Эрин – во всяком случае, так гласил бейдж у неё на груди, каким снабжали всех приглашённых на это закрытое коктейльное мероприятие, – была необычна. Ласло охватывало тайное блаженство при виде этого изящного переплетения влекущей телесности и восторженной души, которое носило имя Эрин. Как бы её ни звали в действительности, она была именем собственным, безжалостно поглощающим другие имена собственные... далее

The Capital of Great Britain

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ваш беспокойный подросток


Ваш беспокойный подросток

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


ВАШ БЕСПОКОЙНЫЙ ПОДРОСТОК
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
http://forumfiles.ru/uploads/001a/b2/2a/59/t12352.jpg

Victoria Greystock, Michael Greystock, Oliver Greystock.
Особняк Грейстоков, 01.04.2020. 8.00.

Рано или поздно в жизни каждых родителей наступает тот незабываемый период, когда их драгоценное чадо, по его собственному мнению, становится достаточно взрослым, чтобы самому распоряжаться своей свободой. В том числе исчезать неизвестно куда на порядочное время и не отвечать при этом на звонки. И вопрос только в том, как это, во-первых, пережить, а во-вторых, донести до отпрыска мысль, что так делать нельзя. И то, и другое может оказаться весьма сложной задачей...

Отредактировано Oliver Greystock (31 Мар 2020 18:04:37)

+2

2

Карантин - мера вынужденная, но сильно бьющая по бизнесу. В случае клуба Виктории - это было весьма ощутимо. Учитывая и тот факт, что она продолжала платить зарплату своему персоналу. К счастью для нее, она была замужем за финансовым гением, который в самом начале посоветовал иметь дополнительный фонд, на вот такие не предвиденные ситуации. Вот только закрыться полностью - Грейсток не могла. Слишком много вокруг было влиятельных знакомых, отказать которым - себе дороже. А вот если пойти им на встречу - уже они будут тебе обязаны.
  Именно поэтому прошлым вечером женщина открывала свое заведение для закрытой вечеринки в честь Дня Рождения одного из членов Верхней Палаты. Та еще, премерзкая личность, но с такими сориться опасна. Тем более, что Виктория знает - муж всегда ее защитит. И именно поэтому она никогда не подставит его намеренно под удар.
  Вечеринка прошла довольно хорошо. Гости не охреневали. Девочки танцевали на "ура". Именинник оставил довольно щедрые чаевые персоналу, да и самой Грейсток, за организацию праздника, на счет была переведена впечатляющая сумма. Оставив администратора закрывать клуб и договорившись с ней, что бы завтра проследила за уборкой клуба, Виктория отправилась домой. Из-за карантина, движение на дорогах почти не было, что позволило Викки добраться домой, в пригород, в рекордные сроки. Так как женщина знала, что мероприятие закончится поздно, она не стала пользоваться услугами воителя, а села за руль сама. Да, можно было включить режим "великая начальница", но это был не ее стиль. Она всегда предпочитала относиться к своим людям с уважением, за что они, обычно, платили преданностью и полностью отдавались своим обязанностям.
  К удивлению Грейсток, свет горел не только в кабинете мужа, но и почти на всем первом этаже. Странно... что успело произойти за пол дня, пока я была на работе? Удивленно подумала Викки, пока парковала свою машину у входа в дом. Можно было, конечно же, поставить машину в гараж, но женщина все же собиралась утром вернуться в клуб и проверить всю отчетность, а за одно произвести инспекцию сроков годности продукции. И то, что уже имело подходящие сроки - отдать на благотворительность. Все лучше, чем они просто придут в негодность.
  Войдя в дом, она с удивлением отметила, что ее встречает явно чем-то раздраженный муж:
- Майкл, что-то случилось? Почему ты еще не спишь? Ведь... - кинув взгляд на наручные часики - Уже три часа ночи.. - ее голос звучит спокойно, но во взгляде - беспокойство. И лишь прозвучавший ответ мужа вынуждает ее успокоиться и взять себя в руки. Подойдя к Майклу и аккуратно поцеловав его в щеку, Грейсток мягко попросила - Не засиживайся долго, хорошо? - после чего направилась к ведущей на второй этаж лестнице.
Будильник разбудил ее в семь утра. Можно было, конечно же, поспать и по дольше, но у Виктории было много дел, которые было желательно успеть все сделать. Повернув голову к мужу, женщина с удивлением отмечает, что он так и не ложился этой ночью. Не нравится мне это... от слова "совсем"! Быстро приведя себя в порядок и выбрав наряд на этот день, Виктория уже спустя сорок минут покидала спальню. По обыкновению, прежде чем спуститься в столовую к завтраку, Викки заходила в спальне своих детей и желала им доброе утро. Старшие дети сюрпризов не преподнесли и сладко спали в своих кроватях, а вот младший... Его комната была пуста, а кровать застелена. Не поняла! На первый этаж она спустилась довольно быстро. Так же быстро нашла своего супруга в его кабинете:
- Майкл, ты знаешь, где Оливер?! - смутные сомнения стали закрадываться в ее голову. И, чтобы не терзать себя лишний раз, предпочла спросить прямо - Его ведь нет со вчерашнего вечера? Ты поэтому был так зол, когда я вернулась?

ВВ

https://www.hawtcelebs.com/wp-content/uploads/2020/01/dita-von-teese-at-loose-women-tv-show-in-london-01-30-2020-10.jpg

+4

3

Майкла часто могли счесть весьма сдержанным, но его сдержанность никогда не отражала истинных настроений Грэйстока, и уж тем более люди знающие бы точно не сказали, что у Майкла эмоциональный диапазон гвоздя. Он был страшен в гневе, пылок в своей страсти, искренен в своей любви, и заразителен в своем энтузиазме, да и любил повеселиться, правда на это всегда почти не оставалось времени.
Держать имидж, марку, вот это было тем, что положено было Джентльмену его статуса и профессии. И он понимал, что даже в домашней обстановке он порой был слишком сдержан. Но привычка, это дело опасное, и с этим трудно было бороться.
На часах было около полуночи, когда Майкл по своему обыкновению расположился в гостинной за просмотром последних новостей, где-то краем уха он слыша как Айрин и Элвин удалились спать.
Два "Доброй ночи, папа" из трех...
Пальцы задумчиво пробарабанили по столешнице, и Грэйсток оторвался от чтения новостей, откидывая газету в сторону, и беря со столика свой телефон.
- Зои! - громко позвал Майкл экономку, широкими шагами расхаживая по гостинной в ожидании женщины.
- Да, мистер Грэйсток. - она появилась весьма быстро, хоть и было заметно, что женщина уже собиралась спать.
- Оливера же нет дома? - сузив глаза поинтересовался мужчина, и женщина от неожиданности задумалась и явно растерялась.
- После ужина не видела, а вы в спальне не проверяли?
Майкл резко остановился, поднимая глаза к потолку, будет неловко, если все это время младший просидел в своей комнате, или уже давно спит. Но нет, Майкл не считал себя столь безответственным и сумасбродным.
- Ты думаешь я просмотрел бы собственного сына? - ухмыльнулся без тени улыбки Майкл,- Он ничего не говорил?
- Я ничего не знаю мистер Грэйсток, помилуйте!
- Ладно! - Майкл махнул рукой в сторону женщины, и быстрыми шагами оказался у лестницы, еще несколько широких шагов на второй этаж и касание ручки на двери Оливера. Поворот.
- Дьявол!
Номер на телефоне и вызов. Гудки.
Бери трубку, засранец!
Еще раз нажатие на кнопку вызова.
Тишина.
Твою мать!
Майкл открыл геолокацию, все члены семьи показывались в одной точке, кроме Оливера, что означало, что его мальчик был либо вне зоны доступа, либо отключил передачу данных.
Это что? Побег?
Мужчина спустился вниз ухмыльнувшись.
Да нет, он не мог попасть в беду, он же Грэйсток!
Еще один шаг.
Но Элвина это не спасло... Но, там дурость...
Из кармана была извлечена пачка сигарет, и белая никотиновая палочка оказалась между губ.
Конкуренты? Его похитили? Мне хотят угрожать?
Звук зажигалки и густой дым проник в легкие. Вновь взгляд на часы.
Они не стали бы ждать и уже позвонили.
Выдох, и комната наполнилась густым дымом.
Его убьют!
Вновь полные легкие густого дыма, и пальцы сжали хрустальный графин наливая янтарный скотч в стакан.
Или просто пубертатная дурость? Черт, я ведь даже не знаю друзей его, чтобы позвонить! Их знает Викки...
Графин опасно цокнул опускаясь на столик, слишком злостно, рискуя дать трещину.
Викки сойдет с ума!
Взгляд на часы...
Отчего время так медленно ползет, что каждые пять минут равняются часу, когда ожидание обращается в истинную пытку.
Волнение новыми раскатами отдавали в сердце. Одно дело, когда ты уверен в том, что это подростковые выходки, другое, когда твой бизнес слишком опасный и подразумевает множество врагов, которые знают слабость конкурентов, знают слабость Майкла, и могут ударить по ней. Именно по этому ему всегда было удобнее держать детей возле себя, наблюдать за ними, знать, что за ними проследят если потребуются. Он не мог вновь позволить совершить себе ошибку с собственными детьми, только не с Оливером, в котором он все чаще видел много своих черт, включая и типичное ему упрямство.
Пепел некрасиво упал на ковер гостинной.
- Не задача...
Майкл взглянул на часы и вновь набрал номер.
Тишина.
Стоит ли звонить в полицию? Это может разнести информацию. Опасно. Время. Нужно время! И я его убью.
Широкие шаги по гостинной в столовую и обратно, фоновое звучание телевизора и сороковое наверное сообщение Оливеру. Время, медленное, тягучее, уничтожающее било по нервам.
Шум звонка и звук шагов.
Нет, не крадущихся шагов провинившегося подростка, а уставший стук каблуков Виктории.
- Проблемы на работе, дорогая, ничего особенного, жду звонка, не переживай, - ложь во благо? Мужская солидарность? Или желание уберечь? Что было истинной в его словах, чтобы отправить жену наверх.
Может у него подружка? И что? Я не понял бы смс с текстом, что он с кем-то трахается... Черт, ему пятнадцать... Он же не дурак... Дьявол!
Ожидание, оно изматывает, оно угнетает, утомляет, посылая в голову все более безумные и страшные мысли, заставляющие сходить с ума.
Еще несколько часов и я звоню в полицию, звоню парням, и я не оставлю от него живого места, видит Бог!
Переполненная пепельница, спертый от дыма воздух, и потерянный счет времени.
Голос супруги позади, и чувство обречённости.
Как она это воспримет?
- Да, не знаю где он, - честно ответил Майкл,- Я звонил всю ночь, но ничего. Если он не объявится я позвоню парням и в полицию, и клянусь, он получит такое наказание, что будет завидовать тюремному заключению Элвина! - злобно прорычал мужчина, - Нет, я его просто убью! Сначала узнаю, что с ним все нормально, а потом убью!

+3

4

- Слышь, походу, мы здесь застряли.
- Спасибо, кэп, - сумрачно отозвался Оливер, осознавший этот прискорбный факт еще минут десять назад, а потому, в отличие от Джейсона, не тративший понапрасну силы на бессмысленные попытки найти выход, а уже удобно устроившийся на собственной подстеленной куртке на одном из контейнеров.
- Черт, предки мне голову оторвут, - друг, похоже, не желал смириться с обстоятельствами, пошел вглубь склада в поисках гипотетического запасного выхода, но довольно скоро вернулся разочарованный и тоже устроился на куртке. Оба прекрасно понимали, что, конечно, можно дождаться, пока охрана будет делать обход и обнаружить свое присутствие, их, конечно, выпустят, но только для того, чтобы передать в руки полиции, а это будет еще хуже, чем просто заявиться домой утром.
В пятнадцать лет уверенность в том, что все взрослые те еще придурки как никогда сильна. Кажется, что все эти запреты и ограничения, которых стало в последние недели, когда эпидемия добралась до Европы, в несколько раз больше, чем обычно, просто надуманы. Ведь не будет же ничего плохого, если парочка подростков, окончательно одуревших от сидения дома, немного погуляет? Разумеется, постаравшись держаться ото всех подальше. Логично, что для прогулок была выбрана безлюдная в связи с карантином территория одного из лондонских портов, а велосипеды взяли с собой на всякий случай. И кто виноват, что оказалось так прикольно использовать нагромождение огромных контейнеров в качестве велодрома? В итоге друзья так увлеклись, что едва не попались, пришлось срочно тихариться на одном из складов вместе с велосипедами, а вот выбраться, когда его закрыли на замок, они уже не успели. И вот тут-то оба осознали, во что вляпались, но увы, поздно.
Оливер поудобнее положил куртку и лег, вытянувшись и глядя в темноту над собой. Он попытался представить себе реакцию родителей, если те обнаружат, что он не ночевал дома. Ситуация осложнялась тем фактом, что телефон он оставил дома у Джейсона, по опыту уже зная, что нынешние смартфоны не слишком годятся для активного велопаркура, в каких бы ударопрочных чехлах он их не прятал, в итоге все равно иногда доставал оттуда несколько сплюснутый блинчик вместо гаджета. И что самое удивительное, как бы он не падал, сам при этом оставался практически цел, за исключением пары ссадин. Видимо, крепкая черепушка - тоже фамильная особенность Грейстоков... в отличие от здравого смысла.
- Твои-то знают, куда ты пошел? - Джейсон снова подал голос, судя по звукам, так просто валяться и ждать утра он не мог, ворочался и вздыхал печально. Оливер ему даже посочувствовал - все же в его семье насчет него особых иллюзий никто не питал, по крайней мере отец, он никогда не был пай-мальчиком. А вот его друг изо всех сил пытался продемонстрировать окружающим, какой он правильный, сбегая на такие вот прогулки тайком, через окно комнаты. Так что влетит ему, скорее всего, очень и очень.
- Неа. Мне что, пять лет, чтобы отпрашиваться? - больше всего парень сейчас жалел, что у них с собой не оказалось ни еды, ни воды. Последнюю пачку чипсов они разделили по-братски еще часа два назад и сейчас его организм был неприятно удивлен, что питательные вещества все еще не поступают, несмотря на требовательное посасывание под ложечкой. - Предки своими делами заняты, остальным плевать.
Парень и не представлял, что сейчас переживают его родители. Тысячи подростков по всему миру ежедневно пропадают, их ищет полиция, иногда находит, иногда нет, иногда находит мертвыми, иногда - обкуренными до полного помрачения рассудка в каком-нибудь притоне, или в бинтах и гипсе в больнице... Но Оливер, несмотря на то, чтобы был достаточно хорошо ориентированным в реалиях мира подростком, все равно воспринимал все это скорее как кадры срочных новостей по телевизору, а не как что-то, что вполне может случиться с ним. И потому он был достаточно спокоен, даже немного задремал, игнорируя усиливающиеся голод и жажду, убаюканный подсознательной уверенностью любимого ребенка, выросшего в благополучной семье, что все будет в порядке.
Разбудил его самый естественный в мире будильник, который если и можно игнорировать, то недолго. Парень заворочался и тут же ощутил всю "прелесть" сна в охладившемся за ночь складе на жестком контейнере. Тело яростно заныло, он с тихим стоном сел и поскорее закутался в куртку, от которой, впрочем, было мало толку. Рядом в унисон клацал зубами Джейсон, судя по его виду, он этой ночью заснуть так и не смог. К большому облегчению друзей, довольно скоро склад отомкнули, их присутствие никто так и не заметил, хотя пришлось постараться, чтобы выбраться с охраняемой территории - причем довольно серьезно охраняемой, но когда это останавливало достаточно безбашенных подростков? - и отправиться по домам.
Сначала Оливер хотел по-тихому забраться в окно своей комнаты, которое давно уже научился оставлять немного приоткрытым, когда уходил куда-то. Однако на этот раз рама оказалась плотно захлопнута, так что, немного подумав и смирившись с неизбежным, парень вошел как и все приличные люди - через дверь, буквально с порога почуяв, что дело пахнет керосином. И точно, родители обнаружились в гостиной, и, судя по их встревоженному виду, теплого приема ожидать не приходилось.
- Мам, пап, доброе утро, - было понятно, что без нотаций не обойтись, так что пытаться смыться сейчас не стоило, лучше уж выслушать все, что ему хотят сказать и тогда уже спокойно пойти в душ, сделать воду погорячее и отогреваться после веселой ночки.

+4

5

Она предпочитала доверять своим детям. Не смотря на то, что порой они совершали ошибки - она все равно предпочитала им доверять, так как из каждого урока они умели делать выводы. По крайней мере, Виктории хотелось в это верить. Хотелось верить в то, что ее дети достаточно умны, что бы учиться на ошибках других!
  А что в итоге?! В итоге Оливер не ночевал дома! И, раз муж не сумел его найти и привезти домой в рекордные сроки - значит, сумел подстраховаться. Умный! Мимолетное восхищение, которое сразу же исчезает при внимательном осмотре кабинета Майкла. Слишком накурено... полная пепельница окурков, что не удивительно... Уставший вид и полный голос злости. Она даже не может его осудить за эту злость, так как начинала испытывать что-то подобное. А ведь ей, в отличии от него, удалось поспать спокойно. Ее не изводили, всю ночь на пролет, страшные фантазии и грустные мысли. Она не прокручивала в своей голове сотни ужасных смертей, которые могли настигнуть их сына.
  Зайдя мужу за спину, Виктория опускает руки на его плечи и начинает их медленно массировать. Монотонность движений должна успокоить как ее, так и его. По крайней мере, ей хочется на это надеяться. Хочется верить в это, так как иначе можно просто свихнуться.
  - Успокойся, Майкл... все будет хорошо. - верит ли она сама в то, что говорит? Наверное. По крайней мере, очень сильно хочет верить. - Вот увидишь, он скоро придет домой. - после того, что произошло с Элвином, Грейсток была излишне мнительна, хоть и пыталась с этим бороться. Особенно в том, что касалось старших детей, так как они считали себя уже довольно взрослыми. Оливер же... он был еще подростком! В какой-то степени, подростком, в котором бунтовали гормоны! И, будем верить, что это просто гормоны!
- Мам, пап, доброе утро, - голос сына раздался внезапно. Внезапно на столько, что Виктория резко развернулась к дверям, дабы убедиться в том, что это не игры разума!
И, да, сын действительно стоял в проходе. Спокойный, собранный, словно ночь на пролет отсутствовал с их согласия. И в этот момент Виктория растерялась! Она не понимала, какое из двух желаний в ней сейчас сильнее: надавать наглецу оплеух или же крепко его обнять. Наверное, второе желание все же было сильнее, раз женщина с силой впилась ногтями в плечи мужа.
  - Оливер, быть может, ты соизволишь объяснить, где ты был всю ночь и почему не поставил нас в известность о своих планах хотя бы сообщением?! - ее голос звучит холодно, что совсем не похоже на женщину при общении с детьми. Она понимает, что Майкл на взводе. Понимает, что он имеет право высказать сыну все, что думает, но... она не хочет, что бы у него испортились отношения еще и с этим мелким засранцем - Ты хоть представляешь, как волновался отец?! - наверное, со стороны это выглядит бездушно... то, что переживал Майкл, а не она, но... женщина была излишне честна со своей семьей, что бы разыгрывать перед ними спектакли.

+3

6

Майкл довольно многое скрывал от своей семьи, скрывал то, какой он есть на самом деле, какой бывает, его суть, то что он делал, и какие методы использовал, чтобы стать королём на той территории которую держал. Возможно Виктория могла догадываться об этом, видя кровь на его рубашке, но он не рассказывал ей ничего особенного связанного с бизнесом, желая оградить близких от этого, и разделяя для самого себя два мира, один, где Грэйстоки и знали, что клуб и пара баров, это всего лишь прикрытие для более масштабного промысла мужчины, и при этом знали его как порядочного члена общества, уважаемого, слышащего, как отца, как сына, и другой, где было достаточно грязи, где человеческая жизнь была не особо ценна.
Он оберегал от второго мира своих близких. Он и так достаточно винил себя в том, что упустил старших детей. Он винил себя в том, что Айрин была лесбиянкой, понимая, что девочки порой склонны к подобному, но это его вина, что он не смог создать для дочери образ мужчины, которому можно доверять, ведь подобное происходит не только по зову природы, но и по неким психологическим травмам или восприятию. Видно он недостаточно проводил времени с дочерью, не смог поддержать, когда был нужен, не был дома достаточно часто, чтобы действительно стать достойным отцом, и поэтому теперь ко всему почему, Арин тоже ввязалась в не ту компанию. И он не мог ее винить, хоть явно желал дочери иного.
Элвин так же не имел достаточной связи с отцом, очевидно по этим же причинам. Почти всё их детство Майкла не было рядом, он строил свою империю, создавал свой прайд вырывая зубами права на территорию, на бизнес, и когда все, чего он желал было  получено, когда он смог свободнее дышать, время на должное воспитание безвозвратно прошло.
Он дал им все, что мог в плане материальном, пытался воспитывать, но видно этого было недостаточно. Теперь же он искренне боялся, что так же упустить Оливера.
Виктория, ее образ красиво был очерчен светом, и усталый с ночи взгляд цеплялся за ее образ. Трудно было не заметить то, как беспокойство прошло разрядом электричества по ее телу, как отразилось в глазах, когда она все осознала, но сколь спокойно же она держалась, явно погружаясь в свои мысли и рассуждения. Стук ее каблуков по полу, еле уловимый запах духов, и теплота ладоней на ее спине. Она хотя бы выспалась, не предаваясь мыслям и не самым приятным предположениям о возможной судьбе сына.
Как быть хорошим родителем? Вопрос на который трудно ответить. Но наверное необходимо быть справедливым, слышать детей и верить им. Он пытался соответствовать этим идеалам, но слишком боялся и переживал за отпрысков, отчего не мог спустить их с поводка контроля.
- Нет его сигнала на карте, у меня слишком разыгралась фантазия. Ты же знаешь, у меня достаточно врагов. - он вздохнул, - Правда враги не молчат так долго. Черт, если он там трахается, мог бы и сказать...
Грэйсток шумно выдохнул, приподнимая голову и глаза к супруге, улавливая шум открывшейся двери.
Оливер.
Слава богу!
Майкл дернулся вперед, но не двинулся с места внимательно осматривая сына. Видимых повреждений не было, и выглядел он здорово, пусть и устало.
Рот отца не успел открыться, как Виктория взяла всё в свои руки, задавая вопросы и подключая всю свою строгость. И чего скрывать, она была хороша в ней. Наверняка именно так она выглядела работая в своём клубе и ставя очередное шоу. Но, сейчас Майкла беспокоил Оливер.
- Я не видел тебя на карте. Ты понимаешь, что сейчас не самая безопасная ситуация. Ты же должен был сидеть дома!
Рука механически потянулась к портсигару, но... содержимое закончилось еще час назад, а новая пачка была где-то наверху.
- Оливер, ты в порядке?
Возможно то, что именно с Оливером он провел больше "отцовского" времени особенно сказывалось на его отношении к сыну и то, что он видел в младшем наследника своего бизнеса, в будущем, в отличии от свободолюбивой дочери и праведного Элвина. А может просто Оливер появился у него в более осознанном возрасте...
Облегчение волной освобождения прошло по нутру, но послевкусие от волнения все еще неприятно ощущалось.

+3

7

У Оливера была масса времени, чтобы придумать какое-нибудь оправдание, хотя в сложившейся ситуации что бы он не сказал, в любом случае это прозвучало бы никак не облегчающей вину отмазкой. Другое дело, что он вообще не хотел врать. Да, сглупил, ушел из дома, выключил телефон, шлялся всю ночь без предупреждения, а теперь заявился с таким видом, будто так и надо. Что тут оправдываться? Осознаю, раскаиваюсь, готов понести наказание. Ну не розгами же его избивать будут, право слово. Хотя, если уж говорить откровенно, уж лучше розги, чем вот эти усталость и разочарование в глазах отца. Пожалуй, Олли действительно было стыдно, но отмотать время назад и остаться дома накануне вечером, или хотя бы отправить сообщение, отправляясь гулять, он уже не мог.
- Да что со мной может случиться? - и все же характер Оливера не позволял ему так просто согласиться со всеми претензиями и не возразить. - Вся эта ерунда с вирусом еще неизвестно сколько продлится, мне что теперь, сидеть здесь до бесконечности?
А ведь они действительно волновались - и мама, и папа, он видел это. Отец, похоже, не спал всю ночь, мама выглядела более отдохнувшей, но более сердитой. Что он мог им сказать? Извините, виноват, больше не повторится? Вранье. Он был семнадцатилетним подростком, а не престарелой монашкой, и не мог обещать, что так запросто будет сидеть дома, до бесконечности гоняясь за монстрами в онлайн-играх.
- Вы-то, я смотрю, не спешите самоизолироваться по полной, - он понимал, что перегибает палку и что сейчас полезнее будет промолчать. - А у меня тоже есть своя жизнь. Может даже личная, и ей точно может прийти конец, если я тут буду целыми днями киснуть...
Родители не могли знать, что этот самый конец наступил еще несколько дней назад. Они, собственно, вообще не были в курсе их отношений с Изабель, вернее, их фактического отсутствия. Оливер считал, что сблизился с этой девушкой как ни с кем другим, но недавно она просто исчезла, безо всяких объяснений. В школе говорили - жива, здорова, просто перевелась в другое заведение и оборвала все контакты, впрочем, кроме Грейстока, она ни с кем особо не общалась, а он со дня ее исчезновения испытывал обиду и бессильный гнев, не понимая, как такое могло произойти. Он никому не говорил об этом, да и вообще, старался делать вид, что ничего особенного не происходит. В конце концов, они же даже, по сути, не встречались и никаких обещаний не давали, так что парень мысленно пообещал себе поскорее выкинуть мисс Кинг из головы и найти, наконец, нормальную девушку, то есть ту, с кем можно будет просто общаться, а не ходить постоянно по минному полю из искренности и отчуждения одновременно.
При воспоминании об Изабель настроение предсказуемо испортилось, парень сунул руки в карманы и опустил взгляд, уже сожалея, что начал препираться. Теперь его, пожалуй, так просто не отпустят. Ну что ж, можно и потрепеть, не в первый раз. И не в последний, если уж быть до конца честным. Он, конечно, будет стараться больше так по-глупому не попадать, но жизнь длинная, как и шило в одной конкретной заднице, так что клясться в своем безукоризненном послушании уж точно не стоит.

+3

8

Было время, когда Виктории казалось, что все проблемы, которые могут у них быть с детьми, исчерпались с осуждением Элвина за угон. Она думала, что случившееся с братом, отрезвит Айрин и вынудит быть более благоразумной. Она считала, что их младшенький, Оливер, не смотря на свои пятнадцать лет, куда разумнее и рассудительнее, чем его старшие брат и сестра! Ох, как же сильно она заблуждалась!
  Да, Айрин с Элвин чудили и продолжают чудить, но при всем при этом, они трезво оценивали ситуации и то, какое положение в обществе занимает их семья! Они никогда не вынуждали их проводить ночь на пролет в нервном ожидании звонка! А если звонок и раздастся, то не гадать, откуда именно звонят: из больницы, морга или полиции! Утрированно, безусловно, ведь когда Элвина посадили, ей позвонила дочь после суда и поставила уже перед свершившимся фактом!
  - Майкл, успокойся. Мы оба прекрасно знаем, что если бы это были конкуренты - они бы уже себя проявили. Если бы с ним произошел несчастный случай - нас так же об этом уже оповестили. Так что, будем думать, что он занимался именно тем, что ты предположил последним. А если и нет, то может просто завис где-то с друзьями. Все хорошо, слышишь? Иначе просто не может быть! - она не знала, кого именно этими словами пытается убедить и успокоить. Себя? Его? Обоих? Да и, какая разница, если без доказательств в виде живого и невредимого сына - это всего лишь слова! И она понимает это. Понимает на столько отчетливо, что с трудом сдерживает собственные чувства в узде. Ни к чему демонстрировать Майклу свои страхи. Ему и собственных хватает явно! Да, она не спорит, быть сильным и защитником - это прерогатива мужчины. Вот только Виктория никогда не была типичной женой. И не стремилась быть обычной. Она была сильно и независимой женщиной. Она была равной собственному мужу. И в тот момент, когда на пороге появился живой и здоровый Оливер, ей пришлось сжать руки в миниатюрные кулачки и впиться с силой ноготками в ладони. И та боль, что она испытала - она отрезвила ее. Позволила ей успокоиться и не влепить сыну с проходу затрещину!
А ведь она никогда не поднимала руку на своих детей. Ей всегда удавалось воздействовать на них словами. И сейчас, когда поймала себя на том, что готова отступиться от собственного правила - это ужаснуло ее и, в какой-то степени, ужаснуло. Отойдя по дальше от мужа и от сына, Грейсток открыла окно в кабинете и устремила свой взор на ухоженную аллею. Она слышит все то, что говори Оливер и не может не поражаться его нахальству! Потому что все, что он говорил - это было именно хамством! И наглостью!
- Знаешь, дорогой мой, пожалуй я обяжу тебя каждое утро читать криминальную сводку! Что бы знать, что может произойти с глупым подростком на улицах ночного города! - при этих словах, она резко разворачивается и ловит взгляд сына. В ее глазах видны молнии, а руки то сжимаются в кулаки, то разжимаются обратно - Если бы наша работа позволяла, безвылазно сидеть дома и вести все дела отсюда - мы с отцом с радостью это сделали! Но, прости, нам нужно думать о том, что вы будите есть и за что ты в дальнейшем пойдешь учиться! - при этом, она сама не заметила, как медленно начала двигаться по направлению к сыну. И, когда до него оставалось лишь несколько шагов, с усмешкой добавила - Рано тебе еще иметь личную жизнь! С твоими-то детскими выходками!

+3

9

Время в ожидании является настоящей пыткой. Оно медленно течёт, и кажется каждая минута равна пяти...
Отвратительное ощущение, с которым невозможно ничего сделать, не получается отвлечься, не выходит думать о чем-то другом, и приходится лишь медленно изнемогать в неведение и скрашивать все надеждой, что все будет хорошо. Обычно лорд Грэйсток доверял своим предчувствиям, они его редко подводили, но угомонить внутреннюю бурю было сложно, когда разум рисовал весьма страшные картины.
- Да, я буду верить в то, что всё в порядке, - проговорил супруге мужчина, - По крайней мере, - он взглянул на часы,- Еще пару часов, а затем я переверну этот чёртов город, это королевство пока не узнаю, что происходит.
Он скрестил пальцы, и уставился в пол, пытаясь не концентрироваться на собственной усталости, и ведь было бы неплохо, просто лечь спать, а потом прийти на завтрак и увидеть всю семью в полном составе, сделав вид, что и не было бессонной ночи полной нервов. Это было отличным исходом, если бы ужасные мысли не били в голову.
Все равно не усну, пока не увижу. Не знаю. Не узнаю, что все в норме.
Грейсток быстро посмотрел на Викки, отмечая ее стойкость и напускное спокойствие, прекрасно зная, какой гнев рождается внутри нее. Он часто поражался, отчего столь яро это женщина пыталась казаться хладнокровнее, чем есть. Ведь он прекрасно знал, какую бурю эмоций таит его фарфоровая кукла. Он медленно провёл пальцами по ее ладони молчаливо кивая.

Майкл с вниманием смотрел на сына, понимая сколь противоречивые чувства пытались взыграть в нём. Успокоение, что с Оливером все в полном порядке, на первый взгляд, граничило с желанием высказаться сему молодому человеку обо всех своих мыслях и переживаниях на сей счет. Но мужчина понимал, что строгость, не должна оборачивать в лавину эмоций, способных подавить сына, скорее всего Олли и сам прекрасно понимал, что ситуация была серьезной.
- Я не против твоей личной жизни, Олли, - выдохнул с усталостью Майкл,- Я просто хочу знать, что с тобой всё в порядке. Хочу быть уверен, что увижу тебя целым и невредимым. К тому же исключать риска заражения не стоит, ты понимаешь, что можешь оказаться переносчиком? Я думал, что ты рассудительнее своих старших брата и сестры, - в последней фразе мужчина нарочито позволил своему тону добавить больше нот разочарованности.
Майкл смотрел за движениями Виктории, понимая, что основная волна негодования на сына еще не подошла, поэтому он мог лишь расслабиться, зная, что матушка Олли прекрасно скомпенсирует отсутствие всех фраз и нравоучений, что не успел высказать Майкл, который поднялся с своего места, скрещивая руки на груди.
Мужчина наблюдал за тем, как благоверная приближалась в сторону сына, и лишь ухмыльнулся на последние слова Виктории, отмечая, что звучали они весьма обидно, что не могло не радовать.
- Итак, где ты пропадал? Я должен знать, кому звонить в подобных ситуациях, веть ты же не хочешь, чтобы я обзванивал полночи все семьи твоего класса, твоей школы и твоих знакомых, причитая о твоей пропаже? Не думаю, что это хорошо скажется на твоей репутации. Но знай, отец ценит явку с повинной. Если смерть и будет, то быстрой.
Было удивительно, как может непринужденно звучать, весьма правдивая фраза, которая весьма часто в свое время звучала в другом мире, где существовал Грэйсток.

+4

10

В ответ на резкие слова матери у Оливера внутри все всколыхнулось, он вскинулся было ответить - но промолчал, понимая, что любые попытки что-то сказать только спровоцируют еще больший поток упреков в его адрес. Поэтому просто стоял, опустив взгляд в пол, ощущая, как кипит внутри бессильный гнев. Как и почти любой ребенок, он с детства усвоил, что взрослые всегда правы и спорить бесполезно. Разве что папа, может, иногда прислушается, но чаще всего ты все равно остаешься глупым ребенком. В подобных случаях иногда так хотелось психануть и сделать что-нибудь вот уж действительно глупое, например, сбежать из дома вообще. Но, при всем своем упрямстве, идиотом он все же не был, прекрасно понимал, что рано или поздно придется либо возвращаться с повинной, либо жить жалким беспризорником на улице. Ни один вариант его не устраивал и потому было проще смириться с периодическими выволочками, чем устраивать сцену в духе "вот убегу и будете плакать". Ну и не стоит забывать, что семью свою он все же любил.
Особое беспокойство вызывала скорее мысль о том, что после сегодняшнего демарша у него могут отобрать компютер и телефон. Как и большинство современных подростков, Оливер не представлял себе жизнь без онлайна, он вообще не знал, чем можно заниматься сидя дома без доступа в интернет. Читать он не любил, хобби типа собирания корабликов в бутылках не имел, и, к тому же, беспокоила крохотная, но живучая надежда - а может Изабель все же позвонит? Впрочем, еще не факт, что родители решат наказать его столь радикально. А если даже вдруг - всегда можно обратиться за помощью к брату, Элвин не откажет.
"Ага, вот так прям взял и начал распинаться, где сегодня меня носило, - мысленно проворчал парень. - Уж простите, но друзей я подставлять не собираюсь. И в следующий раз вы черта с два заметите, что меня не было. Наступать два раза на одни и те же грабли я не собираюсь".
- А может уже закончим допрос и перейдем сразу к мерам пресечения? - наконец произнес Оливер. Ни в его мимике, ни в тоне не содержалось ни намека на раскаяние. Может, в других обстоятельствах он и почувствовал бы угрызения совести, ведь он действительно был виноват, но не когда на него давили, принуждая сознаться в проступке и признать свою ошибку. - Я так понимаю, я теперь под домашним арестом?
В нынешних обстоятельствах домашний арест, в принципе, не особо отличался от этой так называемой самоизоляции. Ну разве что самим фактом. Но парень вдруг осознал, что устал настолько сейчас, что ему все равно, что будет дальше. Спустя несколько дней в любом случае эмоции схлынут и все будет почти так, как прежде, а он теперь будет осторожнее, только и всего. По сравнению с грехами Элвина его сегодняшняя прогулка в любом случае мелкие шалости, хотя родители, конечно, так не считают.

+4

11

Грани. Виктория всегда четко их чувствовала. Всегда безошибочно определяла тот момент, когда нужно остановиться, а когда и надавить. Вот только сегодня... сейчас... Ей было трудно нащупать ту самую границу, за которой все полетит в Тартарары. С одной стороны, она прекрасно понимала, что выходка младшего сына типична для подростков. Что уж там, в его возрасте она и сама частенько гуляла ночи на пролет. Разница была лишь в том, что дома ее, собственно говоря, не особо то ждали. Да и пандемии тогда не было. Сейчас же... сейчас все было куда сложнее! И Майкл был совершенно прав в том, что шляясь не пойми где - Оливер мог подхватить эту чертову заразу! Но, наверное, больше всего Викторию злил факт того, что муж не спал всю ночь! И не понятно, на кого из них двоих она за это злится сильнее!? Да, женщина прекрасно понимает, что от ее присутствия ничего бы не изменилось, но... она могла бы хоть частично отвлечь супруга от страшных мыслей. А ведь она догадывается, что в его мыслях сын уже успел умереть как минимум двадцатью различными смертями! Ибо Грейсток, все же, занимается отнюдь не взращиванием одуванчиков! И его конкуренты... в общем, не стоит продолжать, и так все понятно! И тот факт, что муж сейчас себя сдерживает в выражениях, вынуждает Викторию внимательно на него посмотреть. Сдерживает себя... хотя явно с радостью надавал бы ему по шее. Словесно, конечно же...
- Всему свое время, молодой человек. Ты не в том сейчас положении, что бы пытаться диктовать нам свои условия! - при этом, ей с трудом удается сдержать восхищение. Потому что не смотря на свой возраст, Оливер не пытался истерить и орать что-то в духе того, что есть дети и хуже его. О нет, этот паршивец на столько был похож на отца, что пытался сохранить свое преимущество в любой ситуации - Советую все же ответить на вопросы отца. Потому что если он начнет искать их сам - хуже будет только тебе. Не нам. - она действительно старается говорить с сыном на равных, хоть в этот конкретный момент ей и трудно сдерживать собственные эмоции.
  - Что же касается мер пресечения... да, ты действительно под домашним арестом! Помимо всего прочего, ты сдаешь нам свой телефон и ноутбук. Первый тебе все равно без надобности, раз он выключен. Второй будет выдаваться тебе исключительно для уроков. Срок наказания определит твой отец. Все таки - это ему выдалась бессонная ночь из-за твоей беспечности!
  Возможно - это было излишне жестоко. Быть может, стоило сдержать себя и на первый раз повести себя более мягко, но... а вдруг не поймет?! Ведь дети в его возрасте так самоуверенны! Они всегда свято уверены в том, что с ними не может произойти ничего плохого! Они не задумываются о том, чем занимаются их родители, да и не должны!, а от того не понимают и того, каким образом это может сказаться на них же самих.
- Оливер, не надо думать, что на этом жизнь кончена! Лучше подумай о том, что все могло действительно закончится плохо. - поддавшись мимолетному желанию, Грейсток все же протягивает руку и взъерошивает волосы на макушке у сына. Повернувшись к мужу, Викки уже совершенно спокойно просит, - Майкл, пожалуйста, выйдем на минутку.
  Оказавшись с мужем в коридоре и плотно прикрыв дверь в его кабинет, Виктория берет его за руку и, крепко сжав пальцы мужа, мягко произносит:
- Как поговоришь с ним и отправишь спать - последуй, пожалуйста, своему же совету. Тебе необходимо отдохнуть. Слишком много этой ночью было сигарет и мрачных мыслей. Поспи хотя бы пару часов. Хорошо? - мягко поцеловав мужа в щеку и отпустив его руку, она добавляет - Меня не будет, примерно, пол дня. Надеюсь, что со всем справимся довольно быстро. И, - насмешливый взгляд из под ресниц - Я распоряжусь, что бы Зои принесла вам легкий завтрак. - после чего разворачивается и уходит. Больше всего на свете, ей сейчас хочется остаться дома. Проследить за тем, что бы оба ее мужчины не только поели, но и легли спать, но... она прекрасно отдает себе отчет в том, что это будет излишне. Лучшее, что сейчас может сделать Виктория - это отойти в сторону. И, кто знает, быть может, ей повезет и, когда она вернется домой - Майкл будет спать...

+3

12

Оливер, его младший сын, родившийся в тот момент, когда Майкл уже совершенно иначе воспринимал отцовство, когда мог уделять ребенку гораздо больше времени, когда был к этому готову, и, наверное, это сказывалось на том, каким рос его младший сын, каким он был. А может, просто генетика нашла выход именно в Олли. Он еще был подростком, в котором в силу возраста был свойственный протест, но при этом он держался весьма правильно, осознавая и принимая свой проступок и при этом, так и не разглашая тайну того, что же произошло.
Браво!
Майкл приподнял бровь, не скрывая свое удовлетворение от того, как ответил его сын, лишь проговаривая в воздух фразу, что должна была иронично скользнуть мимо всех, не цепляя на себя особого внимания:
- Домашний арест в период карантина...
Лорд старался сдержать ухмылку и желание зевнуть, от этого, лишь просто вздохнул, чувствуя усталость, и позволяя Виктории Виктории вынести вердикт. Майкл находил даже некую забавность в том, как ловко его супруга брала на себя обязанности прокурора, вынося желаемое наказание и он как судья должен был лишь назначить сроки и рассмотреть предложение. Виктория умело держала авторитет мужа, при том, что Майкл никогда подобного не требовал, так сложилось, и Грейсток всегда верил в то, что они могут подать достаточный пример своим детям, но видно не все прошло гладком в этом плане.
- Оливер, мне правда важно знать, что с тобой все хорошо, я тоже был в твоем возрасте, и понимаю, что хочется самостоятельности и приключений, но подумай о нас с твоей матерью, мы не молодеем и сердце может сдать.
- вновь никакой агрессии или злобы, лишь проникновенные слова и пронзительный взгляд.
- Спасибо, Дорогая, думаю дней пять будет достаточно, зато проверит, стоила ли его дама сердца, или друзья подобной жертвы. К тому же, твоя мать права, телефон точно тебе не особо нужен.
Мужчина прикрыл глаза, и сон весьма коварно, будто пользуясь моментом, цепко схватился за сознание Грейстока, заставляя Майкла резко открыть глаза, понимая, что подобное лучше не повторять, пока его голова не коснется подушки.
Он поднялся за супругой и вышел в коридор, взглянув на сына, явно говоря своим взором о том, что он еще не свободен.
Майкл смотрел с теплотой на Викторию и мягко, пусть и с несвойственной ему усталостью улыбаясь. Подобные переживания изматывают куда сильнее, чем ночь наполненная не самой приятной работой, когда надо вести весьма опасные переговоры или объяснять компаньонам, что они в чем-то не правы, или конкурентам, где их место.
- Хорошо. Думаю, ему еще надо врача, как бы не заболел, выглядит не самым отдохнувшим. Не переживай за меня, все будет нормально, я отдохну. - он мягко коснулся пальцами щеки Виктории, - Хорошо тебе отработать. Спасибо за поддержку.
Он широко улыбнулся, после чего натянул на лицо привычное лицо спокойствия с флером иронии и ожидания, возвращаясь в комнату. Он прошел мимо сына, подходя к графину с бурдоном и приподняв его с грустью обнажил, что напитка осталось весьма немного, и вылил остатки в стакан, после чего сделал глоток, перемещая внимание на сына.
Оливер, пойми меня правильно, я тебе доверяю, правда. - он прислонился спиной к тумбе,- Но у меня есть причины переживать, мир опасен для всех, и я не ограничиваю тебя в твоих приключениях, просто я хочу знать, что ты вернешься живым и здоровым. Поверь, если у тебя девушка, или тайная вечеринка, я даже готов прикрыть тебя от матери, потому что знаю, что ты готов учиться и готов отвечать за поступки, но я просто должен быть спокоен. Знаешь, ты был маленьким, когда умер мой отец. Это было слишком внезапно. К этому мы были не готовы, я был не готов, и я не хочу с ближайшие десятки лет пережить еще раз подобное. Я слишком люблю тебя сын, и я горжусь тобой. Но, это не отменяет твоего наказания. За каждое действие стоит отвечать. - он вздохнул,- Иди в комнату, тебе стоит поспать и принять теплый душ. Ты явно сегодня ночевал без комфортных условий. - Майкл ухмыльнулся. - Мне тоже явно стоит отдохнуть. Если ты не хочешь, мне все таки что-нибудь рассказать.

+2

13

Чего и следовало ожидать.
Оливер упрямо мотнул головой уворачиваясь от руки матери. Тут же, не медля, выложил телефон на столик, с досадой заметив при этом, что на защитном стекле снова появились трещины - и где только успел стукнуть? Угроза матери докопаться до правды его не впечатлила, разве что в том плане, что он будет выглядеть совсем глупо в их глазах, если выяснятся подробности его сегодняшней ночи.
И ведь, блин, если бы хотя бы это было что-то достойное, ради чего стоит потерпеть все эти нотации... та нет же, мало того, что по дури вляпался, еще и мозг вынесли.
- Боюсь, мне больше нечего вам сказать, - он действительно был очень, очень упрямым. Хотел уже отправиться в свою комнату, но заметил взгляд отца и остался стоять, хотя, наверное, вполне мог бы занять одно из кресел, но не стал, все же спать ему хотелось не меньше, чем Майклу, и в идеале в своей кровати. Невольно напряг слух, пытаясь уловить, о чем же говорят родители за дверью, хотя, не надо было быть экстрасенсом, чтобы догадаться. Мама явно очень беспокоилась за отца, в какой-то момент ему даже показалось, что даже больше, чем за сына, и эта мысль больно кольнула, хотя разумом он понимал, что это совсем не так. Отец и правда выглядел не очень-то хорошо, а графин алкоголя, который он прикончил, вернувшись, тоже не добавлял свежести.
Оливер надеялся, что на сегодня воспитательные меры окончены, но, похоже, старший Грейсток решил, что этого недостаточно. И наедине с отцом стало куда сложнее сохранять выдержку, накатило чувство вины и так захотелось действительно все рассказать, признаться, что да, дурак, выключил телефон и умотал гулять, но... Но. Упрямство не позволило ему этого сказать. Так же, как и не позволяло попросить о помощи, чтобы разузнать хоть какую-то информацию об Избель, он слишком опасался, что услышит в ответ нечто вроде "если уехала и не оставила контактов, значит, не хочет общаться, зачем тебе ее искать?".
- Да, в общем-то, и нечего рассказывать... Опасность, если тебя это так волнует, мне не угрожала, честно, - все же один на один с отцом было куда проще разговаривать. - Про личную жизнь это я так... просто. Нет у меня девушки. Да и вообще...
Парень нахмурился и замолчал, все же тема его взаимоотношений с противоположным полом была довольно таки болезненной и не стоило ее поднимать.
- Я и не отказываюсь, ты сам меня учил, что за свои действия нужно нести ответственность, - Оливер кивнул в сторону лежащего на столике телефона. - Ноутбук потом принесу, у нас же сегодня дистанционные занятия в одиннадцать часов, так что я, пожалуй, действительно пойду, надо успеть поспать до начала уроков.
Высказавшись, Оливер, наконец, ушел к себе в комнату, он испытывал смутное сожаление, что так и не сказал отцу нечто важное. Впрочем, момент был для этого явно неподходящий, так что, возможно, все к лучшему.

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Ваш беспокойный подросток


Сервис форумов BestBB © 2016-2020. Создать форум бесплатно