эшли резко обернулась и невольно прижала руку к груди; ее пальцы были унизаны массивными серебряными кольцами. 
- Добрый вечер! – она проговорила негромко своим грудным, хрипловатым голосом, широко улыбнулась и, шагнув вперед, приобняла гостя, на мгновение прижавшись щекой к его плечу. Приложив палец к своим губам, Эш мягко поправила незнакомца: – Эшли. Или Верховная Жрица.
Впрочем, она уже вспомнила, кем является мистер Брэдфорд, и добавила, начиная откровенно веселиться:
- Обычно при этом становятся на колени, но так уж и быть, не буду вас смущать. – Мужчина был деревянным, как и многие, кто впервые оказывался на собрании культа, но еще испытывал внутренние сомнения. – Вы со своим… На входе разве не выдали мантию? Ох уж эта Лидия, организация у нее…
Эшли не без удовольствия вновь убедилась, что ее вечера обычно более продуманные и вдохновенные, но быстро подобралась и вернулась к сдержанно-приветливому тону, как и подобало ее статусу.
- Гостям здесь не принято представляться, – она пояснила, бережно коснувшись локтя мужчины. Каждая жрица была преисполнена силы и любви, которыми должна была делиться с другими. – Вы же знаете о правилах неразглашения? Не всякий министр любит, чтобы узнали, что он предпочитает… неконвенциональные связи.        
Эшли рассмеялась переливчатым и, как ей казалось, изящным «ха-ха-ха». Она долго запоминала это словосочетание.
- Ну, а вы что хотите сегодня постичь? – Верховная жрица вновь обратила свой взор на сцену и уперлась ладонями в бархат. – Не знаю, что сегодня приготовила Лидия – то ли ритуал Инициации одного из будущих братьев, то ли что-то из ее фирменного. Но обычно все, кто приходят сюда, чего-то ждут.
Эшли глянула на Лиама через полуобнаженное плечико и кокетливо улыбнулась.
- Неужели такие усилия – ради моего интервью?

а я такая

https://i.pinimg.com/564x/80/d8/2c/80d82c583aa3680aae0ea8c9c1c46391.jpg

+1

4

Как только женщина оборачивается на голос Лиама, цепкий взгляд журналиста моментально улавливает почти картинный жест родом из утончённого дворянства Франции и Италии эпохи возрождения. Эдакая дама тонкой душевной организации, слегка напуганная неожиданностью гостя, но при этом сдержанная и гордая, а вдобавок ещё и намеренно привлекающая внимание мужчины к своей груди. Несомненно красивый и элегантный ход, но зацепит не каждого. Хотя вариант с проверкой Брэдфорд далеко не откладывал, ведь если женщины здесь довольно фривольны и обучены видеть насквозь каждого клиента, скандальная певица могла делать то же самое почти на уровне рефлексов, о чём так же говорили и последующие шаги женщины навстречу гостю после того, как он ответил на её приветствие коротким кивком головы. Ничего не скажешь - журналист пока не видел никакой связи со змеёй, но кошачьих повадок Эшли Блэк было не занимать. Хотя, пока что, её гостеприимная ласка была в пределах приличия и несмотря на рабочую скованность и напряжение в мышцах, Лиам не испытывал дискомфорта.

- Поверьте, женщина на коленях не смущает так, как заряженный пистолет у виска, а я это проходил. - Снимая маску, которая была больше не нужна ему, Брэдфорд приветливо улыбнулся, подыгрывая задору женщины, но не оспаривая её короткое заключение. Задача журналиста - слушать, внимать, анализировать и запоминать любые рассуждения, к которым подводят его вопросы и парирования, если нужно. По крайней мере, даже стиль приветствия самой организации сразу указал на ещё одну возможную деталь, по которой выбираются и отсеиваются клиенты здесь - жажда власти. Какому богатому ублюдку с потребностью самоутверждать своё достоинство не понравится, что перед ним стоят на коленях? 
- С организацией всё в порядке. - Уверяет Лиам несколько виновато поведя бровью. - Я позволил себе оставить плащ внизу, чтобы посмотреть на реакцию. - Признаётся он, дёрнув уголками губ вверх. - Отсутствие этой детали заметили только вы. - Резюмирует Брэдфорд строже, чем, возможно, вкупе с одеревенелым видом и вызвал желание жрицы вновь себя коснуться, пусть и на этот раз более отстранённо.

- И тем не менее я журналист и пришёл сюда не баловать свои собственные предпочтения. - Мягко улыбается Лиам, слегка пригибая голову к левому плечу и внимательно всматриваясь в женские глаза, пока это было ещё возможно до того, как она отвернулась к сцене.

Странный взгляд. Особенно в сочетании с театральным смехом, на который, наверное, действительно ведутся, раз Эшли пробует это и на Брэдфорде. А в глазах недобрый, холодный налёт. Темнота и высокие стены. Хотелось провести ассоциацию со старинным замком с коваными воротами и высокими башнями. Под ногами густой туман, а на смольно-чёрном небе ни единой звезды. Что пережили женщины с такими взглядами? Вряд ли персоналом в таких местах становятся люди со счастливым детством. Классика жанра - лидер пудрит мозги ломаным судьбам.

- И что же у вас здесь постигают те же министры, к примеру? - Вбрасывает Брэдфорд, цепляясь за слова Эшли о политических деятелях и, само собой разумеющейся, полной анонимности происходящего, которую Лиам был намерен сохранить нетронутой. И так понятно, что господа из палаты Лордов, двое или трое здесь появляются точно. С Общинами меньше подозрений, ибо люди там сами по себе проще. Но дело не в именах, а в самом направлении клуба, которое первым бросалось в глаза и вызывало вопросы своей конкурентоспособностью с другими аналогами или отличиями от них. Так что Лиам говорит откровенно. - С тех пор, как я вошёл, со мной успели ознакомиться самым неприличным образом как персонал, так и гости обоих полов. - Он складывает широкие ладони, увенчанные длинными, узловатыми пальцами в области паха. - Разве за этим не достаточно зайти в бордель или нанять службу эскорта? - Брэдфорд с любопытством вскидывает бровь, ровняясь с женщиной со стороны её правого плеча у бортика амфитеатра и так и не отвечая на вопрос, обращённый лично к нему.

+1

5

Поначалу Эшли думала, что она ослышалась, резко обернулась и вперилась в Бэдфорда ошарашенно-возмущенным взглядом, которым обычно смотрела на Ашиля Ассани, когда тот заходил в студию и докладывал, что кексов с банановой начинкой не было и потому он их не купил (это означало одно – что свиненок поленился зайти в другой магазин с выпечкой!).
«Капец, беги!» – посоветовал бы сейчас Энди.
«Сейчас орать будет, и это я не про песни», – добавил бы Оливер.
Уилл молча указал бы на запасной выход.
Да, ребята из группы хорошо ее знали! Впрочем, что не помешало Эшли их всех уволить.
- Та-ак, мистер Твистер-журналистер!! – В Эшли по умолчанию была встроена функция мгновенного закипания до ста градусов. – Если бы мы были не на собрании ордена, – мисс Блэк угрожающе цедила сквозь зубы, плотно впившись длинными ногтями в ладони, – то я давно бы кинула в вас столом!.. И микрофоном тоже!
Однажды так под раздачу уже попадал один европейский писака, начавшись спорить с Эш, будто она не могла тайно заочно окончить Венскую консерваторию. Эшли в тот период увлекалась симфо-металом и активно подражала Тарье Турунен.
- Ты знаешь вообще, что мы делаем с теми, кто выказывает неуважение Желтой Змее, ее жрицам и помощницам?! – По лицу Эшли было понятно, что, скорее всего, ничего хорошего, и она продолжала бушевать, растопавшись вплоть до неловко подвернутой ноги. Вскинув палец, она предупредила, чтобы Лиам не подходил. – Ух, черт бы вас побрал, у-у!
Продолжив шарить рукой где-то под перилами балкона, Эшли зло бормотала себе под нос:
- Нет, ну надо же!.. «Женщина на коленях»!.. Когда там наоборот, мужик ползать должен... И вообще, нашел тут «женщин»!.. Жрицы и помощницы, братья и сестры!.. Нет, ну вообще-е-е!.. О, вот она!
Эшли наконец нащупала тревожную кнопку, и спустя пару мгновений из незаметного глазу динамика раздался мелодичный голос Лидии: «Да, незабвенная?»
- Слушай, кисуль! Тут это, такое дело – один Змеелов нарисовался, – Эшли неодобрительно покосилась на Брэдфорда. – Если Гуру не против, покажешь в начале быстренько ритуал Кормления? Там вроде в подземелье уже две недели сидит претендент.  
Лидия неопределенно хмыкнула и сказала: «Ладно, постараюсь».
- Ты лучшая! – похвалила Эшли, отключаясь, и вполголоса добавила: «Ну, после меня». Скрестив руки на груди и строго смотря вперед, она продолжила бурчать: – Но трындец, конечно!.. Развелось атеистов!..

