Sounds of London

Безмятежным, говорю я, и думаю с легкой иронией, что ни один день с тобой таким не был и близко, едва ли час среди всего нашего времени можно таким назвать хотя бы приблизительно. Безмятежность мне представляется центром шторма, просветом среди туч, островом в бушующем море, чем-то настолько иллюзорным, насколько заезженным сам образ. Безмятежным, первое что приходит мне на ум, когда ты спрашиваешь о желаниях, потому что это снова что-то недостижимое и недоступное, как обычно с моими желаниями и бывает.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » чувства на мели


    чувства на мели

    Сообщений 1 страница 20 из 20

    1

    Чувства на мели
    https://i.imgur.com/wK1LaC0.gifhttps://i.imgur.com/0T8oqaO.gif
    Генри, Ева и близнецы Хэрроу, сразу после ухода Ричарда

    Ужин пошел не по плану и все то, что Ева так упорно прятала внутри все эти годы вырвалось наружу и грозит большими проблемами для всех вокруг

    0

    2

    Генри мог бы сказать, что ему стыдно за свою несдержанность, но стоило мистеру Моргану сказать про то, как он готов забыть разногласия, все чувство вины тут же улетучилось. Да и новость о будущем ребенке Еву совсем не порадовало, он прямо почувствовал напряжение жены, когда отец ей об этом сообщил. Звучало, это, мягко говоря, не очень красиво. Как и напоминание о том, чего он ради нее лишился… Хэрроу хотел бы добавить, но не стал распаляться дальше.  Просто не видел смысла дальше разговаривать в воздух. Хэрроу никогда не боялся высказываться, и перед отцом Евы не постеснялся, мог бы продолжить, но жена очень быстро свернула этот разговор, выпроводив отца за дверь. Откровенно говоря, было обидно сейчас только за Еву, которой лишний раз напомнили, чем ради нее жертвуют. Но даже ни разу не напомнили, как любят и гордятся. Ни разу не обняли и не поцеловали. А подарки, это пустое, ими невозможно ничего исправить.
    Хэрроу ушел укладывать детей, забрал малышей в детскую, переодел и уложил в кровать. Прижав к себе обоих и поцеловав, Генри подумал, что настало уже время кормления, стоило бы покормить прежде, чем укладывать спать. Услышав звук чего-то бьющегося, Хэрроу вышел на шум, он вздохнул и подошел к Еве, обняв ее за плечи.
    — Извини за мою несдержанность. Может и стоило промолчать, но, честно говоря, не чувствую вины. Мне очень стало обидно за тебя, пусть, хотя бы его сыну повезет с отцом, — Генри прикусил язык, чтобы не сказать, что, может, не стоило и затевать все это. Но начало положено, и, возможно жене стоит самой попробовать поговорить с отцом, лишь бы не закончилось поножовщиной.
    — Может, тебе стоит самой поговорить с ним наедине? Я не думаю, что он еще раз захочет меня видеть, и мы с ним друг друга никогда не поймем, я подозреваю, — слишком разные взгляды на жизнь и другие аспекты. Хэрроу отступил назад, решив, что внятного ответа от него он все равно не получит, Генри никогда не понять, как можно оставить своего ребенка, пусть и взрослого за океаном одного. Особенно после глубокой ссоры, и как жить после этого… да и к черту все. Только семье навредит, а этого сейчас не хотелось вообще. Главное, что они любят друг друга, и Хэрроу поддержит жену. Он не считал себя плохим отцом, братом, мужем. Пусть первый брак не удался, но с дочерью у него полное взаимопонимание. Как и с Евой и будущими взрослыми близнецами.
    Генри поцеловал Еву, взял ее за руку, повел на кухню, думая отвлечь немного. Он подогрел бутылочки для детей, одну из них вручил девушке, чтобы она вместе с ним покормила их. Хэрроу взял Фанни на руки, которая уже плакала, требуя еды, но быстро успокоилась, когда получила свою бутылочку.

    +1

    3

    Этот ужин был больше на фильм ужасов, нежели на семейную драму. Почему Ева свято уверовала, что Ричард изменился? Она ведь знала, кто ее отец, прекрасно знала, какой он человек и как себя ведет. Ричард всегда был таки вот человеком, который ставит себя на первое место и его громкое заявление о том, что сына он уж точно воспитает хорошо, сильно резанули Еве по слуху. Хотелось закричать, где же был отец, когда он был нужен своей дочери? Ева нуждалась в отце после самоубийства матери, на тот момент она была еще в состоянии шока после похищения, а что Ричард? Ричард стал упиваться горем, и когда люди стали оказывать ему сочувствие, он словно расцвел.
    Сегодня мистер Морган был в своем репертуаре, распушил хвост словно павлин и всем им показывал какой он прекрасный и сколь ужасна его старшая дочь. Наверное, так оно и было. Ричард был блестящим хирургом, но гнилым человеком. А, что до самой Евы… она уже не знала, кто она такая. Действительно, кто? Сейчас она будто бы вновь упала в свои десять лет, когда ребенка пнули во взрослую жизнь и не дали никаких объяснений, что она должна делать и чувствовать. Сейчас она тоже не знала, что чувствовать.
    Когда закрылась дверь за отцом, она почувствовала, как злость захлестнула ее, и когда  до ушей долетели звуки разбитой вазы, она вздрогнула и закрыла лицо ладонями. Стало совсем невыносимо обидно за себя и свою семью, что отец ее был именно таким. Таким громким, невыносимым и ужасным. И самое неприятное в этом, что Ева была его точной копией.
    Ева вздрогнула, когда почувствовала руки мужа на своих плечах, сейчас хотелось побыть одной, закрыться в комнате и выпить пару литров текилы.
    - Ты не причем- вздохнула девушка- это Ричард, он бы все равно все вывернул так, что он оказался на коне. Он отказался от всего ради переезда, он сделал то, сделал се… а я только все портила, все в целом как обычно- она мотнула головой-  я не хочу про говорить, иначе могу наговорить много лишнего- честно сказала Ева мужу, она сейчас была злой и агрессивной и могла не справится со своими эмоциями, а ей этого не хотелось.
    - Я не хочу его видеть, разве не ясно, что мой отец моральный урод, которому я не нужна?- ухмыльнулась она, нет встреча с Ричардом в ближайшее время явно не состоится, только если она придет к нему с пистолетом и положит его новую семью. Да, уж вот такие вот ужасные мысли могут приходить в голову.
    когда он повел ее на кухню, Ева опустив голову пошла следом за ним, на самом деле в ней сейчас закипала такая злость к самой себе, что когда муж дал ей в руки бутылочку, та едва удержалась в ее руках. Взглянув на близнецов, она сглотнула и отвела взгляд, она ведь как Ричард, не способна никого не любить, кроме себя.
    Она взяла Ника и накормила сына, когда тот все доел, она положила его обратно в кроватку и ушла из комнаты, отнеся на кухню бутылочку. Едва волоча ноги, она дотащилась до ванной и скинув одежду, влезла под горячий душ, где позволила себе заплакать. Она ужасна, точно так же как и ее отец. Она тоже погубит всю свою семью.

    +1

    4

    Генри уже пожалел, что когда-то поддержал идею Евы в том, чтобы пригласить отца в дом. Но утешало только то, что несмотря на уговоры Хэрроу, жена бы никогда не поддалась, если бы действительно не хотела этого. Он видел, как она боялась, переживала из-за этой встречи. Даже было уже не интересно, как далеко бы зашел этот разговор, если бы Генри не вмешался. Пусть не самым удачным образом, но услышал именно то, что боялся услышать. Уж не знал, стоила ли эта попытка тех слез, что сейчас лила Ева в ванной.
    Он проверил, спали ли близнецы, прикрыл дверь, оставив небольшую щелку, чтобы, если что услышать их крики. Все, что они оба сейчас могут сделать, это сохранить свою семью  в первозданном виде, быть друг для друга опорой и поддержкой, как и для своих детей. На сегодняшний день Генри старался оберегать их всех, включая старшую дочь, которой по сей день нужен присмотр и забота. Впрочем, как показывает практика, она нужна детям в любом возрасте от своих самых близких людей, родителей.
    Хэрроу через несколько минут все же вошел в ванную, не хотел надолго оставлять Еву одну, он не стал становиться вместе с ней, лишь дал побыть самой, потом взял за руку и вывел из душа. Он накинул на нее полотенце, халат и обнял, прижав к себе. Пока дети спали, у них было пару часов на то, чтобы побыть вдвоем, хотя жене лучше бы лечь спать.
    Хэрроу поцеловал ее в губы, вытер пальцами слезы с ее лица, взял за руку и повел в комнату. Не хотелось ничего говорить, если Ева захочет скажет сама, хотя ей не помешало бы выговориться. Может, даже выпить, что казалось не такой уж плохой идеей.
    Хэрроу усадил жену на диван, накрыл пледом, убрал стол, оставив только вино и два бокала. Он вернулся к девушке, сев рядом и протянул ей один из бокалов с вином, сделав глоток сам.
    — Ты нужна мне и нашим детям. Не забывай об этом, — тихо произнес Генри, — Что бы ты там себе не думала, — он обнял девушку за плечи. В тишине комнаты к ним прибежал кот, решивший разбавить обстановку. После того, как очень интенсивно хрустел кормом на кухне. Гас прыгнул на диван, мяукнул, забрался к Еве на колени. Хэрроу подумал, что хорошо бы еще выпустить попугая полетать. Тот выбрался из клетки, сев ей на крышу и наблюдал за происходящим, сделав пару кругов по комнате, вернулся обратно. Генри делал попытки научить говорить, но тот и сам неплохо справлялся  с этой задачей. Правда, лишь бы не нахватался мата.
    Хэрроу с ними немного отвлекся, надеясь, что и эта ситуация утрясется. В ближайшее время лучше бы заняться чем-нибудь полезным. Может, даже съездить завтра куда-нибудь, развеяться. Жаль, детям еще нельзя на аттракционы.
    Он на минуту задумался, какова была бы встреча с его отцом после такой длительной разлуки. Попытка воссоединения вряд ли бы исходила от Генри. Но Томас Хэрроу просто был бы сдержан и надменен. Он всегда был таким… Со своей женой, детьми держался отстраненно. Вот и внуков бы назвал «инвестициями   в будущее», только со своими учениями, куда им пойти учиться, вряд ли стал лезть. Хэрроу думал, что это лучший вариант, чем цирковой номер. Но как бы было на самом деле, Генри уже никогда не узнает.

    0

    5

    Пар от горячей воды поднимался под потолок и створки душевой кабинки тут же запотели. Горячая вода хлестала по лицу Евы, а она безмолвно всхлипывала и выставили руки вперёд, уперевшись в кафельную стену перед собой.
    Боль рвалась изнутри, горячие слезы лились по ее щекам. Она была разочарована в исходе этого ужина и винила себя в том, что все получилось именно так.
    Быть откровенным до конца то журналистка жаждала этой встречи, она хотела, чтобы отец наконец то оценил все ее достижения и с гордостью без тени сарказма и упрека похвалил ее. Да, как бы не кичилась она, как бы не бунтовала, но все годы она ждала от отца одного, признания и похвалы.
    Каждому ребенку нужны родители, и не для того, чтобы те из поучали или командовали, а чтобы любили и всегда были на их стороне. Разве не в этом смысл семьи ? Ева была тем ребенком, что потерял обоих родителей в один день. И, если Мелани простилась с жизнью добровольно, то Ричард как то сам растворился после самоубийства жены. Он потерял жену, а Ева мать. Им было трудно, но Ричард был взрослым, а Ева ребенком с ПТСР, которому нужно было куда больше внимания и любви.
    Все ее юношеское бунтарство было сопряжено как раз с тем, что она хотела, чтобы Ричард обратил на нее внимание и полюбил. Но он этого не делал. Ева думала, что отец избегал ее, ибо видел в ней отражение своей покойной жены.
    Последним гвоздем в самооценку Евы на сегодняшнем ужине стала новостью о беременности его молодой жены и фраза о его нормальности. Да, Ева с детства считала себя особенной и это заставляло ее страдать. Отец сегодня разбередил поистине старые травмы.
    Когда супруг вытянул ее словно тряпичную куклу из душа, девушка не сопротивлялась, он укутал ее, а она молчала, слезы продолжали ее душить, как и не высказанные слова. Она даже не ответила на поцелуй мужа, посчитав что не достойна всего этого, что делает для нее муж.
    Она плелась вслед за ним, молча смотря себе под ноги, когда он усадил ее на диван, девушка поджала ноги под себя наблюдая за мужем.
    Она не поняла, как бокал оказался у нее в руках, но она машинально сделала глоток.
    - я не достойна всего этого, что ты мне дал - вздохнула она и рассматривала бокал в руках - отец прав, я никогда не была нормальной, я приношу только лишнюю суету, мешаю всем жить. Я ведь искренне хотела, чтобы мы помирились - она поджала губы, пытаясь не заплакать.-
    Я так хотела, чтобы отец наконец то порадовался за меня, сказал, что горд за то какой я стала сильной и смелой. Но что я получила вместо этого?- она подняла глаза на мужа. - он родит себе нормального наследника , не то что я ,- она криво ухмыльнулась, хотелось рвать и метать, было невыносимо больно и все жгло внутри.

    +2

    6

    У них очень похожие семьи, в обоих случаях пришлось становиться слишком взрослыми очень рано. Генри уехал в общежитие в семнадцать лет, даже не думал о том, как тяжело ему будет. Он просто хотел самостоятельности, которой ему не давали. Даже не хотелось никому ничего доказывать, он жил чисто для себя, не просил помощи, потому, что за нее могли попросить что-то взамен. Отец отвернулся от него сразу, а мама пробовала достучаться до сына. Но убеждать Генри было бесполезно, он был непреклонен в своих решениях, и не планировал  возвращаться домой.
    Угнетало, что Ева настолько позволяет манипулировать собой в мыслях. Считает себя недостойной, хотя Генри никогда не давал повода усомниться в себе, в своих чувствах, намерениях. Он делал все возможное, чтобы их семья жила счастлива. У них есть близкие люди, которые  всегда их поддержат, помогут, если потребуется. В конце концов, они есть друг у друга, и их дети не будут жить в недостатки родительской любви и тепла.

    — Ева, возможно, для этого нужно время, и немало. Вы слишком долго были по разные стороны баррикад и никто не шел навстречу друг другу по своим каким-то принципам. У тебя появилась своя семья, и ты не обязана соответствовать чьим-то ожиданиям, оправдывать их, даже мои ожидания, — Хэрроу обнял жену, прижав ее к себе, чтобы она почувствовала тепло его объятия, он поцеловал ее в губы.

    — Не будь ты такая, какая есть, мы бы с тобой и не встретились, и не поженились. У тебя есть я, есть наши дети, которых мы воспитаем в любви и заботе.  А твоему отцу, видимо, нужно время, чтобы разглядеть тебя получше. Я думаю, что он тебя совсем не знает, то какой ты была и какой стала. Да и я ему не понравился, это очевидно. Ты же знаешь, я молчать не умею, — за редким исключением, если уж очень постараться. Но тут просто очень давно мучал этот вопрос, да, не совсем удачный, но реакция поставила все на свои места. И ответила на многие вопросы, поэтому Генри тоже сделал выводы. Впрочем, не это его беспокоит.
    Мечта любого ребенка, что им гордились родители, радовались вместе с ним. Делили радости и печали, но  им обоим с этим не повезло. Оба выросли сами, и уж что получилось, то получилось. У Джо был, хотя бы отец, который поддерживал ее, боролся за нее. Близнецы не должны узнать что такое уйти в самостоятельную жизнь, зная, что их некому поддержать.
    — Я считаю, что у нас с тобой все получилось, — он погладил ее по плечу.

    +1

    7

    Почему все так? Разве Ева просила от отца многого? Она просто хотела быть им любимой, хотела, чтобы он ей дорожил. И да, все это она начала понимать уже в глубоко взрослом возрасте.  Когда она была ребенком, она всеми силами пыталась быть одиночкой, закрылась ото всех и боролась одна с этим миром. А, что сделал отец? Ничего, он видимо так увлекся ролью отца-одиночки-страдальца, что все внимание отдал младшей дочери, которую все еще можно было воспитать под себя. Ева же всегда была девочкой с характером.
    Этот ужин словно вколотил в сердце Евы кол, ей было даже трудно дышать от эмоций, что накрывали ее. Судя по всем словам Ричарда, он никогда ее и не любил. И да, ей могло бы быть плевать на этот факт, но не тут-то было. Как бы она не говорила, что ей это совсем неважно, но это было базовой потребность. У каждого нормального человека была базовая потребность в любви со стороны своих родителей. Ева долгое время считала, что и Мелани ее не любил, раз решила свести счеты с жизнью. Сейчас правда она изменила свое мнение по данному вопросу, Мелани была больна и ей нужна была помощь, а Ричарда опять не было рядом. Его кажется никогда не было рядом, когда он был так нужен своим девочкам. Зато кажется сейчас у его нового ребенка будет отец, или же он опять свинтин? Ева мотнула головой, все слезы остались там в душе, сейчас была внутри нее только пустота и разочарование в собственной жизни.
    - Ты сам-то веришь в это?- спросила она, вздохнув и положила голову ему на плечо.- Дело не во времени, дело в том, что мы всегда были такими. Самое ужасное в том, что я копия отца по многим показателям. Неужели и я однажды поставлю себя выше всего? Я не хочу быть такой же, я не хочу причинять вам боль- она прикрыла глаза и сделала глоток вина. - Я помню, как он опаздывал со смен на семейные ужины и каждый раз приносил мне игрушки за это. Я делала вид, что спала, чтобы не говорить с ним. Все эти кролики пылились в моем шкафу- она ближе прижалась к мужу- Генри, я ведь хотела простого, чтобы он любил меня, просто любил потому, что я его дочь. А он не может… как это может быть? Я что-то сделала не так?
    Девушка вяло ответила на поцелуй мужа, она была эмоционально измотана, у нее просто не был никаких сил реагировать хоть на что-то.
    - Ему нужно не время, ему нужна покладистая дочь- она уткнулась носом ему в плечо- наверное, для него было бы лучше, чтобы я не вернулась живой из того похищения. Всем было бы лучше- она сделала глоток вина, хотя честно бы лучше бы залпом выпила всю бутылку и заела бы ее парой таблеток, авось бы совсем не проснулась.- Прости, я не должна все это выговаривать тебе, нужно ему было все сказать, но…. Я все равно становлюсь тем же самым ребенком, который потерял дар речи…
    Она тяжело вздохнула.
    - Тебе со мной трудно, я все эмоциональна не устойчива- проговорила журналистка, осушив бокал и словно воробушек прижалась к нему.- Я верю в тебя, но в свои способности не верю. Я боюсь, что я такой же эмоциональный садист, как отец. Что я причиню вам боль и буду этим наслаждаться. Может мне и вправду надо лечиться? Я ненормальная…

    +1

    8

    Не так он себе представлял эту встречу. Не факт, что все прошло бы гладко, с шероховатостями, но не так, чтобы слезами Евы. Генри обнимал ее за плечи, слушал, от речи исходило столько горечи и обиды, как от ребенка, который никогда не знал родительской любви, заботы. Хэрроу сам никогда этого не испытывал, всегда хотелось кому-то похвастаться своими успехами, поделиться, чтобы кто-то за тебя порадовался, гордился тобой. Этот пробел Генри наверстывал уже  в учебе, в клинике. Ему всегда приятно было услышать похвалу, критику, что кому-то не все равно, что он делает.
    Генри перебирал ее волосы в руках, слушал, не перебивал, давал возможность выговорить все, что наболело. Они и раньше говорили о семьях, Хэрроу слышал очень много неблагоприятных отзывов о ее отце, но сейчас он чувствовал, что Ева окончательно в нем разочаровывается. Она надеялась, что отец изменился, сможет стать для нее опорой и поддержкой, хотя бы сейчас. Но новость о новом ребенке значительно подкосила жену, как и перечисление того, что отец ради нее сделал. Она ожидала от него совсем другого.
    Генри пожал плечами, ему сложно судить, делать какие-то выводы по первой встрече, однако она получилась смазанной. Хэрроу подозревал, что после слов отца про ребенка, Ева взорвется. И дальше ей это слушать будет еще тяжелее. Видел, что не могла искренне порадоваться… Может, и хорошо, что так все вышло. И не зашло все слишком далеко.

    — Если бы ты была его копией, то не реагировала бы так. И не сопротивлялась бы этому. Все мы немного похожи на своих родителей, от этого не уйти. Но все равно, ты другая Ева… прими, это как факт. Ты лучше, раз задаешься такими вопросами. Прекрати считать себя такой же, ты не такая, уж мне-то можешь поверить, — выдохнул Генри. Как же ему знакома эта ситуация. Когда-то, глядя на упертость отца, он думал, что унаследовал ее у него, что рано или поздно превратится в чудовище, вроде него. Пока что он унаследовал только прямолинейность и умение говорить все по факту.
    — Кому тебе выговариваться, если не мне? Да и тебе это нужно. Ты слишком быстро перескочила во взрослую жизнь, как и я когда-то. И немудрено, что нам хочется наверстать упущенное.  Ты не садист, ты заботливая мама и жена. Наши дети не будут испытывать недостатка в любви и заботе, — он поцеловал ее в губы, — И ты любима своей семьей. Трудно, но когда меня это останавливало? Да и тебя, — Генри сделал глоток вина, крепче обнял Еву.

    +1

    9

    Ева не понимала почему у нее такая реакция на ожидаемое событие. отец никогда не был святым, он всегда был вот таким, таким Ричардом Морганом, который стоит во главе всего в этом мире. Он любит называть себя львом, а своих детей прайдом. У Евы это всегда вызывало отвращение , ибо все это смахивало на какой то диагноз.
    Но да, сегодня ей было ужасно обидно и больно, от того, что даже спустя семь долгих лет, отец не пытается ее понять, понять, что у нее внутри и что ей надо. А по факту, Ева хочет одного, чтобы Ричард был отцом. Хотя, как этого можно просить от человека, который не интересовался ей долгие годы.
    Она всегда знала одну простую истину, люди не меняются, так почему она решила, что Ричард станет другим? Все мы пытаемся возвысить близких людей, в надежде, что они отправляют наши ожидания. Но никто не обязан этого делать, никто. Даже сама Ева не должна оправдывать ожидания отца в плане своей идеальности. Она такая, какая есть.
    И ведь по факту сейчас девушка должна был разочароваться в отце в том, что он не стал тем, кем его видела дочь. Но журналистка разочаровалась в себе, это она допустила ошибку, что решила допустить отца в свою жизнь. У того уже новая семья, а старшие дочери, они словно остались за бортом, в особенности Ева.
    Девушка прижалась к мужу ближе, чтобы почувствовать его тепло, ее продолжало трясли, то ли от холода, то ли от разочарования во всем. Она едва держала в руках бокал с вином, пыталась не пролить его на себя.
    - Я ведь такая же упертая, как и он и не умею слушать критику в свой адрес, ты ведь и сам это видел множество раз - она грустно улыбнулась, да уж ему что только не удалось с ней пережить.- Я пытаюсь не быть таким как он, но Генри, признайся, я ведь тоже бывают временами не выносима, так ведь?- вздохнула она подняв глаза а мужа.- Я честно не знаю, как мне реагировать на новую родню. Хотя знаю, мне на нее плевать, другой вопрос в его новом ребенке- она не стала называть его братом или сестрой, ибо искренне считала, что это явно не ее родня, а ребенка отца.
    - Как ты пережил этот момент?- спросила она у Генри- мне кажется какие бы безумные вещи я не творила, внутри я вся такая же маленькая девочка, которая хочет внимание своего отца. И мне кажется близнецы это же возьмут от меня- она носом уткнулась ему в плечо, сейчас и вправду стало страшно.-  А может стоит остановиться? Может я сегодня неправильно повела себя с отцом? Я ведь всегда так прытко отставила свои границы, что не думала совсем о чужих….

    +1

    10

    Генри задумался над вопросом Евы, правильно ли она поступает. Нельзя однозначно ответить на этот вопрос, так как позиция мистера Моргана ему тоже не совсем понятна. Ему сделали шаг навстречу, а он сделал два шага назад. Видно, что жене неприятна тема нового ребенка, брата или сестры, которые будут младше ее почти на сорок лет. Хэрроу сам бы не хотел таких родственников, но куда деваться.  В конце концов, она не обязана общаться с новой семьей отца. Главное, чтобы он общался с Евой, был для нее отцом, в первую очередь. В голосе девушки он слышит нотки ревности, это очевидно.

    — Ну, Ева, я люблю тебя, да и нам же было хорошо вместе. У нас достаточно много общего, и нас это связывала. Если бы ты меня не любила, если бы не хотела семьи, не пошла бы к психиатру, когда я предложил попробовать. Ты слушаешь тех, кого тебе хочется услышать. И кто не вызывает негативных эмоций, кто однажды не сделал больно. Подсознательно ждешь от отца какого-то негатива, — пожал плечами Хэрроу. Он был точно такой же, он послушал дочь, когда та предложила попробовать помириться с матерью. Он послушал мистера Броули, когда тот сказал, что в его ситуации нужен психиатр. А Ева послушала Генри, когда тот заговорил о серьезных намерениях.

    — Я тоже местами похож на своего отца, даже внешне. В молодости мы очень похожи. Характер, никогда не уступали друг другу ни в чем. Он даже говорил мне об этом. И это тоже неосознанно. Но все равно же мы от них отличаемся, прежде всего тем, что не хотим быть такими. А близнецы… они будут воспитываться в другой среде, — Генри поцеловал Еву в губы, сделал глоток вина. Сложно сказать, что эта встреча была ошибкой, возможно, она помогла открыть глаза на некоторые другие вещи. И вызвала новые разочарования.

    — Не знаю, Ева. Это решать только тебе, я не могу тебе ничего советовать  этом вопросе. Выставление границ, это тоже важно. Ты все же личность, со своими планами, уже со своей жизнью, семьей. Иначе, ты не хуже знаешь, как люди могут садиться на шею, — Хэрроу в этом моменте солидарен, что всегда отгораживался от людей. Никогда ничего не рассказывал никому. Не позволял проникнуть в свою жизнь тем, кого он не хотел впускать.
    — Тебя сейчас больше волнует то, что у него будет еще один ребенок. С новой женой, может, обидно за маму, что он решился на еще один брак… И у него будет все то, чего не было у тебя, — хотя Генри уже и в этом засомневался, — Но… Ева, у  тебя сейчас своя семья, дети, вопреки всему, будь счастлива сама. Пусть папа увидит, что и без него у тебя все получилось.

    +1

    11

    Ева пошла в журналистику для того, чтобы исправить реальность. Ей не нравилось то, что она видит перед собой. Наверное, том послужила ситуация, что сложилась в ее жизни. Еве в принципе никогда не нравилась ее реальность и ей не нравилось еще то, как ее отец ведет себя в ее реальности.  Еще с детства она понимала, что любящий человек не может себе позволить вести себя так с детьми.
    С раннего детства у нее осталось мало воспоминаний, видимо память ее щадит и блокирует травмирующие факты. Она помнит только одно, что Ричарда никогда не было с женой. И ту фразу, что он бросил в конце ужина, что с новым ребенком и молодой женой все наверстает, она больно ударила по Еве. Ей казалось, что они были такой пробной семьей, где мистер Морган делал пробу пера и не более того. Это было ужасно, не иначе.
    -Ты прав, я  люблю тебя- кивнула девушка, хотя сейчас она была больше похожа на ребенка, что жался к плечу дорогого человека и ждала защиты.- Я до тебя и не могла предположить, что я так способна любить. Ты делал все осторожно, но применял временами шоковую терапию –взять хотя бы Хелен, которая появилась в их жизни и едва не отобрала у нее Генри.- а от отца… отца я жду постоянно подколов, уколов и мелких пакостей, которые он называет сарказмом и бодрящим душем. Почему нельзя быть просто отцом? Я не хочу быть частью этой реальность, правда не могу и не хочу…
    А ждала она от Ричарда понимания и ощущения того, что отец рядом с ней. А он этого ей дать не мог, потому что это Ричард, он никогда кажется и не был привязан к дочерям, в особенности к старшей, которая принесла столько боли и страдания.
    - Я все еще боюсь, что могу поступить так, как Мелани- честно призналась девушка- но еще больше боюсь того, что превращаюсь со временем к Ричарда. Это так сводит меня с ума и сегодняшний ужин тому подтверждение, я же повелась на его провокации, вместо того, чтобы в принципе не влезать в эту ужасную игру и не возобновлять отношения.
    Девушка знала, что и у мужа были трудные отношения с семьей, но из того, что она видела в последнее время, Амелия не выводит сына на откровенные провокации и эмоции. Ричарда же прямо таки плевался ядом от вида ее мужа, это тоже не понравилось Еве.
    - Наверное, все же стоит прекратить с ним общение, хотя бы на время или же предложить пойти на семейную терапию- она понимала, что откажись сейчас от полного общения с ним, она однозначно обрекает себя на то, что больше не пускать его в свою жизнь.-  Но Ричард считает, что у него все в порядке, проблемы в моей голове…
    Она вздохнула и допила вино, по щекам скатилось пару слезинок.
    - мир несправедлив- протянула она- да ты прав я ревную и не понимаю почему какая-то пигалица должна получить того что не было в моей семье. Я не знаю кто она и чем занимается. Но благо знаю одно что наследство она не получит ибо у отца никогда не было деньги в завещании мамы были четко распределены доли между мной и Эллой- на самом деле деньги Еву волновали меньше всего но она решила использовать это.- я не могу радоваться за него правда не могу. Как ты отнесся к тому , что у твоей жены появился новый муж?

    +1

    12

    Рушить свои мечты и желания, иметь настоящую семью, Генри не собирался. Даже перед отцом он будет защищать Еву. Плевать, что он скажет, плевать, что будет дальше. Но дальнейшее общение стоит свести на «нет». Если жена решит еще раз попытать счастье, Хэрроу подумал, что  случится это нескоро. Может, к тому времени и сам остынет, отвлечется на что-нибудь, более важное, дом, работу, близких… Когда он впервые задумался над тем, что хочет семью с Евой, подвел ее к тому, что стоит заняться собой, иначе не смогут двигаться дальше. Нужно что-то менять  в жизни, чтобы потом не было мучительно больно. Генри считал, что все у них получилось и будет получаться дальше. Слишком долго они к этому шли, чтобы вот так взять и все разрушить.
    Он понимал тревоги Евы, в частности от новых будущих детях. Если его мать решилась еще на одного ребенка, Хэрроу не знал как воспринял бы эту новость. Смотря, как ее преподнести. Да и Ричард мог бы иначе это сообщить. Хэрроу всегда боялся, что его Джо не воспримет новую семью своего отца, но между ними особенная связь, нерушимая ничем… Любовь и доверие. Старался не давать поводов для ревности, лишний раз напоминал, как любит ее. И свадьба отца не делает их дальше друг от друга. Наоборот, Генри с большим трудом отпускал Джо от себя.

    — Ева, ты не Ричард. Ты сделала шаг навстречу, но получила совсем не то, что ожидала. Это нормальная ситуация в вашем случае… Возможно, действительно стоит сделать перерыв, все обдумать, решить для себя, действительно ли ты хочешь этого. И тебе совсем не обязательно общаться с его семьей, я думаю, что как отец он должен это понять и принять твой выбор. Он твой отец, общайся с ним, ты не обязана становиться частью его новой семьи, — это неоспоримый факт, что лучше бы им общаться пока порознь. Да, это трудно делить себя между детьми и любимой женщиной, но раз уж так случилось, нужно искать компромиссы. Хэрроу принял бы и выбор Джо, если бы она захотела общаться с отцом наедине, несмотря на то, что они оба ненавидели ее мать. Но все же случилось иначе, Генри этому рад. Интересно, будет ли отец ревновать ее к женихам… Однако точно будут проходить строгий контроль. Но Хэрроу пока об этом старался не думать.

    — Мне было все равно, мы уже были в разводе, меня интересовала только дочь. И, когда я  с ней помирился, остальное уже не имело значения, — пожал плечами Хэрроу. После того, что рассказывала ему Джо, да и после того, что он с ней сделал… Матерью ее точно назвать нельзя. Было уже все равно, что  с ней происходит. Правда, не узнавал ту девушку, в которую влюбился.
    — Знаешь, как бы грубо не звучало, но можно предположить, как все будет. Думаешь, у нее будет все то, что не было у тебя? — усмехнулся Хэрроу, — Так что я не зарекался бы… — судя по словам Евы, отец ее не изменился совсем, такой же как и раньше. Но кто знает, может, они именно этим и подходят друг другу.

    +1

    13

    Еве хотелось укутаться в плед, сжаться в клубочек и пропасть с радаров. Осадок после встречи с отцом, был ужасен. Ей казалось, что отец так от души плюнул ей в душу своими признаниями. Она думала, что давно научилась абстрагироваться от слов и действий отца, но, увы, семья всегда будет ее трогать за самое чувствительное. Ей ведь уже не десять лет, чтобы так реагировать на слова отца. Тогда он был ей важен, тогда он был единственным родным человеком, от которого она ждала поддержки. А Ричарда поддерживал только себя самого.
    Ева не будто бы вернулась прошлое, а в реальности оказалась там же, откуда все начиналось. Отец все такой же надменно-скорбящий и она сама, маленькая напуганная девочка, что тянет к нему руки в надежде получить помощь. Ей страшно, ей нужен отец или мама. Она никому из них не признавалась, насколько ей было страшно засыпать после возвращения. Когда мама укладывала ее спать, она целовала ее в лоб, желала спокойной ночи и выключила ночник. Ева кивала ей головой и закрывала глаза. Когда же дверь за матерью закрывалась, она крепко сжимала край одеяла и накрылась им с головой. Темнота ее пугала, это все что она помнила после похищения, кромешная тьма. Только сейчас она научилась более или менее не бояться темноты и все потому, что знала, что Генри подаст ей всегда руку. В отличие от отца, он всегда рядом, он не обманывает и не лжет.
    Ева закрыла лицо руками, она и не думала, что ей будет так тяжело говорить об этом. А еще более невыносимо чувствовать эту боль внутри себя.

    - Меня задевает сам факт его новой семьи- призналась девушка.- Он словно забыл про нас, про маму. Судя по его словам, мы все остались в прошлой жизни. Разве можно забыть о таком? Знаешь- Ева шмыгнула носом, ее вновь пробила дрожь- мне кажется он никогда не любил нас всех. Мелани была для него удобной женой, но не более того. Это так ужасно.
    Ева уткнулась носом в плечо мужа. Да, она была недолюбленным ребенком, который искал любовь во всем, но отказывалась в этом признаваться. Когда же Генри предложил ей чувства, она всеми силами отгораживалась от них. Ибо искренне не понимала, что ей со всем этим делать. Вот такая вот ужасная правда жизни и пугающая.
    - Знаешь, будь Ричард хотя бы на сотую долю похож на тебя, все бы было иначе- и девушка не кривила душой, она видела, как Генри общается с дочерью и это всегда восхищало Еву. Он был отцом для своего ребенка, настоящим. А не суррогатом, коим являлся  Ричард.
    - Ты видел, как гордо он сказал о наследнике?- грустно ухмыльнулась девушка, тыльной стороной вытерев нос.- он горд уже этим ребенком. А мы с Эллой лезли из штанов, чтобы отец оценил наше присутствие. Элли даже пошла по его стопам, а что Ричард7 Ничего. Господи, Генри- она шмыгнула носом- мне так плохо и паршиво, что это убивает меня изнутри и делает такой слабой.

    +1

    14

    Генри прекрасно понимал состояние Евы, ей просто хочется любви и тепла от самого родного и близкого человека. Во всяком случае, того, кто им должен быть. Хэрроу убежден, что отец должен быть не только на бумажке, но и в жизни своего ребенка. Как и мать, но, если ее нет, то тогда второй родитель… Может быть, Генри слишком идеализирует мир, но банально старания никто не отменял. Хэрроу сам оступился в свое время, многого не вернуть, причем есть такие события, которые очень хочется повернуть назад. Однако остается только стараться не повторять прошлых ошибок.

    — Ева, ну, ты это воспринимаешь так потому, что все эти годы его ненавидела. Он решил не ставить на себе крест, и жениться вновь. Это его дело… А чтобы узнать все, что  ты хочешь, вам правда надо поговорить наедине, хотя и не хочу этого одновременно. Как видишь, я не могу смолчать, поэтому нам  лучше не встречаться, я чувствую, что мы друг друга не поймем никогда, — Хэрроу обнял ее, прижал к себе теснее. Ева снова вернется в слезах, в ужасном настроении. Он сомневался, что они смогут нормально поговорить, учитывая настрой жены. Ей хочется все ему припомнить, чтоб он наконец-то обратил внимание на ее проблемы, которых он, похоже, не видел… Генри тоже женился снова, но целенаправленно жену не искал, просто так сложилось, и весьма удачно. Разве после этого он должен забыть про Джо…
    Он провел пальцами по щекам, перебирая ее волосы в руке. Видимо, так ее отец пытается реабилитироваться. И хочет в глазах своей новой жены выглядеть хорошим отцом. Это, конечно, похвально, но в глазах Евы он, судя по всему, моральный урод. И она это почти что произносит вслух. Генри сам не ожидал, что у него появятся близнецы, сразу двое детей, это было одновременно ошеломляюще и приятно. Кажется, вместе они уже преодолели все, что можно и нельзя.

    — Кто знает, может и вами с сестрой он был так же горд. Просто, сейчас как будто бы сдался с тобой, с ней… А новый ребенок, все с чистого листа. Видишь, моя мать тоже сдалась, смирилась с тем, что меня уже не изменить. И переключилась на внуков. Предлагала оставить ей их на пару недель повозиться, — усмехнулся Хэрроу. Нет, ну неделя без детей, это еще куда ни шло, но две… Своей маме он стал доверять. И то, только потому, что доверяла Джо, последовал ее примеру, попробовал. Только вот разлуки не выдержит так долго.
    — Дорогая, не убивайся так. Мы с тобой и не через такое проходили. У тебя еще после больницы нервы не пришли в норму. Главное, что мы с близнецами тебя любим. У них не будет недостатка в любви, внимании близких, — потому, что есть олень крутая инструкция, как не нужно...

    +1

    15

    Не ставить крест… как же многозначительно звучит, даже высокопарно, но по факту это все туфта. Такими фразами обычно прикрываются те люди, которые не умеют чувствовать и сопереживать. Девушка казалось, что отец вовсе не умеет что либо чувствовать, он был надменным сухарем, который даже не самую стрессовую ситуацию реагировал из разряда и это пройдет.
    Ева тоже долго воспитывала в себе эту эмоцию, чтобы не реагировать ни на что и чего уж там, у нее практически получилось. Девушка научилась прятать свои эмоции поглубже, что никто не мог понять одного, что ей грустно или больно. Она всем казалась бесчувственной стервой, которая спокойно приходит на места убийств и других зверств и даже ни одна мышца на лице у нее не дрогнула от этого вида. А все потому, что она с детства поняла, что людям не важны твои эмоции, многие наоборот только будут злорадствовать твоему горю, а сочувствие оно не делает лучше никому.
    - Не знаю, мне кажется он никогда не ставил свою жизнь на паузу- пожала плечами девушка.- Оно может быть и правильно, отец продолжает жить. Но при этом живет так, словно не было в его жизни нас, его детей и всего того кошмара- она вздохнула. - Как бы я не пыталась забыть обо всем, перевернуть страницу и прочее, я все равно каждый раз мысленно возвращаюсь в те времена и прокручиваю их в своей голове.  Это часть меня, которая никуда не денется. А он… его словно там и не было вовсе и все это никак не сказалось на нем.
    Ева вздохнула и потерла глаза, да уж, как бы  не хотела абстрагироваться от этого, но ее отец часть нее и всегда так будет.
    - Ты думаешь у нас склеится разговор? - вздохнула Ева. - я не думаю на самом деле, что как-то будет иначе. Отец явно не примет другую тактику общения, а я буду высказывать точку зрения на все, что ему явно не придется по душе. И мы будем гонять по кругу.
    На самом деле звучало весьма грустно. Сейчас девушке уже казалось, что они с отцом, не смогут найти точек соприкосновения, его даже не тронули внуки. Он даже в близнецах смог найти то, чем можно уколоть Еву побольнее. Разве так поступают счастливые отцы семейства? Нет, это не семья, где каждый жалит друг друга.
    - Если сравнивать твою маму и моего отца, то она явно побеждает в этой схватке- грустно улыбнулась девушка.- Она не строит из себя святую, она признала ошибки и пытается быть с внуками хорошей бабушкой. А ты видел реакцию Ричарда? Она говорит о многом. Этот человек любит только себя и никого больше- Еве трудно давались эти слова. Много лет она держала дистанцию между ними и когда решилась все же ее сократить, получилось то, что получилось.
    - Спасибо тебе- протянула Хэрроу глядя в глаза мужу.- если бы не было вас, я бы давно сошла с ума от всего этого. Может быть пришло время вычеркнуть его из своей жизни, навсегда…

    +1

    16

    Генри не торопился делать выводы по поводу своей матери, пока он не знал, чего ждать от этой женщины. Он ее почти не знал, может это очередная игра, и его вновь пытаются вернуть в дом. Хотя Амелия знала, что это практически невозможно, старший сын не поддастся на уговоры и упреки в свою сторону. Но, кажется, она поняла, что своей принципиальностью может потерять обоих сыновей. Дэн до сих пор не горит желанием с ней общаться, Генри не настаивает. Захочет, сам пойдет.
    Убеждать Еву и настаивать на общении с отцом тоже глупо. Наверное, сейчас для нее это будет еще болезненней, когда она считает, что он ее предал тем, что решил вновь жениться и завести детей. При том, что уже есть две дочери, старшая всю жизнь считала его врагом.

    — Ну, так не сейчас. Пока это бесполезно, вы нормально поговорить не сможете. Пусть пройдет время, когда ты будешь к этому морально готова. Если уж и в этот раз не получится, то… ну, лучше тогда вам жить порознь и не встречаться. Может случиться так, как у нас с отцом. Мы никогда не понимали друг друга,  — и разговаривать нормально не могли. Поэтому Генри свел все общение на «по делу», и то, если считал, что это его дело. А так максимум отец присылал подарки на дни рождения через мать.  Генри брал чисто  из вежливости. Сейчас отца уже нет, а осадок от его пребывания в его жизни остался неизгладимый. Столько впечатлений никогда уж не забыть. Не получается не думать о нем плохо, такой уж он был человек, который не оставил в памяти сыновей, жены ничего хорошего. И это грустно.

    — Я пока не берусь что-либо утверждать. Сейчас пока все хорошо, посмотрим что будет потом. Дэн вот не горит желанием с ней общаться, из-за глубокой обиды. Я его понимаю, не принуждаю. Может когда-то и решится на такой шаг, — Ева уже намерена вычеркнуть отца из своей жизни, Генри не знал, насколько это правильно. Без нормальной беседы этого не понять. Другой вопрос, сможет ли она нормально с ним поговорить… Девушка настроена очень враждебно, у нее накопилось много обид внутри.

    — Я бы на твоем месте просто высказал все, что накопилось внутри. Сказал бы все, что думаю об этом, о нем. Может и станет легче, и заодно посмотришь на реакцию. Иногда просто надо выплеснуть эмоции, — когда-то они так проорались с Джо, она отвезла его на пустырь, почти на окраине города. Обоим стало легче. Иной раз нужно позволить себе высказать все, что думаешь человеку, которому хотел сказать все эти годы.
    — Я так сделал перед уходом из дома, когда уехал поступать. Стало немного легче, а главное, понятно, что отец не изменит своего мнения. Да и ты по сути ничего не потеряешь. А может и приобретешь, если повезет, — смотря как Ричард на это отреагирует. Если снова оскорбится, то пиши пропало.

    +2

    17

    Еве вдруг стало интересно, а был ли ее отец, когда-нибудь нормальным?  И что его сделало таким напыщенным индюком? Свое ранее детство она помнила плохо, после всех потрясений, память предпочитала блокировать многие вещи в ее голове или выдала только лишь краткие отрывки. Были воспоминания об уродских кроликах, что отец дарил, когда не приходил на ужины. Иногда он читал ей на ночь сказки и все, дальше образ отца словно пропадает. Она не знает, с чем это связано. Ева силиться вспомнить, как же складывались их отношения с матерью. Но почему-то ничего не приходит на ум.
    Были только лишь обрывочные картинки, с того момента, когда Ева вернулась домой после похищения. Мама часто плакала, а отец… его просто не было. Ричард был где угодно, но только не дома. Будучи ребенком Ева не понимала, почему отец так себя ведет. И ладно Мелани, она была беременна и могла творить дикие вещи в плане эмоций, но Ричард же взрослый мужчина. А он просто скрылся, не оказал той поддержки, что ей была так нужна. Точнее была нужна его девочкам. Ева мотнула головой, отгоняя от себя призраков прошлого.
    - Тебе не стало легче, после его смерти? - спросила она у супруга. - Не знаю, мы нормально не говорили уже лет семь точно, после той его попытки запихнуть меня в дурдом. Сегодня разговор тоже не получился, и я уже не уверенна в верности своего решения. Может быть все же некоторых людей, стоит оставлять в прошлом, может быть так будет лучше- на самом деле она не понимала, что будет лучше. Однозначно понимала, что нормально общаться с его новой семьей, она не сможет. Образ ее семьи был навеки разрушен. Сейчас они с Генри пытаются строить собственную семью, где не допускают таких ошибок, но кто знает, что будет дальше? Ева боялась будущего, было страшно на самом дел стать похожей на Ричарда.
    - Это больно, когда родители безразличным к своим детям- кивнула Ева, ближе прижавшись к мужу. - У тебя было нечто хорошее, в детстве, что помогало тебе держаться? - спросила она. - знаешь, я лет с десяти росла с мыслью того, что счастливой и свободной меня сделает только правда. И, что сейчас? Я знаю правда, сделала шаг навстречу отцу, а внутри такая дыра, словно ничто не в силах меня спасти- она потерла глаза, эта встреча с отцом ее так измотала, что казалось, что все силы покинули ее.
    - Ты видел сегодня, что слова от него отскакивают словно мячики-  устало ухмыльнулась она.- я вот боюсь того, что в порыве своего ора, смогу убить отца. Да, это ужасно думать о таком, но черт он вызывает слишком сильные негативные эмоции. Это так неправильно.
    Это пугало, действительно было страшно нанести не только моральный, но физический вред своего отцу. Ева действительно думала, что в какой-то момент может и вовсе не справится с собой и сорваться.
    - Встреча с ним измотала меня, я ничего не сказала, а чувства у меня, будто бы по мне проехались катком- призналась девушка.- семь лет назад, когда я уезжала из Нью-Йорка, наш последний разговор состоялся на повышенных тонах, я кричала на него,  а он как обычно ухмылялся. Он в этом весь.

    +2

    18

    Интересный вопрос озадачил Хэрроу. Стало ли ему легче со смертью отца… На самом деле ни холодно, ни жарко. Ибо они почти не общались. Только в момент расследования стало немного жалко. Но отец нарвался на то, за что всю жизнь боролся.
    — Честно говоря, не знаю. Мы с ним почти не общались, и мне он особо не докучал своим присутствием. Матери только легче стало, она словно избавилась от его гнета. И вздохнула с облегчением, — когда-то ее насильно выдали за него замуж, считая, что он лучшая партия для дочери. Видимо, раньше никого не интересовали человеческие качества людей, только материальный достаток и принадлежность в обществе. Генри всегда видел, как маме тяжело, но она не хотела его слушать, считала, что это ее женская доля. Только смерть отца помогла ей расслабиться. Может, так действительно лучше.  И это ей помогло сблизиться вновь с сыном.

    — Ну, у меня был Дэн, плюс я знал, что рано или поздно уеду поступать. Думал только о том, как готовиться и учиться, чтобы не было проблем с поступлением. Потому, как, если бы все провалилось, пришлось бы возвращаться назад. Ибо возвращаться было бы некуда, — произнес Генри. Он прекрасно понимал Еву и ее желание, чтобы отец стал другим, желание почувствовать его любовь, и быть услышанной родным человеком. Но Хэрроу чувствовал, что сейчас ей нужно просто успокоиться, для начала. Переспать с этими мыслями, на свежую голову думается все же лучше. По-хорошему надо бы лечь спать, выпить что-нибудь успокаивающее и лечь.

    — Я думаю, что тебя должно остановить наличие твоей собственной семьи. Что ты нам нужна прежде всего. И садиться в тюрьму из-за этого, так себе идея…  — Генри тоже думал, что не способен на убийство, во всяком случае, умышленное. Он и не собирался убивать, просто так вышло…
    — В любом случае, повремени пока. Успокойся. Может… тебе стоит к мистеру Томасу сходить с этой проблемой, м? У него бывают светлые идеи, — осторожно предложил Генри, надеясь, что Ева не воспримет его предложение в штыки. Но однажды он ей уже помог, почему бы не попытаться и с этой проблемой.  А специалист он действительно хороший. Сам Хэрроу это ощущает на себе. После убийства столько времени уже прошло, а он помнит этот день, как сейчас.
    — Когда будешь готова к этому или, может, он сам решит снова попытать счастье… Тогда и пробуй. Сейчас тебе нужен отдых. А нашим детям нужна здоровая мама, ¬— он поцеловал ее.

    +1

    19

    Это какое-то кощунство думать о подобных вещах, а уж тем более произносить их вслух. Ева не хотела смерти отца, да между ними было множество разногласий, но девушка прекрасно понимала, что он ее отец. Но все же в ее голову закрадывались мысли о том, чтобы она чувствовала, если бы его не стало. Боль? Разочарование? или что-то еще. Наверное, было бы какое-то чувство облегчения. Да, это жестоко, но с другой стороны, было бы облегчение от того, что поставлена точка в этом непростом деле, как родственные отношения. Ева искренне хотела наладить с ним отношения, но так уж получалось, что ничего не получалось. И это грызло ее изнутри и от того было ужасно плохо.
    - Ты вот сейчас говоришь про этом и я задумалась о том, что испытал мой отец после самоубийства Мелани. Может быть тоже облегчение? Я знаю, что глупо и даже жестоко рассуждать об этом, но это само лезет мне в голову. Я честно даже не могу предположить, чтобы я чувствовала- Ева вздохнула- но я отчетливо помню, что испытывала, когда не стало Мелани… мне было ужасно обидно, что она бросила меня.
    Отец же ее бросил давно, наверное, в тот самый миг, когда не подал ей руку помощи. Обманутый однажды, больше не желает верить лжецу. Ева не может больше верить Ричарду, тот слишком много прикидывался.

    - Хорошо, что у вас так сложилось с Дэном и вы оказались опорой друг для друга- девушка положила голову на плечо мужа.-  А я так и не смогла испытать теплых чувств к Элле- призналась она.- я плохая сестра, даже можно сказать ужасная и кажется не лучше Ричарда.
    Ева много лет подряд корила себя за то, что не полюбила младшую сестру. Просто ее ресурс был на нуле и она не смогла, сколько бы не пыталась сблизиться с сестрой. Наверное, она плохая, иначе не скажешь.

    - Я вас люблю, но я в гневе могут быть страшной. Все эту бурлит во мне больше двадцати лет и с каждым годом все становится только хуже-  зевнула Ева.- я правда думаю, что могу как минимум залепить ему пощечину в разговоре, просто… черт побери, человека нельзя заставить себя услышать, даже если ты этого очень хочешь…
    Это действительно делало ей больно. Отец ее не слышал, а Генри понимал ее чувства, когда она просто молчала. В этом была разница, ее муж был ближе, чем отец. Это действительно было как-то странно.
    - Я то тебе с трудом это рассказываю, и  пока обойдемся без мистера Томаса- кивнула девушка, хотя он ей порядком помог, но сейчас девушка считала, что должна сама разобраться с этой проблемой.
    - Спасибо- она ответила на его поцелуй.- без вас бы я давно слетела с катушек. Все же ты мой спаситель.

    +1

    20

    Такое действительно бывает, когда дети думают, что родители их бросили, когда покончили жизнь самоубийством. Хотя, по сути, оно так и есть. Они так решили, лишили детей матери или отца. Но не учли, что дети в них очень нуждались, и своим поступком нанесли им непоправимую травму. Это чистой воды эгоизм, что мать решила так поступить с детьми, с мужем. Что там между ними происходило на самом деле и почему она так поступила, никто не знает. Но Генри думал, что проблема кроется, куда глубже.

    — Ну, сейчас мы и не узнаем что там на самом деле случилось. И что творилось  у нее в голове в тот момент. При возможности, ты можешь попытаться выяснить это у отца, может, он знает больше и не хочет говорить, — чужая семья – потемки. И родительские ссоры иногда детям вообще неизвестны. Кто знает, может мать не смогла пережить такого горя, что произошло с дочкой. Как и то, что на самом деле стало толчком к самоубийству.
    Они с Дэном действительно стали лучшими друзьями, Генри всегда чувствовал себя ответственным за брата, а тот брал с него пример, хотел быть похожим. Но Хэрроу именно этого и опасался, чтобы лишний раз не ударить в грязь лицом перед Дэном, поэтому большую часть своей жизни ему не рассказывал. Ибо дурной пример заразителен.

    — Ева, ну мы не обязаны быть в ответе за своих братьев, сестер. В ответе за вас ваши родители. В данном случае, отец. Как минимум, до совершеннолетия. А все остальное… у нас с Дэном сложились отношения хорошие потому, что оба пошли против политики отца. Да и просто держались друг за друга. Ты не обязана была заменять сестре мать, испытывать к ней теплые чувства насильно, — отозвался Хэрроу, нахмурившись. Не у всех же братьев и сестер возникают друг к другу теплые чувства. Некоторые всю жизнь живут врагами, даже не пересекаясь и никому это не мешает.
    Семейные отношения, это всегда сложно, особенно, когда через года их пытаются восстановить. Генри не понаслышке знает, какого это жить с мыслью, что твой ребенок тебя ненавидит. Интересно, как можно пять лет не интересоваться своей дочерью… даже не приехать ни разу. Но, видимо у них слишком разные взгляды на это дело. Генри поймал себя на мысли, что причина может оказаться куда проще, чем он думает. И при этом не менее ошеломляющей.

    — Мы оба друг друга спасли. Да и вообще, наверное, все так и должно было случиться. Мы через многое прошли, и не остаться вместе было бы странно, — улыбнулся Хэрроу, — Ладно, пойдем покормим близнецов и будем сами спать ложиться. Тебе нужен отдых.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » чувства на мели