Sounds of London

Джо держала в руках упаковку с какими-то пирожными и думала, что наверное стоило взять их. Джекки обещала заглянуть и загладить вину, что так часто стала кидать свою подругу. В последнее время девушки отдалились, и Хэрроу совершенно не понимала причины такого поведения девушки. Вроде бы могла принять, что у той была работу, сама Джо тоже пропадала в книжном магазине временами, стыдясь, что вместо работы зачитывается литературой по конному спорту в надежде найти какие-нибудь полезные советы для практики.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Murder on the open air


    Murder on the open air

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1


    Murder on the open air
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/7gozAgj.jpg

    Ellie Gill & Sam Boyle
    London, september 2021

    Некоторые негодяи даже после своей смерти умеют отравлять жизнь.

    +1

    2

    - До сих пор удивляюсь, как тебе удалось уговорить меня вернуться в Лондон, - Элли улеглась на плед и положила голову на колени сидящей рядом девушке.
    - Ну-у.. - протянула Кристен, - твоя мать выгнала тебя из дома за пьянство и блядство, ты шаталась по злачным местам и меняла отели, - блондинка запустила пальцы в волосы Элли и провела по ним, - а я никогда не была на музыкальных фестивалях, - Кристен улыбнулась, наклонилась к губам Элли и оставила там легкий поцелуй, - и вот - звезды сошлись. Мы тут.

    В голосе девушки Элли заметила какую-то грусть, но не придала этому значения.
    - Звезды сошлись… - Элли хотела бы, чтобы Кристен задержалась на ее губах, но девушка отстранилась.

    Будто бы ты сама не хотела сюда вернуться, Элли…

    Гилл лежала и смотрела в звездное небо. Погода выдалась довольно теплой и сухой, сегодня весь день на небе не наблюдалось ни облачка, даже странно для такого времени года. Теперь была глубокая ночь и звезды виднелись намного ярче, чем в самом городе. Фестиваль проходил всего в двадцати километрах от Лондона. От города, из которого она так спешно сбежала чуть больше месяца назад.

    С Кристен она познакомилась в Лос-Анджелесе и у них как-то всё быстро завертелось. Элли даже думала, что влюбилась. Ей бы так хотелось. Чтобы вытеснить одного человека из головы, надо было занять голову другим. Она так считала, а Кристен очень удачно подвернулась на её пути. Да к тому же она сама стала первой проявлять интерес к Эл. Они часто встречались в разных местах, случайно, не договариваясь о встрече. В итоге, всё же обменялись номерами телефонов и уже стали встречаться, назначая друг другу свидания. Милая романтика, прогулки в парках, посиделки в барах, посещение клубов, а после - жаркие ночи, проведенные в одной постеле, постепенно помогли Элли отвлечься.

    Кристен была миловидной блондинкой с короткой стрижкой. Она мало говорила о своем прошлом, а Элли и не лезла с расспросами. Она знала, что блондинка родилась где-то во Франции и сразу же после рождения, мать Кристен вместе с ней переехала жить жить в Англию, где впоследствии вышла замуж. Всё. Она даже возраста Кристен не знала. По словам Кристен, в ЛА она прилетела, чтобы набраться опыта в фотографии. Да и на мир хотелось посмотреть.
    Фотографии у Кристен получались и впрямь замечательные. На фото, которые она делала, всё выглядело иначе. Кристен будто видела мир под другим углом. Она несколько раз направляла объектив и на Элли. Гилл видела свои портреты и считала, что Кристен видит её слишком милой.
    У Кристен даже бывали выставки. Правда проходили они пока онлайн. Она выставляла свои снимки на разных площадках под псевдонимом "Фея". Почему именно Фея, Элли никогда не спрашивала. Творческие люди все немного странные и если Кристен нравилось называться Феей, то почему бы и нет.

    - Пошли танцевать, иначе мы тут замерзнем, - Кристен зашевелилась и Элли пришлось тоже встать. Музыканты всё ещё играли на сцене и там было полно народу. Элли и Кристен заняли палатку почти в самом конце палаточного городка.
    - Держи. Пей, чтобы согреться, - Кристен сделала глоток сама, а затем протянула Элли термос с глинтвейном.
    - Ты притащила меня в Лондон и теперь хочешь, чтобы я напилась, - Элли со мехом приняла термос из рук девушки, - но я не против.
    Они уже много пили, как и танцевали, впрочем. У Элли немного кружилась голова, но она наконец-то была спокойна и ей даже удалось расслабиться. Хотя, она всё же иногда вглядывался в лица некоторых мужчин. И полицейских тоже разглядывала. Ну, вдруг здесь мог бы быть Сэм.
    Она не знала, хочет ли он её видеть. Не знала, хочет ли говорить. По возвращении в Лондон, Элли нашла ключи в своём почтовом ящике. Те ключи, что она давала Сэму. Она помнит, как сердце тогда сжалось…
    Ей было интересно, что с ним и как он. Но и страшно было тоже. Всё же, их расставание нельзя назвать приятным. И то, каким Элли видела Сэма, отнюдь не вызывало у неё приятных эмоций. Но почему-то опасность всегда её привлекала. Был ли Сэм опасен для неё и стоило ли его бояться?

    Кого она не боялась, так это ублюдка Дэвиса. Хотя, он старался сделать так, чтобы Элли боялась. Будто он знал, что её привлекает. Но все его угрозы и странные знаки внимания были смешными. В какой-то момент Элли поняла, что даже втягивается в эту игру в "открой коробочку и не сделай так, как там написано, чтобы позлить подонка" и перестала принимать "подарки", чтобы Дэвис вдруг не получил того, чего хотел. Она отказывалась от доставок, не расписывалась в получении, а если коробки оставляли перед дверью, то выбрасывала их. Недели две назад посылки перестали приходить. Либо Дэвис успокоился, либо задумал что-то ещё.

    Элли улетала из Лондона, чтобы Сэм ни при каких обстоятельствах не мог узнать, что Дэвис пригрозил ей. Она надеялась, Сэм не знал, что даже в ЛА этот подонок смог достать её. Пусть и не физически. Она и так считала, что у Бойла крупные проблемы именно из-за неё, и точно не хотела, чтобы Сэм прикончил Дэвиса. Хотя, было бы неплохо… одним ублюдком стало бы меньше.

    В любом случае, теперь Элли была спокойна, она считала, что Дэвис оставил попытки добраться до Гилл.

    Она шагала за Кристен, держась за её руку, и сквозь темноту всматривалась себе под ноги, чтобы не споткнуться и не свалиться. Народу становилось всё больше по мере приближения к сцене, музыка громче. Толпа подпевала и танцевала, казалось, никто даже и не думал расходиться по палаткам.

    Элли танцевала и не сводила глаз с Кристен. Блондинка соблазнительно двигалась и улыбалась. Только вот глаза её будто бы были печальными. Всегда. С первого дня знакомства Элли видела в её глазах тоску. Она не понимала почему так, хотя делала попытки влезть в душу к Кристен, однако, каждый раз блондинка выкручивались и уходила от ответа не желая сближаться с Элли.
    Гилл думала, что им нужно время. Всё таки знакомы они чуть меньше месяца, а люди иногда годами живут вместе толком не зная друг друга. Иногда Кристен злилась и была раздражена. И это выглядело ещё более странным.
    Чаще всего, когда человек так закрывался от Элли, она просто не пыталась даже продолжать отношения. Гилл никогда и не искала отношения, в общем-то. Так, на разок, провели весело время, перепихнулись и разошлись.
    С Кристен было иначе. Блондинка сама была инициатором их встреч, а Элли сначала просто не отказывалась. А потом и появился интерес. Интерес состоял в том, чтобы понять, кто такая Кристен, что у неё в душе, какое её прошлое, что она любит в настоящем, где работает и живёт. Разве мало одного месяца встреч, чтобы желать узнать своего партнёра?

    Элли смотрела на подругу и улыбнулась, когда заметила на её губах лёгкую улыбку. Кристен смотрела на неё… или за неё?
    Тут же Гилл кто-то схватил за руку и потянул. Она начала вырываться, сопротивляться, но чужая рука сжалась на запястье с такой силой, что слёзы выступили на глазах. Она видела перед собой спину высокого мужчины, одетого в черную ветровку с капюшоном.

    - Отпусти! Эй! - Элли пробиралась через толпу вслед за мужчиной, который её тащил за собой. Она оглядывалась на Кристен, но та удалялась с каждым шагом. Блондинка теперь будто бы и не замечала, что Элли пропала и продолжала танцевать дальше.
    - Кристен! - Элли пыталась перекричать толпу, музыку и вообще шум вокруг, но безрезультатно. Среди танцующих её тоже будто бы не замечали. Элли стучала кулаком свободной руки по сжатой на её запястье мужской кисти. Брыкалась и тянула мужчину на себя. В груди барабанило сердце, а в ушах звенела кровь.
    - Пусти, сказала! - со всей дури, Эл ударила мужчину по руке и тут же оказалась на земле, чудом не разбив себе нос или губы.
    - Что происходит? Что тебе надо? - с дрожью в голосе говорила Элли и перевернулась на спину, пытаясь встать. Перед ней стоял мужчина. Его лицо было в тени большого капюшона. Он будто бы наблюдал за тем, что Элли будет делать дальше.
    Гилл посмотрела по сторонам и заметила, что находится она у входа в палаточный городок. Тут музыка слышна была не так громко, а вокруг почти никого не было, только каких-то двое не совсем трезвых людей шагали вглубь городка.

    Элли очень быстро поднялась на ноги и развернулась, чтобы побежать. Снова боль в руке. Мужчина с силой обхватил запястье и выкрутил руку Элли за спину, затем прижал её спину к своему животу, а свободной рукой схватил Гилл за шею, сжав горло. Вырываться было больно, любое движение молнией пронзало руку - от плеча до самой кисти, а сильная рука сжималась на шее, не давая двигать головой.
    - Попалась… - теплое дыхание мурашками отозвалось на теле Элли. Она узнала этот голос, отчего начала брыкаться сильнее.
    - Пусти, ублюдок, - шипела Элли, пытаясь вывернуться, но затем только могла скулить, когда мужчина потянул её закрученную за спину руку вверх. Свободной рукой Элли ухватилась за держащую шею руку и попыталась снять её с себя. Безрезультатно.
    - О, кажется, я уже не так уж и жалок? М? Кажется, я даже покусать тебя смогу, - мужчина тихо засмеялся, а затем Элли почувствовала влажное прикосновение к своему уху.
    - М-мерзкий…- она вложила в это слово столько отвращения, сколько могла в своем положении. Теперь Элли пыталась достать до лица мужчины своей рукой, она с нажимом провела ногтями по его щеке, ощущая, как содранная кожа забивается под ногти.
    - Су-у-ука! - мужчина прошипел на ухо, и сжал горло Элли крепче, отчего Элли пришлось убрать руку от лица Дэвиса и начать лупить по руке, пытаясь в это же время поймать воздух ртом, - не надо сопротивляться. У меня для тебя кое-что есть. Но нам надо дойти до моей палатки. И ты оцарапала мне лицо… - последние слова он произнес с какой-то особенной злостью.
    - Я никуда не пойду с тобой, Дэвис, - когда ослабла хватка на шее, Элли наконец-то смогла говорить, - отпусти меня по-хорошему.
    - А то что? - с притворным страхом в голосе спросил Дэвис, но тут же осекся, женские и мужские голоса послышались за их спинам, кто-то шел сюда, - не будь дурой, иначе руку сломаю.
    - Да пошел ты, - Элли набрала в грудь побольше воздуха и с размаху ударила ногой по колену мужчине. Тот тут же отпустил шею, но руку всё еще держал.
    - Помогите! - Элли начала кричать, чтобы проходящие смогли услышать её. Дэвис всё не отпускал руку, Элли развернулась и замахнулась снова. И она бы ударила ему по яйцам, но промахнулась и попала мужчине в бедро. Зато теперь он отпустил её руку и Элли могла бежать…
    Но бежать?
    Желание разбить ему лицо и повыбивать новенькие зубы оказалось куда сильнее. Алкоголь в крови добавлял смелости, а злости и так было предостаточно. Поэтому вместо того, чтобы бежать, Элли кинулась на Дэвиса с кулаками. Он буквально сразу же схватил её за запястья и остановил. Гилл попыталась пнуть, смотря в противное его лицо…

    Как ей не пришло в голову, что Дэвис просто мог следить за ней? Почему она решила, что он оставил её в покое? Ах, да… Кристен. В последнее время она только и думала об этой девчонке. Дурацкая эта влюбленность.

    - Эй, вам помочь? - за спиной Элли раздался голос
    - Нет-нет, мы просто общаемся, правда, милая?
    - Урод, я убью тебя! - но Элли только с новой силой накинулась на Латимера.
    - Прекратите, - кто-то начал оттаскивать Гилл от Дэвиса. Элли видела мерзкую ухмылку на его лице, ту самую мерзкую ухмылку, когда какой-то парень оттащил Элли подальше.
    - Я убью тебя, Дэвис! - воспоминания вдруг закрутились в голове. Она будто снова увидела, как Сэм бьет его ухмыляющееся лицо и снова предприняла попытку кинуться на Дэвиса с кулаками. Но её быстро остановил парень-незнакомец.
    - Да что ты делаешь?! - Элли недовольно сморщилась и попыталась вырваться, - я придушу его! Слышишь, Дэвис! Я тебя придушу! Пустите меня!
    - Мисс, если вы не успокоитесь, я позову констебля, - незнакомец был ростом с Элли и совсем не той комплекции, что Дэвис, потому с трудом держал Гилл, пока та старалась вырваться. Подбежали еще пара молодых людей, чтобы помочь сдержать Элли.
    - Оооо, давай сюда копов! Это он мне угрожал, если что, - Элли наконец успокоилась и поправила выбившуюся из шорт свою футболку. И уже не пыталась накинуться на Дэвиса. Куда там - вокруг нее стояли трое парней. И это они, получается, защищали Дэвиса от Элли. Класс!
    Дэвис лишь ухмыльнулся. Элли видела на его лице три розовые припухшие полоски от своих ногтей. Жаль, что не до крови.
    Латимер молча развернулся и пошел в толпу, пока внутри Элли закипало. Она смотрела в спину удаляющегося Дэвиса и злилась. Ей пришлось с силой закусить губу, чтобы не кинуться ему вслед, повиснуть на его шее и с силой сжать горло и держать так, смотреть, как он беззвучно открывает рот, не в силах сделать вздох, смотреть, как его тело обмякает и наконец замирает и больше никогда не двигается.

    Во рту появился соленый металлический привкус. Гилл поняла, что всё еще сжимает зубы на своей губе.

    Надо валить отсюда.

    Элли огляделась и с удивлением обнаружила, что все трое незнакомцев всё еще стоят вокруг неё.

    - О, ладно, парни, - Элли подняла руки вверх, - я не нападу на него больше, - она нервно хихикнула, - вы вообще видели его? Это он на меня напал. И притащил сюда! - на лицах молодых людей пробежала усмешка, - ладно, приятно было познакомиться, мне пора, - Элли развернулась и подумала, что неплохо было бы найти Кристен и уговорить её уехать. Хотя, ехать ночью с полигона… и на чем? Неужели придется остаться с этим ублюдком на одной площадке? Спать спокойно, пока он где-то здесь?

    Некоторое время поблуждав среди танцующей толпы у сцены, Элли шагала к шатру с баром. Найти Кристен не получилось и сейчас её целью было напиться так, чтобы придя в палатку просто упасть на свое место и уснуть. Она заказала пару шотов с текилой и облокотилась на стойку, разминая шею пальцами. Наверное, там будут синяки, Дэвис не жалел силы. Что он хотел Латимер от неё в своей палатке?
    Казалось бы, не надо быть наивной, ведь и так понятно, что хотел. Однако, неужели он бы стал проворачивать все эти штуки со связыванием и фотографированием прямо в палатке? Бред какой-то.

    Сколько прошло времени и сколько шотов было выпито, Элли не понимала. Ровно как и не понимала, как она всё же оказалась в своей палатке и как рядом с ней оказалась Кристен.
    - Ты прекрасна, - Элли шептала, глядя на свою красивую подругу, пока та её пыталась раздеть и уложить.
    - А ты пьяна, - Кристен усмехнулась.
    - Ты… А ты нет. А лучше бы напилась, расслабилась. А то, какая-то ты напряженная, детка, - руки Элли обняли блондинку. Ладонями, она скользнула с её талии и властно опустила ладони на ягодицы Кристен, тут же сжав их.
    - Ты на ногах еле стоишь, вот уж точно расслабилась, - Кристен чуть толкнула бедрами и Элли полетела вниз, на свое спальное место.
    - Замечательно ты всё придумала, Крис, - пьяным и чуть недовольным голосом пробормотала Элли, - ты куда? Даже не поцелуешь меня? Эй…
    Элли уже засыпала, но она видела, как Кристен выходила из палатки. Она была чем-то недовольна? Но ведь она сама ей совала этот крепкий глинтвейн при каждом удобном случае… Завтра никакого алкоголя.

    ***
    - Что ты натворил?! Что тебя вообще сюда принесло? - девушка шепотом возмущалась в одной из палаток, стоя напротив мужчины в капюшопе.
    - А что я натворил? Я хотел поговорить, - она снял капюшон, - а она расцарапала мне лицо, - Дэвис повернулся к Кристен поврежденной щекой, - и ты действительно думала, что я перестал за тобой следить? - он хмыкнул и поднял подбородок блондинки пальцами, заставив её посмотреть в свои глаза.
    - Знала, что не перестал. Но чего ты не понял? Она со мной. Тебе её не достать. Она тебя не хочет, - это даже было смешно. Кристен злилась от того, что Дэвис был так слеп. И так одержим Элли.
    - Что ты говоришь? "Она с тобой"? - он тихо рассмеялся и подошел к девушке ближе, - кому ты рассказываешь, Фэй? Или мне называть тебя Кристен? - Дэвис перенес руку на затылок девушки и сжал её волосы в кулак. Он довольно улыбнулся, когда блондинка закрыла глаза и чуть приоткрыла рот. Соблазнительное зрелище. Но Дэвиса теперь она раздражала. Девушка ревновала. И теперь от неё можно было ожидать чего угодно, - ни за что не поверю, что ты способна променять крепкий член и сильные мужские руки на тонкие пальчики какой-то взбалмошной чертовки, - Дэвис разжал кулак спустил руки на талию Кристен, прижимая её к себе. Её дыхание участилось и это отозвалось в теле Дэвиса напряжением внизу живота. Она готова была отдаться ему вот прямо сейчас. И стерпела бы всё, что он мог с ней сделать. Уж он знал… Но дело в том и было - он знал. Блондинка для него более не представляла интереса. Но эта сломанная овечка ему еще была нужна. Он опустил голову и жадно обхватил её губы своими. Грубый поцелуй, как она и хотела. Она его не трогала, помнит, что нельзя, но ей хотелось, он знал. Но Дэвис не хотел сейчас срываться… Тихий стон девушки будто отрезвил Латимера и тот резко отстранился.
    - Ты моя, Фэй. Как ты еще не поняла? А она еще не моя. И я хочу её. - Дэвис провел рукой по своему подбородку, всё еще ощущая жжение от ногтей на щеке, - Завтра вы отправитесь в Лондон. Ты знаешь, что нужно делать.

    Кристен смотрела на Дэвиса и пыталась выровнять дыхание. Но не могла. Сердце стучало так, что казалось, его мог слышать весь городок.
    - Ты не посмеешь, - сквозь зубы прошипела Кристен.

    Она злилась. Злилась, что только что он целовал её, только что трогал её. Но думал о Элли. Зря она не прикончила эту дурную пьяную девку еще в Калифорнии. Как бы это всё упростило. Но она могла не увидеть его. А теперь он от неё отдаляется. И хочет, чтобы она привела ему Элли.

    Ну уж нет.

    ***
    Громкий смех за тканевыми стенами палатки разбудил Элли.
    - О, боже, который час? - она протянула руку и пошарила рукой рядом с собой, - Кристен? - Элли разлепила глаза и приподняла голову. Девушки рядом не было.
    Элли откинула голову обратно на подушку и простонала от боли в голове. Мышцы шеи тоже болели. И почему-то плечи.
    - О, нет, с каждым годом похмелье всё тяжелее и тяжелее, - Элли еще некоторое время лежала, а потом оделась и вышла из палатки в надежде отыскать Кристен. Она вообще ночевала в их тканевом домике?
    Гилл прошлась вдоль палаток, обошла несколько из них. На улице было уже светло, но народу было немного, наверняка, много кто только недавно лег, а кто-то как и Элли еще спали в своем пьяном сне. Элли шла, оглядываясь по сторонам, она искала Кристен.

    - Где-то же ты должна быть…

    Элли укуталась в куртку и подумала, что надо было надеть джинсы, а не шорты. Вчера почему-то ей казалось теплее. Вдруг, внимание Элли привлекла толпа, которая стояла у одной из палаток. Толпа и человек в штатском.
    Что-то случилось, раз полиция была там.
    Пьяная потасовка?
    Элли двинулась к месту скопления народа. Констебль пытался одной рукой отогнать зевак от лежавшего на земле мужчины, а другой держал рацию и вызывал подкрепление. Подкреплением были другие полицейские, приставленные следить за порядком на фестивале. Мужчина лежал неподвижно. Его лицо было отвернуто от Элли, тело имело какой-то неестественный цвет, он был раздет по пояс, но ноги его были в палатке, из палатки торчал только торс. Он был перепачкан, видимо, боролся на земле. А на шее было что-то завязано…

    - Эй, вот ты где! - Элли вздрогнула, когда её окликнул знакомый женский голос. Кристен была за спиной держала в руках два стакана с кофе, - Вот, вышла за кофе, пока ты спала, - она протянула один стакан Элли, но Элли не взяла его.
    - Там кого-то убили? - она нахмурилась и кивнула в сторону толпы.
    Кристен тоже заинтересовалась и посмотрела, куда показала Элли.
    Гилл двинулась ближе. Кристен что-то говорила, но Элли не слышала. Она узнала мужчину, который лежал на земле. Элли зажала рот рукой, чтобы её не стошнило или чтобы она не рассмеялась. Буря чувств и эмоций пронеслись по телу.
    Она обошла толпу, с другой стороны, чтобы видеть лицо мужчины.
    Эл сама не поняла, как оказалась совсем рядом с ним. Она растолкала зевак, толпившихся рядом с телом. Гилл опустилась на колени и увидела лицо Дэвиса. Оно было темным, лиловым и таким, будто кто-то сверху мелом посыпал. Глаза были открыты и уставлены куда-то вдаль.

    Элли не смогла сдержать приступ нервного смеха. Теперь она привлекала внимание не меньше, чем труп Латимера. Этот ублюдок был мертв. А она теперь смеялась и не могла остановиться над его телом.

    Дальше Элли помнит смутно. Её кто-то куда-то тащил, кто-то кричал “это она, она ему угрожала”, она видела лицо Кристен. Кристен зачем-то цепляла полицейских, которые зачем-то уводили Элли.
    - Куда? Что происходит? - голова Элли и без того была тяжелой, ноги стали ватными и она практически не понимала происходящего вокруг.

    Она пришла в себя только когда оказалась в полицейском шатре. Шатер стоял за палаточным городком. Её о чем-то спрашивали, но Элли не могла ответить. Ей предлагали воды, но Элли не могла и глотка сделать.
    Где Кристен? Что она здесь делает? Она испуганно оглядывалась по сторонам. Кажется, смеяться она наконец-то перестала.
    Вокруг ходили люди в полицейской форме и переговаривались кто по телефону, кто по рации, говорили о том, что скоро на место приедут специалисты.

    О, нет… "специалисты". Элли знала одного специалиста.

    +1

    3

    В окно монотонно барабанит дождь. Сэм поморщился от света и перевернулся на другой бок. Через несколько минут раздались мерзкие звуки электронного будильника с его телефона, сообщая, что наступил новый день. Бойл нехотя потянулся и сел в кровати, безразлично посмотрев, на упавшую подушку. Сегодня пора было покинуть эту скучную шотландскую деревню и вернуться обратно, в Лондон.

    Его крохотная комната была в старом доме, откуда из окна можно было увидеть озеро Каррон. Живописное место, как сказали бы многие, «У черта на рогах» - сказал бы сам Сэм. Это была рыбацкая деревня Плоктон, в шестистах милях на север от его привычного дома. Кристофер желал, чтобы Сэм убирался к дьяволу, но на этот вариант тоже согласился. Сэм оказался здесь сразу по нескольким причинам: его отстранили, ему угрожало обвинение, все были в курсе его неуравновешенного характера и рекомендовали поправить здоровье. По-простому – его выгнали из комнаты, пока решалась его дальнейшая судьба. И из живого, пестрящего огнями Лондона он попал на каменный берег залива, где всегда дует ветер, и столбик термометра не поднимается выше пятнадцати градусов даже в июле, а на дворе был сентябрь.

    В деревне было абсолютно нечего делать. Здесь ничего не происходило, и Сэму оставалось только засиживаться в местном баре или бродить по округе. Где-то на третий день местные рыбаки стали подозревать, что Сэм не простой приезжий. Он не выглядел, как турист, был один, ходил там-сям, будто что-то выискивая, молчал и хмурился, чем стал беспокоить окружающих. В конце концов на него указали пальцем констеблю. Первый разговор с ним состоялся, когда Сэм, забрав бутылку из бара отправился пить на пирс, в двух шагах от заведения, через дорогу. Констеблю было жутко интересно, что забыл здесь Бойл и когда он намеревается их покинуть, но, когда он услышал, что Сэм тоже служит, вернее служил, в управлении, неожиданно для Сэма, сходил в бар за второй бутылкой.

    Сэм пил, чтобы не думать, не ворошить мысли о Дэвисе и Элли. После поимки преступника, убийцы, Бойл несколько дней пролежал в больнице. Оливия приходила хмурая, и задавала много вопросов, а Кристофер, его шеф, приходил угрожать и отчитывать. Они старались списать его выходку на самооборону. У Дэвиса был пистолет, он стрелял в Бойла, а сам Бойл был безоружен. Да, случилась потасовка, да, Сэм его избил, да, были свидетели… которых он тоже избил. Сэм думал про себя, действительно ли он хотел убить Дэвиса? Если бы хотел, то убил бы, наверное. Во всяком случае, тот был жив, и Сэм, по словам свидетелей, прекратил бить Дэвиса, как только тот потерял сознание. Сам Сэм этого не помнил. И когда он после всего этого пил из горла бутылки, устроившись на камне, он больше не чувствовал той злобы, которая его на это толкнула. Сэм был готов решить для себя, что они квиты, если он больше никогда не пересечется с ним. С ним, и с Элли. Они стали неразрывны в его мыслях. Убирая Дэвиса, он был обязан забыть и ее. А вот это то и причиняло ему боль. Элли была ни в чем не виновата, с ней не должно было ничего такого произойти, если бы ни Сэм. Свою вину он пытался утопить, а также вместе с этим топил надежду. Перед отъездом он вернул ее ключи в ее почтовый ящик. Он не стал стучать в дверь или оставлять что-нибудь еще. Как раз в это время его забрали для допросов. Он боялся, что Элли тоже заберут, начнут выяснять до буквы, до минуты, все что происходило, вытряхивать все из нее… Потом Оливия сообщила, что Элли уехала из страны, и все адвокатские собаки накинулись только на Бойла. Сэм воспринял это как самый правильный вариант событий. Элли здесь нет, ее не достанут, а на себя ему было плевать.

    Когда он уехал, Лондон о нем будто забыл. Ни Крис, ни Оливия не брали трубку. Ему ничего не сообщали, но Сэм подозревал, что Оливия не просто так предложила именно эту деревню. Они бы не оставили его без надзора. Днем на улице он часто ощущал лопатками сверлящий взгляд, но не оборачивался.

    Сэм собрал свои вещи и сверился с часами. Ему предстоял долгий путь общественным транспортом – личный автомобиль ему не позволили, а жаль, можно было бы познакомиться с красотами окрестностей деревни. На улице дождь забирался за шиворот, будто чтобы специально оставить лучшее воспоминания об этом месте. На автобусной остановке ему помахал рукой местный констебль, выгуливавший свою собаку - вест-хайленд-уайт-терьера. В пути Сэм проведет около двенадцати часов и большую часть этого времени планирует спать.
    Инвернесс, Эдинбург… Сэм смотрел в окно и размышлял, отчего ему все еще не позвонили. Может быть, это хороший знак, мол, и говорить не о чем. А может его успели уволить, устроили по этому поводу пьянку, и все еще не пришли в себя. Звучит правдоподобно.
    Телефон в кармане, будто почуяв приближение к Лондону, прожужжал. Сэм тронул экран и увидел сообщение от Оливии «Буду на станции». Он пожал плечами и ответил коротким «ok».

    Неужели ей охота меня встречать, в вечер пятницы?

    В проходе между креслами шел молодой парень в толстовке с кислотными надписями и раздавал флаеры.
    - Последний фестиваль в этом году, сэр, - парень протянул флаер Сэму и тот его взял.
    Сэму стало интересно, кто сейчас на сцене, он просмотрел глазами незнакомые имена и вздохнул. Сейчас старые песни попадались разве что в виде каверов от каких-то юных исполнителей. Бойл сложил флаер и убрал его в карман.

    Когда поезд замедлился, Сэм увидел в окне знакомую фигуру. Симпатичная брюнетка с азиатским разрезом глаз ждала его на перроне. Чего бы она ни хотела, Сэм надеялся, что это пройдет быстро. Он вышел из вагона, устало подошел к ней и кивнул вместо приветствия:
    - И? Как у меня дела?
    - Жить будешь. – она закатила глаза и сложила руки на груди, - Но это было не просто. Кристофер в отпуске, я пока с вами, а тебя ждут с понедельника.
    - Могла бы написать. Зачем поехала лично? – Сэм отошел в место для курения и вынул сигарету.
    Оливия замялась. Она открыла сумку и достала оттуда новенький ключ с брелоком.
    - Извини, ребята немного переборщили и, - она протянула ключ, - они ничего не забрали, но оставили беспорядок.
    Сэм удивленно посмотрел на ключ, взял его, а затем нахмурился:
    - Просто прекрасно, – Сэм покрутил в руке брелок, который был в виде красной телефонной будки, - Что хоть искали?
    - Дэвис сказал, что ты его обокрал.

    Ну а что, пытался навредить как мог, паршивец.

    Бойл молча выдохнул дым, ничего на это не ответив. Он убрал ключ в карман и перевел взгляд на Оливию. Та выглядела настороженной.
    - Ладно… хм, спасибо. Это все?
    - Да, надеюсь на этом все.
    Сэм затушил сигарету об урну и выкинул окурок. Затем вспомнил про ненужный флаер, вынул его из кармана, еще раз повертел перед глазами и отправил следом за окурком.
    - Я скучал по лондонскому метро, - он слегка улыбнулся Оливии, - Идем? Там в одном вагоне будет людей побольше, чем во всей шотландской деревне…

    Всю субботу Сэм провел, прибирая то, во что превратил его квартиру полицейский обыск. О, да, «ребята» сил не пожалели, хорошо, что хоть плитку в ванной оставили целой, и полы. Шкафы и ящики были вывернуты наизнанку. Бойл даже удивился, что у него скопилось столько хлама. Два дня вполне хватало на то, чтобы заново все рассовать по местам, но ранним утром воскресенья Оливия отправила его работать.
    Спешно дожевывая яичницу, Сэм прикидывал, насколько его завалит бумагами, по пояс, или по самую макушку. Убийство случилось на музыкальном фестивале, а это значит, что там толпа людей. Куча свидетелей, которые видели что-то важное или не видели ничего, или уже успели придумать, что они видели, пока стояли на полянке рядом с трупом и слышали болтовню друг друга. На первый взгляд, сообщили, что это удушение. Странно. Не зарезали, не забили, а именно удушение. И очень опасно убивать в палаточном городке. Стены палаток дают иллюзию замкнутого пространства, хотя на самом деле остальные люди находятся всего в паре шагов.
    Бойл понимал, почему Оливия его выдернула – чтобы быстро опросить людей, туда уже послали много других полисменов. 

    Бойл оставляет машину около парка и идет в сторону яркого баннера. «Последний фестиваль в этом году» - он вспоминает слова парня из поезда, когда читает название фестиваля. Так-так… Это совпадение? Судьба? Сэм усмехается, на секунду поверив, что здесь он находится не просто так. Он приближается к палаточному городку и все яснее слышит раздававшиеся оттуда недовольные возгласы людей. Никого не отпускают, пока они не дадут показания. Люди стоят в очередях, тратят время и раздражаются на полицию и друг на друга.

    В глубине городка он угадывает знакомую желтую ленту, которой огораживают зоны преступлений и идет прямиком к месту. По пути его перехватывает констебль, спрашивает имя, на что Сэм показывает свои документы. Констебль сообщает, что есть подозреваемая и указывает направление полицейского шатра. Также он говорит, что девушка «пролезла к телу, смеялась, кажется умом тронулась». Похоже, убийца уже найден. Что это? Дело на один день? Может и так, но все равно тело нужно осмотреть.
    Тело лежало на земле около раскрытой палатки, откуда сейчас торчали ноги судмедэксперта. Мужчина крякнул и стал подниматься обратно в вертикальное положение. Сэм узнал в нем своего друга, Билла.
    - Знал бы - взял бы тебе кофе, - сообщает Сэм о своем присутствии Биллу.
    Тот оборачивается и приветствует Сэма. Бойл жмет ему руку, а затем опускает взгляд на труп. Билл что-то говорит Сэму, но в этот момент он его не слышит. Бойл хлопает глазами и всматривается в мертвое лицо.

    Неужели?

    Сэм садится на корточки, чтобы оказаться поближе.

    Да ты сдох!

    Это был Дэвис, во плоти. Бойл поднимается обратно, все еще не отводя взгляд от трупа, и вынимает пачку сигарет. Он стоит и смотрит на мертвого Дэвиса, рассматривая его выпученные и залитые кровью глаза, царапину на лице и борозду на шее. Уголок губ ползет вверх, он прикладывает сигарету ко рту, пряча улыбку, зажимает сигарету зубами, чиркает колесиком зажигалки и подносит пламя ближе. Делает затяжку-другую, и медленно выдыхает, расслабляя плечи.

    Подумать только, какое отличное начало дня.

    - Что ты говорил, Билл?
    - Я говорил, этого кофе, в шатре, хоть упейся, правда, он паршивый. Но с сахаром пойдет.

    Черт, я хочу пожать руку, тому, кто это сделал.

    Сэм знал, что радоваться смерти, как минимум не хорошо, но не мог с собой ничего поделать. Такому ублюдку, как Дэвис, не место в этом городе, да и вообще в этом мире. Жаль, только, что тот, кто это сделал, обязан понести наказание. Удушение, злой умысел - это никак не спишешь на самооборону. Судя по обстоятельствам смерти, убийца хорошо знал Дэвиса, близко. И ненавидел его, возможно даже сильнее, чем сам Сэм.

    У полицейского шатра пришлось буквально протискиваться между людьми, ожидающими своей очереди. Люди галдели и переругивались.
    - Какой смысл тут торчать, ясно же, что это она его убила… - До Сэма долетел кусок фразы.
    В самом шатре царил не меньший хаос. Несколько столов с полисменами, где опрашивали людей, стояли слишком близко.
    - Прочитайте показания и подпишите, - говорил констебль одной девушке, сидящей за столом сразу же у входа.
    Ему пришлось нагнуться и повторить фразу, потому что парень за соседнем столом, заплетающимся языком рассказывал свою версию событий:
    - О, знаете, а ведь можно же было лучше охранять нас! Вы вообще видели, что было ночью? Такие драки!
    - Списки, мне нужны полные списки всех, кто был на этом фестивале. Участники, гости, да даже музыканты! – Мужчина справа яростно гремел в рацию.
    - Ну наконец-то! Мы тут зашиваемся. Правда, заберите ее уже, иначе эти меломаны ее порвут, - полисмен затащил Сэма вглубь шатра, где на стуле сидела девушка. Очень хорошо ему знакомая девушка. Элли Гилл.

    Радость от смерти ненавистного ублюдка ухнула в пропасть.

    Так не должно быть. Ее здесь не должно быть. Почему она сидит здесь?
    О, нет, нет, нет…

    Сэм соображал слишком медленно.
    - Что ты здесь делаешь?

    Только не отвечай, что ты виновна.

    - Один из участников дал показания, что она угрожала убитому, была драка, - констебль прервался и уточнил, - вы ее знаете?
    - Да, знаю.
    - Так что? Какие наши действия?

    Лицо Дэвиса было оцарапано…

    Сэм взглянул на руки Элли.
    - Продолжайте опрос, как можно тщательнее. И позовите сюда эксперта.
    - Это она? – так легко и просто он спросил Сэма.
    В ответ Бойл строго посмотрел на него и произнес фразу, которую он хотел сейчас вдолбить в каждого, кто задавал этот вопрос в толпе.
    - Мы этого не знаем.
    Констебль кивнул и отошел обратно к столам. Бойл отвел глаза от Элли и смотрел в тканевое окно шатра.

    Черт.

    - Ты ела? Кофе? Воды? – молчание, - Не думал увидеться… при таких обстоятельствах.
    Свободных стульев в шатре не было, и, чтобы не нависать над девушкой, Сэм отошел к столу с кофе. Отковыряв одно из пластиковых тарелок, он насыпал туда несколько крекеров, а в стаканчик налил воды.
    Теперь она – его работа. Хотя… Оливия поднимет вой и сразу же отнимет дело, как только узнает, что здесь произошло.

    Вновь недовольные бурчания у входа – это Билл протискивался внутрь. Сэм вздохнул и указал ему на руки Элли.
    - Бери образцы, и поедем. Ты все осмотрел?
    - Да-а. Местечко-то крохотное. Все внутри палатки произошло. – Билл вынимает из своего чемоданчика металлическую лопатку.
    Сэм обратился к Элли, то ли расстроенным, то ли злобным голосом:
    - Мы поговорим, но не здесь, а сейчас дай Биллу руку.
    Лопатка проходит от ногтя к ногтю, выскрёбывая оттуда все в стеклянную баночку.

    - Эй! Почему я не могу пройти?! Там моя подруга! Элли! Не бойся! Я тут! Я им все сейчас расскажу.
    За стол констебля нехотя усаживается блондинка с короткой стрижкой. Она что-то диктует, периодически подгоняя полисмена писать быстрее, и пытается рассмотреть Элли за остальными полисменами, Биллом и Сэмом.
    - Ты поедешь со мной в управление, сейчас, - он взглянул на блондинку, - это правда твоя подруга? Значит она соберет за тебя твои вещи.
    Еще раз поглядев на толпу, Сэм скривил лицо и отошел к углу шатра. Он развязал несколько стяжек и открыл второй выход, достаточный, чтобы им протиснутся и не выходить со стороны толпы.

    Зачем он хочет ее увести? Потому что ей здесь не место. Сэм как будто все еще отрицает случившиеся. Не может быть Элли тут. Сейчас они приедут в управление, Билл сделает анализ, и все поймут, что она не при чем. Что они с Дэвисом не пересекались на этом фестивале. Все это чистая случайность.

    Сэм уводит Элли за собой из шатра. Они идут к машине. Бойл молчит. Могла ли она его убить? Он вспоминает, что знает о Элли. О том, что между ними произошло, и о том, как это оборвалось. Мог бы он его убить, тогда в квартире? Наверное, мог. Может нужно было так и сделать?

    Сэм сажает Элли на заднее сидение, а Билл садится вперед. По дороге в управление, Сэм слушает недолгий доклад Билла по этому делу. Примерное время смерти ночью. Причина смерти – асфиксия. Орудия убийства не нашли, но местность прочешут с собаками. Сэм слушает и кивает.
     
    Наконец, они с Элли оказываются в закрытой комнате для допросов. Он сидит напротив нее, с листом бумаги и ручкой. Обычная процедура. Он смотрит на нее, но продолжает видеть в ней только свою бывшую подругу, а не подозреваемого. Это выбивает его из колеи. Больше нельзя тянуть и он выговаривает:
    - Расскажи, что произошло.

    Через некоторое время дверь комнаты открывается и внутрь заходит Оливия с парой мужчин в форме. Эти люди не были знакомы Сэму, но явно, тоже работали в полиции.
    - Сэм? Что ты делаешь? Мы не можем это расследовать, - ошарашенно смотрит на него Оливия.
    - Мы просто беседуем, - Сэм поднимает на Оливию глаза, - нельзя ли подождать?
    - Нет, Сэм. Эти люди пришли за тобой.
    Бойл отложил в сторону листок и засмеялся.

    Что? Это абсурд!

    Смех переменился кашлем и он выпивает стакан воды. Абсурд абсурдом, а парни выглядели серьезно, а Оливия напугано.

    Могла бы и предупредить…

    Он думал, что она ему доверяет. Вот значит как обстоят дела…. Бойл встал с места, вплотную подошел к Оливии, к ее лицу и негромко сказал:
    - Молодец, все правильно, у меня как раз нет алиби.

    Отредактировано Sam Boyle (10 Ноя 2022 23:58:57)

    +1

    4

    Шум.
    Элли уже не могла выносить этот галдеж вокруг. Голоса полисменов, голоса полупьяных зевак и "свидетелей" преступления. Кажется, даже где-то ей послышался голос Кристен.
    Интересно, она уже дала показания? Кристен была единственным её алиби. Только она могла подтвердить, что Гилл свалилась пьяная в кровать и проспала всю ночь не просыпаясь.
    Но сама Кристен выходила из палатки, когда Элли засыпала… Возвращалась ли она ночью в палатку?
    Элли покрутила головой в поисках подруги.
    - Потеряли кого-то? - до жути противный голос полицейского, сидевшего напротив Элли, привлек её внимание на себя.
    - Ага, алиби своё ищу, - огрызнулась Элли и снова огляделась.
    Полисмен усмехнулся и стал писать что-то дальше. Элли раздражал его голос, его сопение, когда он дышал, и звук ручки, царапающей бумагу.
    - Чёрт, да она не пишет! - сотрудник швырнул ручку куда-то в сторону и достал другую из нагрудного кармана, не отрывая взгляда от бумаги продолжил писать как ни в чем не бывало..

    Нервишки бы ему полечить.

    Элли вздохнула и продолжила свой молчаливый протест, разглядывая тех, кого допрашивала полиция. В другом конце шатра в самом углу сидел смутно знакомый парень… Элли нахмурилась и выпрямилась на стуле, стараясь рассмотреть его. Парень сидел лицом к ней, а напротив него констебль так же что-то писал. Затем первый поймал взгляд Элли и кивнул в её сторону. После этого коп повернул голову и взглядом нашел Элли.
    Элли откинулась обратно на спинку своего стула, пропав из зоны видимости этих двоих.

    Где же, где же я тебя видела?

    Она пыталась сложить пазлы из воспоминаний о вчерашнем вечере.

    Танцы, Кристен, звезды… Палатка… Выпивка. Нет, сначала выпивка… Чертов глинтвейн из термоса.
    - Нет-нет-нет, - она тихо проговорила, хватаясь за голову, когда вспомнила, кто её потащил от сцены… вспомнила, кому угрожала… Вспомнила, кто её оттаскивал от Дэвиса.
    - Что говорите? Вы решили дать показания? - обратился к ней сидевший напротив коп.
    - Я же сказала, без адвоката я ничего говорить не буду! - рявкнула в ответ Элли, пальцами массируя виски, стараясь заглушить головную боль.

    - Это она! Это она! - Элли дернулась от резкого мужского голоса, - она ему вчера угрожала! Она хотела его придушить! Я всё видел! И слышал! - какой-то парень указывал на неё пальцем и громко рассказывал. В палатке на какое-то мгновение даже тише стало, многие обратили внимание на парня.
    Элли посмотрела на оратора и поняла, что это один из тех парней, что видели конфликт между Дэвисом и Элли ночью.

    Мать твою, почему же ты не видел, что это он меня душил?!

    Гилл знала, что надо молчать. Она хотела скорее встретиться с Кристен, чтобы попросить принести ей телефон из палатки. Нужно было вызвать адвоката, который даже в быстром наборе на телефоне есть. Спасибо заботливому отцу. Даже в Лондоне он позаботился о хорошем адвокате. На всякий случай, конечно. Но чертов телефон был в палатке.

    Элли сидела, скрестив руки на груди и смотрела в пол когда услышала знакомый голос.
    Нет, это была не Кристен.
    - Что ты здесь делаешь?
    Сердце пропустило удар, когда она подняла взгляд на голос Сэма.
    Его темные глаза какое-то время смотрели в её светлые. Элли же несколько секунд просто смотрела на него, затем отвела взгляд.
    - Дэвиса кто-то убил, - буркнула она, пожала плечами и снова уставилась в пол, пока констебль рассказывал Сэму, что были свидетели драки Элли с Дэвисом.

    Драка с Дэвисом… Неужели нельзя сопоставить пропорции? Худенькая девушка против взрослого крупного мужчины. Кто кого мог удушить?

    - Мне нужен адвокат, - она метнула взгляд на Сэма, - без адвоката я и слова не скажу.

    Появление Сэма на какой-то момент обрадовало Элли. Пока до неё не дошло, что вообще-то он не может её допрашивать. Значит, поговорить и объяснить ему всё ей не удастся. Или нет? Может никто не знает о их связи?
    Она снова посмотрела на Сэма, только теперь в её глазах стояла надежда, что он сможет во всем разобраться и скажет всем, что это не она, и вытащит её отсюда.
    - Это она? - Элли вскинула брови в удивлении, когда услышала.

    Это вообще профессионально? Ничего, что я всё слышу?!

    - Мы этого не знаем, - раньше Элли не слышала от Сэма такого тона. Но ухмыльнулась, взглянув на удаляющегося констебля.

    Серьезно? Думает я сейчас могу что-то есть?
    Элли предпочла промолчать. Может он так, из вежливости… или ему тоже неловко, как и ей.
    — Не думал увидеться… при таких обстоятельствах.
    - Я тоже рада тебя видеть, - Элли наблюдала исподлобья, как Сэм ставит перед ней тарелку с крекерами и стакан с водой, - я хочу поговорить, - она задержала его руку, когда он поставил стакан. Чуть сжала запястье пальцами. Этот тактильный контакт нужен был ей.
    - Я этого не делала, Сэм, - она проницательно посмотрела на него, - не убивала, - она говорила шепотом, чтобы слышал только он.
    Она отпустила его руку, когда в шатер вошли его коллеги.
    В голове Элли вдруг появилась мысль, что Сэм в общем-то не обязан ей верить. Они друг друга не то чтобы сильно близко знают. Когда-то она хотела узнать его поближе. Может и сейчас хочет, но вокруг происходит кошмар, от которого она, кажется, еще долго не отвяжется.
    - Бери образцы и поедем…
    Элли выхватывает голос Сэма из всей этой суматохи вокруг.

    Что? Какие еще образцы?!

    Элли с непониманием смотрит на полицейского, который что-то достает из своего чемоданчика.
    - Что это значит? Что вы хотите сделать? - Элли напряглась и снова скрестила руки на груди, - я не стану…
    — Мы поговорим, но не здесь, а сейчас дай Биллу руку.
    Резкое обращение Сэма заставило её замолчать.
    - З-зачем Биллу моя рука? - Элли всё же осторожно протягивает руку и кладет её на стол. Вторая рука тянется к лицу и Элли накрывает ладонью свои глаза, - твою ма-ать…
    Она вспомнила. Она оцарапала лицо Дэвиса. Наверняка Сэм это заметил. Он не мог этого упустить. Поцарапать лицо мог убийца. Но он ведь знает, что она не убийца? Но частички кожи Дэвиса точно есть под её ногтями.

    Чертов говнюк Дэвис!

    Элли проскулила и чуть нажала пальцами на глаза. Всё становится хуже. Кто поверит, что она защищалась, а не убивала Латимера?
    Элли поняла, что наверное выглядит сейчас странно. Она быстро убрала руку с лица и выпрямилась на стуле. Она следила за движениями Билла, не поднимая взгляда на Бойла. Она не хотела, чтобы он увидел её страх. Но скрыть свои эмоции ей плохо удалось, если учесть, как этот Билл посмотрел на неё. Элли постарались взять себя в руки и дождалась завершения процедуры.

    Звук знакомого женского голоса пролился бальзамом на душу и Элли заозиралась по сторонам в поисках Кристен.
    Она привстала со стула, выглядывая из-за Сэма. Но вокруг было много народу, Элли только разглядела макушку головы Кристен.

    - Да, она моя подруга, мы были здесь вместе, она всё расскажет, - Элли встала лицом к Сэму, - не можешь ты меня увезти, дай ей сказать, что я не причём! - Гилл чувствовала, что внутри поднимается злость. Она злилась, что Сэму нельзя было ничего объяснить, она злилась на то, что вокруг было много народу, злилась на то, что Бойл решил её увезти отсюда.
    - Зачем, Сэм?! - она была возмущена, - Я могу и не ехать с тобой никуда! - всё же Элли протиснулась в тот выход, что организовал Сэм, не переставая при этом возмущаться, - ты не можешь меня допрашивать! Не можешь никуда меня везти! - Элли пытается взять Сэма за руку и переходит на повышенный тон, но замолкает, когда за ними выходит и этот Билл. Она больше ничего не говорит, ведь ей вроде бы и на руку, если именно Сэм будет допрашивать её. Но сейчас она была в бешенстве от того, что он уводит её, не дождавшись показаний Кристен.
    Только вот… была ли Кристен рядом? Вдруг окажется, что она вышла из палатки и провела ночь где-то в другом месте? Ведь так может быть.

    Элли резко остановилась, когда увидела, куда её ведёт Бойл.
    - На твоей машине поедем?! - с истеричными нотками в голосе говорит Элли и смотрит на Сэма, когда он открывает дверцу заднего сиденья. Она подходит к Сэму и закатывает глаза, когда всё же подчиняется и садится назад. Элли специально садится за водителем и упирается коленями в сиденье Сэма. Почему-то ей хочется, чтобы Сэму было максимально некомфортно сейчас, так же как и ей.

    Билл сидит рядом с Сэмом и рассказывает ему о том, что произошло. А раздражение и злость внутри Элли всё нарастает. Она стискивает зубы, чтобы не выкинуть какой-нибудь комментарий, вроде того, что рада, что ублюдок мёртв. Когда становится совсем невыносимо от болтовни копов, она снова вдавливает колени в спинку сиденья Сэма и смотрит в зеркало в салоне, пытаясь поймать взгляд Сэма.
    - Огоньку не найдётся, инспектор Бойл? - абсолютно беспардонно перебивая Билла, говорит Элли, - да и сигаретки там, или чего поинтереснее? - она изгибает одну бровь, - Та-ак хочется расслабиться! - она всё же встречается с глазами Сэма и умолкает, уставившись в окно, нервно кусает губы. Лучше ей больше вообще ничего не говорить. Но удержаться трудно. Спасает только Билл, который вполне может расценить её обращение к Бойлу чем-то вроде неуважением к полиции. Вряд ли Сэм забыл, как они трахались в этой машине, после того, как Бойл решил накуриться травкой. Элли тоже помнит. Очень хорошо помнит и просто не могла этого не показать.

    Она прижалась лбом к прохладному стеклу и закрыла глаза. Монотонный голос Билла раздражал, но она старалась не слушать его. Сейчас ей хочется, чтобы этот бред поскорее закончился.

    ***
    Блондинка шагала к палатке. Её наконец-то выпустили из полицейского шатра, но было поздно, Элли куда-то увезли.
    Сердце громыхало не хуже басов на фестивале. Фэй нервно крутила телефон в руках.
    Она повторяла себе, что всё сделала правильно. Алиби Элли - это и её алиби.
    Она ухмыльнулась мысли о том, что всё так идеально совпало. Фэй и подумать не могла, что свидетели так удачно покажут на Элли. Но Элли была близка к Фэй. И если что-то пойдет не так, то к ней будут вопросы. Но она уже будет далеко отсюда.

    В палатке Фэй быстро скидала вещи в сумку - свои и Элли. Вряд ли они еще когда-то встретятся, но если копы найдут вещи Элли и не найдут вещи Кристен, то это вызовет вопросы.
    Она нащупала на дне своей сумки веревку и переложила её в мусорный пакет, куда сложила несколько бутылок, которые подобрала по пути в палатку.
    Фэй направилась к выходу. Показания она уже дала и её не задерживали. Велели только быть на связи. Ей также вручили бумажку, по которой она может выйти из оцепленной территории.
    Девушка прошла мимо мусорных баков и выбросила пакет.

    Всё. Теперь смыть с себя эту ночь и исчезнуть…
    К тому времени, как копы поймут, что Кристен на самом деле не Кристен, Фэй будет уже далеко.
    ***

    Наконец-то она в пустой комнате для допросов. Тут тихо и Элли выдыхает, но чувствует, что злость никуда не ушла. Элли напряглась, когда за ней в комнату зашел Сэм и закрыл дверь.

    Серьезно? Ты будешь вести допрос? — она переходит на шепот, — Почему ты? Никто не знает, что мы спали? — с шепота она переходит на шипение, говоря сквозь зубы, и встает чуть ближе к его лицу. Ближе, чем полагается подозреваемой и полицейскому.
    Она бы хотела ему доверять, хотела поговорить, но не как с копом. Поэтому намекает, что он не может вести допрос из-за их близости. Это ведь означает, что он предвзят.

    Я, потому что это я приехал на место преступления, и я хочу знать, что случилось, — он раздраженно смотрел в ответ на ее взгляд.
    А ты думала, я в шатре всем объявлю, что ты моя любовница и тоже сяду на стул рядом с тобой? Сядь, пожалуйста.

    Элли стискивает зубы, а её губы сжимаются в тонкую полоску. Она хотела бы что-то еще добавить, но это всё равно ни к чему не приведет, она всё равно должна дать показания. Поэтому она лишь недовольно рычит и садится на стул.
    Гилл молча проследила, как Сэм сел напротив. Он смотрел на неё, будто изучал. В какой-то момент Элли хотела сказать, что скучала по нему, но не стала. Потому что и этот факт сейчас её бесит.

    -Расскажи, что произошло.
    Теперь его голос звучит спокойно. Нет, скорее профессионально, он должен это спрашивать, потому что он коп, а она - подозреваемая.
    - Я.. я правда не убивала его. - Элли выпрямилась на стуле, - это он меня пытался увести с фестиваля, я даже не знала, что он там. Это он пытался удушить меня, - она перекинула волосы на одну сторону и провела рукой по шее, где ощущалась припухлость и боль, - я не вижу, но может быть остались следы от его рук. Он… - Элли запнулась. Она говорила быстро, будто торопилась всё рассказать, - Ты знаешь, что он преследовал меня даже в Америке? Он каким-то образом знал, где я нахожусь, Сэм. Он чокнутый! - Элли осеклась. Она сказала лишнего, это не то, что ей может помочь.

    Чёрт, это вообще никак не поможет!

    Когда Элли перекинула волосы на одну сторону и провела рукой по шее, Бойл дернулся было, чтобы встать и подойти, но усидел на месте.
    Нет, так никуда не годится. — Сэм выслушал, все что сказала Элли и понял только, что дело плохо.
    Она оглянулась. Конечно, в комнате для допросов есть камера. Она сделала глубокий вдох.
    - Я, кажется, кричала ему, что хочу придушить, да. Но это было… как отзеркаливание, понимаешь? Он душил меня, а потом я под эмоциями хотела проделать с ним то же самое.

    Элли опустила голову, запуская пальцы в волосы и чуть сжала их в кулаках. Злость на ситуацию, злость на себя, усталость и головная боль давили на неё. Она не знала, верит ли ей Бойл.

    Он постучал пальцами по столу, монотонно отбивая медленный ритм.
    Ты была на фестивале. Как ты там оказалась? Где вы пересеклись с Дэвисом, и что он тебе тогда говорил? Что делал? А главное, в какое время это случилось? — Он смотрел на Элли и добавил — Ответь на каждый вопрос.

    Элли нервно взглянула на пальцы Сэма. Любой звук её сейчас раздражал.
    На фестиваль приехала с подругой. С Кристен. Мы прилетели из Лос-Анджелеса буквально два дня назад, я забежала домой, — она быстро взглянула в его лицо, когда вспомнила про ключи в ящике, но сразу вернула взгляд на стучащие по столу его пальцы, — а потом мы отправились на фестиваль. Там я много выпивала и развлекалась, ничего необычного. Только ночью в толпе меня кто-то схватил и потащил к выходу. Уже у палаток я поняла, что это был Дэвис. Я.. перепугалась, Сэм. Там, он схватил меня за горло, чтобы лишить меня возможности сопротивляться, — Элли вкратце рассказала, что между ними была потасовка и как их заметили парни, которые слышали, как Элли угрожала Дэвису, — пока он держал меня, он говорил, что хочет мне что-то показать в своей палатке, пытался отвести меня туда. — Гилл не спешила рассказывать о том, что это она оцарапала его лицо. Ей было страшно.
    Она несколько раз моргнула и снова посмотрела на пальцы Бойла.
    Но я не убивала, Сэм, — Элли шлепнула ладонью по столу и подалась вперед к Сэму, наклонилась над столом так, что кончики перекинутых на одну сторону волос скользнули по столешнице, буквально впилась в его глаза взглядом, будто могла силой мысли внушить ему, что она не была убийцей.

    Сэм кивал скорее своим мыслям, а не словам Элли.
    Да-да... знаю, ты бы ни за что потом не вернулась в за ним в его палатку, чтобы хладнокровно убить. — Его лицо смягчилось, — Какой же он все таки был говнюк...
    Сэм опустил взгляд на лист бумаги и принялся писать, формируя связный рассказ со слов Элли.
    И ты оцарапала ему лицо, когда у вас была стычка? — Сэм спросил это мимоходом не отрывая глаз от бумаги.

    Спокойный тон Сэма успокаивает Элли и она немного расслабляется.
    - Да, я оцарапала его лицо, когда защищалась. Я не сказала этого сразу… - она замялась и потупила взгляд на свои руки, которые теперь держала теперь на своих коленях, - В общем, я не сразу об этом вспомнила. Я много пила и до и после встречи с Дэвисом.
    Элли покраснела. В том состоянии, в котором она вернулась в палатку, она даже раздеться самостоятельно не смогла, а уж убить…
    - Я не уверена, что хочу продолжать. Мне нужен адвокат, - она облокотилась на стол, - не пиши это, - она перешла на шепот, - мне кажется, я себя загоняю. Потасовка, царапина, свидетели, все против меня.

    Сэм остановил запись и отложил бумагу.
    Ты права. Тебе нужен адвокат, но и он будет тебя спрашивать о том, что произошло. Суть расследования — отделить вещи, которые напрямую относятся к убийству, от косвенных. И установить последовательность событий. Чем больше будет правдивых фактов и их подтверждения, тем крепче будет стоять защита.
    Мужчина пожал плечами и поднял кверху ладони, — Я не могу заставить тебя рассказывать дальше. Я только могу сделать некоторые предположения. Его убили очень личным способом. Это произошло в его палатке, сомневаюсь, что он бы позвал туда мужчину... Он следил за тобой, а ты была... в Лос-Анджелесе? Ого. — Сэм неожиданно улыбнулся, а потом разом улыбка поникла, — я думал, ты не вернешься. В общем, его убил тот, кто его явно ненавидел... И как минимум, если это не я и не ты, то есть еще кто-то…

    Сердце ухнуло куда-то в пятки. Слова Сэма звучали так, будто он ей верил. Ведь правда, верил? Она хотела еще поговорить и не могла не заметить его реакции на то, что она была в ЛА. Но в этот момент дверь в комнату открылась. Кто бы мог подумать, явилась Оливия. Элли чуть опять не зарычала от недовольства.

    Она всё ещё здесь? До сих пор работает с ним?

    Оливия как всегда держалась строго. Но в её взгляде на Сэма было что-то, что укололо Элли. Хотя, не должно было, ведь… они друг другу…лишь бывшие любовники. Оливия тоже переживает за него?
    То, что произошло дальше, Элли никак не ожидала.

    Пришли за Сэмом?

    - Что происходит? - Элли хмурилась и смотрела, как Сэм выходит из комнаты, - что значит, они пришли за ним?

    Элли встала с места, но Оливия вытянула руку вперед.

    - Мисс Гилл, не стоит. К вам придет другой сотрудник. Сядьте.

    Элли послушно села и сложила сначала руки на стол, а потом положила голову сверху. Она услышала, как дверь закрылась и стало совсем тихо. Только теперь эта тишина не была для неё радостью, а наоборот - давила. Без Сэма сразу стало пусто. И будто земля из-под ног уходила.
    Что значит “мы не можем вести это дело”? Куда забрали Сэма? Почему она до сих пор здесь и где Кристен?
    Через какое-то время дверь в комнату отворилась и вошел мужчина в форме.
    - Здравствуйте, мисс Гилл. Я инспектор Адам Мэйсон. Вы готовы дать показания?
    Элли подняла голову и устало посмотрела на копа.

    Опять инспектор. А чего не сам комиссар?

    - Я буду говорить только в присутствии адвоката.
    - Что ж, - полицейский достал какую-то бумажку и протянул Элли, - тогда подпишите это. Мой коллега вам рассказал о ваших правах? - он будто бы знал, что Элли будет просить адвоката и не настаивал.
    - Я знаю свои права. Что это? - Элли взяла листок и пробежалась по нему глазами.
    - Это так называемый обвинительный лист. Здесь указано то, в чем вы обвиняетесь и разъяснены ваши права. Ваша подруга дала показания, что вы были вместе всю ночь, но это немного разнится с показаниями других. Плюс ко всему, мы ждем результаты анализа. Вы будете задержаны сроком на 24 часа в камере временного задержания здесь, этажом ниже. Если хотите кому-то позвонить в том числе и адвокату - пожалуйста, у дежурного есть телефон, которым можно воспользоваться, - полицейский говорил быстро и таким тоном, будто ему было очень скучно.
    - Я не знаю наизусть номера телефона своего адвоката. У меня вся информация в моем телефоне. Скажите, кто-нибудь передавал мои личные вещи? Кристен, например?
    - Насколько мне известно, никого, кроме вас в участке еще не было с того фестиваля.

    Прекрасно!

    - Тогда мне нужен адвокат, которого может предоставить полиция, - сказала Элли, подписав лист с обвинением и указав, что с обвинением не согласна.
    - Хорошо, как только он появится здесь, вас пригласят, - инспектор недовольно посмотрел на подпись, а затем на Элли.

    - Можете уводить, - инспектор сказал кому-то в дверях и сам вышел, коротко кивнув Элли головой.
    Элли шла по коридору за инспектором и полицейским, который должен был проводить её в камеру.

    О, да, давно не бывала в камере…

    - Инспектор Мэйсон, сэр! - инспектор остановился, а Элли и сопровождающий прошагали дальше, - этого человека нет в базе, её просто нет… - Элли не придала этому значения, погрузившись в свои мысли.

    Спустившись по лестнице на этаж ниже, Элли оказалась в помещении с несколькими камерами. Примечательно оказалось то, что камеры были пустыми.
    - О, да у вас плохие времена, - она с ухмылкой посмотрела на копа.
    - Проходи, - коп открыл дверцу и кивнул головой внутрь.

    Замок неприятно лязгнул, когда коп повернул ключ, отчего Гилл поморщилась. Затем он ушел и что-то сказал сидевшему за высокой стойкой полицейскому. Тот выглянул и посмотрел на Элли, которая прижалась к холодным металлическим прутьям лбом.

    Ага, и тебе привет.

    Она вздохнула и прошла к койке, на которой лежал один только матрас. Элли легла и накрыла предплечьем глаза, чтобы заслониться от мерзкого света от лампочки на потолке в коридоре.
    Ей было интересно, что значит, что показания Кристен разнятся с показаниями других? Вариант на ум приходил только один - Кристен кто-то видел ночью без Элли. Значит, алиби у неё шаткое. Гилл закусила губу, чтобы не завыть.

    Скорее бы пришел адвокат.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Murder on the open air