ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Это странно, странно, странно, но он совершеннейше не хочет думать на этот счет. Сначала сделать, а потом пожалеть, коль время останется. Если он начнет думать, то все пропало, все испортит. Впрочем, несмотря на порывисто предпринятое, он побаивался. Что это уж слишком, что нельзя так хватать людей, что он её раздавит или она его оттолкнет, что было бы совершенно ужасно. Он ведь так легко поверил, совсем уж не подумав. Но не оттолкнула, а отмерла и обняла. Очки мешались, поэтому он те сорвал и отбросил, ничего все равно не видно, да и не нужно. Зато так прижиматься к ней можно сильнее.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    08.08
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » С течением истории предметы обрастают легендами


    С течением истории предметы обрастают легендами

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1


    С течением истории предметы обрастают легендами
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/KjU57bo.gif https://i.imgur.com/HeoMtrx.gif

    Reginald Brawley & Henry Harrow
    18 мая 2022 / Харли -> Дом Броули

    Генри навещает мистера Броули, заодно напоминает, что завтра нужно прийти и снять гипс с руки. Но еще уговорить надо...

    +1

    2

    Каждый текущий день у Генри напоминал ему квест. Он в каком-то смысле превратился в рутину, каждый день, как день сурка… Встал, собрал детей, уехал в клинику, там хоть какое-то разнообразие, операции и дурные местами пациенты. Вечером – в обратном порядке, собрал детей, поехал домой, ужин и спать. На выходных, хоть немного меняется программа. Но Генри не жаловался, это период жизни, который нужно пройти, дальше будет легче… хотя, кого он обманывает! Уже проходил все это с Джо, правда, недолго… А потом воспитание дочери свелось к тому, что они встречались тайно от матери, часто врали ей. Хэрроу немного напрягало, что он фактически учил ее врать маме, но… Врала же она только по этому поводу, а с отцом всегда были доверительные отношения. Хотя да, так себе оправдание. Но радует, что этот период закончился, начались новые проблемы. Мальчики, первая любовь, слезы по этому поводу. Черт возьми, неужели ему придется еще дважды это проходить?

    Днем в обед Генри набрал мистера Броули, который у  него наблюдался по поводу сломанной руки. Ну как наблюдался, капризничает временами, как ребенок. Приходится поуговаривать, чтобы лишний раз провести осмотр. Но чаще приходилось это делать дома. Ладно, с осмотром проще, а вот снимать гипс в домашних условиях не хотелось бы, поэтому Хэрроу предпринял робкие попытки напомнить о том, что завтра нужно явиться на прием, чтобы снять гипс. А то сам же не придет… Даже тут пришлось ножкой притопнуть, всплеснуть руками, жаль только, что мистер Броули этого не увидел через телефон. Закончил Хэрроу тем, что предупредил, что будет вечером с внуками, проведать, да и завезти вкусного от Евы. Такой своеобразный ритуал. Каждый раз, когда Генри собирается к мистеру Броули, жена нагружает его сумкой различных печений, пирогов и других вкусностей. Иногда ездит и сама. Переживает, что мистер Броули там плохо питается сам. Поэтому, когда Генри позвонил девушке, что вечером поедет к нему, она принесла ему эту самую сумку к клинике по пути в салон красоты. Хэрроу еще даже не проверял что там.

    Забрав детей из яслей, которые, по словам нянечек, сегодня уж больно активные, Генри отправился к машине. В связи с тем, что руки всего две, пришлось ходить два раза. Сначала сумки, потом дети. Но, как только Хэрроу сел за руль, еще раз набрал мистера Броули, чтобы ждал через минут десять, если не будет пробок. Даже непривычно, что теперь все рядом. А не часа два пути до дома.
    Под оживленную беседу близнецов Генри доехал до дома мистера Броули, раздумывая, в каком порядке ему вытащить все и всех из машины. Он решил начать с близнецов. Заглушив двигатель, Генри забрал из машины люльки с детьми, постучал в дверь, дождался, пока ее откроют.

    — Добрый вечер, мистер Броули, — улыбнулся Генри, поставив в прихожей люльки с детьми, — Сейчас, погодите минуту, еще не весь пришел… — он вернулся  в машину, забрал еще сумку с гостинцами, закрыл машину.
    — Вот, теперь я совсем пришел, — Хэрроу закрыл дверь, приобняв мистера Броули в знак приветствия, — Как вы себя чувствуете? — хотел пошутить что-то про две руки, но глядя на мистера Броули, решил, что неудачная шутка.
    — Тут у меня гостинцы от Евы, велела вас накормить, передала тут много всего. Правда, честно говоря, еще не смотрел что там, но уверен, что что-то вкусное. И много, — улыбнулся он, — Показывайте, куда вам это все разложить, заодно и покушаете. Вы голодны?

    +1

    3

    Реджинальд нынче находил отдохновение в каталогизировании своего барахла. Он решил написать завещание, чтобы не повторялась история с бабулей, когда после её смерти девять сестер в ссорах делили наследство и разбивали даже мебельные комплекты, не сумев договориться. Прямых наследников, к коим могло бы все перейти без всяческих заморочек, у мистера Броули не числилось, зато третья очередь была крайне многочисленной. Некоторые уже узнали о кончине Мадлен и выражали желание некоего участие в его судьбе. Так топорно и мерзко, что после этих разговоров прям им назло хотелось прожить чуть подольше. Ну или не составлять завещания вовсе, пусть все отойдет короне, отсудить что-либо в таком случае будет весьма затратно.
    Однако составляя списки он занимал голову, успокаивался и был занят. Мучительные мысли оставались только на ночь, а день он проводил весьма сносно. Алую гостиную за прошлый месяц мистер Броули всю перевернул и описал, три листа вышло. Подобрал удобную систему и пару предметов мебели даже оценил, проведя около четырех часов на сайтах антиквариата.
    Сегодня за завтраком он думал, чем же заняться далее. Разбирать комнату Мадлен мистер Броули был по-прежнему не готов, так же как и заниматься её мастерской. Ему вообще каждую ночь не хотелось подниматься наверх, внизу было не так тяжело. Поэтому он решил открыть зеленую гостиную и заняться ею, там вроде бы что-то стояло. Он допил чай, доел скрэмбл с кусочками скорлупы, ибо разбить яйца у него получилось весьма неловко, да пошел было уже за тетрадками, как позвонил Генри. Снова начались эти утомительные нотации касательно руки. Что же он, гипс не спилит сам? Не хотел он никуда ехать, две недели из дома не выходил, нечего и начинать, в самом деле! Выслушав это все с закрытыми глазами и почти исчерпанным терпением, Реджинальд нашел, что проще согласится. Потом ему сообщили, что заедут вечером с малышней - это и спасло разговор от полного провала. Однако до вечера еще куча времени, поэтому он пошел искать ключи от зеленой гостиной.
    Двустворчатые двери по правую руку от входа почти всегда были закрыты. Почти сливаясь со стеновыми панелями темного дерева, они не особенно привлекали на себя внимание и даже ему иногда казалось, что этой комнаты внизу не существует. Однако это была огромная гостиная, больше даже алой гостиной и столовой вместе взятых. А закрытой она пребывала по прозаичным причинам: этот дом был велик для семьи Броули уже третье поколение. Во второй гостиной не было необходимости. К тому же она была холодною и сырою, выходила на темную сторону, замурованная от солнечных лучей возведенным рядом трехэтажным особнячком. Здесь всегда шептались сквозняки, а в углах гнездилась плесень. Проще было ее закрыть, подоткнув под низ двери специальную подушку, да забыть. Но вот, в первый раз за последние лет двадцать (не считая момента ремонта), он провернул в замочной скважине ключ и на него пахнуло склепом. Мистер Броули неуверенно распахнул обе двери, щёлкнув ограничителем и нерешительно осмотрелся. Мебель стояла, укрытая пожелтевшими хлопчатыми чехлами, в углах черными разводами цвела плесень, кое-где отвалились и загнулись обойные уголки.
    Он тяжело вздохнул и вдруг улыбнулся. Этот запах старого сырого помещения не был ему противен, а даже наоборот, отдавал каким ностальгирующим уколом в сердце. Тут больше работы, чем мистер Броули полагал. Он открыл занавеси на окнах, а затем принес небольшую стремянку и принялся снимать с мебели чехлы. Пыльно, чихал постоянно, но управился, и гостиная преобразилась. Реджи и забыл, что здесь четыре книжных шкафа и пианино, маменька же играла. Принес свои тетрадки, оборудовал на ломберном столике посередине комнаты рабочее место и принялся разбирать книжные столы. Все оказалось не так плохо, как ожидалось, книги сохранились, несмотря на влажность, в хорошем состоянии, но требовали просушки. Поэтому он соображал, каким же образом это все разложить во дворе - видимо придется выносить столы. Но если дождь соберется?
    В общем, где-то посередине этой мысли зазвонил телефон, вырывая мистера Броули в реальность - оказалось, что уже вечер и Генри приедет с минуты на минуту. Реджинальд засуетился, решив, что нужно переодеться, все манжеты замызгал, пока разбирался с вещами, а ведь к нему едут с детьми. Как раз только и успел помыть руки и переодеться, как приехал мистер Хэрроу.
    - Добрый вечер, - улыбнулся он в ответ, по привычке отступая вглубь прихожей. - О, мои хорошие, привет-привет.
    Дети оживились и заулыбались. Реджинальд присел и поздоровался с каждым, решив, что поднимать даже одну люльку он не станет, с недействующей рукой то весьма опасная затея. Поэтому решил дождаться Генри. Поднялся, держась за стеночку, голова что-то закружилась.
    - Вашими заботами весьма прекрасно, - отозвался он, охотно принимая объятия. - О, ну зачем же столько всего, боже мой, прекращайте. Скажите ей, чтобы прекращала, пожалуйста, а то у меня смелости не хватает. Каждый раз... Ну куда столько, я еще прошлое-то не... Давайте мне сумку, а вы лучше детей берите, нечего им в прихожей-то на полу, вон в гостиную на диван можно. Сейчас-сейчас.
    Ему очень хотелось взять кого-нибудь из детей на руки, но Реджинальд позволял себе такое только сидя и на том кресле с мягкой обивкой, боялся уронить. Сначала с едой разобраться. Он принес сумку на кухню, только туда заглянул и снова начал ворчать, но потом догадался, половину нужно пихнуть в Генри, он после работы как раз.
    - О, ну даже пудинг, - довольно прижимая к себе контейнер заявил он. - Я вот не особенно, а вам после работы поужинать не помешало бы. Составлю вам компанию. А молодые люди уже отужинали?
    Из ванной вылез сонный Черч и принялся хрипло потявкивать.
    - Все в порядке, не ворчи, у нас гости. Целый день проспал, носа не казал, а тут ваше величество решило осчастливить... вы посмотрите, - начал было ругаться мистер Броули. - Я сегодня открыл вторую гостиную, а он даже не встал проверить, представляете? Генри, тут слишком много всего, давайте вы сами выберете, что вы хотите и разогреете, я теряюсь.
    Он открыл дверь из кухни в столовую и сами двери столовой, чтобы можно было видеть близнецов, гулящих на диване. А после опустился на стул. Устал.
    - Они не замерзнут? Может их пледом накрыть? - обеспокоено спросил он. - Как у вас дела, мой дорогой?

    0

    4

    Объяснить жене, что не нужно столько готовить и человек банально столько не съедает… один, практически невозможно. Генри говорит об этом Еве, но слишком чувствительная жена считает, что мистер Броули голодает. Хэрроу сам переживал за него, но учитывая количество гостинцев, которые Ева передавала для него, скорее всего, это далеко не так. На возражения мистера Броули Генри смущенно улыбнулся, не зная что на это ответить. Не то, чтобы он боялся обидеть Еву, просто она всегда это делала от большой любви. Со времен беременности, готовка ее настолько увлекала, что изучала тонну новых рецептов, которые Хэрроу предстояло пробовать. Что-то получалось вкусно, а что-то нет… но скорее в силу экзотичности блюда. Генри предпочитал что-то простое, домашнее, традиционное, нежели кулинарные извращения.

    Генри перенес близнецов в гостиную, они уже не спали, обстановка дома мистера Броули располагала к приятному времяпровождению.
    — Не поверите, но у меня тоже каждый раз смелости не хватает. Но Ева очень переживает, что вы тут голодаете. Честно, говорил пару раз, но переубедить в обратном очень сложно, — вздохнул Хэрроу. Кушать действительно хотелось, обычно Генри ехал с работы побыстрее к ужину. Он улыбнулся на ворчание мистера Броули. Ну, что ж. Вместе и поужинают.

    — Сказать женщине, что не хочешь есть, это все равно, что обидеть, — улыбнулся Хэрроу, — Хотя я не пробовал, и что-то подсказывало, лучше не пытаться. Но, ладно, давайте тогда вместе ужинать. А то мой организм уже привык есть почти в одно  и то же время. Не то, что раньше, — отозвался Генри, улыбнувшись, обернулся на близнецов.
    — Они кушают по часам, в отличии от меня, когда придется, — Хэрроу обернулся на вошедшего Черча. Признаться, даже соскучился по нему, тот понюхал его руку, но не так активно, как это было раньше. Наверное, совсем старенький уже стал.

    — Оу, ну, что вы, он устал, видимо. У меня Джо тоже решила собаку завести, так чем старше становится, тем ленивее, — задумчиво поинтересовался Хэрроу, доставая из пакета пару контейнеров наугад. Попался пирог с мясом, стейки с картофелем и салатом, теперь будет еще и пудинг, который выбрал мистер Броули.  Остальное сложил в холодильник. Действительно, что… стоит сказать Еве, чтобы поумерила пыл, так, аккуратно намекнуть. Хотя чего это он, на мистера Броули она не обидится.
    — Так… я немного потерялся, где у вас тарелки? — спросил он. Искоса подглядывая на близнецов, которые о чем-то увлеченно беседовали на своем, «на-детском». И активно гремели погремушками, причем на всю комнату.

    — Не сильно громко? — со смехом спросил Генри, — Если что, я могу дать им игрушки помягче и менее шумные, — дополнил Хэрроу, понимая, что первые пять минут это умилительно, потом начинает немного раздражать. Но обычно такие игры длились недолго, быстро надоедали, и они засыпали.
    Расправившись с тем, чтобы разложить и разогреть ужин, Генри опустился за стол, чтобы держать близнецов в поле зрения. 
    — Нет, они хорошо одеты, не должны замерзнуть. Дела у нас прекрасно, потихоньку возвращаемся в привычный ритм жизни, но с дополнительными условиями, — он кивнул на малышей, — Ева начала уже дома немного работать. А у меня, хоть какая-то стабильность началась, — вздохнул Генри, взяв вилку в руки. Правда, не стоит зарекаться… Такое затишье, как перед бурей иногда пугало.
    — А вы как? К слову, а что будет во второй гостиной? Или я не помню, что там было… — на память он не жаловался, но может что-то упустил из виду. Или просто не сильно присматривался к таким деталям.
    — И да, пока не забыл сказать… Завтра с утра я заеду за вами, чтобы вам на транспорте или на такси не ехать. Я ваш прием назначил с утра, — это уже было не предложение, а утверждение, так сказать, поставил перед фактом, что никакие возражения по этому поводу не принимаются.

    0


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » С течением истории предметы обрастают легендами