Sounds of London

Джо держала в руках упаковку с какими-то пирожными и думала, что наверное стоило взять их. Джекки обещала заглянуть и загладить вину, что так часто стала кидать свою подругу. В последнее время девушки отдалились, и Хэрроу совершенно не понимала причины такого поведения девушки. Вроде бы могла принять, что у той была работу, сама Джо тоже пропадала в книжном магазине временами, стыдясь, что вместо работы зачитывается литературой по конному спорту в надежде найти какие-нибудь полезные советы для практики.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Одна встреча может изменить всю жизнь


    Одна встреча может изменить всю жизнь

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1


    Одна встреча может изменить всю жизнь
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/gPIytVX.jpg

    Александр Коллинз & Франческа Фиоре
    март 2022, Лондон

    Говорят, это судьба сводит двух людей. Не слушайте. Людей сводят другие люди. В желании хоть как-то разнообразить жизнь Франчески, подруга убеждают ту сходить на свидание, которое уже организовала от и до. Как ей удалось заманить туда же Алекса? Для рыжеволосой ведьмочки это точно останется тайной. Но ведь результат достигнут, а знакомство не закончилось немногословным "привет - пока".   

    +1

    2

    - Я когда-нибудь ее убью… - выдохнула Франческа, нервно перебирая пальчиками белоснежную льняную салфетку на столе. Иногда эти же пальцы перебегали на тонкий хрусталь бокала, чтобы подхватить его и позволить девушке чуть отпить из бокала воды. Хотелось чего-то покрепче, но рыжеволосая останавливала эту мысль силой воли и каким-то здравым смыслом.
    Рассматривая интерьер небольшого французского ресторанчика, девушка то и дело ловила на себе взгляды других посетителей. Конечно, одиноко сидящая девушка, перед которой даже блюдо с едой не стоит, вызывает не только интерес, но еще и сочувствие. Фиоре могла представить, о чем думают другие гости: что ее кинули на свидании, причем кинули так – что просто не пришли. Официант, который уже пару раз предложил ей заказать что-то из меню, вероятно, тоже думал в подобном ключе. Фран, может быть, и стала бы оправдываться, но зачем? Этих людей она видит в первый и последний раз, как и они ее, а в это заведение тоже вряд ли сунется повторно: слишком претенциозное место для ее обыденного вкуса.
    На самом деле во всей этой ситуации не было ни грамма причастности самой Франчески. От и до было организовано ее слишком ушлой подругой, которая посчитала, что итальянке уже давним давно пора развеяться и отвлечься от всех ее древних мумий. В какой-то степени Франни была с ней согласна: последние несколько недель она практически по уши повязла в поступивших новых экспонатах, надо было все описать, каталогизировать, разместить на хранение. Это занимало кучу времени, забирая его не то что у личной жизни, но и у жизни в целом. Возвращение в ее квартирку сопровождалось обычно тем, что она буквально падала в уютное тепло кровати и отключалась, чтобы проснуться под звон будильника, оповещавшего о начале нового дня.
     
    - Красного. Полусухого. Бокал. – Она все-таки сдалась на очередном предложение что-нибудь принести. И вскоре прозрачная вода сменилась яркой алой жидкостью. Движением, которое больше бы подошло профессиональному сомелье, рыжеволосая прокрутила в руке бокал, посмотрела на свет, поднесла к носу, чуть вдохнув аромат, а потом лишь слегка пригубила, кончиком языка чуть размазывая напиток по губам, и улыбаюсь. Девушка, конечно, куда больше привыкла к винам из сменой винодельни, но за неимением… это была не самая плохая альтернатива.
    «Может стоить взять отпуск и съездить домой?» - мысль повисла в голове риторическим вопросом, побудившим желание, действительно, претворить ее в жизнь. Она довольно давно не видела родных в живую, а встречи посредством современных средств связи были слабой заменой личному общение. С не меньшим удовольствием Фиоре бы почитала книгу под любим деревом, если бы это позволила погода. В любом случае нашла бы чем заняться.
    В плане отдыха родной до манил, конечно, сильнее. Все-так Лондон, большую часть времени погрязший в туманах, трудно было бы сравнивать с солнечными виноградниками близ Альбы. С другой стороны, они были слишком разными, чтобы даже попасть в одну категорию. Скорее уж по-своему притягательными.
    - Наверное, он уже не придет, - время от запланированного сдвинулось уже порядком на полчаса, а бокал практически отпустил даже с учетом того, что девушка буквально растягивала его содержимое. Это лишь в глупых романтических комедиях девушка сидит до закрытия, словно на что-то надеется, в реальности же Франческа не собиралась и дальше растягивать свой позор еще больше. Если не получается, то может и пробовать не стоит?
    Рыжая еще выскажет все подруге, испортившей ей вечер таким небанальным образом. А пока… Фран подняла руку, чтобы привлечь внимание официанта. Скорее всего, ее любимая пекарня еще даже буде открыта, а значит можно будет захватить пару круассанов, которые не будут стоить баснословную сумму денег просто потому, что они сделаны в каком-то ресторане.     

    посмотри на меня

    https://i.imgur.com/N19HT9p.jpg   

    +1

    3

    Привет. Сегодня на всём пути сильный встречный ветер, да ещё и прилетаем под пробки (да, они даже в небе бывают). Я, скорее всего, опоздаю. Напишу, как буду в Лондоне.

    Скинув сообщение, Александр проверил перед выходом из номера, ровно ли завязан галстук. «Лицо компании, презентабельность, репутация» — руководство было готово биться за внешнюю картину едва ли не больше, чем следовало биться за безопасность полётов. Он не жаловался, аккуратно вписываясь в тот образ, который от него требовали. И только запах табака на пальцах, ухмылка с хитрым искусом и порой уж слишком стальной взгляд могли сказать, что это ещё не всё, что он хотел бы поведать миру о себе.

    — Руды прибери, рано на взлётный режим выходишь. — сколько бы раз ему ни повторяли, что ошибки совершенно естественны и ожидаемы, Коллинз всё равно чувствовал, будто не дотянул до установленной самим собой планки. Не идеален. Не доказал, что достоин своего места... Только выученное умение абстрагироваться от всего, что мешало бы работе, помогало ему отодвигать эти мысли на задний план. В кабине оставались лишь краткие команды, такие же краткие, подчинённые строгой фразеологии ответы. А ещё его пальцы, лежащие на рычагах управления, прибирая их самыми кончиками, выравнивая работу правого и левого двигателя. Когда-то инструктор сказал ему, что самолёт — это не открывалка, которой нужна только грубая сила. Это, скорее, женщина, которая любит ласку и уверенность, но не простит слабости. И каждый полёт Алекс убеждался, что более верной аналогии не найти. В шестнадцать он узнал, как девушка, бьющаяся под ним в экстазе, добавляла уверенности в разворот плеч. Но огромная машина, подчинённая его воле, оказалась вещью несколько иного порядка.

    — Спидбёрд 2907, на стоянке, конец связи. Спасибо за работу, хорошей вам смены. — Коллинз краем сознания ещё уловил явственно слышную улыбку в голосе диспетчера, прежде чем снять наушники и с наслаждением выгнуть затёкшую шею. Мысли его были уже далеко.
    - Капитан, разрешите я вас с бумагами оставлю наедине? С меня предполётный осмотр самолёта в следующий раз. – поймав ответный внимательный взгляд коллеги, Алекс в который раз за последний час бессознательно поправил часы на руке. Он действительно опаздывал, даже с учётом того, что у аэропорта стояла его машина и по пути до ресторана он соберёт все штрафы за превышение скорости. Не повезло, но с природой, как и с диспетчером, спорить себе дороже: если ветер встречный, его не развернуть, если седьмые в очереди на посадку, значит придётся ждать. Удивительно только, почему возмущённые пассажиры никак не могут понять: экипажу хочется домой так же сильно, как и им. А иногда ещё сильнее.

    - Ты сегодня весь день время подгоняешь: на взлётный рано вышел, у диспетчера спрямление выпрашивал через три зоны и две границы. Интересный вечер смотрю намечается?.. Ладно, иди и развлекайся. Ничего ты мне не должен, я ж не зверь. – капитан, конечно, всё понял. Сам когда-то был таким: подтверждал высоту, пересчитывал давление, проверял работу систем, а сам думал о том, что будет после работы. Предвкушая, улыбаясь самому себе и тут же пряча улыбку. Будто радоваться молодости – нечто постыдное.

    Фуражка, как и китель, остались в машине, да и погоны с рубашки пришлось снять: времени заехать домой и переодеться не было, но заявляться на первое свидание по форме - что-то из репертуара тех, над кем смеялись в университете, называя «реальными пилотами». Не имея ни одного часа настоящего налёта, те уже кидали пафосные фотки в инстаграм, вешая на шею липовые пропуска и выставляя тренажёр за настоящий боинг, сидя, конечно же, на месте капитана. Такие и в жизни ходили бы в форме, нашивая погоны на пальто, чтобы их профессию было видно за километр. Алекс знал, что форма была бы в данном случае скорее преимуществам: кроме того, что она ему шла, одно слово «пилот» уже повышало его ставку раза в два. Он видел этот эффект: на кого-то влияла эстетика, на кого-то смутные знания об огромных суммах, которыми оперирует авиация, кому-то было искренне любопытно, а это помогало завязать разговор. Он, если быть честным, иногда даже осознанно пользовался этим эффектом, не презирая никакие средства. Однако то, что было идеальным для одноразового секса, мало подходило, если целью становились нормальные, насколько это возможно в его случае, отношения. Сходив на несколько таких встреч, Александр понял, что одной только профессии не хватит, чтобы наладить общение. К тому же, оставляя атрибуты, избавляясь от роли, он всё равно не мог бы избавиться от сути, в которую так прочно въелась его работа, небо, власть над мощью, мечты, куча нужных и не очень знаний, пристрастие к контролю и склонность просчитывать все десятки вариантов развития ситуации наперёд. Чуть подумав, он забрал из бардачка и снова надел только кольцо с самолётом. Пусть будет. Поцеловав обережное на удачу, Коллинз в последний раз бросил взгляд на себя в зеркало заднего вида, проведя рукой по волосам.

    - Здравствуй. Я писал тебе, что опоздаю, не повезло ни с ветром, ни со временем прилёта. Но ты уже не заходила и не увидела. Надо было, наверное, сразу взять твой номер. – подобная незаинтересованность была не очень приятным сигналом. Алекс, честно говоря, ожидал иного от девушки, которая с самого начала хотела перейти к личному знакомству, писав ему, что ей легче рассказывать о себе именно так, вживую. Наблюдение это отправилось ко всем мелким подмеченным им деталям, которые он не комментировал, не вынеся ещё окончательного мнения. Что он мог бы точно сказать о Франческе, так это «красивая». Красивая именно живой, яркой красотой, не напоминая глыбу отшлифованного, сияющего, но всё же льда. Пламя нравилось ему гораздо больше. Впрочем, не зря он так внимательно просматривал несколько доступных фото, особенно остановившись на одном из них: девушка на фоне музейной экспозиции заинтересованно рассматривала что-то за кадром. Подумалось тогда, что поймать на себе однажды такой открытый, горящий восторгом взгляд было бы весьма неплохо. Весьма и весьма. Вот только если бы внешность решала всё… У него была Лора и для видевших её пояснений больше не требовалось. У него была по-своему очаровательная Эстер, но не просто так слово «есть» оказывалось в прошедшем времени. Настал тот момент, когда больше всего Коллинза стало привлекать взаимопонимание, а не длинные ноги и выдающееся декольте. Хотя, что уж тут, это было бы очень приятным бонусом. Какой мужчина отказался бы?

    Ну а пока, его черёд впечатлять. Несмотря на то, что хотелось спросить о непрочитанных сообщениях, Коллинз оставил этот неприятный вопрос до лучших времён, дав знак официанту, с которым успел договориться о небольшой услуге до того, как пройти в зал.
    - Это тебе небольшой презент из Тайланда. – улыбаясь, хотелось верить, что достаточно ослепительно, он забрал из рук официанта букет, в котором нежные белые лотосы сочетались с магнолиями и гораздо более экзотичной огненно-рыжей цезальпинией. Завёрнутый вместо пластика в мягкие, широкие зелёные листья и перевязанный шнуром с нанизанными на него подвесками, тот благоухал свежестью, будто бы только что сорванных цветов. Что, в сущности, именно так и было. – Наведался перед рейсом на огромный цветочный рынок, куда буддистские монахи приносят то, что выращивают в храмах. Свиток, солнце и звезда на шнуре – это амулеты. Меня попросили описать, для кого подарок, и сказали, что это именно то, что принесёт тебе счастье. – вручив букет Франческе, Александр занял своё место, обратив внимание, что к столику подошёл ещё один официант. Очевидно, тот, который и будет их обслуживать. Вот только вместо меню тот принёс счёт... Удивлённо приподняв брови, уже не улыбаясь, Коллинз положил ладонь на кожаную книжку, подвинув её к себе, тем самым безмолвно забирая это обязательство. И, не дожидаясь объяснений, задал самый основной вопрос:

    - Что же… Видимо, ожидание оказалось слишком критичным? – можно было бы снова упомянуть предупреждение, которое непрочитанным висит в личных сообщениях, но какой в этом смысл? Что-что, а умение ждать у девушки, которая выбирала отношения с пилотом, должно быть развито отменно.
    Значит не судьба.

    +1

    4

    Это было не ее место. Совершенно не ее. И об этом кричало все вокруг, начиная от наряда, который казался полностью неуместным среди накрахмаленных скатертей, которые укрывали столы, и начищенного до блеска столового серебра, и заканчивая самой ситуацией, в которой рыжеволосая девушка чувствовала себя крайне глупо. Все дело в том, что заведение выбирала Татьяна, та самая подруга, которая все и организовала, и делала это по собственному представлению о месте, в котором должны были знакомиться девушки. Франческа так и видела шикарную брюнетку в сшитом на заказ платье, которая ловко орудует поданными приборами, делая вид, что листьями салата, которые она заказала в погоне за сохранением и так великолепной фигуры, можно вдоволь наесться. А вот если бы право выбора принадлежало итальянке, то он бы остановился на небольшом, но уютном ресторанчике, который манит своих посетителей приятной атмосферой и горячей домашней едой, а не модными вывесками и возможностью выложить фоточку в инстаграм, чтобы кому-то что-то доказать. Удивительно, как такие две разные девушки могли сосуществовать в рамках крепкой дружбы, но так оно и было.
    Фиоре уже была готова подняться, чтобы привлечь внимание официанта не только жестом, когда глубокий мужской голос прервал ее потуги еще на стадии формирования конкретного плана поведения. Она даже не сразу осознала, что обращаются именно к ней, потому что его фразы вызывали больше вопросов, нежели давали какие-то зацепки, от которых можно было оттолкнуться, чтобы понять, кто именно перед ней. Фран не была блондинкой, ни внешне, ни в душе, потому первое неосознанное «это кто?» сменилось логичной догадкой «а вот и он», после которой ее взгляд мельком скользнул сверху вниз, уже не скрывая своей заинтересованности. В конце концов, подруга даже в малейшей степени не поставила ее в известность, как будет выглядеть таинственный кавалер, бросив загадочное «тебе понравится». Зная некую разницу в их вкусах, рыжеволосая могла бы усомниться в этом утверждении, но в этот раз ее сомнения были разрушены реальностью.
    Если бы кто-то спросил, Франческа вряд ли бы смогла конкретно описать, как должен выглядеть мужчина в ее вкусе. Страшно сказать, но у нее было до плачевного мало опыта во взаимоотношениях с противоположным полом, если это не касалось работы или учебы. Или семьи: общение с четырьмя старшими братьями (и не забудем добавить сюда и главу семейства – ее отца) не дало классического понимания мужчины. Пятиглавая гидра, как в шутку с мамой называли они сильную половину семьи Фиоре, буквально на цыпочках ходила перед единственной девочкой, окружая ее такой заботой, словно она была хрупкой статуэткой, сделанной из тончайшего хрусталя, или экзотическим цветком, выросшим в оранжерее без возможности соприкасаться с воздухом за ее пределами. Хорошо хоть комплекс младшей сестры не перерос в комплекс старшего брата, который мог бы обернуться в поиск второй половинки, так похожей на всех в ее семействе.   
    Зеленые ведьмовские глаза невольно пробежались по всей фигуре, внимательным взглядом отмечая, что так и хочется накинуть на его плечи поверх белоснежной рубашки пиджак. Нет, не то чтобы отсутствие этого элемента одежды как-то негативно влияло на весь внешний вид, просто… казалось правильным. И откуда только такие мысли в голове, если она встречает этого человека впервые? Ведь так. Твердые мужественные черты лица лишь сильнее подтверждали утверждение, сформировавшееся в ее голове: общайся они раньше, пусть это даже происходило мельком, девушка несомненно бы запомнила их обладателя. Как и внимательный взгляд, который следил за ней, но не так словно видел впервые, а словно сопоставлял ранее увиденное с картинкой, которая теперь предстала перед ним вживую. И обращение… Вопросов она пока находила куда больше, чем ответов, которые смогли бы прояснить ситуацию.
    Мальчишеская улыбка, в которой растянулись губы, преобразило лицо незнакомца настолько, что у Фран буквально выбило воздух из легких, лишив ее возможности заговорить в тот момент, когда это было действительно необходимо, а не являлось всего лишь блажью. Собранность блондину шла, но и очарование непосредственности не позволяло оторвать взгляда. И, надо сказать, улыбался молодой человек не зря, решив зайти с весьма необычных козырей. Конечно, цветы на свидании - поступок не слишком оригинальный. Но тут…
    - Он великолепен… - с каким-то придыханием вырвалось скудное описание преподнесённого ей букета. Не потому что он был каким-то не таким. Причина была до банального проста: итальянка не могла подобрать нужных слов, пока кончики пальцев скользили по тонким зеленым листьям, служившим своеобразной оберткой, украдкой касались лепестков, словно те могли рассыпаться даже от мельчайшего дуновения ветерка. А запах… экзотическая свежесть буквально окружила ее. Слишком зачарованная, она не сразу почувствовала, как изменилась атмосфера, словно кто-то резко понизил градус термостата в помещении.
    - Вообще-то полчаса – это уже не ожидание, а практически немой намек на дальнейшее отсутствие,  - рассеянно поглаживая лепестки, пролепетала Фиоре. – И от тебя не было никакого сообщения. – Памятуя о том, что было сказано ранее, поспешила дополнить. – Я никогда не общалась с тобой до этого дня, - даже самый спокойный по натуре человек, к коим приписывала себя и Франческа, вряд ли бы стал молча сносить необоснованные обвинения в свой адрес. Ей вообще стоило встать и уйти. По-хорошему, ей следовало сделать это еще минут пятнадцать назад. Вот только в сложившейся ситуации было что-то странное, что свербящим червячком не давало покоя, буквально вынуждая разобраться. И, кажется, все кусочки паззла, наконец, стали складываться в единую картину.
    «Какая же я глупая…» - чуть мотнула головой рыжеволосая, не находя себе оправдание, почему все не дошло до нее значительно раньше. -  «Я точно убью Татьяну!» - Вторая мысль была куда более осознанной.
    Мужчина напротив мог ждать чего угодно: что она швырнет в него букет, выплеснет в лицо остатки воды, которые все еще наполняли один из бокалов на столе, встанет из-за стола, осыпая всевозможными проклятьями. Но… Фран рассмеялась, делая это не жеманно, как девушки, которые хотят показаться не теми, кем они являются на самом деле, не глупо хихикая, а в полный голос, словно они сейчас не находились в месте, в котором такое поведение показалось бы верхом безкультурия. Впрочем, другие гости не преминули повернуться в их сторону, бросая недовольные взгляды на девушку. Когда она словила их, то почти физически ощутила, как они безмолвно шикают на нее, требуя остановить неожиданный взрыв хохота.
    - Прости, - пискнула, все еще давясь от смеха, но постепенно утихая. Ситуация все еще требовал пояснения. – Мне неловко говорить, но кажется, ты до этого общался не со мной. Через тиндер же? – И дождавшись подтверждения, вздохнула. – Никогда не любила это глупое приложение.
    Этих разъяснений явно было недостаточно, а в данный конкретный момент именно Фиоре чувствовала себя виноватой.               
    - У меня есть очень инициативная подруга. Наверное, даже слишком. И, похоже, именно она ответственна за все это. – Вероятно… нет… совершенно точно она все выскажет Татьяне завтра, а может даже сегодня, позвонив ей именно тогда, когда подруга будет крепко спать. А раз та часто страдала бессонницей, неожиданное пробуждение станет подходящей местью. Но это случится чуточку позже. А пока следовало уделить внимание делам насущным. – Но раз мы уже тут… Я Франческа, - она протянула тонкую руку над столом. – Приятно познакомиться.

    +1

    5

    - Александр. – Коллинз уже давно перестал представляться своим испанским именем, а потом пытаться учить людей выговаривать его с правильным редуцированием в правильных местах, однако сейчас всё равно звучал так, словно ему было непросто вспомнить, как его зовут для англичан. Непонимающе хмурясь в пространство, он чувствовал себя так, будто мозг начал ему отказывать. Неприятное ощущение сюрреалистичности мира и провалов в памяти, заставляющее задуматься о том, что человек, сходящий с ума, точно так же не замечает ничего, пока ему на это не укажут. Он ведь совершенно точно общался с Франческой, писал ей, не перепутал девушку из интернета с какой-то случайной посетительницей ресторана, а имя не просто совпало каким-то удивительным образом. Или всё это было сном, бредом? Или он попал в те глупые истории про близнецов и его Франческа – это сестра Франчески, сидящей перед ним? Или… Оборвав поток предположений, Алекс коротко встряхнул головой, снова включаясь в реальность, из которой выпал на несколько секунд.
    - Так. Стоп. Я, конечно, вымотан рейсом, могу подтупливать и мне вообще простительно сейчас ошибаться, но. – во время этой весомой паузы Коллинз открыл переписку, повернув экран к Франческе так, чтобы можно было видеть и его предупреждение о задержке, и несколько последних сообщений. – Не настолько же… Вот. Разве это не ты? – он открыл страницу девушки, ещё раз бросив взгляд на фото и убедившись, что всё действительно верно.
    - Если это шутка, то... Ах чёрт, вот оно что. – резко откинувшись на спинку стула, Алекс наконец-то сопоставил все факты и слова, казавшиеся не относящимися к делу. Перестал отставать от самолёта, как говорят в авиации. В данном случае – перестал отставать от свидания, которое с самого начала пошло совсем не так, должно было идти. Даже в авиации есть минуты подготовки к полёту, буксировки, запуска, руления, где ты спокойно настраиваешься и нештатные ситуации не сваливаются тебе на голову сразу. Так что жизнь была гораздо сложнее, хотя почему-то немногие из тех, кто боится летать, сказали бы, что боятся жить. А стоило бы.

    - Подруга. Инициативная. – нащупав корень проблем, Коллинз довольно прищурился, смотря на Франческу. – Дай угадаю, поправь меня, если ошибусь. Тебя поставили перед фактом того, что организовали тебе свидание и заманили сюда? – дальше начиналась область совсем уж гаданий по косвенным признакам. Тоже одно из умений, которое развивала авиация, но тоже гораздо более лёгкое «там», где гадать приходилось в весьма ограниченном диапазоне вещей. Например, в видах стука в двигателе и вариантах возможных отказов. – Заставили шантажом? Подруга, с которой легче согласиться, чем спорить? Домашний питомец в заложниках? – расслабившись, Александр начинал шутить. Да и ситуация располагала. – Тебя что, даже не поставили в известность о том, что я не в курсе эм… особенностей этого свидания и буду уверен, что со мной разговаривала ты? – это уже казалось совсем невероятным. – Честно говоря, на какие-то мгновения почувствовал себя так, словно поехал крышей: две недели переписывался с девушкой, а при личной встрече она утверждает, что не общалась со мной. Наверное, надо было предположить, что меня пытаются так отшить, разочаровавшись, но что-то даже не подумал об этом. – самоуверенность тут же надменно спросила: «С чего бы отшивать? Ты себя в зеркале с утра видел? Нет причин, прекрасен как никогда. Предки с портретов пятнадцатого века смотрят на тебя с гордостью». Однако Александр не обратил внимания, на эти вопросы. Мало ли, какие бывают причины. Может, на фото он казался более представительным. А может, по росту не подошёл.

    Кожа книжки со счётом всё так же холодила пальцы и ему стало почти жаль. Выдохнув, посерьёзнев, Коллинз подался вперёд:
    - Слушай, мне понравилось общаться с той девушкой, я сюда шёл не под давлением. – летел даже, однако сейчас он бы этого не произнёс. Его поймут превратно, а ему не хотелось казаться более заинтересованным, чем девушка. Если бы её вдохновляло идти на встречу с кем-то, она бы выяснила обстоятельства и не была удивлена его словами. Гордость пережимала горло, взбешённая самой возможностью того, что он предстанет в чём-то нуждающимся. Пришлось подбирать слова так, чтобы и не соврать, и не задохнуться от попранной, униженной независимости.
    - Но теперь получается всё это не правда. Единственное, что у меня осталось от составленного впечатления – то, что ты показалась мне красивой. Однако я сейчас ищу не столько этого и мне кажется ужасным тратить время девушки, которая не заинтересована в том, чтобы сходить со мной на свидание… Но ты права, мы здесь, так или иначе. Я предлагаю вот что: у тебя из впечатлений обо мне, по сути, тоже только внешность, мы в равных условиях. Если тебе интересно – оставайся, начнём с самого начала: пары слов о себе и вот этого всего. Даже если не выгорит, по крайней мере, это забавный случай, чтобы рассказать: свидание настолько вслепую. Ну а если ты не заинтересована в отношениях, оно тебе не нужно – передавай привет подруге и извини, что пришлось ждать: как я и написал там в сообщении, сильный встречный ветер плюс пробки, которые бывают даже в воздухе.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Одна встреча может изменить всю жизнь