Прошедшие два года для Андромеды были очень насыщенными на события. И не сказать что самыми приятными событиями. И мало того что женщина волновалась за свою семью особенно за Элвина, которого посадили в тюрьму на год, так она еще и переживал свой личностный кризис. Чувства к Эвелин не желали уходить, а сама Меда не понимала как ей быть, просто потому что она всегда считала себя... Читать далее.

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Forensic Ouverture


Forensic Ouverture

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://sun9-26.userapi.com/_sLeLN-RvsL0yBklCpTmEAngu0rYcLfVVMhztQ/8bxxeIbrBnQ.jpg https://sun9-12.userapi.com/-YVEvBFayJ3HIEyUbdyKu-kjjWXJOojMnx7diA/Hv1Ifyw5m-M.jpg

Roxanne Scheffer & Keira Ewell

Sept, 2018
морг и лаборатория

Сказано: проводить уборку с 5-ти до 6-ти? Так и надо поступать. Не надо своевольничать, плевать на рекомендации, ведь лишь психики ради сотрудников на полставки.

+1

2

— Та-та та-та тара-та-та, та-та та-та тара-та-та, та-та, та-тА-а-а-а, та-та, та-тА-а-а-а, — напевала под нос Кира, вторя "Танцу маленьких лебедей", звучащему из колонки.

Она бы взялась пританцовывать те самые па, которые копирует всякая девочка в свои самые юные годы, наблюдая в экран телевизора, как балерины, ритмично покачивая пачками, синхронно двигаются от одного края сцены к другому. Она бы, несомненно, взялась, если бы не пилила череп мистера Альфреда Дрейка. Но, стоит заметить, получалось не менее ритмично, чем у балерин.

— Та-та та-та тара-та-та, та-та та-та тара-та-та, та-та, та-тА-а-а-а, та-та, та-тА-а-а-а. Какой же у Вас твердый череп, мистер Дрейк, напряженно прошипела она в медицинскую маску, ощущая, как от усилий вдоль позвоночника стекает капля пота. В лаборатории, впрочем, было совершенно не жарко, однако это не имело никакой роли, когда приходилось активно работать. Пилить кости — занятие вообще не для дамских ручек, если на то пошло, но всех санитаров как ветром сдувало, стоило лишь Юэлл заступить на смену. Впрочем, если бы она позвала бы кого-нибудь из них и попросила помощи, они бы, конечно, вылезли из своих углов и выполнили бы ту часть работы, где нужна грубая мужская сила. Она бы даже могла попросить помощи у старшего судебного патологоанатома, доктора МакКормика, и он тоже бы не отказал. И это было чудесно! Нечудесно было только то, что просить помощи в работе Кира не умела и не могла. Она профессионал или кто? Она что, череп не распилит или где?

Конечно, воспользуйся она электропилкой, она бы уже давно изучала мозг мистер Дрейка под микроскопом, но использовать электропилку при черепно-мозговой травме нельзя — а именно она зияющей прорехой украшала темечко бедолаги, не дожившего и до сорока.

— Надеюсь, Вы хотя бы Чайковского любите — за это я смогу простить Вам ваш череп, — пыхтела Кира, склонившись над трупом и всем своим весом налегая на пилку.

Минуты три спустя она все-таки сдалась и взяла тайм-аут. По вискам стекал пот, пластиковые защитные очки слегка запотели, невероятно зудело под лопаткой. Она изогнулась и почесала спину тупым кончиком пилки — хирургический халат, понятное дело, защитит одежду от всякой дряни.

А за окном была осень — с ее совсем еще зеленой листвой, ласковым солнцем, спонтанными и краткими дождями, облаками-барашками на синем небе и невесомой паутинкой в воздухе тенистых парков. Та особенная осень начала сентября, когда еще вовсе не верится, что лето закончилось, а впереди ждут лишь затяжные серые дожди. Кира вздохнула, вместо стерильно-формалинного воздуха лаборатории ощущая сырой осенний запах парков. Но минутка лирического отступления закончилась — и надо было возвращаться к мистеру Дрейку. Тот лежал безучастный ко всему — и к прекрасной осени, и к "Лебединому озеру", и даже к тому, что у него на лице лежала кожа с его собственной головы, стянутая с черепушки подобно чулку. Кира продолжила пилить.

+1

3

Если когда-то она и была ребёнком, а все мы были детьми, и, вероятно, эта мрачная версия Каспера тоже, то в детстве она боялась кого угодно, только не мертвяков. Все эти танцующие скелетики и выбирающиеся из могил зомбари, впитываемые детским сознанием посредством телевизионного экрана, неизменно пели, танцевали, и могли только что вытянуть «Бууу!», при этом и мухи не обидев. Понимание смерти со всей её фатальностью, неизбежностью и сокрушительностью вызывает приступы отчаянья и первобытного страха лишь в людях, уже способных в должной мере осознать приближение костлявой старухи, неуклонное её приближение.
Повзрослев, пепельная боялась этой встречи, как никто. Ведь она уже успела повидать, если не саму госпожу, так отблеск лезвия её косы.

