ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Терпением Фред не отличался никогда, но именно засада у камер хранения стала для него настоящим испытанием на прочность. И не только для него. Спустя минут пять Макс стал ловить себя на мысли, что хочет вмазать приятелю. Спустя еще десять минут, поймал себя на том, что хочет убить. А когда прошло еще пятнадцать и полчаса в общей сложности, на полном серьезе высматривал слепые пятна камер видеонаблюдения, чтобы сделать это без лишнего палева.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    13.06
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Жизнь — не всегда паника


    Жизнь — не всегда паника

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1


    Жизнь — не всегда паника
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.ibb.co/j54Pj8M/ezgif-2-2aa3c816b1.jpg https://i.ibb.co/D5D8xXF/ezgif-2-1095e31684.jpg

    Athena Roussel & Alexander Hope
    Январь 2022г., клиника Хоупа

    В работе, когда дела идут на лад и все спорится, легко забывать об отдыхе, который иногда жизненно необходим. И вот, когда можно откинуться на терапевтическое кресло, вытянуть ноги, в дверь снова стучат, нуждаясь в помощи.

    +1

    2

    Переехав в Лондон Афина была на творческом подъёме. Дома, когда Анис отходила ко сну или была чрезвычайно занята своими играми здесь же в просторном помещении верхнего этажа дома Келли отведённого Афиной для студии, она рисовала. Рисовала совершенно всем. Маслом, пастелью, акварелью, карандашами. Делала наброски будущих работ и понимала, что изголодались, так изголодались по этому ощущению, которое было отодвинуто ею во имя...да, а во имя чего?
    Во имя чего, сейчас она уже не очень понимала. Тяжелейший груз во имя любви, которой не существовало,  превратилась в тяжёлую бетонную плиту, чуть не ставшей надгробием на ее могиле. Чуть не похоронила сама себя.
    И здесь продолжая собирать себя по частям из сотен разбитых осколков она ощущала, что снова дышит и снова жива. И оказывается для этого совсем не обязателен мужчина, муж или тот кого она любила. Ну, или считала что любила. Хотя в последнее время больше боялась, а потом ненавидела.
    Как страшно могут трансформироваться чувства! И правда говорят, "от ненависти до любви один шаг". В данном случае наоборот.
    Особого очарования и радости ей придавала работа с детьми. Это такая благодатная почва, где ты прямо видишь и ощущаешь плоды своего труда. И хоть учебному заведению было очень далеко до Парижской школы искусств, законченной ей, здесь царила благоприятная атмосфера. И Афина начала потихоньку заниматься репетиторством и для более старших слоев населения, чем дети. Хотя, по прежнему опасалась широкого знакомства. Прошлое так просто не отпускает.
    Да, ещё оставив на сердцу вот такой рубец...хотя не только. И хоть последние синяки давно зажили, не испарился до конца страх...он впитался глубоко в кожу. В нутро. И поздними вечерами, погружаясь в ванну, при мерцающих свечах, Афина всматривались в темную гладь окон, в глубокий сумрачный лес и представляла себе такую картину...что ее мучитель приезжает сюда, и заплутав в здешних местах встречает семью медведей...а дальше...Она закрывает глаза и смакует, смакует эту картину! Как хрустят и ломаются кости, мох живописно окрашивается в бурый цвет, как красная пелена застилает его глаза и как боль...боль сотню раз пронзает его тело. И самое главное, это острое осознание безнадежности. Конца. Да так, что бы от него не осталось ничего...даже напоминания. И после этого ей на некоторое время перестает казаться, что она сама пахнет страхом.

    — Какого черта! Ο ορατός: κοίτα ένα μαλάκα!
    Михаэль скривился, от чего его и без того греческий профиль стал орлиным. Даже резко неприятным и пугающим. О! Она знала это выражение лица. Вся романтика и любования прежней красотой мужчины, который застилал собой весь мир растаяла.
    — Гамо' то хри'ма му , гамо' ! Пута'на ме ди'плома! Какого черта ты о себе возомнила. Никаких выставок! Никакой мазни! Твои обязанности это дом и семья! Нечего меня позорить! Моя мать и отец хотят еще внуков, а не сомнительной известности моей жены!
    Он надвигался на нее неотвратимо.
    — Хочешь, что бы тебя показывали по телевизору? Хочешь, чтобы все на тебя пялились и восхищались!? Хочешь внимания и знаменитости!? Как эти шлюхи со страниц журналов? Будешь так же улыбаться и позировать!?
    Он протянул свои руки, и к ее горлу. Подступила дурнота. О, да, раньше она тоже теряла голову и сходила с ума от его шепота и довольно крепких объятий, а иногда даже излишне крепких, когда он произносил "ты только моя!" Это казалось весьма романтичным и страстным. Пока не настало настоящее прозрение, вместе с фиолетовым синяком под глазом, разбитой губой и отметинами на шее.  Потом было сломанное ребро...А потом... Дни и ночи терпения и убеждения, что она сама виновата. Пока прорывающееся сквозь толщи страха сознание не закричало, что не может больше так!

    Первый месяц Афине не только чудились шаги у дверей и она замирала, как статуя, цепенея и привыкая к тому, что она находится за тысячи километров от того места, где она чуть не сошла с ума и не покончила с собой. На плаву держала всего одна мысль. Дочь. Анис. К этому, в последствии присоединилось дикое желание отомстить.  Отомстить, живя своей жизнью, где для него больше никогда не будет места. И она начала стараться. Стараться изо всех сил.
    Но, может иногда усилия бывают чрезмерно. и тонкое душевное состояние способно надломится? И тогда прошлое начинает еще большими кошмарами вползать в твою жизнь. Ночами...

    Она волновалась, как девочка первый раз идущая на свидание, разглядывая свои выкрашенные в платиновый блонд локоны, с укладкой на манер двадцатых— тридцатых годов. И не узнавала саму себя. Прежняя бесконечно беззаботная девушка с загорелой кожей, как у бразильянок, с саркастически прищуренными взглядом, подмечающим все вокруг, с  тягой к приключениям, растворилась когда то в в запуганной молодой женщине, со спутанной темной косой и ребенком, прижимающие к своей груди, словно защищаясь, как щитом. Ни той, ни другой, почти не осталось в молодой и очень ухоженной даме с чуть потерянным взглядом. Но, это скорее от удивления и вопроса "я ли это?"
    На запястье растворились последние синяки и Афина элегантно поправила узкий манжет шелковой кремовой блузы, заправленной в тон юбки карандаша, подчёркивающий все ее достоинства.
    Настоящая леди. Да, ещё с такой прической! Она никогда не думала, что такой яркий блонд, да ещё с такой длинной ей очень пойдет, да и попросту сделает другим человеком. Эксперименты порой очень полезны, даже, когда они на столько вынуждены.
    За окном медленно падали огромные хлопья снега. Словно сказочные мухи из знаменитой детской сказки "Снежная королева". Лондон, это тебе не Греция. Лондон это застывший чертеж архитектора, а не картина маслом или акварелью.
    Греция  волшебна! Это период цветения деревьев и кустарников, да ещё в таком изобилии, что у человека не привыкшего к такому, начнет кружится голова. Сезон ароматов, которые никогда не почувствуешь в летнюю жару, когда солнце иссушает и убивает многое. Это тонкое переплетение цветов и зелени. Это великолепные сельские пейзажи во всей своей красе, когда луга ещё зелены и источают ароматы. Летом, вся трава выгорает на корню. И все становится желтым. Вся Греция становится желтой.
    Воцагания, Алимос, Гифарда, теперь звучат, как названия из далёкого детства, придуманные на причудливом тарабарском языке. Теперь, все это очень далеко, как и золотой песок этих Афинских пляжей, изученных ей вдоль и поперек, как и Родос, Калхилики и Лемнос.
    Теперь в окно видны совершенно другие виды. Не золотые или песчано белые, а отточенные линии викторианской Англии. Чертеж ее будущей жизни и он доходчиво прост. Избавится от страха и страданий.
    Афина аккуратно сложила направление и адрес. переданный ей знакомым доктором, сердобольно стремящимся помочь, чуть не пропавшей в водовороте страстей женщине. Он считал, что подобные усилия должны быть вознаграждены и перенаправил молодую женщину, дабы не марать ее имя в частную клинику, к очень деликатному врачу.
    Александр Хоуп...прочитала Афина на аккуратной табличке на дверях. И глубоко вдохнула воздух, до боли в легких.

    +1

    3

    Полгода страшной жизни в ожидании конца. Конечно, врачи обещают ему несколько лет. Онколог, у которого он наблюдается, говорил даже о 10-15, ведь рак кожи не такой уж и приговор, тем более, что его и не увидят незнакомые люди, так что эстетическая жизнь не нарушится. Даже сексуальная жизнь, которая интересует Хоупа меньше всего на свете в подобной ситуации, по словам врача останется без изменений, если только избранница не решит посмотреть на ногу Александра, которая усеяна родинками. Но это, как говорится, пока. Об этом он вообще не думал и продолжал жить как живется и лечиться, как лечится. Да, он врач и знает, что в большинстве случаев это лишь отсрочка неизбежного, что конец все равно встретит его в виде старухи с косой и заберет, как забирала до этого всех. Пристрастие к алкоголю все равно было в его жизни, хоть и отпускало все чаще и чаще, в эти просветы он старался делать как можно больше полезного на работе и в личной жизни. Даже съездил в теплые места Европы, где прыгал с парашютом и занимался дайвингом. Возможно, все было бы гораздо хуже, не будь рядом Элоиз. Девушка из сна, ворвавшаяся в жизнь тихим и в то же время сильным потоком чувств, которые она разбудила в нем мертвые доселе струны эмоций, лучистым блеском продолжая согревать его разбитую до мельчайших осколков душу, собирая её осколок за осколком. И ей он был очень за это благодарен.
    И сегодня на работе он даже как-то слишком увлекся бумажной работой, особенно на фоне прошедших каникул у всевозможных служб контроля и надзора в сфере медицины и её ответвлений. Проверки словно с цепи сорвались, и не успевал он отделаться от одной, как тут же Алексис, его ассистентка, передавала данные об очередной встрече с проверяющими. Безусловно, нечему тут было удивляться. Частные клиники это настолько щекотливая тема в психиатрии, что всем кажется, будто здесь просто гребут лопатами деньги, в то же самое время, убивая психику пациентов в своих застенках или вообще не помогая, выдавая себя за гуру и просветленных в этой области, а на деле такие специалисты являются обычными шарлатанами. И сейчас в особенности участились рейдовые проверки в подобные их клинике заведения. И оставалось только смириться с неизбежным, тем более, что скрывать ему и его коллеге было нечего, а персонал уже давно получил инструкции и был готов обескураживать в хорошем смысле этого слова.
    - Доктор, к вам еще посетитель, - голос Алексис выбил его из полудремы, в которую он погрузился в терапевтическом кресле, вытянув разутые ноги на подушки и сложив руки за головой.
    - Разве на сегодня были назначены официальные встречи? - Он приоткрыл один глаз, нехотя поглядывая на ассистентку, - вроде на этой неделе не ожидалось.
    - Нет, те встречи, о которых вы мне сообщаете, я записываю в расписание. Это просто посетитель, говорит, её направил сюда ваш общий знакомый, фамилию которого она не назвала, - она перелистывала на планшете даты и время, - нет, точно не называла.
    - Хорошо, пусть войдет, - с большой неохотой и громким выдохом сквозь губы он оторвал спину от обивки кресла и надевал ботинки, - честное слово, пора уже в отпуск.
    Он прошел за ассистенткой в приемную, придерживая перед ней дверь и выпуская первой, так как открывалась она внутрь кабинета. За то время, пока Алексис прошла от него к своему столу, он мог отметить, что эта женщина, что сидела в кресле напротив него, умеет следить как за своей внешностью, так и за вкусом, с которым одевается. Неудивительно, что она пришла именно в частную клинику, наверняка ей требуется анонимность. Это даже не оскорбление всех его пациентов подобного плана. Это, скорее, статистика. А она говорит именно о доминировании такого процента клиентов.
    - Добрый день, миссис. Меня зовут доктор Хоуп, я главный врач этой клиники. Пройдемте ко мне в кабинет и там вы расскажете мне о своей проблеме, - его голос был приветливым, а лицо дополняла добродушная улыбка, несмотря на то, что его разбудили и Хоуп еще не успел до конца проснуться. Рука приглашающим жестом указала на кабинет и доктор ожидал ответа.

    +1

    4

    "Добрый день, миссис. Меня зовут доктор Хоуп, я главный врач этой клиники. Пройдемте ко мне в кабинет и там вы расскажете мне о своей проблеме"
    Афина сдержанно улыбнулась, стараясь сохранить остатки самообладания и создать, хоть какой то образ мало мальки нормального человека, а не выплескивать все свои страхи на нив чем неповинного мужчину. К тому же, воспитанная в патриархальных и совершенно зажатых условиях старого мира и режима, она была совершенно уверена, что все женские проблемы, мужчины воспринимают, как полнейший бред. Поэтому, она была слегка разочарована, когда Николета Редмонд дала ей телефон именно мужчины, доктора небольшой частной клиники. Но, разве у нее был иной выбор, как собрать себя по частям и попросить помощи у профессионала, потому, что на кону стояла жизнь ее дочери.
    Афина не часто посещала врачей, но первый и последний раз не принес ей облегчения. На отмажь прописанные таблетки туманили голову и превращали ее из женщины в совершенный овощ. После недели приема, когда она поняла, что не способна таким образом нормально общаться и выполнять функции матери, что для нее было первостепенно, она выкинула всю эту дорогую химию и решила справляться другим путем. К тому же тамблетки туманили рассудок, а что художник может изобразить в таком состоянии? Признаться парочку таких работ Афина оставила, для воспоминаний и как пример, совершенно больного подсознания. В этой черноте и вязкой паутине, все равно, совершенно четко проглядывал острый профиль ее мучителя.

    Алкеста Александрис посмотрела на нее поверх чересчур элегантных солнцезащитных очков. Мать Михаэля перебарщивала со своим желанием показать, что она принадлежит к элите. Поговаривали, что у них в роду были князья. Ныне же, женщина засохшая, худая и желчная, тешила себя, тем что понукал прислугой, многочисленными прибившимися бедными родственниками, которых она якобы облагоденствовала. В прошлом, женщина страдающая от того, что ее мафиозный муж не пропускал ни одной юбки. Сколько у него было детей вне брака? Он и сам не знал. У самой же Алкесты было двое. Михаэль и Димитрий. После очередных родов она стала бесплодна, потеряв и неродившуюся дочь и способность пополнять род Александрисов. Муж с ней не развелся. Кто б ещё так терпел его бесконечных любовниц и траты на них денег.
    — Милочка...
    Протянула свекровь, искривила свой напомаженный рот.
    — Где ж это ты так искалечила себя!
    Губа Афины была распухшей и глубокой трещиной под нижней.
    Вся уверенность Афины сошла на нет. Знала ли ее свекровь о гадком и жестоком характере своего сына? Безусловно! Да и до этого Афина в надежде на женскую солидарность она поделилась с ней о своих делах. Мол Михаэль стал груб и начал распускать руки. Ответ свекрови стал гениальным. Будь мягче с ним, займись собой и радуй его больше в постели, а не переклалывай свою вину на него.
    — Мы обе знаем, кто это сделал.
    Попробовала оправдаться Афина.
    — Госпади, что надо было сотворить такое, что бы вывести из себя моего сына!
    Всплеснул а руками Алкеста.
    — Перестань доводить моего сына, иначе мы отправим тебя в лечебницу, где займутся твоим душевным  здоровьем. Займись собой и наконец приведи себя в порядок, а то распустилась совсем. Ты ещё молода и сын мой тоже. И я хочу ещё внуков!
    Голос женщины звучал как холодная исповедь чудовища, который пережил не меньшую трагедию и теперь мстил всему миру и ей в том числе.
    Афина сглотнула. И навсегда похоронила мечту достучаться хоть до кого нибудь...В голове крутилось лишь одно. Она не может потерять дочь....это единственное, что у нее осталось.

    Афина процокала в кабинет и опустившись в кожаное кресло, более внимательно осмотрела доктора. Типичный англичанин. Холодные, пронзительные глаза, однако...чуть тронутые какой то грустью? Словно прохладный Лондонский дождь накрапывал. Волевые скулы. Очень резкие черты лица. Эх... жаль, что все же не женщина! Ей можно было бы без обиняков рассказать все это дело, а так, Афине заранее казалось, что мужчина будет все равно на стороне мужчины, каким бы образом она не поведала свою историю. Что ж...к этому она тоже подготовилась.
    Из небольшого клатча она вытащила стопку фотографий и протянула ее мужчине. Нет, это будет не романтический вечер воспоминаний. Совсем нет.
    На первой фотографии красовался весьма привлекательный мужчина южного типа. Можно было бы подумать, что точно житель Балканского полуострова. Острый профиль, темные дуги бровей, модельная стрижка и губы в легкой надменной улыбке. В общем влажные фантазии сотен барышень. Афина до сих пор не понимала, как ее, выпускницу Парижской школы искусств занесло в такую грязь и она вляпалась в такое дерьмо!
    - Это мой супру. Причина всех моих страхов и несчастий.
    Дальше следует несколько фотографий, где они вдвоем с супругом и она еще не яркая блондинка, как сейчас. А потом парад фотографий для полицейской хроникм, где она с разбитой бровью, губами, синяками на скулах, руках и плечах.
    - Мой отец вступил в сговор с не менее жадными греческими родственниками, чтобы не выпустить уплывающие богатство. План сработал: я без памяти  влюбляясь в это чудовище , забыв обо всем, щедро делясь со своим супругом всем, что у меня имелось, не задумываясь, ведь я верила, что  чувства взаимны. Так бывает. По молодости.
    Она сглотнула, продавливая внутрь неприятный колючий ком.
    - Пару лет моя любовь заставляла не видеть отвратительно деспотичный характер мужа и его любовные похождения, которым не было конца. Но прозрение все же наступает.
    Афина снова тяжело вздохнула.
    - Только к этому времени у меня на руках трехлетняя дочь  и неоднократные избиения со стороны мужа. Более того, он занимается нелегальным бизнесом, выходящим далеко за рамки простой контрабанды и переправки беженцев с востока и Африки. Грязные дела мужа и его семьи можно описать, как патриархально-мафиозные, вроде тех, что до сих пор процветают на Сицилии, с соответствующим укладом, где от женщины мало, что зависит. Не буду продолжать эпопею со всем этим ворохом женских вздохов почему я и за что. Сама виновата. Каждый сам выбирает дорогу, по которой идет. Дело не в этом. Я плохо сплю. Мне снится один и тот же кошмар. А таблетки... нет, таблетки это не выход. Я должна оставаться матерью и должна точно знать и понимать, что происходит. Мне кажется, что за мной следят...

    +1

    5

    Девушка какое-то время хранила молчание, а сев напротив неё, Александр смог изучить её чуть подробнее. Её эмоции словно сдерживались каким-то внутренним механизмом, который не позволял им взять верх. После того, как он наклонился вперед и положил руки на стол, она стала передавать ему фотографии и перечислять то, что на них изображено. Здесь был мужчина, на вид весьма и весьма зажиточный и богатый. После изображений синяков и ссадин, он как-то с сочувствием посмотрел на сидящую напротив пациентку. Она, разумеется, ей еще не являлась, но Алекс вспомнил, что ему на днях звонил друг и предупреждал о возможном визите этой девушки к нему в клинику. Что, мол, психолог здесь уже не поможет, а это может быть уже по его профилю. Вроде, что-то связанное с паническими атакми, страхом смерти, возможными наклонностями к суициду, но в последнее Александру уже по телефону верилось как-то с трудом. Особенно после того, как она сообщила о трехлетней девочке и невозможности её оставить с кем бы то ни было. А на кукушку она явно была непохожа. Он вздохнул, отложил фото, взял маленькую стопку листов, ручку, положил все это перед собой и поднял взгляд на неё.
    - Вас зовут Афина, правильно? - он надеялся, что правильно произнес её имя, потому что оно было слишком сложным для восприятия на слух, - меня о вас предупредил мой коллега. Зря вы сидели в приемной. Надеюсь, что вы недолго там пробыли? Так вышло, что я знаю о ваших проблемах и ситуации с вашим мужем. Признаюсь, изначально я вообще хотел отказаться от возможной встречи с вами, так как сомневался, что это, все же, мой профиль. Я не уверен, что смогу избавить вас от кошмаров и панических атак без помощи медикаментозной терапии, - он записывал данные, которые сформировались посредством просмотра фото и её рассказов, - давайте мы начнем с самого начала. Но не с начала вашей семейной жизни, а начала того, как вы осознали, что дальше так продолжаться не может. Как часто вас беспокоят панические атаки? - первый вопрос, цифра “один” на листке и прочерк под ними, - Какие таблетки вам назначил прошлый лечащий врач и насколько хорошо они помогали вам справляться с паникой и страхом преследования.
    Он встал со своего места, предложив ей полулечь на терапевтическое кресло для пациентов. Так вышло, что им пользовались не так часто, но сегодня был такой случай, когда оно могло пригодиться. Александр не любил заниматься психотерапией, хоть и имел специальность по психологии. Все-таки, основным направлением он решил сделать именно психиатрию, а убранство кабинета оставить на случай частной практики по психологии.
    - Понимаете, Афина. Я спрашиваю это не просто так, - он сел напротив и продолжил, - мне хочется помочь вам быстро и при этом эффективно. И не хочу набрасываться со слишком быстрыми выводами относительно вашего состояния. Вы пережили шоковые для себя события. Кто-то мог бы противостоять такому напору эмоциональных потрясений, а кто-то нет. Но вы не должны винить себя в произошедшем. Часто панические атаки возникают именно на фоне переживаний о том, что должно произойти или происходит вот прямо сейчас. Поэтому я не буду торопиться с расспросами, а вы, для начала, ответьте мне на первые два, которые я задал несколько минут назад. У меня есть время, а вам сейчас ничто не угрожает. Если хотите чаю или воды - только скажите.
    Он нажал несколько кнопок на пульте, что лежал на подлокотнике и закрыл жесткие жалюзи на окнах, скрывая шум города и солнечное освещение, создав успокаивающий искусственный свет, - а теперь, спокойно рассказывайте.

    +1

    6

    "Вас зовут Афина, правильно?"
    Она молча кивнула. У доктора наверно произойдет разрыв шаблона... и представлений. хотя, психиатру ли удивляться чему то.  Старинное женское имя с богатой историей. Своим происхождением обязано древнегреческой мифологии. У эллинов Афина считалась богиней войны, покровительницей искусств, ремесел и городов. В переводе  «atheonoa» (Афина) означает «божественная», «дева» и «вечнодевственная». В память о богине Олимпийского пантеона в Греции сохранился город Афины.
    - Идея имени греческой богини принадлежала моему деду. Возражать никто не посмел. Будучи тогда еще главой могущественного греческого клана судостроителей и землевладельцев, которым принадлежала, чуть ли не половина Греции, он распоряжался судьбами всех в нашей семье.
    Прокомментировала она вопрос мужчины. Ну, он в отличае от ее деда наверняка не являлся поклонником какой нибудь нумерологии и зависимости Имени, судьбы и характера человека. не смотря на то, что считается, что, "как вы судно назовете, так оно и поплывет", Афина была явным доказательством того, что этот принцип на ней не сработал.
    Афина должна представлять собой образец оптимизма и силы характера. С детства любить быть на виду и не мыслить своей жизни без общения. У нее должно быть много друзей, с которыми она легко находит общий язык. Жажда родительского одобрения заставляет ее прилежно учиться в школе. Из нее получается примерная ученица, которая схватывает информацию на лету. Наибольший интерес проявляет к истории, иностранному языку и творческим предметам. В детском коллективе – это явный лидер, который умеет организовать, всегда говорит правду и борется за справедливость.
    В юности эта девушка должна удивлять окружающих взрывным характером. Нередко он проявляется в желании навязать свое мнение и продемонстрировать превосходство над другими людьми. Главным инструментом для этого выступает ее интеллект. Если в своем рвении Афину вовремя не остановить, она превращается в ходячую всезнайку. Невозможность ответить на тот или иной вопрос лишь разжигает в ней пламенное стремление к познанию новых горизонтов.
    Пожалуй в этом во всем было какое то зерно, но, как в хорошей греческой трагедии в ее жизни всегда вмешивался злой рок. На самом же деле ее биография и история ее семьи похожа на этот самый греческий миф или уж точно на трагедию Эсхила или Софокла.
    Афине было семь лет, когда умерла ее мать Кристина, оставив дочь единственной наследницей несметного богатства, начало которому положил ее дед, — греческий магнат, судовладелец и покоритель женских сердец. Но наследство заключало в себе не только огромное состояние, но и мрачную историю семьи, которую часто называют «проклятьем рода». Грязные деньги, кровавые деньги, деньги построенные на чужих смертях и слезах.
    На вершину финансового Олимпа Атанасия Одамиди вознес финансовый кризис, когда после краха на Уолл-стрит на торги было выставлено шесть больших судов одной обанкротившейся фирмы. Атанасий купил их "почти за бесценок" (а именно — за 120 тысяч долларов) и в одночасье стал владельцем настоящей судоходной компании. Удачливый игрок, он умел рисковать, и его империя увеличивалась, как и размеры его танкеров.
    Кристина Одамиди стала самой завидной невестой Греции, да и не только.
    Как и Пенелопа, из Одисеи, Кристина, мать Афины, никогда не испытывала недостатка в женихах, но в отличие от первой, она не была моногамной и целомудренной. Избалованная, она, тем не менее, была робкой молодой женщиной, принимавшей амфетамины, чтобы не располнеть, и транквилизаторы, чтобы справиться с депрессиями. Кристина бесцельно прожигала жизнь, меняла мужчин, как перчатки и расстраивалась из-за непокорных волос, склонности к полноте и большого носа. Ее любовники и мужья в большинстве своем были люди совсем не бедные.
    После череды бурных романов Кристина страстно влюбилась во французского красавца-плейбоя Тьерри Русселя. У супругов родилась дочь, которую в честь греческой богини назвали Афиной. Но надежды на семейное счастье в очередной раз не оправдались.
    Так случилось, что этот рок отметил и жизнь самой Афины. Череда совпадений?
    "Так вышло, что я знаю о ваших проблемах и ситуации с вашим мужем. Признаюсь, изначально я вообще хотел отказаться от возможной встречи с вами, так как сомневался, что это, все же, мой профиль. Я не уверен, что смогу избавить вас от кошмаров и панических атак без помощи медикаментозной терапии."
    Афина снова глубоко вздохнула и тревожно сглотнула, ощущая накатывающуюся лавину паники. О! Нет! Нет! Быть безмозглой куклой или овощем! Ни за что на свете! Это она уже пробовала! Неужели нет никаких других, более действенных способов кроме проклятых таблеток!
    "Какие таблетки вам назначил прошлый лечащий врач и насколько хорошо они помогали вам справляться с паникой и страхом преследования."
    - Прозак.
    Выдохнула Афина.
    - Они давали мне возможность ощутить себя счастливой и беззаботной дурой. Но, у меня дочь. Я должна быть реалистична. Я знаю, кто такой мой муж и его люди. Я знаю на что они способны. и я знаю, что он не оставит это дело просто так.
    В аннотации на Флуоксетин пишется, что он просто как манна небесная. Излечит от всего!  "Антидепрессант, один из основных представителей группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина. Антидепрессивное действие сочетается у него с психостимулирующим. Улучшает настроение, снижает напряжённость, тревожность и чувство страха, устраняет дисфорию. Не вызывает ортостатической гипотензии, седативного эффекта, не кардиотоксичен. Обладает анорексигенным свойством, которое применяется в медицине с целью борьбы с клинической нервной булимией." Да, страх, боль, переживания пропадают напрочь. Ты ничего не чувствуешь. Но и реальности тоже!
    "Если хотите чаю или воды — только скажите."
    - Нет, спасибо.
    Напряженно парировала она.

    0


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Жизнь — не всегда паника