ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
— Сэр, боюсь, я вынужден отказать вам в просьбе, — бармен убрал бутылку с виски под стойку и отошел от Александра, чтобы вызвать ему такси. Он был частым гостем в этом баре и сегодня лопнуло терпение у персонала, которому постоянно приходилось грузить его в такси, а потом ждать, пока он приедет за машиной через день или два. — Но ты не можешь мне отка…..отказать. Я знаю, что имею на это полное право, — заплетающимся, но уверенно начинающим злиться голосом пробормотал Хоуп, ожидая, что бармен передумает, но тот уже набирал номер службы такси..
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    25.05
    Итоги: УГАДАЙ
    БАРЫШНЮ!
    УГАДАЙ
    Джентельмена!
    ОБЪЯВЛЕНИЕ
    от АМС!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Твое новое творение


    Твое новое творение

    Сообщений 1 страница 24 из 24

    1


    ТВОЕ НОВОЕ ТВОРЕНИЕ
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/896278.png https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/601775.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/309611.png

    Seo Moon Jo & Lee Ji Hoo
    общежитие "Эдем", лето 2016 года

    История о творце, который желает найти свою музу, и об утопающем, нуждающимся в спасении.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/676143.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Отчаянно нуждаюсь в спасении от собственного отца </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (11 Апр 2022 22:03:46)

