Sounds of London

Безмятежным, говорю я, и думаю с легкой иронией, что ни один день с тобой таким не был и близко, едва ли час среди всего нашего времени можно таким назвать хотя бы приблизительно. Безмятежность мне представляется центром шторма, просветом среди туч, островом в бушующем море, чем-то настолько иллюзорным, насколько заезженным сам образ. Безмятежным, первое что приходит мне на ум, когда ты спрашиваешь о желаниях, потому что это снова что-то недостижимое и недоступное, как обычно с моими желаниями и бывает.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Честь дороже жизни.


    Честь дороже жизни.

    Сообщений 1 страница 10 из 10

    1

    Честь дороже жизни.

    [nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/L0jzCVI.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи Хорнблауэр, 27 лет </a></div>Супруга адмирала Горацио Хорнблауэра</div>[/lz]

    https://i.imgur.com/EYSOYg4.jpghttps://i.imgur.com/ZBJpIsU.jpg

    Горацио и Элизабет Хорнблауэры

    Семейное счастье четы Хорнблауэров вновь под угрозой, справятся ли они со всеми препятствиями?

    0

    2

    Последние несколько месяцев Хорнблауэр плавал один, без жены, так как они ездили в засады, в горячие точки, где женщине точно не место. Горацио оставил Элизабет дома с его бабушкой, чтобы было не так скучно и одиноко коротать это время в поместье. Зима в этом году выдалась особенно суровой, вьюга, метель на море началась практически с конца декабря, и Горацио исхитрился даже простудиться, но благо, стараниями Клайда пошел на поправку очень быстро.
    Находясь в открытом море, согревали залпы пушек, мороз гасил пожары, где-то посреди моря они остановились, чтобы подлатать дыры. Ближе к концу декабря Горацио на пару дней заехал домой, и так получилось, что за день до Рождества, он должен отбыть в море, даже не оставшись на праздник. Горацио привык к тому, что его постоянно лишают простых вещей. И Рождество они с Бушем часто отмечали на корабле вместе с командой. Стоя где-то на якоре или сражаясь залпами пушек. Горацио хотел бы остаться в этот раз дома, хотя бы на само празднество, однако, такого шанса ему не дали.
    В порту уже начались гуляния, люди готовились к празднику, закупали мясо, продукты, которые могли себе позволить только по праздникам. Все свое жалование, за исключением нужной ему суммы, Горацио оставил жене и бабушке, чтобы они могли как следует отпраздновать этот день. Уехав на корабль, запахнулся в зимнюю мантию, снег сыпал с неба большими хлопьями, ветер разгулялся так, что корабль качало у пристани на якоре. Хорнблауэр поднялся на палубу, и сразу же ушел в каюту, было достаточно холодно, несмотря на то, что он привык уже к холодам. В этом году в Англии зима получится особенно суровой, и их настигла сильная метель, видимости на море почти никакой.
    Горацио прикидывал, как ему отплывать из порта и при этом не врезаться в другие корабли, и как вести навигацию в таких условиях. Если, находясь в море, у него большого выбора не было, то здесь еще есть шанс остановиться, и переждать бурю. Хорнблауэр боялся, что паруса просто порвет на таком ветре, а корабль будет мотать по волнам.
    Но матросы готовили судно к отплытию, фрегат вел себя достаточно устойчиво, но тем не менее, присутствовало волнение. Ближе к ночи, матросы уже разожгли печь, готовили рождественский ужин на кухне, готовились к празднику. Хорнблауэр остался у себя, не было особого настроения, чтобы отмечать Рождество. Почтит своим присутствием общее застолье на полчаса, поздравит и уйдет к себе. Буш же руководил всем этим процессом, докладывая обстановку.
    Горацио получил несколько писем, среди них было письмо от жены, и запечатанное с приказом от адмиралтейства, что сегодня разрешение на отплытие ему не дадут из-за сильной вьюги. Пока что плановое отплытие первого января, Хорнблауэру не очень хотелось на этот период оставаться на судне, поэтому решил поехать к жене, бабушке. Поздней ночью он приказал спустить его гичку на воду, отвезти к пристани. В такой праздник все торговые лавки закрывались рано, Горацио не успел купить ничего к столу, даже банально цветов жене и бабушке, местные гуляния начались в домах. На улицу никто не рисковал выходить…
    Хорнблауэр закутался в шерстяную мантию, придерживал треуголку на голове, чтобы ее не уносило ветром. Свернув в нужный квартал, Горацио поднял взгляд, чтобы найти нужный дом и дверь. Он постучал, стряхнул с треуголки снег и с плеч, пока ему не открыли дверь. Хорнблауэр увидел перед собой бабушку, в доме вкусно пахло праздничным ужином.
    — Ох, Горацио, ты здесь, — она крепко обняла его и крикнула, — Элизабет, дорогая, иди посмотри кто к нам пришел. Ты надолго или уйдешь? — спросила она уже у него.
    — Нет, нам из-за вьюги перенесли отплытие, — отозвался Хорнблауэр, увидев вышедшею к ним Элизабет. Горацио тут же обнял ее, — До нового года останусь с вами.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 44</a></div>Коммодор</div>[/lz]

    +1

    3

    Сколько лет они уже женаты с Горацио? И столько же лет к ряду, Лиззи каждый раз боится его одного отпускать в плавание. Много раз она уже выходила вместе с ним в море, ибо считала, что когда она рядом с ним, ей будет проще справится со всеми невзгодами. Но бывали задания в море, когда Лиз приходилось оставаться на суше и в нервном ожидании ждать весточки от своего дорого супруга. Каждый раз это время было ужасно длинным и нервным, Элизабет не находила себе места и пыталась себя занять чем угодно, лишь бы не оставаться наедине со своими мыслями, которые подкидывали ей более и более страшные картины того, что могло приключиться с ее дорогим супругом в походе.
    Его новый приказ так же подразумевал то, что он должен один выйти в море и это было удручающе для девушки. За время его отсутствия дома, Лиз научилась готовить, прекрасно шить и вязать. Откровенно говоря, все эти занятия не вызывали в ней бурного восторга, но помогали девушке не сойти с ума в их поместье. Благо бабушка Горацио жила с ними, и она часто отвлекала ее разговорами и историями из жизни. Но вот когда наступала ночь, Лиз оставалась наедине с собой, очень часто она писала супругу письма, но не все отправляла. Ибо понимала, что ее переживания могут отразиться и на нем, а он несет слишком большую ответственность за свою команду. Поэтому, в основном девушка посылала ему весьма позитивные письма, чтобы лишний раз не отвлекать супруга своими волнениями.
    Перед самым рождеством Горацио вновь пришлось уехать и Лиз с тяжелым сердцем проводила мужа в поход. Зимы давались ей в особенности тяжело, на дворе темнело рано и вне дома было практически нечего делать. И эти долгие вечера сводили ее с ума. Она дала супругу в дорогу пару новых вязанных шарфов и носков и проводила.
    Дом готовился к празднованию Рождества, правда у самой Лиз не было никакого настроения на это мероприятие, но она понимала, что не имеет никакого права лишать домочадцев праздника и поэтому включилась в подготовку. Они нарядили дом еловыми ветками, повесили игрушки и приступили к приготовлению угощений.
    Когда в дверь постучали, Лиззи думала, что это пришли дети за сладостями с рождественскими песнями, и она не спешила идти, правда, когда раздался голос бабушки, Лиззи прямо в переднике выбежала в гостиную и увидев мужа, не сдержала улыбки и слез.
    -  Мой дорогой- она бросилась ему на шею и поцеловала в щеку- неужели это Рождественское чудо? - воскликнула девушка, все же отходят от него на пару шагов. - Ты один из капитана Буша? Я так рада, что не могу здраво мыслить- и в один миг вдруг все стало ярче и веселее и все перестало раздражать. - Ты наверное голодный? Пойдем на кухню- она потащила его в сторону кухни, хотя ей просто хотелось его крепче обнять и осознать то, что он не иллюзия и не обман зрения.

    [nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/L0jzCVI.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи Хорнблауэр, 27 лет </a></div>Супруга адмирала Горацио Хорнблауэра</div>[/lz]

    0

    4

    Немного необычно отмечать Рождество дома, на берегу. Еще не было ни одного праздника, который бы Горацио не отметил вдали от Англии. Чаще на корабле или на чужой земле, со времени начала службы в море. Для него это было нормально и ничего необычного, море стало его вторым домом, если не сказать первым. Ибо там Хорнблауэр бывал чаще, чем на суше. Не сказать, что перспектива Рождественского праздника в компании жены и бабушки его огорчила, скорее обрадовала. С момента  его второй свадьбы, Элизабет везде и всюду путешествовала с ним. Но бывали моменты, когда нужно оставить ее дома, ради ее же безопасности, как бы она этого не хотела.
    Хорнблауэр до конца праздников останется на суше, а там до дальнейших распоряжений. Может случится и так, что приказ придет прямо завтра утром, если погода более-менее наладится, к такому ритму Горацио тоже привык. Кроме жены и бабушки у него никого не осталось. За исключением, может быть, Буша, с которым они путешествуют уже много лет. Но капитан Буш ушел к своей семье, к сестрам и матери, Горацио не стал настаивать на том, чтобы тот посетил их дом.  Порой, сослуживцы, члены одной команды становятся куда ближе, чем родственники, которых не видишь годами. Хорнблауэра это по началу беспокоило, но со временем начал понимать, что так и должно быть. Все-таки, это люди, которым ты доверяешь собственную жизнь.

    Он обнял Лиз за плечи, поцеловал в губы. Разделся и прошел в дом, бабушка хлопотала на кухне, Горацио чувствовал себя растерянно, не зная, куда себя применить. Пока только чем-то помочь. Совсем скоро ночь рождества.
    — Да, я сегодня один. Он уехал к себе. Я тоже вас очень рад видеть, — улыбнулся он, — Оу, ну я подожду, пока все сядут за стол. Я пробуду с вами до начала января, надеюсь. Потом все равно придется уехать, — чуть улыбнулся Горацио, обнимая девушку за талию. Бабушка суетилась на кухне, доставляя последние блюда на стол. Хорнблауэр уже не помнил, когда последний раз так наедался. Только на официальных ужинах в адмиралтействе, где стол ломился от еды. Дома так ужинать приходилось нечасто. Для кого-то это грусть, но для Горацио это уже обыденность. Он зажег дополнительных свечей, поставил на стол, а так же в настенных лампах.

    — Милый, проходи, садись, мы уже все закончили. Элизабет, дорогая, принеси вино пожалуйста. И бокалы из хрусталя, — она указала на шкафчик на кухне. У нее всегда были припасены эти бокалы для особого случая, вроде, Рождества. Домашняя обстановка располагала к празднику, Хорнблауэр занял место рядом с Элизабет. Откупорив бутылку вина, Горацио разлил напиток по бокалам, протянул Лиз и миссис Хорнблауэр.
    — Что ж… с Рождеством! — произнес Горацио. Он не умел особо говорить речи, поэтому обошелся коротким тостом.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 44</a></div>Коммодор</div>[/lz]

    +1

    5

    Лиз любила море, наверное, так же как и ее муж. Но девушка так же и ревновала своего супруга к морю, ибо прекрасно понимала, что море видит его куда чаще нежели она сама. Да, девушка с первого дня их жизни сказала, что будет ездить с мужем в походы, ибо это совсем невыносимо ждать его на берегу и не знать, что с ним случится там в море. Даже если и случится нечто плохое, Элизабет должна быть рядом с дорогим супругом, чтобы поддержать его.
    Она не думала о собственном комфорте или удобстве, для Элизабет был важен Горацио, ибо девушка прекрасно понимала, что ее муж командует суднами и от него требуется максимальна концентрация. Супруг явно не захочет возвращаться в каюту, где его будет ждать вечно недовольная жена. Поэтому-то, чтобы не быть ему обузой и не сходить с ума в море, Лиззи познавала азы медицины, чтобы помогать на корабле штатному врачу. Так уж получалось, что жизнь на корабле не была спокойной и всегда что-то случилось и помощь требовалась постоянно, так и выходило, что и Лиззи всегда была при деле.
    Встречать дома праздники- это нечто невероятное для них, потому что обычно все проходит на море, где далеко не до празднований и всего подобного. Девушка улыбнулась еще раз дорогому супругу, она словно сияла изнутри увидев Горацио в их поместье, это лучший подарок к рождеству.
    - Это отличные новости- отозвалась Элизабет, идя рядом с мужем.- что же, насколько я не люблю непогоду, но в этот раз я ей благодарна за то, что она сыграла так с нами и ты остался в рождество дома, кажется это впервые с начала нашей семейной жизни.
    В столовой все суетились, супруг зажигал свечи, а сама девушка проверяла сервировку стола, до этого момента она даже не хотела выходить к ужину, а теперь так вдохновлена, что желает, чтобы все было идеально в этот вечер.
    - Да, бабушка- отозвалась Лиз, выпрямившись, поправила платье и вначале достала из шкафа красивые хрустальные бокалы. А затем Лиззи принесла бутылка вина, которую передала дорогому супругу, для открытия, девушка села рядом с ним. Когда вино было разлито по бокалам, муж сказал краткий тост.
    - С Рождеством, я надеюсь, что такие праздники войдут у нас в традицию- она мягко улыбнулась и положила ладонь поверх руки супруга.
    Начали раскладывать угощения по тарелкам, из-за нервов Лиззи вновь не ела пару дней, поэтому с большим аппетитом принялась за яства.
    - Мой дорогой, а куда ты должен был отплыть? - спросила бабушка.
    Лиззи с улыбкой смотрела на бабушку и мужа, вино приятно растекалось по телу, а за окном бушевала вьюга.
    - Наверное, как обычно спасать мир, но,увы, без меня- вздохнула девушка.

    [nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/L0jzCVI.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи Хорнблауэр, 27 лет </a></div>Супруга адмирала Горацио Хорнблауэра</div>[/lz]

    0

    6

    Со своей службой вести и соблюдать какие-то традиции Горацио не спешил. Но почаще оставаться с семьей он был совсем не против. Как и приглашать капитана Буша в их дом, так или иначе, они дружны уже много лет. Рождественскими приготовлениями обычно занимались матросы на корабле, чаще просто собирались кают-компании, чтобы выпить вина, рома, отметить праздник. Обычно на палубе  в это время проходили гуляния, Хорнблауэр держался от них в стороне. Музыку и танцы он не переносил, и ему не приятны были эти звуки, поэтому в народных гуляниях он никогда не участвовал.
    Бабушка суетилась вокруг стола, все ли готово и прекрасно выглядит. Горацио подумал, что неужели они это все на двоих наготовили, или как будто специально его ждали к столу. Хорнблауэру в коем-то веке хочется думать о том, чтобы поскорее вернуться на сушу после отплытия. Он понимал недовольство Элизабет, но не хотел портить всем настроение своими наставлениями. Она и без того все понимает, для чего это нужно, и почему Горацио  в очередной раз это делает. Как бы ему не хотелось быть вместе. Как бы там ни было, Хорнблауэр по-прежнему считал, что девушке не место на корабле, слишком опасно и неуместно. Но все равно, он позволял это, если была такая возможность. Личным страхом Горацио было то, что он может не уследить, не усмотреть… А потом винить себя до конца жизни.
    — Скорее всего, в сторону испанского побережья, но это пока не точно, позже дадут назначение конкретнее, — он коснулся руки жены, — Лиз, давай не будем сейчас. Так нужно. Я не везде могу взять тебя с собой, не в горящие точки, — не хотелось продолжать эту тему. Война засела у него в голове очень прочно и надолго, а все годы, пока идет. С того дня он успел дважды жениться, родить и похоронить детей. А вот похоронить Наполеона все никак не получается. Англия сыграла существенную роль в этой войне, понесла потери. Казалось бы, что победа уже близка, но, видимо, не так, как хотелось бы. Откуда-то враг берет новые силы, новые войска, наступает снова и снова. В общем, пускаться в эти размышления именно сейчас Хорнблауэр не хотел. Для этого есть соответствующие место и время.
    — О, ну что вы все об этой войне, надо переключиться на что-то хорошее, — возразила бабушка, выдергивая Горацио из раздумий. Он положил себе кусок мяса с картофелем, принялся есть. После солонины на судне эта еда для желудка была просто новшество.
    — Я думаю, что вам стоит посетить местную рождественскую ярмарку. Если погода завтра будет хорошей, без вьюги, — предложила бабушка, попросив налить еще вина всем для следующего тоста. Решив при этом взять в этот раз инициативу на себя.
    — Ты же знаешь, я не очень люблю эти гуляния, тем более, с музыкальным сопровождением, — отозвался Хорнблауэр.
    — Ну что ж, будете сидеть все дни дома, я бы предложила в театр, но… ох, с тобой вообще никуда не сходишь, ни в театр, ни в оперу, — выдохнула бабушка, Горацио немного смутился, — Как ты с ним живешь вообще, — покачала она головой, глянув на Элизабет.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 44</a></div>Коммодор</div>[/lz]

    +1

    7

    Лиз не раздумывая вышла замуж за Горацио, ведь в тот момент девушка уже четко осознавала, кто ее будущий муж. Его сердце отдано морю, оно его главное страсть, и тягаться  с ним просто бесполезно.
    Конечно же, головой девушка понимала, что он оставляет ее дома не потому, что хочет избавиться от нее, а потом волнуется о ней. Эта забота была ей понятна,  ведь девушка сама волновалась за супруга каждый раз, когда тот уходил в море или в походе раздавались звуки орудий. Пора бы привыкнуть к этому за столько лет брака, но Лиззи так не смогла, свыкнуться с мыслью, что может потерять дорого супруга.
    Но сегодня Лиз была рада тому, что он был дома, Рождество впервые приобрело сказочные очертания, может быть в этот сочельник смогут исполниться самые невероятные желания?
    Лиз отложила приборы, она так наелась, что казалось, сейчас на ее спине треснут пуговицы, пора бы ей уже начать питаться нормально, а не от стресса к стрессу.
    -  Я знаю, любовь моя - мягко улыбнулась она, положив другую ладонь поверх его руки.- Я это знаю, но пожалуйста, не отбирай у меня еще и эту возможность причитать, иногда это единственное, что мне остается.
    На самом деле, некоторые считали Лиззи весьма высокомерной дамой, которая слишком дерзко ведет себя в обществе. На самом деле, она просто терпеть не может несправедливость и глупых людей и не умеет сдерживать свои порывы от этого людям и кажется, что она такая.
    - полностью согласна с бабушкой, сегодня все же сочельник и стоит поговорить о чем-то более радостном- улыбнулась девушка, за этот вечер Лиззи улыбалась чаще, чем за последние месяцы. - что же, я бы на самом деле выпила за матушку природу- подняв бокал, произнесла девушка- обычно я не люблю зиму, но эти ураганы послужили нам хорошую службу- она поднялась бокал и подмигнула супругу. на самом деле, она и вправду больше любила тепло, погода в Англии в принципе была не для нее.
    Лиззи засмеялась от слов бабушки.
    - О прекрасно живу- отозвалась она- на разных балах я могу спокойно танцевать сколько мне захочется и не соблюдать бальный этик. и ярмарка весьма неплохой вариант- согласилась девушка- поедим жаренных каштанов, и я бы сходила на службу в церковь, все же Рождество.
    Хотя она не была человеком религиозным, но это было нечто такое само собой разумеющееся в эти дни.
    - И вообще-  она мотнула головой и смурно взглянула на мужа- у нас в саду навалило столько снега, что я хочу слепить снеговика, никогда их не лепила. В Панаме-то никогда и не снега не было.

    [nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/L0jzCVI.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи Хорнблауэр, 27 лет </a></div>Супруга адмирала Горацио Хорнблауэра</div>[/lz]

    0

    8

    Горацио временами чувствовал себя странно, ибо с ним действительно очень сложно в плане развлечений. Приемы в адмиралтействе он терпел ради проформы, но пойти куда-то с женой, это было настоящей пыткой. И заставить самого себя пойти на танцы невозможно. Бабушка тоже не особо разделяла все эти мероприятия, у нее была такая же проблема, но в более легкой форме. Как женщина, она приспособилась к этой жизни. Ради покойного супруга.
    Хорнблауэр моряк, и там меньше всех этих развлечений. Вернее, там их нет вообще, и Горацио от этого прямо-таки отвык. Ужин с Элизабет или прогулка по палубе, это все, на что он мог рассчитывать. Правда в условиях войны особенно веселиться не приходится, там думаешь о другом.
    — Да, хорошо, что она настигла нас здесь, а не в пути, — улыбнулся Горацио, отрезал кусок мяса и положил в рот. Давно не ел простой домашней еды. Ему стало немного неловко за высказывание бабушки, как будто он лишает Элизабет простых радостей жизни. Развлечений и походов театры, и другие мероприятия. Они,  в принципе, мало куда ходят, кроме официальных мероприятий, вроде приемов. Казалось, что этого достаточно. Все остальное время они находятся в море.

    — Ярмарка, так ярмарка, — согласился Хорнблауэр, не став протестовать, вытерпит и это, лишь бы никто на него не ворчал, — Куплю вам какие-нибудь подарки к Рождеству, а то я приехал спонтанно и с пустыми руками. Пока смог отбыть с корабля, уже все лавки были закрыты, — выдохнул Горацио, оправдываясь. Право слово, это казалось ему очень неудобным, и нужно как-то реабилитироваться. Хорнблауэр доел свою порцию, сделал глоток вина.
    — Горацио, ешь, пожалуйста, ты на корабле нормально и не питаешься, наверное. Совсем худой стал, — бабушка настойчиво положила ему еще целую тарелку, как бы Хорнблауэр не пытался противиться. При всем уважении к ней, все же пришлось отказаться от половины.
    — Питаюсь я нормально, и честно, не смогу все съесть, — взмолился Горацио. Он считал, что наоборот, на капитанских запасах неплохо так поправился, ведь, готовят ему лучше, чем  матросам. Но бабушке этого не объяснить. Она считала, что в море у них слишком плохой рацион.

    — Снеговик? Никогда не делал. На корабле тоже некогда, да и негде этим заниматься, — но не отказался попробовать, хотя зимние забавы, все это не для него. Горацио все же отставил тарелку с едой, запил вином. На улице слышались голоса, люди выходили на ночные гуляния, он впервые заставал такой праздник. После ухода на службе, от силы пара праздников проходило дома.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 44</a></div>Коммодор</div>[/lz]

    +1

    9

    Лиз росла в отдаление от всех пышных приемов Лондона и в целом не понимала всего этого. В Панаме, где она росла, отец-губернатор устраивал приемы для гостей и местных, но девушка не любила их. Ибо ее не допускали до разговоров с мужчинами, а рядом с женщинами ей всегда было скучно. Те только и могли обсудить своих мужей, сплетни и любовные романы. Элизабет была к этому холодна.
    Но да, она любила танцевать и все же ходила на эти мероприятия, чтобы потанцевать и как можно меньше говорить. Но бывали моменты, когда Лиз все же встречала в мужские беседы и тогда получала нагоняй от матери, негоже девице встревать в дела мужчин.
    Когда она стала женой Горацио их ждали официальные визиты. Она знала, как муж  их не любит, поэтому все силы прикладывала, чтобы он был занят только разговорами, а она танцевала, чтобы утолить свою жажду к этому исскуству. Обычно они пытались уйти пораньше, ей не хотелось, чтобы супруг много времени находился в стрессовой ситуации.

    - О, зима то на суше не самый приятный момент - девушка поежилась, она в принципе плохо переносила морозы, ибо выросла на южном солнце. - а в море это время совсем несносное время. Пока я на суше жду тебя - она с любовью посмотрела на мужа.- под руководством бабушки я освоила вязание и мы все всю твою команду обеспечим тёплыми носками и шарфами.
    Хотя на самом деле Лиз и любое такое рукоделие - это разные планеты,она душе думает головой, чем что то делает руками.

    - Самый большой подарок для нас , что ты сегодня здесь - она поцеловала Горацио в щеку.- нам с бабушкой для счастья больше ничего не надо, ты жив, здоров и рядом с нами- она сделала глоток вина. - слушайте, а что продают на этих ярмарках ? - да в Панаме они тоже отмечали праздник, но клеща вокруг тебя океан и пальмы,все кажется иным. - что там происходит ? На самом деле в Панаме мне кажется все было совсем не так.
    Она была англичанкой, но большую часть жизни провела вне этой страны, другую часть же была в море с мужем. Казалось, что она и жизни то вовсе не знает.

    - Бабушка права- она улыбнулась - на корабле тебя хоть и кормят лучше других, но еда бабушки это самое лучшее, что может быть в жизни.
    Хотя она сама уже наелась до отвала, так что даже встать не могла, не то что ещё есть или пить.
    - да, снеговик - кивнул Лиззи радостно - не всегда же тебе быть таким серьезным. Сейчас праздники, ты дома и мне хочется, чтобы мы с тобой были обычной семейной парой, что радуется праздникам. Ну, а если нам не понравится - она подмигнула ему - станем  вновь четой Хорнблауэр, которые как всегда серьезны и собраны.

    [nick]Элизабет Хорнблауэр[/nick][icon]https://i.imgur.com/L0jzCVI.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Лиззи Хорнблауэр, 27 лет </a></div>Супруга адмирала Горацио Хорнблауэра</div>[/lz]

    +1

    10

    Морская жизнь внесла очень много разнообразия в его жизнь. Да, постоянно в море, но нескончаемая война, это не повод расслабляться. Как водится моряку, за океаном нашел себе жену, и теперь иногда сходил с ума от того, что не в состоянии обеспечить жене достойную жизнь. Даже побыть вместе в Рождество иногда не дано. Но сегодня звезды сошлись на том, что стоило Горацио вернуться в родной дом, к бабушке, к Элизабет. Возможно, провести завтра целый день вместе, если срочно не вызовут на корабль. Хоть и обещают не трогать до нового года, но все может произойти. Хорнблауэр уже привык к внезапностям своей службы. Правда, ничего такого вслух произносить не стал. Семья обрадовалась его появлению, и это грело душу.

    — Это прекрасно, тем более, что зима обещает быть суровой, судя по рождественским заморозкам, — отозвался Хорнблауэр, не зная, радоваться этому или нет, — А в море она, на самом деле, мягче, чем здесь. Просто непривычно, и ошибочно думать, что там холоднее, — на суше Горацио давно ощущал себя не уютно. Качающаяся палуба под ногами внушала больше устойчивости, чем земля. Коммодор и сейчас был бы не против отметить со своей семьей Рождество в каюте, но придется коротать его на ярмарках. Шумные гуляния, это вообще не про него, и Хорнблауэр предпочел бы пересидеть это время дома. Но, как видится, вряд ли получится.

    — Все, что хочешь. От еды, до одежды и украшений. То, что люди сами делают. Хотя сейчас такой холод… Не знаю, состоится ли в этом году ярмарка и как много там будет народу. Обычно все что-то продают. Я, вот, в свое время продавала одежду вязанную, — задумчиво произнесла бабушка, отложив приборы в сторону.
    — Конечно, все не так. Там же теплые страны и люди другие. И законы другие, не то, что у нас. Но Рождество это прекрасно. Жаль, что в последние годы все забыли о том, что такое праздник, — вздохнула она. Горацио понимал, что бабушка говорит о войне, о том, что в последние военные года мало кто испытывает радости от праздников. Но стараются не унывать.
    — Мы вряд ли когда-то сможем быть обычной парой, ты жена офицера, и праздники, как ты понимаешь, не очень люблю, по понятным причинам, — усмехнулся Хорнблауэр, бабушка вздохнула, глядя на него, —  Но… можно попробовать, — Горацио сверился с часами, совсем скоро наступает Рождество. Присутствовала небольшая усталость, учитывая, что при этом очень сильно объелся. И десерт точно не влезет. На корабле не так уж сытно кормят, Горацио не привык к такому количеству еды.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 44</a></div>Коммодор</div>[/lz]

    0


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Честь дороже жизни.