Намеренно убрав очки в карман объемистых джинсов, что были сняты явно с чужой задницы, и скорее всего - мужской, Роксана не способна была узреть безрезультатность своих трудов: давно требующая полоскания тряпка, причмокивая зловонной жижей, лишь размусоливала грязь по полу, оставляя за собой не приятные глазу мазки. Да и воду в ведре давно уже пора было сменить. Только вот чтобы наполнить заново ведро, надо снова идти в туалетную комнату, по пути неизбежно наткнувшись на парочку распахнутых дверей, бессовестно пренебрёгших своим главным предназначением - скрывать от простых обывателей содержимое кабинетов. А что там внутри Ксане знать совсем не хотелось. Хватило уже той зеленовато-синей конечности, что успела девица слизнуть взором, проходя беззаботно по коридору в очках пол часа назад.

Зачем было вообще соглашаться на подобную деятельность, если так боишься соприкосновения со смертью? Штанины начали волочиться по мокрому полу, и Шиффер, уперев черенок швабры в свою ключицу, натянула джинсы, потуже замкнув массивный ремень на талии. Ответ на поставленный выше вопрос нетривиален - девушка хотела есть. Жутко. До дрожи. Сегодня перед сменой она доела купленный на последние гроши сэндвич, и осталась на этом без единого цента. Повазюкав же тряпкой по полу, она получила бы налик сразу в конце своей смены, и этот путь был единственным ведущим к полноценному ужину. Так что, нравится - не нравится, мой полы, моя красавица!

Утомляемость с голодухи страшная, это вам скажет любая фифа, сидевшая хоть раз в своей жизни на жесткой диете. Вот и пепельная, истратив последние силы на выступившую из-под кромки волос испарину, замаявшись, решилась на передышку. Сегодня в кармане её балахона, на этот раз бледно-серого цвета, притаилась сигарета, особенно ценная тем, что она была у девушки одна. В здании курить, что неудивительно, не рекомендовалось, при этом и выходить на улицу не хотелось нисколько. Оптимальный вариант для себя она нашла в том, что бы покурить аккуратно в окошко. Все, кто курил в больничных палатах, в тамбурах поездов, не осудили бы бедолагу за подобный способ умерщвления грызущего гортань потуга.

Оставив орудия своего труда у стеночки, девушка ринулась вперёд по коридору, к открытой двери, не смотря по сторонам. Судя по разливающему своё мастерство по стенам Чайковскому, именно там находилась комната отдыха, и она хороша тем, что там, вероятно, переодически покуривает персонал, да и всяких страшных штук в ней быть не должно. Лишь бы в помещении никого не было!...

Надежды пепельной не оправдались. Сделав шаг через порог, она узрела занятную картину - на диване (диване ли?) разлёгся мужик, а дева, напевающая себе под нос, то склонялась к нему, что бы поцеловать - не иначе, то кокетливо выпрямляла стан, не забывая о мурлыкающем ворковании. Пепельную аж всю перекосило, однако подлючая тяга к никотину нарастала, давя те крохи стыдливости, что отчаянно боролись за существование в нутре.

- Я тут тихонечко перекурю, окей? - Пробурчала себе под нос и устремилась на свет, предположительно - к окну, но что-то заставило её остановиться на пол пути. С нехорошим предчувствием обернувшись, деваха таки попыталась сфокусировать взор на сладкой парочке. Картинка становилась чётче, рисуя силуэты, где главным сюжетом служила темноволосая, хрупкая девушка, отчего-то пребывающая в маске на пол лица и пластиковых очках, затем...
Роксана, обомлев, отпрянула назад, врезавшись спиной в тут же протестующе задребезжавший склянками шкафчик. Подняла палец, указывая на предмет в руке незнакомки, и, еле шевеля губами, прохрипела:
- Ты, ты его, - Она сглотнула, - Он мёртв, он уже мёртв?
Она полезла в карман за очками, но те выпали из дрожащих рук перепуганной до нервного припадка девушки. Фокус сбился, но образ красавицы так и застыл где-то на подкорке. Неужели такова госпожа Смерть? Даже если и так, то умирать всё равно страшно. Чертовски страшно!
- Не убивай меня, пожалуйста, не надо, - Уже задыхаясь выкашляла из гортани, сползая на пол на подкошенных ногах.
На заднем плане лебединый танец насмешкой ушёл в свои самые яркие ноты.

Отредактировано Roxanne Scheffer (26 Апр 2020 09:01:43)

+1

4

— Да-да, конечно, — машинально согласилась Кира с невнятными звуками человеческого голоса, пробившегося к ней сквозь Чайковского. Конечно, пусть берут что надо, потом на место же и положат — такова была обычная практика в морге, разнообразными изощренными методами внедренная в сознание сотрудников доктором МакКормиком: всякая вещь всегда возвращалась на свое место.

— Эй, что вы творите?! — возмущенно разогнулась она на звон несчастного шкафчика. Но, как оказалось, никто ничего умышленно не ломал — просто какая-то бомжеватого вида девушка вжималась в металлическую мебель лаборатории. Кира удивленно моргнула, пропуская вопросы мимо ушей.

В голове промелькнул ворох мыслей, начиная от "кто Вас сюда впустил?" до "что Вам здесь надо?" На последний вопрос ответ был очевиден: ей здесь не надо ничего. Бледная, как мел, девица сползла на пол, едва ли не теряя сознание.