    +2

    2

    Жаркий и душный воздух пропитал сегодня каждый уголок Сеула. Все спешили в прохладные помещения, остужали свои лица ручными вентиляторами, и никто не хотел задерживаться на улице подольше. В стенах общежития «Эдем» обстановка была не лучше, чем за их пределами. За толстыми бетонными плитами, помещенными на них небольшими окнами, забитыми гвоздями, чтобы не пропускать воздух, в маленьких комнатушках страдали от духоты практически все жители здания.
      Джи Ху тоже скрывался, только не от знойной жары. Он прятался от всего мира, а особенно людей, что его окружали. Сегодня он впервые решил прийти на крышу общежития в надежде, что здесь его никто не побеспокоит. Спрятавшись в укромный угол, чтобы, в случае чего, его местоположение было сложно определить, он курил сигареты одну за другой и рисовал затупившимся карандашом в потрепанной жизнью тетрадке.
      Если подумать, всяким вещам возможно найти разные способы применения, отличающиеся от их стандартной миссии. Обычную ручку можно использовать не только для письма, но и одновременно как орудие убийства. Или тлеющую сигарету, которую сейчас Джи Ху держал в зубах, можно использовать, как вещь для отравления своего организма через легкие или как способ оставить на своем теле отметины в виде ожогов, чтобы заглушить боль, сверлящую в груди день ото дня.
      Чтобы не чувствовать неприятный осадок от воспоминаний, что крутятся в голове огромным ураганом, не слышать собственные отчаянные крики, пропитанные надеждой о спасении, мальчику приходилось перебивать их физической болью. Ручка, которая способна стать орудием убийства, легко служила ему лезвием, разрезающим кожу на венах. Самоуничтожение казалось единственным шансом, способным вытащить шестнадцатилетнего парня из кромешного ада, в котором он оказался.
      Слоняясь по общежитию, куда он переехал с семьей чуть больше двух недель назад, словно призрак, Джи Ху старательно избегал не только собственных воспоминаний, но и людей, которые здесь проживали. Родители, кстати, тоже входили в их число. 
      На тетрадном листе со временем стали вырисовываться человеческие фигуры, образ которых ярко и очень правдоподобно ожил в голове Джи Ху. Они оживленно слились воедино, будто сцепились в схватке. Одна из воображаемых фигур должна была проиграть - только мальчик никак не мог решить, какая. Та, что визуально слабее и беззащитнее и не имеет достаточно шансов на выживание, либо та, что сильнее и, вероятно, ни разу за все свое существование не проигрывала. Может быть, все-таки стоит дать шанс тому, кто еще ни разу не вкушал радость от победы?
    - Джи Ху! – с другого конца крыши прозвучал голос, уже давно ставший самым страшным ночным кошмаром для юноши. - Я видел, что ты поднимался сюда. Выходи! – Мороз в одну секунду окутал все тело мальчика – даже жаркие солнечные лучи перестали быть такими горячими. В надежде, что его местоположение не обнаружат, парень перестал двигаться и дышать, вжавшись в угол, словно дикая собака, защищающаяся от опасности. «Только не сейчас» - единственная мысль билась в голове в ритм ускоренному пульсу, сильнее всего ощущающегося в висках и груди. Он не планировал сегодня попадаться на глаза своему отцу - уже даже подумывал переночевать на крыше в своем укромном месте, лишь бы не ложиться спать в одной комнате с тем, кто так часто измывался над ним и морально, и физически.
      Общежитие, в котором остановилась семья Ли, было поделено на две части: мужскую и женскую. Женская половина располагалась на этаж выше, где проживала непутевая мать юноши. Он же, вместе со своим отцом, делил комнату в другой части здания. В маленькой комнатушке было очень мало места для двоих, особенно на одной кровати. Получающий наслаждение от ежедневного насилия над приемным сыном отец не позволял тому засыпать отдельно, заставляя делить и без того узкую кровать вместе с ним. Он будто специально привел их в это место, чтобы привязать сына еще ближе к себе и окончательно уничтожить его неокрепшую психику.
      В доме, где они жили раньше, у Джи Ху была своя отдельная комнатка, где он мог закрываться от внешнего мира и самого главного агрессора в его жизни. Теперь же он прячется только в окрестностях школы и общежития, крутясь в поисках менее людного места, чтобы остаться наедине со своими мыслями или поделать уроки.
      Успеваемость Джи Ху не волновала ни его самого, ни его родителей. Он мечтал лишь о том, что, по достижению совершеннолетия, сбежит так далеко, чтобы никто и никогда не смог его отыскать. Только эта мысль давала ему надежду на счастливое существование, и он изо всех сил старался сохранить в себе остатки здравого рассудка и желание жить.
      В нескольких метрах от себя Джи Ху услышал чьи-то шаги. За годы жизни с приемным отцом он научился узнавать его поступь на слух среди тысячи других. Сейчас же вблизи него находился кто-то незнакомый. Этот человек явно направился в сторону пожилого мужчины и что-то ему сказал, от чего тот без раздумий покинул крышу, оставив попытку отыскать юношу именно здесь.
      Совершенно забыв про необходимость дышать в эти короткие мгновения напряжения, парень, наконец, резко втянул ртом воздух. Неужели он сегодня сможет так и остаться незамеченным? А, может, у него получится, наконец, нормально выспаться? Перспектива сна на голом бетоне на открытом воздухе без одеяла и подушки совершенно не смущала Джи Ху. Он был готов переночевать где угодно, лишь бы не в одной кровати с тем человеком, который был противен ему больше всех на свете. Он понимал, что на следующий день крепко получит, если так и не явится на ночь домой, но эта мысль не так страшила парня, как очередная ночь, проведенная наедине со своим собственным кошмаром.
      Его взгляд вновь вернулся к изрисованному тетрадному листу. Желание продолжать свое занятие резко отпало. В голове больше не плясали нарисованные образы, и вдохновение куда-то улетучилось вместе со страхом, что минуты назад испытывал Джи Ху. «Возможно, стоит заняться уроками?», - подумал юноша, выудив из кармана очередную сигарету.
      Он переместил взгляд на небо. Солнце постепенно заходило за горизонт, отбирая у мальчика шансы успеть выучить все заданные уроки. С каждым лучом, пропадающим за горизонтом, времени на выполнение домашних заданий оставалось все меньше. Парень планировал оставить свое укромное место в тайне, поэтому после захода солнца ему нужно было сидеть тихо, никак не выдавая свое местонахождение любыми источниками света.
      Шаги, которые совсем недавно проследовали в сторону его приемного отца, теперь внезапно начали направляться к Джи Ху. С каждой секундой и с каждым вдохом вредного сигаретного дыма юноша убеждался, что его все-таки вычислили. Яростно затушив и откинув окурок сигареты, он терпеливо ждал своей участи. За две недели все жильцы начали относиться к нему, как к невидимке, и никак не контактировали с ним, предпочитая перешептываться о его странном поведении у него за спиной. Мальчик надеялся, что его не отправят прямиком к отцу и оставят встречу с ним в тайне, но шансы на это были так ничтожны, как и его собственное существование.
      Новоиспеченный глава семьи Ли был замечательным человеком в глазах окружающих его людей. Он успел расположить к себе добрую половину проживающих в общежитии. Ругаясь на непослушного и нездорового мальчишку, что днями и ночами пропадает непонятно где, отец под предлогом беспокойства просил сообщать ему о любых действиях Джи Ху. Никто не принимал сторону мальчика. Отчасти, он даже был уверен, что многие соседи догадываются о том, чем занимается благодушный отец по ночам со своим любимым приемным сынишкой. Стены в общежитии были настолько тонкие, что вряд ли могли заглушить болезненные стоны, заглушающиеся одеялом и подушкой.
      Через несколько мгновений из-за угла вышел незнакомый Джи Ху мужчина. Встав напротив мальчишки, тот, не сводя с него взгляд, закурил. Человек, лет 35, разительно отличался от остальных жильцов общежития. С ним юный Ли еще ни разу не успел встретиться. Опрятный костюм, приятная и ухоженная внешность - в его взгляде не было той пустоты, которую Джи Ху видел в глазах практически каждого своего соседа по общежитию. Наоборот, глубина его взгляда завораживала и гипнотизировала – словно сканер, он изучал и анализировал юношу, будто заглядывая к нему глубоко в душу.
      Джи Ху, сам того не замечая, смутился. Беспокойно поерзав на месте, парень решил не показывать свою неловкость, поэтому предпочел проигнорировать незваного гостя и вернуться к лицезрению заката. Заводить себе друзей он точно не планировал, а общение из вежливости не было его коньком.
      Его новый знакомый будто и не собирался с ним разговаривать, а просто изучающе смотрел на новоиспеченного жильца общежития. Джи Ху искренне надеялся, что нарушитель его покоя очень быстро ретируется, поэтому упрямо избегал его взгляда и изо всех сил изображал полное безразличие - лишь беспокойный взгляд и нахмуренный лоб могли выдать его настоящие эмоции.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/676143.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Отчаянно нуждаюсь в спасении от собственного отца </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (11 Апр 2022 22:04:02)

