ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Терпением Фред не отличался никогда, но именно засада у камер хранения стала для него настоящим испытанием на прочность. И не только для него. Спустя минут пять Макс стал ловить себя на мысли, что хочет вмазать приятелю. Спустя еще десять минут, поймал себя на том, что хочет убить. А когда прошло еще пятнадцать и полчаса в общей сложности, на полном серьезе высматривал слепые пятна камер видеонаблюдения, чтобы сделать это без лишнего палева.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    13.06
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » no smoking in a palace


    no smoking in a palace

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1


    NO SMOKING IN A PALACE
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/KlHwXy4.png https://i.imgur.com/2cGiZqF.png https://i.imgur.com/ID81uDO.png

    Джули Эллиотт & лорд Джеральд Остен Тосни
    вечер 1 июля 2022, Дворец Апеторп, Нортгемптоншир

    Благотворительный вечер - дело, несомненно, хорошее, но не тогда, когда ты находишься по ту строну бального зала в цать гектаров. На удивление, эта мысль посещает не только представителя стаффа, но и одного виконта.

    0

    2

    Джули не шел красный цвет. В нем она выглядела как серая мышь, напялившая красную тряпку, чтобы похвастаться перед другими мышами своей находкой.
    На деле же все плевали на ее мнение, и яркий до боли в глазах жилет персонала уже летел в лицо Эллиотт в качестве наказания, пока другие официанты скрывали интерес и топтались на входе, ожидая пополнения подносов с хитрыми тарталетками и бокалами.
    Да, она опоздала на полчаса, но, черт, поезд, который привез ее в эту глушь из Лондона, давайте признаемся, полз очень нехотя. Джули бы сама сюда и носа не сунула, если бы не вполне впечатляющая сумма за вечер работы официантом. Ну а когда такси от станции наконец доставило ее к этой восхитительной развалине под названием “дворец”, руководитель стаффа наоставлял ей просто какое-то космическое количество гневных голосовых.

    - Будешь работать в саду, - прозвучал обжигающе холодный тон хостеса, и, кажется, Джули услышала сочувственные вздохи за спиной.
    Эллиотт уже не первый раз бывала на таких мероприятиях и знала, что обслуживание гостей на улице - показательная порка. Ну кто в своем уме будет хотеть выслушивать россказни бабулек с крошечными собачками, которым вдруг захотелось на воздух и где потише, а после этого вылавливать пустые бокалы и тарелки среди розовых кустов на территории в двадцать гектаров? Джули точно таких не знала.
    - Но я... - тихо промямлила она, стараясь защитить себя от позора “красного жилета”, но лишь встретилась с перекошенным от гнева лицом напротив.
    - Окей, окей, поняла, работа в саду, да, - Джули попятилась к выходу из кухни бесславным шествием. С красным жилетом и пустым подносом для напитков.

    “Гори в аду”, - последнее пронеслось в ее голове, когда из темного коридора ее вдруг озарил свет тысячи хрустальных люстр и звук оркестра. Десятки людей в сверкающих нарядах кружили вокруг столиков, создавая собой хаотичный рой богатства. Среди них, с прямой спиной и гордо поднятой головой ходили официанты в модных черных жилетках, и Джули с завистью проводила одного. Чтоб уж совсем на расклеиться, она решила надеть красное “клеймо” уже выйдя в сад, и перехватить бокал шампанского для, конечно же, придания себе жизненных сил. Это было запрещено, но никто не обращал на Эллиотт никакого внимания: ее черные брюки и белая форменная блузка меркли среди моря драгоценностей и шелка.

    Только успев выйти на свежий воздух и юркнув в жилет, Эллиотт буквально загрузили хрустальными бокалами и грязными тарелками - она только и успевала курсировать между кустами на кухню и обратно уже несколько часов кряду. За это время Джули убедилась, что Бога нет, иначе он бы ускорил время ее “казни”.
    - Милочка,  - раздался скрипучий голос за ее спиной, и лицо автоматически растянулось в дежурной улыбке.
    - Чем я могу вам помочь? - произнесла Джули и развернулась к старушке в фиолетовом костюме и шляпке. Выглядела она как лавандовое поле, пахла нафталином и плевалась через вставную челюсть.
    - Моя Джусси, она пропала! - воскликнула старушка, чуть не облив содержимым бокала Джули.
    Быстро поразмыслив, что нужно быть неполноценным, чтобы назвать своего отпрыска Джусси, Эллиот предположила, что речь о животном, и угадала.
    - Моя собака, породы аффенпинчер, черная, найди ее, - и кодекс официанта, работающего на улице, обязывал девушку отыскать пропажу.
    Она бы могла вызвать охрану по рации, но лучше уж это, чем монотонно оттаскивать посуду с улицы и разносить гостям закуски, пока они, вместо Джули, планомерно напивались.
    Осталось лишь сообразить, как найти поздней ночью черную крошечную собаку.

    Отредактировано Julie Elliott (12 Июн 2022 15:04:26)

    +1

    3

    Когда все время приходится говорить культурно и вежливо, грубеют мысли. К своим годам Джерри начал получать от этой грубости особое мстительное удовольствие: развлечение никто не смел у него отнять, даже не догадывался о его существовании, и уж точно не было ничего приятнее, чем быть честным с самим собой в своей собственной голове.
    К благотворительным вечерам он в целом относился благосклонно, первую их половину; во второй начинал скучать. В начале таких вечеров создавалось впечатление, что его богатая жизнь еще способна породить нечто щедрое и благородное – это если не думать о том, как лихо все знатные семьи укрываются от налогов. Нравились аукционы, во многом из-за странного азарта и того сложного чувства, где жадность переплеталась с расточительством. Почти детская радость появлялась в нем, когда на сцене появлялись знаменитости – певцы, актеры, музыканты, - и он, зная многих, все равно внутренне трепетал перед теми, с кем едва был знаком или не знаком вовсе: ну как это так они ловко пели, играли... В их лицах Джерри, пожалуй, ловил тот крохотный кусочек сказки и мечты, который только и оставался у него при роскошной жизни. Известно же, что роскошь сказку убивает. А за ней следом и мечту.
    Главным развлечением последних лет на подобных мероприятиях для него были образы гостей. Казалось, мода не просто шагнула вперед, она еще и уехала с катушек.
    «Милая панама», - проводил он взглядом сухую даму в брючном костюме.
    «И как же вы пришпилили к голове куст спиреи, мадам?» - подумал, следя за удушающе розовым платьем.
    «Ваш мастер не нашел ваши глаза, мэм? Как еще объяснить, что тенями он мазал не там...»
    «А я думал, это арматура!» - могла бы услышать про свою шляпку молодая девушка, наверняка чья-то перспективная дочь.
    Сам он на сегодняшнем карнавале шляп одет был в классический костюм, в котором в жаркий июльский день успел все проклясть и мечтал о поло и шортах, а еще о лужайке для гольфа. А все потому, что летом солнце, раз уж Англия давало ясное небо, готово было калить до следующего утра - так казалось. Потому даже в сумерки все равно стояла духота, но в зале, где угощались гости, время от времени гулял спасительный сквозняк.
    С того зала и началась история раздражения Джерри. Сперва он насладился обрывками чьих-то диалогов:
    - Полнейшее несоблюдение протокола!
    - ...Все знают, что он, ей изменил с...
    - ...Немыслимо. Интересно, кто ей посоветовал такой цвет? Выглядит нездорово...
    - ...Бакстер недавно так опозорился!..
    - ...А вы уже слышали?..
    - ...Говорят, он хочет урвать себе на аукционе...
    - ...С организацией просто полная беда. Такое чувство, что вечер собирали дилетанты...
    - ...А ты видел ту волонтершу-блондиночку? Я бы за ней...
    - ...Что за чудовищная форма...
    - ...Недавно он прилетел из Лос-Анджелеса!..
    Стоило расфокусировать слух, как Джерри погружался в медитативный гул негромких голосов, мелодичных и скрипучих, старых и молодых и так отдыхал. Стоять ему уже надоело, бурбон в жару отзывался головной болью и внутренним жаром.
    «Сейчас бы в Норфолк!» - подумал он с раздражением, потом взглядом нашел отца, а в другой стороне, в компании знакомых леди, мать. Его старший брат, видно, затерялся среди друзей на улице или где-нибудь еще.
    «Ладно», - решил Джерри и снова достал телефон. Одним касанием пальца по экрану он вернул себя в другую вселенную. Во вселенную «Лютера». Смартфон завибрировал, и поверх темнокожего лица хмурого детектива выплыло оповещение от Пат.
    «Я не приеду», - значилось в сообщении.
    Джерри коротко усмехнулся, посмотрел на время.
    «Это и так уже понятно», - едко подумал он и набрал в ответ:
    «Мне так жаль! Значит, волонтерша-блондиночка сегодня моя»
    «Удачи!»
    Джерри скривился и убрал телефон. Хотелось завести руки за голову и недовольно выдохнуть в потолок, но сделать такое на людях было нельзя. Он улыбнулся одной проходящей мимо старушке, потом другой...
    - Корни пускаешь? – послышался знакомый голос со стороны.
    - Уже даю ростки, Барти.
    Барти – давнишний приятель. На сегодняшнем вечере он явно веселился, ведь с виски разве заскучаешь?
    - А где..?
    - Определенно где-то, где лучше без меня.
    - Уверен, что нет таких мест, - хмыкнул Барти и легонько пихнул его локтем. – Пойдем-ка...
    Остальную фразу Джерри не услышал: заиграл оркестр, и публика медленной пестрой волной двинулась на звук. Играли чудесно, но по-другому в мире Джерри играть и не могли. Музыка звучала, как пластинка. Вязко гудела виолончель, волновались скрипки и винтами вкручивали свою мелодию в больную голову Джерри.
    - Это ужас, - вздохнул он.
    - Да что ты! Красиво звучат, - улыбнулся Барти.
    Телефон завибрировал снова. Джерри глянул на экран.
    «Прости. Обстоятельства!»
    «Ничего страшного».
    Это была правда. Страшного ничего не случилось. В общем-то, без Патриции вечер мог стать только лучше, но Джерри все равно коробило, что ее отсутствие не вписывалось в изначальный план. Такое он не любил.
    Композиция закончилась, перед оркестром появились ведущие вечера. Платье заиграло в ярком свете, Джерри покачал головой.
    - Скоро вернусь, - шепнул он Барти, и тот сделал возмущенное лицо:
    - Как так, Джеральд? Не в самом же начале!
    Джерри не ответил и торопливо зашагал к выходу, вдоль стены, чтобы не так был заметен его побег.
    Чем ближе становился выход, тем сильнее разрасталось недовольство. Двери ему любезно открыли, и Джерри вырвался на улицу, тяжко вздыхая. Пат, конечно, получит выговор от своих родителей за такую выходку! Что там хоть ее задержало? Неужто очередной американец-гольфист?
    «Осточертела уже мне эта игра», - подумал он, имея в виду не гольф. Сунул руки в карманы. Куда сейчас податься? Если пойти к машинам, то там наверняка он зацепится за шофера – глаза у того больно зоркие. К пруду? Чего он будет там ходить один, как дурак, когда все только начинается? Нервными пальцами он схватил пачку сигарет, в нагрудном кармане нащупал тонкую зажигалку и пошел вдоль здания.
    Он был здесь уже не первый раз и помнил, что за углом прятались заросли самшита и еще каких-то деревьев. «Клены, разумеется, - кивнул он, едва свернул за угол. – Вот это сегодня будет мой кабинет. Кусты!»
    Среди самшита и кленов Джерри нашел долгожданную прохладу, сунул сигарету в зубы, огляделся по сторонам и закурил. Конечно, в тридцать четыре прятаться от посторонних, чтобы покурить – дело позорное. Но старший Тосни был слишком строг в стремлении к здоровому образу жизни, а миссис Тосни – слишком драматична для подобных открытий в жизни своего наилучшего сына. Одного из трех наилучших, разумеется. Горькой правды они оба не заслужили.
    Джерри затянулся, начал медленно выдыхать дым, когда услышал шелест и треск, обернулся – и дым, словно шарф, обвил его шею. Перед ним стояла официантка в красном жилете.
    «Что за чудовищная форма!» - знакомо пронеслось в голове.
    - Могу я вам чем-то помочь, мисс? – улыбнулся Джерри, заводя руку с сигаретой за спину. 
    Потом он кашлянул, отвернулся, пощелкал пальцами, ища, обо что бы затушить сигарету, а потом уронил ее в траву и наступил туфлей.
    - Вы здесь что-то потеряли или вас настолько интересует самшит?
    Он поднял брови, разглядывая незнакомое лицо.
    «Боже мой, ну и глаза! Интересно, она с такими видит больше, чем все остальные?..»

    +1

    4

    [html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:70px;" width="100%" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/14625096/1598380">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/1598380/track/14625096'>Your Body Is a Weapon</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/54433'>The Wombats</a> на Яндекс Музыке</iframe>[/html]

    Собака не старалась найтись. Джули обошла уже неизвестно какой по счету розовый куст, но эта треклятая псина даже не откликалась. Скудное вечернее освещение тоже не помогало: Эллиотт брела по зеленым лабиринтам с включенным фонариком на телефоне и периодически распевала кличку потерянной.
    - Джусси, Джусси, покажись, - сладко шипела она, потрясывая в другой руке кусочком ветчины на шпажке от канапе.
    Вообще-то у нее был большой опыт общения с собаками. Но ее коротколапая такса, кажется, делала ей одолжение, раз не терялась из виду, а лениво лежала на своей подстилке. Джули мысленно сделала пометку “по дороге домой обязательно купить собачьих лакомств в качестве безмерной благодарности”.

    Миновав очередное столетнее дерево, Эллиотт вышла к протоптанному “карману” лабиринта. По закону вселенной здесь никого не должно было быть, кроме Джусси, сидящей и поскуливающей от нетерпения скорее быть найденной. По закончу личной кармы Джули там был кто-то посторонний, который ее заметил.

    Эллиотт не сразу поняла, что этот “кто-то” заговорил с ней. Мозг даже не сподобился распознать часть из этих слов, потому что тело девушки от испуга встало как вкопанное. Она на автомате подняла телефон на уровень лба, отчего фонарь засветил лицо незнакомца, свет от которого растворился в клубах дыма.

    В нос ударил до боли знакомый запах табака, а еще дорогого парфюма и чего-то еще, неуловимого и непонятного.
    - Собака, - невпопад брякнула она и, наконец, вышла из транса. Поспешив убрать телефон, Джули подобралась и выпрямилась, осознав, что пред ней находится гость вечера, перед которым стоит вести себя соответствующе, иначе не досчитается пары десятков фунтов в своем жаловании.
    - То есть, простите за беспокойство, сэр, - Эллиотт прокашлялась и набралась смелости поднять глаза на незнакомца.

    Лучше бы она этого не делала.
    Джули мгновенно узнала, кто перед ней. Сам виконт Джеральд Тосни, сын герцога Тосни, одного из самых влиятельных людей Великобритании. Порой Джули казалось, что знать представителей пэртва в свои годы - это признак приближающейся старости, но ничего не могла сделать. Руки так и тянулись по утрам к королевским сплетням на страницах The Sun, и черта с два Джули признается, насколько сильно ей нравилось это.

    - Эээ, лорд … - пропищала Джули, судорожно пытаясь вспомнить, как она должна обращаться к такому человеку, но, кажется, ее нервная система не выдерживала. Окончательно попрощавшись в голове со своим жалованием, так и не привитыми манерами и возможностью проявить себя с лучшей стороны, Эллиотт сдалась.

    - Гостья потеряла собаку, - девушка вздохнула, - а я ее ищу.
    И словно в подтверждение своих слов она продемонстрировала вторую руку, где на шпажку все еще была нанизана ветчина.
    - Вы не видели здесь черную собаку?

    +1

    5

    От слепящего фонарика Джерри прикрыл глаза ладонью и прищурился. Чувство, что его застукали за чем-то постыдным, неприятно саднило. Чувство, что стыдиться постыдного курения в 34 года – позорно, саднило еще больше. Джерри скривился и тут же оформил лицо в добродушную маску.
    «Ну что ты встала, милая, отомри!» - снисходительно и терпеливо подумал он, улыбаясь шире. И официантка заговорила.
    - Собака.
    - Кто? – вежливо уточнил Джерри. Свет перестал бить по глазам, и он снова спрятал руку в карман. Как раз в тот, в котором лежала окаянная пачка.
    - То есть, простите за беспокойство, сэр... – понеслось лепетание.
    «Так-так, произношение!.. - тоном опытного доктора размышлял Джерри. – Все ясно».
    Он коротко вздохнул и вопросительно поднял брови: девушка стремительно топила себя, Джерри не смел ей мешать. Все же, было что-то завораживающее в том, как человек ошибался. Прекрасный опыт! Не подавать же спасительную соломинку. Соломинку, как известно, лучше забросить в бокал с коктейлем.
    «Кстати, я бы сейчас выпил», - подумалось.
    Джерри терпеливо ждал. Вот большие глаза распахнулись еще шире, повисла драматичная пауза.
    «Боже мой, меня узнали», - иронично думал Джерри, и ирония эта коснулась его лица.
    - Эээ, лорд …
    - Джеральд Тосни, - с учтивой иронией произнес он.
    — Гостья потеряла собаку, а я ее ищу.
    - Да вы - молодец, - был вежливый ответ.
    Тогда официантка подняла руку, в которой Джерри увидел тонкую шпажку с куском нежнейшей ветчины. Ветром до Тосни принесло аромат.
    «Еда, алкоголь и тошнотворная смесь духов – просто парфюмерный букет любого благотворительного вечера», - подумалось с тоской. Джерри метнул взгляд в небо: по стынущей синеве размазалось единственное сиреневое облако, висела блеклая луна. 
    — Вы не видели здесь черную собаку?
    Вопрос для Джерри прозвучал будто бы издалека: он уже утратил интерес к чьей-то пропавшей собаке, равно как и к глазастому существу в ужасном жилете – и вдруг нарочно интерес этот вернул обратно.
    - Нет. Эти самшитовые кусты зафрахтовал я, поэтому здесь не может быть никаких собак вовсе, а вы меня прервали на самом интересном месте, - вдруг заявил он строго и надменно. – А сейчас соберитесь уже и принесите мне бокал игристого.
    Потом добавил с насмешкой:
    - Да, и я надеюсь, вы ищете эту собаку не одна? Здесь много акров, и в противном случае вам, возможно, придется задержаться здесь на недельку.
    Он выгнул губы в улыбке, сверкнул глазами и вдруг подмигнул:
    - Очень жду игристое.

    +1

    6

    Джули не могла бы точно ответить, чего она ожидала. Что сам Джеральд Тосни вдруг растянется в жесте помощи, вытащит собачонку из-под полов дорогущего элегантного пиджака, как фокусник, а после они сделают пару селфи на фоне, как их там, сам…что-то там кустов?

    Несомненно.

    Но, пожалуй, последней каплей стала просьба об игристом, эдакая точка невозврата, когда Эллиотт уже нечего было терять перед ситуацией, жалованием и очевидным "золотым" засранцем. Благоговение растворилось слишком быстро, а ещё она чертовски устала.

    - Игристое ждёт вас вон там, - язвительно бросила она и махнула головой в сторону дворца.
    Тут неожиданно из-за кустов выбежало что-то на весьма внушительной скорости, врезалось в щиколотку Эллиотт, от чего она успела только ойкнуть, и также влетело в противоположный от них куст. Стремительно затихающий треск веток и листьев недвусмысленно намекал, что кто бы это ни был, он убегал все дальше.

    Выдохнув через нос, Джули ловко стащила с себя ненавистную жилетку, чтобы было куда ловить животное, расстегнула пару пуговиц на давящем воротнике и закатала рукава. Виконт был раздражающе прав: одной ей не справится с огромным пространством сада, но даже если сейчас вызвать охрану по рации, они могут появиться слишком поздно.

    - Как насчёт того, чтобы помочь женщине в беде? Это, конечно, не тянет на подвиг для разворота The Guardian, но и хорошо, да?
    На даму в беде она точно не тянула, но многозначительно кивнула в сторону травы, где предположительно покоился окурок, и лукаво подняла брови.

    Только спустя мгновение до ее воспалённого сумасшедшим вечером мозга дошло, как это выглядело. Она что? Шантажировала. Чертого. Виконта. Тосни? Хорошо, что бабуля уже упокоилась с миром, иначе бы ее точно хватил удар.

    +1

    7

    Джерри изумленно поднял брови.
    «Подумать только, да ты меня продинамила!» - хмыкнул про себя, потом додумал более культурно и философски, о том, как неприятен бывает неожиданный отказ.
    В ту же секунду из одних самшитовых кустов показалась тень собачьего вида и нырнула в другие. За движением Джерри проследил, изумляясь все больше.
    Но пес с ней, с этой собакой! Случай – из ряда вон. Большеглазую девочку наняли специально для того, чтобы угождать таким, как он. Девочка обязана быть незаметной и исполнительной – во-первых. Далее, самым большим (а вместе с тем и неудачным) отказом в ее скромном официантском сценарии должна бы значиться фраза «мне очень жаль, но игристое закончилось», чего не могло случиться: если запасы подходили к концу, к месту действия уже ехала другая партия бутылок.
    «Если только, - добавил мысленно Джерри. – Если только вечер в самом деле не организовали дилетанты. С этими пройдохами все возможно».
    - Неправда, - запоздало сказал он, следя за суетой официантки: та нервно снимала жилетку. – Игристое ждет вас. А потом вас ожидаю я, мисс. Так это и работает... Решили раздеться? Что ж, я бы такое чудовище тоже поскорее снял, - комментировал он.
    — Как насчёт того, чтобы помочь женщине в беде? – придумала официантка. Джерри беззвучно хмыкнул. - Это, конечно, не тянет на подвиг для разворота The Guardian, но и хорошо, да?
    «Удивительно, - подумалось. – Она не может так говорить всерьез! Возможно, это от волнения... Людям свойственно теряться в напряженных ситуациях... Есть определенные правила поведения, которые тебе нужно соблюдать, милая, куда они убежали из твоей головы? Если ты продолжишь, то тебе не видать никаких разворотов вовсе, ты понимаешь? В первую очередь, разворотов твоего собственного резюме, принеси мне чертово игристое!» - заклинал он мысленно, пока хмурил брови.
    - Похоже, вы не вполне понимаете происходящее, - вежливо предположил Джерри и тепло улыбнулся. – Прежде всего вам нужно подать мне игристое. Я жду. Далее вы покажете мне ту самую женщину в беде, у которой пропал ее питомец, и я с радостью помогу. Однако, - он взглянул на наручные часы, о которых вспомнил впервые за день, - нужно будет успеть спасти женщину в беде до начала аукциона, на который я планирую попасть. А попутно представьтесь, пожалуйста. Я должен понимать, кто мне отказывает.

    Отредактировано Gerald Tosny (23 Июн 2022 00:39:00)

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » no smoking in a palace