— Вы что, дверью ошиблись? — Кира кинулась к полуобморочной девушке, сообразила, что держит в руке пилку, — вернулась и бросила ее на столик для инструментов. Получилось очень громко. — Извините, мистер Дрейк!

Подняв очки на лоб и стянув маску на подбородок, Юэлл присела возле незнакомки. Хотела похлопать ту по плечу, но вовремя отдернула руку в испачканной кровью перчатке.

— Не надо бояться мистера Дрейка — он совсем безобиден, — заверила она девушку, сидя возле нее на корточках.

За маской и очками, оказывается, пряталась весьма ухоженная красотка. Встреть такую на улице, никогда и не подумаешь, что она в рабочее время пилит трупы пилой. Под бесформенным защитным халатом, видимо, стоит ожидать стильную одежку.

Отредактировано Keira Ewell (28 Апр 2020 16:53:46)

+1

5

Узрев лицо незнакомки в той мере, в которой вообще может хоть что-то узреть человек с прогрессирующим астигматизмом, пепельная пришла к вполне логичному умозаключению - ей пришёл пиздец. Либо крышка съехала окончательно, и заберут её в казённый дом мужички в белых халатах, либо ангел смерти собственной персоной выполз из потустороннего мира, с одной единственной целью - прибрать писаку - неудачницу к рукам. Иных причин появления в морге столь прекрасной особы она для себя не нашла.
В любом случае, какой бы не была правда, путь для Шиффер во имя спасения был лишь один - дать дёру, и чем быстрее - тем лучше. Мужика всё равно не спасти, да и не была бледнолицая альтруисткой никогда. Тем более, если мужик этот - всего лишь плод разыгравшегося воображения самой Роксаны.
Попытка найти потерянные очки, пошарив руками по полу, результата не принесла - те, видать, отскочили в глубинную глубь адской бездны, не иначе. Значит, придётся обойтись без них, что, безусловно, не приятно, но далеко не смертельно.
Собрав мякиш своего перепуганного нутра в кулак, девица, резко встав на ноги, посмотрела на темноволосую сверху вниз, мрачно усмехнулась, прошипев:
- Просто так я не сдамся, и не пудри мне мозги своими сладкими речами, демоница!
Отскочив от девушки, призрачная рванулась вперёд, к дверному проёму. Такому манящему, источающему приятный, подрагивающий свет. Подрагивающий?...
Момент, и коридорная лампа, рассыпавшись искрами, погасла. А вслед за ней и все остальные осветительные приборы. Тьма проглотила все помещения морга.
Роксана, явно не ожидавшая такой подставы, успела лишь жалобно икнуть, врезавшись со всей дури мордой в дверной откос. Пфук! И разум вылетел в небытие, оставив девчонку. Тело рухнуло на пол, а из разбитого лба игриво поползла ярко-алая змейка.

Отредактировано Roxanne Scheffer (29 Апр 2020 12:32:16)

+1

6

— Вы ку... — успела лишь выкрикнуть Кира вслед девице, как тут же невольно зажмурилась и втянула голову к плечи.

Звук удара лба о дверной косяк был настолько громким и сочным, что звучал у нее в ушах еще несколько мгновений. Врачом, спасающим жизни, она не была, и оттого кинуться на помощь сломя голову не догадалась — всем ее клиентам спешить было уже некуда: максимум, что они могли сделать, это начать разлагаться — но и это было затруднительно с температурой тела в три градуса.

— Ну как Вы так-то? — всплеснула Кира руками, в свою очередь глядя сверху вниз на незнакомку. — Мистер Мартинес! — крикнула она в пустоту коридора, эхом разнесшую ее голос по всем уголкам, — мне нужна Ваша помощь, мистер Мартинес!

В этот раз просить помощь было не зазорно, поскольку все, что требовалось от крупно латиноамериканца, это поднять на руки бесчувственное тело и переложить на стол по соседству от Альфреда Дрейка. Идея, была, конечно, так себе, ведь температура в помещении для аутопсии едва достигала двадцати градусов, а сам стол был металлическим и холодным, как сердце Снежной королевы. Однако Кира успела метнуться за одноразовыми пеленками и подстелить те под живую девушку в этом царстве мертвых.

Санитар кинул на Юэлл очередной странный взгляд.

— Зачем Вы ее так? — кивнул он на блондинку. — Она ж просто уборщица, подрабатывает на времянке.

— А-а-а... Вот оно что! — Все встало на свои места, и пазл сошелся: пребывание чужачки в чертогах тишины, покоя и формалина перестало вызывать вопросы.   

— Спасибо, мистер Мартинес, более Ваша помощь не требуется. — Отвечать на вопрос санитара Юэлл не собиралась — не исключено, что она его даже и не слышала, с завидной регулярностью витая в только ей известных облаках. — А нет, требуется! Будьте так любезны, мистер Мартинес, принесите мою кофту из кабинета. — Обморочным, конечно, лучше поможет термо-одеяло, способное согреть, но мертвым таковые не нужны, а следовательно в арсенале морга не числились.

