ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
Терпением Фред не отличался никогда, но именно засада у камер хранения стала для него настоящим испытанием на прочность. И не только для него. Спустя минут пять Макс стал ловить себя на мысли, что хочет вмазать приятелю. Спустя еще десять минут, поймал себя на том, что хочет убить. А когда прошло еще пятнадцать и полчаса в общей сложности, на полном серьезе высматривал слепые пятна камер видеонаблюдения, чтобы сделать это без лишнего палева.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    13.06
    Челлендж 15
    Летний!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Сложности и радости семейной жизни


    Сложности и радости семейной жизни

    Сообщений 1 страница 10 из 10

    1


    Сложности и радости семейной жизни
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.ibb.co/FXWPHg8/origl.gif https://i.ibb.co/9rwj1b7/tumblr-inline-msj4tzuj-Qp1qz4rgp540.gif
    https://i.ibb.co/4M97dXW/c5a7b69774fa4912c8b310e6fd05c209.gif https://i.ibb.co/YfykF3t/tumblr-p77gdl-OFcq1r9dqj5o4-500.gif

    Валери и Генри Рэндалл
    Декабрь 2021 – Март 2022

    Отношения между людьми – вообще сложная штука. И не всегда всё идет гладко и по плану. Но именно в этом и состоит прелесть совместной жизни, ведь она заставляет обоих работать над собой, чтобы в дальнейшем обрести настоящее счастье…

    +1

    2

    - Наверное, это просто изначально была плохая идея. Зря мы вообще ввязались в покупку нового дома, - констатировал Генри, покручивая в руке пустой стакан из-под виски. Хоть парень и не хотел сегодня пить в офисе, но коллеги всё-таки уломали пропустить бокал-другой. А нарисовавшийся, как гром среди ясного неба, Джонатан окончательно похоронил надежды Рэндалла на уход с работы трезвым. С этим запойным прохиндеем вообще лучше держать ухо востро, иначе всё закончится, как в фильме «Мальчишник в Вегасе», а то и хуже. Не хотелось бы прямо под Рождество оказаться в неизвестной чужой стране с признаками амнезии и кучей грехов за плечами.
    - Ну, твоя ненасытная бывшая – риэлтор. Рано или поздно она бы всё равно узнала о ваших планах. Так что здесь нет ничего удивительного. Эта женщина пробьет любую информацию, да и вообще она страшна в гневе. Но, знаешь… я тебе завидую. Вот бы меня так хотела какая-нибудь горячая стервочка. Чтоб прям прохода не давала, - Джонатан, кажется, подвергся коварному влиянию алкоголя и размечтался о всяких непристойностях, не удосужившись даже подтереть слюни со рта.
    - Какой же ты идиот. Смотри, не запачкай мне стол, а то больше не пущу в офис. Мне тут ещё вообще-то работать, - предупредил Генри и отставил стакан в сторону. Он взял в руки мобильный телефон, чтобы проверить, нет ли сообщений от Валери. Ни черта. Два дня назад супруги Рэндалл разругались в пух и прах, после чего Вэл заявила, что уезжает в Йорк для подготовки к экзаменам. Она так оперативно собрала вещи, что Генри не успел нормально среагировать и остановить её. Да и разве это было возможно после всего, что они наговорили друг другу? Конечно, когда страсти поутихли, и разлука немного остудила разгоряченные головы супругов, Рэндалл начал осознавать, что был не прав. Они оба были не правы. Но Генри, как мужик, должен был взять на себя ответственность и проявить благоразумие, чтобы наладить расшатавшиеся отношения. А в итоге, каждому из них теперь предстояло встречать Рождество поодиночке. Первое Рождество в качестве законных супругов, и в разных городах. Это ли не показатель того, что свадьба действительно была глупой ошибкой, навязанной мистером Картером? Генри невольно мотнул головой, словно пытался отогнать прочь эти неприятные навязчивые мысли, которые продолжали забивать его чуть опьяневшее сознание.
    - Я скучаю по ней, - вдруг произнёс Рэндалл, всё ещё глядя на дисплей своего телефона.
    - По Оливке? – заплетающимся языком спросил Джонатан и махом осушил очередную порцию виски.
    - Блядь, ты точно идиот. По жене своей, - раздраженно бросил Генри, едва сохраняя контроль над эмоциями. Пьяный и тупой дружбан сильно утомлял его.
    - Ааа… Ну, тогда позвони ей. Скажи об этом. Чего играть в молчанку? Если что – я смогу подтвердить все твои слова. Уж обоим нам она точно поверит, - Джонатан продолжал нести чушь заплетающимся языком, стремительно теряя связь с реальным миром. Конечно, его порывы помочь лучшему другу были искренними, но в таком состоянии он едва был годен даже на простейшие вещи.
    - Тебе уже пора завязывать. Я попрошу корпоративного водителя отвезти тебя, а сам доеду на такси. Поговорим, когда проспишься и придешь в себя, - сказал Рэндалл и с трудом помог Джонатану подняться на ноги, чтобы довести до парковки.

    На следующий день Генри всё-таки решил сходить в тот дом, который понравился им с Валери. Здесь всё ещё пахло краской и свежим ремонтом. Только, вот, выглядел он каким-то опустошенным и заброшенным, словно в нём не было души. Просто коробка, пригодная для жилья. Рэндалл неспешно прошелся по комнатам, вспоминая, как был здесь вместе с Вэл. В памяти тут же всплывали сияющие от волнения и восторга глаза жены, которая с большим удовольствием делилась мыслями насчет интерьера и расстановки мебели, планируя обустроить всё под свой вкус. Это было, словно вчера. Тогда Генри и подумать не мог, чем всё обернется.
    Парень вышел на балкон, чтобы немного глотнуть свежего воздуха и привести мысли в порядок. На улице было довольно холодно. Рэндалл вновь достал телефон в надежде увидеть сообщение от Вэл.
    Наверное, она сильно обиделась на меня, - мысленно констатировал Генри, пролистывая последние фотографии. На некоторых из них они с Валери были вместе. Приятные воспоминания нахлынули на парня, заставив его улыбнуться. Пальцы сами полезли в мессенджер, пробивая и ломая глупую броню гордости. Ведь сейчас ничего уже не имело значения. Кроме осознания того, что Рэндалл безумно скучает по своей жене.
    «Привет. Как у тебя дела? Как идет подготовка к экзаменам?» - Секунда. Две. Три. - отправить.
    «Надеюсь, у тебя всё хорошо?» - отправить.
    «Знаешь… я был не прав. Наговорил много лишнего, и теперь жалею об этом» - отправить.
    «И я пойму, если ты не захочешь отвечать мне. Просто дай знать, что у тебя всё в порядке» - отправить.
    Генри сделал глубокий вдох, наполнив легкие зимним морозным воздухом. И в этот самый момент парень точно решил. Если Валери ответит, то он, не задумываясь, сегодня же поедет к ней в Йорк. И пускай она не пустит его на порог. Пускай закроет дверь перед самым носом. Пускай ему придется ночевать в машине. Рэндалл просто сделает это. Вобьет в навигаторе нужный адрес и поедет на ночь глядя. Потому что хочет увидеть Вэл. Потому что хочет провести Первое Рождество рядом, а не за три сотни километров от неё.

    +1

    3

    — Знаешь, если тебе нравится, что она продолжает тебя преследовать и вешаться на тебя- вперёд.— Кофта потеплее полетела в раскрытый чемодан. Оставаться в этом треклятом доме Валери не собиралась ни секундой дольше.— Но без меня.— В чемодан полетела сушка для обуви. Как это все великолепие закроется- черт его знает.— Я на тройничок не подписывалась.— Девушка со злым запалом бедром оттолкнула мужа, чтобы не мешался под ногами. Есть же у некоторых талант: встать в самом узком месте и стоять как корова на лугу, мешая всем и вся.
    Чемодан решил не спорить и закрылся на удивление легко? Что- то забыла? Да наплевать: какая разница, если в Йорке у неё плюс- минус тот же набор вещей, что и в Лондоне. К тому же, она едет не на край света, а всего лишь в другой город. Взяв ручку о чемодана в одну руку, а другой подхватив притихшую собаку под брюхо, Валери вышла из дома, ногой захлопнув за собой дверь. Желать приятного Рождества она не стала- ну не совсем же она тварь.
    А началось все довольно- таки неплохо, с другого дурацкого дома, который после долгих, муторных и нудных поисков нового жилья всё- таки нашёлся. Приличный район, дом после хорошего ремонта, чистый, сухой, без признаков плесени. Где- то немного стены перекрасить под свой вкус, завезти мебель; она бы ещё переделала кухню и кое- что пересадила в саду, но это уже были так, придирки и вкусовщина. И они уже были готовы ударить по рукам и идти на заключение сделки, но в дело вмешалась она. Вездесущая, прилипчивая, отвратительная как первое рабочее утро после долгого отпуска  бывшая Генри. Можно было бы пережить и смириться, но у растений совести нет, поэтому с каждым разом каждая их встреча проходила все интереснее и интереснее. Валери уже и думать не знала: то ли она всегда себя так противно вела, то ли она сама служила триггером для такого поведения, но смотреть на эти милования было уже тошно. В конечном счёте остался один вопрос, и тот к свекрови: неужели та не научила своего сына не поднимать всякую гадость с пола? Ну должны же быть хоть какие- то границы?
    В общем, Оливия капала, капала ей на мозги и, наконец, переполнила чашу терпения соперницы. И Валери в какой- то момент вспыхнула как спичка. Просто терпение кончилось и ей надоело терпеть. Ситуация была странной со всех сторон, как ни посмотри и наличие назойливых бывших её не украшало.
    Валери потрогала обручальное кольцо, висевшее на цепочке на шее. Оно с самого начала было великовато, теперь же, когда похолодало, пальцы стали тоньше и оно начало слетать с руки- девушка боялась его потерять. Нужно было отнести к ювелиру, но оно как раз будет готово где- нибудь к Пасхе, если не позже. На несколько месяцев останется без него. Собака, лежащая под ногами, увидев, что хозяйка наконец- то отвлеклась, подняла голову и царапнула коготками по деревянному полу. Девушка нагнулась и провела ладонью по её голове. Уже поздно, им обеим пора спать, а она и не заметила, что задумавшись, засиделась. Экран ноутбука давно погас, чтобы не тратить лишний заряд батареи, а карандаш, который она неосознанно перекатывала, испачкал ей пальцы.
    Смыть его было несложно. Смывая с рук мыльную пену, Валери посмотрела на себя в зеркало. Вместо того, чтобы вытереть насухо руки- поправила прядь и оставила пару капель воды на лице. В последнее время ей было как- то все равно на такие мелочи. Все дни проходили как под наркозом: ей было абсолютно глубоко и фиолетово на то, что есть, во сколько ложиться спать и какое время суток на дворе. Единственное, что держало на плаву- собака. Уж она- то точно знала, когда вечер, а когда утро. Расписание кормления и выгула знала, как штык и это как- то спасало.
    Девушка зачем- то посмотрела на тёмный экран телефона, который, опять же, зачем- то, из старой привычки, носила с собой. Хоть бы что написал. Вот чисто из интереса спросил бы, как дела. Так нет же. И в этом весь Генри- обломать, щелкнуть по носу именно тогда, когда появляется ощущение, что хоть что- то между ними налаживается. Но нет. Не клеится, как ни бейся. Иногда паззл просто не складывается, как бы ни было обидно и тогда, видимо, нужно отпустить. Еще и это молчание в несколько дней. Валери, сначала, думала написать сама, но потом остановила себя. Стало просто интересно- напишет ли? Или ему всё равно? Тогда всё, что было до этого, не имеет ни значения, ни смысла. И хорошо, что она уехала: пройдёт неделя, две, может, три и боль уйдёт, вместе с мороком из головы, и скучать она перестанет. Во всяком случае, жизнь пойдёт своим чередом. Работает безотказно и всегда, получше любых подружек с жилетками и прочих атрибутов расставания. Валери по инерции положила телефон на полку, даже не отметив про себя это действие и вышла из ванны, чтобы поставить чайник. Ужасно хотелось пить, а еще было холодно и сырость такая промозглая. Впрочем, как и всегда- ничего нового. Надо бы включить электропростынь в постели, чтобы ночью не пасть смертью храбрых от холода.
    О том, что она куда- то дела телефон, Валери вспомнила только на середине чашки. Искать долго не пришлось. Мест, где она, чисто теоретически, могла его оставить, было не так, чтобы и много. И там, на экране, её ждал сюрприз. От него Валери чуть не выронила телефон из рук.
    «Надо же… Ты вспомнил про меня? Удивительно.»— отправить.
    Она хотела бы написать ещё что- нибудь, но отложила телефон подальше. Не надо. А то сейчас, на эмоциях, напишет какую- нибудь гадость. В итоге, чай остыл, потому что перехотелось и она вылила его в раковину, помыв за собой чашку. Осталось, только, умыться, встать под душ, почистить зубы и лечь спать. Уж с чем- чем, а со сном проблем у неё никогда не было.
    Разбудил её звонок в дверь. Разбудил её так резко, что девушка, успевшая глубоко заснуть, испугалась. За пределами кровати было холодно и она сонно гадая, кого могло притащить ночью, неловко натянула на себя кофту.
    — Генри?— От удивления даже перехотелось спать. Похоже, супруг решил сам, лично пояснить про то, почему он напрочь про неё забыл.— Заходи, холодно.— Она потёрла глаза и неуютно поёжилась.— Зачем ты здесь?

    +1

    4

    Генри не знал, как ещё объяснить своей бывшей, чтобы она убиралась ко всем чертям и больше не лезла в его жизнь. Он и представить не мог, насколько упертой и настойчивой окажется Оливия в своем желании вернуть их отношения. Рэндалл надеялся, что у этой женщины всё же хватит ума и гордости отступить, но она пошла напролом, решив окончательно испортить жизнь своему бывшему. Генри был готов собственноручно убить эту помешавшуюся стерву, но бить женщин подвластно только самым жалким ублюдкам, не знающим, как ещё показать свое физическое превосходство. Только, вот, похоже, слова на неё совершенно не действовали. Неужели Оливия и правда считала, что после всех её враждебных поступков и хитрых махинаций Генри захочет быть с этой женщиной? Крайне странное мышление, которое не поддавалось никакой нормальной логике.
    Оливия откуда-то узнала, что супруги Рэндалл собираются приобрести дом, и сразу же влезла в это дело, подключив все свои связи в сфере недвижимости. Генри даже и подумать не мог, что эта женщина опустится до такого уровня и поведет себя так низко. Он всё больше стал задумываться насчет того, как вообще вступил с ней в отношения, даже если они и не предполагали ничего серьезного. Своим поведением Оливия окончательно разочаровала Рэндалла, заставив взглянуть на неё с другой стороны, которая, по всей видимости, раньше была надежно скрыта за фальшивой маской.
    Генри с легким волнением крутил в руке телефон, ожидая ответа от Вэл. Секунды превратились в целую вечность, заставив парня хорошенько понервничать. А что, если она не ответит? Что, если проигнорирует его сообщения и не захочет пойти на контакт? Что тогда остается делать? Рэндалл пытался отогнать прочь тревожные мысли, надеясь на лучшее. Ведь всё не могло закончиться так быстро и так глупо.
    Наконец, тишину перебил звук входящего сообщения из мессенджера.
    «Надо же… Ты вспомнил про меня? Удивительно».
    Генри расплылся в широкой улыбке. Валери, конечно, была в своем репертуаре, без капли нежности и позитива, но сердце Рэндалла радостно забилось в груди. Она ответила. Значит, ещё не всё потеряно. Значит, ещё есть шанс всё исправить.
    Парень поспешил домой, чтобы захватить пару вещей и отправиться в поездку. Он не стал предупреждать Валери о том, что собирается приехать к ней в Йорк. Генри хотел застать жену врасплох и не дать ей возможность подготовиться к их встрече. Ведь только в случае полной неожиданности у человека проявляются истинные эмоции, которые невозможно подделать или сыграть. На этот раз Вэл не удастся сбежать. Рэндалл не позволит ей это сделать. Он ведь хорошо учится на собственных ошибках.
    Дорога, на удивление, пролетела довольно быстро, но Генри приехал уже за полночь. На улице заметно похолодало, что особо хорошо ощущалось на контрасте с теплым салоном автомобиля. Рэндалл выдохнул облако пара и получше обмотал шарф вокруг шеи, ставя машину на сигнализацию. Он поднял голову и посмотрел на дом. Свет в окнах не горел, значит, Валери уже точно спала. Ожидание на пороге было таким же долгим, как и ожидание ответного сообщения. Но отступать уже было некуда. Тело совершенно не обращало внимания на неприятный холод, который и не думал прекращать свирепствовать, ведь все мысли были заняты лишь предстоящей встречей с Вэл. Если, конечно, она откроет входную дверь и не прогонит мужа до того, как он скажет хоть слово или переступит порог дома.
    Наконец, ожидания Генри были вознаграждены. Дверь распахнулась, и взгляды супругов встретились.
    Генри? – девушка явно не ожидала увидеть мужа здесь в такое время. Но на то и был его расчет.
    - Прости, что разбудил. И что так поздно заявился, - сказал Рэндалл, продолжая следить за реакцией удивленной Вэл.
    - Заходи, холодно, — она потёрла глаза и неуютно поёжилась. 
    Парень прошел внутрь и закрыл за собой дверь. Он снял верхнюю одежду и вновь встретился взглядами с женой.
    Зачем ты здесь?
    - Захотел тебя увидеть, - честно признался Генри, не отрывая своего взгляда от девушки. Сейчас она казалась ему такой родной и домашней, что хотелось послать к чертям все прошлые недопонимания и просто крепко прижать её к себе.
    - Нальешь горячего чая? – спросил Рэндалл, чтобы немного разрядить обстановку. Да и хотелось восстановить силы с дороги. Парень проследовал на кухню и сел за стол, наблюдая за действиями Валери. Он до сих пор не верил, что наконец-то может видеть её воочию. Когда Вэл поставила перед ним чашку, Генри взял её за руку.
    - Я скучал по тебе. Очень, - ещё одно честно признание, которое парень больше не мог держать в себе. Рэндалл ослабил хватку, чтобы девушка по желанию смогла вытащить свою ладонь. Сейчас он меньше всего хотел её к чему-то принуждать, или заставлять делать что-то против воли. – Мне надоело уже играть в молчанку. Всё это глупо, Вэл. Я осознал, что мне плохо без тебя. Я не должен был тебя отпускать. Да и вообще вся эта ситуация – какой-то идиотский сюр. Мы раздули конфликт на ровном месте. Я хочу всё наладить, - серьезным тоном проговорил Генри и посмотрел на девушку в ожидании её ответа. Он надеялся, что она разделяет его желание, хотя бы где-то глубоко в сердце. И пускай женская гордость не позволяет в этом признаться, но, если Валери не прогнала его из дома, значит, ещё не всё потеряно. Значит, ещё есть шанс вернуть отношения. По крайней мере, Генри в это искренне верил. Иначе его бы здесь не было.

    +1

    5

    Она проснулась так резко, что никак не могла прийти в себя.
    — Да, конечно налью. Ты не голодный?
    Она провела ладонью над кипящим чайником. Согреться не помогло, наоборот и, ко всему прочему, снова потянуло в сон. Девушка потёрла основанием ладони переносицу и подавила зевоту. Чашка, обычная чашка стала вдруг скользкой и пальцы ощущали фарфор сквозь сонную пелену, которая никак не хотела отпускать.
    Валери пододвинула тарелку с фруктами к мужу и осталась стоять, пальцами опираясь о край стола. Проехать триста километров, да ещё и ночью - не шутка. Глупый, глупый Генри: за окном собачий холод и гололёд, а в этой стране и слыхом не слыхивали о шипованной резине.
    Чайник вскипел, Валери, рискуя обжечься, налила чай и поставила чашку перед мужем. Его ладонь была тёплой, хотелось задержать свою руку в его, но она просто села рядом и оперлась подбородком о согнутую ладонь.
    –Я скучал по тебе. Очень.– Так скучал, что несколько дней не писал и ни разу не позвонил. Но спать хотелось больше, чем язвить и Валери просто потёрлась виском о ладонь. –Мне надоело уже играть в молчанку. Всё это глупо, Вэл. Я осознал, что мне плохо без тебя. Я не должен был тебя отпускать. Да и вообще вся эта ситуация – какой-то идиотский сюр. Мы раздули конфликт на ровном месте. Я хочу всё наладить.
    Девушка вздохнула и повернула к нему голову, пересекаясь взглядами. Ну и что с ним делать? Глаза как у кота из Шрека, да и говорит он, вроде, искренне. А переборщили они тогда оба. Казалось бы, два взрослых, умеющих говорить человека. Говорить, но не разговаривать, как показала практика. Она коротко постучала ногтями по столу и задумчиво скинула с него пару завалявшихся крошек, обдумывая, что ему ответить. И потом снова подняла глаза:
    — Генри, давай утром обсудим? Я ужасно хочу спать. – Она поднялась и, прежде, чем уйти,  обняла его сзади и поцеловала в висок.– Я рада, что ты приехал.
    Нагретая постель, кажется, только и ждала её в свои объятия. Хорошо же спала, даже ничего не снилось. Но, кажется, она так же легко заснёт и сейчас, особенно, учитывая, что Генри будет рядом. С ним, она, вообще, всегда спокойно спала - было приятно быть не одной. И, к тому же, Валери так и не смогла признаться ему в одном - она тоже скучала, и сильно.
    Как только Генри пришёл, она обняла его за шею и поцеловала в плечо.
    — Зачем ты поехал так поздно? — Валери, оглядывая его лицо, большим пальцем провела по его переносице.– Там гололедица, а если бы случилось что? И что бы мы делали?– Девушка поцеловала супруга под подбородок, ловя себя на мысли, что своим кудахтаньем больше всего напоминает квочку.– Ладно, засыпай.– Она подложила ему под ноги замерзшие ноги и уткнулась носом в плечо. Нет, конечно, есть вариант, что эта умалишенная допекла его в Лондоне и он благополучно оттуда эвакуировался, от греха подальше. Оставалось только надеяться, что она не узнает её адреса здесь, в Йорке, а то всей Британии не хватит, чтобы спрятаться.
    Утро было таким же мерзко- серым как и предыдущий вечер. Рождественские праздники в этом году совершенно не желали радовать ни солнцем, ни, хотя бы, хорошей безветренной погодой. В такую погоду неприятно даже окна открывать - тут же начнётся сквозняк, который выморозит всё живое в этом доме.
    Валери аккуратно переложила голову на подушку: наверняка Генри устал спать в такой позе, да и плечо затекло. Она погладила его по щеке и с нажимом положила ладонь на грудь:
    – Лежи, там очень холодно.– Так рано вставать она не собиралась. Это у мужа была привычка подскакивать ни свет ни заря, а потом нестись куда - то бегать, зачем - то таскать железки и делать прочие, не очень понятные телодвижения. Впрочем, его привычки ей не особо мешали, ровно до тех пор, пока не хотелось полежать подольше, а его уже и след простыл.– Тебе всё время куда - то надо, глиста. Спокойно утром поспать не можешь, – Валери недовольно сморщила нос и закрыла глаза. Можно ещё спать. И ничего, что потом голова будет болеть и полдня не будет работать мыслительная деятельность - кофе всё исправит. Может быть. А, может быть и нет.
    – Генри, я ничего не имею против Оливии. Там обнять и плакать, честно,– девушка поставила перед Генри тарелку с кукурузной кашей,– но меня ужасно бесит, что она постоянно рядом. Я её бояться начинаю. – Валери села рядом, размешивая масло в каше. – Чего мне от неё ожидать? Сейчас она сталкерит моего мужа, дальше что?– Она пожала плечами,– я, вообще, молчу о том, что это всё ужасно неприятно. Ты, кстати, не говорил по поводу того дома, который нам понравился?– В какой - то момент она поняла, что говорить про назойливую бывшую ей больше не интересно, зато вот понравившийся им дом уйдёт быстрее щелчка пальцами.

    +1

    6

    Видимо, за эти несколько дней они оба успели обо всём хорошенько подумать и отпустить свои обиды. Генри был очень рад, что Валери приняла его и не стала устраивать на пороге никаких глупых сцен. Конечно, Рэндалл морально был готов к любому исходу событий, но теплый прием жены вселил в него надежду на благополучное разрешение сложившейся ситуации. Генри в очередной раз убедился в том, что безумно соскучился по Вэл. А ведь ещё недавно они считали эту свадьбу жуткой навязанной идеей мистера Картера, решившего поиграть в вершителя чужих судеб. Кто бы мог подумать, что из такого фиктивного союза возникнут реальные чувства? Иногда жизнь действительно преподносит интересные сюрпризы.
    Генри, давай утром обсудим? Я ужасно хочу спать. – Она поднялась и, прежде, чем уйти, обняла его сзади и поцеловала в висок. – Я рада, что ты приехал.
    Всего одна короткая фраза, которой достаточно, чтобы сердце радостно забилось в груди. На душе сразу стало спокойней. Значит, Рэндалл сделал всё правильно. Значит, он не ошибся, решив сделать первый шаг к примирению и приехать сюда, преодолев приличное расстояние. Генри сделал бы это снова, если бы потребовалось. Теперь он точно знал, что не отпустит Валери, и не позволит глупым обстоятельствам разрушить их отношения.
    Рэндалл переоделся в домашнюю одежду, которую предусмотрительно захватил с собой. Закончив с водными процедурами, парень направился в комнату Вэл и забрался к ней под одеяло. Генри притянул девушку к себе и прижал к своей теплой широкой груди.
    - Зачем ты поехал так поздно? — Валери, оглядывая его лицо, большим пальцем провела по его переносице. – Там гололедица, а если бы случилось что? И что бы мы делали? – девушка поцеловала супруга под подбородок.
    - Неужели вы переживаете за меня, миссис Рэндалл? – с хитрой улыбкой на лице спросил Генри и поцеловал Вэл в макушку. Он зарылся носом в её волосы, вдыхая их приятный аромат. – Я не мог больше ждать. Безумно захотелось тебя увидеть. Просто сел в машину и поехал, - признался Генри, легонько поглаживая жену по плечам и спине. – И, вот я здесь, с тобой. Знаешь, ради такого можно проехать ещё три сотни километров, - Генри расплылся в широкой улыбке и крепче прижал Валери к себе. Они так и уснули в объятиях друг друга, поддавшись накопившейся за день усталости.
    Рэндалл, по привычке, проснулся ни свет, ни заря. Что поделать, он ведь был ранней пташкой. Конечно, на пробежку сегодня парень не собирался, но хорошо натренированный внутренний режим организма просто так не сбить за один день.
    Лежи, там очень холодно.
    - Я закаленный, ты же знаешь, - с улыбкой ответил Генри и посмотрел на сонное лицо жены. Она ещё что-то проворчала себе под нос и, обняв подушку, продолжила мирно спать. Рэндалл решил, что сегодня можно сделать исключение, и остался подольше в постели. Тем более, что расставаться с Валери совершенно не хотелось.
    Кукурузная каша пахла просто божественно. Генри едва не пустил слюну от аппетитных запахов, витавших на кухне. Он был голодным, как слон, поэтому охотно принялся уплетать приготовленный женой завтрак.
    Генри, я ничего не имею против Оливии. Там обнять и плакать, честно. Но меня ужасно бесит, что она постоянно рядом. Я её бояться начинаю.
    Конечно, упоминание сумасшедшей бывшей немного портило аппетит, но эту тему нужно было разобрать, как можно скорее, чтобы она не висела над супругами как дамоклов меч.
    - А как меня это бесит – словами не передать. Я уже не знаю, как доходчиво объяснить человеку, чтобы он перестал лезть в мою жизнь и оставил нас в покое. Я даже представить не мог, насколько она окажется упертой, - не скрывая своего недовольства, сказал Генри. Это уже просто было ненормально – с такой настойчивостью преследовать бывшего и безрассудно стучаться в закрытую дверь.
    Чего мне от неё ожидать? Сейчас она сталкерит моего мужа, дальше что? – Она пожала плечами, – я, вообще, молчу о том, что это всё ужасно неприятно.
    - Я знаю. Я всё прекрасно знаю и понимаю. Я сам хочу уже жить спокойно. Думаю, рано или поздно она всё поймет. В любом случае, я решу эту проблему, потому что мне тоже не нужен этот «груз», - согласился Рэндалл.
    - Ты, кстати, не говорил по поводу того дома, который нам понравился? – смена темы была как раз кстати.
    - Говорил. Даже больше… вчера я был там. Смотрел его ещё раз. Вспоминал, как мы вместе это делали, - сказал Генри и встретился с Вэл взглядами. - Знаешь… мы должны его купить. Он ведь понравился нам обоим. Так что, если ты согласна… давай сделаем это, - парень расплылся в улыбке и накрыл руку девушки своей теплой ладонью. – Я договорюсь, чтобы всё оформили после праздников. Не переживай, носа моей дурной бывшей там точно не будет. За это я ручаюсь, - с легким смешком добавил Рэндалл и дотронулся губами до нежной ладошки Вэл.
    День пролетел незаметно. Сначала супруги прогуливались по украшенным к Рождеству магазинам в поисках всяких интересных штуковин, потом Валери занялась учебой, которую никто не отменял (даже неожиданный приезд суженного), и к вечеру под согревающий домашний глинтвейн они уселись в обнимку на диване перед телевизором для просмотра атмосферной праздничной комедии. Собака мирно лежала на теплом местечке на кресле, получившая приличную дозу ласки и внимания за день.
    - Знаешь, а здесь так спокойно… - вдруг начал Генри, отвлекаясь от фильма. – Нет никакой суеты, лишнего шума и вечной беготни. Кажется, что мы действительно только вдвоем, - Рэндалл встретился взглядами с Вэл и потянулся к её лицу. Он коснулся губ девушки легким, неторопливым поцелуем, ощущая приятный аромат апельсина и корицы. В следующую секунду Генри вновь накрыл губы Валери поцелуем, только уже более смелым и глубоким, и притянул девушку на себя. Одно ловкое движение, и Вэл оказывается сверху. Ладони парня ложатся ей на бедра, после чего скользят наверх по нежной коже, забираясь под пижамную кофту.
    - Нам же не обязательно досматривать этот фильм? – прошептал на ушко Рэндалл, дразня своим горячим дыханием, в то время, как кончик языка очертил контур, скользнул по мочке и направился чуть ниже, вдоль шеи…

    Отредактировано Henry Randall (30 Май 2022 17:57:03)

    0

    7

    — Мне кажется, там надо будет сделать хоть небольшой, но ремонт. А ещё сад в порядок привести, но это уже весной.— Каша оказалось горячей, Валери обожгла язык. Она, морщась, слегка подула на ложку, — думаю, можно будет высадить лаванду под забором, она как раз хорошо растёт в небольшой тени.
    — Я договорюсь, чтобы всё оформили после праздников. Не переживай, носа моей дурной бывшей там точно не будет. За это я ручаюсь.
    — Да уж, а то это будет тот ещё цирк,— хмыкнула девушка и потянулась, чтобы поцеловать мужа в ответ.
    В городе было хмуро и противно- промозгло. Но они все равно пошли гулять: погода в это время года абсолютно непредсказуема и совершенно не хотелось застрять дома еще несколько дней. К тому же, продукты сами себя не купят, да и походить по рождественским ярмаркам и лавочкам- святое. И, раз уж они решили покупать новый дом, значит, по старой традиции надо купить в дом какой- то «подарок». Блуждая по ярмарке, она наткнулась на вазу и повернулась к Генри:
    — Как тебе? По- моему, очень даже хорошо. Можно букет лаванды поставить и будет красиво.— Ваза была тут же запакована и бродя уже с вазой в обнимку, Валери повернулась к мужу,— хочу максимум хлама в доме. Вазы, красивая посуда, скатерти и вот это вот вс. Всегда мечтала о своём доме.
    В магазине были толпы народа. Валери, сначала было положила глаз на индюшек, но все они были таких исполинских размеров, что стало понятно: вдвоём они не справятся, даже если подключат собаку.
    — Ты знаешь, что в старину индюшек гнали из Норфолка до Лондона, чтобы подать их на рождественский стол? Собирали стайками в августе и прямо пешком, сто миль. Как раз добирались до стола к праздникам. — Валери подхватила мужа под руку и улыбнулась, заглядывая ему в глаза. — Представляешь, какой кошмар. Какой там гринпис?
    В итоге, просто купили кусок мяса, чтобы запечь, ну и так, что- то по мелочи, чтобы не понибнуть с голода за несколько праздничных дней, когда в тех немногих открытых магазинах останется лишь пара мелких брюссельских капустин и немного неживой кусок сыра. — Думаешь, проживём? — С сомнением спросила Валери, оглядывая покупки. А потом махнула рукой,— ну ладно, в конце- концов, у нас есть собака. — И тут же словила на себе неодобрительный взгляд продавщицы.
    День прошёл быстро. Валери нужно было еще заняться тем, чем она заниматься не хотела настолько, что даже не отвлекалась- учёбой. Цель была закончить максимально быстро и с минимальными отвлечениями. Никаких «попить чай», «залипнуть в телефоне» и прочего. Она с лёгким сердцем отдала дубликат ключей Генри, чтобы он мог заниматься своими делами, не ощущая себя запертым в доме. И даже собака растворилась где- то в пределах квартиры и не подавала признаков жизни. Потом, правда, она обнаружила её заседающей напротив холодильника, из чего был сделан вывод, что собака стала зависима от еды.
    А к вечеру пригодилась и завалявшаяся бутылка сухого красного. Красное Валери не пила, но, раз уж в доме, помимо вина завалялись мед, специи и апельсины, грех было не сварить глинтвейн. Так супруги и уселись смотреть телевизор. Вернее, какую- то рождественскую комедию, смысл половины которой Валери упустила, потому что её разморило. Выпить она успела немного, но даже того хватило, чтобы закружилась голова, так что она отставила стакан в сторону и решила больше не пить.
    — Знаешь, а здесь так спокойно…— Голос Генри неожиданно раздался в тишине и девушка подняла к нему голову и протянула руку, чтобы погладить по щеке.
    — М?
    — Нет никакой суеты, лишнего шума и вечной беготни. Кажется, что мы действительно только вдвоем.
    — Да, тут потише, чем в Лондоне. — Согласилась она и потянулась навстречу мужу за поцелуем и тут же втягиваясь в его ласку. Она не стала сопротивляться, когда он притянул его к себе, тут же пальцами через ворот  проникая под его футболку и проводя ноготками по голой коже.
    — Нам же не обязательно досматривать этот фильм?— Валери почувствовала, как он целует мочку её уха и спускается вниз по шее. По спине тут же побежали приятные мурашки.
    — Фильм, какой фильм? — Промурлыкала девушка, в ответ заставляя его снять футболку. — я соскучилась, Генри…
    Зря они тогда рассорились. Хотя, в том доме, где они жили, напрягало абсолютно всё, начиная с дурацкой белой кухни, заканчивая какой- то мрачноватой атмосферой. Девушка потянулась к губам мужа, параллельно снимая с себя нижнее бельё.
    — Неа, — Валери прижалась грудью к груди Генри, не давая ему перевернуть её на спину. Она губами провела по его шее и прикусила за ключицу. Пальцы вплелись в его волосы и она прерывисто выдохнула мужу на ухо.
    — Мы же никуда не пойдём, да? — идти в спальню не было никакого смысла, потому что остатки белья полетели на пол.

    +1

    8

    Генри нравилось наблюдать за тем, с каким энтузиазмом Валери выбирала разную мелочь и предметы интерьера в дом. В такие моменты она казалась ему радостной и счастливой, ведь была полностью вовлечена в процесс. Рэндалл не возражал против всяких разных безделушек, лишь бы жена была довольна. Да и в преддверии Рождества людям свойственно покупать то, что приглянется, даже без особого смысла. Генри надеялся, что после возвращения в Лондон они с Вэл больше не будут ссориться из-за завистливых недоброжелателей, которые специально вставляют им палки в колеса. Рэндалл хотел попробовать построить с Валери серьезные отношения, потому что испытывал к ней сильные чувства. Иначе не приехал бы сюда вчера на ночь глядя. По крайней мере, раньше за ним подобных поступков не наблюдалось. Значит, Вэл действительно особенная девушка. А ведь всё началось с навязанной воли мистера Картера. Кто бы мог подумать, что новоиспеченные супруги Рэндалл начнут жить, как самые настоящие молодожены? Они и сами наверняка были бы сильно удивлены, если бы несколько месяцев назад кто-нибудь им сказал, что они будут вместе выбирать дом и обживаться в нем. Жизнь поистине непредсказуемая штука.
    Глинтвейн приятно согревал и расслаблял тело. Атмосфера была настолько теплой и домашней, что хотелось оставаться здесь, как можно дольше, вдали от проблем и привычных серых будней. Просто наслаждаться моментом и друг другом… Генри потянулся к Вэл, поскольку больше не мог сдерживать своих желаний. Девушка была совсем не против и охотно ответила на поцелуй. Её нежные пальцы заскользили по голой коже, а после – и вовсе избавились от мужской футболки, отбросив её куда-то вниз.
    Я соскучилась, Генри…
    - И я… безумно… - на выдохе произнес Рэндалл и стянул с девушки пижамную кофту. Он прильнул горячими губами к обнаженной коже и сжал руками грудь. Желание стремительно разрасталось, как снежный ком, противостоять которому было невозможно. Губы вновь слились в смелом настойчивом поцелуе, в то время, как руки спешно избавлялись от остатков одежды, которая ненужным грузом падала на пол.
    Неа, — Валери прижалась грудью к груди Генри, не давая ему перевернуть её на спину. Он был совсем не против такой инициативы от девушки, ведь его абсолютно устраивало текущее положение, при котором открывался полный доступ к прекрасному телу Вэл…
    Мы же никуда не пойдём, да?
    - Неа, - повторил за женой Рэндалл и хитро улыбнулся. Он жадно впился в её губы, а руки очертили изгибы тела и легли на обнаженную грудь. Соски Валери уже были возбуждены, и парень провёл по ним языком, сильнее сминая грудь ладонями. Генри нравилось, как тело Вэл выгибалось под его ласками и отвечало на каждое прикосновение. С каждой секундой возбуждение становилось всё сильнее.
    Девушка начала свое движение, прекратив это невыносимое томительное ожидание. Видимо, супруги слишком долго были в разлуке, и уже успели истосковаться друг по другу. Руки Рэндалла легли Валери на бедра и чуть сжали их. Она двигалась так, как ей хотелось, и Генри это нравилось. Нравилось ощущать на своем лице её горячее дыхание. Нравилось слышать её легкие сладостные стоны, которые иногда заглушались страстными поцелуями. Нравилось касаться кожей к коже и скользить губами по шее и груди, задевая влажным языком твердые соски. Сердца обоих бились в едином ритме, ускоряя пульс. И всё остальное переставало иметь значение. Весь мир сужался только до этой комнаты и этого дивана. Только до этих двух человек, которые отдавались друг другу без остатка…
    - Больше тебя никуда не отпущу – в губы прошептал Генри, крепче прижимая Валери к себе. Ему не нужен был никто другой. Только она. Только эта женщина, которая сейчас, в эту самую секунду была прекрасней всех на свете. И они оба двигались навстречу наслаждению, которое накроет их обоих с головой…

    +1

    9

    Валери на прерывистом выдохе провела ладонью по груди Генри и склонилась к его губам, убирая волосы за спину, чтобы не мешались.
    — Хорошо, что ты приехал, — прошептала она и накрыла его ладонь, легшую на её грудь своей. А потом переложила её к себе на талию, заставляя его обнять её.
    Сил ждать больше не было. Желание стало настолько сильным, что закружилась голова; ощущение наполненности отдалось приятными мурашками по спине; девушка застонала, накрывая губы мужа поцелуем и запустила пальцы в его волосы. Она провела губами по его шее, ниже, до ключиц, а затем несильно прикусила кожу на плече. От него чем- то очень приятно пахло, Валери чувствовала, как под губами жаром отдаёт бьющаяся артерия. Поднявшись выше, девушка чуть прикусила губы Генри:
    — Больше тебя никуда не отпущу.
    Валери улыбнулась, проводя пальцами по его щеке и сжимая мочку уха:
    — А я тебя.
    Она легко оттолкнулась ладонью от его груди, оставляя на ней руку. Ей очень хотелось почувствовать его глубже в себе, отвлечься вообще от всего и сконцентрироваться только на ощущениях. Каждое новое движение доставляло удовольствие, от которого слегка покалывало в кончиках пальцев; Валери сжала кисть одной руки Генри, заставляя его оставить её на бедре. Другая его рука ласкала её грудь, лишь раззадоривая девушку.
    По мере того, как оба приближались к пику, её движения стали чуть быстрее, а дыхание- глубже.
    Валери молча подняла глаза на мужа, провела ладонью по его щеке и улыбнулась. А потом с удовольствием уткнулась лицом ему в шею. От него всегда вкусно пахло. И это не был какой- то посторонний запах, этот запах был его и он был настолько ей приятен, что девушка таяла каждый раз, когда оказывалась рядом с ним. Вставать и идти куда- то не хотелось вообще. Ощущение было такое, словно она очень сильно замёрзла и только-только легла в горячую ванну: до мурашек по коже.  Просто закрыть глаза и лежать. Валери положила подбородок на плечо Генри,  снова протянула руку и запустила пальцы в его волосы. Снова провела ладонью по щеке и потёрла мочку уха, а потом, чуть повернув его лицо к себе, дотянулась, чтобы поцеловать его в губы.
    — Соскучилась по тебе… — Прошептала она, снова с улыбкой целуя мужа. — Ты - моё всё, — она большим пальцем разгладила ему морщинку между бровями.
    Сказано это было искренне, хотя Валери и чувствовала себя немного странно. То ли отец знал, что они, в итоге, всё равно сойдутся, то ли таких совпадений раз- два и обчелся. А, может, оба просто решили лишний раз не усложнять жизнь ни себе, ни окружающим. Всегда ведь проще быть в хороших отношениях, чем бесконечно спорить и пакостить друг другу. Как бы там ни было, Валери чувствовала, что действительно сильно соскучилась, и нежность была не притворная и боль от той ссоры, вся обида и чувство какой- то безысходной пустоты от отсутствия Генри рядом- они были самые настоящие. Это было не уязвленное самолюбие, а что- то совсем другое. Впервые в жизни она отчетливо понимала, что готова уступить несмотря ни на что и только, наверное, гордость и остатки здравого смысла её остановили. Осознание того, что жить втроём с его бывшей она точно не сможет. Рано ли, поздно ли- сломается. Недовольство будет копиться как снежный ком и, в конце- концов, она сломается. Девушка вздохнула, провела пальцами по груди Генри и обернулась, доставая плед.
    — Ты здесь хочешь остаться? Или пойдём в спальню?— Вопрос в воздух, потому что ей и тут было хорошо. И места тут вполне хватит обоим. К тому же, уйти они могут в любой момент. Девушка уже пригрелась под боком у Генри, так что её разморило. Она покрепче прижалась к его плечу, зевнула и лицом уткнулась в его шею. Ей подумалось, что если она закроет глаза и полежит так с минуту, то ничего не случится, но это был обман- стоило ей закрыть глаза, как она почти что тут же провалилась в сон. Ладонь, до этого ласково гладившая мужчину, безвольно легла к нему на грудь.

    +1

    10

    Теперь Генри окончательно убедился в том, что не зря пошел первым на примирение и приехал за три сотри километров. Всё, что сейчас происходило между супругами, было доказательством взаимных чувств, которые они испытывали друг к другу. И никакие прошлые склоки или обиды не могли помешать им быть вместе. Здесь и сейчас. В эту самую минуту. Вдали от врагов, завистников и недоброжелателей, которые усиленно трудятся над тем, чтобы посеять раздор между супругами Рэндалл. Генри отчетливо понимал, что хочет быть с этой прекрасной девушкой, способной подарить ему теплоту, нежность и яркие эмоции. Раньше парень ни к кому так не привязывался и старался не заводить серьезных отношений, предпочитая сохранять свою свободу. Но, побыв всего несколько дней вдали от Вэл, Генри осознал, как сильно её не хватает. Он действительно соскучился по этой девушке и по тем ощущениям, которые испытывает только рядом с ней, и ни с кем другим.
    Рэндалл крепко прижал жену к себе и уткнулся носом в её волосы, вдыхая такой родной и приятный аромат. Совершенно не хотелось выпускать Валери из объятий. Сердцебиение постепенно приходило в норму, замедляя недавний бешеный темп. Генри провел кончиками пальцев по нежной коже плеч и спины, очерчивая невидимые линии. Он мог бы просидеть так целую вечность, но приятная усталость стремительно овладевала телом в благодарность за пережитые яркие эмоции. Валери достала плед, которым они могли укрыться.
    Ты здесь хочешь остаться? Или пойдём в спальню?
    - Если честно, то мне никуда не хочется идти, - с легкой улыбкой на лице ответил Рэндалл и, устраиваясь поудобней на диване, притянул Вэл к себе под бок. Они так и уснули в объятиях друг друга, оставив непросмотренной заурядную рождественскую комедию, у которой совершенно не было шансов против более приятного и желанного занятия.

    Наконец, наступил рождественский сочельник. Приятные легкие хлопоты в сочетании с волнующим ожиданием чуда дарили поистине праздничное настроение, даже взрослым. А супругам Рэндалл и подавно, ведь это было их первое Рождество, которое они встретят не просто вместе, а именно вдвоем, без посторонних назойливых личностей, способных превратить праздник в сущий ад. Всё-таки Генри правильно сделал, что приехал к Валери и остался здесь на несколько дней. Конечно, пришлось изрядно попотеть, чтобы договориться по телефону с мистером Картером, который топил за совместное отмечание Рождества. Благо, влияния Рэндалла на шефа хватило, чтобы убедить последнего оставить их в покое хотя бы в этот раз. Генри уж очень напряг голос мисс Бишоп на фоне, которая почему-то отчаянно возмущалась и высказывала свое недовольство. Рэндалл не доверял этой дамочке, предпочитая держаться подальше и не распространяться насчет планов на будущее. Кто знает, что у неё на уме?
    - Эй, Велма! Ну, сколько можно клянчить? Скоро отъешь себе бока, и будешь толстой и неповоротливой собакой, - сказал Генри, наткнувшись на вертящуюся возле ног животинку. Она смотрела на него такими жалобными глазенками, как будто её не кормили целую вечность. Это определенно был запрещенный прием, который работал безотказно, даже с таким непробиваемым и «толстокожим» парнем, как Рэндалл. – Ладно. Но только один маленький кусочек. Слышишь? Это будет наш секрет, - Генри сдался под «мимимишным» напором хитрой псинки и дал ей небольшой кусок индейки. Велма съела его, практически не жуя, и, довольно виляя хвостом, побежала в гостиную на свое уютное местечко на кресле.
    Знает ведь, зараза, у кого можно клянчить, - с улыбкой подумал парень и достал из холодильника бутылку вина, приготовленную специально для праздничного ужина.
    - Ты прекрасно выглядишь, - сделал комплимент Рэндалл и притянул к себе жену, чтобы её поцеловать. От неё приятно пахло духами. Этот аромат всегда пьянил Генри, усиливая и без того мощное влечение к Вэл. Да и сама атмосфера вечера располагала к чему-то приятному и романтическому.
    - Всё-таки хорошо, что мы отмечаем Рождество только вдвоем, - сказал парень, открывая бутылку вина. Светлый напиток с характерным легким плеском соблазнительно наполнил бокалы. – Пассия твоего отца с пеной у рта орала так, что было слышно в трубку. Я, вот, только одного не пойму… На кой ей надо, чтобы мы праздновали все вместе под одной крышей? Странная дамочка, - поделился своим «впечатлением» Генри и, проверив время на экране мобильного телефона, поднял бокал. – Ладно, Бог с ней. Давай выпьем за наступающий праздник. Ты для меня – самая приятная компания. И мне действительно хорошо с тобой, Вэл. Пускай все твои мечты сбываются. Ну, и мои заодно. Может, что-то даже совпадет, - Рэндалл посмотрел на девушку и расплылся в улыбке. Бокалы встретились легким звоном.
    Вечер проходил в приятной атмосфере. Эта ночь, не смотря на все предыдущие обстоятельства и события, должна была стать особенной для обоих. И дело не только в Рождестве, магия которого, несомненно, влияла на людей, подталкивая их к событиям и решениям, которые они откладывали в дальний ящик. Просто рано или поздно наступает тот самый момент, который определяет дальнейшую судьбу человека. Главное – вовремя поймать его и не упустить. Держать так сильно, как только возможно. И не отступать назад, откинув в стороны все сомнения.
    - Я подготовил для тебя рождественский подарок… - вдруг начал Генри, когда уже подошло время для обмена сюрпризами. Он достал небольшой подарочный пакет, который тут же привлек внимание Вэл. Рэндалл не спешил передавать его жене, чем лишь подогревал интерес к тому, что находилось внутри. Наконец, парень достал маленькую коробочку, в которой было аккуратное помолвочное кольцо с бриллиантом, и протянул её Валери. – Знаю, что мы уже женаты, и что я опоздал с предложением месяца так на четыре, на пять. Знаю, что у нас всё получилось стихийно, спонтанно, скомкано, и неправильно. Но ты – та, кто заслуживает большего и лучшего, - серьезным тоном проговорил Генри и встретился взглядами с Вэл. Он взял её за руку – за ту самую, на которой блестело золотое обручальное кольцо, которое когда-то казалось тяжелым бременем, навязанным отцом. Парень провел подушечкой большого пальца по гладкому прохладному металлу, который со временем всё же сумел обрести верный смысл, перестав быть символом заточения и неволи. Но этого теперь было недостаточно. - Знаю, как это странно и по-идиотски прозвучит сейчас, но… - Генри выдержал короткую паузу, собираясь с духом, и, глядя прямо в глаза Валери, спросил: - Ты выйдешь за меня?

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Сложности и радости семейной жизни