Chihuahua

лекарство от хандры

Я бы гладил твоё колено, совершенно не способный отвлечься от твоей улыбки, — говорю я, сам себя едва слышу, в фантазию окунувшись, она стала странным образом реальной, — когда ты что-то рассказываешь, жестикулируя.. — я ясно это вижу, знаешь, так ярко, что мог бы коснуться тебя там, бликов света костра на твоих ямочках и уголках губ, что в улыбке всегда вверх смотрят, безумно оптимистичные, — совершенно не способный увидеть кого-то ещё, кроме тебя.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Держи меня за руку


    Держи меня за руку

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1


    Держи меня за руку
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/YrBHVoJ.gif https://i.imgur.com/qhBS7Jn.gif

    Anna Gilbert & Eva Matthews
    Улицы Лондона

    — Чем я могу тебе помочь?..
    — Просто обними меня...

    https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/9/453514.png

    Отредактировано Eva Matthews (18 Май 2022 21:21:36)

    +1

    2

    Роберт Гилберт вернулся домой ровно в час ночи. До этого времени его маленькая дочь находилась одна в доме и пыталась придумать что бы ей поесть. Конечно, одними макаронами с сыром из микроволновки сыт не будешь. Она успела порезать пальчик, когда пыталась порезать огурцы и утолить голод уже в который раз. Легла спать почти голодной. А что увидела утром?
    Дети не должны жить так. Они еще маленькие для подобных испытаний. Придя на кухню их маленькой квартирки, которая теперь больше походила на какой-то притон, Анна увидела отца спящим. Его рот был открыт, он храпел во все горло. Но девочка была даже рада такому исходу. Она тихонечко на цыпочках пробралась к куртке приемного отца и попыталась найти там ключи и кошелек. В бумажника Роба была всего пара сотен баксов. Анна взяла два доллара. Если бы стащила больше, отец бы узнал. Следом шли ключи.
    Девочка уже была одета и обута. В ее кармане лежал носовой платок и номер телефона полиции. Она уже давно говорила папе, что маму нужно найти. А для этого лучше всего позвонить в полицию. Со временем Анна перестала предлагать мужчине подобное. Он начинал злиться каждый раз, стоило только малышке открыть рот. Лучше сделает все сама. А раз уж телефон у них отключили за неуплату счетов, придется идти к будке. А по дороге разменять купюры на мелочь.
    Ключи звякнули в кармане, когда ручка девочки нащупала их. Ее маленькое сердечко вспорхнуло, как испуганная птичка. Анна приоткрыла рот и резко обернулась на папу. Тот лишь почесал нос, но кажется не проснулся. Так что девочка выдохнула. А зря.
    - Ах ты, соплявка, - Роб обхватил ее тоненькое запястье и со злостью сжал. Еще прошлый синяк не сошел, а сегодня отец грозил поставить еще один если не на том же месте, то рядом.
    Глаза Анны смотрели испуганно, второй рукой она готовилась защищаться. Конечно, она маленький ребенок и ответить ударом на удар не сможет. Но может хоть успеет выбежать.
    - Положи на место! Быстро, - Анна прикладывала все свои усилия, лишь бы не посмотреть на дверь, иначе отец мог догадаться обо всем. - Я жду! - он был похож на большую собаку, охранявшую свою территорию. А девочка была для него лисой, которая не успела сбежать с украденной добычей в зубах.
    - Но я хотела погулять, - возможно, если она скажет мужчине о своих намерениях, он перестанет сердиться и просто отпустит ее?
    - Какие прогулки? Вспомни-ка что ты принесла из школы вчера. О чем ты болтала. Меня теперь вызывают к директору. Придется краснеть из-за тебя! - Роб замахнулся, а Анна зажмурилась, готовясь к приливу боли. Но его не было. Гилберт выдохнул. Затем схватился за голову. Видимо, столь быстрый подъем после вчерашней попойки с опозданием, но дал о себе знать.
    Воспользовавшись заминкой и тем, что отец отпустил ее руку, девочка быстро щелкнула замком и выбежала из квартиры. Роберт не побежит за ней. Он был не в том состоянии, да и соседей все равно стеснялся. Те могли донести на него за то, что он творит со своим ребенком. Хотя судя по тому, что до этого вся ругань и побои сходили ему с рук, даже если бы он помчался за дочерью, ему ничего бы не предъявили. Создавалось ощущение что все вокруг слепые и глухие. Или хотели таковыми быть, лишь бы на их плечах было меньше ответственности и проблем.

    На улице Анна почувствовала себя в большей безопасности. Она знала много мест, где можно было бы спрятаться и куда убежать. В задних карманах джинс все еще лежала пара баксов. Оставалось лишь найти ближайшую будку. Девочка направилась по своему привычному маршруту. Вроде бы на одной из улиц неподалеку от любимого ею парка, куда они один раз ходили вместе с учителем в качестве урока, была та самая будка.
    По дороге Анна чуть не потратила все свои деньги. Прошла мимо пекарни, откуда доносились настолько аппетитные запахи, что у девочки потекли слюнки и сжался живот, напоминая о том, что она все еще голодная. Конечно, о еде с таким утром она не вспоминала ровно до этого момента. Но найти маму ей казалось более важным делом, а булочки стоили слишком дорого чтобы разменивать деньги. А после Гилберт и вовсе забыла об этом. У одного из мальчишек на детской площадке была красивая игрушка в виде маленького синтезатора. Он был разноцветным и издавал звуки. Анна просила такой у мамы с папой, но так и не получила его. Вместо него в ее комнатке теперь сидел медведь, у которого через неделю оторвалась лапа. Зашивать его, конечно, никто не собирался. Маме было некогда, а папа говорил, что это совсем не мужское дело.
    Девочка не смогла пройти мимо, подошла к мальчишке и долго смотрела на то, как он играет. На самом деле он просто стукал по синтезатору. Не нужно быть гением, чтобы понять - игрушке в руках его хозяина долго не жить.
    - Ты же ее сейчас сломаешь! - возмутилась Анна и смотрела на мальчишку сверху вниз с таким видом, будто это была ее игрушка.
    - Иди куда шла. Чего ты ко мне пристала? - мальчик надулся и продолжил заниматься своим делом, но с еще большей увлеченностью.
    - Я пристала, потому что ты ломаешь крутую игрушку, - не сдавала девочка. - Дай покажу как надо.
    - Не надо мне ничего показывать. Иди отсюда! - мальчишка вскочил со своего места и пихнул Анну в плечо.
    Девочка могла бы развернуться, но ей стало обидно. Она тут время свое тратит на такого дурака, объясняет ему вместо того, чтобы искать маму, а он толкается! Так что Анна пнула нахала по ноге. Тот сначала ойкнул, потом разозлился и начал драку. Девочка получила по руке и по уху, но мальчишке тоже досталось. Она успела дать ему пинка и повалить на землю. А когда села сверху и начала просто на него кричать, пресекая всякие попытки ударить ее по лицу, подошла его мама.
    - Ты что делаешь?! Зачем ты бьешь моего сына? Где твои родители, маленькая преступница?! Слезь с него, сейчас же! - Анна тут же вскочила на ноги и отошла подальше от мальчишки.
    - Он первый начал! - молчать девочка не стала. Это было несправедливо. Она хотела сделать как лучше, а все обернулось так, что она виновата в драке. - Он ломал игрушку, а я хотела показать ему, как...
    - Где твои родители, я спрашиваю! - лицо женщины было очень злым. Кулаки ее были сжаты, волосы растрепаны, и Анне казалось, что перед ней стоит настоящая ведьма. - Где твоя мама или папа?! Живо отвечай, когда тебя спрашивают! Тебя что, волки воспитывали?! - девочка растерялась от такого напора и теперь просто стояла опустив голову, чуть ли не плача.

    +1

    3

    В груди болезненно сжалось сердце, а в горле застыл ком. Пустой, отсутствующий взгляд скользил по строчкам входящего письма, снова и снова: «Уважаемая, Ева Мэттьюз. Мы рассмотрели Ваше обращение по делу от 10 апреля 2014 года. После тщательного изучения Вашей карты и ряда проверок, спешим Вас уведомить о том, что никакой врачебной ошибки допущено со стороны Royal Liverpool University Hospital не было. Сожалеем Вашей утрате.»
    Пальцы Евы дрожат, и ей не сразу удаётся справиться с волнением, пролистывая страницы с длинным письмом от главного float:rightгенерального директора госпиталя. Большинство текста занимают стандартные описания процессов в которых Мэттьюз ничерта не понимает. Все эти больничные термины скорее ещё больше запутывают, чем объясняют, что же произошло тогда в родильном отделении. Вот уже 8 лет, как Ева пытается добиться правды. 8 лет она стучится во все возможные двери, чтобы ей назвали адекватную причину смерти её дочери, но каждый раз получает лишь отписки. Все в округе, включая отца, твердили об одном: «забудь, живи дальше». Но Мэттьюз не могла смириться с потерей той, которую всей душой успела полюбить за эти девять месяцев. Той, встречи с которой ждала больше всего на свете.
    Внезапные слёзы сорвавшись с ресниц, катятся по щекам. Всхлип вырывается из груди, и, чтобы не привлекать к себе внимание любопытных коллег, Ева спешно зажимает ладошкой рот. Почему? Почему это случилось именно с ней? Все девять месяцев она наблюдалась у своего лечащего доктора, который заверял Мэттьюз, что с её здоровьем, хоть в космос можно полететь и малышка на 100% здорова.  Вот только в день, когда отошли воды, всё перевернулось с ног на голову. Мало того, что роды у неё принимала совсем другая акушерка, так ещё и сразу же после первого крика малышки, её спешно унесли, даже не показав Еве. После ей сбивчиво объяснили, что малышку подключили к искусственной вентиляции лёгких, и как бы Мэттьюз не умоляла их отвести её к дочери, её не пускали даже на порог реанимационного отделения. Лишь, когда спустя сутки сердце малышки остановилось, Еве передали её тело для возможности дальнейшего захоронения. Подскочив с места, Мэттьюз одним движением с грохотом сносит со стола всё, что на нём стоит. Пытаясь выплеснуть свои эмоции, она хватает всё, что ей попадается под руку, метая это в стены. 
    - Эй,эээй...- влетая в приёмную, Ник, коллега и близкий друг Евы, озабоченно осматривает кавардак, образовавшийся после неё.- Ты что творишь?- прикрывая за собой дверь, парень в два шага оказывается возле Мэттьюз.- Вся фирма сейчас под твоими дверями стоит! Что случилось?
    - Со мной всё в п-о-р-я-д-к-е,- цедит каждое слово Ева, смахивая слёзы с лица.- Мимолётная слабость.- она слишком долго держала это в себе и сейчас ей хотелось крушить всё вокруг, чтобы это хоть немного притупило её боль потери. Говорят время лечит, притупляет чувства, но всё это пустые слова, забыть невозможно, перестать чувствовать тоже, как бы сильно Еве этого не хотелось.- Мне нужно немного подышать!- она не спрашивает, она скорее констатирует факт, подхватывая свою сумочку и спешно покидает стены офиса, игнорируя какие-либо взгляды в её сторону и шёпот за спиной.
    Ехать домой бессмысленно, поэтому бросив свою машину на пороге «DramingAnser», Мэттьюз решает прогуляться по Лондону. Обычно она выползала из дома ближе к полуночи, чтобы встретиться с подругами где-нибудь в баре, где можно выпить и забыться, но сегодня ей хотелось нарушить все свои традиции. Мало того, что над головой во всю сияло яркое солнце и рабочий день был в самом разгаре, так она ещё и привычный бар сменила на обычный парк, неподалёку от фирмы. Город потихоньку просыпался и улочки всё больше заполнялись потоком машин, кучей прохожих, постоянно куда-то спешащих, поэтому Ева выбрала, как ей казалось, одно из самых тихих и спокойных мест в этом городе. Остановившись возле небольшого ларька с мороженным, шатенка склонилась над прилавком, выбирая себе лакомство. И если для вина ещё слишком рано, почему бы не порадовать себя чем-то сладеньким?
    - Дайте мне шоколадное!- просит Ева и оборачивается, когда неподалёку от неё раздаются звонкие детские голоса. Тёмноволосая девчушка стоявшая рядом с мальчишкой не может поделить синтезатор, и Мэттьюз не может сдержать улыбку, наблюдая за этой картиной. Она практически не слышит, о чём они говорят, но умиляется их детской непосредственности.- Сколько с меня?- она отворачивается лишь на секунду, но этого достаточно, чтобы простой разговор перерос в драку. Хрупкая на первый взгляд малышка, завалив мальчишку в траву, усаживается прямо сверху и хватает его за руки. Картина - скажем так, впечатляющая. И Ева бы даже не придала значения мимолётной стычке детей, если бы не подскочившая к ним взъерошенная мамашка. Её крик раздавшийся на всю округ, вынуждает обернуться каждого прохожего, кто гулял в эту секунду по аллее. - Какого чёрта?- нахмурившись, Мэттьюз протягивает продавцу купюру и, забрав из его руку стаканчик мороженного, спешно шагает в сторону детской площадки.
    Ты что делаешь?! Зачем ты бьешь моего сына? Где твои родители, маленькая преступница?! Слезь с него, сейчас же!- и если первые секунды Ева пыталась себя убедить не лезть в чужую потасовку, то с каждым словом этой недоженщины - её вновь накрывали эмоции, грозившиеся обрушиться на голову этой слабоумной подобно лавине. Абсолютно каждый проходящий мимо в этот момент человек, не важно, будь это женщина или мужчина, лишь бросали любопытные взгляды в сторону происходящего, но даже не пытались как-то влезть. И где-то на затворках сознания, Ева понимала, что это тоже не её дело, но пройти мимо малышки просто не могла. Опустив виновато голову, девчушка едва не плачет, поджимая губы в тоненькую полосочку, но это не останавливает мамашу, которая с каждым словом, кажется, вопит ещё громче.- Где твоя мама или папа?! Живо отвечай, когда тебя спрашивают! Тебя что, волки воспитывали?!- сделав шаг в сторону малышки, она резко хватает её за руку и этого достаточно, чтобы планку Мэттьюз сорвало.
    - Эээээй, мамаша,- окрикнув женщину, Ева ускоряет шаг в их сторону.- У Вас какие-то проблемы?- одёрнув руку и сверкнув глазами, та шумно выдыхает через нос прежде чем открывает свой рот.
    - А Вы собственно кто?- язвительно произносит она, обводя Мэттьюз пристальным взглядом.- Мимо шли? Вот и идите! А ты стой здесь! Поняла меня?- её длинный кривой указательный палец возникает прямо перед лицом малышки.- Мы с тобой не закончили! Я тебя спрашиваю, где твоя мама? Или поди беспризорница какая-то, да? Не дай Бог поцарапала моего мальчика, я тебе такое устрою!float:right
    - Ну, во-первых, уберите от неё свои руки,- отпихнув её ладонь в сторону, шатенка встаёт перед малышкой, загораживая её собой.- Во-вторых, я ещё раз повторяю, какие-то проблемы? Мама её нужна? Так вот она я!- что-то щёлкнуло в эту секунду в голове Евы, и оставить малышку на растерзание этой мегеры она не была готова.
    - Не удивительно! Яблоко от яблони,- ухмыльнувшись протягивает та, скрещивая руки на груди.- Поучи свою дочь манерам и расскажи о том, что чужие вещи брать не стоит! Или ты все деньги на шмотки тратишь, что дочери даже игрушку купить не можешь?!
    - Всё сказала? А теперь послушай меня,- шагнув в сторону женщины, Ева уже не пыталась подбирать слова.- Ещё раз ты вот так,- повторив движения мегеры, она махнула несколько раз рукой перед её лицом, да так, что той пришлось отшатнуться в сторону.- Будешь размахивать перед лицом моего ребёнка, я тебе руки сломаю. Поняла меня? - глаза Мэттьюз горят от злости и сейчас её сдерживает лишь стоявшая рядом девчушка.float:left Обернувшись, она  протягивает ей мороженное.- Держи, котёнок. Я отлучилась всего на две минуты, а ты уже приключений себе нашла.- подхватив девочку на руки, Ева ещё раз посмотрела на женщину.- И если уж говорить о манерах, то научите своего сына с девочками обращаться. А то яблоко от яблони... сами понимаете.- не дожидаясь её реплик, Мэттьюз развернулась и решительным шагом покинула детскую площадку, сжимая в своих объятиях малышку.
    Странно, но сейчас Ева даже была благодарна этой сумасшедшей, ведь ей удалось хорошенько выпустить пар. Ей определённо стало лучше, ведь вся эта ситуация, просто отвлекла её от собственных проблем. Минуя небольшой пруд, Мэттьюз усадила малышку на одну из лавочек и опустилась перед ней на корточки.
    - Ты не ушиблась?- протянув руку, Ева ласково заправила прядь волос за ушко малышки, осматривая её. Ссадины и синяки буквально покрывали её тело, но судя по тому, что они были заметно пожелтевшие, явно получены девочкой не сегодня.- Давай знакомиться? Меня зовут Ева, а тебя как?- мягко улыбнувшись Мэттьюз села на скамейку рядом с малышкой.- Сильно напугала тебя эта мегера?- шатенка не спешит задавать вопросы малышке о семье, понимая, что она не просто так избегала их в разговоре с сумасшедшей мамашкой. Взяв её крошечные ладошки в свои, Ева посмотрела в её карие глаза, утопая в их глубине. На минуту замирая, не в силах сказать ни слова.

    +2

    4

    Маленькие капельки слез уже были видны в уголках глаз маленькой девочки. Она сжалась, готовясь к удару. Не от отца, а от незнакомой женщины. Но ничего не произошло. Ее тело не ощутило никакой боли, только в груди все еще трепыхался страх. Девочка еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть, когда незнакомая женщина подала свой громкий голос.
    Анна решила, что кричат снова на нее. Но незнакомка говорила не с ней, а с мамой мальчика. Женщина была настолько красивой, что Гилберт просто стояла и смотрела на нее. Свет от солнца пытался в волосах брюнетки, и девочка на минуту подумала, что это пришел ее ангел-хранитель, чтобы спасти от злой колдуньи. У тетки даже пальцы были кривые и сморщенные. Пахло от нее тоже неприятно. Но Анна была слишком воспитанной, чтобы говорить это взрослому человеку.
    Девочка только открыла рот, чтобы сказать, что брюнетка не ее мама, но вовремя захлопнула его обратно. Лучше пускай тетка думает, что стоявшая перед ней девушка, действительно ее мама, иначе кто знает, что вообще придет ей в голову. Вдруг она потащит Гилберт в отделение полиции, а они сообщат обо всем ее папе. Тогда девочке придется готовиться к долгой и сильной порке.
    Девочке было непривычно, что за нее заступились. Обычно все было с точностью до наоборот. Даже сбежавшая мама всегда винила дочь, а не другого человека. Перед чужаком же извинялась за неподобающее поведение своего ребенка, даже не выслушав версию маленькой Анны. Хотя чаще всего она была не виновата и не заслуживала всех тех наказаний, которые получала от родителей
    Девочке всегда говорили не брать ничего из рук незнакомых людей. Но разве могло быть хуже? К тому же, женщина была слишком красивой и не казалась злой. Но девочка все равно не спешила приступать к десерту. По крайней мере, это было бы странно - стоять и есть мороженое, пока ее мама разбиралась бы с обидчицей Анны. Потому девочка просто держала мороженое в руках, пока брюнетка поднимала маленькое тельце на руки. Анна рефлекторно обхватила шею девушки маленькими ручками и не хотела смотреть снова на злое лицо той тетки. Вместо этого девочка уткнулась в волосы незнакомки, которые пахли клубникой и сливками. Да Анне и не пришлось слишком долго ждать следующих реплик от обеих женщин, ее унесли от Медузы-Горгоны прочь.

    Девочка болтала ногами и смотрела на сладость, думая, что с ней делать. Мороженое уже начало постепенно таять. Сладкая масса уже начинала стекать по пальцам, и девочка слизнула ее. Она оказалась очень сладкой и вкусной.
    На вопрос женщины девочка помотала головой, а когда Ева спросила ее об имени, Анна задумалась. Стоило ли говорить девушке свое настоящее имя или стоит соврать? А если папа узнает, что она нарушила правила и говорила с незнакомцем? Новые синяки и ссадины?
    Слишком много вопросов бегало в ее голове, еще больше задавала Ева. Она была похожа на принцессу из какой-нибудь сказки. Конечно, пышного платья на ней не было, но она была очень красивой, с добрыми глазами. Руки у нее были мягкими и теплыми. И под натиском этого тепла, оборона маленькой восьмилетней девочки упала, разрушилась как будто в нее запустили ракетой.
    - Мне она не понравилась. И мальчик тот тоже. Не умеет обращаться с игрушками, а меня виноватой выставил. Не люблю трусов, - а вот Ева показалась ей очень смелой. Если бы ей дать в руки меч, она бы стала самой грозной воительницей. Фантазия Анны рисовала ей красочные картинки, где обычная стычка двух женщин в парке, превращалась в настоящее побоище. Где Ева скакала на крылатом коне и взмывала в воздух, а та злая тетка разъезжала на большом змее. Но Ева все равно ее победила. Ей на помощь пришла магическая сила, которую та скрывала.
    И теперь Анна сидела и захватила все внимание победителя.
    - А ты...работаешь полицейским? - в глазах Гилберт вспыхнула надежда. Если Ева была детективом, она смогла бы найти маму Анны! Но вряд ли ей настолько повезло. А если все же да? - Мне нужно найти маму. Она ушла из дома месяц назад и до сих пор не вернулась. Папа говорит, что она нас бросила, но я ему не верю, - Анна надулась и принялась облизывать вафельный стаканчик, на краях которого было еще подтаявшее мороженое.
    Девочке редко разрешали такое есть. Много сладкого разрешалось лишь на День рождения или Рождество. Но по обычным дням ей запрещали есть слишком много конфет и с большой неохотой давали шоколад. Это была одна из причин, почему Анна с таким удовольствием слизывала мороженое с верхушки. Еще немного и замурлыкала бы.
    - А у тебя есть дети? - если ответ Евы, будет положительным, то Анна бы позавидовала тем ребятам, у которых была такая мама. Нет, свою она тоже любила, ведь дети всегда любят родителей до определенного момента. До того самого, пока терпение не лопнет, пока не начнется переходный возраст или пока родители не пересекут черту. Если говорить о семье Гилбертов, то пересечение той самой черты, был бы лишь вопрос времени.

    +1

    5

    Детство - та самая пора, когда все мечты должны сбываться, когда эмоции бьют через край, а улыбка практически не сходит с лица. Единственные слёзы в глазах малышки - должны быть лишь от царапин и ссадин, полученных в лучшем случае, при неудачной поездке на велосипеде. Но реальность паршивая штука, и неважно 25 тебе или 8. Ей плевать, как должно быть, у неё свои планы на жизнь, которые порой оказываются покруче любых американских горок.
    Глядя на маленькую Анну, Ева буквально видела себя. Она слушала её и возвращалась в прошлое, окунаясь воспоминаниями в собственное детство. Правда Мэттьюз была немного старше, когда потеряла маму и в отличие от малышки, её - умерла, а не бросила их с отцом. Вот только, когда тебе десять, грань между жизнью и смертью стирается. Ева отчётливо помнила вечера в пустом доме, float:rightкогда отец сутками работал, чтобы содержать их с сестрой. Помнила каждое своё разочарование, каждый ком в горле, от которого невозможно было избавиться, наблюдая за тем, как другие мамы приходят в школу, чтобы забрать своё чадо домой. А всё, что ты можешь сделать - это проводить их завистливым взглядом. И сейчас Мэттьюз, видела всё это в Анне. Да, бойкая малышка, стойко пыталась отстоять свои права, но стоило на её горизонте появиться маме мальчика, как она превратилась в маленького испуганного котёнка. Лишь сейчас, сидя рядом с Евой на лавочке, кажется, Анна окончательно расслабилась, открывая брюнетке свои самые заветные желания. Губы Мэттьюз расплываются в улыбке, замечая на кончике носа малышки мороженное, которое она ела с таким наслаждением, что складывалось ощущение, будто она делает это впервые.
    - Я работаю в строительной фирме и, к сожалению, очень далека от полиции,- ласково коснувшись пальцем носа девчушки, Ева стёрла остатки мороженного.- Но если ты очень хочешь, то я могу тебе помочь с поиском, только для этого мне нужно чуть больше информации о твоей маме.- рядом с Анной все тревоги Мэттьюз ушли на второй план. Она словно забыла о том, что ещё час назад готова была крушить всё на расстоянии метра. Но едва малышка заикается о детях, как Ева снова ощущает этот неприятный комок в горле. Распахнув рот, чтобы ответить, она лишь растерянно смотрит на Анну и впервые не знает, что сказать. Не смотря на то, что прошло болезненных восемь лет, Мэттьюз до сих пор отказывалась верить, что потеряла свою малышку. - Нет. У меня нет... детей.- нервно коснувшись футболки, всё же пробормотала Ева.- А ты далеко отсюда живёшь?- осмотревшись по сторонам, брюнетка в очередной раз убедилась, что нигде поблизости нет мужчины, который бегал бы по парку в поисках маленькой девочки, что приводило Мэттьюз в ещё больший ступор. Она такая крошечная, как он вообще мог отпустить её из дома одну? - Папа наверняка потерял тебя, давай я провожу тебя, хорошо?- протянув Анне руку, Ева с улыбкой отметила, что девочка напоминает ей себя не только историей, но и внешностью. Кареглазая, смуглая, тёмноволосая. Она словно была её маленькой копией или может быть, ей просто хотелось так думать?! Когда маленькая ладошка наконец-таки оказывается в её, она мягко сжимает пальцы и поднимаясь с лавочки выводит Анну на главную аллею.
    Лондон редко радовал погодой, и всё чаще небо затягивали тучи, но сегодня необычайно яркое солнце сияло на чистом небе. Подняв глаза, Ева даже на секунду замерла, наслаждаясь тёплыми лучами, ласкающими каждую клеточку кожи.
    - Не проходите мимо,- темнокожий мужчина стоявший неподалёку, распахнул руку, приглашая Анну и Еву.- Уделите мне всего лишь полчаса. Я наблюдал за Вами со стороны, не решаясь нарушить такую трогательную прогулку матери и дочери. Но мне очень хотелось бы запечатлеть этот момент и нарисовать Вас вместе. Вы позволите?- Мэттьюз оторопев, хотела было отрицательно покачать головой, но заметив горящие глаза малышки, лишь хохотнула. Глупо было отрицать очевидное, Анне всё это было жутко интересно. Рассматривая холст и краски, она приподнималась на носочки, словно пыталась изучить механизм, как и что здесь устроено.
    - Что скажешь?- присев рядом с Анной на корточки, Ева кивнула в сторону мужчины.- Составишь мне компанию? А после... зайдём в моё любимое кафе, перекусим, ты побольше мне расскажешь о себе и только потом я отведу тебя домой. Договорились?-  брюнетка понимала, что должна просто отвезти малышку к отцу и убедиться, что она нигде по пути не потеряется, но расставаться с ней совершенно не хотела. Возможно, потом она выслушает от отца девчушки много нелестных слов в собственный адрес, но оно определённо стоит того. Присев на небольшой складной стул, который мужчина любезно предоставил им, Ева усадила малышку к себе на колени, буквально заключая её в свои объятия. Слова мужчины не выходили у неё из головы, ведь если бы не врачебная ошибка, её малышка действительно сейчас была бы с ней и возможно на холсте - этот художник запечатлел бы именно их.

    +1

    6

    Что ж, Анне не повезло. Ева оказалась не полицейским, а это значило, что девочке все же придется звонить самой. Она уже даже потянулась к карману, где лежали деньги, но ее отвлекло неожиданное предложение помощи. Не то чтобы ее редко кто спрашивал помочь ли или отвести ли куда, но в основном это было бесполезной тратой времени незнакомцев.
    В безразличии родителей к своему ребенку был всего один плюс - он становился более самостоятельным. Вот и Анна смогла приспособиться к своей жизни. Знала, как добраться до дома из разных точек Лондона. Не из всех, конечно, но для этого моно было купить карту или спросить у тех же самых полицейских, которые патрулировали улицы. К незнакомцам Гилберт не подходила. Это была чуть ли не самая первая вещь, которой ее научили.
    Забавно, что сейчас она сидела на лавочке и смеялась от щекотки, возникшей из-за легкого прикосновения Евы к кончику носа. Анна знала ее буквально несколько минут, но ей казалось, что девочка была знакома с этой принцессой из сказки с самого рождения. Внутри что-то отзывалось, и девочка не могла этому сопротивляться. Это как с перетягиванием каната. Команда на другой стороне была куда сильнее, чем та, на футболках которой было написано "осторожно". У взрослых, которые хотят сделать тебе плохо не бывает такого теплого взгляда, от которого девочке было так спокойно.
    - Но я могу сказать только ее имя, - Анна даже не помнила, сколько маме было лет. Они редко говорили о чем-то подобном. А большую часть времени Гилберт проводила вне дома, оттого ее дочь плохо знала свою приемную маму. И это ее расстраивало. Если бы девочка была более настойчивой, то могла бы дать Еве больше информации. Но мама приходила домой каждый день настолько уставшей, что Анна просто не могла себе позволить утомлять ее своими разговорами еще сильнее.
    - Не очень, - девочка заметила, что ее вопрос о детях расстроил новую подругу, поэтому Анна решила больше не продолжать этот разговор, хотя ей очень хотелось сказать, что из Евы вышла бы хорошая мама. По крайней мере, она не запрещала есть мороженое, не кричала на нее и не поднимала руку. А еще защищала ото всяких противных и злых теток. Девочка одернула себя, ей казалось, что она предает свою собственную мать. Все же та была для нее человеком, который вырастил и кормил на протяжении долгих восьми лет. - Папа... - в глазах девочки появился испуг. Она представила, что ее ждало за порогом. Анне хотелось покачать головой и попросить Еву не отводить ее домой как моно дольше. Но у девушки ведь могли быть свои дела, она могла быть занята. Да и было бы странно, если бы Анна не хотела возвращаться домой. Ева могла заявить о подобном в полицию, и Анну забрали бы у папы. Лучше уж такой отец, чем вообще никакого.
    От детей на улицах она слышала о страшном месте, которое называлось детским домом. Туда отправляли детей, у которых не было родителей или родители которых слишком плохо себя вели. Там было плохо. Двухэтажные скрипучие кровати, невкусная еда и злые старшие ребята. Взрослые все время кричали и сильно наказывали тех, кто плохо себя вел. Тебе могло повезти, если бы кто-то захотел забрать тебя к себе домой и стать твоими новыми родителями, но это не было гарантией того, что твоя жизнь стала бы лучше. Потому Анна молчала, когда учительница спросила ее, откуда на теле ребенка столько синяков. Анна уже говорила, что очень рассеянная и неуклюжая - постоянно врезается во что-то и падает. Женщина вроде бы поверила, но теперь задавала вопросы практически каждый раз, когда видела свежие следы "падения". Папа просто расстроен. Потому он и злиться. На самом деле он добрый и любит меня. Именно такие мысли крутились в ее маленькой головке, когда она засыпала в обнимку со старым мишкой.
    Но что если она ошибалась? Другие дети ведь выглядели иначе. И многих по-другому вели себя родители. Но может быть они просто были лучше Анны? Хотя она понимала, что это не так. Взять хотя бы того мальчишку-задиру. Его мама тут же бросилась защищать своего оболтуса, а на сторону Анны редко когда вставали взрослые.
    - Хорошо, - девочка немного поникла, но попыталась это скрыть за легкой улыбкой и уверенным жестом протянутой девушке руки.
    Пока Гилберт шла за руку с Евой, легонько подпрыгивала, радуясь, что за такое долгое время, она похожа на одну из тех девочек, которым нередко завидовала. Хоть ненадолго ей захотелось представить, что Ева это ее настоящая мама. Та, которая всегда гладила ее по волосам и целовала на ночь, которая называла ласковыми словами и которая расчесывала волосы с лаской и заботой. Но все это было лишь фантазией. Скоро принцесса снова вернется на страницы книжки, а Анне останется лишь вспоминать ее и представлять, что она сама станет такой же красивой и храброй, когда вырастет.
    Анна вздрогнула, когда неожиданно перед ними появился мужчина. Девочка сжала руку Евы покрепче и спряталась за нее, выглядывая на незнакомца с опаской и в то же время с интересом. Ева же улыбалась ему и была спокойной. Все же она точно была какой-нибудь воительницей. Как же их звали...?
    Девочка переключила все свое внимание на девушку, что присела перед ней на корточки. Теперь она видела ее глаза так близко, что могла различить даже самую маленькую деталь в их цвете. Они были карими, но кое-где проглядывал зеленый цвет. Если бы Анна была постарше, она бы обратила внимание, что у ее глаз тоже была такая особенность, но проявлялась она лишь летом.
    Глаза девочки загорелись, стоило ей только услышать, что Ева не поведет ее сразу домой к папе. Поэтому очень энергично стала кивать головой в знак согласия и послушно села на коленки к девушке. Девочке нравился ее запах и тепло тела. Как будто ее окутали теплым одеялом, согревающим не только снаружи, но и внутри.
    - Девочка, наклони немного голову вправо. Вот так. Какая обворожительная улыбка. Постарайся не шевелиться, хорошо? Думай о том, какую красивую картину вы получите с мамой, - Анна не стала говорить, что Ева не ее мама. Чтобы не смущать подружку и чтобы еще ненадолго продлить свою фантазию. Девочка улыбнулась искренне и счастливо. Внутри у нее все как будто парило на мягких крылышках. Но сидеть неподвижно оказалось куда сложнее, чем она думала. Уже через пять минут, ей захотелось поболтать ногами в воздухе или почесать нос. Последний начало щекотать, и Анна тихонечко чихнула.
    - Извините, - она шмыгнула носом и попыталась вернуться в то положение, в котором была изначально.

    - Готово, принимайте работу. Ох, первый раз вижу, чтобы мама с дочкой были так похожи. И обе красавицы, - теперь незнакомец не вызывал у Анны такой опаски. Девочка теперь смело подошла к инструментам художника и пока тот отвлекся на разговор с Евой, окунула руку в краски, которые остались на палитре.
    - Интересно? - Анна тут же подскочила, ожидая, что ее сейчас начнут ругать. Ее испуганный взгляд бегал от художника к Еве и обратно. Ротик приоткрылся, она хотела извиниться и начать оправдываться, но мужчина лишь улыбнулся и достал чистый лист бумаги. - Оставь-ка свой отпечаток руки, а твоя мама оставит рядом свой. Как тебе идея? - Анна взглянула на Еву, спрашивая у той разрешение.

    +1

    7

    Тёмные волосы, струясь на свету, россыпью лежали на плечиках малышки. Протянув руки к спине девчушки, Ева буквально запускает в них пальцы, медленно ведя вниз. Анна звонко смеётся на её коленях и широкая улыбка озаряет её кукольное лицо. В больших карих глазах играют огоньки, она вздёргивает свой маленький курносый нос и буквально сияет в объятиях Мэттьюз. И от этой, казалось бы, банальной ситуации, внутри Евы разливается приятное тепло. Все проблемы, неурядицы словно отходят на второй план и совершенно вылетают из головы брюнетки.
    - Я тебя покусаю, сиди смирно,- в шутку шепчет на ушко девочке Ева, крепче обнимая её. Хотя, если быть до конца откровенной, то усидеть на одном месте ей самой было крайне сложно. И в этом они тоже с малышкой Анной были похожи, как две капли воды. Периодически из-за холста выглядывает мужчина, прося Гилберт немного наклонить голову. Малышка послушно откликается на его просьбу и Ева с интересом наблюдает за тем, как она позирует ему. Чуть склонив голову, она терпеливо замирает лишь на мгновение и через секунду, ноги брюнетки еле ощутимо касается кроссовок малышки.
    Готово, принимайте работу. Ох, первый раз вижу, чтобы мама с дочкой были так похожи. И обе красавицы, - художник с широкой улыбкой, разворачивает холст и Мэттьюз буквально замирает на месте, рассматривая картину. Если всё это время его комментарии относительно их схожести казались ей всего лишь красивыми фразами, которыми обычно привлекают внимание, то сейчас смотря на саму себя со стороны, Ева не могла выдавить ни слова. С картины на неё смотрела её точная копия. И если бы несколькими минутами ранее, Анна не рассказала бы ей о том, что у неё есть и мама, и папа, то вопросов у Евы было бы куда больше. Но нет.. они просто очень сильно похожи. Тёмненькие, кареглазые. На этом... ВСЁ. Всё?! А вот Анна в отличие от неё ринулась к холсту, разглядывая краски. Любопытной малышке было интересно, чем именно пользовался художник и как наносил краски. Маленькие пальчики фактически невесомо касались кисточек, мягко скользя по ним.
    - Это невероятно..- наконец-то выдавливает из себя Ева, понимая, что молчание слишком затянулось.- У вас настоящий талант.. Сколько мы должны за картину?
    - Художника обидеть может каждый,- он поворачивается к Мэттьюз, качая головой.- Я здесь не для того, чтобы сдирать с людей деньги. Для меня эта аллея, возможность наслаждаться искусством и дарить радость окружающим. Ну, так что? Оставите свои отпечатки?- поведение Анны не ускользает от Евы и она замечает, как шугается девочка каждого резкого движения, как вжимает голову в плечи каждый раз, когда нужно принять какое-то решение, как меняется её взгляд, когда она обращается к ней, как бы прося разрешение.
    - Готова?- поднявшись со стула, Мэттьюз подходит к Анне и развернув её ладошки, протягивает художнику. Мужчина осторожно наносит на кожу малышки краску, после чего развернув руки Евы проделывает тоже самое уже с её ладонями.- А теперь осторожно... вот так...- пододвинув Гилберт к холсту, где был закреплён сейчас чистый лист, Мэттьюз одновременно с ней прижимает ладони, замирая на мгновение.
    - Только сильнее давите, чтобы Ваши ручки отпечатались.- твердит мужчина, находясь позади них.
    - Посмотрим на результат?- покосившись на малышку, улыбаясь, произносит Ева.- На три. Раз... два.... ТРИ!- в эту секунду Ева и себя ощущала маленькой, крайне любопытной девчонкой. Ведь всё это и для неё было впервые. Никогда в детстве папа не водил её в парк, никто не рисовал их и они не забавлялись с красками так, как сейчас делали это с Анной. Картина, к слову, получилась очень яркой и красочной. Две большие ладошки, буквально в кольце своих рук закрывали две маленькие.- Тебе нравится?- ласково спрашивает Мэттьюз, после чего касается пальцем носика малышки, оставляя на его кончике след от акварели. - Ой, кажется, ты испачкалась.- пожав плечами, невинно произносит Ева.- И здесь, и вот здееесь...- оставляя следы на щёчках и шее девчушки, хитро произносит брюнетка. Анна замирает лишь на мгновение, а после кидается к ней, вытягивая ручки, пытаясь задеть уже её. Громкий смех разносится по всей аллее, а Мэттьюз падая в траву, утягивает за собой малышку. Следы от акварели остаются не только у неё на лице, но и на одежде, вот только это сейчас волнует брюнетку в последнюю очередь.

    Картина

    https://i.imgur.com/v3FbYFu.jpg

    С трудом, но отмыв себя от краски, Анна и Ева поблагодарили мужчину за портреты и, забрав их с собой, двинулись дальше по аллее. За пределами парка движение было более оживлённое, поэтому Мэттьюз лишь крепче сжала руку малышки, чтобы не потерять её в потоке людей. Минуя небольшой перекрёсток, брюнетка завела Анну в бургерную на углу улицы. Чаще всего именно сюда наведывается Мэттьюз в перерывах на обед, потому что просто не может отказать себе в их фирменном шоколадном коктейле и невероятно вкусной картошки фри.
    - Моё любимое место в этом городе,- усаживая Гилберт за свободный столик, поясняет Ева.- Только прежде, чем мы сделаем заказ, постарайся вспомнить, есть ли у тебя на что-нибудь аллергия?- меньше всего ей хотелось после кафе вести ребёнка в больницу. Мало того, что своего потеряла, так ещё и чужого угробить осталось.- Есть что-то, что папа тебе есть запрещает? Или что-то от чего у тебя начинает всё чесаться? Першить в горле?- не смотря на то, что Анне было всего восемь, девчонка была смышлённая и Ева очень надеялась на то, что этот поход в кафе не закончится для них паршиво. 
    На удивление, в кафе помимо них полно народу. Не смотря на то, что рабочий день был в самом разгаре, кажется, весь Лондон сегодня гулял. В прочем, это абсолютно не смутило девчушку, которая с интересом осматривала каждого посетителя. Восемь лет - прекрасный возраст, когда ты уже начинаешь выбираться из скорлупы, рассматривая удивительный мир вокруг. Родители, потихоньку начинают отпускать из под опеки, наблюдая за тобой со стороны. То самое время, когда разбитые коленки кажутся самой главной проблемой в твоей жизни, и ты ещё смотришь на мир через призму розовых очков.
    - Хочу узнать тебя поближе,- когда заказ сделан, Ева усаживается напротив Анны, упираясь локтями в отполированную столешницу.- Расскажи мне, как ты оказалась в парке? И почему совсем одна?-  Мэттьюз никак не может избавиться от дурацкого предчувствия. Реакция малышки на мегеру и художника, буквально стоит перед её глазами.

    Отредактировано Eva Matthews (22 Июн 2022 02:37:07)

    +2


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Держи меня за руку