Когда мужчина ушел, Кира подобрала с пола очки бедняжки и положила их рядом с белокурой головой. Затем взяла ватный тампон и спирт, и принялась протирать несчастной злостное рассечение на лбу — кожа вокруг раны успела уже порядком взбугриться ушибом и налиться багряно-синим.

Склонившись над пострадавшей, она с любопытством изучала ту, невольно прикидывая, какой же степени сотрясение мозга она заработала. Из морга — в больницу. Крайне редкий маршрут, обычно случается иначе.

— А Вы — миленькая, — проговорила она, словно ее могли слышать — видимо, сказывалась привычка беседовать с трупами, — когда спокойная. Поглядите на мистера Дрейка, он не пытается от меня сбежать.

— Доктор, Ваша кофта. — Мартинес, несколько секунд наблюдавший за этой сценой, чувствовал себя весьма неловко. Он знал, что младший патологоанатом с приветом, но не ожидал, что та даст уборщице по голове тяжелым предметом с острым ребром.

— Благодарю! — мурлыкнула Кира, одаривая санитара милейшей улыбкой. Приняв из волосатых рук свой теплый вязаный кардиган, она накрыла им Спящую красавицу.

— Не за что. — Мартинес развернулся и ушел.

А Кира вдруг опомнилась, срочно схватила еще одну одноразовую салфетку и накрыла ею оскальпированный череп Альфреда Дрейка — во избежание дальнейших моральных травм.

+1

7

Если кто-то и предполагает, что, очнувшись после дикой черепно-мозговой встряски, человек может, сладко потягиваясь, сесть на кровати, размышляя о кружечке ароматного кофе и прочих милых сердцу вещах, то пробуждение пепельной прояснит этот чудный образ горечью суровой реальности.
Выдернутая из миров воздушных перин и сладостных грёз, деваха по нарастающей получила все побочки своей неосторожности, начиная треском в ушах, заканчивая - лютой головной болью, и нет, не в месте ушиба, хотя и та присутствовала, безусловно, но в куда менее яростной форме, а, казалось бы, по всему периметру. Гудящей, свирепой боли.
Захрипев, совсем недавно обесточенная, сжала пальцы до белизны костяшек рук, свернулась клубочком, зажав в круговерти своего хлипкого тела некую мягкую ткань, что несколько пошатнуло её первоначальную убеждённость в том, что очнулась она у себя в пансионе. Стоит заметить, что всё остальное вполне соответствовало убранству дешёвой комнатушки - и жёсткий матрац, и клеёнка поверх него, и даже резкий свет ламп. Но вот покрывало явно не являлось тем шерстяным средством изощренной пытки, под которым коротала редкие мгновения сна бледнолицая. Следующим фактором сомнения явился кисловато-сладкий запах в помещении, имевший явную медикаментозную ноту в своей композиции. А уж пробившая треск в ушах с недавнего времени ненавистная лебединая мелодия и вовсе расставила всё по своим местам.
Отчаянно сопротивляясь желанию притвориться мёртвой и лежать берёзовым бревном до конца времён, Роксана чутка приподнялась на локтях, только сейчас обнаружив рядом со своей рукой родненькие окуляры. Не теряя времени, призрачная натянула их на себя, и теперь уже, хоть и не вполне ясным, но явно имеющим большую сцепку с реальностью взором, оглядела помещение.
По мере ознакомления с окружающими предметами, всё сильнее проступали казавшиеся болезненными на этом сухом лице пятна румянца. И хоть башка всё так же адски болела, но шестерёнки, не без скрипа, смогли таки сопоставить происходившее раньше с имеющимися ныне данными, поднимая волну стыда в нутре. И лучше от обнаружения в покрывале женского кардигана не стало однозначно.
Сцепив зубы, выбеленная, свесив ноги со стола для разделки трупов - девушка мрачно глянула из-под кустистых бровей на того самого мистера Дрейка, с бездыханного тела которого всё и началось - она было хотела соскользнуть с него, да в быстром темпе свалить, забыв произошедшее, как кошмар, как вдруг её желудок жалобно заурчал, напомнив деве, зачем она вообще пришла в морг.
Появление в радиусе обозрения брюнетки встрепенуло очнувшуюся, она тоскливо посмотрела на ныне не размытую картинку, с горечью отметив про себя, что та - действительно красива до невозможного, и скорбно захрипела:
- Простите меня за это всё, я сожалею, - Почесав голову, обнаружила, что пучок на затылке распался, распустив выжженные пряди, - Не видать мне теперь денег за смену, - Вроде как для себя произнесла, однако молящий взор из-за линз явственно был направлен на незнакомку, - Если вы расскажете обо всём этом, меня точно погонят теми же тряпками, что не так давно служили орудиями клининга под моим началом...

Отредактировано Roxanne Scheffer (30 Апр 2020 08:50:58)

+1

8

Кира молча наблюдала за пробуждением. Рухнув в позднем детстве с велосипеда и отчаянно приложившись головой о поребрик, она отлично помнила волны пляшущей боли, проходящие сквозь мозг. Лично ей казалось, что у нее в голове желе и оно качалось из стороны в сторону, ударяясь о стенки черепной коробки. Оттого и не спешила она вклиниваться в процесс возвращения в себя, ввинчиваться звонким женским голосом в и без того пострадавшее сознание.

Более блондинка бежать никуда не собиралась — и было бы весьма удивительно, если бы вдруг таки да. Имея в запасе немного времени, Юэлл прикинула глубину сотрясения мозга и пришла к выводу, что, пожалуй, все-таки первой степени — учитывая хлипкую комплекцию девицы, инерция врезавшегося в косяк тела была достаточно невысока.

— С возвращением, — улыбнулась Кира осознанному взору, на нее направленному, и помахала рукой. Измаранные хирургические перчатки валялись в урне, а кисть руки была столько же ухожена, как и миловидное личико в обрамлении темных волос и медицинской шапочки.

Она невольно улыбнулась занятному слогу незваной гостьи.

— Ну, Вы ту ничего не сломали, никого не убили, мне незачем что-то кому-то рассказывать, — пожала она плечами, гадая, действительно ли то, что неясно донеслось до нее сквозь звуки Чайковского, было урчанием синего кита в животе бедолаги? Собственно, при ближайшем рассмотрении, весь бледный вид той неприкрыто намекал скорее на голодный обморок, приключившийся на фоне удара головой, нежели действительно следствие сотрясения. — Мистеру Дрейку, — она качнула головой в сторону стола за своей спиной, — вообще теперь уже все равно. А много должны заплатить? — Юэлл и понятия не имела, сколько получают уборщики морга за смену.

+1

9

Некогда бледно-розовые пятна окрасились ярким пурпуром, и чёрт его разберёт, откуда трепещущее ныне сердечко американки выкачало столько крови, что бы пустить её к лицу, не иначе, как из конечностей, так как выбеленная так и застыла, как сидела, не удосужившись встать на свои две. Из движений - скорее всего нервозное поглаживание мягкой шерсти кардигана указательным пальцем левой руки.
И как, чёрт побери, Роксана могла предположить в этом, спустившимся с небес, не иначе, ангельском создании демонессу, смертоубийцу, нечесть мерзопакостную? Потеряв всякую способность как либо реагировать на окружающую реальность, выбеленная не могла ощутить резковатые колыхания своих губ, а те, пользуясь полной свободой, поползли к ушам, растягивая по лицу своей обладательницы глуповатую улыбку. Шиффер бы многое отдала за возможность и дальше так сидеть, наблюдая за очаровательной особой, слушая её мелодичную речь, не слыша при этом ни слова, как не ищут слов в текстах заграничных песен, наслаждаясь, всплывающими в собственном сознании, образами.
Но, увы, каждая сказочка имеет свой конец.
Детьми мы привыкли к тому, что завершение истории предшествует поцелую матери в лоб и крепкому ночному сну, но Роксана уже давно вышла из нежного возраста, поэтому её сказка оборвалась противным трезвоном в районе пупка. Помотав головой, чем вызвала новую волну боли, благо - отрезвляющей, девица поспешила выключить будильник на телефоне, сигнализирующий о конце рабочей смены. Собравшись с силами, она спрыгнула таки со стола, завязала волосы в узел на затылке и двинулась к, уже успевшей доставить ей хлопот, двери.
- Должны неплохо заплатить, - Безбожно соврала обесцвеченная, - Думаю, этого хватит, что бы сводить вас на ужин, - Способность говорить прямо, вернувшись к девице, тут же дала о себе знать, - В качестве извинения и, - Протянув патологоанатому кардиган, - И благодарности.
Если бы американка умела обаятельно улыбаться, она так и улыбнулась бы, но она не умела, и наградила новую знакомую всё той же глупой ухмылкой до ушей.
- Я сейчас закончу с уборкой и подожду вас на крыльце, хорошо? Отказ меня очень расстроит, к слову.

Отредактировано Roxanne Scheffer (1 Май 2020 17:26:54)

+1

10

— О, когда Вы закончите с уборкой, Вам придется подождать, пока я закончу с мистером Дрейком, — невинно улыбнулась Юэлл и развела руками — ее смены не всегда совпадали со сменами прочего персонала морга. Если у нее вообще были смены.

Иногда Кира свято верила в то, что у нее ненормированный рабочий день длительностью в двадцать четыре часа. Особенно остро ей так казалось, когда в каком-то расследовании массово всплывали трупы и приходилось сутки напролет вскрывать, изучать в микроскоп и строчить отчеты. Но Юэлл не жаловалась — по ее скромному мнению, это было лучше, увлекательней и спокойней, чем иметь семью, выяснять отношения и воспитывать детей.

Дождавшись ответа блондинки, она помахала рукой ей вслед и вернулась к мистеру Дрейку, безропотно ожидавшему ее на столе. Возобновив прерванное занятие, Кира размышляла о странной уборщице, которой она раньше здесь никогда не видела, о бурной ее реакции на морг в целом и Юэлл в частности, о приглашении на обед. Последнее было так мило и, к слову сказать, никак не удивляло саму Киру: если тебе хочется что-то сделать, то почему бы не взять и не сделать? Таковой была ее простая бытовая мораль, и оттого спонтанные поступки людей не вызывали в ней столько много удивления, как у прочих полноценных членов социума. Кире, например, очень хотелось погладить нелепую гостью по щеке, когда та, незаметно для самой себя, неумело улыбалась, растягивая губы в непривычной улыбке, — но не погладила, и лишь только потому, что в социуме существуют те самые полноценные члены, которые подобное не ценят. Сейчас она уже жалела, что не поддалась этому спонтанному порыву — по ее заключению о сегодняшнем происшествии, полноценной блонди точно не была. Она была... ми-и-и-илой. Это первое, что приходило Кире на ум и непременно вызывало в ней улыбку.

Так она и улыбалась под маской, разбирая мистера Дрейка на составные.

+1

11

Оставлять новую знакомую наедине с мужчинкой не первой свежести не хотелось однозначно, но и наблюдать за столь интимным рабочим процессом богинюшки не позволил бы съеденный на завтрак сэндвич - вот-вот и вышел бы наружу в самый не уместный момент, а ведь задача уборщицы - убирать, а не пачкать, а долг для Роксаны был превыше всего!...
Именно поэтому она, вернувшись к своей соратнице по несчастью и вновь выполоскав её в мутной жиже, с утроенной скоростью исполосовала пол и побежала за вознаграждением к начальству, не удосужившись оставить предметы своего мастерства, и захватив их с собой, не иначе, как для антуража.
Выклянчив несчастные тридцать фунтов, выбеленная, всё же закинув инвентарь в кладовку, выскочила на крыльцо, где уже спокойно уселась прямо на ступени и закурила, в ожидание неземного существа.
Никотин, пронесясь по узким улочкам сосудов, приятно затуманил и без того не отличающийся остротой взор. Улыбочка играла мимикой лица, становясь всё шире при каждой шальной мыслишке о перспективах грядущей встречи. Но, увы, не долго продлился период мечтательной эйфории. Как говорится, самый страшный враг для человека - это он сам. Эта истинна постигла Шиффер в тот момент, когда одна из блуждающих в сознании идей ошпарила её, как, доведённым до кипения, глинтвейном. Заключалась она в том, что на тридцать британских в приличном месте и одному поесть досыта - задача не из лёгких, а уж вдвоём то!...
« - Ох, бедааа...»,  - Мысленно резюмировала вновь обретшая свою эксклюзивную мрачную мину, девчушка, горестно посмотрев на отплясывающий в пальцах выкуренный до фильтра, и даже немного больше, хабарик.
Однако, долбоебическая, одна из тех, что так присущи Ксан, мысля, не заставила себя долго ждать. Подняв свою костлявую пятую точку с поразительной скоростью, девушка рванула в сторону не вызывающего доверия местного магазинчика, намекавшего трещинами на облицовке и перегоревшими лампами неоновой вывески, что цены в нём вряд ли смогут смутить даже бюджетника со стажем.
Набив пакет незатейливыми закусками, дева, однако, не поскупилась на вино, взяв бутылку вполне приличного саперави. Дотащив свою поклажу до облюбованной ступеньки, она, вытянув никотиновую зубочистку из новопреобретённой пачки, с усмешкой уставилась на крышу одного из блоков морга. Огромная труба как бы намекала, что здание это, не иначе, как крематорий. А стоящая рядом стремянка, ведущая аккурат к сливу на крыше, была тем самым бобовым стеблем, что обещал показать дорогу к небесным радостям.

Отредактировано Roxanne Scheffer (11 Авг 2020 12:06:58)

+1

12

С мистером Дрейком пришлось повозиться. И не столько уже с процессом вскрытия, сколько с анализом взятых образцов. Как и ожидалось, умер несчастный не от травмы головы — такие очевидные товарищи к судмедэкспертам Скотланд-ярда не попадают. Черепно-мозговую Альфред Дрейк заработал тогда, когда шансов жить у него уже не было от слова совсем: сердце захлебнулось в избытке адреналина. А вот причину последнего еще предстояло выяснить — но это уже завтра.

Сегодня мысли Киры то и дело сбегали в сторону занятной блондинки, так нелепо нарушившей обычную рутину патологоанатомов. Отчет оттого писался медленно, то и дело оставаясь забытым. В конце концов, тем не менее, Юэлл волевым решением вернула себя из горних далей в родные пенаты, сконцентрировалась на работе и в двадцать две минуты шестого уже собиралась на выход. Отчет в электронном виде покоился во Входящих доктора МакКормика в ожидании завтра. А Кира пристально изучала содержимое сумки.

Штопор и бутылочка шардоне как всегда при ней — и это самое главное, а пластиковые стаканчики всегда можно купить. И хоть блондинка, чьего имени она не спросила, обещала ужин, в платежеспособности оной она как-то интуитивно сомневалась. Так что бутылка хорошего вина будет как нельзя кстати, куда бы не занесла их нелегкая в этот вечер. 

А нелегкая, судя по всему, имела на судебного патологоанатома больше планы. Именно такая мысль пришла Кире в голову при виде прикорнувшей на заднем крыльце блондинки. Та любовно обнимала пакет без малейшего намека на логотип, из которого многообещающе торчало горлышко винной бутылки. Юэлл невольно качнула своей безразмерной дамской сумочкой. Вечер обещал быть томным, если не многотомным.

— Снежинка, — за неимением лучшего варианта позвала она блондинку, присев рядом на крыльцо. Выходящий доктор Стоун, судебный химик, чуть не зашиб ее дверью и едва сдержался покрутить пальцем у виска при виде открывшейся ему картинки: приличная, но не совсем в себе доктор Юэлл и бомжеватого вида спящая девица — куда катится этот мир! Стоун поспешил удалиться. Кира качнула ладошкой ему вслед и снова позвала свою новую знакомую: — Снежинка, просыпайтесь. — Она аккуратно потрясла ее за плечо.

ВВ

https://i.pinimg.com/originals/07/f3/76/07f376a4226ba60ce53f3c7feafd19de.jpg
Плюс огромная дамская сумка на плече.

+1

13

Ожидание - как естественная часть бытия, оно было привычно деве, часто - спасительно, и почти всегда успокоительно.
Достав уже сжившийся с ней блокнот, выбеленная старательно расчерчивала лист с датой нынешнего дня немецкими фразами по два ряда в одной строке. Ей нравилось писать мелко, максимально заполняя пространство чернилами. Имея безупречный почерк, в последствии, без каких-либо проблем она разбирала написанное, да и любой носитель языка смог бы разобрать. Правда, много ли Лондонских жителей всерьёз могли бы претендовать на звание этих самых «носителей»?...
Усталость, общая изнеможденность, голод, все эти прилипчивые спутники выбеленной дали о себе знать совокупно и в самый подходящий для этого момент! Записывающая самые вдохновенные строки, внезапно для себя самой, провалилась в дымчатую негу, выпустив из пальцев атрибуты своего творческого излияния.
Морфей подослал своей гостье ведения рейтинга восемнадцать плюс, отнюдь не неприятные! Вовсе нет. Но до того сладострастные, что тело дремлющей никак не способно было противостоять наваждению! Схватив ножку возлюбленной (до удивления похожей на ожидаемую ныне особу), Ксан в реалиях не пренебрегла ухватиться за бутыль, которую с неимоверной для спящей прытью сально поглаживала, томно, сквозь чрезмерное слюноотделение, шипя:
- Ich bin bei dir, du seist auch noch so ferne. Du bist mir nah! Sonne sinkt, bald leuchten mir die Sterne.
Звезда же, откликнувшись на зов, не менее восторженно шепнула девчонке на ушко: - Снежинка...
Блондинка, вспыхнув своим бледно-розовым цветом, откликнулась на зов в миг открывшимися глазами, и уже не столь уверенно закончила свою опьяненную сном серенаду:
-O wärst du da...?
Нескольких хлопков ресниц деве, наконец, хватило, что бы прийти в себя, оробев, стыдливо улыбнуться, приподнимаясь со ступеней.
- Я, это..., - Засунув бутыль обратно в пакет, девушка поводила им туда-сюда по воздуху, - Я тут ужин нам купила, - Немецкий, благо, остался лишь записями на бумаге, дева же лепетала на уже привычном слуху английском, - Подумала, что погода хорошая, и вот с того здания вид будет замечательным, и вообще...
Показав пальцем на ту самую крышу крематория, призрачная, стушевавшись, опустила взор... и тут же наткнулась им на свой раскрытый блокнот. Поперхнувшись, быстрехонько подняла со ступеней и, на сей раз побелев, спрятала в недрах своих безразмерных джинс.
- Там круто, наверное, и можно сразу поесть, без этих... лишних формальностей!
Поняв, что потеряла красноречие бесповоротно и окончательно в своих снах, Роксана снова потупилась, так и не подняв взор на новую знакомую.

Отредактировано Roxanne Scheffer (18 Авг 2020 20:45:58)

+1

14

Кира поднялась следом.

— О... — от вечерних перспектив у нее на секундочку пропал дар речи. Она даже из-за этого оставила без внимания суетную реакцию новой знакомой на валявшийся на крыльце блокнотик, который она поначалу и не заметила вовсе.

И нет, не то чтобы Юэлл была против крыш или крематориев — скорее, она уже немного вышла из того возраста, когда подобное умещается в рамки нормы, плюс одета она была явно не для лазанья по пожарным лестницам. С другой стороны, предложение было отнюдь не ординарным, смачным ярким пятном выделяясь на фоне будней патологоанатома. Пить вино на крыше с незнакомкой, наблюдая закат и приход ночи — это вам не констатировать смерть ребенка от побоев. И пусть сегодня из всех ужасов человеческой жестокости она столкнулась только с умышленным убийством взрослого человека, замаскированным под несчастный случай, выпить хотелось все равно. Так, легко и непринужденно, легкого вина, и закусить сыром. Совсем не чета тому тяжелому желанию забыться в алкоголе, накрывающему ее после вскрытия тел, убитых с особой изощренностью.

— О! — повторила она, в этот раз прозвучав с энтузиазмом и готовностью. — Никогда там не была — на той крыше, в смысле. И что у нас на ужин? — любопытство Киры было отнюдь не праздным. Внешний вид Снежинки не внушал уверенности в материальном ее благосостоянии, так что, пусть ее и пригласили, полностью полагаться на бюджет временной уборщицы было как-то стыдно — при полноценной-то ставке судебного патологоанатома. — Может, еще надо чего-нибудь докупить? Я бы тоже тебя с удовольствием чем-нибудь угостила.

