Каждый город имеет свою особую атмосферу и привносит свое ощущение в жизнь каждого. Нью-Йорк - вечно спешащий не спящий город возможностей. Здесь можно стать кем угодно и имея удачу и трудясь в поте лица добиться чего-то действительно стоящего. Лос-Анджелес - это блеск софитов, богатство, популярность и киноиндустрия. Здесь если повезет ты сможешь стать очередной восходящей звездой Голливуда. Чикаго же город экономических возможностей. далее

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » [24.02.2020] First step


[24.02.2020] First step

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


First step
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/132/536374.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/132/528300.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/132/144894.gif

Liam Bradford, Eva Hayswood
24 февраля 2020, вечер; кабинет психотерапевта

Решение о работе с психотерапевтом - это всегда сложный шаг, тем более для такого человека, как Лиам, но всё меняется, когда уже не первый раз просыпаешься, понятия не имея, что было вчера до того, как ты нажрался в хлам. Благо, нашёлся друг, который смог намекнуть, а заодно и дать контакты некого хорошего доктора - Евы Хейсвуд.

+1

2

день до приёма

Он плохо понимал, от чего проснулся. То ли от нещадно бьющих в окно спальни солнечных лучей, то ли от невыносимого гудения в голове, включившегося будто бы по щелчку в тот момент, когда организм уже сам готов был к привычному раннему подъёму. Казалось бы - стандартная ситуация, на которую уже можно было не обращать внимания: нажрался вчера где-то с кем-то по поводу, который не сложно будет узнать у коллег или друзей, ибо кто-нибудь из них точно был там же, подцепил по ходу дела лёгкую на подъём женщину, которая присутствовала там же, закрутилось на пьяную голову, ну а теперь можно было просто взять себя в руки, собраться и уйти, оставив случайной знакомой последний поцелуй.
Вот только беда в том, что посреди небрежно разбросанной на полу одежды он замечает махровый свитер, хозяйку которого крайне трудно назвать посторонней, как и её семью, если, конечно, выпивка уже не дошла до того, что Лиам начал ловить неприятные галлюцинации на ровном месте.

- Твою ма-ать, - растягивается в мыслях расплавленными, тяжёлыми металлами, - нет, пожалуйста... - он осторожно поворачивается в сторону женщины, ещё, как казалось, сладко спящей на другой стороне постели, - блять, Джиллиан. - Не замечая, что выругавшись вслух, разбудил подругу окончательно, жуналист откровенно хватается за чугунную от похмелья голову, падая лбом в подушку. - Как?
Брэдфорд не помнит абсолютно ничего. Ни как это случилось, ни как они до этого дошли, ни как вообще всё происходило, что, пожалуй, огорчало больше всего, потому что эта самая Джиллиан была женщиной, на красоту и стать которой облизывались многие, но первое - она была замужем, второе - сама обладала характером довольно хладнокровным, чтобы допускать секс по дружбе в её положении и статусе.

- Скажи, что мы не у тебя дома. - Бурчит Лиам, не желая возвращаться в реальность. Ему банально стыдно. За себя, за то, что произошло. Да, Брэдфорд превратился в бабника после двух неудачных браков, но никогда не подводил женщин к изменам, а здесь...
- Лиам, всё в порядке. - Она томно переворачивается с одного бока на другой, наваливаясь ему на плечи и подсовывая к лицу пальчики левой руки. От обручального кольца на безымянном остался лишь характерный, постепенно исчезающий след. - Мне было хорошо с тобой.

24 февраля

ВВ

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/132/153716.jpg

Весь последующий день вчера Брэдфорд не выпускал из головы мысль о том, что лучше бы всё было плохо. Почему нельзя было нажраться так, чтобы ни о каком сексе вообще речи быть не могло и лучше бы он это понимал? Но нет, это произошло и Лиам ни черта не помнил ни деталей, ни даже хотя бы расплывчатых, примерных предпосылок с вечера. А главное - что вообще вчера отмечали? Чей-то день рождения? Чарльз Фримен ходил счастливым и так же отпивался чайной заваркой от похмелья. Может его. Спрашивать - совсем дурная идея. И остаётся только задавать вопросы самому себе, один из которых оказался очень даже метким: "как долго это всё может продолжаться"? Сегодня ты очнулся в постели женщины, которая говорит, что ты стал для неё освобождением, глотком свежего воздуха после катавасии с подготовкой к разводу с мужем, а завтра где ты себя найдёшь, учитывая то, что алкоголь уже стирает память настолько сильно? И Лиам вынужден признать, что впервые за долгое время ему стало за себя страшно. Три года пролетят быстро. Не успеешь глазом моргнуть, как тебе уже 50, а что дальше? Лиам невольно вспоминает слова сестры об их отце. Это гены - с ними ничего не сделаешь. Никуда не убежишь. И если исправлять ситуацию, то уже сейчас.

Пересиливая себя, Брэдфорд выуживает из бумажника визитку, которую подсунул ему однажды в разговоре хороший коллега. Мол, сам хожу и тебе советую. Белая, лаконичная, без всяких излишеств карточка с чёрной надписью стандартным печатным шрифтом: Ева Хейсвуд - частный психотерапевт, "номер телефона", "адрес места приёма". Строгость исполнения - хороший ход. Она вызывает доверие у деловых людей.

Но что на счёт самой профессии? Психотерапия - тёмная наука. Она стоит между двумя стереотипами, которые довольно сильно мешают восприятию, а именно: психологи недоучки, которые только и умеют, что давать своим пациентам тесты и анализировать их и психиатры, которые действуют с точность наоборот, заглушая разум своих "клиентов" медикаментами до состояния овоща. Нет, Лиам знал, как работает психотерапия. Более того, он был знаком с их кодексом и главными аспектами деятельности включая главное правило о том, что психотерапевт не даёт советов. Но что тогда? Одна осведомлённость в принципах работы не делает человека точно уверенным в том, что ему подойдёт это лечение и поможет. Не просто так психотерапию называют исповедью для атеистов, ибо нужно иметь огромную силу воли и решимость, чтобы с посторонним человеком поделиться самыми грязными тайнами своей души. Произнести их, признать их себе самому. И был ли готов к этому Лиам, он не знал, но и прекрасно понимал, что иного выбора нет, так как в клинику ложиться никак не хотелось, да и не было на это времени, а причина, по которой Брэдфорд увлёкся выпивкой... таблетки её не выведут. Тут нужна куда более тонкая и серьёзная работа лично, а не программа 12-ти шагов.

Решение принято. Удалось даже поймать время на сегодняшний вечер, чтобы не успеть передумать.
И вот он уже стоит и двери, заложив руки за спину и настраивая себя не нервничать, дабы раздражающее с самого детства заикание не вылезло вперёд когда не надо. Уж точно не с порога. Только не при приветствии. А потому, глубокий вдох, выдох, сглотнуть ком в горле и наконец постучаться, следом приоткрывая дверь и нелепо улыбнувшись женщине в характерном "докторском" кресле перед диваном для пациентов.
- Добрый вечер. - Кивает журналист, правой ногой переступая порог, но не проходя дальше. - Лиам Брэдфорд. Я звонил вам утром.

+2

3

[indent] Традиционная чашка кофе с утра ни на йоту не помогла в том, чтобы привести сонный организм в состояние бодрости. Ева протяжно зевнула и поудобнее устроилась на кушетке. Обычно ей не пользовались – клиенты предпочитали мягкий диван у стены. Кушетка недовольно скрипнула, словно напоминая хозяйке о том, что ей бы стоило тоже пойти и доспать в кресле. И вообще, кушетки – пережиток прошлого.
[indent] Тишину нарушил звонок мобильного. Ева мельком взглянула на незнакомый номер и свайпнула кнопку ответа. Хейсвуд молча выслушала звонившего мужчину и предложила записаться на вечер, поскольку у нее как раз было время.
Новые клиенты это прекрасно, но слишком волнительно. Они могли не понравиться друг другу и работа не пойдет. Так уже было неоднократно, и Хейсвуд винила себя в этом. Хорош псииатр, который не может найти подход к клиенту, говорила она себе, снова и снова, когда теряла пациентов.
[indent] Весь день прошел в состоянии полусна. Ева мило побеседовала с женщиной, которая переживала за свою дочь и постоянно читала ее дневники. Хейсвуд искренне не понимала, как можно так нагло вторгаться в личную жизнь ребенка, о чем и сообщила в мягкой форме матери. Ей, кажется, удалось достучаться до нее, а это уже была маленькая победа. Значит, Ева не безнадежна. Значит, она может помогать людям. Эта мысль грела ее до самого вечера, пока не пришло время нового клиента.
[indent] В дверь робко постучались, и Ева приосанившись, посмотрела на вход. В кабинет заглянул мужчина.
[indent] - Проходите, - Ева приветливо улыбнулась и жестом показала на диванчик.
[indent] Она дождалась, когда мужчина сядет. Хейсвуд всегда волновалась при первой встрече с пациентами, ей бы хотелось выглядеть более профессионально, но чаще выходило так себе. Женщина скрепила пальцы в замок и закусила губу.
[indent] - Что ж, - слова сдержанно улыбнулась, - мистер Брэдфорд, как я могу к вам обращаться?

+1

4

Надо уже приучить себя ходить с левой ноги, а не с правой, ибо хотел, как лучше, а получилось, как всегда, что называется. Вроде спокойный, в голове всё улеглось более-менее, дышалось нормально, а забылся, что уже перешагнул порог больной ногой и наступил на неё всем весом, входя в кабинет и закрывая за собой дверь. Благо, перекосивший лицо оскал от боли удалось спрятать, отвернувшись, однако саму тяжёлую походку трудно было не заметить опытному взгляду психотерапевта, обученного читать всё, от жестов до микро мимики пациента. И тяжело "завалившись" на диван напротив доктора со своего 1.82 даже несмотря на худощавое телосложение при этом, Брэдфорд вроде бы расслабленно, широко разводит колени, прежде чем откинуться на спинку сидения снимая бомбер, оставаясь только в футболке, и машинально прощупав пальцами кость правой ноги ниже колена, будто бы это могло помочь успокоить стрельнувший спазм.

- Лиам. Можно просто Лиам. - Нелепо улыбается он, наконец устраиваясь на диване без лишних действий и только зачем-то пройдясь ладонью по седеющей щетине, повторяет жест врача, скрещивая длинные, узловатые пальцы рук в замок на уровне чуть ниже пряжки ремня.

Ещё один тяжёлый выдох и широкие плечи всё равно ощутимо сковывает напряжение. Он закидывает лодыжку правой ноги на колено левой и сводит брови к переносице, уставившись куда-то в пространство у себя между ног. Говорят, что молчать в кабинете психотерапевта - это нормально, но вот отсутствие самих мыслей или их скомканность напрягает журналиста, привыкшего всегда контролировать до безупречности каждое своё рассуждение, вывод или всё, что к нему ведёт. А сейчас Брэдфорд поймал себя на мысли, что ощущает себя даже не перед врачом, а будто бы маленьким мальчишкой в кабинете школьного директора. Провинившийся и вызванный на разговор. Это вызывает усмешку.

- Я полагаю, что должен начать с детства, да? - Пересиливая себя, Лиам поднимает растерянный взгляд голубых глаз к глазам женщины, будто бы пытаясь уловить в них что-то, что придало бы больше уверенности ему самому. Еву Хейсвуд представили, как опытного специалиста и профессионала. Да и выглядела она внимательным, способным понимать чужие проблемы человеком. Или Лиам ждал слишком многого?
В любом случае, всё, что он обдумывал весь день, формулировал, настраивал в себе - всё это рухнуло в один момент. Кроме одного: понимания, что ему действительно нужна помощь. - П-простите, - он резко прикрывает рот кулаком, понимая, что начинает заикаться, сглатывает, делает выдох и продолжает, - прошу прощения, я... - он усмехнулся. - Я думал, что точно знаю, зачем и с чем иду сюда, но, кажется, мысли рассыпались. - Брэдфорд вновь сцепляет пальцы в замок в прежнем положении. - Для журналиста моего уровня это страшное явление. - И снова глубокий, хрипловатый смешок. - Я не привык теряться и путаться в мыслях. А сейчас ощущаю себя школьником.

Отредактировано Liam Bradford (21 Май 2020 22:34:08)

+1

5

[indent] Ева терпеливо с добродушной улыбкой ждала, пока мужчина поудобнее усядется. Ей бы хотелось создать комфортную атмосферу общения, но чаще всего это получалось не сразу. И часто это было катализатором того, что клиент в итоге прощался навсегда. Это, безусловно, било по самолюбию Евы, но со временем она привыкла.
[indent] Хейсвуд проследила за действиями Лиама и невольно разжала пальцы. Этот жест практически всегда говорит о закрытости собеседника, а это ей не нужно. Лиам отзеркаливает ее поведение, и Ева догадывалась, как следует действовать. Может быть, она посредственный психотерапевт, но интуитивно она еще могла чувствовать людей.
[indent] - Лиам, - Ева откинулась в кресле, искренне готовая быть открытой для разговора. Ей необходимо, чтобы мужчина почувствовал себя более раскованно, иначе разговора не выйдет. – Можете называть меня Ева или просто доктор, как вам будет удобнее.
[indent] Она поправила очки на переносице. Первый сеанс зачастую напряжен. Люди, приходя в ее кабинет, чаще всего не понимают, что им необходимо, не знают, чего они ждут от психотерапии. Иногда Ева и сама не понимала, что требует вытащить из подсознания человека, чтобы терапия помогла. Наверное, именно от этого непонимания она и считала себя неудачницей, ведь ее сокурсники добились на этом поприще гораздо большего, чем один частный кабинет. Сразу вспомнилась Эльза, которая владела своим бизнесом в нескольких городах, ловко успевая работать везде и светиться на обложках журналов. Ева быстро отмела эти мысли и снова посмотрела на Лиама.
[indent] - Думаю, это лишнее, - Ева мягко рассмеялась, - давайте просто поговорим.
[indent] Хейсвуд видела, как мужчина нервничает. Разговоры о проблеме могут немного подождать, ей было необходимо успокоить его нервозность и вывести разговор в менее волнительное русло.
[indent] - Значит, вы журналист, Лиам, - очевидное заключение, - о чем вы пишете? 

+1

6

- Хорошо, Ева, - Лиам нелепо улыбнулся, кивая, - спасибо.

Он поджимает губы, сосредоточенно хмурясь и пытаясь выжать из себя хоть какую-то трезвую, важную для него самого мысль. Разжимает пальцы и раскидывает руки по спинке дивана, ладонями и пальцами цепляясь за внешнюю её часть в промежутке между ней и стеной. Занятно, но подобное положение вызывает ассоциацию с распятием. И пусть оно было действительно удобным, а натяжение в мышцах рук помогало перекинуть часть эмоциональной нагрузки на физическую, практически повиснув так, но тем не менее не приятным из-за того, что с верой у мужчины с самого детства были довольно серьёзные разногласия, но из-за матери приходилось терпеть все службы и более того, слишком хорошая память журналиста до сих пор держала в его голове некоторые молитвы из тех, которые заставляли выучить наизусть.

- И часто у вас здесь просто разговаривают? - Вбрасывает Брэдфорд, сводя брови к переносице, но потом тут же прячет острый взгляд, вонзившийся в глаза врача, себе между ног, понимая, что мог показаться слишком прямым и грубым, не говоря уже о том, что нарушил одно из важных правил в кодексе психотерапевта: "пациенты не должны знать друг о друге ничего". - Простите, я знаю, что не должен задавать вопросов о других пациентах. - Понимающе кивает Лиам и отцепляясь правой рукой от дивана, зачем-то ворошит и без того всегда взлохмоченные, непослушные кудри на собственной голове. - Проф.деформация - вопросы цепляются за язык сами собой. - Пытается пояснить он, пожимая одним плечом и возвращая взгляд женщине, а руку за диван. - И чаще неудобные. - Горько усмехается Брэдфорд, вполне признавая участь журналистов быть теми, чьи вопросы, в отличие от тех же психотерапевтов, отнюдь не приводят ни к чему хорошему, а являются способом зацепить человека за больное, за живое, вскрыть его натуру, заставить говорить правду будь на то его собственная воля или непроизвольный поток на почве ярости в сторону представителя прессы, намеренно спровоцировавшего на подобную реакцию.

А потом он делает глубокий вдох и медленно выдыхает застоявшийся в лёгких воздух.
- Да, мой основной профиль - The Guardian. - Гордо улыбается Брэдфорд одним уголком губ. - Большинство разворотов и титульных листов, которые вы читаете, написаны мной и моими людьми. - Даже несмотря на положение рук, можно было хорошо заметить, как мужчина расправил плечи ещё сильнее, будто павлин, распушивший хвост. - А то, что не попадает в газету, ложится без цензуры на страницах моих книг. - Он более-менее расслабляется, хотя довольно редко встречается в врачом глазами, в основном рассеивая взгляд. - Политика, бизнес, королевская семья, судебная система, здравоохранение... - перечисляет Лиам довольно рядовым тоном, - я пишу о том, что вижу вот уже, - он хмурится, затем как-то сухо усмехаясь, - двадцать с хреном лет. - Он вопросительно изгибает брови, исподлобья взглянув в глаза Евы. - Но мы точно должны говорить о моей работе? - Журналист кивает на дверь, хотя и понимает, что не совсем удобные темы - это именно то, о чём и говорят в кабинете психотерапии. Здесь лечат серьёзные проблемы, а не уютно беседуют о чём хочется. - Я только что оттуда. - Он поджимает губы и признаётся: - и всё, о чём я сейчас думаю - желание выпить, но свою флягу я опустошил ещё днём.

+1

7

[indent] Пациент не прост. Ева привычно пропустила мимо ушей колкость Лиама. Он не доверял ей и всем своим нутром это показывал. Пусть даже и не хотел, но скептицизм так и сквозил в его словах, даже и во взгляде для Евы не было ничего хорошего. С такими обычно сложно, а учитывая ее уровень – они быстро отказываются. Объективно себя оценивая, Хейсвуд считала себя не самым успешным. Возможно, она им и не была по этой причине – чертово самовнушение.
[indent] - Все в порядке, - Ева сдержанно улыбнулась, - а чем вы собирались заняться на приеме у психотерапевта? – вопрос совершенно без сарказма, она просто ведет беседу, как должен специалист, но на всякий случай, добавила:  – Простите.
[indent] Ева заметила, как приосанился Лиам, когда она спросила его о работе. Он горд собой и тем, чем занимается. Это похвально, ведь большинство ненавидят свою работу. Она кажется им рутиной, пожирающей все время. Ева искренно радовалась за тех, кто действительно занимает место по душе. Она невольно заулыбалась, слушая, как Лиам говорит о своей деятельности. Но он резко прекратил, и Ева слегка насторожилась. И вот они, кажется, добрались  к сути проблемы. Лиам пьет. Не нужно быть гениальным человеком, чтобы не понять это сразу, но Ева не смогла. Теперь, когда все перед ее глазами, она поняла.
[indent] - И вот теперь мы пришли к тому, почему вы тут, - Ева поправила очки, сползшие с носа и внимательно посмотрела на мужчину. – Но вы не считаете себя зависимым, иначе вы пришли бы не ко мне? Я не лечу зависимость от алкоголя. Ну, привычными методами – уж точно.
[indent] Еве бы не хотелось задеть Лиама за живое, но ей необходимо было вытащить это на поверхность. Хейсвуд задумчиво покрутила перед глазами карандаш.
[indent] - У вас что-то не ладиться, что вы пытаетесь залить это алкоголем? – Ева пыталась быть тактичной и аккуратной в вопросах. Ее печальный опыт с наркозависимым давал о себе знать, и Еве совершенно не хотелось повторения.

+1

8

Лиам пожал одним плечом. Слово "общение" каждый человек понимает по разному. Для кого-то это просто болтовня ни о чём, для которого-то вполне глубокая беседа, где нет места отчётам о жизненных успехах в стиле "как дела - нормально", но в кабинете психотерапевта и то и другое превращалось в понимании пациента, знакомого с кодексом, скорее в монолог, нежели разговор одинаково полноценный с обеих сторон. Задача психотерапевта лишь задавать наводящие вопросы и возвращать пациента на линию его мысли, если тот её потерял. Остальное дело за самим нуждающимся в помощи - говорить, говорить и ещё раз говорить, периодически отвечая на поставленные вопросы, которые всегда ведут к дополнительным размышлениям и выводам, которые делает пациент в ходе собственного анализа. Казалось бы, зачем тогда врач - так можно поговорить и с другом. Однако врач никогда не даёт советов - это первая важная деталь, а второе - его вопросы всё же профессионально точны в отличие от товарища, который просто интересуется состоянием рассказчика. Брэдфорд понимал это так, но из груди вырвалось короткое:

- Анализом, нет? - Журналист вопросительно вскидывает левую бровь, но услышав извинения от врача, понимает, что что-то сделал не так. Странное чувство - слышать "простите" от такого специалиста в адрес своего пациента. Словно она боялась ему навредить, хотя вряд ли, по крайней мере по ощущениям самого Брэдфорда, он выглядел как крайне уязвимый и ранимый тип, которого легко обидеть резким вопросом. Тогда он не стал бы журналистом, ибо это та профессия, что постоянно подвергается травле и разного рода негативу со стороны действительно обиженных фигурантов разных разгромных статей, да и просто людей, большинство из которых давно разучились доверять прессе.

- Если бы я не считал себя зависимым - не пришёл бы и к вам. - Лиам вжимается спиной в спинку дивана.
- Реабилитационные центры для меня не вариант. - Он хмурится. - Во-первых, занимает время от работы. Во-вторых, таблетки притупляют деятельность мозга и восприятие. В-третьих, я атеист. Программа 12-ти шагов меня не изменит. - Брэдфорд улыбается так, будто сказал о чём-то до неприличия безумном и наполненном сущим идиотизмом, чем, впрочем, и считал лично для себя ту самую спасительную систему на встречах анонимных алкоголиков, потому что никак не мог сам привязать Бога и веру в целом к банальной моральной слабости самого человека.

- Но я точно знаю, что это отсюда. - Журналист слегка постучал указательным пальцем по своему виску и сделал глубокий вдох. 
- Я начал сильно пить после развода, - пауза, - второго. - Лиам тяжело сглатывает и сводя брови к переносице, сжимает пальцы обеих ладоней между собой до белизны, будто бы это могло помочь не заикаться на нервной почве. - Она настроила против меня сына и ушла сама. - Брэдфорд горько усмехнулся. - Сначала я думал, что справлюсь, но по-видимому, не смог. - Он меняет местами правую ногу с левой, вцепившись пальцами обеих рук в берцовую кость. - Знаете, забавно. Я в разводе уже с малым лет десять, а до сих пор за мной гонится такое чувство, будто изменяю жене. - Лиам тряхнул кудрявой шапкой волос. - Буквально вчера переспал с подругой... случайно. Она сама недавно подавала на развод, то есть мы не делали ничего аморального, а я проснулся с чувством, что сотворил что-то ужасное. - И снова усмешка. - Любой случайный секс, любая попытка в отношения заканчивается чувством вины.

0


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » [24.02.2020] First step


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно