Sounds of London

Безмятежным, говорю я, и думаю с легкой иронией, что ни один день с тобой таким не был и близко, едва ли час среди всего нашего времени можно таким назвать хотя бы приблизительно. Безмятежность мне представляется центром шторма, просветом среди туч, островом в бушующем море, чем-то настолько иллюзорным, насколько заезженным сам образ. Безмятежным, первое что приходит мне на ум, когда ты спрашиваешь о желаниях, потому что это снова что-то недостижимое и недоступное, как обычно с моими желаниями и бывает.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » For I have sinned


    For I have sinned

    Сообщений 1 страница 9 из 9

    1


    FOR I HAVE SINNED
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/pnX9BYk.gif https://i.imgur.com/g3GSqtw.gif

    Винсент Гвидиче, Сэймур Мерфи
    Лондон, 15 июля 2022

    иногда последняя воля одного человека становится последним, что хотят делать другие люди.

    +1

    2

    Солнце клонилось к закату, но в Лондоне сложно было уследить за его движением по небу - слишком уж часто оно скрывалось за свинцово-черными тучами или облачной дымкой. Слишком часто в городе лил дождь, не имеющий ничего общего с приятными летними итальянскими ливнями, которые не длились дольше пятнадцати минут, а после себя обычно оставляли приятную свежесть, а не ощущение безысходности и ущербности.

    Винсенте не любил Лондон. Наверное, изначально он не любил его в противовес отцу, который обожал этот город и не желал уезжать из него даже на короткое время, чтобы проведать родных, предпочитая, чтобы ездили к нему. После же у неприязни появилась вполне себе реальная подоплека и причины, которые Винсенте не стеснялся озвучивать даже в кругу своих английских приятелей. Он слишком привык к жизни в Италии, а потому приезд, пусть даже на короткое время, в Англию заставлял градус его настроения падать, словно переход от виски к слабоалкогольному коктейлю. Винсенте не любил мешать напитки, как и не любил мешать места пребывания. Однако не приехать он не мог. Из-за сестры по большей части, а также из-за дурацкого завещания, которое нужно было огласить в присутствии всех фигурантов. Ерунда какая-то. Отец всегда славился любовью к специфическим выходкам, а потому не приходилось сомневаться в том, что и на этот раз он не упустил момента, чтобы уйти "красиво".

    Больше, чем шокировать семью и близких, отец люблю только свой бизнес и свои же мечты о "клане". Да, вот уж кто был фанатом гангстерских боевиков и поклонником Тарантино. Отец всегда грезил о том, что у них будет своя "семья", такая, какую показывают во всех его любимых фильмах. Он и его дети, полностью поддерживающие курс на дальнейшее развитие бизнеса, одобряющие его методы, а также поддерживающие друг друга в любой ситуации. Только вот отец поставил не на того сына. Он так отчаянно пытался заставить Винсенте считать себя преемником, что только больше отвратил его от того, чем занималась семья. Жаль, что отец слишком поздно это понял, когда верный заглядывающий ему в рот Чезаро уже получал совсем другое образование. Вот так бывает.

    Винсенте безбожно опаздывал и совсем не испытывал по этому поводу никаких угрызений совести. Он не слишком-то и спешил, остановив такси за несколько кварталов до родного особняка, получив возможность прогуляться. Впрочем, прогулка ему быстро наскучила и теперь парень даже жалел, что придется еще неизвестно сколько тащиться по унылым улочкам мрачного города. Хорошо еще, что дождь не начал накрапывать, иначе это вообще было бы фиаско.

    Наверное, некрасиво заставлять ждать многочисленную семью, собравшуюся ради оглашения последней воли почившего родителя, но Винсенте было откровенно плевать. Пусть подождут, если решили вытащить его из дома и заставили притащиться черти куда. Сестра по телефону сказала, что будет и Сэймур тоже. Подумать только - отец настолько обожал этого ирландца, что даже какой-то кусок своего состояния ему завещал. Небось еще и приличный. И даже часть бизнеса. Хотя вот про "часть бизнеса" Винсенте был совсем не против, пусть хоть все забирает и подавится. Это "семейное дело" сначала угробило брак его родителей, затем погубило его маму, а теперь добралось и до отца. Кто следующий? Винсенте вот, например, совсем не хотелось оказаться или в тюрьме, или на дне Темзы. Он не слишком-то верил в тот факт, что отец погиб из-за какой-то случайности. Все точно было подстроено. Неужели такой жизни он хотел своим детям? Если да, то Винсенте вообще не желает в этом участвовать. Пусть сами ебутся со своими проблемами сколько захотят. Особенно Сэймур.

    Дом, казалось, ничуть не изменился с тех самых пор, как Винсенте покинул его. Какое-то неприятно-ностальгическое чувство зашевелилось где-то внутри, но он пресек его, как пресекал любые порывы позвонить отцу и попытаться с ним помириться. Если уж рвать отношения с семьей, то делать это бесповоротно.

    Внутрь Винсенте впустил дворецкий, вежливо склонивший голову и на чистейшем итальянском пригласив пройти в дом. Кто бы сомневался, что отец наймет кого-то вроде этого парня. Видно было, что дворецкий искал глазами его дорожную сумку с вещами, но парень предусмотрительно оставил ее в отеле. Оставаться в этом доме на ночь он тоже не был намерен.

    А вот зал для совещаний претерпел значительные изменения. Интересно, кто был инициатором придать комнате более современный вид? Отец восхищался классическим английским стилем, а потому было удивительно, что он дал добро на подобную "модернизацию". За длинным столом собрались все его многочисленные родственники - похожие друг на друга, словно две капли воды. Все же сложно вытравить из Гвидиче их породу. Черные наряды и скорбные выражения лиц. Интересно, они действительно испытывают печаль или это лишь маски?

    Только лицо Орландо озарила легкая улыбка, когда он встретился глазами с Винсенте. Тот улыбнулся ему в ответ, потому что младший брат всегда поддерживал его, даже когда Винс спорил с отцом. Чезаре демонстративно скривился и уставился на юриста, который, видимо, терпеливо дожидался пока все соберутся. Так типично для его братца. Забавно, но они с Чезаре отличались больше всего, не смотря на то, что были близнецами. Один - затянутый в строгий черный костюм, коротко стриженный, с неприятной, но аккуратной бородкой. И другой - в неприлично узких джинсах и футболке, гладко выбритый, с серьгами в ушах, кольцами и подведенными глазами. Сложно, наверное, найти более разных близнецов.

    - Винсенте. Рад тебе видеть, хоть и в такой смутный час. - Юрист отца был уже стар, но, насколько Винс был в курсе, дела вел очень скрупулёзно. - Присаживайся, и мы начнем.

    Винсенте поймал взгляд Сэймура и сам отвернулся первым, занимая место подальше от всех на самом краю стола. Да начнется цирк.

    Отредактировано Vincent Giudice (15 Сен 2022 20:56:47)

    +1

    3

    Вряд ли хоть кто-то из присутствующих ощущал утрату так сильно, как Сэймур. Разумеется, всем казалось, что этот взрослый, уверенный в себе мужчина ничего не чувствовал, но внутри все разрывалось. Его партнёр и друг погиб у него на руках, и несмотря на то, что они долгое время искали общий язык, он и правда был правой рукой опасного человека. А сейчас было ощущение, что эту руку просто отрубили. Более того,  Сэймур дал не просто обещание, а клятву, и должен был заботиться не только о его детях, но и об их общем детище... И это детище.. о да, ему не нужно было знать завещание, чтобы понимать, кому оно достанется. Он тоже поклялся...
    И именно ему пришлось заниматься организацией похорон, потому что у всей этой толпы детей больше никого не было.
    Конечно, была дальняя родня, но ведь они - Гвидиче, они сильные, им никто не нужен. Особенно в Англии.  Кроме Сэймура.
    Тяжелее всех было младшей из детей, она буквально не отлипала от Сэймура, в то время как он надеялся, что старший из сыновей не приедет, это было вполне в его духе. Надежда отца, наследник дела, строптивец... Впрочем, именно Сэймур  когда-то и повлиял на то, чтобы Винсенте получил достойное образование. И был подальше от отца. Да, Мерфи был эгоистом, но это было важнее чем образ"дядюшки Сэя".  И сейчас он сидел за большим столом и бессовестно курил, хотя ему было плевать, что кому-то из присутствующих это может не нравиться. Анджело требовал, чтобы завещание было оглашено лишь в присутствии всех, кто в нем упомянут, а значит, все дети должны были собраться здесь, включая главную паршивую овцу.
    Сэймур знал, что тот опоздает, иначе и быть не могло. Хотя терпение заканчивалось. И хоть эта встреча и была по грустной причине, Мерфи хотел бы ее избежать, учитывая истинные причины, по которым он так избегал годами этого парня. Но все было тщетно. Восемь долгих лет сделали его разительно отличающимся от братьев, совершенно другим, не похожим и на себя, но. Ох, это "но". Восемь лет коту под хвост.
    Сэймур со злостью закурил пятую сигарету и встал, подходя к окну. Облаченный в черный костюм, сидящий по фигуре, он был похож на дьявола, сошедшего с модной обложки, но готового купить душу любого присутствующего здесь  человека. Семье нужно было время, чтобы воссоединиться, раз уж Винсенте не соизволил прибыть на похороны. Ему было плевать на все, он просто хотел получить деньги, и свалить из семейного особняка. Но вряд ли Анджело был столь недальновидным. Он любил своих детей, но не мог заставить их быть похожими на себя.
    - Мистер Мерфи, присядете? - уточнил мужчина, возглавлявший всю эту бездвижную процессию, и Сэй и правда вернулся за стол, игнорируя старшего из детей почившего партнёра. Его взгляд не остался незамеченным. Их незримая вражда и неприязнь витала в воздухе, но это не имело значения. Они здесь ради Анджело.
    Он слушал долгую и заунывную речь адвоката о том, каким чудесным человеком был Анджело. Они и так это знали, но собрались тут не ради этого, похороны уже были в прошлом, где было сказано много искренних вещей. Словом, Сэймур одарил мужчину таким взглядом, что тот резко замолчал и принялся зачитывать завещание. Все его дети получали на счёт определенную сумму, очень скромную, по подсчётам Мерфи. Лишь Карла не могла пользоваться этой суммой без согласия поверенного, а точнее, опекуна, которым назначался Сэймур. После этой новости у мужчины брови полезли вверх, поскольку при четверке совершеннолетних братьев назначить его - было странным решением. Впрочем, оно было не таким странным, как могло показаться, ведь дальше все было ещё интереснее.
    Временным управляющим бизнесом, в который были вложены все деньги, назначался Винсенте, но он смог бы получить восемьдесят процентов от дела лишь при условии, что лично в течение года будет заниматься складом. Однако и тут были условия. Сэймур должен был помогать ему в течение этого года, и тогда бы он получил ещё десять процентов дела. По две подписи на каждом документе. Мерфи, осознающий весь масштаб стоимости бизнеса, понимал, что деньги были немалые. Но помогать Винсенте? А как же остальные дети? В случае, если Винсенте получит через год свою долю, он будет в праве распорядиться ею внутри семьи, в том числе продать, но если они с Сэймуром не вытерпят друг друга год, то дело должно быть продано на торгах. Он точно знал, что Мерфи не позволит этого сделать, и если нужно, насильно заставит Винсенте работать...
    Словом, это был ад на земле.
    - До встречи через год, господа, - закончил мужчина, и неспешно, старческой походкой направился к выходу. Мерфи даже зажмурился. Зачем он так со своим верным псом? Зачем ударил по больному? Осознавал ли? Он был мудрым, но если бы догадался, в чем причина искреннего неприятия Винсенте Сэймуром, то сам бы закопал ирландца. Мерфи же снова встал и подошёл к шкафу, доставая оттуда бутылочку ирландского виски, наливая себе полный бокал. - Ну что ж, Винсенте, добро пожаловать в Лондон, - с усмешкой произнес он, догадываясь, что скорее всего  сейчас в него что-то полетит. -Оставите нас ненадолго? -Он явно обращался ко всем остальным, даже не поворачиваясь к ним. Для него они были детьми, за которыми теперь ему придется следить. Но может у кого-то хотя бы хватит ума, и они отсудят опекунство над девочкой? Хотя она явно не выглядела расстроенной. Сэймур хорошо знал женщин, а потому понимал, что она смотрит на него слишком по-взрослому. Неправильно. Хотя не ему судить.
    И лишь когда молодые люди покинули кабинет, он налил второй бокал и поставил его перед Винсенте, смерив его своим надменным взглядом. - Завещание твоего отца не доставило мне радости, но что-то мне подсказывает, что ради твоей семьи нам придется сотрудничать.

    Отредактировано Seymour Murphy (17 Сен 2022 06:54:43)

    +1

    4

    Все же Винсенте с некоторым интересом изучал всех своих родственников, с которыми не виделся довольно долго. Телефонные звонки не в счет, потому что по ним сложно определить, что же происходит вокруг, как меняется поведение людей, как они относятся друг к другу и к ситуации. Ему было на самом деле не то чтобы слишком интересно, но в то же время мелкие детали бросались в глаза. Такие мелкие, которые вряд ли бы всерьез были отмечены присутствующими.

    Например, Чезаре то и дело бросал на него раздраженные взгляды, будто бы решил, что Винсенте специально приехал, чтобы отобрать у него кусок состояния отца, на которое тот буквально дрочил. Да, Чезаре всегда был тщеславным и жадным мудаком. Даже удивительно, что они внешне были так похожи. Когда-то были похожи. Теперь Чезаре будто бы заматерел, а Винсенте... ну, кто-то считал, что он стал более женственным, на самом деле парню было плевать.

    Вот Манфредо поглядывает на Чезаре с такими благоговением, что сводит скулы. Буквально заглядывает ему в рот и виляет хвостом, выражая полную преданность. Аж тошнит. Он всегда крайне слабохарактерным и старался держаться того, кто, по его мнению, сильнее и сможет предоставить теплое местечко. Что же, если Манфредо считает, что это именно Чезаре, то Винсенте даже не будет никак его разубеждать. Туда ему и дорога. Жалкое зрелище.

    Орландо же наоборот - смотрит с тревогой и то и дело ерзает на месте. Винсенте предполагает, что ему хочется пересесть ближе к нему, но брат не решается. Пожалуй, он и сестра - вот два человека, за которых Винс готов держаться в этой семье. Больше ему никто не нужен для того, чтобы чувствовать себя настоящим Гвидиче.

    Карла не смотрит ни на него, ни на братьев. Сначала Винсенте кажется, что она убита горем и полностью раздавлена, тяжело переживая смерть отца, для которого она была действительно светом в окне. Однако ему все же удается заметить, как она смотрит на человека, присутствие которого тут Винсу кажется полнейшим бредом и ужасной несправедливостью. Складывается ощущение, что Карла ждет чего-то от правой руки отца. Но чего? Утешения? Что этот мужчина с вечно каменным лицом может сказать или сделать, чтобы успокоить юную девушку? Загадка.

    Все действо невыносимо затягивается. Настолько, что Винсу хочется только зевнуть и незаметно выскользнуть из кабинета. Ну или хлопнуть дверью, заявив, чтобы его позвали, когда начнется действительно самое интересное. То самое "интересное" началось лишь после красноречивого взгляда Сэймура, после которого поверенного будто подменили и в ход пошло действительно завещание. Первую часть Винсенте чуть не пропустил, когда подался вперед в попытке понять, насколько же крепкой стала позиция недоирландца в их доме? Конечно, когда он уезжал, Сэймур уже долго находился рядом с его отцом, но сейчас, когда того не стало... Неужто выскочка возомнил себя главным.

    Завещание быстро вернуло Винсенте на землю, заставив вспомнить, что отец не только маниакально любил свою семью, но еще и был одержимым идеей создания собственного клана. Настолько, что готов был пойти на это даже при условии того, что его дети будут страдать. О, он прекрасно знал, что уж Винсенте точно страдать будет. Бред какой-то.

    Все расходились в молчании. И снова по указке Сэймура. Удивительное дело, как всякие сорняки пускают корни в земле, которая возделывалась годами в самом лучшем виде. Кто-то эти сорняки вырывает сразу, а кто-то, как его отец, холит и лелеет! На издевательское приветствие Винсенте никак не ответил, лишь неопределенно взмахнул руками и откинулся на спинку стула, закидывая ногу на ногу. Ноги у него были длинные и стройные, как раз хорошо смотрящиеся в обтягивающих штанах, а не в классических брюках от костюма.

    — "Ради семьи"! Как пафосно. Ты всегда тяготел к излишнему пафосу или нахватался у моего отца? — Винсенте не стал отказываться от виски, пусть оно было хоть трижды ирландским, и достал из кармана пачку сигарет, естественно, не спрашивая разрешения Сэймура, чтобы закурить. Дым тонкой струйкой поднимался к потолку, пока Винс насмешливо рассматривал собеседника. Странное дело, но тот совсем не изменился за то время, что они не виделись. Вот ни капли. Или это Винсенте так плохо запомнил вечную отцовскую тень. — Всегда можно нанять лучших адвокатов и оспорить завещание. Начать стоит с опеки Карлы. Не хочу, чтобы такой тип, как ты, отвечал за нее. А дальше... Вполне можно обнаружить какие-то лазейки и привести все в более-менее божеский вид.

    Винсенте сделал очередную затяжку и "запил" дым глотком виски, которое приятно обожгло горло и заставило его прикрыть глаза, облизывая губы. Он прекрасно знал, что подобное "разбирательство" с завещанием не только имеет шанс на успех, но, вне зависимости от результатов, окажет непоправимый вред не только бизнесу, но и репутации семьи, над которой отец так трясяя. И Винсенте было плевать.

    +1

    5

    - Ради «твоей» семьи, - поставил жирую точку в предложении Сэймур, полоская зубы в виски. Так он быстрее принимал на себя градус, предпочитая сейчас быть в легкой полутьме и не видеть каких-то очевидных вещей. А точнее одной, которая сидела напротив него. Винсенте курил отвратительные по запаху сигареты, сам ирландец такое не любил, как и в общем-то всех итальянцев, самым ярким представителем которых был именно Гвидиче старший. Да-да, теперь именно он возглавлял семью.
    - И если у тебя хватит силёнок разобраться со своей сестрой, то я буду даже рад, более того, готов даже проспонсировать сие мероприятие, чтобы опеку над ней получил хоть кто-то из семьи. И уж точно не я, потому что вытирать девчачьи сопли - не мое дело. При всем уважении к твоей семье, - произнес он достаточно спокойно. Да, он не любил итальянцев, а еще он не любил детей, но это не отменяло того, что он был верным псом для Анджело, а под конец еще считал себя его другом. Что же до всего остального… Твой отец был редкостной сволочью, но юристы у него были отменные, и что-то мне подсказывает, что они прописали все так, что и комар носа не подточит. Но попробуй. Пожалуй, ты сейчас единственный, в чьих интересах побороться за интересы своей собственной семьи, потому что иначе ты оставишь братьев и сестру без наследства. Те жалкие гроши, что Анджело вам оставил, вряд ли хватит на то, чтобы хоть год более-менее прожить, про нормальных адвокатов я и вовсе умолчу. И более того, как ты понимаешь, у меня нет особенного резона бороться с вами в этом вопросе. Я не претендую на вашу часть, но мне уж точно не хотелось бы, чтобы дело пошло по миру. И в этом вопросе я даже буду готов скорее потерпеть тебя в течение года, чем смотреть, как ты все развалишь, потому что при твоем бездействии все встанет к чёртовой матери, а ты не подозреваешь, что именно происходит здесь. И за что убили твоего отца, - он говорил последнюю фразу, внимательно всматриваясь в молодого человека.
    Он очень сильно изменился. Настолько, что Сэймур осознавал, что контролировать себя будет в разы сложнее. Он стал старше, на чертовы восемь лет, и все его черты что-то вызывали внутри неприятное, шевелящееся, недоброе… Он шумно выдохнул и посмотрел на него еще раз. Уже откровенно рассматривая. Черные, как сама бездна, глаза, подведенные таким же черным карандашом. Длинные волосы, идеальная выбритость и невероятно мужественный подбородок. Когда он видел его в последний раз, он был еще юнцом, а теперь был похож на вполне себе сформировавшегося мужчину, самца, хоть и с интересным «оперением». Или может сейчас так было модно, но хуже всего было то, что каждая, мать его, черта, была по душе Сэймуру. Восемь лет он убеждал себя, что все было ошибкой и что нет и не могло быть никакого влечения. Что все его мысли об этом мальчике были болезненными и неправильными, а что по итогу? Он смотрел сейчас на него и понимал, что все становится только хуже. Он не просто смотрит на него, он им любуется. Сэю стало противно от самого себя, но мужчина быстро прервал себя на самоуничтожающих мыслях. Винсенте был совершеннолетним, и еще не понятно, какой ориентации, так что никакой закон он больше не нарушит, лишь закон собственной совести. Впрочем, же перед покойным другом ему не в чем было раскаиваться, ведь «забота о семье» могла проявляться по-разному – Ты планируешь остаться в Лондоне? С точки зрения безопасности тебе было бы лучше остаться в этом доме, здесь я хотя бы смогу обеспечить тебе базовую защиту и обучение делу, если оно тебе, конечно, интересно. Любое из, - сделал ударение Сэй, давая понять молодому человеку, что вопросов может быть куда больше к бизнесу, который оказывается в его руках, чем может показаться на первый взгляд.

    +1

    6

    Ну разумеется. Винсенте просто ни на мгновение не сомневался в том, что Сэймур будет придерживаться именно такой риторики. "Все ради семьи" — это просто слоган для их фамилии, не иначе, который вдалбливали в голову в том числе и очень приближенным людям. Настолько приближенным, что они считались, фактически, одной ногой в кругу семьи. Или даже двумя, если речь шла о ком-то вроде Сэймура. Винсенте прекрасно помнил, как обиделся на отца, когда тот решил отослать его вместе с матерью на родину, апеллируя какими-то действительно тупыми причинами. Он не мог тогда понять, что же именно сделал неправильно. Что заставило отца прогнать его, но оставить рядом человека, который не имел с ним не то чтобы общей крови, но чье присутствие даже изначально противоречило стремлению Гвидиче-страшего окружить себя исключительно семьей? Винсенте не понимал этого тогда, не понимал и сейчас, но только сейчас ему было глубоко плевать и на отца, и на Сэймура, который считал, что является важной частью их семьи. Она уже давно была больше его, Сэймура, чем Винсенте.

    — Ну как же. Отец ведь так отчаянно нуждался в тебе, что доверил самое драгоценное — свою дочь. Уверен, что он очень расстроился бы, узнав, что ты так легко отказываешься от великой чести быть ее опекуном. — На самом деле Винсенте понимал, почему выбор отца пал на своего верного пса. Карла была довольно строптивой и, как он знал, уже в таком возрасте показывала свой характер, который достался ей от кого-то по материнской линии. Ну и еще один пункт в копилку тех, что доказывают, что отец больше доверял Сэймуру, чем собственным детям. Забавно, правда?

    У Винсенте не было сейчас ни малейшего желания беседовать. Тем более, с ирландцем. Тем более, о наследстве. Вообще он планировал выдернуть кого-то из семейных адвокатов (желательно, итальянских) и полностью перепоручить им это дело. Рядом с матерью, где он вырос, было достаточно верных ей людей, которые из шкуры вон будут лезть, лишь бы перекрыть кислород тем, кто по их мнению, было виновен в скоропостижной кончиной любимой хозяйки.

    — Что-что? Оставлю их без наследства? Ну, возможно, пора представителям семьи Гвидиче начинать самостоятельно заботиться о том, чтобы обеспечить себе достойное будущее, как считаешь? Долже признать, что даже не догадывался о том, что у отца настолько хорошее чувство юмора — подложить Чезаре такую свинью... Нужно быть просто гением. — Винсенте щурится и рассматривает собеседника сквозь свой стакан с виски. Черты лица Сэймура причудливо искажаются, но все равно остаются такими, будто их высекли из единого куска белого мрамора. Четкие линии, тонкие губы, породистое лицо. Словно специально выведенная порода гончих псов, призванных служить только одному хозяину и готовых перегрызть горло кому угодно даже после его смерти. Только вот действительно ли Сэймур был таким, каким считал его отец? Винсенте не знал подробности аварии, в которую попал Гвидиче старший, но был в курсе, что его верный друг был с ним. Как же так вышло, что на Сэймуре сейчас ни единой царапины? Удивительное чудо автокатастрофы или продуманный несчастный случай, который и должен был забрать жизни всего одного конкретного человека?

    — С чего такое внимание ко мне и к моей безопасности? Вдруг решил, что я смогу удержать на плаву отцовский бизнес? Или по-твоему я не имею ни малейшего понятия на счет того, кто настоял на том, чтобы я уехал с матерью тогда? — Он смеется заразительно и легко, словно бы сейчас они обсуждают погоду и природу, а не серьезные вещи. — Я снял номер в отеле. Нет никакого желания находиться здесь. Кажется, тут многое изменилось, но в то же время атмосфера такая же унылая.

    +1

    7

    Ох, Винсенте очень ошибался относительно того, что дочь для Анджело была самым дорогим. Да, он любил и ее, и остальных детей, но суть была в том, что идеальный мир Гвидиче был в какой-то несуществующей «семье», близкой к мафиозному понятию. Он мечтал о людях, готовых отдать за него жизнь, и увы, его дети такими не являлись. Более того, мужчина был уверен, что почти каждый из них поставил бы отцу подножку, чтобы получить важную для себя вещь. Деньги, уважение, любовь семьи… Хотя нет, эти детки точно искали только деньги, остальные вещи для них казались бессмысленными и совершенно не нужными. На что они будут покупать себе лимузины, травку и алкоголь? Дорогие платья, бриллианты, лучшие стилисты, которые оденут тебя как оборванца, но придется платить за это огромные деньги…
    - Опекать ребенка – один вопрос. Опекать молодую девушку -  совсем другой, и мне такие проблемы были не нужны ни при жизни твоего отца, ни после его смерти, - он спокойно произнес это и пожал плечами. Он курил дорогие сигареты и пил любимый виски, так что вполне мог спокойно рассуждать о том, что ждет его впереди Начинать стоило и правда с самого плохого, с девушки, которая видела в Сэймуре не друга отца, а мужчину из разряда «папочки», который не просто будет беречь ее ото всего плохого, но и этому плохому научит. И обеспечит удовлетворение всех ее желаний, разумеется. Вот только он совершенно не хотел этого, она была не в его вкусе в отличие от ее брата. И потом, она была слишком молода, а Сэймур был не педофилом…
    Все это было омерзительно для него, но он был готов поклясться, что если Карла окажется в одном крыле с ним на достаточно долгий срок, то она достаточно быстро переберется в его спальню, и там уже в общем-то не всегда хватит сил на сопротивление. Поэтому серьезную проблему всегда лучше предупредить, чем потом разгребать последствия.  К тому же пусть что-то из братьев хоть капельку ощутит себя взрослым и понесет ответственность не только за свой зад, но и за чей-то еще.
    - Не стоит тешить себя какими-то особенными надеждами, мой милый друг.   Твоя безопасность – единственное, что должно меня волновать поскольку мертвый ты вряд ли сможешь выполнить волю отца, - его губы скривились в достаточно противной улыбке. Подумать только, этот сопляк сейчас начнёт пытаться бодаться с Сэймуром за право показать, кто из них двоих круче.. Мда уж, интересная история намечается. И потом, очевидно же, что у его нет опыта не только в управлении каким-то бизнесом, пусть и хотя бы какой-о муравьиной фермой, но и в жизни как таковой. Сэй точно знал, чего хочет от жизни, он всю жизнь мечтал об этом деле, он переступал через себя и собственные желания, чтобы получить то, что ему нужно, пусть и дорога иногда была слишком извилистой и сложной. Но он был здесь, в  вершине своей пищевой цепочки, и не собирался сдаваться или прогибаться под кого-то. Он был слишком крупной рыбой, чтобы довольствоваться своими десятью процентами и потерять весь хорошо налаженный бизнес. Несомненно, Анджело был проводником, спонсором и идейным вдохновителем дела, но последние годы руками был именно Мерфи. И никто бы с  этим не поспорил.
    Как и с тем, что эти руки были по самые локти в крови, и никакой костюм бы этого не спрятал, как и попытка делать вид,  что он чувствует себя счастливым после такого оглашения завещания. – Поверь, я не получу ни малейшего удовольствия от того, что мне придется посвящать тебя во все прелести происходящих здесь дел, и уж точно мне не станет легче от того, что придется контролировать каждый твой шаг и бегать за тобой, чтобы ты подписал ту или иную бумажку. Твой отец подложил свинью нам обоим. И я бы предпочел не проверять, какие последствия будут от того, что мы с тобой будем в контрах, для нас обоих куда полезнее и приятнее будет заключить перемирие и научиться взаимососуществовать… - Он подошел совсем близко и наклонился к Винсенте, почти шепча ему на ухо.
    - Я и правда настоял на том, чтобы вы уехали, потому что так всем вам было лучше. Вдали от истинных дел отца. С возможностью жить свободно, а не под колпаком из контроля. Разве там было плохо?  А атмосфера здесь отличная. Виски, сигареты, тренажерный зал, отличная еда и огромная территория, чем-то напоминает знаменитый Скайфолл… Хотя ты же итальянец, куда тебе до английской классики, - он чуть усмехнулся. -  Так что, готов доказать отцу, что ты был его достойным сыном, или сбежишь, засунув голову в песок?

    +1

    8

    — Думаешь, я поверю, что ты сделал это исключительно из благородных побуждений? Да скорее вероятен тот вариант, что ты хотел разобщить семью, чтобы стать ближе к отцу. Ну, или, если учитывать, как ты стоял перед ним на задних лапках, словно ученая собачонка, могу предположить некоторое чувство ревности к матери. — Винсенте издевался. Ему на самом деле не были так уж важны мотивы Сэймура, пусть хоть тот будет насквозь пропитан благими намерениями. Что было, то уже давно прошло. Сейчас стоит жить дальше и, желательно, без надоедливого ирландца за спиной. Если отцу нравилось, что тот крутится рядом с ним, то Винсенте предпочитал шумные компании сверстников, а не этого придурка.

    Стоило уйти. Не прощаясь и хлопнув дверью так, чтобы это слышали все в доме. Винсенте нравилось уходить шумно и красиво, так, чтобы никто не сказал, что он сделал это не попрощавшись. Он допил виски несколькими большими глотками, с трудом заставляя себя не морщиться, и поднялся на ноги, отодвигая стул. Если Сэймур ожидал ответа здесь и сейчас, то точно промахнулся со своими прогнозами. Винсент, конечно, был скор на принятия решений, но в этом случае ему действительно нужна была консультация и советы от людей, которым он доверял. Сэймур точно не входил в их число и никогда не будет входить.

    — Я переночую в отеле, а завтра... может быть приеду. — Дверью он так и не хлопнул, хотя очень хотелось.

    Винсенте бесило вообще все. Вся эта дурацкая ситуация, которая завертелась вокруг трагического события, которое должно было бы сплотить семью, но разобщило еще больше. Теперь все члены "клана" будут смотреть друг на друга волком и больше всего достанется ему, Винсенте, хотя он фактически был знаком с отцом меньше всех, покинув дом еще в подростковом возрасте и ограничиваясь короткими встречами, когда тот вдруг решал навестить семью. Забавно, что так называемый "партнер по бизнесу" лучше знал его отца, чем он сам. Какой-то глупый парадокс, если учесть, что Анджело вдруг вспомнил, что у него был еще и старший сын. Довольно забавный способ вернуть его в семью, навязав то, чем парень совсем не хотел заниматься.

    Да, в кармане у него был тот самый диплом, которого не было ни у кого из его братьев. Да, диплом, который он, как ни странно, умудрился получить почти сам исключительно ради того, чтобы мама им гордилась. Только вот какой толк от диплома, если помимо него нужен еще и талант. Ну и желание заниматься этим делом, которое для Винсента совсем не было ни любимым, ни родным. Ему было все равно, откуда отец брал деньги, как, наверное, и всем в его семье. Может, Чезаре больше интересовал всей кухней грузоперевозок, но тогда было бы логичным поставить ему такие условия, оградив Винсенте от потери собственного времени в таких масштабах. Именно из-за этой выходки отца Винс всерьез подозревал, что все это было какой-то неудачной шуткой, вышедшей из-под контроля. Может, отец хотел попугать Чезаре таким завещанием, намекнув, что всем будет заправлять Винсенте, а затем просто переписать его? Это звучало довольно логично. Только вот покушение оказалось совершенно неожиданным.

    Расслабиться он смог только в отеле. Закурил прямо в номере, развалившись на огромной кровати и глядя в потолок. По пути ему все же удалось связаться с адвокатами матери и даже отправить им документы, которые любезно предоставил поверенный отца. Судя по мрачным голосам серьезных юристов, отец действительно предусмотрел если не все, то очень многое. На поиск лазеек может уйти целая вечность, так что адвокат крайне настойчиво порекомендовал все же хотя бы начать выполнять родительские условия, чтобы потом не делать это впопыхах, если вдруг что-то пойдет не так. Отсудить опеку — вот то единственное, что пока можно было сделать. Забавно, но это как раз не то чтобы сильно волновало Винсенте.

    Спал он просто отвратительно. Неизвестно, что послужило причиной — неприятный разговор накануне или просто смена обстановки, однако именно это внезапно и спасло Винсенте от участи собственного отца, потому что он услышал, как ночью кто-то вошел в номер. Шаги были тихими и осторожными, так что можно было даже не сомневаться в том, что это точно не горничная пришла проверить достаточно ли хорошо взбиты его подушки. Винсенте скатился с кровати как раз в тот момент, когда незнакомец склонился над ним. Естественно, лица парень не увидел, но зато успел швырнуть в незваного гостя лампу, заметив в его руке нечто напоминающее удавку. Тихая и быстрая смерть для неугодного наследника. Однако поднятый переполох не позволил убийце закончить начатое.

    Сэймуру Винсенте позвонил уже из холла отеля.

    +1

    9

    Ему безумно хотелось двинуть этому сосунку. Вот просто прописать пощёчину так, чтобы он раз и навсегда запомнил, на кого не смеет раскрывать свой рот и что-то говорить. Он тут, мать его, пытается как-то спасать его семью, тащить из болота того бегемота, который веками лежал в небытии.
    Он просто смотрел на него и убеждал себя, что он достаточно сдержанный человек, и что у него все хорош с самоконтролем, и что он не убьет парня прямо здесь… и да, злость к нему сейчас выходила на первый план по сравнению с другим чувствами и желаниями, которые невольно, но вернулись в его сознание вместе с возвращением старшего и Гвидиче в город и в страну. Да в его чертову жизнь тоже… Анджело подложил ему свинью адскго размеа в виде сыночка, с которым придется проводить слишком много  времени, если все сложится как планировал ео отец…  Хорошо, что Винсенте ушел, иначе после всего его слов Сэймур имел полное право просто его придушить…
    Дверью он не хлопнул, когда уходил а вот невидимый шарик внутри души Сэймура все-таки лопнул, и он устало пустился на стул и закрыл глаза. Сколько он был рядом с  Анджело, пятнадцать лет? Столько не работают даже на заводе в градообразующем предприятии при условии, что другой работы нет. Это почти половина жизни, в которой он варился. Он потерял не столько работодателя, сколько партнёра и друга, человека, которому был правой рукой. А что может рука без тела? Он пытался быть сильным и хладнокровным все эти дни, но сейчас ему стало больно. Ощутил, насколько он стал одинок, и насколько он устал от той ноши, что невольно, но лежала на его плечах все эти годы. Он был не просто верным псом, он был защитником, он был душой дела. А теперь у него е осталось смысла служения чему-то.  В доме стало слишком тихо…

    Впрочем, тишина не была такой долгой, как хотелось бы. Из ночного покоя его буквально вырвал звонок, и он не сразу понял, кто это может быть, поскольку номер был неизвестный.  И по идее нужно было бы просто скинуть и послать звонившего к черту, но что-то внутри заставило его принять вызов. Он сразу узнал этот голос и сел резко, прищурившись и концентрируя все внимание на происходящем в его комнате. Там было тихо, и никто не перемещался по ней, чего нельзя было сказать про номер Винсента. Он говорил сбивчиво, пару  фраз и вовсе ввернул по-итальянски,  но это не изменило сути его речи. – Выйди на ресепшн, сошлись на головную боль, найди одежду и не покидай поля зрений камер и сотрудников отеля. Используй лестницу, я скоро приеду, - произнёс он достаточно спокойно, хоть и звучало все, не как совет,  а как приказ. Что ж, сомнений, что парню и правда угрожает опасность, не было, вопрос был лишь в том, правда ли что кто-то пришел за Винсенте, или его воспалённое потерей отца сознание сейчас выдавало вот такие странные кренделя. В любом случае, даже не будучи опекуном, он нес за него ответственность.
    Сэй прибыл в отель уже минут через семь, водил он быстро и аккуратно. Винсенте стоял у ресепшена в белом халате и гостиничных тапочках, Сэймур прошел к нему, взял за предплечье и особенно без каких-то слов повел следом за собой. Или потащил? – Тихо, - предупредил он, доводя Винсенте до машины, открывая дверь и дожидаясь пока он сядет. – Жди меня здесь, - произнес он все тем же тоном, который требовал безоговорочного подчинения, после чего прошел в гостиницу, забрал ключи от номера Винсенте, и прошел внутрь. Он все достаточно быстро осмотрел, взял сумку, запихал туда вещи, не в его же шмотках ходить Винсу, пока Сэймур будет со всем разбираться, сделал пару фотографий и вернулся в машину. Сумка с вещами была брошена на заднее сиденье, а Сэймур сел рядом и взглянул на Винса уже чуть теплее, можно сказать, с заботой. – Ты в порядке? – решил поинтересоваться он прежде, чем машина двинулась со своего места. –Сейчас там никого нет, но кто-то и правда был. Я видел следы при входе. Дверь не вскрывали,  скорее всего сделали дубликат мастер-ключа горничной. Определенно, ты кому-то сильно мешаешь. И чтобы понять, кому, мне нужно время. И пока оно мне нужно, ты будешь жить в доме рядом со мной. И прежде, чем ты начнешь думать, сообщу тебе следующее, если бы твоя смерть была нужна мне, ты бы уже был мертв, возможно, еще до оглашения завещания.  Больше тебе пока знать не нужно. С оружием умеешь обращаться? – поинтересовался он, чуть склонив голову в его сторону, когда автомобиль подъезжал к особняку. Разумеется, нет, всему его придется учить Сэймуру. – Сегодня спать будешь в моей комнате, завтра выберешь любую другую спальню в моем крыле, и я обеспечу безопасность. Но сегодня лишь под моим надзором, - сказал он достаточно серьезно, доставая с заднего сидения сумку с его вещами и вручая прямо Винсенте. В носильщики багажа он точно не нанимался. – Вперед, - произнес он холодно, вышагивая в нужном направлении и поднимаясь  по широкой лестнице прямо на второй этаж.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » For I have sinned