+2

6

Брэдфорд мягко улыбнулся. Наблюдать за мгновенными изменениями в эмоциональном состоянии женщины было крайне занятно, как и пытаться сопоставить раскрывшееся истинное лицо и сжатые кулачки с элегантным платьем, что было на ней надето. Куда больше сейчас певице подошла бы кожаная куртка и начёс, какие носила Дженнифер Баттон в молодые годы, зажигая с Майклом Джексоном и Джеффом Беком. Но тем не менее, такие мутации отлично отражали суть клуба в целом - напыщенность дорогих костюмов и вечерних платьев на самом деле такая же маска, как плащи и закрытые лица. А под ними грязные, пропащие души. Каждый из них. От клиентов до организаторов.

- Значит местное общество строится на матриархате. - Делает спокойный вывод Лиам, сокращая все негодования женщины у себя в голове лишь до одной строчки о том, что на коленях здесь стоят мужчины, а не наоборот или в равной степени, раз уж слова журналиста вызвали такую бурную отдачу, хотя он ни в коем случае не имел ввиду принижение женщин, а лишь сделал вывод из рассказа Эшли и того, как обходителен здесь женский персонал с мужчинами - гостями. По началу это действительно напоминало эдакий восточный даже мотив. Но, как видно, Брэдфорд ошибся и теперь наблюдал театр одного актёра, сыплющего угрозами и судорожно ищущего, по-видимому, тревожную кнопку.
- А гуру? - Совершенно естественный вопрос последовал после того, как женщина связалась со своей коллегой и они всё обговорили. - Получается, ваш духовный лидер тоже женщина? - Уточнил он, заинтриговано вскидывая бровь и представляя у себя в голове, какая именно это должна быть дама и насколько сильно её образ далёк от типичных "мам", как называют хозяек элитных борделей, большинство из которых, на самом деле, действительно чертовски мудрые, интересные женщины, которых хочется уважать. И Лиам надеялся, что родоначальница "жёлтой змеи" ни чуть не хуже и уж точно не является обыкновенной обиженной на мужчин радикальной феминисткой, которая создала этот клуб для умиротворения своей собственной гордости и прививания такой же позиции молодым женщинам, не имеющим желания думать своими головами. Ну а если же это был мужчина - возникают вопросы. Слишком много вопросов. Однако пока им места не было.

- И почему именно "жёлтая змея"? - Вдогонку интересуется Лиам, улыбнувшись одним уголком губ и не отрывая взгляда от пылкой собеседницы, кажется, из гордой леди в один момент превратившейся в свернувшегося клубком ежа. - Я слышал о многих культах, так или иначе связанных с эротикой и культурой секса, но все они были связаны с древними языческими Богами, покровительствовавшими плодородию и любви. - Брэдфорд опустил руки в карманы брюк. - Шочикецаль у Ацтеков, Клиодна у Ирландцев, Хатхор у Египтян, Греческий Эрос, Индийская Рати и даже Скандинавская Фрейя. - Он пожал одним плечом. - Расскажите мне о сути змеи, Эшли. Откуда она пошла и почему именно этот символ? - Лиам добродушно усмехнулся. - Ведь если вы назвали меня атеистом, значит дело всё же в Богах.

+1

7

- ХА!..  ХА-ХА-ХА-ХА! – громко выдохнула Эшли, так что даже из нижних рядов на нее покосились маски неизвестно с какой эмоцией: то ли страха, то ли интереса, то ли возмущения. Эш высунула кончик языка и закрыла рот ладонями, пытаясь приглушить уничижительное хихиканье.
- Ой, ну вы скажите тоже! Ой, не могу! – повеселев, Эшли немного успокоилась. – Наш Верховный Гуру – мужчина, совершенно точно! И очень даже привлекательный!
Эш загадочно улыбнулась и сделала движение плечом, словно ее поглаживали чьи-то пальцы.
- Я вас познакомлю после сессии, обязательно!
Свет в зале постепенно сгущался, медленно превращаясь в идеальную тьму, а в музыке все четче проступали басовые ноты. Звукорежиссер здесь был хороший, не то что у них на лейбле.
- Змея? – переспросила Эшли, которая всегда путалась в культовой символике и зачастую пропускала «толковательные» лекции, находясь в очередном туре. – Ну, змея – она символизирует… змею… Ну-у, мудрость там, и все такое… Я вот Королева змеек! Мои фанаты – это змейки, я их так называю!..
Эшли сделала отчаянный жест, покрутив запястье, и ее осенило:
- А!.. Это круг! Хаос! Саморазрушение и творчество! Этот, как его… все время забываю… купорос? Хондроз? Диатез?
«Уроборос», – откуда-то послышался ласковый шепот.
- Уроборос, и никаких богов! – радостно подхватила Эшли. – Теперь понятно?
С чувством выполненного долга, Эш нажала на одну из незаметных кнопок: верхняя часть балконных перил поддалась и отъехала в сторону, и Эшли достала желтого питона.
- Привет, малыш! Заждался уже?.. Вы садитесь, садитесь, сейчас начнется, – она поторопила Брэдфорда, привычным жестом набрасывая змею вокруг шеи и устраиваясь в театральном кресле.
- ..Уважаемые господа и гости вечера, напоминаем вам, что аудио- и видеосъемка категорически запрещена. Во время сессии оставайтесь на своих местах и храните молчание. Все, что происходит в стенах Дома, имеет приватный характер и не подлежит распространению. Неповиновение карается УСТАВОМ СВЯЩЕННОГО ОРДЕНА ЖЕЛТОЙ ЗМЕИ…
Последние слова зависли в воздухе угрожающим эхом. К басовым нотам добавились духовые и ударные инструменты.
- ..Уважаемые господа и гости вечера, ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!..
Нейтральный механический голос, зачитывавший стандартные инструкции, сменился голосом хозяйки этого вечера, Лидии:
- Damnatio ad bestias!
Фраза на латыни из тонких красных линий замерцала в воздухе, предваряя световое шоу, а на арену опустилась железная клетка, отделявшая манеж от зрителей.
- У-у, давненько его не было! – Эшли шепотом прокомментировала и с детской радостью беззвучно похлопала в ладоши.
Как только решетка коснулась пола, музыка стихла, и в зале повисла напряженная тишина предвкушения. Спустя несколько минут абсолютного молчания, приподнялся занавес, отделявший арену от закулисья, и помощница в мантии и нахлобученном на лицо капюшоне вывела за руку молодого человека в одном нижнем белье и черной повязке на глазах. Бесшумно открыв дверцу клетки, она провела юношу на арену и, оставив его на центре, отступила, попятилась и скрылась за кулисами.
Потное молчание зала можно было нарезать кусками. Молодой человек некоторое время стоял, выпрямившись и шумно дыша, затем медленно, с осторожностью человека, не ориентирующегося в пространстве, стал приседать и нащупал пальцами пол. Разведя руки в стороны, он снова распрямился и сделал неуверенный шаг вперед.
- Здесь… есть кто-нибудь? – его голос был взволнованным и сорвался на вопросительной интонации. – Я знаю, что есть!..
Юноша нервно дернулся и резко оглянулся, словно что-то мог видеть или слышать, но это была лишь иллюзия.
- Кто-нибудь? Я не… – молодой человек незаметно для себя крутанулся вокруг своей оси. – Помогите?..
Эшли слегка улыбнулась и потерлась щекой о теплую кожу змеи.

