ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Это странно, странно, странно, но он совершеннейше не хочет думать на этот счет. Сначала сделать, а потом пожалеть, коль время останется. Если он начнет думать, то все пропало, все испортит. Впрочем, несмотря на порывисто предпринятое, он побаивался. Что это уж слишком, что нельзя так хватать людей, что он её раздавит или она его оттолкнет, что было бы совершенно ужасно. Он ведь так легко поверил, совсем уж не подумав. Но не оттолкнула, а отмерла и обняла. Очки мешались, поэтому он те сорвал и отбросил, ничего все равно не видно, да и не нужно. Зато так прижиматься к ней можно сильнее.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    08.08
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » We Sink


    We Sink

    Сообщений 1 страница 2 из 2

    1

    https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/9/284952.png
    Lauren Lehmann & Jared Russell
    London. Дом Лоурен  // 22.03.2022

    It's warm, the skin I'm living in
    It creates and shapes what is within
    So please look away, don't look at me
    As we sink into the open sea

    +1

    2

    Работа.
    Наверное, это было не самым правильным решением, вот так сбежать из учреждения здравоохранения, отбиваясь бумажками, и поехать в офис, чтобы все уладить после происшествия.
    Решение не правильное для здоровья и состояния Йерсель, которая пыталась прятать боль, которая неприятно жгла и мешала полноценно двигаться, но верное стратегически, чтобы явится перед работниками и сказать, что ничего страшного не случилось.
    Было предусмотрительно, что на работе всегда была запасная одежда, и по прибытию она смогла переодеться, в то время как окровавленные вещи были отправлены в химчистку.
    И было не обычно, удерживать внутри волнение, которое проявило себя уже на подходе к офису, ведь странно вновь ощутить себя в этом месте, и видеть привычную картину, размеренность жизни.
    Все быстро забывается.
    Все стирается в потоке событий…
    Нет, ей нужен был этот приезд на работу, чтобы офис увидел, что с ней все в порядке, и пусть она слишком бледная, она не сломлена, она готова идти вперед и все еще остается непобедимой.
    Нужно было решить вопрос с тем, как правильно все сделать с Ниссой, чтобы произошедшее пошло на благо и накануне выхода альбома сыграло на руку. Чтобы не было рисков того, что все обернут против и пойдет негатив.
    Они были жертвами.
    Они никому не сделали зла.
    Посмотрите, что можно сделать, пусть где-то завтра выйдет интервью или послезавтра, боги, все равно где, пусть радио, блоггеры или телек.  Мне все равно, я уверена, предложений достаточно будет.
    Да, уже есть запросы, – отозвалась Самара, – Не переживайте босс, все будет сделано. 
    Надеюсь, все же вы профессионалы, – она улыбнулась, понимая, что действие адреналина и обезболивающего постепенно отпускают ее. Сосредоточиться становилось все сложнее, а тяжелое вязкое осознание бесповоротно обволакивало мысли.
    Она могла сегодня погибнуть. Это было бы так легко... Всего несколько сантиметров в сторону и последствия были куда печальнее.
    Вот так, внезапно. Так легко...
    Взгляд опустился на телефон, нехотя, будто тепля ещё тонкую надежду, увидеть...
    Виктор опять звонил, но не он...
    Опять она зря поверила ему?
    Это были просто игры, где он снова вышел победителем?
    Да, возможно...
    Или все же он в США... Сколько там сейчас времени? Если в Чикаго, то где-то одиннадцать утра,  если в Лос-Анджелесе то девять...
    Дошли ли новости?
    В Лондоне уже говорили об этом, а за пределами было непонятно…
    Наверняка, он уехал, он же собирался, он так и должен был поступить... Ведь так было правильно, и она должна поступить правильно, только не было от этого легче, лишь сильнее сдавливало все в груди.
    Она безнадёжна.
    Она ничего не успела.
    Мечтая о семье, она могла умереть одинокой, надеясь лишь перед смертью на то, что ее младший брат выберет путь в жизни, куда правильнее, чем она сама.
    Резкий нервный толчок внутри и страх с обидой поднялись к горлу, что ей наконец-то захотелось дать волю своим чувствам, всему осознанию, всему страху, что так близко подошел к ней. Отчаянию и тому, сколько ошибок она сделала. Была ли она счастлива последние несколько месяцев?
    Ее могло уже не стать, и она так бы и не успела сказать Виктору, как благодарна ему за всё, но им уже не стоит идти рядом, она ужасный человек для него, который мучает и обманывает, изменяет. А тот, с кем она переходит черту собственной совести, явно спокоен и тешит себя в своей обиде. Или же держит слово, что она сама должна вернуться. Даже сейчас, даже в такой момент показывая свое эго...
    А может он просто не знает, может не так все это и раструбили, как казалось Йерсель...
    Горечь подступала, и держать лицо становилось все сложнее. захлебываясь в собственных эмоциях, что слишком запоздало накрывали.
    Ладно, думаю все понятно, думаю, мне стоит поехать домой. Вызовите Томаса, и до завтра, -  тон почти не дрожал, и если что, все можно было бы свалить на усталость, которая тоже имела место быть. Она просто хотела домой, и оставалось выдержать всего несколько минут, пока она поднимется в свой кабинет, возьмет сумку и дойдет до автомобиля, где уже сможет себе позволить всё, что навалилось на нее.
    Внутри все пульсировало, смешивая все ее мысли, распаляя горестные чувства, топя ее сильнее. Вот оно осознания, что жизнь слишком коротка. Вот оно лицо, тех, кто рядом с ней. Тот кто достоин, должен быть отпущен, а ее проклятие должно вернуться к ней.
    До свидания, босс! - сотрудники махнули на прощание, прежде чем закрылась дверь лифта.
    Длинный холл, ведущий к выходу, охранник, который явно получил сегодня свою славу.
    Каблуки быстрее застучали по полу, стоило увидеть автомобиль и минуя улицу фактически запрыгнуть внутрь.
    - Добрый вечер, мадам, - улыбнулся верный водитель,- Сегодня в городе пробки, ибо вы сегодня раньше.
    - Жаль, но что поделать. - бесцветно выдохнула женщина, и мотнула головой Томасу, чтобы тот не обращал внимание на то, как первая слеза скатилась по ее щеке.
    Боги, она ненавидела плакать, ненавидела быть слабой, она поклялась себе, что после развода станет лишь сильнее, но сейчас, сейчас ей было слишком плохо, отчаяние наполняло ее слишком быстро, разрывая изнутри.
    Усталость, она обрушилась лавиной, ударяя под грудь и выбивая воздух, выламывая руки, наполняя желанием просто лечь. Усталость, накопленная за много дней и обессиленная нервная система.
    Кажется, она должна была упасть в обморок, но нет, это было бы ошибкой.
    Телефон вынырнул из сумочки, сжатый пальцами, и пустота отчаяния внутри Ло освободительно дала ей сил наконец-то написать.

    Кому: Вик
    Виктор, прости меня пожалуйста, что не отвечала, сегодня был трудный день.
    Знаешь, я сегодня впервые испугалась, что все может кончиться вот так, с одним безумцем, которого не устроил мой ответ. Ты знаешь, это очень страшно. И страшно осознавать в этот миг, какой я человек. А я ужасный человек. Ужасный для тебя. Ты слишком хороший. Ты помог мне дышать снова, ты был солнцем в моей вечной тьме, но... мне не нужно солнце. Я не достойна его. Я и так слишком сильно обременила тебя, ты потратил время на меня. Ты слишком хороший. Я не могу больше врать тебе. Нам нужно расстаться. Да, вот так. По сообщению. Потому что ты единственный, кому я не смогу сказать это в лицо. Ты слишком многое мне дал. Спасибо.
    Но ты должен быть свободен. Ты должен найти себе хорошего человека.

    Каждое слово было болью, что разрывало сердце, сражаясь с защитной пустотой, что давила на глаза, заставляя слезы падать лишь быстрее на заляпанный дисплей. Она говорила искренне, но лукавила, он был не единственным, от кого она сбежала так. Первым был Джаред. И Лоурен понимала, что в отличие от ее бывшего мужа, Вик действительно в прошлым, она ничего не чувствовала к нему, кроме сожаления...

    От кого: Вик
    Что это значит?
    От кого: Вик
    Лоурен ответь мне?
    От кого: Вик
    Пожалуйста возьми трубку?
    От кого: Вик
    Ло, прошу тебя, это не может так закончиться? я обидел тебя? Я же люблю тебя.
    Пожалуйста. Не говори ерунды. Ло, я приеду!
    От кого: Вик
    Ло, не молчи! Не молчи опять!

    Сердце бешено колотилось, и глаза закрывались от тягости происходящего. Она была ужасна. Эмоции, их не хватало.

    Кому: Вик
    Я не могу. Ты знаешь. Я бегу от проблем. Сейчас я сделала больше, чем обычно.
    Просто... Просто все должно закончиться вот так. Я помню о чем мы мечтали, но я не смогу стать той, кто будет подходить тебе. И... И я предала тебя, и теперь все слишком однозначно. Спасибо тебе за все.

    Взгляд повернулся к окну, пейзажи окрашивались красным отблеском от впереди стоящих автомобилей, их габаритных огней. Голова болела слишком сильно, и поднимать телефон было страшно. Он вибрировал, то от сообщений, то от звонков. А Вик ведь мог приехать... И это было страшно. Страшно итак, от всего, мурашки пробирали до тошноты.
    Вновь телефон оказался в руке.

    Слишком многое произошло, чтобы я не могла признать, что я не могу убежать от тебя. Не могу не думать о тебе. Не могу не прощать. Ты действительно моё проклятье, без которого я не могу жить. Ты нужен мне.
    отправлено Джаред

    Еще несколько секунд и пальцы вывели ее домашний адрес и код открывающий калитку. Теперь он знал, где она живет. Он сдалась. Она проиграла. Или выиграла? Она не знала. И теперь она была бессильна.
    Зачем она сделала это?
    Потому что не могла иначе.
    Эмоции ускользали из нее, и она была готова отключиться прямо в автомобиле, но до дома оставалось слишком мало времени. Он нажала кнопку питания телефона и блеснув экран погас. На сегодня она будет недоступной.
    Томас остановил автомобиль у ворот, и молодая женщина улыбнувшись вышла из транспортного средства. Ее вело от головной боли, от слабости, и болели забинтованная рука и раненый бок.
    Ключ непослушно отворил вход во двор и она прошла по мощенной дорожке к дому. Дверь поддалась ни сразу и Лоурен сделала несколько шагов внутрь.
    Она была в безопасности.
    Защитные механизмы организма ликовали, позволяя всей боли и отчаянию вылиться на полную, не оставляя ни капли, уничтожая все, что еще держало Лоурен. Мощный удар в сознание и молодая женщина упала на ковер, резкое движение и швы дернуло, заставляя рану вновь закровить, пролезая под повязку и пропитывая светлую одежду.
    я больше не могу...

    вв

    https://i.pinimg.com/564x/56/90/1b/56901bf1d89dc35b399d043260f3650b.jpg

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » We Sink