Sounds of London

Джо держала в руках упаковку с какими-то пирожными и думала, что наверное стоило взять их. Джекки обещала заглянуть и загладить вину, что так часто стала кидать свою подругу. В последнее время девушки отдалились, и Хэрроу совершенно не понимала причины такого поведения девушки. Вроде бы могла принять, что у той была работу, сама Джо тоже пропадала в книжном магазине временами, стыдясь, что вместо работы зачитывается литературой по конному спорту в надежде найти какие-нибудь полезные советы для практики.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Танго — это как секс на паркете!


    Танго — это как секс на паркете!

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1


    Танго — это как секс на паркете!
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/WtBqT9e.gif https://i.imgur.com/TlTxNgD.jpg https://i.imgur.com/IWzoe8R.gif

    Франческа и Александр
    Лондон, май 2021

    Танго – танец страсти, танец-химия, танец-секс. На такое не решишься с первым встречным. Но и одной никогда не станцуешь. А если телефон не разрывается от номеров парней, выбора у тебя мало. Пусть даже тот, который ты делаешь, продиктован не только необходимостью, но и желанием, тайно терзающим душу. 

    +2

    2

    В который раз запнувшись о неровную брусчатку мостовой и лишь чудом сумев удержать равновесие, Франческа не выдержала и чертыхнулась, распуская свой острый язычок в нескольких крепких итальянских выражениях. Благо, проходящие мимо люди вряд ли  бы поняли суть произнесенного. Они, скорее, с интересом посмотрели на спешащую иностранку. А посмотреть было на что.
    - Это было совершенно категорично, глупая идея, - взглянув на набережную Темзы, вдоль которой она спешила, рыжеволосая перевела взгляд на идущую вдоль нее параллельную улицу, заполненную машинами под завязку. Где-то позади она оставила такси, которое также застряло в пробке и вряд ли бы смогло доставить ее в срок к месту назначения. С другой стороны, в уютном салоне кэба ей было бы куда комфортнее, а любое опоздание можно было списать на реально существующий затор. Вот только Фиоре не любила опаздывать. Ее с детства учили быть пунктуальной. К тому же приходить вовремя – это же элементарная вежливость. А если отбросить всю эту риторику и моралистику, то причина ее спешки была еще проще – отплывающий в восемь вечера теплоход не будет ждать пассажиров, пусть у них даже есть билеты. Последние, конечно, достались Фран совершенно бесплатно, но этого становилось лишь чуточку легче.     
    Проскочившее мимо несколько электросамокатов чуть не сбили итальянку, но снова заметно пошатнули ее равновесие, заслужив пару негодующих криков вслед. Не прекращая, что-то бурчать об осторожности, девушка поправила платье. Изящно облегающие ее красное шелковое платье уже, кажется, поросло паутиной в шкафу. Франческа купила его уже как год, потому что не смогла пройти мимо него в комиссионном магазинчике. То буквально приманило ее – и рыжеволосая сразу поняла: эта вещь ее. Даже размер подошел. Вот только с того дня оно мертвым грузом лежало у нее в шкафу. Такой наряд на работу не наденешь, выгулять его на обыкновенной прогулке тоже не получится. Кто-то бы сказал, что оно просто ждало своего часа. Фран исправила бы: девушка слишком погрязла в бытовых и рабочих делах, чтобы выбраться отдохнуть. Но сегодня…
    Поправив разрез, который скользил по правому бедру почти до его середины и в любой момент мог достичь границы, которая уже не будут признаваться уместной в приличном обществе, итальянка поспешила вновь ускориться. Часы показывали, что она уже на пять мнут отстает того времени, когда она должна была встретиться со своим спутником, а значит до отпаривания немногим больше двадцати минут. Обидно будет посмотреть вслед уплывающему теплоходу, стоя на берегу.
    - Что-то это мне напоминает. – Говорят история имеет свойство повторяться, замыкаясь в своей цикличности.  И вот теперь именно Фран опаздывает на свидание с Алексом, словно зеркально повторяя их первую встречу. «Свидание…» - она не позволила слову соскочить с ее губ, но мысленно остановить его было куда труднее. Ведь это же можно было назвать свиданием? Полноценным. Самым настоящим. Фиоре почувствовала, как ее щек покрываются румянцем, который не способен охладить даже немного прохладный ветер, от присутствия которого она кутала оголенные руки и чуточку глубокое декольте в тепло укутывающей ее шали практически идентичного с платьем оттенка. Стоило накинуть что-то теплее, но хорошая мысля приходит опосля.   
    С того дня, как они узнали друг о друге, они переписывались, насколько позволяла работа, встречались несколько раз, но вчера именно Франческа стала инициатором в этот раз, ранее лишь с радостью принимая приглашения. А потом полночи не могла уснуть, перечитывая его сообщение. Что-что, а взаимный интерес уже трудно было бы скрыть даже от самих себя. 
    Увидев причал и все еще стоящую рядом с ним толпу людей, рыжая облегченно выдохнула, поправляя соскальзывающую сумочку, и стала глазами выискивать сред них Коллинза. Кажется, он делал тоже самое, потому что вскоре их взгляды нашли друг друга, а теле двинулись навстречу.
    - Привет, - она смущённо поправила рыжую прядь за ухо,- я немного опоздала. Пробки…  удивительно, как может заплетаться язык. Сейчас девушка могла смотреть Алексу почти вровень глаза – и даже начинающие ныть лодыжки от интенсивного шага на высоких каблуках не могли испортить момент этой встречи. - Надеюсь, ты не слишком долго меня ждал, - язычок скользнул по пересохшим губам.

    Отредактировано Francesca Fiore (22 Окт 2022 01:36:59)

    +1

    3

    Бросив взгляд на часы, Алекс хотел бы остаться совершенно спокоен, однако по всем законам жанра уже нетерпеливо всматривался в каждое подъезжающее такси и суетливо курил, не замечая, как пепел падает на начищенные ботинки. Ещё пару недель назад верх бы взяла логика: напомнила о перекрытых ради забастовки улицах, о том, как ему повезло не встрять в огромную пробку только потому, что он подъезжал к порту со стороны пригорода, о том, что девушкам простительно и даже прилично опаздывать на свидание (по крайней мере, так уверяли старые каноны). Логика напомнила бы ему, в конце концов, что Франческа предупредила его о возможной задержке. Однако логика сегодня заглушалась эмоциями и те вкрадчиво нашёптывали на ухо: «Да она не придёт. Забила в последний момент, поняв, что не интересно, не цепляешь, бесперспективно. Вот увидишь, только зря время потратил и начал что-то планировать». Звучало, честно говоря, отвратительно.

    Какая пошлость – пилоту сравнивать что-то в своей жизни с полётом. Кому, как не ему знать, что там не всё так просто, радужно и романтично? В конце концов, полёт на эшелоне – самый скучный этап, если что-то и захватывало очень сильно – это взлёт и посадка. Но всё равно при попытках проанализировать свои ощущения Коллинз натыкался на это банальное, избитое сравнение. Морщился, а потом не мог удержаться от кривой усмешки, трогающей губы. Он действительно летел, понятия не имея, куда и с каким исходом, совершенно не контролируя процесс. Должно было бы быть страшно, а фактически только любопытно. Не даром говорят, что дофамин, гормон счастья – самый сильный наркотик, подсаживаются на него мгновенно и дозу постоянно хочется увеличить. И порой чтобы «вставило» достаточно вполне невинного вопроса от человека, чьи сообщения ждёшь. Общение с Франческой все эти полтора месяца, что они были знакомы, сводилось к перепискам за исключением нескольких личных встреч: компания лишилась части вторых пилотов в период пандемии, а сейчас количество рейсов стало расти, возвращаясь к прежним объёмам, так что работы хватало. Но Александр не жаловался: ему нравилось видеть в сообщениях, как проходит день Франчески, жалобы на коллег, фотки новой выставки с припиской «только никому». Смешные истории про потерявшийся и нашедшийся папирусный свиток, про сломанную лапу сфинкса, внезапные душевные откровения. Он в ответ рассказывал ей о своих птичках, о том, что скоро нужно будет проходить переподготовку по курсу эвакуации на воду, о троюродных братьях, один из которых решил стать священником: весьма достойное решение для семилетнего мальчика, но вопрос, кто такие катары и почему их нужно сжигать, поверг тётю в ступор. Они смотрели вместе фильмы: он – в самолёте в тот час, что был дан ему на отдых между рейсами, она – дома; обменивались фотографиями, когда у одного ярко светило солнце, а у другого уже загорались звёзды, и делились любимой музыкой. Устать друг от друга в таком режиме было невозможно, начать желать большего – вполне. Так что, получив приглашение составить компанию, Коллинз согласился, честно признавшись, что вообще не умеет танцевать танго, однако ему интересно. Пришлось так же предупредить, что после он сразу же сорвётся в рейс с ночным вылетом, так что на всякий случай смотается перед отплытием в аэропорт: оставит там у друга в резерве свою форму и вещи. О чём он умолчал, так это о том, что кое-какая подготовка в сфере того, что прилично уметь молодому потомку благородных фамилий, а именно в танцах, у него есть. Об этой части своей жизни Алекс не распространялся, пока не было вопросов, заданных напрямик: не хотел, чтобы эта информация как-то влияла на отношение к нему Франчески. В любую из сторон.

    Он ещё не был влюблён, но уже не так безразличен, как в первую их встречу, когда, узнав о намерении Фиоре уйти, принял это с нейтральной вежливостью даже при том, что в тот момент ещё считал её незаинтересованной и непроверившей сообщения. Сейчас был прекрасный период, когда человек ещё кажется идеальным, нет ни одного негативного воспоминания, ещё не произнесено ни одного ранящего слова, одно только замечательное чувство предвкушения гораздо более глубоких чувств… Этот май пообещал быть замечательным в тот миг, когда Коллинз увидел девушку среди тех, кто подходил к причалам.

    - Я ждал недостаточно долго, чтобы это стало критичным и мне захотелось сбежать. – рассмеявшись, напоминая об обстоятельствах их знакомства, Коллинз коснулся губами щеки Франчески. И с каждым разом это касание длилось всё дольше. – Привет. Выглядишь божественно. Ярче, чем тот рассвет, который я тебе недавно скидывал. Над Альпами. – он не упустил шанса рассмотреть, пока девушка пересекала площадь, направляясь к нему, однако вместе с деталями, вместе с её сияющим взглядом и ощущением нежной тяжести тела под рукой, лёгшей на талию, зрелище становилось ещё более захватывающим. Материальным, доступным и недоступным одновременно. Удивительно, как алый мог сочетаться с рыжим, было в этом что-то от Джессики Рэббит: невероятно притягательное. И если демонстрацией этой своей, ранее не раскрытой стороны Франческа рассчитывала поразить воображение, у неё это, определённо, получилось.
    - Неужели ты на таких каблуках шла… сколько? – снова обратив внимание на ноги и поймав себя на мысли, сколько интимного было бы в распутывании переплетения завязок, Александр обратил внимание, как Фран приподнимает одну ногу, давая ей отдохнуть.
    - Это коварный план прийти и наблюдать, как я буду искать себе живую партнёршу на танго, научусь с ней не наступать на ноги, а потом вернуть меня себе и не беспокоиться за свои пальцы? – к счастью, перед курсами запланирован небольшой ужин параллельно с осмотром достопримечательностей вдоль обеих берегов Темзы. Затем пароход уходил к водохранилищам, где мог встать на якорь, никому не мешая, и начиналась вторая часть программы.
    - Наше судно, кстати, уже причалило, пошли займём нам столик. – будет большим чудом, если осталось что-то у борта, с удачным видом на воду и дома, но прогулка и виды являлись не самой важной частью вечера: судя по всему, большинство тут с такой же целью устроить необычное свидание. – Зря я конечно вчера вечером насмотрелся документалок про Титаник…

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Танго — это как секс на паркете!