+1

8

Смех молодой женщины отдавал нотками нервозности. По крайней мере, так казалось. Будто бы её слова были только лишь заученной мантрой, обязанностью, необходимостью готовить то, что должен каждый член секты, вызубренной в зомбированном мозгу доктриной, а не истинным пониманием того, что происходит вокруг, что, к сожалению, в очередной раз доказывало Брэдфорду, что здешний культ организован только ради самоудовлетворения болезненных фантазий его основателя, который попал под двойное подозрение ещё и тем, что со слов Эшли, оказался привлекательным мужчиной. Чем не описание каждого второго психопата и маньяка, когда-либо существовавшего в истории человечества? Внешне вызывающий доверие, интеллигентный, образованный тип с хорошими манерами и необычными взглядами на жизнь. Сколько женщин велось на подобных ублюдков? Списки жертв насчитывают несколько тысяч на всех. И это только женщины, а ведь жертвами бывали и мужчины и дети. Словом, факт того, что певица готова познакомить журналиста со своим Гуру был среди всего прочего - единственным положительным фактором сегодняшнего дня, (пока что). Посмотреть в глаза моральному уроду - это дорогого стоит. Лиам хорошо помнил это чувство, когда смотрел в глаза человеку, ответственному за многие десятки крупных терактов по всему миру. И пусть тогда за пару нарушений правил, меняющихся совершенно спонтанно по желанию объекта, журналист лишился возможности жить с двумя здоровыми ногами, такой опыт в профессиональном деле оставил массу отчётливо зафиксированных в голове уроков по анализу личностей.

- Уроборос. - Спокойно подсказал Брэдфорд одними губами, но благо, женщину уже поправили с другой, по-видимому, более доверительной стороны и ей не пришлось на ходу придумывать ответ на весьма точно поставленный вопрос так, будто эта символика для неё что-то значит, хотя на самом деле не имеет никакой конкретной связи с самой Эшли, кроме любви к змеям, тут же продемонстрированной лаской к появившемуся из "ниоткуда" питону. Хотя змеиный лаз в перилах - это действительно весьма интересная идея для любителя рептилий. Существо, таким образом, имеет возможность ползать по огромной территории без вреда для себя. Похвально. Хотя бы о змеях здесь действительно заботились.
- Весьма находчивый психологический ход - совмещать Юнгианство и извращение. - Хмыкнул Лиам и сел в кресло рядом с Эшли, внимательно наблюдая за происходящим на сцене. Вот только молчать, как все здесь, он не собирался, и пригнувшись к самому ушку женщины, едва ли не касаясь мочки губами, как можно более тихо прошептал, нарушая счастливую идиллию в голове певицы, судя по тому, как заворожённо она смотрела на сцену. - Что мешает ему просто снять повязку? Это запрещено правилами, которые получает "посвящаемый", прежде чем начнётся "церемония"? - Брэдфорд хмурится. - Какой смысл в завязанных глазах?

Действо на сцене продолжалось дальше, а потому Лиам отстранился от Эшли и вернул всё внимание к происходящему.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » [28.02.2020] Театр абсурда


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно