ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Это странно, странно, странно, но он совершеннейше не хочет думать на этот счет. Сначала сделать, а потом пожалеть, коль время останется. Если он начнет думать, то все пропало, все испортит. Впрочем, несмотря на порывисто предпринятое, он побаивался. Что это уж слишком, что нельзя так хватать людей, что он её раздавит или она его оттолкнет, что было бы совершенно ужасно. Он ведь так легко поверил, совсем уж не подумав. Но не оттолкнула, а отмерла и обняла. Очки мешались, поэтому он те сорвал и отбросил, ничего все равно не видно, да и не нужно. Зато так прижиматься к ней можно сильнее.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    08.08
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Равные шансы


    Равные шансы

    Сообщений 1 страница 30 из 47

    1

    Равные шансы
    https://i.imgur.com/AzT0RnU.gifhttps://i.imgur.com/J9mZVJh.gif

    Горацио Хорнблауэр и Мари, 1808 год

    Оказавшись в плену в дали от дома, Горацио мучается от терзаний вдали от любимого занятия. В стенах этого дома томится еще одна душа,  юная вдова Мари, которой положено носить траур, а ей хочется жить, но рамки приличия девушка обязана соблюсти.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    0

    2

    После того, как Хорнблауэру, Бушу и Брауну удалось сбежать от плена, они бросились бежать в лес. Февраль, началось лютая зима, которая осложняла морякам жизнь, дорогу... Они бежали практически в никуда, надеясь, что удастся выбраться на какое-нибудь поселение с людьми и надеяться, что там их не сдадут обратно в плен.
    Раненный Буш, который остался без ноги, точнее без нижней её части, чувствовал себя обузой для двух других беглецов. Но Горацио не мог его бросить там в плену, заведомо зная, что он там умрёт... Ему не будет в тюрьме надлежащего ухода. Большая часть команды погибла, корабль утерян. За потерю Сазерленд ему светит трибунал на родине, если он туда доберётся вообще... Его осудят за утерю корабля, возможно, разжалуют до матроса, это в лучшем случае. В худшем отправится в тюрьму, только уже на родине.
    Моряки раздобыли лодку, гнали по бурной реке, холодная вода плескала в лицо, на руки, на одежду, которая уже вся намокла, прилипла к телу. Было нестерпимо холодно, у Горацио зуб на зуб не попадал, но они с Брауном упорно гребли вперёд, надеясь, рано или поздно вырваться к порту. Хорнблауэр чувствовал, что если они сейчас остановятся, то просто свалятся от жуткой усталости, от холода и умрут прямо здесь, в реке, в снегах... Горацио поглядывал на Буша, который сидел в лодке. Периодически им приходилось вытаскивать лодку с мелководья, становясь в ледяную воду. Ноги немели от холода, отказывались двигаться. Горацио их почти не чувствовал.
    Смертельная усталость накатила на него, когда он не удержал лодку и днище раскололось. Они с Брауном помогли Бушу выбраться из лодки, вышли на берег, где во всю уже сыпал снег. Промозглый ветер дул в лицо, заставляя дрожать от холода. Схватив под руки друга, Браун и Горацио повели его в неизвестном направлении, не совсем понимая, куда им идти, что с этим всем делать. Оставалось надеяться только на чудо. Уильям уже умолял бросить его тут и идти искать ночлег, потом вернуться за ним. Но нет, Горацио не стал его бросать, Буш не выдержит он умрет.
    В такие моменты все больше недеешься на чудо, хотелось просто выжить, попасть в тепло и согреться. Руки онемели, но они продолжали путь... Утеря корабля стоила им огромных потерь, огромных страданий, которые приходится выносить. Он оставил часть команды на погибель в тюрьме. Раненные погибнут, а остальных спасут, когда закончится война. Может быть их обменяю на пленных французов. Но сейчас Горацио гложет совесть, что он не смог их спасти. Что он был плохим капитаном для них, не смог победить в сражении. И не нашёл ничего лучше, чем сдаться, сохранить жизнь тем, кто ещё остался. Из плена они бежали, воспользовавшись замешательство, вышли из кареты и оглушили сопровождающих. Куда теперь? Перед ними густой лес, зима, холод... О, черт возьми, ворота! Горацио не верил своим глазам и ускорил шаг, насколько позволяли замерзшие ноги. Ему доводилось выносить зимы на корабле, но это намного проще, чем в лесу под открытым небом. Хорнблауэр услышал стон Буша и ускорился ещё... Когда они оказались у ворот, он постучал. Был уже вечер, хотелось верить, что дома кто-то есть и им помогут.
    — Кто? — спросил мужской голос с той стороны.
    — Мы беглые пленники. Англичане, — Горацио не узнал свой хриплый голос. Видимо из-за холода. Он замер от страха, думая, откроют им и что будет дальше... Но ворота открыли, впустили. Мужчина, судя по всему дворецкий, последовал за остальными. Что было дальше Горацио смутно понимал, все было как в тумане. Их завели в дом, помнится, как обдало приятным теплом, их с Брауном усадили у камина, вручили по чашке горячего напитка. Судя по всему, это был чай. Когда Хорнблауэр очнулся, согрелся, его встретил хозяин дома, судя по одежде, какой-то знатный гражданин. Горацио различал французскую речь, обрывки фраз.
    — А где наш раненный? — спросил он по-французски.
    — Не переживайте, ему уже оказывают помощь. Меня зовут граф де Грасар. У нас вы можете пока остановиться, вас тут никто не найдёт. Кто вы и откуда пришли? — поинтересовался он.
    — Мы моряки. Потеряли... Я потерял свой корабль и нас взял в плен. Мы смогли убежать, — проговорил Горацио. Голос все ещё был хриплым, — Вы нас выдадите?
    — О, нет. Я не буду вас сдавать французам. Наоборот, мы вам поможем, — ответил граф. Горацио слабо верил в то, что он говорит, но выбора у него мало. Они не могут пока уйти. Да и Буш в плохом состоянии.
    — Спасибо, — только и смог сказать Хорнблауэр.
    — Я и моя семья против Наполеоновской власти. Война отняла у меня сына, и я вам помогу, лишь бы это все поскорее закончилось, — сухо ответил граф. Горацио посмотрел на него, глаза были грустные, потухшие. Видимо, он говорит правду. Их спасли.
    — Боюсь, мы доставим вам много хлопот. Вас могут арестовать за укрывательство, — нахмурился Горацио.
    — Возможно, но они не узнают, что вы здесь. Даже, когда придут, владения они не имеют право обыскивать. Я числюсь на хорошем счету, — заверил граф. Всё это звучит очень правдоподобно. Впрочем, им нужно было где-то переночевать. А ещё у них нет лодки.
    Хорнблауэр вспомнил о своей семье, в Англии осталась беременная Мария. И ей наверняка уже сообщили, что муж попал в плен.
    — Мне нужно написать письмо домой, — попросил Горацио.
    — Не думаю, что это хорошая идея. После нескольких дней поисков вас объявят мёртвыми и перестанут искать. Тогда вы сможете уйти, не опасаясь преследования, — Хорнблауэр прикрыл глаза, представив, что будет с женой, когда ей об этом скажут...

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд. Беглый пленник. </div>[/lz]

    +1

    3

    Быть запертой в четырех стенах, огромное испытание для юной девушки. Когда Мари выходила замуж, то девушка все еще лелеяла надежду на то, что ее жизнь в браке станет увлекательным приключением и она, наконец-то, сможет сбросить оковы родительской опеки, что душила ее все время. Мари всегда была слишком бойкой и любознательной девушкой, которая много времени уделяла чтению, изучения разных языков. Она умела отлично вести светские беседы, обладала отменными манерами, но все это наводило на нее тоску. В рамках приличия ей было катастрофически тесто и все эти светские рауты, что любили устраивать ее родители, тяготили девушку. Ей больше было по душе ездить на лошади и изучать окружающий ее мир, Мари верила, что выйдя замуж она сможет вместе с мужем объездить мир и узнать много всего интересного.
    И вот, когда ей исполнилось семнадцать, ее выдали замуж. Конечно же, о любви речи не шло, родители подобрали для нее удачную партию. Молодой человек, ей не показался отталкивающим, и девушка вполне уверенно вступила в семейную жизнь. Вначале все было ровным счетом так, как она думала. Ее супруг так же был увлеченным человеком, он научил ее стрелять, охотиться и много чему еще. В целом Мари была довольна собственной жизнью, пока муж не отправился на войну.  Он был человеком чести, и не мог остаться в стороне от всего происходящего.  Уехав на войну, вскоре они с его отцом получили печальную весть, ее супруг погиб. Для всей семьи- это стало настоящим потрясением. Первые пару дней, девушка и вовсе не знала, куда себя деть. Раньше она никогда не сталкивалась со смертью, а тут на нее навалилось столько всего и сразу.
    В миг из молодой жены, она превратилась во вдову, которая собственно еще достаточно молода, но уже выброшена из жизни. Мари не понимала, что с ней будет дальше. Увы, в обществе не принято, чтобы знатные женщины работали, их всегда кто-то должен содержать. Родители не пришли в восторг от всего случившегося и не особо жаждали, чтобы дочь возвращалась домой, а вот отец ее убитого супруга, решил, что она должна жить в его доме, пока не найдет себе нового супруга. Признаться, откровенно, Мари и не хотела вновь замуж, получив такой удар судьбы, девушка поняла, что лучше остаться одной и посвятить свою жизнь чему-то полезному.
    Статус вдовы, тяготил девушку. Ей нужно было носить траур, ей было запрещено появляться на светских мероприятиях и лишний раз улыбаться. Хотя, она и раньше не любила все эти мероприятия и не особо расстраивалась из-за их отсутствия, но вот огорчал тот факт, что теперь она не может выйти одна из дома, не может заниматься тем, что ей нравится. Статус вдовы накладывает слишком много ограничений.
    Мари сидела в своей комнате и читала, когда в гостиной послышались голоса, время было уже позднее, да и гостей они давно не принимали. Она отложила книгу, накинула на плечи шаль и спустилась вниз. В гостиной было весьма суетно.
    - Добрый вечер - поздоровалась Мари, сделав легкий реверанс.-  Я вижу у нас гости, граф.  Могу ли я быть полезна? Я вижу, они изнемождены может, стоит попросить приготовить для них комнаты?- она кратко взглянула на мужчин.- И, кажется, кухарка еще не спит, наши гости выглядят явно голодными – она не вмешивалась в дела графа, но ей нужно было себя чем-то занять, а гости вполне себе отличное отвлечение.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    4

    Смертельная усталость одолела Горацио, стоило ему пригреться у камина. Мышцы ныли, все тело болело от большой нагрузки. Хорнблауэр чувствовал, как проваливается в сон, но нельзя уснуть прямо здесь. Мистера Буша уже положили в комнате, за ним приставили служанку. Горацио было даже неловко за такой прием. Но он слишком устал, чтобы что-то говорить прямо сейчас. У него в голове до сих пор мысли о том, как им сбежать отсюда, как выбраться из леса. Да еще  и зимой… Нужна лодка, чтобы плыть по реке к морю. Но у них нет оружия, нет еды и одежды. Они просто погибнут в скором времени.
    Хорнблауэр услышал приятный женский голос, он обернулся на него, увидел перед собой белокурую девушку. Она сказала что-то про комнаты и еду, но Горацио мотнул головой, что есть не хочет.

    — Если мои товарищи хотят есть, то предложите им, если не сложно. Я не хочу. Честно говоря, очень устал, — признался Горацио, выдохнув и посмотрев на графа виноватым взглядом. Они и без того доставили немало хлопот, не хотелось доставлять еще больше среди ночи. Граф сказал что-то девушке, слугам, последние удалились, видимо, готовить комнату.
    Горацио оглядел свою одежду, она местами рваная и грязная. Дворецкий предложил постирать и починить. А пока дали им комплекты одежды взамен. Хорнблауэр не знал, как ему потом благодарить этих людей за доброту, щедрость и благородство. За то, что не дали умереть от холода. По большому счету Горацио волновали только его товарищи. Хотя и сам очень хотел домой, обратно в Англию. Там осталась его беременная жена, ждет третьего ребенка. К сожалению, два других умерли от оспы… Горацио как сейчас помнил, как Мария укачивала на руках сына, а в соседней комнате уже лежала мертвой дочка. Через несколько часов умер и сын. Он нужен был ей в качестве поддержки, но практически все время в плаваниях, война еще не закончена…

    — Спасибо вам, лично мне сегодня ничего не нужно. Если можно, я бы пошел спать, — Горацио поднялся на ноги, шатающейся походкой пошел в сторону комнаты, куда его вела служанка. Он мельком бросил взгляд на девушку, кивнул ей в знак благодарности. Стоило коснуться подушки, капитан уснул мгновенно. И проснулся только, когда за окном уже было совсем светло. Встав с кровати, Горацио ощутил ноющую боль в мышцах, хотя физическая подготовка у него хорошая… Но сейчас, после мороза и дикой нагрузки, чувствовал себя слегка побитым. В комнате стоял таз с водой, полотенце. Он умылся, оделся и вышел в коридор. Ему хотелось узнать, как его товарищи, как Буш с больной ногой, и вообще, что им дальше делать.
    Хорнблауэр спустился вниз, пошел на голос в сторону столовой.

    — Доброе утро, — поздоровался капитан, — Позвольте узнать, как мои товарищи? И как состояние мистера Буша? — поинтересовался Горацио. Он все еще чувствовал себя неловко за то, что пришел в этот дом.
    — И… как долго мы сможем у вас оставаться? Мы не можем подвергать вас и ваш дом такой опасности. Мы беглые пленники и наверняка будут искать везде, — спросил Хорнблауэр.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд. Беглый пленник.</div>[/lz]

    0

    5

    Гости в доме графа в последнее время были большой редкостью. Он тяжело переживал смерть сына, а невестка была ему каждодневным напоминанием о покойном сыне. Мари хотело было уехать к родителям, которые ее не особо ждали обратно, но он все же уговорил ее остаться и девушка осталась, хотя идея ей все же не казалась такой блестящей, как в самом начале.
    Мари перед ним боялась лишний раз улыбнуться, девушке казалось, что он воспримет все это, как личное оскорбление и осквернение памяти сына. сама девушка давно приняла факт кончины супруга и хотела жить дальше.

    Девушка стояла в уголке и наблюдала за нежданными гостями. Ее внимание привлек молодой кудрявый человек, который явно был уставшим, но при этом не потерял своего горделивого вида и это восхитило девушку.Хотелось с ним пообщаться, но она понимала, что это совершенно бестактно пытать разговорами уставших гостей, которые выглядят так словно блуждали несколько недель на холоде.
    - Хорошо - кивнула девушка и распорядилась уточнить у других гостей хотят ли они есть и что осталось от ужина.- Может тогда виски или бредни?- она скорее спросила это у графа.- гости явно замерли, я распоряжусь о дополнительных одеялах.
    Граф только и кивнул на слова своей невестки. Она вместе со слугами удалилась, чтобы наладить быт для их гостей. Были приготовлены комнаты, найдена свежая одежда и принесены еще одеяла, ночи здесь бывают достаточно холодными, поэтому-то стоит позаботиться о том, чтобы они более не испытывали неудобств. Когда все было сделано, Мари отправилась в свою комнату, чтобы не допустить лишнего. У девушки было множество вопросов, но справившись со своим любопытством, она все же умудрилась заснуть под утро. В эту ночь ей снился покойный супруг и Мари проснулась в каком-то смятение.
    Служанка помогла ей привести себя в порядок, Мари накинула шаль на плечи и спустилась к завтраку. Граф уже сидел за столом, гостей все еще не было.
    - Доброе утро- поздоровалась девушка и присела за стол.- наши гости еще не спускались? может стоит отнести завтрак в комнату
    Дядя кивнул и сказал, что отправит прислугу узнать об их состоянии, Мари положила салфетку на колени, когда к ним спустился мужчина.
    - Доброе утро- в ответ произнесла девушка.- присаживайтесь и позавтракайте с нами- она говорила по-английски, ибо мужчина явно был из тех краев.- Мы попросила слуг проведать их, завтрак им будет отнесен и если нужна какая-то помощь, она будет оказана- заверила Мари их гостя, принесли завтрак.
    Когда он озвучил свой статус, Мари обратилась вслух.

    - Мы вас укроем и предоставим кров на столько на сколько надо- сказал граф.- я против войны, что развязал Наполеон. Мой сын погиб на этой войне. Я помогу вам- сказал он.
    - Наш дом открыт для вас- подтвердила Мари.- а пока разделите с нами завтрак, а после него, мы посетим ваших друзей и справимся ничего более, им не нужно ли чего. А пока, если это не секрет, то расскажи откуда вы бежали?- Мари проявила дивой интерес ко всему этому делу.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    6

    Хорнблауэр до сих пор не осознавал, как им повезло. Они бы погибли, не дошли бы до моря. Либо убили бы, либо сами замерзли в снегах. Февраль давал о себе знать. Жители этого дома спасли его и членов команды. Однако злоупотреблять гостеприимством тоже не хотелось. Немного окрепнут, согреются и пойдут дальше… Кроме того, подвергать опасности графа и его семью Горацио не хотел. Он еще не думал над тем, как им выбираться из этой ловушки. Желудок предательски требовал еды, а из столовой очень вкусно пахло.
    Девушка очень любезно пригласила присесть, Горацио решил не отказываться от предложенного завтрака. Ее пояснения по поводу Буша и Брауна его полностью устроили, и Хорнблауэр спокойно преступил к еде. К завтраку предложили вкусный кофе. Он выдохнул, нахмурил брови, не зная, насколько это правильно, что они останутся в этом доме. Несмотря на то, что граф сам предлагает им укрытием, Горацио ощущал, что это неправильно.

    — Я не знаю, имею ли я право оставлять своих людей, оставаться сам, подвергая вас опасности. Нас все равно будут искать. Я думаю, что мы немного окрепнем и снова двинемся в путь. Нам надо попасть в порт, чтобы оттуда уехать в Англию, — произнес Горацио. Принявшись за завтрак, Хорнблауэр раздумывал о том, что им нужна бы лодка, чтобы уплыть по реке. Граф, как будто прочитал его мысли.
    — Куда же вы пойдете? Зима вокруг, вы не выживете в такие морозы. Подождите до весны, тем более, скоро река замерзнет. А она – единственный путь к морю. Боюсь, что вы не сможете… останьтесь до апреля, а потом уплывете, — такое предложение удивило Горацио. Вскинув брови, он посмотрел недоверчиво на графа. Нет, ну, как они могут так долго ждать? Они должны вернуться в Англию! К тому же, его ждет дома жена беременная…
    — Нет, мы не можем остаться… — но граф его перебил.
    — Вы не выживете в этих лесах зимой. Вам нужна лодка. Вы же сможете построить лодку? Мы поможем вам с одеждой, наши швеи сделают вам форму французской армии, и вы сможете уехать. А сейчас это неразумно, — Горацио все больше понимал, что граф прав. Да и Бушу нужна помощь, он не дойдет. Помощь этого дома была неоценима. Он задержал взгляд на девушке, которая задала вопрос, на который Хорнблауэр не хотел бы отвечать. Хотя в скором времени их описание будет присутствовать во всех французских газетах, как и объявление о розыске беглецов.

    — Прошу меня простить, мистер Хорнблауэр, мне нужно вас покинуть. Вы подумайте над нашим предложением, тем более, что вашему другу не мешало бы сделать протез. Иначе он не дойдет. Мари поможет вам, если будут какие-то вопросы, — он кивнул на белокурую девушку, Горацио перевел на нее взгляд. Капитан допил свой кофе, поблагодарил за завтрак. Конечно, граф прав в своих суждениях, и его предложение было разумным. Вопрос только в том, что в Англии его ждут. И вероятно объявят погибшим.
    — Я потерял корабль, и нас взяли в плен. Везли в Париж, чтобы казнить. Но по пути нам удалось сбежать, — пояснил Горацио, — Спасибо вам. Я думаю, что нам действительно стоит остаться, — решил Хорнблауэр, обратившись к Мари, — Проводите меня к мистеру Бушу?

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    7

    новые люди в доме, как-то сразу вдохнули в то помещение новый дух. Да, Мари понимала, что это далеко не радостное событие, один из них был серьезно травмирован, и мужчины едва не погибли в лютый мороз. Зима во Франции все же бывает суровой, и сейчас начинается самое трудное время, которое сама девушка не особо таки и любит. В доме постоянно топят камины, но даже они не способны согреть все вокруг, поэтому-то все спят под двумя одеялами, чтобы избежать переохлаждения.
    даже сейчас на плечах Мари плотная шаль, ибо даже в таком состоянии, когда закрыты все окна и дверь, зажжен камин, гуляет ветер в доме.
    Мари сегодня был немного разбитой из-за дурного сна, но все это было пустяком, ей хотелось больше узнать об их гостях. Да и позаботиться о ком-то, сейчас ей было это важно, она устала сидеть на месте и изображать страдающую вдову, а так есть шанс выплеснуть свою энергию в мирное русло и быть полезной.
    Было видно, что ее ответ удовлетворил их гостя, Мари принялась за завтрак, который состоял из свежей выпечки, масла, джемов, принесли омлет и подали кофе. Девушка принялась за еду и внимательно слушала разговор мужчин.

    - Капитан, граф прав - встряла она, пренебрегая всеми правилами этикета, намазывая тост.- Сейчас начнется самый неприятный отрезок погоды, начнутся ветра, морозы окрепнут. Я думаю, вы успели на себе ощутить все стороны этой ужасной погоды. Поэтому, оставайтесь до апреля.
    Мари говорила все это еще и с той позиции, что рядом с гостями ей и самой будет веселее и она не вздернется на перилах дома. После того, как она стала вдовой, в этом доме на девушку все давило, она даже начала в какой-то момент бояться собственной тени, думаю, что это призрак мужа. Глупо, конечно же, но сие было правдой. А беглецы, что же привнесут и суматоху, но зато Мари сможет ожить в этом доме и попытаться вновь стать собой.

    - Конечно же, не волнуйтесь- ответила девушка, когда граф их покинул. Она подозвала прислугу и попросила подготовить два подноса с завтраком для их гостей, и отнести в  их комнаты таз с горячей водой и спросить не надо ли еще одеял.
    - Вы везунчик- сказала девушка, убирая салфетку с колен.-  Мудрое решение. Граф и мы все поможем вам в вашем непростом деле, в нашем доме так же не приветствуют Наполеона, это безумная война лишили графа сына, а меня мужа- произнесла девушка, чтобы пояснить позицию хозяина дома.-  О, пойдемте- она поднялась из-за стола.-  Вам что-нибудь нужно? Книги, одежда, бумага и перо? Я распоряжусь обо всем- они шли по холлу, а затем поднялись по лестнице и Мари постучалась в дверь.- простите, мы можем войти?- спросила она через дверь, когда получила ответ, девушка открыла дверь и пропустила туда капитана.-  Проходите, не буду вас отвлекать. Вашему другу принесли еду, врач вновь осмотрит его ближе к обеду, если я буду вам нужна, я в гостиной, у камина.
    Мари удалилась вниз, где ее уже ждали книги и еще одна порцию кофе.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    8

    Горацио слышал, что зима в этих краях очень тяжелая. Он сдался, он понимал, что отправиться сейчас в путь, это уйти на верную смерть. К черту Хорнблауэр, но погибнут его товарищи, когда был реальный шанс остаться, окрепнуть и потом идти. До апреля еще два месяца, у них есть шанс подготовиться, набраться сил. Неизвестно, как он выживет эти два месяца в непонимании,  в неведении того, что происходит дома. Даже не написать письмо жене, что он жив и здоров. Ей-то уже наверняка сообщили о том, что ее муж попал в плен и едет на казнь. Может, скажут, что сбежал… но выжил ли.

    Мари была очень любезна, судя по всему, они с графом вместе потеряли одного близкого человека. Но не хотелось излишне докучать в чужом доме, они свалились им, как снег на голову, подняли суматоху  в доме. Хорнблауэру было неловко, но вариантов было немного, только согласиться и остаться здесь.
    — Благодарю вас, мисс… Вам совсем не обязательно с нами нянчиться, мы в состоянии о себе позаботиться. Можем и готовить для себя сами. Правда, я вижу, что в вашем доме мы совсем не вовремя, поэтому, если у вас есть другие дела, я не хочу вас от них отвлекать, — заверил ее Горацио, — То, что вы нам уже дали, нам достаточно, — морская жизнь приучает к самостоятельности. На крайний случай, вместе с Хорнблауэром, его слуга, командир его гички. Присмотр нужен только Бушу, который остался без ноги. Горацио не хотел думать о том, что его карьера моряка завершена. Много моряков, лишаясь конечностей, получая серьезные ранения, возвращаются обратно  в строй. У мистера Буша, кроме кораблей и моря никого и ничего нет. Он работает, живет, чтобы обеспечивать своих сестер.

    Она проводила его к лейтенанту, где находился рядом с ним и Браун. Выглядел он намного лучше, чем вчера. Посвежел, повеселел и даже шутил. Горацио выдохнул, посмотрел на перевязанную ногу, решил, что ему действительно нужен протез, чтобы хоть как-то ходить. Тем более, что Буш очень переживал о том, что он теперь обуза для своих товарищей. Хорнблауэр рассказал ему о том, что в этом доме они останутся до апреля месяца, а так же  о том, что граф поможет их укрыть до этого момента. Им потребуется изготовить лодку, дабы потом плыть по реке к порту. Товарищи согласились с тем, что бежать сейчас, это плохая идея, они попросту погибнут.
    Убедившись, что лейтенант в надежных руках, Горацио оставил их с Брауном одних. Он хотел бы выйти на воздух, да и вообще остаться одному. Хорнблауэр накинул на плечи пальто, которое ему предложили, сапоги и вышел во двор. Даже и не думал, что судьба может быть настолько благосклонна к морякам, не оставила в беде. Во дворе работала прислуга, рубили дрова на растопку доменных печей. Вернувшись в дом, Хорнблауэр не хотел никому мешать, прошел в гостиную, ища пустую комнату, надеясь что никому не помешает. Горацио, не заметив присутствия там девушки, вошел в комнату.

    — О, прошу прощения, если помешал… — опомнился Хорнблауэр, но резко уходить было неудобно, — Хотел сказать спасибо за заботу, вы нам очень помогли. Для нас это действительно неоценимо. Если к весне погода лучше станет, то мы может уедем чуть пораньше. Нам нельзя надолго задерживаться, — Горацио хотел сказать «мне», но без команды он все равно не уйдет. В гостиную вошел граф, Хорнблауэр обернулся на него, видимо, он слышал то, что сказал Горацио.
    — Не придумывайте, вы нам ничуть не помешаете. Верно, Мари? Наоборот, для меня будет большой честью, что я смогу вам помочь. Оставайтесь, сколько потребуется.  И ни в чем себе не отказывайте. Все, что нужно, предоставим. Можете обращаться ко мне или к Мари, — Горацио немного успокоился. Выбора у него было немного. Граф вновь ушел.
    — Мари, — обратился к ней капитан, — Если вам тоже потребуется какая-то помощь, можете на нас рассчитывать. Мы не хотим быть вам только гостями и нахлебниками.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    9

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    Мари родилась и выросла в этих краях, но даже ей трудно переносить длинные зимние месяцы. Погода становится слишком непредсказуемой и все больше хочется проводить время дома у камина, нежели выбираясь куда-то. Девушка была активной и ей было тяжко сидеть на месте эти месяцы, когда был жив супруг, они могли вместе чем-то заняться, а сейчас, когда его не стало девушка вновь поникла.
    Она смотрела на капитана и думала, сколько же им пришлось пережить трудностей, чтобы добраться сюда. Хоть видно, что они люди военные, но все же не стоит так сильно полагаться на свою выдержку, зима не щадит даже самых ловких и выносливых.
    Гости стали для нее своего рода отдушиной, ей хотелось быть полезной, так она хотя бы будет чувствовать то, что жива, а не просто существует в доме своего погибшего мужа.
    - О, что вы- улыбнулась девушка мягко- не стоит никаких благодарностей. Во-первых, мы рады помочь тем, кто выступает против Бонапарта, а во-вторых, ваш поступок заслуживает глубокого уважения и нам лестно быть хоть как-то причастным к этому вопросу. Так, что молю вас, не лишайте нас и меня возможно быть полезной для вас- и то было чистой правдой, мари без дела сходила с ума, а так как она еще носила траур, то помощь беглецами очень-таки подходила под ее статус. - Даже не думайте об этом, у нас достаточно сил и средств, чтобы помочь вам. Ваша задача — сейчас- это восстанавливаться. Простите- она поклонилась ему у самой двери и ушла вниз.

    Мари сидела в гостиной, укутавшись в шаль, медленно потягивая кофе и листая книгу по мореплаванию. Книги стали практически ее единственным развлечением в этом доме. Она читала много и в основном это была мужская литература, нежели всякие там любовные романы. Мари давно сняла розовые очки по поводу того, что семейная жизнь и брак- это про любовь. Нет, это скорее долг женщины, а любовь, что это такое, девушке совсем неведомое. Наверное, этого и не суждено узнать. Вскорости к ней присоединился граф и начал расспрашивать ее о том, как прошла ее ночь, Мари нехотя рассказала о дурном сне, затем он вышел, чтобы тоже взять кофе. Девушка захлопнула книгу и погрузилась в размышления,но благо ее спас вошедший капитан.
    -  О, что вы все хорошо – открыв глаза и взглянув на мужчину, протянула девушка.- как ваш друг? Ему что-то нужно? Наверное, вам потребуется лодка,а? Может я смогу помочь вам в этом?= она не гнушалась никакой работы руками, наоборот ей это нравилось, было в этом нечто прекрасное.
    Их беседу прервал граф, который вернулся в гостиную.
    -  О, сейчас  вы можете помочь только в одном- девушка показала ему на кресло рядом с собой- спасите меня от скуки и расскажите о морской жизни, я никогда пределов Франции и мне интересно, какая жизнь вне этих стен, если вам правда не сложно это сделать- она распорядилась, что и ему подали кофе.

    0

    10

    — Да, нам потребуется лодка. Но мы ее сможем сами сделать, это несложно, нам нужны только материалы, если это возможно. Ну, и потом в дорогу что-то из еды, одежды… Хотя это будет не скоро, но все-таки, — отозвался Хорнблауэр, привыкший продумывать все шаги наперед. Как капитан, он старался держать себя в руках, держаться ради команды. Он должен всегда выглядеть воодушевленным, полным сил и энергии, чтобы команда смотрела на него и была уверена в своем капитане. Но сейчас у Горацио этих сил почти не осталось, несмотря на то, что он хорошо отдохнул после ночи, отоспался. Видимо, присутствовала моральная усталость, на которую Хорнблауэр не имел право, как капитан.
    Он оставил часть команды на погибель, в плену, эта мысль гложет его с момента побега. Однако всех взять с собой Горацио не мог. Тем более, что забрал своих друзей на казнь… Правда с надеждой, что они смогут сбежать.

    — Думаете, морская жизнь, это так романтично? — улыбнулся уголком губ Горацио, — На войне нет места романтике. Мы бы с радостью просто бороздили моря, без необходимости воевать и убивать, — хотя кого он обманывает, Хорнблауэр сбежал на войну от Марии. И годами дома не бывает, как будто у него нет стимула возвращаться на сушу. Жена, дети, которые его искренне любят и ждут. Но Горацио сам выбрал такую судьбу, такую жизнь. Ему нравится море и корабли, он так долго шел к заветной цели, чтобы стать капитаном и продвинуться дальше по карьерной лестнице.
    — Да и вообще море, это тяжелый труд. Не скажу, что это так весело… Влечет за собой опасность и смерть. Как видите, мы… я  потерял корабль. Вся команда погибла, а я предстану перед трибуналом, когда вернусь, — он не хотел излишне пугать девушку такими рассказами, они не очень радужны в свете последних событий. Да и у нее погиб супруг на войне. Не самая лучшая тема для обсуждений. Речи о том, чтобы не вернуться, даже не шло. Горацио и не знал, что хуже для него, вернуться и предстать перед судом. Или же погибнуть при побеге из плена… Есть ли шанс, что его оправдают? Есть ли, хоть малейший шанс, что они останутся живы после такого путешествия.
    — Прошу прощения, я не очень хороший рассказчик. Не хотел бы вас смущать, — произнес Горацио, немного смущенно. Взглянув в окно на начавшийся снегопад, почувствовал фантомный озноб, словно, он до сих пор на этом морозе, который их вчера застал. В этом доме они нашли приют. Хорнблауэр смутился перед Мари, она ожидала, наверное, от него услышать нечто другое. Но он все-таки не привык врать, и юлить, да и не умел особо, когда это не казалось дела жизни и смерти.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    0

    11

    - Что же, думаю заняться сооружением лодки можно и сейчас. Я не думаю, что это быстро занятие на пару минут. Поэтому-то, капитан Хорнблауэр, скажите, что вам необходимо для нее и слуги все подготовят- добродушно отозвалась девушка. - а пока все же вам с вашими друзьями стоит немного отдохнуть, ваш путь был тернист, и вы заслужили хороший отдых.
    Мари только предполагать могла насколько же трудно им пришлось. Но у нее была бурная фантазия и девушка смогла представить. Мысленно она помолилась и поблагодарила судьбу, что они смогли спастись, ведь в этих лесах с ними могло случится все, что угодно. И нет, девушка не считает себя нарушительницей закона, ей кажется, что спасти людей- это бравое дело и совсем не важно, француз ли он или англичанин. Тем более, она и сама не выносит этого коротышку Бонапарта, который возомнил себя правителем мира. Да и чего уж там, война отобрала у нее мужа, ее возможности жить так как хотелось ей. Теперь из-за него она стала вновь никем, приложением для дома графа.

    - О, я не сказала, что это романтично- улыбнулась мягко Мари- я думаю- это все же увлекательно, тяжело, но увлекательно- все же девушка не склона романтизировать подобные вещи. В отличие от большинства дам, она не имела привычки видеть мир в розовых тонах и думать, что жизнь вне стен особняка состоит только из балов и прекрасных принцев. Это далеко не так, жизнь вне особняка чаще всего полна боли, горести и разочарований. Мари была реалисткой, что не свойственно леди. Хотя даже будучи реалисткой, она не теряла чувство юмора и оптимизма, это единственное, что держало ее на плаву.
    Капитан начал повествование и все же, даже в этой непростой задаче, как быть капитаном судна, Мари находила очарование. Да, война и смерть- это ужасно и подавляет, но в целом если убрать эту составляющую, то море, оно ведь прекрасно вопреки всему. Хотя откуда ей знать, она ведь только читала о нем, возможности его увидеть у нее не было и вряд ли когда-то появится, статус вдовы наложил свой отпечаток на нее.
    - О, что вы, капитан- поспешила проговорить девушка. -  вы отличный рассказчик- улыбнувшись добавила она- будьте добры, принесите капитану плед, метель, увы, внесет свои коррективы- вздохнула она. -  Я и не думала, что море- это легко. Вас кто-то ждет в Англии? - задала она встречный вопрос- простите, я весьма бестактна. Просто, я сама была женой военного, и знаю какого это ждать дома вестей и бояться, что однажды придет весть о гибели – она вздохнула и сделала глоток остывшего кофе.- вы кстати не хотели бы прогуляться на одну из башен? Оттуда открывается просто потрясающий вид на окрестности.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    12

    Невзирая на то, что Горацио каждый день окружен людьми, командой, готовой его поддерживать и почитать… Он все равно чувствовал себя одиноким человеком. Даже, когда тот же лейтенант Буш к нему тянется с желанием стать ближе, Хорнблауэр отвергает его, стараясь держать дистанцию, так как он капитан. И должен быть чуть выше своих подчиненных. Сейчас ему тем более, хотелось побыть одному, поразмышлять, подумать над тем, как им быть дальше. Конечно, вариантов, кроме, как оставаться до весны, до наступления тепла, чтобы потом отправиться в путь.
    Мари была очень любезна, и располагала к себе. Горацио хотел бы с ней поговорить, пообщаться с живым человеком, далеким от морской жизни. Но Хорнблауэр боялся злоупотребить гостеприимством хозяина дома, графа. Он видел в ней живой интерес к его персоне, к его команде. Однако Горацио не хотел злоупотреблять ее добротой, гостеприимством, которое и без того слишком большое. Теперь на ближайшие пару месяцев нужно забыть о море, забот хватает, но Хорнблауэр все равно ощущал себя, как неприкаянный.

    — Благодарю вас, вы очень добры, как и граф. Нет, правда, нам всего хватает, даже более, чем.  Ваша помощь оказалась неоценима для нас, для мистера Буша… — выдохнул Горацио, опустив взгляд. Ему действительно принесли плед, Хорнблауэр накинул его на плечи, стало гораздо теплее… в душе. Кто бы знал, как ему сейчас паршиво, но снаружи он всегда сдержан, готовый принять на себя любой удар судьбы. Но никак не ожидал, что этот удар будет настолько масштабным.

    — У меня в Англии беременная жена, и она не знает, где я. Наверняка ей уже сообщили, что я в плену, а я даже не могу сообщить, что жив, — нахмурившись, произнес Горацио. Он тоже понятия не имел, в каком состоянии его жена. Как бы он не относился к Марии, в свое время он взял на себя такую ответственность, как жениться на ней. У них было двое детей и он их все-таки любил. Будет любить и третьего… если выживет.
    — Если меня объявят мертвым, боюсь, она не переживет, — сказал Хорнблауэр, голос получился слишком жалостливым. Он знал, насколько Мария его любит и даже не подозревает о его чувствах, точнее об их отсутствии. Хорошо, если никогда и не узнает. Если Горацио останется жив, то будет с ней и дальше до конца своих дней.
    Из раздумий выбил голос Мари, он кивнул.
    — Да, пойдемте, — Горацио не мог просто сидеть на одном месте, лучше куда-то сходить, на экскурсию по дому, посмотреть на окрестности. Франция у многих ассоциировалась с романтикой, до того, как Наполеон пришел к власти и объявил войну. В богатых домах считалось престижным говорить по-французски. И что  теперь? Разруха…

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    13

    Капитан и его сослуживцы пришлись ей по нраву. Они явно были бравыми моряками, которые радели за честь своей страны. Таких людей Мари уважала, таким был ее погибший муж, хотя эта война была абсолютно бессмысленной и беспощадной. Хотя может ли быть война другой? Ох, Мари не могла этого знать, она в принципе пыталась не лезть туда, где не разбиралась и политика, была как раз таки, тем самым делом, в котором девушка ничего не смыслила и оставляла это поприще мужчинам.
    Девушка себя сдерживала, чтобы не показаться бестактной, но ей хотелось задать ему сотню вопросов, но рядом находился граф, который может расценить ее рвение, как нечто выходящее за рамки приличия и ее статуса вдовы. Увы, теперь ей стоит говорить меньше и стать невидимкой.

    - О, что вы, капитан- воскликнула Мари.- для нас честь помочь таким людям, как вы. Вы и ваша команда пример доблести и чести и мы боремся против одного противника, безумного Бонапарта и его тяги к власти.
    Она слышала много разговоров покойного мужа и графа, которые обсуждали планы наполеона, оба сходились во мнение, что это погубит их великую страну. Наверное, они были правы. Режим Бонапарта едва не сгубил этих моряков и убил ее мужа.
    И вот он начал говорить о семье и звучало это грустно  и тоскливо, Мари не сдержала чувств и взяла его за руку, но быстро осеклась и ее щеки залила краска.
    - Ох, помолимся, чтобы ваша супруга родила здорового ребенка и вы вернулись домой во время- ответила она.- письмо пока писать рано, но через пару недель, сделайте это, я позабочусь о том, чтобы его доставили. Капитан, не печальтесь, молю вас – произнесла Мари.-  я все же верю в божье проведенье, и если вы по воли судьбы спаслись от казни, значит и дома  у вас все будет хорошо, я просто уверенна в этом!

    Он согласился на прогулку по дому, Мари кивнула и поднялась с места, она крепче укуталась в шаль, все же по дому гуляют ветра, а наверху и совсем уж холодно.
    - Возьмите плед, там все же ужасно холодно- произнесла она, когда пара двинулась вверх по лестнице.-  простите мою бестактность, это вышло само- она пыталась оправдаться за свой жест рукой.- вы бывали раньше во Франции? У нас красиво, в особенности весной, а сейчас после метели все занесет снегом и он будет искриться на солнце- они дошли до вверх и лестница сузилась, она взяла фонарь, что висел в коридоре и повела его в башню. Дойдя до нужной двери, Мари ее толкнула и вошла во внутрь, здесь было заметнее холоднее, чем в другой части дома.
    - здесь хорошо бывать наедине с своими мыслями, а ночью особенно ярко светят звезды и кажется, что до них можно достать рукой..- она замолчала и поставила фонарь.- Капитан Хорнблауэр, вы счастливый человек?

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    14

    Прикосновение руки Мари отозвалось искрой внутри, давно забытой и такой приятной. Но Горацио гнал от себя эти мысли, никак не прореагировав на ее жест. Девушка с ним очень мила, Хорнблауэр полагал, что с ней будет, о чем поговорить все это время, провести долгие недели в заточении. Горацио так привык к свободе, открытому морю, что никогда и не сидел столько времени дома, даже у себя. Самое максимальное, это был месяц в зимний период, когда корабли стояли в порту. В остальном, за всю жизнь с Марией, был Хорнблауэр с ней от силы месяца четыре в совокупности.
    Появилась призрачная надежда отправить письмо домой, но Горацио сомневался, что эти планы осуществимы. Да и граф прав, рисковать не стоит. Что, если он подвергнет опасности их дом, семью? Нет, этого нельзя допускать. Хорнблауэр мотнул головой.

    — Нет, пожалуй, граф прав. Пока мы  в розыске, письмо может вызвать много подозрений и вопросов, если информация вскроется. Я могу подвергнуть опасности ваш дом, семью, вас тут же арестуют. Поэтому нет… как бы мне не хотелось это сделать, я не имею право, — отозвался Горацио. Нет, он твердо решил, что они пересидят в этом доме без излишних проявлений, до самой весны. Будет тяжело, но это нужно сделать, ради блага своих товарищей. Только из-за них Хорнблауэр и послушал графа и его семью.
    Он забрал плед, накинул его на плечи, пошел вслед за девушкой. Запахнув шерстяные полы пледа, Горацио почувствовал дуновение прохладного ветра, зимнего. Вдохнул свежий воздух, словно, он никогда его не видел. Капитан скучал по морскому бризу, он уже почти не мог спать без качки корабля, без немыслимой усталости после дня на корабле. Хоть вахт он уже не нес, как раньше, но иногда по ночам выходил на палубу, чтобы поразмышлять, походить, воздухом морским подышать.
    — Не берите в голову, все хорошо, — произнес Горацио, — Нет, во Франции не бывал, но много слышал о ней. Вернее, бывал, но во время боевых действий. Там не до экскурсий, — Горацио оглядел башню, достаточно уединенное место, такое приятное, хоть и холодно. Но это только зимой же… Когда потеплеет, Хорнблауэр находил это место идеальным, чтобы проводить бессонные ночи. А он чувствовал, что здесь они будут постоянно. Это в  первый день он смертельно устал, валился с ног. Но, отдохнувши, Горацио чувствовал себя еще больше покинутым, одиноким. Присутствовала общая слабость в теле и в мыслях. Как будто, надежда покинула его навсегда. Она была, но пока ее ничтожно мало.
    Ее вопрос застал врасплох, Хорнблауэр задумался над ним, но точного ответа на него он не знал. Счастлив ли он? Доволен ли своей жизнью? Карьера, море, только война все портит. Когда-нибудь Горацио станет адмиралом, возможно, с единственным сыном и женой. Но пока этот факт остается под вопросом.

    — Не могу однозначно ответить на этот вопрос, — отозвался Хорнблауэр, пожав плечами, — Военному человеку сложно быть счастливым, — как и его семье в целом. Мария, наверное, места себе не находит.

    — А… позволите сюда приходить иногда? — поинтересовался Горацио у девушки.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    15

    Увы, так уж получалось, что с момента новости о гибели супруга девушка и вовсе не задумывалась на тему того, что же будет с ней. Именно в плане, женской сущности. это мир мужчин, только мужчинам позволено меть любовниц в каждом дворе и это даже считалось почетным, ведь мужчина себе это может позволить. женщин же порицали даже за неловкое движение, которые не имело под собой ничего противозаконного.
    И вот взглянув на капитана, Мари поймала себя на мысли, что он весьма красив, как мужчина. Была в нем какая-то мужская стать, что заставляла задержать на нем свое внимание. Хотя девушка была отмела эти мысли, это неправильно. Они их гости, она все еще вдова в трауре, которой положено горевать по мужу. А у капитана ведь есть беременная жена. Что же, даже мысли о его привлекательности кажутся нелепыми и неправильными. Мари вздохнула и крепче сжала руки в замке, чтобы более не допустить той вольности, что она позволила себе ранее.

    - Хорошо, но как только мы посчитаем, что опасност миновала, то вы отправите домой весточку- утвердительно она кивнула головой. Ей было жаль его жену, она ведь и сама была где-то в такой же ситуации, когда ей пришлось ждать новостей о муже и она дождалась, правда вести пришли дурные.
    Мари крепко закуталась в шаль, хоть в этом доме она и прожила какое-то время, но ей все равно хотелось спрятаться поглубже ото всех, чтобы никто ее не видел. Она ощущала себя чужой, когда был жив муж, тоска не была такой явной, а сейчас она словно сходит с ума и ей чаще хочется стать невидимой, чтобы никто не трогал ее.
    - О, я просто вижу, что вы тревожитесь- сказала честно девушка- иногда нам всем надо высказаться о том, что нас гложет. Если вам будет небходм собеседник или слушатель, я готова прийти вам на помощь- мягко улыбнувшись, произнесла Мари.-  О, вы не видели всей красоты нашей страны, война Бонапарта разрушила множество красивейших мест, бесполезная бессмысленная война, которая многие семьи оставила без отцов и мужей- она вздохнула.- Но я надеюсь, когда вы вернетесь домой, ваша супруга будет очень рада видеть вам живым.
    Было промозгло, за окно свистела метель и было достаточно темно. Ее вопрос был не просто так задан, ей и вправду было интересно, ибо она сама не знала, что это такое.

    - Но,вы ведь любите море и свою службу, разве они не делают вас счастливыми?- вполне резонный вопрос.- а ваша супруга? простите за бестактные вопросы, просто девушки всю жизнь живущей за чьей-то спиной трудно ориентироваться в больном мире- вздохнула она.
    - О, вы можете пользоваться каждой комнатой в этом доме по своему усмотрению, признаться честно, я рада, что вы оказались на нашем пороге. Это принесло разнообразие в нашу жизнь- честно сказала девушка- после смерти моего супруга, жизнь стала совсем унылой и грустной, сами понимаете носить статус вдовы трудная ноша, когда тебе двадцать два и мир кажется прекрасным.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    16

    Горацио вдруг почувствовал, что очень хочет вернуться живым к своей семье. Было страшно остаться здесь навечно. Но лучше так, чем его казнят на потеху всей стране, как Франции, так и Англии. Хорнблауэр и без того заслужил трибунал, по возвращению ничего хорошего его не ждет.

    — В любом случае, дома меня первым делом ждет трибунал за утерю корабля. А уже потом, если вернусь  к семье… — выдохнул Горацио. Хотелось верить, что он вообще туда вернется. Правда, не знал, что хуже быть казненным в своей стране или в чужой. Но нет, в этой его просто убьют, если поймают при попытке к бегству.
    Приятный морозный воздух немного взбодрил, расслабил. После душных остановок в гостиницах, когда они ехали в карете, это место ему кажется раем. Горацио вновь погружался в размышления, краем уха слушал то, что говорит ему Мари. Где-то в недрах дома спят или отдыхают его товарищи. Нужно будет позже пойти узнать, как там мистер Буш. А потом, когда окрепнет, придумать ему протез, чтобы мог ходить.

    — Да, я люблю море, я ничего другого и не умею, чтобы сменить сферу деятельности. Но в море я большую часть жизни, поэтому на берегу мне уже сложно пребывать слишком долго. С начала войны я дома бывал месяца четыре в совокупности... — произнёс Горацио. От вопросов о супруге он тактично умолчал. Не знал, что ответить на этот вопрос. Врать не хотелось, достаточно того, что он обманывает Марию всю жизнь. Но она счастлива, это главное. И не подозревает об обмане своего супруга. И никогда не узнает. Горацио не планировал её бросать, в конце концов, она носит его ребёнка. А детей Хорнблауэр любил... И хотел бы себе наследника. Правда, наследовать определённо нечего.

    — Благодарю, вы очень добры к нам. Всё равно я тревожусь за вас и ваш дом, вашу семью. А ещё впереди много времени. Если от нас нужна будет какая-то помощь, смело просите, мы поможем. К работе нам не привыкать, — произнёс Горацио. Он уже не занимается никакой работой на корабле, но практически десять лет в личинах мичмана, лейтенанта, дали о себе знать. Он окреп физически, может помочь, например, с дровами и другой тяжёлой работой. А его члены команды и подавно.
    — Пообещайте, что попросите, если потребуется. Потому, что я тоже не могу сидеть без дела столько времени... Просто не смогу и начну сходить с ума. На корабле всегда найдётся работа... — чуть улыбнувшись произнёс Хорнблауэр. Он посмотрел на девушку, она с сожалением говорила о кончине мужа, наверное, она его любила. И отношения были лучше, чем у него с Марией. Она ещё совсем молода, вся жизнь впереди, но война отобрала у неё шанс на семью...
    — Моя жена уже привыкла к тому, что все время одна. Хотя я вижу, что каждый раз с тяжёлым сердцем отпускает. Но  такова наша доля военных людей, война не щадит никого, — закутавшись в плед, произнёс Хорнблауэр. Он посмотрел вдаль, с неба сыпал слабый снег, Горацио вспоминал, какие холода бывают в Англии, где люди месяцами не видят солнца.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    17

    - Но почему так жестоко?- спросила удивленно Мари, она не была осведомлена о порядках в армии и на флоте. Ей казалось, что под трибунал отдают злостных нарушителей, но что он нарушил?-  Но за, что вас будут судить, капитан Хорнблауэр? Вы же доблестный моряк, бежали из плена, спасли своих товарищей. Вы герой, бесспорно, герой! Нет, я явно не понимаю, как устроен этот ваш мир мужчин. Где же логика? Я всегда считала, что под трибунал отдают  людей, что нарушили закон ил предали честь своей страны, но вы ведь верный сын английской короны!
    Мари говорила о том, что видела. А видела она перед собой действительно хорошего офицера, который не бросил свою команду в беде, они едва не погибли, но все же вместе до конца.

    Мари нравилось это место в башне, здесь она могла быть собой, сбрасывать с плеч этот тяжелый груз вдовства и быть молодой девушкой. Она могла просто улыбаться и не думать о том, что граф примет ее улыбку за неуважение о памяти сына.
    - Вы вернетесь к своей семье, я в этом уверенна – сказала Мари.- Вашей супруге повезло, иметь такого храброго мужа, как вы- она вздохнула.- что же море- это часть вас, как и поле боя для моего погибшего мужа. Вы привыкли были в самом центре, вы такие люди. А нам, остается только ждать вас дома. почаще радуйте жену письмами, поверьте, в холодные ночи, это дарит чувство присутствия и помогает пережить разлуку.
    Звучит сентиментально, но женам тоже важно знать о том, что мужья помнят о них, хоть одно воспоминание в день спасет от чувства своей никчемности.

    - Вы наши гости, вы пережили  и так слишком много трудностей и волнений. Я бы хотела, чтобы вы отдыхали. Вы ведь не умеете отдыхать, да?- спросила Мари, мягко улыбнувшись и закуталась покрепче в шаль, холодный воздух проникал везде. – Набирайтесь сил, молю вас. Но если станет совсем невмоготу без работы, мы найдем, чем вас занять.
    Для нее и графа это был огромный дом, слуг было много и они бойко со всем справлялись. Она и сама временами участвовала в жизни дома, ибо это помогало хоть как-то ощущать себя живой.
    - Все будет хорошо- она осторожно, дотронулась за его плеча и улыбнулась.- это наша доля. Лучше живите, ибо быть вдовой, не такое уж и занятное дело.
    Снизу послышался стук в дверь, Мари напряглась.
    - Останьтесь тут, пожалуйста- попросила она капитана  и быстро вышла прочь, пока Мари спускалась дворецкий пустил в дом трех человек в военной форме, к ним вышел граф и подоспела Мари.
    - Граф, мадам- поклонились они.- мы ищем трех беглых преступников, как сказали, что они шли тропой мимо вашего дома.
    - Кто сказал?- заговорила Мари, уверенным голосом.- вы приходите в дом графа, уважаемого человека, чей сын, мой муж погибли за Бонапарта и заявляете о том, что мы укрываем беглых? Вы отдаете отчет, что вы говорите, господа?
    - Мадам- вклинился военный.
    - Уходите господа, не заставляйте меня вдову героя наполеоновской войны, испытывать стыд за армию, где служил мой покойный супруг.
    Мужчина переглянулись, извинившись ушли прочь. Когда двери закрылись, Мари тяжело вздохнула, а граф попросил принести ему вина.
    Девушка поднялась вновь в башню.
    - вас искали, но больше они не вернутся, я вас уверяю.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    18

    — Потому, что таков закон. Мне было доверено командование кораблем и командой. Люди погибли, корабль утерян, был сдан врагу. А мы взяты в плен. И бежали мы только втроем, все остальные раненные останутся во французской тюрьме,  и уже вряд ли выживут. Это не мир мужчин, это мир войны и службы. На капитанов возлагают ответственность за корабль и свою команду. Хороший капитан не потеряет корабль и команду, — последнее уже было сказано по инерции. Горацио всегда очень критически к себе относился, не считал себя слишком хорошим моряком, капитаном. Хотя и выигрывали они много сражений, его ценит адмирал… Другой вопрос, что сам Хорнблауэр всегда находил в себе какие-то изъяны, он склонен к самокопанию. И, чтобы меньше копаться в себе, искать эти недостатки, мыслить их, ему нужно что-то делать, чем-то себя занять. И не давать времени на лишние мысли.
    Он усмехнулся, не думая, что Марии повезло. Наоборот, она была бы только счастлива, если бы Хорнблауэр бывал дома чаще или вообще с ней жил все время. Воспитывал детей и не уходил в море годами. Но  она верная его боевая подруга, которая готова с ним следовать. Даже переехала в Плимут, чтобы встречать его, когда он прибывает на берег. Хотя бы ненадолго. Правда, ее покорность, порой, раздражала. Горацио пока не понял,  хорошо это или плохо. Он всегда пресекал любые разговоры о службе, оставляя их для своей команды.

    — Думаете, моя супруга счастлива? Я все время в море, — произнес Горацио. Конечно, она сама на это согласилась, глупо это отрицать. Она понимала, что муж у нее моряк, и сознательно пошла на этот шаг, хотя кто знает… может уже пожалела несколько раз. Особенно сейчас, когда не знает, какова судьба ее супруга. Может, он уже давно мертв.
    Хорнблауэр напишет жене, как только это будет возможно. Сейчас не уверен, что хорошая идея. Горацио молча кивнул, не став ничего отвечать. Но нежность Марии к нему иногда согревала темными ночами, как и осознание, что на берегу его кто-то ждет.
    Стук в дверь напряг и капитана.  Из открытого окна был частично слышен разговор. Горацио понимал, что речь идет о нем. Он отошел от окна, вжался спиной в стену, не хотелось, чтобы его тут заметили. Хорнблауэр почувствовал страх, что их могут найти. Нет, конечно, он сразу сдастся, если потребуется. Лишь  бы не тронули графа и его семью.

    — Что они сказали? Нас ищут… — выдохнул Горацио, — Все-таки плохая идея оставаться здесь так надолго. Рано  или поздно нас тут найдут, — он услышал шаги по лестнице, это граф поднялся  к ним в башню.

    — Будет лучше, если вас признают мертвыми. Потерпите еще немного, если вас не найдут, то так и будет, — произнес он.
    Горацио понимал, что это дельная идея, но какого будет его жене, когда до нее дойдет эта информация. Он кивнул, чувствуя, что другого выбора не остается.
    — Капитан, пойдемте обедать, и ваш раненный друг тоже присоединится  к нам, — улыбнулся он, Хорнблауэру ничего не оставалось, как подчиниться. Внизу он встретил мистера Буша, который ковылял при помощи Брауна на одной ноге. Видно, что ему уже лучше. И так же, как и Горацио не может долго бездействовать. Буш вообще не хотел ни семьи, ни детей, всего себя отдал морю.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    19

    Мари тряхнула головой, нет и все же она не понимает, почему именно так. Зачем судить человека, который служит своей стране верой и правдой? Она уверенна, что он сделал это не со злым умыслом, просто так получилось. Жизнь слишком непредсказуемая штука, чтобы быть уверенным в завтрашнем дне наверняка.
    - Но это неверный закон- категорично, ответила девушка.- вы же отдали вашим противникам корабль не просто так, а потому что вы были вынуждены. Вы хороший капитан, это даже я могу сказать, человек далекий от этого мира. Вы производите впечатление благородного человека. Ваши моряки гордятся вами, я видела их и с тем с каким благоговением, они смотрят на вас.
    Хотелось обнять его, чтобы успокоить, но Мари держала себя в руках. Хоть они и знакомы только лишь вторые сутки, но девушка видела его благородство. Он был чем-то похож на ее погибшего супруга, наверное, тем самым и привлек ее внимание.
    - Она счастлива знать, что вы живы- ответила Мари.- когда твой муж военный или моряк привыкаешь к тому, что он далеко. Увы, я не могла пойти с мужем на войну и терпеливо его ждала в этом поместье. Получив весточку о его гибели, это был страшный день. Поэтому, пока ваша жена ничего не получила, она счастлива. Счастье в неведенье, как говорят.
    Разговор с офицерами был для Мари весьма ожидаем.  Что же, она все еще остается при своем мнение, что они с графом поступили верно, эти люди герои, а Бонапарт преступник. Из-за его прихотей множество людей осталось без семьи, кто-то без средств к существованию. Его правление началось триумфально, а вот сейчас скатилось на самое дно.
    - Нет, нет не волнуйтесь- пыталась его успокоить Мари- да, они искали вас, но больше не заявятся сюда. Это дом графа, его сын герой войны и нас уважают  здесь- ответила девушка, хотя ей бы стояло тушеваться в данной ситуации, ведь дамы не могут быть такими ретивыми в присутствии мужчин.
    Граф пригласил их спуститься к обеду, мужчины пошли вперед, пока Мари забрала фонарь и закрыла за собой дверь. За эти пару суток случилось событий больше, ем за прошедшие пару месяцев, и этого кружилась голова. Мари шла позади всех, размышляя над тем, что же будет дальше. Варианты множились. Внизу их его ждали друзья капитана, Мари кратко улыбнулась, и они прошли в столовую, где уже было накрыто к обеду. Все расселились за столом, девушка была на редкость молчаливой и задумчивой. Подали первую перемену блюд. Девушка задумчиво ковырялась в тарелке. Аппетита совсем не было, все эти разговоры о войне погрузили ее в раздумья.
    - Господа, если вам будет что-то нужно можете обратиться ко мне или к прислуги, они всегда будут рады вам помочь. Позвольте мне откланяться – девушка кивнула головой и вышла из-за стола. Все эти душевные мытарства порядком измучили девушку. Она попросила принести ей в комнату бокал бренди, пурга за окно вызывала у нее мигрень и пару глотков алкоголя должны были облегчить эту боль.
    Мари поднялась в комнату, где ее уже ждал бокал, она присела в кресло у окна и наблюдала за тем, как снег взвивается за окном. Почему –то ей стало тоскливо и одиноко, этот большой дом теперь ее вечная тюрьма.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    20

    Эти люди слишком добры к ним. Горацио казалось, что он не заслуживает такой награды за все их страдания. Во время обеда он почти все время молчал, хотя его друзья активно общались с графом, тот много говорил про Францию. И о том, как им тяжело прошлочь после потери сына, да и ещё и части семьи графа, которая ушла на войну. Слушать про неё уже невозможно, Хорнблауэр чувствовал себя бессильно, так как ничего не мог сделать, никак повлиять на военные действия. Горацио готов воевать до последнего, но не сидеть здесь и размышлять о будущем.
    А оно весьма туманно, во всяком случае, пока непонятно. Его убедили в том, что в этом доме им бояться нечего. Горацио в очередной раз поблагодарил графа и его невестку за гостеприимство. Но видимо девушку утомили беседы о войне, ей это слишком болезненно вспоминать о том, что её мужа забрала война.
    Хорнблауэр посмотрел ей вслед, когда она уходила. Он тоже поблагодарил за вкусный обед и откланялся. Горацио ушёл обратно в башню, которую ему показала Мари. Ещё не корабле чаще бывал в одиночестве, не позволяя команде знать о его печалях, плохом настроении. Браун прекрасно справляется с мистером Бушем, Горацио решил, что чуть позже их навестит.
    Он поднялся в башню, посмотрел вдаль в окно, забыв, что не взял с собой плед. Было не холодно. В голове и внутри в душе все пылало огнём. Надо смириться с тем, что он потерял корабль, команду, и сидит здесь отсиживается до весны. Позор для капитана... Но с другой стороны, он выжил и сможет служить дальше своей стране, если доедет домой и его не осудят в тюрьму.
    Когда стало совсем холодно, Горацио спустился вниз, пошёл пройтись по дому, где встретил Брауна, который попросил поговорить. Хорнблауэр оделся в тёплое и вместе с ним вышел во двор, где им уже приготовили доски для будущей лодки. Как снег сойдёт, они преступят изготовлению. И заодно показал протез, который приготовили для Буша. Горацио одобрил эту нехитрую конструкцию. Он одобрительно кивнул и ушёл обратно. Мысли одолевали его воспаленный мозг.
    Когда он шёл по коридорам в свою комнату, случайно забрёл... Не свою. Увидев Мари в комнате, немного удивился, а потом опомнился.
    — Простите, пожалуйста, я немного промахнулся... Заблудился, — виновато произнёс Горацио, обратив внимание, что девушка слишком расстроена, — Все нормально? — поинтересовался он. Наверное, они утомили её разговорами о войне.
    — Простите, если мы с графом сильно вас расстроило беседами о войне, постараемся вас этим не расстраивать, — попытался оправдаться Горацио.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    0

    21

    На самом деле девушке бы сейчас хотелось оказаться где-то подальше от всего этого. Вечная война, смерть и прочие неприятности подкосили девушку. Эти ярлыки, навешанные обществом просто угнетали и вводили в полный ступор, хотелось вздохнуть полной грудью и освободиться от всего этого кошмара. Ей честно уже надоели все эти заунывные речи. Она знает, конечно же, что война это всегда страх и боль, но при этом никто ведь не отменял того факта, что жизнь продолжается. да-да, пока кто-то там воюет люди продолжают жизнь. И Мари хотелось жить, но, увы, пока он должна только сдержанно кивать головой и быть примерной вдовой, чтобы не навлечь на себя гнев людей за свои необдуманные поступки.
    Мари так утомили разговоры о войне и потерях, что она ретировалась со столовой, чтобы побыть наедине и подумать обо всем, что ее ждет после. Укутавшись в шаль и подняв ноги под себя, девушка держала в руках бокал и смотрела за тем, как снег ложится за окном. Весной снег растает, их гости покинут это поместье и отправятся дальше в путешествие, она и граф останутся здесь и продолжат изображать хорошо воспитанных людей. С каждым месяцем Мари будет все больше чахнуть, пока не подхватит какой-нибудь вирус и скоропостижно скончается. Такая себе перспектива для юной девушки. Хотя она скорее всего сгорит от скуки, что обязательно навалиться на нее. Мари и так уже сгорает от нее, только лишь капитан и его друзья делают ее жизнь чуть лучше, чем она есть на самом деле.
    Она так увлеклась лицезрением снега, что не сразу заметила, что кто-то вошел в ее комнату.
    - О, капитан- она отвлеклась  и улыбнулась- да все хорошо, просто задумалась о будущем- призналась она без прикрас- Присаживайтесь, выпейте бренди, помогает согреться в эту промозглую погоду.
    Она сделала глоток  алкоголя и опустила ноги на пол.
    -О нет, причина вовсе не в вас- мотнула девушка головой. - Просто и дело даже не в войне, дело в моем призрачном будущем, которое, увы, не сулит для меня ничего хорошего. Быть вдовой- это значит перейти в касту, где тебя будут все жалеть и ты должно вечно скорбеть. И это прямо скажу, меня порядком угнетает. Я любила мужа, но я бы хотела продолжить жить. Простите, я не должна вас смущать подобными речами- она вновь сделала глоток.- как вам друг? Ему стало немного получше?

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    22

    Хорнблауэру было неловко, что он побеспокоил Мари, да ещё и в такой неподходящий момент. Хотелось сразу же уйти, но девушка предложила выпить, да и пригласила пройти, неловко было уходить. Выглядела девушка неважно, но ещё бы, в её-то возрасте остаться вдовой. Совсем молодая, могла бы быть семья. Мария вышла замуж за Горацио, будучи уже девушкой не на выданье. Но Хорнблауэр человек простой, ему эти все формальности не важны, поэтому и женился. Зря, правда, он это сделал... Очень зря. За всю жизнь успел пожалеть много раз, что женился без любви, а из жалости... Но, главное, чтобы Мария чувствовала себя любимой. Да, Горацио не идеальный муж, да и ни одной женщине не нравится сидеть и ждать своего мужа с война, из морского путешествия.

    — Спасибо. Хотя я обычно не пью, — попытался оправдаться Горацио. Наверное, хочется действительно выпить, настроение именно такое. Он взял бокал.
    — Знаете, я не суеверный и не чту традиций семейных, у меня их никогда не было. И вообще не имею титулов. Только того, что касается морских примет. Мне кажется, вам не стоит замыкаться в себе. Вы же ещё молодая, — пожал плечами Горацио. Может, он говорит неправильные вещи, Хорнблауэр вообще не смыслит в семейной жизни.
    — Извините за мою несдержанность, — отозвался Горацио. Он посмотрел на Мари, она выглядела такой несчастной... Хорнблауэр не знал, как её утешить, как помочь в данной ситуации. Похоже на то, что они оба стали отдушиной друг для друга, эти беседы немного помогают отвлечься от повседневной суеты. Горацио давно не чувствовал себя так спокойно, умиротворенно. Он просто устал, не в силах пока двигаться дальше. Ему нужно набраться сил, чтобы совершить побег из Франции в Англию. За эти месяцы многое может поменяться, но Горацио намеренно движется к своей цели. И не сойдёт с дороги, даже если придётся умереть за свою страну. Только вряд ли Мария выдержит такой удар...

    — О, благодарю, с мистером Бушем все хорошо. Сейчас сделаем ему протез и будет ходить, ещё в море будет ходить. Для моряка, это не проблема, — выдохнул Горацио. Этот дефект никогда никому не мешал. Многие оставались без конечностей, без глаз, с ранениями, и всегда возвращались. Потому, что это их стихия, которая всегда лечила и заставляла двигаться вперёд, не останавливаться на достигнутом.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    23

    Выйдя замуж, Мари смогла себе позволить жить той жизнью, что ей нравилась. Супруг разделял ее тягу к изучению новому и брал ее с собой на охоту, позволял долго ездить верхом по округе. О, как же она любила это, сесть рано утром на лошадь и ускакать подальше. это были прекрасные чувства. Ей совсем не нравятся женские занятия, типа чтения женских любовных романов и вышивки. она считает это ужасно скучным и недостойным ее внимания.
    Тоже самое, кстати, касается и алкоголя. В высшем свете дамам не пристало пить крепкий алкоголь, но они с мужем временами брали бутылку бренди, садились у камина и долго говорили. Он позволил ей ощущить себя живой, а сейчас, когда его не стало, все пошло прахом и она не знает, что ей делать со всем этим. От компании капитана она была совсем не против. Он ей нравился, как собеседник, за эти пару дней она с ним проговорила куда больше, чем с графом после смерти его сына.

    - О, обычно и я не пью подобное- она улыбнулась уголками губ.- это так в память о моем покойном супруге, когда я могла делать то, что захочу и получала его одобрение. Увы, теперь все изменилось- было грустно от той мысли, что ей показали жизнь, а потом самым наглым образом ее отняли.
    - О, вы говорите о новом браке?- уточнила Мари.- О, нет это мероприятие более не по мне. Мой покойный супруг, был человек редких качеств, он понимал меня  и принимал мои желания. Я сомневаюсь, что кто-то захочет брать подобную девицу замуж. Поэтому-то, мне предстоит принять участь вдовы во всей красе.
    Даже звучит это ужасно, но такова ее нынешняя реальность. Стоит просто смириться с тем, что дальше лучше не будет. Итог один, рано или поздно она угаснет в этом доме, хотя может это и не самая худшая участь для нее.

    -  О, все в порядке. Это я слишком откровенна, так не принято ведь- она сделала  глоток алкоголя.- О, я рада за вашего друга, я вижу, что он хороший человек. Впрочем, как и вы, капитан Хорнблауэр. Вашей жене повезло, иметь такого храброго и доблестного супруга, как вы. Будь я на нее месте, гордилась бы вами и всем рассказывала о муже- она мягко улыбнулась.- но позвольте один нескромный вопрос ее щеки залились краской.-как вы  справляетесь столько месяцев в море без…эм… женского внимания- она опустила взгляд, сама смутившись от своих слов.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    24

    Горацио не стал уточнять, что его жене не очень-то повезло с мужем. Иметь в мужья моряка, это не всегда хорошая идея. Это тяжёлая работа... Всегда быть одной. Почти всегда. Постоянно бояться потерять. Хорнблауэр не уверен, что сам готов был бы столько ждать, бояться за своего любимого человека. Даже, если он не любит Марию, все равно переживает за неё, за ребёнка...
    А Мари, видимо, никого рядом с собой больше не видит, только своего покойного супруга. Это её право, хотя девушка могла бы не закрываться от мира, и не держать этот пресловутый траур всю жизнь. Это же свихнуться можно.
    — Война населила землю вдовами, но я считаю, что не стоит все же закрываться в себе, вы молодая. Если не брак, то чем-то другим себя занять можно. Траур не делает вас беспомощной, — попытался возразить Горацио, ему казалось это дикостью.
    Сделав глоток бренди, внутри стало теплее и спокойнее. Хотя алкоголь Хорнблауэр никогда не воспринимал, как средство для утоления печали или для того, чтобы согреться. Но сейчас хотелось просто расслабиться.
    Горацио удивлённо посмотрел на Мари. Ее вопрос был несколько странный, хотя он понимал, о чем она говорила. Хорнблауэр замялся, не зная, что ответить. Откровенно говорят, он об этом не думал даже. На войне, да и в море мысли совсем не о том, там чаще думаешь о том, как выжить и вернуться домой целым, не лишенным конечностей.
    — Месяцев? Иногда и лет, — усмехнулся Горацио, — Но, если честно, там об этом думаешь меньше всего. Только о том, как выжить и вернуться домой. Война накладывает определённые ограничения. Поверьте, о женщинах думать просто некогда, — чуть улыбнулся Горацио. Он пожал плечами, многие мужчины и его члены команды часто пользуются услугами женщин на берегу. Но Хорнблауэр считал себя выше этого, кроме того, изменять Марии не собирался, хоть и не любил её... Бывали такие мысли, но они часто сменялись чем-то другим. Например, пушечными выстрелом...
    — Простите, Мари, я вас утомил, наверное разговорами. Вы отдыхали, я пойду. Граф сказал, что ждёт нас всех к ужину, я пойду немного отдохну, — Горацио все же оставил девушку, не став ей надоедать своими беседами. Они не самые приятные. Но вместо своей комнаты, он ушёл на улицу, во двор, чтобы подышать свежим воздухом.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    25

    На самом деле быть женщиной было весьма трудно. Особенно знатной дамой, тебя с раннего детства готовят, как молодую козочку на убой и учат тому, что ты должна прислуживать своему мужчине. Принято считать, что у тебя не должно быть своего мнения, и ты всегда должна при муже. Тебя никто не спрашивает, чего хочешь ты, учитываются только лишь желания мужа. Мари всегда такая позиция не нравилась, она высказывалась против этого, но в порыве гнева ее мать пару раз отвешивала ей пощечины, таким образом пытаясь воспитать из Мари кроткую леди. Когда она поняла, что в отчим доме ее никто не понимает, она стала и вправду более замкнутой, но тешила себя надеждой, что ее муж будет более современных нравов и позволит ей самой делать выбор в жизни.
    -  О, капитан я не собираюсь закрываться в себе- вздохнула девушка.- но, увы, я не имею шанса вернуться в отчий дом и попробовать вновь все исправить. Мои родители категорически против того, что бы их овдовевшая дочь возвращалась домой, это ведь испортит все- на самом деле ее это не сильно расстраивало, но и не придавало сил, это было все простой данностью и не более того. -  О, я и не стала беспомощной, что вы- она даже улыбнулась, крутя в руках увесистый бокал- наоборот, во мне наоборот слишком много жизни. На самом деле общество считает, что я должна биться в припадках и плакать не переставая. Да, случилась трагедия, мой супруг погиб. Но я то же жива и как бы ужасно не звучало, но я хочу продолжить жить. Только такого пассажа не оценит даже сам граф, который желает мне счастья.
    Мари глотнула алкоголь, она никому не могла произнести вслух эти мысли. А вот капитану смогла и почему-то она думала, что он не осудит ее. Хотя может быть ошибается, он все донесет графу и тот выкинет свою невестку к черту из дома и тогда Мари окажется совсем одна на улице зимой.
    Ей и вправду было интересно, как все устроено в морском мире. Корабль это все же отдельный мир со своими правилами и устоями. Она только знает, что такое жить в доме под чьей-то опекой.
    -  О, это и понятно- засмеялась Мари.- но все же, бывают относительно тихие дни, да и все же ваши матросы и вы, вы ведь живые люди. Хотя простите, я не имела никого права задавать подобного образа вопросы. Простите, что смутила вас вопросом- произнесла девушка..- о нет, спасибо вам, беседы с вами помогают мне не сойти с ума в этом доме, да хорошо, увидимся на ужине- кивнула девушка головой и когда он удалился девушка позвала служанку и та помогла ей переодеться.
    Когда девушка спустилась к ужину за столом сидел граф и друзья капитана, она им поклонилась и присела за стол.
    - О, мистер Буш, как ваше состояние? Может быть вам что-то нужно?- уточнила Мари.- Капитан  Хорнблауэр почтит нас своим визитом или стоит отнести ужин в его комнату?

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    26

    Эти беседы помогали Горацио не слететь с катушек, не сойти с ума от безделья и одиночества. Хоть он и прибыл сюда с товарищами по команде, все равно не мог перед ними расслабиться. Не имел право, не мог себе позволить проявить слабину. Они должны чувствовать уверенность в своем капитане. Что рано или поздно они отсюда выберутся все вместе. Но с каждым днем, Хорнблауэр сомневался все больше сам, что они вернутся в Англию.
    Горацио пошел проведать мистера Буша, тот выглядел намного лучше, чем вчера. Моряки здесь всего пару дней, а кажется, что прошло не меньше месяца. Видимо, к концу пути, Хорнблауэр совсем потеряет счет времени. Горацио перехватил граф, который спросил, не играет ли капитан в вист. Тот оживился на такое предложение, и охотно согласился поиграть с графом и его людьми. Раньше он игра с сыном, иногда присоединялась Мари, она оказывается тоже хорошо играет. Буш отказался, он ненавидел эту игру всеми фибрами своей души, но не мог отказать Горацио на корабле. Тут у него полное моральное право отказаться… Впрочем, Браун согласился, ему игра нравилась.
    Сыграв несколько робберов, мужчины не заметили, как пролетело время. Может так пройдет и все остальное время до побега? Развлечение они себе нашли, это уже хорошо. Да и граф совсем не против, ему тоже не с кем было разделить удовольствие от игры. Мари замкнулась  в себе после смерти мужа.

    — Благодарю, мисс, все хорошо. Насколько это может быть возможно в моем положении, — произнес Буш в ответ на вопрос девушки, — Нет, он должен прийти и поужинать вместе с нами. Насколько я помню, он был вместе с графом. Играли в карты, — отозвался Буш, усаживаясь за стол. Прислуга уже накрыла на стол, подавала последние блюда к ужину. Когда Горацио и граф спустились к ужину, уже все было готово.
    — Приветствую, — чуть улыбнулся Хорнблауэр, садясь за стол. Настроение улучшилось, да и пришло наконец-то осознание, что они живы, что они все-таки вернутся когда-то в Англию. Они военные, моряки, выживали и не в таких условиях. Даже мистер Буш без ноги сможет с ними бежать. Но, тем не менее, в глазах присутствовала тоска… Хорнблауэр потерял корабль, в родной стране его ожидает трибунал, либо расстрел, либо тюрьма. Горацио очнулся на середине разговора, когда граф к нему обратился, а Буш слегка толкнул его локоть.

    — Простите, немного задумался, — отозвался Горацио.
    — Мистер Хорнблауэр, пришли газеты, вас объявили погибшими, — он протянул ему газету на нужном развороте. Горацио трясущимися руками взял газету, прочитал пару строк о беглецах. Он понимал, что информация уже дошла и до Англии, до Марии. Отложил газету в сторону.
    — Может так даже лучше. Преследования больше не будет, — он виновато посмотрел на графа и на Мари.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    27

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    За окном бушевала вьюга, впрочем схожие чувства были и в душе самой Мари. Слова капитана засели у нее в голове. Девушка крутила мысли о своей жизни и никак не могла понять, что ей делать ей дальше. Вечно оставаться под опекой графа, она не могла. Мари понимала, что является для него живым напоминанием о погибшем сыне. Для нее самой- это было трудно и поэтому девушка пыталась реже ему появляться на глаза. Наверное, стоило бы вернуться в отчий дом, но мать была против этой затеи. при крайней встрече, она заявила ей, что дочь больше не часть их семьи и пусть теперь семья мужа отвечает за нее. Для девушки такое отношение стало ударом.
    нет, она понимала, что мать не желает больше нести ответственность за дочь, да и вновь искать ей мужа, задача не из простых. Мари никогда не была красавицей и мужчины не проявляли к ней должного внимания. Свою неказистую внешность, девушка перекрыла своим веселым нравом и острым умом, хотя последнее тоже было не всем мужчинам по душе. Что же, выходит, что шансов у нее уже и вовсе не было. Стоило бы подумать о том, чем себя занять до конца дней, чтобы не быть такой обузой для графа и не сойти с ума от скуки сидя в поместье.

    - О, вы держитесь просто блестяще, для вашего положения- отозвалась девушка, мягко улыбнувшись. Убедившись в том, что капитан с дядей скоро явиться, Мари сделала глоток вина.
    Что же с появлением путников, их дом стал похож на жилой, до этого все в нем перемещались словно привидения.
    - Добрый вечер- поздоровалась девушка, ее настроение поднялось при виде капитана, хоть он и был с грустными глазами, но от него исходило какое-то спокойствие, которое передавалось  и самой девушке.

    Принесли ужин и они принялись за еду, граф что-то активно рассказывал, а Мари внимательно слушала, не вмешивалась. Ей было радостно видеть, что граф немного ожил, такого не было с самой траурной церемонии.
    Когда граф дал газету, где говорилось о смерти беглецов, решила вмешаться девушка.
    - Капитан, вы можете написать домой письмо, отправим его вместе с нашей почтой. Я распоряжусь, чтобы вам в комнату принесли перо и бумагу- сказала девушка.- теперь вы сможете чувствовать себя в безопасности. мистер Ьуш сможет спокойно восстанавливаться, а вы капитан продумаете план возвращения- сказала она и подняла бокал- что же, звучит странно, но я предлагаю выпить за ваше спасение, пусть и такой ценой. За капитана Горацио Хорнблауэра!

    +1

    28

    Новость об их «смерти» была воодушевляющей, но и одновременно Горацио понимал, что ни к чему хорошему это не приведет. Мария наверняка уже узнала об этом, и непонятно, как она восприняла эту новость. Хотя чего тут знать? У нее большое горе, муж погиб на войне. Как бы там ни было, девушка его любила и очень, чтобы вот так взять и забыть. Да еще и беременная.
    Он мог бы написать ей письмо, как предлагает Мари, но это слишком рискованно. Это может повредить не только дому графа и его семье, но и им самим, если вдруг письмо попадет в ненужные руки. И кто-то узнает о том, что они живы. Возобновится преследование. Нет, это огромный риск, который влечет за собой определенные последствия. Хорнблауэр замотал головой. Он видел напряжение в глазах Буша и Брауна, видно, что они разделяли его мысли и мнение.

    — Нет, все равно нельзя. Письмо может попасть в неправильные руки, да или вообще затеряться в дороге. Тогда точно попадет. Я понимаю, что это странно звучит, но лучше моей жене оставаться в неведении… И надеюсь, что я все-таки вернусь домой, — война, конечно, на этом не закончится. Еще пройдет немало времени, прежде, чем Наполеон падет и наступит мир во всей Европе. Нет никакой гарантии, что их не поймают по пути или просто не убьют.
    У Хорнблауэра мгновенно пропал аппетит от таких новостей, но сделал вид, что все хорошо. И все-таки немного поел, чтобы были силы в организме. Их сейчас крайне мало. Он почувствовал руку Буша на своем плече, который отвлек от раздумий, когда граф его о чем-то спрашивал. Горацио включился в разговор, когда его спросили о жене, детях. Хорнблауэр с неохотой поведал о Марии, о двух погибших детях. Откровенно говоря, снова детей Горацио не очень хотел, мучил страх потери.
    Он сделал глоток вина, Буш и Браун поддержали тост, но капитан только нахмурился, не принимая своего героизма. Пока это только временное спасение. А в Англии его ждет трибунал. От этой мысли Горацио сделалось дурно. Он сделал еще глоток вина.

    — Благодарю вас за гостеприимство, надеюсь, что не сильно доставим вам неудобств. Ужин прекрасный, все очень вкусно. Мы пока начнем готовиться к отплытию, построим лодку. Думаю, что к весне успеем. Если будет тепло, может, уедем раньше, — Хорнблауэр испугался за Марию, которая осталась там одна. Она не переживет смерть мужа. Но Мари права, их избавили от преследования. Только, если случайно наткнутся на беглецов.
    — Чудесно, мы вам выделим доски, дерево, все необходимые инструменты, занимайтесь, сколько угодно, — отозвался граф. Браун согласился начать строительство, хотя зим достаточно холодная. Но они все трое понимают, что времени у них не так много.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1

    29

    После этих новостей, Мари пыталась поставить себя на это место. Вдруг ей бы сообщили о том, что ее муж умер, а затем бы он вернулся. Чтобы она чувствовала? Хм, наверное, вначале была бы тоска, а затем увидев его живым, ее бы мир перевернулся вновь, и она стала счастливой. Но в отличие от капитана Хорнблаэура, ее супруг действительно мертв и ей никогда не испытать этой эйфории. Но чисто по-женски ей страшно за супругу капитана, получить такую весть будучи беременной- это ужасно, мало того, что это может убить ее. Мари сделала глоток вина и мотнула головой, нет стоит гнать их подальше от себя, а то они заполнят полностью ее разум, и она снова впадет в уныние.
    - О, как считаете нужным- кивнула девушка- хотя если так подумать, мы можем придумать какой-нибудь способ. Знаете ли неведение убивает похуже клинка- вздохнула Мари, но умолкла под тяжелым взглядом графа.
    Она в принципе не должна была высказываться, ибо это дело совсем не для ее ушей. Мари в принципе ждала того момента, когда граф позовет ее в свой кабинет и клеит ее веселой вдовой. Ну не может девушка молчать, натура у нее другая да и жизнь из нее бьет ключом, как бы она не пыталась ее запрятать поглубже.
    Мари украдкой взглянула на капитана, было заметно, что новости стали для нее весьма дурными, хотя и весьма ожидаемыми. Стоило немного отвлечь его от этих размышлений. Все поддержали тост, но было видно, что капитан не разделяет ее воодушевления собственной персоной.
    - Для вас подготовят сарай, где вы сможете спокойно работать. Нынче делать это не улице весьма опасно, можно получить обморожение- девушка знала, что говорила. Морозы здесь не сильные, но за счет ветров все становится совсем невыносимым и промозглым.
    Ужин подошел к концу, за окном завывала метель, Мари уже готовилась ко сну, но спать не хотелось вовсе. Она вспомнила, что не распорядилась о том, чтобы капитана принесли еще одеял, ибо ночи стали совсем холодными. Накинув халат и  завязав его, Мари взяла еще одно одеяло и пошла в комнату капитана. Девушка постучала в дверь а затем легонько открыла ее.
    - простите , капитан – начала говорить она опустив взгляд.- слуги уже спят, а  я забыла распорядиться, чтобы вам принесли еще одеяло, ночь обещает быть поистине ледяной- она крепко прижимала к груди большое одеяло.

    [nick]Marie De Barra[/nick][icon]https://i.imgur.com/8Qc9oVt.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Мари Де Барра, 22 года</a></div>Вдова,жаждет вырваться на свободу</div>[/lz]

    +1

    30

    Да, он понимал, что Марии будет нелегко, как и ему. Постоянно думать о том, как она там. А ей о том, что ее супруг погиб на войне. Ее мать скажет, что была права, ее дочь будет страдать… А что делать? Да, он военный, моряк, но и она добровольно вышла за нег замуж. Только кому от этого легче… Хорнблауэр понимал, что хочет сказать ему Мари, но зная военные законы, не только государственные, но и по совести, он бы не стал так рисковать. Хотя осознавал, что Марии было бы легче, если бы она знала о том, что Горацио жив и относительно здоров. Он не стал на это ничего отвечать, только кивнул, в благодарность за поддержку и посильную помощь беглецам. Да уж, бывал Горацио в плену, но, чтобы вот так…
    Теплилась надежда в его душе, что они смогут вернуться целыми и невредимыми. Черт возьми, от этих мыслей  он начинал сходить с ума, изводить себя. Чтобы никто не видел его терзаний, предпочел бы закрыться в своей комнате и никому не показываться. Но нужно помогать, нужно что-то делать для того, чтобы побыстрее отсюда сбежать. Хорнблауэр покинул ужин чуть раньше, чем он закончился, ушел к себе, оставив Буша и Брауна с графом и его невесткой. Спать не хотелось, но хотелось уединиться, насладиться тишиной. Горацио скинул с себя верхнюю одежду, оставшись в одной рубашке, развязал шейный платок, сев на стуле. Не сиделось на одном месте, Хорнблауэр мерил шагами комнату, стараясь освободиться от навязчивых мыслей. Помнится, еще будучи мичманом, когда у него все не получалось, его посещали мысли о суициде. Почему-то именно сейчас они вернулись.
    Но, если он это сделает, то подведет команду. Подведет Британию, оставит Буша  и Брауна на погибель. Конечно, они могут остаться и во Франции, но они все равно пойдут обратно. Буш привязан к Англии из-за матери и сестер. Браун слуга, он пойдет, куда скажут. Хорнблауэр чувствовал ответственность за них, за их жизни. Тем более, что Буш один не дойдет с одной ногой… Горацио отвлек стук в дверь, он ответил и в дверях увидел девушку, Мари. Немного удивился ее присутствию, но впустил.
    —А… спасибо, правда, у меня есть уже одно, думаю, что не замерзну. Зимой в море еще холоднее, да и не могу я от вас требовать большего. Вы и ваш дом и так много для нас сделали, — Горацио из вежливости принял у нее одеяло, положив на кровать. Не знал, что дальше говорить, замялся. Откровенно говоря, не хотел, чтобы она уходила. Все равно не спалось, но и ее отвлекать ото сна тоже неприлично. Молчание затянулось немного.

    [nick]Horatio Hornblower[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/272/845306.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Горацио Хорнблауэр, 32</a></div>Капитан корабля Сазерленд</div>[/lz]

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Равные шансы