ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Терпением Фред не отличался никогда, но именно засада у камер хранения стала для него настоящим испытанием на прочность. И не только для него. Спустя минут пять Макс стал ловить себя на мысли, что хочет вмазать приятелю. Спустя еще десять минут, поймал себя на том, что хочет убить. А когда прошло еще пятнадцать и полчаса в общей сложности, на полном серьезе высматривал слепые пятна камер видеонаблюдения, чтобы сделать это без лишнего палева.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    13.06
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Боль хочет, чтобы ее чувствовали


    Боль хочет, чтобы ее чувствовали

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1


    Боль хочет, чтобы ее чувствовали
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/hlTJhEH.gif https://i.imgur.com/xgnqbDr.gif

    Генри и Джо Хэрроу
    07.05.2022, лес неподалеку от поместья Хэрроу

    Все держать в себе вредно, лучше выпустить эмоции наружу и с кем-то поговорить.

    0

    2

    Ей казалось, что все наконец-то наладилось. Она многое пережила в прошлом, но то счастье, которое дарило ей крылья, стоило того. Джо чаще улыбалась, стала ощущать, что все еще можно исправить, что она может стать прежней. Той улыбчивой, той открытой и жизнерадостной девушкой, какой была, когда уходила из дома Томпсонов и оказывалась рядом со своим отцом. Когда становилась собой и не чувствовала, что нужно держать себя в каких-то глупых рамках, нарисованных ее матерью и обществом, в котором Джо оказалась.
    Не смейся слишком громко, не говори, что ты любишь лошадей, они ведь вонючие и глупые создания. Не проси собаку и не говори, как тебе тяжело, это все равно никому не интересно. Улыбайся фальшивой улыбкой, держи спину прямо.
    Она наплевала на это все. И ее принимали такой, какой она была. Отец, Ева, бабушка, Джекки, а потом появился и он. Бен стал для нее кем-то очень близким. Сначала другом, потом человеком, которого она впустила в свое сердце и которого позволила себе полюбить. Он показал ей, что отношения с Майком были очень большой ошибкой. Возможно, она просто испытывала чувство благодарности, которое спутала с подростковой влюбленностью. Мысль, что она встречается с парнем на несколько лет старше нее тоже будоражила. Но стоило Майку исчезнуть, и все будто стерлось из памяти. Не без помощи доброго и понимающего Кросби, который всегда был рядом и доказывал раз за разом, что его чувства куда сильнее, чем были у Берквиста.
    Джо верила в это. Она, как какая-нибудь героиня любовного романа глупо улыбалась просто идя по улице, потому что вспомнила о нем. Хотела быть красивой и прихорашивалась перед каждой встречей. Стала чаще говорить о парне, чем иногда надоедала своей лучшей подруге. Хэрроу казалось, что это ее подарок за все те переживания и травмы, который были в ее жизни. За деспотичную мать, за изнасилование отчимом, за предательство со стороны той же матери, за похищение бывшей Майка. Но все это оказалось лишь иллюзией.
    Ей пришлось приложить все свои силы, чтобы не упасть прямо на крыльце особняка Кросби и не разрыдаться, когда услышала о том, что Бен уехал. Просто взял и молча исчез из ее жизни, даже ничего не объяснив. Он не отвечал на звонки. Причем не только ее, но и своего лучшего друга.
    Джо было больно. Казалось, что на ее грудную клетку наступили сразу десять человек и не собирались с нее сходить. Ей было больно дышать, она не хотела выходить из своей комнаты и винила себя, искала причины в себе. Почему он вот так с ней поступил, если говорил, что любит и никогда не бросит? Лживый ублюдок. Такой же как и все остальные.
    Девушка не выходила из своей комнаты в поместье бабушки около трех дней, ничего не желала есть и просто лежала на кровати, глядя в потолок. Иногда плакала в душе, сотрясаясь всем телом, иногда проплакивала всю подушку до такой степени, что ее можно было отжимать. Ей было на самом деле плохо, ей было больно. И она не могла сказать, что было больнее всего - то, что он ее бросил или то, что она теперь снова была одна.
    После Хэрроу вышла. Она была сильной. Вся в своего отца, который пережил еще большие удары своей судьбы. Она изменилась. Во взгляде Джо больше не было того тепла, какое горело раньше. Ее взгляд сделался холодны и равнодушным. Броня исчезала только тогда, когда девушка переступала порог конюшни и видела свою лошадь. Черная кобыла всегда приветствовала ее громким ржанием и шумным фырканьем. Сильва начинала рыть копытом землю, желая, чтобы ее поскорее оседлали и дали как следует пробежаться по окрестностям, неся на своей спине всадницу. Они сдружились. Не без помощи Маркуса, который помогал юной девушке постигать азы верховой езды в совершенстве. Теперь Джо чувствовала себя в седле гораздо увереннее.

    В те выходные девушка уговорила своего отца съездить к бабушке. Она и так давно не была у Амелии, и та уже начала обижаться, хотя знала обо всей ситуации. Джо никак не могла совладать со своим сердцем. Каждый раз, когда девушка приезжала в поместье, вспоминала о том, какие были теплые у Бена руки, когда он брал ее за руку или обнимал. В ее памяти все было настолько свежим, что иногда казалось, будто парень все еще рядом. Но это было не так. И справиться с подобным было ей просто не по силам.
    Она ездила бы к бабушке еще реже, если бы не лошадь и если бы не щенки. Джо теперь была даже рада, что не успела передать Принца Бену, тогда бы и щенок страдал. А так он был рядом со своей мамой, бегал по заднему двору особняка и радовался жизни. Вот бы и Джо никогда не встречала Бена, никогда не знала его, не видела, не слышала голоса, который иногда звучал в ее снах.
    - Я понимала, что беру не самую спокойную лошадь под свою опеку, но Маркус отказывается теперь ее выводить в леваду. В прошлый раз она укусила его, повязку пришлось наложить, - Джо показала отцу фотографию, пока они ехали к Амелии.
    Парень должен был сегодня быть на конюшне. Им стоило поработать еще на прыжками. Самое забавное, что при Джо, Сильва была как шелковая, но стоило только девушке уехать, как будто слетала с катушек. Ричард жаловался, что она становиться буйной ближе к ночи и заводит остальных лошадей. Те начинают ржать и требуется куда больше времени, чтобы угомонить их и уйти домой.
    - Может, сменить ей имя? Злыдня подойдет ей больше, - Джо слабо улыбнулась, набирая Маркусу сообщение.

    Они остановились на подъездной дорожке. Бабушка уже стояла на крыльце, укутанная в легкую шаль, и широко улыбнулась, стоило ее сыну и внучке выйти из машины.
    - Я вас уже заждалась. Мария, подогрей чай и принеси на террасу, - Джо уже начала забывать о приказном тоне бабушки. Каждый раз, когда старушка звонила Джо, ее голос был мягким и ласковым. Она старательно обходила тему, которая могла бы причинить Хэрроу лишнюю боль, и девушка была ей за это очень благодарна.

    +2

    3

    Примирение с матерью сложно пока назвать примирением, но дело шло в положительную сторону. То, что произошло между ними много лет назад не перекрыть никакими извинениями, да и мама особо не извинялась, Генри тоже. Они просто начали общение, как будто ничего и не было, постепенно, по шажочку возвращаясь в какое-то подобие равновесия. Хэрроу все равно пока не мог преодолеть тот барьер, который выстроил сам между мамой и собой. Только благодаря Джо они сделали шаг навстречу друг другу. Неделю назад они приезжали сюда с Евой, с ее внуками, привезти несколько старых вещиц, книг из дома в Уэльсе, который Генри остался в наследство от отца. По большому счету он ему не нужен, но продать его не может, оставит в наследство Джо и другим детям. За ним присматривают смотрители дома, садовники, чтобы не порос сорняками и не покрылся пылью и плесенью. А привезти оттуда вещи, это был только поводом для мамы, чтобы привезти к ней внуков и приехать самим. Амелия с теплотой относилась к ним, к Джо. Она пыталась реабилитироваться через них, даже к Еве отнеслась нормально. Видимо приняла тот факт, что ее дети уже выросли.
    Когда Генри узнал, что парень Джо уехал, он заметил, как она изменилась. Слишком уж изменилась. Он знал, что она много по нему плакала, страдала, Хэрроу старался ей помочь, хотя и не знал как. Успокоить. Три дня ее не было дома, она пробыла у бабушки. Генри не находил себе место, звонил каждый день ей и Амелии, просил за ней хорошо присмотреть. Бабушка и сама очень переживала, но говорила, что Джо не открывает дверь, почти ничего не ест. Когда же девочка вернулась, Генри ее почти не выпускал из виду. Она знает, как отец за нее переживает, хоть и взрослая, но ничего по сути не поменялось. И всю жизнь будет переживать. Особенно, когда настанет тот час, когда его не станет рядом с ней… Хочется, чтобы рядом с его детьми были те, кто сможет быть рядом всю жизнь, поддерживать, помогать. Тогда он сможет со спокойной душой уйти на покой.
    Бен был хорошим парнем, понимающим, и Хэрроу он нравился, как нравился и Джо. Генри надеялся, что у них все получится и его дочь будет в надежных руках. Жаль, что все так вышло. Но, вроде, как он не навсегда уехал, может еще вернется.
    Дочь уговорила отца съездить к бабушке, а та в свою очередь попросила взять малышей. Заодно их мама отдохнет от домашних хлопот, посидит в тишине или поспит. Генри старался давать ей по максимуму свободного времени в выходные, ибо в будни Ева с ними целыми днями одна. Иногда близнецов оставляли у дедушки, мистера Броули. Хэрроу даже и не вспоминал, что он им не родной по крови. Зато они его уже любят и узнают. 
    Детей усадили в кресла на заднем сидении, Генри настроил себе зеркало заднего вида, чтобы видеть что они делают. Благо, спали всю дорогу, даже под музыку.

    — Ну, не зря же Итан предупреждал об том, что лошадь своенравная. Но все равно она тебя приняла, как хозяйку. Может она только с тобой хочет гулять? — улыбнулся Генри. Одно из лучших и нужных приобретений, это лошадь для Джо, наряду с переездом в новый район. 
    Они наконец-то приехали в поместье, Генри увидел маму на крыльце, Хэрроу махнул ей рукой, вынимая люльки с детьми из машины. Амелия разулыбалась, и спустилась к ним, предварительно попросила приготовить им чай. Генри никогда не помнил маму такой. Она всегда была сдержанной, такой холодной, непреступной. Но с появлением Джо, Фанни и Ника стала совсем другой. Может, ей раньше надо было столько внуков родить, чтобы подобрела? Забавно.

    — Как же я рада всех вас видеть, ¬— Амелия крепко обняла Джо, затем Генри, но их объятия получались пока немного скованным.
    — Так, детишек я забираю, сама за ними буду присматривать. А вы отдыхайте, располагайтесь, — улыбнулась Амелия, забирая люльки с близнецами и сумку с их всеми принадлежностями. Генри кивнул, ну ладно, отдохнут немного.
    — Хорошо добрались? Проходите, сначала надо вас покормить с дороги, Мария уже должна накрыть на стол, — продолжила она, приглашая в дом.
    — Неплохо, без происшествий, — ответил Генри, — Где помыть руки можно? — спросил он. Хэрроу совсем не помнил этот дом, сюда его семья переехала, когда Генри поехал учиться в Лондон, чтобы поближе. Тут у него не было даже своей комнаты… Отец тогда не захотел ее делать, как высказалась мама, а она подчинилась. Хотя надеялась, что сын одумается и вернется домой. Но Генри ни разу не ночевал в доме у мамы, если что, есть комната брата.
    Хэрроу чувствовал небольшую неловкость, скованность, но старался держаться более приветливо, чем раньше. Да и действительно хотелось, чтобы у них с матерью наладились отношения.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Боль хочет, чтобы ее чувствовали