От ответа блондинки напрямую зависело, в какую сторону они двинутся — к оживленным улицам с магазинчиками и ресторанчиками на вынос или в противоположную, к крематорию, чья крыша приютит их на этот вечер. О том, как она будет слезать вниз по пожарной лестнице — пьяненькая, в юбке, на каблуках и с огромной сумкой, — Юэлл предпочла не думать. Это грозило поставить на планах на вечер жирный крест.

+1

15

Прелестный образ неземного существа начал принимать осязаемую, реалистичную форму, завязывая эмоциональный спектр реакций в колосья пышной косы. Выбеленная, успокоившись, посмотрела на девушку, и благодарность осветила бледную кожу её лица. Где-то в недрах души зародилось нечто тёплое, насыщая призрачную, одаривая её уверенностью в собственных силах.
- Ну... Я взяла нам вина, что бы отпраздновать окончание рабочей смены, - Роксана весело усмехнулась, - Немного сыра, вот того, что с плесенью... Блю как-то там его, хлеба, ветчины... - В подтверждение она раскрыла пакет, показывая его содержимое, - Вот, ещё шоколадку, - Совсем по-детски улыбнувшись, она вновь сомкнула ручки, и, судя по всему, была вполне довольна своей поклажей.
Ожидая реакции, американка прошлась взором по одеянию спутницы, и самодовольство в ней, скиснув, уступило место тревожной обеспокоенности. Девушка перед ней была одета явно не для посиделок на холодном камне неуютной крыши - платье, туфли, всё это куда лучше вписалось бы в антураж приличного заведения, ресторана, либо театра, быть может... Роксана бросила грустный взор на свои потасканные кроссовки, затем - на штанины потёртых брюк. Даже если бы она согласилась  принять угощение от объекта своего однозначного интереса, в приличное заведение её просто-непросто не пустят. Вечер закончится унизительным отказом в обслуживании на входе в заведение.
- Тебе будет не очень удобно в туфлях, наверное, - Выбеленная почесала лоб, - Какой у тебя размер обуви? - Она изучающе оглядела ножки спутницы, - Давай я дам тебе кроссовки, - Широко, до треска в уголках губ, улыбнувшись, дева с надеждой посмотрела на шатенку, - А сядем на мой балахон, у меня под ним кофта ещё.
Поняв, как жалко звучит её предложение, девчонка, рассмеявшись, вскинула руками, и вновь опустилась пятой точкой на ступеньку, закурив.
- Извини, что не могу предложить ничего лучшего, - Она вздохнула, - Просто ты мне понравилась, вот я и... а теперь не знаю, как лучше к тебе подступиться, извини... - Выпалила она на одном дыхании, грустно посмотрев на сигарету, - А лёгкие курильщика сильно отличаются от лёгких некурящего? - Внезапно переведя тему, блондинка смачно затянулась, исподлобья глядя на девушку. На губах опять играла весёлая усмешка.

Отредактировано Roxanne Scheffer (23 Авг 2020 19:01:24)

+1

16

— Тихо! — вдруг запальчиво скомандовала Кира, сама от себя не ожидая, и приложила аккуратный пальчик поперек губ новой знакомой. Ну как приложила — так, наметила касание. — Ни слова больше, иначе здравый смысл победит! Если бы Колумб руководствовался здравым смыслом, он не открыл бы никакую Америку. — Вместе с поучительным тоном, полным хорошо слышного энтузиазма, она взяла Снежинку за запястье и потащила в сторону крематория.

Вот так дай волю людям, они все испортят! Сначала предложат славную идею, а следом сами ее и выбросят на помойку. Вариант пить вино дома в одиночестве, рыдая под какой-нибудь сопливый сериал, по степени увлекательности явно проигрывал новой знакомой и крыше последнего пристанища органических оболочек. В придачу, что-то подсказывало Кире, что с блондинкой она гарантировано на время забудет весь ассортимент смертей, которые ей довелось констатировать в ближайшие три года. Привыкнешь, с уверенностью говорил доктор МакКормик, дай себе время. Она ждала. Главное, не спиться в ожидании.

— Будем решать проблемы по мере их поступления, — обернулась она и улыбнулась блондинке. Ощутив, что та уже следом идет сама, отпустила ее руку. — Из всех нерешаемых проблем я знаю только одну — смерть. Так что не вешай нос! А голубые сыры я люблю, они классные! Ты первый человек в моей жизни, кто их тоже любит, между прочим!

Крематорий был уже совсем близко — на противоположном конце узкой асфальтированной дорожки, на которой то тут, то там виднелись следы торжества жизни: сквозь бруски поребрика, сквозь трещины в асфальте проглядывали пучки травы.

— Легкие курильщика, говоришь? — Юэлл взглянула на Снежинку игривым взглядом, словно вопрос касался детских проказ в мальчишеской раздевалке. — Представь, что легкие обычного человека — чистая губка для посуды, а легкие курильщика — губка, которой вымыли печную трубу. Вот примерно настолько отличаются. Много куришь?

Они остановились перед пунктом своего назначения. Пожарная лестница была метров на семь правее их, над газоном.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Forensic Ouverture


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно