Sounds of London

Джо держала в руках упаковку с какими-то пирожными и думала, что наверное стоило взять их. Джекки обещала заглянуть и загладить вину, что так часто стала кидать свою подругу. В последнее время девушки отдалились, и Хэрроу совершенно не понимала причины такого поведения девушки. Вроде бы могла принять, что у той была работу, сама Джо тоже пропадала в книжном магазине временами, стыдясь, что вместо работы зачитывается литературой по конному спорту в надежде найти какие-нибудь полезные советы для практики.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » И мир снова рухнул


    И мир снова рухнул

    Сообщений 1 страница 15 из 15

    1

    И мир снова рухнул
    https://i.imgur.com/Wsiu5vq.gifhttps://i.imgur.com/xSZH4VA.gif
    Ева и Генри Хэрроу, 9 декабря, вечер. Квартира Хэрроу
    Ева шокирована новостями и теперь не знает, как ей быть дальше

    0

    2

    После тяжелой операции пострадавшего в аварии одного из уважаемых пациентов клиники, Хэрроу чувствовал, как ему ломит спину. Пять часов простоять, практически без перерыва, это такое себе. И возраст дает о себе знать, видимо. Генри переоделся в чистую форму и ушел к себе в кабинет, отдохнуть, откинулся в кресле, прикрыв глаза. За год работы, точнее полгода операций Генри уже привык к подобному ощущению. И надо сказать, что оно весьма приятное. Ломящая спина не может стать помехой к тому, чтобы он прекратил работать. Хэрроу такого  кайф не испытывал в отделе, когда разделывал трупы. Прав был мистер Броули, всегда прав и во всем, стоило это признать.
    Был почти конец рабочего дня, Генри заполнил необходимые бумаги, сдал в регистратуру, и сходил в реанимацию, чтобы проверить состояние больного. Тот потихоньку приходил в себя, приборы говорили, что состояние стабильное. Дав необходимые рекомендации медсестрам, Хэрроу уже был готов ехать домой, только надо еще забрать близнецов из яслей. Генри предварительно помыл руки, переоделся уже в свою одежду и пошел забирать малых. Как ему сообщили, что с возрастом они становятся все более активные. Надо же, уже почти год прошел. Им разрешали посидеть  в манеже, поиграть в игрушки, принесенные Генри заранее из дома. Скоро начнут разговаривать, и тогда дома станет совсем громко. С года можно отправлять уже в сад, Хэрроу попросил помочь нянечек с этим вопросом, выбрать наиболее подходящее заведение. Женщины прожженные, страсть как любят детей, Генри переписал пару заведений, думал посмотреть в интернете. К тому же, Ева наверняка сама хочет выйти на работу, а в саду им проще будет социализироваться. Да, у них куча родственников, дедушка никогда не откажется, брат с Эрин, мама… но каждый раз их напрягать их тоже не хотелось. А в саду им будет веселее, хотелось верить, что через пару дней не попросят больше не приходить.
    Генри собрал малышей, хотел поделиться этой новостью с женой, посоветоваться, как лучше поступить, может, вместе что-нибудь посмотрят. Он пристегнул люльки на заднем сидении автомобиля, а сам попутно заехал в магазин, купить что-нибудь вкусного к чаю, и приехал домой чуть позже обычного. К моменту, как они прибыли в квартиру, дети уже проснулись.
    — Мы дома! — огласил Хэрроу, входя в квартиру. Он усадил малых в манеж, у них есть немного времени поиграть до сна, — Черт, я так устал, даже есть не хочется… — выдохнул он, подходя к жене и целуя ее в губы.
    — Ты чего без настроения? Случилось чего? — спросил Генри.

    +1

    3

    После разговора с дядей, Ева совсем потерялась. Новости ее шокировали и ввели в состояние задумчивости. И вот, вроде бы, все должно было стать понятнее и проще и с души должен упасть камень, но случилось все иначе. Новость о том, что Мелани не сама накинула петлю на шею, а за нее это сделали порвала в клочья душу Евы. Опять эти люди, которых она пыталась выкинуть из своей жизни появились в ней и снова смешали все карты.
    Вопросов стало куда больше. Неужели ее похититель сделал это из за любой ненависти? Как он проник в дом ? Был ли у него сообщники в их доме ? Как они заставили мать принять такую дозу лекарства ? Все это взрывало голову девушки.
    Ева на автомате добралась домой и оказавшись дома, открыла бутылку бренди и сделала большой глоток прямо из горла. Внутри все горело и ноги подкашивались. Ей нужно было время, чтобы принять эту новую правду.
    Она достала из сумки папку с материалом и начала ее изучать, лист за листом
    Ей казалось, что бумага обжигает руки. Она читала дело и пила алкоголь из горла, хотелось зарыдать, но слез не было. Вскоре должен был вернуться Генри с близнецами, а у нее ничего не готово.
    Умывшись ледяной водой в их ванне, убрав бутылку с алкоголем, Ева поплелась на кухню, захватив с собой папку с делом.
    Бутылочки для детей были быстро приготовлены, для Генри она сделала сэндвичи и в ожидании их прихода вновь села читать дело.
    Мелани убили из за нее, она все равно виновата. Когда в замке щёлкнул ключ, она даже не отреагировала.

    - Посмотри - сказала она подвинув ему папку и даже забыла поздороваться. - Мелани... Она оказывается не сама влезла в петлю, ее убили... Те же люди, что и похитили меня...- она отвернулась от мужа, обняв себя за плечи.
    Это было тяжело и странно одновременно. Новость принесенная дядей, должна была облегчить ее душу, но внесла ещё больше сумятицы во все это. И вот вроде с одной стороны Ева вовсе и не виновата, но с другой стороны, именно она провела этого монстра а их дом

    +1

    4

    Настрой девушки говорил о том, что что-то случилось, Генри даже испугался. Он глянул протянутую папку с делом, заявление жены заставило вскинуть брови, ничего себе заявление. Тут вдруг новости про мать Евы, которую считали суицидницей. И Ева всю жизнь винила себя в ее смерти. Хэрроу глянул материалы дела, внутри было заключение о вскрытии. Глазами бывшего судмедэксперта он видел данные, которые свидетельствовали об убийстве. Все бы ничего, если бы  это не выяснилось спустя столько лет.
    Генри пролистал папку, материалы достаточно старые, и такое ощущение, что хранились где-то в архивах много лет. И только сейчас достались. Бумага не видела воздуха, пожелтевшая и ветхая. Он положил папку на стол, посмотрел внимательнее заключение… Генри мог бы все списать на неопытность тогдашнего судмедэксперта. Передозировка всего на несколько миллиграмм, но этого достаточно, чтобы человек стал овощем и не мог себя контролировать.

    — Ева, ну он-то сам мертв уже. Да и эти материалы очень старые, сомневаюсь, что кто-то будет расследовать. Убийца мертв. И… судя по заключению, здесь передоз всего ничего, для смерти маловато, но для того, чтобы повесить человека овощем, это возможно. Я думаю, что патологоанатом по неопытности пропустил эту деталь, и выдал, как самоубийство. Но… ты что хочешь узнать правду? — Генри поборол в себе желание спросить, знал ли ее отец эту правду. Если знал, то каким же надо быть поддонком, чтобы скрывать такую правду. А если нет, то стоило бы ему все рассказать. Как супруг, он бы имел право знать. Генри и сам бы хотел знать, не дай боже… Однако чувствовалось, что такая правда подкосила Еву, словно, новая информация окатила ее ледяной водой.
    Он подошел к девушке, положил ей руки на плечи, чувствуя, что для нее это новый этап, новая жизнь.

    — Ева, ну тогда получается, все твои обвинения себя беспочвенны. Ты не должна винить себя в том, что какой-то псих решил разрушить вашу жизнь, вашу семью. Он, ведь, даже не знал вас, — Хэрроу поцеловал девушку в макушку. Может сам еще по изучает дело, вытащит из него что-то интересное, чтобы успокоить Еву. Но пока да, это убийство, как не посмотри. Генри надеялся, что этот его сын никогда не выйдет из тюрьмы… Вообще никогда. Да, это странно так думать, желать кому-то смерти. Хэрроу все это уже проходил, знает какого-то, лишить кого-то жизни, даже не умышленно. Тем не менее, сейчас, ему действительно хотелось, чтобы единственное продолжение прошлого ушло в небытие.

    +1

    5

    Ева, правда не понимала до конца, что ей делать со всей этой информацией?  Бросаться в расследование? Но ведь прошло столько лет, сейчас уже ничего нельзя доказать и тем более, если верить словам Рескью, что сделал это его отец. То тот уже мертв и значит никто не понесет наказание.
    Но с другой стороны, разве стоит оставлять без внимания такие бумаги? Просто положить папку в ящик и забыть? Это неправильно, это ведь правда и ее должны знать близкие. Ева думала, что ей стоит поговорить с отцом и рассказать ему об этом. Но не сочтет ли он старшую дочь душевно больной? Ева не выдумала на счет матери, та и вправду умерла, но не так как думали они. Это не было ее осознанным выбором, ее заставили или же убили.
    Ее трясло от эмоций, девушка понимала, что ей надо собраться ради семьи, но она не могла этого сделать. Ее мир снова перевернулся и жизнь Ева будто бы стала совсем не ее.
    Она запрокинула голову назад, лишь бы не зарыдать, ее бил озноб. Папка, что держал муж в руках, будто бы была таким крепким пинком из ее прошлого, которое никак ее не отпускало и вряд ли когда-нибудь отпустит. эта трагедия навсегда определила девушку как и личность и ПТСР всегда будет частью ее личности.

    - Знаю, но это ведь факты. Это факты, что этот человек ее убил. И что делать с этими бумагами?- она задала практически риторический вопрос, на который было невозможно ответить.- Да, я хочу знать правду кивнула девушка.- вдруг к этому причастен не мой похититель, а отец? – да в голове была сотня мыслей.- Просто, я не могу представить, как после моего похищения чужак мог проникнуть в дом? У нас была всегда охрана, а после моего похищения, дом был похож на Алькатрас.  Ты думаешь, что кто-то мог проникнуть в дом и убить Мелани?
    Сотни, а может тысячи мыслей кружились в ее голове. Одна безумнее другое, ей казалось, что надо поговорить с Рескью, вдруг он расскажет еще что-нибудь, что поможет ей раскрутить это дело.

    Она прикрыла глаза, когда муж положил ладони ей на плечи.
    - Нет, это не снимает груз ответственности с моих плеч. Я привела этого монстра в нашу жизнь, лучше было бы, если бы он у меня убил тогда- и ведь по идеи, эти новости должны были  облегчить ее душу, но все вышло как-то иначе.

    +1

    6

    Вопросов было много, а ответов так мало. Генри понимал, что если они сейчас окунутся в расследование, то ничего хорошего из этого не выйдет. Кроме того, бросать все и  ехать в Америку он тоже не готов. Ведь там все материалы дела, там все началось и закончилось. Что толку от этой правды? Что она даст, когда никого уже нет в живых. С кого спрашивать… И что там было на самом деле, никто уже не узнает.
    Сейчас можно гадать все, что угодно. Думать, придумывать, но никак это не решит проблему. Только еще больше усугубит ситуацию.

    — Ева, мы с тобой это уже проходили… Что будет от того, что ты узнаешь правду? Да и кто тебе ее скажет? Правда в том, что ее убили, это да. Но не ты привела в дом его, никто не знает что  у него в голове было на тот момент и что случилось, почему он решил убить. Как ты можешь винить себя в том, что какой-то псих решил тебя похитить. Нет, Ева, не смей. Ты не один год с такими работала, и прекрасно знаешь, что у таких людей нет причин. Они убивают потому, что хотят, — выдохнул Генри. Мелани не вернуть, и это дело стоит похоронить вместе с ней. Отпустить ее с миром, и запомнить, как хорошего человека, как мать, в конце концов. А не самоубийцу.
    — Неужели, ты думаешь, что твой отец такой монстр, что способен на это? Может, тебе стоит поговорить с ним, кто знает, может он сможет пролить свет на эту ситуацию с другой стороны. Прежде, чем его винить, об этом следует поговорить. А проникнуть в дом можно как угодно… Она сама могла его впустить. Кем угодно представился и вошел… Как будто ты не знаешь, как это бывает, — Генри не знал, хотел бы он знать правду об этом, хотел бы решать эту проблему. Наверное, он хотел бы просто забыть и больше никогда не возвращаться. Похоронить маму, со всеми почестями.

    — Ева, маму не вернуть уже… — выдохнул он, — Единственное, что ты можешь для нее сделать, это отпустить и простить. Может, стоит съездить к ней на могилу? Знаешь, иногда простые вещи и действия помогают лучше, чем раскапывание прошлого. Ты не виновата перед мамой, и она перед тобой. У тебя своя жизнь, своя семья… Если ты начнешь сейчас раскапывать прошлое, у тебя не останется времени на нее, — произнес Хэрроу, облокотившись спиной о подоконник и сложив руки на груди. Что же, он Еву не знает… как фанатик побежит решать проблемы прошлого. И что-то подсказывало, что это ни к чему хорошему не приведет. Стоит озаботиться этим заранее.

    +1

    7

    Ну почему же никто не слышит ее и не хочет понять? Этот груз лежал на ее сердце долгие годы он невыносимо ее тяготил и заставлял просыпаться в холодном поту. Больше двадцати лет, Ева винила себя в смерти матери, думала, что ты полезла в петлю из-за нее. А что сейчас? Сейчас оказалось, что мать их защищала, от того монстра или монстров, что похитили Еву. Сейчас девушка уже сомневается во всем, ей начало казаться, что не только сам Рескью и его отец замешаны во всей этой ситуации, казалось, что было нечто гораздо большее. Хотя может быть Еву уже просто паранойит.
    Слова мужа ее не успокаивали, а наоборот раздражали. Ну почему же он не понимает?? Ей нужна правда, как воздух.
    -  А, что если он был не один?- спросила она, взглянув на мужа, ее трясло, слова получались слишком резкими.-  Я хочу знать,  кто это сделал и зачем. Зачем эти люди развалили нашу жизнь? Я много лет жила в страхе от того, что я такая же, как и я моя мать, что однажды сорвусь и тоже прыгну в петлю. Да, я знаю что он мертв, но я хочу попасть в тот дом, где я жила и может быть я что-нибудь да пойму.
    Она отвернулась от мужа и поставила ладони на  стол, ноги у нее подкашивались, девушку тошнило, и она едва держалась, чтобы не зарыдать. Это было  так невыносимо. Вся ее жизнь была одной сплошной ложью. Может быть, и самой Евы не существует?
    Она понимала, что надо взять себя в руки. Но новые факты, что открывались, они еще больше подрывали психику девушки.

    - Ты прав поговорить надо,  я не думаю, что он знал об этом- кивнула Ева, нет она и вправду не думала, что отец монстр. Кажется во всем этом, монстром была именно девушка. С нее все это началось.- Наверное, ты прав, но я не могу оставить это дело. Эта моя семья, которую я всегда сторонилась, думала, что меня предали. а по факту, паршивой овцой все же оказалась я- Ева тяжело вздохнула и сжала губы.
    Она должна просить прощение у матери, отца и сестры. Это она разрушила их жизни, а Рескью те добавили масла в огонь. У нее жалось сердце и стало трудно дышать. эта боль убьет ее.

    - Не могу- прошептала девушка и открытыми ладонями, убрала слезы.- как там близнецы? не капризничали?- она попыталась нацепить маску приветливой жены.- надо их переодеть, точнее искупать накормить и спать уложить. Ты тоже устал, иди в душ- сказала девушка, собрав папку и кинул ее в шкафчик.

    +1

    8

    Уже много воды утекло, на Еву снова свалилась новая информация. Сколько еще такой будет в их жизни? Генри понимал в какой-то степени свою жену, но не мог до конца разделить ее желание знать все. Если столько времени прошло, и только сейчас обо всем узнали,  то есть ли шанс что-то  еще узнать… Просто старое дело, которое подняли из архивов. Почему его не развивали? Наверняка этому была какая-то причина, но возможно ли ее узнать сейчас… Он бы помог Еве, если бы знал, чем и как это сделать. Кроме как отправить к копам, чтобы те сделали запрос, ничем больше не знал, как помочь.
    — Это дом, где сейчас живет твой отец? Тогда он точно должен знать, что ты решила поехать туда, — пожал плечами Хэрроу, — Ева… ты не боишься, что этим разрушишь жизнь сама себе? Ты столько лет убила на то, чтобы найти похитителя, много успехов это тебе принесло? Или счастья… Я не хочу, чтобы снова было так. Тем более, что сейчас уже очень многое затерлось, нет людей, которые бы знали наверняка. Это лишь сухие догадки. Психи убивают без мотивов, этот мотив у них сидит в голове, и очень часто он не связан с жертвами вообще… — выдохнул Генри. Он понимал, что вряд ли сможет остановить Еву, в этой борьбе силы не равны. Лучше сосредоточить свое внимание на семье, пока она совсем не ушла в это все с головой.
    — Я уверен, что твоя мама тебя любила, Ева. Вот и я хочу, чтобы ты осталась с нами, с нашими детьми… во всех смыслах. Думаю,  единственное, что хочет любой родитель, это любовь собственного ребенка, это я по опыту говорю, — он нахмурился. Сам испытал подобное, будучи с обеих сторон. И родителем, которому пришлось вымаливать прощение у своей дочери. И сыном, который пытается простить свою мать за прошлое, за загубленное детство. Это тяжело, и не хотелось, чтобы Ева повторяла этот путь. Их дети должны знать в равной мере обоих родителей, любить, ценить… Если не любить, то уважать и знать, что эти люди поддержат, несмотря ни на что. Раз у них самих не было такого в жизни, значит, должно быть у их детей.
    — Надо сначала близнецов уложить, — хотелось себя чем-то занять. Да и когда он брал детей в руки, как-то сразу успокаивался. Они так на него действовали, — Попробуй обратиться к Бонду. Думаю, он сможет помочь, навести справки, запросы сделать. У него связей много, вдруг… — предложил Хэрроу, держа сына на руках, пока тот доедал свою порцию смеси и засыпал потихоньку на руках.

    +1

    9

    Мир Евы, очень похож на карточный домик, как только она думает, что вот башня достроена и можно начать жить, как все вновь рушиться с колоссальной силой. Новости, полученные от ее дяди, стали своего рода гвоздем в ее жизнь или же дуновение ветра, которые расшатали и без того хрупкую конструкцию.  Ей было плохо от этих новостей, внутри все вновь горело огнем и хотелось забыть обо всем или же наоборот вспомнить все, но не выходило толком, ни того, ни другого. Ей было просто плохо, в целом плохо. Голова разрывалась от мыслей и предположений и что больше всего ужасало, но она не знает, как ей все это исправить. Да и можно ли это как-то исправить? Она не знала, честно, не знала.
    - Мы жили в этом доме- она качнула головой- дом всегда принадлежал семье моей матери, я не помню говорила или нет, но семья моей матери была богата. И сейчас это дом в равных частях принадлежит мне и Элле, но фактически там никто не живет уже много лет.
    После того, что там случилось, просто не было сил там оставаться. Ева там даже перестала спать в какой-то момент. Психиатр, конечно же, связывал все это с ее похищением, но ей всегда казалось, что как только гаснет свет, и она закрывает глаза, перед ней сразу возникает Мелани. Игра воображения, конечно же, но все же от этого чувства она не могла избавиться до самого отъезда.
    -Я сейчас знаю правду о своем похитителе, разве это плохо? - она вздохнула и прикрыла глаза, они снова ходят вокруг да около, конечно же, Генри против ее расследования. - Можно эксгумировать тело, но я не стану этого делать. Просто, это невыносимое клеймо знать о том, что твоя мать покончила с собой. Ты чувствуешь эту тяжесть каждый божий день и не можешь избавиться от этого чувства.
    Она принципиально всегда делала вид, что не знает и не понимает о какой такой любви матери, идет речь. Чтобы уменьшить боль потери, она вычеркнула мать из своих хороших воспоминаний, ей было так проще жить.
    - Я виновата перед ней, переде ее памятью. Я ведь запретила себе ее любить после всего, я стерла ее образ из своего памяти на долгие годы, я виновата- она отвернулась от мужа и сжала губы, из нее рвался поток эмоций, но стоило притормозить. Генри не виноват в том, что происходит внутри нее самой. Никто не виноват, просто эта боль внутри, не дает ей объективно думать.
    - Да, ты прав- она кивнула, вымыла руки в кухонной раковине и взяла Фанни из переноски, у нее были готовы смеси, она качала дочь на руках и кормила, девочка так умаялась в яслях, что засыпала на ходу. – Бонд в Англии, а мое дело имело федеральное значение в штатах, ему никто по простому запросу не выдаст никакие документы- вздохнула она. - знаешь, наверное, все же стоит съездить в тот дом, где все случилось. Не сейчас, может быть позже, но все же стоит. Мне кажется, что я там найду ответы на многие вопросы. И честно, я даже не знаю, стоит ли об этом говорить Ричарду и рушить его идеальную картину миру, из которой он нас давно исключил.

    +1

    10

    Все мы почему-то считаем себя обязанными родителям, но практика показывает, что не все они заслуживают внимания, этого обязательства. Генри до сих пор считал, что Томас Хэрроу был плохим отцом, как ни крути. Он мог бы обеспечить своим детям беззаботное будущее, но только в случае, если бы они начали плясать под его дудку. Хэрроу старался простить мать за безразличие в прошлом, и видел в её глазах искренне раскаяние за то, что она была такой... Очень зависела от отца. Дэн пока не решился на такой шаг, все  так же держал на неё обиду. Но не настаивал на общении с ней. Захочет, сам дойдёт до этого решения.
    — Сейчас ты знаешь другую правду. Твоя мать не покончила собой и не бросила вас. Самое лучшее, что ты можешь сделать для своей матери, это простить её. И отпустить. Понять для себя, что она тебя не бросала. Возможно, это придёт со временем, не сразу, но ты не виновата в её смерти. Чтобы там не произошло, мать тебя любила. Подумай лучше о ней... А справедливость, я давно понял, что это все пустое, кроме счастья близких, моих детей мне ничего не нужно, — как это было с Джо, когда он убил этого поддонка. Наверное, и не добился бы справедливости в суде. Зато она есть в жизни. Рядом с ней больше нет его. И не будет никогда.
    — Прощать мёртвых сложнее, ибо не услышишь ничего в ответ. Но с другой стороны, может, и проще. Из-за того же самого. Беседы с матерью мне до сих пор даются тяжело, так как я банально не знаю что ей сказать... Мы, вроде бы, друг друга простили, поняли. Отца отпустить проще, он уже не вернётся, и я не услышу от него ответов на свои колкости, которые хочется выговорить. Могу лишь сказать ему спасибо, что освободил своей смертью целую семью. Жестоко, но правда... Ты можешь поехать, если хочешь. Но пообещай, что сначала ты сходишь на её могилу, попрощаться с ней нормально. А потом уже все остальное, — выдохнул Генри, положив уснувшего сына в кроватку. Хэрроу думал в этом году, на дату смерти съездить на могилу отца. Не уверен, что это хорошая идея и что-то даст, но, так, для проформы сходить можн. Мама пару раз намекала, мол, даже на похоронах на кладбище не пошли. Но Томас Хэрроу сделал все возможное, чтобы его семья его не оплакивала. Иной раз думал, что это было все именно так и построено.

    +1

    11

    Как бы она не хотела отстраниться от своего отца, от своей семьи, но так или иначе они всегда настигали ее. Наверное, все дело было в том, что она все равно остается частью своей семьи, хочет она того или нет, но она Морган и всегда ей будет.
    Для Евы всегда была важна правда, она всю сознательную жизнь положила на то, чтобы найти правду о себе самой.  Она всегда считала, если в твой жизни есть белые пятна, то они влияют на твою личность, и не позволяют тебе быть абсолютно цельной. Ева всегда считала, что та неделя, что выпала из ее памяти, имеет большое значение для ее жизни. И была права, правда дело в том, что ее похититель уже мертв и он уже до конца не сможет рассказать о своих мотивах, но его сын весьма подробно описал умыслы его отца. Хотя, было желание еще задать ему множество вопросов, но Ева понимала, что это уже становиться опасным для ее жизни и жизней ее семьи. Поэтому, здесь она остановилась. Но вот новые факты про смерть матери, они вряд ли дадут ей возможность просто так перевернуть эту страницу и сделать вид, что ничего не случилось.
    - Да, я понимаю, что петля была не ее выбором, а того, кто это сделал. Кто хотел сделать больнее нашей семье- кивнула Ева, тяжело вздохнув, руки так и чесались открыть бутылку виски и залпом выпить пару больших глотков, чтобы очнуться от этого безумного кошмара.- Я понимаю, что не найду ее убийцу, и может быть он уже мертв. Но здесь дело в том, что я хочу, чтобы вся ее семья перестала считать ее самоубийцей. Не знаю, может быть странно, но я даже Ричарда хочу освободить от этого бремени, хотя я не исключаю того вариант, что он мог и знать об этой папке- она пожала плечами.
    Как оказывается Ева совсем ничего не знала о своей семье. Те обрывочные данные, что остались в ее голове, не всегда соответствовали действительности. Наверное, ей предстоит узнать еще много чего нового. Ева укачивала Фанни, так уж практически сладко заснула у нее на руках в бутылочкой во рту.
    - Ну твоя мама вроде бы старается, по-крайней мере, мне так кажется- произнесла Ева.- Ты же видел Ричарда? Он считает, что его поведение весьма нормальное – было обидно, что отец все так же был надменно холоден с ней.- Наверное, стоит все же туда съездить, но не сейчас. Сейчас я нужна детям, а мне нужен ты. Давай слетаем туда, когда у тебя будет отпуск. Надо закрыть эту главу своей жизни, чтобы идти дальше- Ева убрала бутылочку и положила Фанни в кровать.- ты не ел сегодня, наверное, пойдем я сделала сэндвичи, на сегодня это мой максимум. Я бы предпочла надраться.

    +1

    12

    — Ну, твоя семья имеет право знать правду. Другой вопрос, что каждый воспримет её по-своему. Думаю, что для неё важнее было мнение её семьи, вас с сестрой, Ричарда. Может, я сужу по себе, но мне важнее, чтобы обо мне всю правду знали только мои близкие, — конечно, он немного утрировал, ибо прямо-таки всю правду о себе Генри не позволит узнать. К сожалению, его мать пока не входит в категорию людей, самых близких, они только-только начали общаться, спустя десять лет... Они почти ничего не знают друг о друге, как будто не родные вовсе. Генри просто боялся, что снова разочаруется в реакции матери.
    — Ты тоже не сильно с ними общаешься. Заметь, дядя пришёл именно к тебе сначала, — в этом тоже есть свой смысл. В первую очередь рассказать детям, тех людей, которые для матери всегда будут на первом месте... Генри не был уверен в том, что стоит вообще кому-то об этом рассказывать, сохранить эту тайну, простить мать, отпустить и признать, что любишь. Но решать Еве, как поступить с этой информацией, и рассказывать ли её кому-то. Генри все чаще ловил себя на мысли, что не хочет, чтобы его дети о нем думали так же, как сейчас Ева думает о своём отце. Он сделал все возможное, чтобы Джо его простила, теперь не повторить бы ту же самую ошибку...

    — Мама старается, но отношения у нас все равно далеки от идеала. И вряд ли мы сможем стать настоящей семьёй, поздновато для этого уже, время упущено. Ты сама понимаешь, как сложно забыть старые обиды... — хочется, чтобы их дети не узнали о таких обидах, которые позволят им оттолкнуть от себя родителей. Генри уже познал эту боль, и во второй раз не было желания.
    Хэрроу уложил сына в кроватку, он заснул практически сразу.
    — Да, давай съездим. Я думаю, что убийцы уже нет в живых давно, либо он далеко отсюда. Если бы очень хотел, нашёл бы вас. Но как по мне важнее тебе попытаться простить мать и принять тот факт, что она тебя не бросила.  Остальное не так уж важно, — выдохнул Генри. Подобное начинаешь осознавать, когда в жизни появляются те, ради кого ты сам душу продашь, лишь бы с ними было всё хорошо.
    — Я не голоден, особо. Так что сэндвичи тоже подойдут, я сделаю нам чай, — нет, напиваться сейчас было плохой идеей. Хэрроу давно перестал заливать печаль алкоголем, ибо обычно это плохо заканчивалось. Долгим запоем и ещё столько же приходил в себя... Он еще раз убедился, что дети уснули, и ушёл на кухню, включил чайник.

    +1

    13

    Семья имеет право знать- произнесла у себя в голове Ева. И от этой фразы ей стало как-то особенно грустно. Ева прекрасно понимала, что кажется, никакой семьи у нее и не было. Нет, есть Генри и близнецы, но это уже семья, которую они создали сами. А, что говоря о семье, где она родилась и выросла, то вот здесь возникает проблема. Кажется все развалилось слишком уже давно и кажется настолько разбитую чашку, уже просто невозможно склеить.
    - Знаешь, Генри- Ева тяжело вздохнула и опустила взгляд- Мне кажется, что именно моей-то семье и все равно на всю эту правду. Я одна искала везде правду о том, что случилось, только меня волновала правда. А, что до остальных, то они строили свои жизни невзирая ни на что. Одна я не жила.
    Это даже звучит ужасно, что тот же Ричард так легко воспринял смерть своей жены. И тут сразу всплывает весьма простой вопрос, а была ли счастлива Мелани в браке с Ричардом?С каждым днем она все меньше верит во все это и почему-то в голове ее возникают картинки, которые далеко от иделической семейной паре Морганов. с помощью того уродского кролика, что показал ей мистер Броули, Ева вспомнила, что и отец их приносил и все изголовье кровати Евы было в них, значит отец слишком часто извинялся за свое отсутствие.
    - Потому, что меня одну всегда волновала моя мать- ответила девушка – Элла ее не знала, а Ричард, он слишком быстро переключился с трагедии на смакование своего нового статуса. Печально, конечно же, но кажется то, что случилось было волновала и волнует только меня. Я уже сомневаюсь, стоит ли кому-нибудь говорить. Моя семья- это ты и близнецы.
    Она сжала губы, лишь бы не зарыдать. Она узнала, что Мелани сделала это не своему желанию, поняла, что мать ее любила. Но от того не стало легче, внутри бурлила тоска и чувства безысходности.

    - Понимаю и поэтому я считаю, что ты все делаешь верно и поддержу свое решение в любом случае- кивнула девушка головой- но Амелия хотя бы не уходит в отрицание того, что она не виновата во всем, ты видел Ричарда, он даже не способен признать того факта, что у нас есть проблемы. По его мнению проблемы есть у меня- это ужасно, знать, что тебе и в тебя не верят те люди, которые априори должны быть на твоей стороне. Но кажется Ева и Ричард, враги. Они видят все в разном свете и их параллели никогда не пересекутся, это как-то ужасно на самом деле.
    - Нет, убийцу искать бессмысленно- согласилась она- дом так и остался в том виде, как много лет назад. Вдруг я там найду нечто такое, что поможет ей узнать еще что-то о моей матери.
    Да и пора бы наведаться в семейный склеп, ей это нужно для собственного успокоения.
    - Хорошо, спасибо - сказала она, близнецы уже сладко спали и они вышли из комнаты.- ты кстати не думал съездить на могилу отца? ты же вроде бы там так и не был, я ведь за двадцать лет  тоже не ездила к Мелани, находила сотню отговорок.

    0

    14

    Грустно, когда считаешь свою же семью врагами. Генри не хотел, чтобы в их семье было так, чтобы по итогу все друг друга ненавидели. Он надеялся, что они с Евой уже прошли все этапы, которые позволили им проверить друг друга на прочность, верность, способность вынести все невзгоды, проблемы, ссоры. Хотя по-настоящему еще не ругались, и это радует. Хэрроу считал, что ничуть не ошибся в девушке, они во многом похожи, это их объединяет. Он уверен, что на этот раз их семья будет крепкой, построенная на взаимопонимании, поддержке, любви…
    — Если все равно, так может и не стоит ничего говорить? Достаточно того, что эту правду знаешь ты. Можешь рассказать отцу, сестре, остальные… ты с ними и не общаешься. Даже не знаешь где они, что с ними, хотят ли они знать эту правду. Оставь это дяде своему. Если посчитает нужным, расскажет, — пожал плечами Генри, — Сейчас у нас другая семья, своя... Это не только мы, но и все, кто нам дорог, — он имел в виду и Дэна с Эрин, Джо, мистера Броули, пусть дети узнают его, как родного дедушку, он может им многое дать. Он очень многое дал Хэрроу, и пусть Фанни и Ник тоже познают его науку… Возможно, к ним присоединится и Амелия, станет настоящей бабушкой для них. Она очень старается, Генри это видит. Поэтому и позволяет ей быть рядом, общаться с его семьей. Если бы она вела себя как отец Евы, вряд ли бы случилось чуда.

    — Она всегда знала, что виновата, винила себя, что таким образом рассталась с детьми. Но с нашим отцом было сильно не разгуляться, под его давлением. Он всю семью держал в страхе. Когда мы сбежали с Дэном, мама осталась одна. Он тоже считал, что проблемы у нас, а не у него. Однако их с матерью так воспитывали, все-таки герцогиня… — Генри не завидовал положению мамы, даже как-то жалко ее стал, когда она осталась один-на-один с Томасом Хэрроу. Он винил ее в слабохарактерности, что не смогла воспитать из сыновей мужиков…

    — А, может, какие-то фотографии остались? Ну, в том доме или у твоего отца. Знаешь, они  иногда помогают восстановить в памяти знакомые образы, события. Воспоминания, — предположил Хэрроу. Здесь у Евы наверняка ничего нет, но дома или у ее отца может что-то остаться же.
    — Не знаю, — он на секунду замер с чашкой в руках, — Может, и съезжу на годовщину смерти, Дэна возьму. Наверное, стоит. У нас всегда находились дела по важнее. Но я не думаю, что отец сильно расстроится нашему отсутствию, — хмыкнул Генри. Почти двадцать лет  они не общались, урывками. Как будто ничего и не было, как будто чужие люди. Но, по сути, оно так и было.

    +1

    15

    Она всегда искала правду, в каждом звуке, в каждом движении. Ей казалось, что Павла облегчит ее душу, но случилось ли это ? Она не знает. Та правда, что сегодня озвучил ей дядя, она явно не была готова к ней. Да, безусловно, было радостно от того, что ее мать не бросала ее, что ту заставили и вот вроде бы стоило радоваться, но внутри все равно скребли кошки. От чего Ева пока не могла понять. Может Генри прав и стоит эту правду оставить при себе ? Она запуталась, сейчас в голове была такая каша, что девушка вовсе растерялась. Видимо все дело в том, что это дело было слишком личным и она не могла здраво рассуждать обо всем. А может быть ей стоит выпустить статью об этом? Безумие, хотя может это и станет частью ее терапии .
    - Ладно, Элла, она заслуживает того, чтобы знать правду, она ведь не знала мать вовсе - она тяжело вздохнула и сглотнула, все эти годы, Ева обвиняла себя в смерти Мелани и то, что именно ога лишила младшую сестру матери.- но тот же Ричард, нужна ли ему эта правда? Наверное, все же стоит рассказать моему деду и бабушке, ее родителям. Наверное, это снимет груз с их плеч. Это невыносимо знать, что твой ребенок добровольно ушел из жизни.
    Все же стоит так сказать "переспать" с этой непростой новостью. Да, Ева шокирована подробностями, да они перевернули весь ее мир и сегодня как то здраво реагировать на это она не может. Стоит признать, это ее сломало, до самого основания и отбросило в годы детства.
    Ева взяла мужа за руку, сейчас ей нужно было ощущение того, что в ее мире, есть нечто настоящее.

    - Не пойми меня неверно, но даже в какой то степени, я могу понять поведение твоей матери, она королевских кровей, ее учили держать лицо - она сделала глоток чая - я все же думаю, она вам любила и любит, но эта холодность продиктована воспитанием. Дайте друг другу шанс- Ева вздохнула- но я искренне не понимают, откуда все это в Ричарде. Он не из знатной и богатой семьи, но видимо всеми силами пытается казаться им или же он просто социопат.
    Как оказалось, Ева вовсе не знала своего отца, он был  чужим человеком для нее. Любой их разговор заходил в тупик и это удручало девушку.

    - Нет, что ты - фыркнула девушка - он давно не желает ассоциировать с Мелани , он мне кажется не хранит, ни единой фотографии. Поэтому, я думаю они все остались в доме - цель поездки в ЛА была одновременно и очевидна и нет. Пора посмотреть своим монстрам в глаза и дать им отпор.
    - Не будь, как я - девушка уткнулась носом ему в плечо - не дай себе носить это внутри себя. Сходи в семейный склеп и простись с ним. Генри, я так устала от всего этого....

    0


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » И мир снова рухнул