    +1

    3

    - Ай, - пациент дернулся, когда Со Мун Чжо зацепил инструментом воспалённый нерв, от этого непроизвольного вскрика его прошибло насквозь, но руки не дрогнули. Слишком сильно он был помешан на контроле вообще и самоконтроле в частности. Слишком давно он не делал кому-то больно.

    - Потерпите. Мне нужно было добраться до нерва, чтобы положить туда лекарство, - ровным голосом сказал он, продолжая спокойно делать свою работу. Закончив свой шедевр временной пломбой, он наконец-то освободил рот пациента, позволяя тому нормально двигаться. - Запишитесь на понедельник, закончим лечение. Думаю, всё будет хорошо.

    Дежурная улыбка обманчиво успокаивала. Последний пациент, удовлетворённый оказанной услугой, отправился домой. Персонал тоже расходился по домам и только Мун Чжо не спешил уходить. Последнее время его одолевала скука. Его маленький мир существовал так как ему того хотелось, все шестерёнки исправно вращались... и от этого становилось скучно. Его нынешнее творение - Ю Ки Хёк - получилось не достаточно изысканным. Обладавший привлекательной внешностью и высоким ростом молодой человек изначально подавал большие надежды, но сломался так быстро, что доктор практически сразу же потерял к нему интерес. У него много было таких игрушек - покорных, без изюминки. Жестокость в нём ещё не достигла высшего уровня, но Мун Чжо начинал сомневаться, что достигнет. Некоторые творения оставались посредственными, как, например, близнецы.

    Неспешно собираясь, доктор решил зайти поесть в какой-нибудь тихий ресторан. Не сказать, что он был привередлив, он просто был голоден, и ел тогда, когда хотел. Стряпня Бок Сун оставляла желать лучшего, да и деликатесы в их холодильнике перевелись. Мун Чжо называл этот период вынужденным отпуском.
    - Нужно просто выждать. Чувствую, скоро ко мне в руки попадёт кто-то интересный, - сказал он тётушке, и будто предвидел появление в стенах общежития неблагополучной семьи. 

    Так получилось, что на следующий день после переезда новых соседей, его вызвали на конференцию стоматологов в другой город. Не сказать, что доктор Со не любил путешествовать. Любил. Только предпочитал планировать всё заранее. А тут дело затянулось аж на неделю. Смена обстановки никак не повлияла на его нынешнее настроение. Единственное, что он сказал, уезжая:
    - Не трогать.

    Его марионетки иногда проявляли свободомыслие и могли сломать новые игрушки. Со этого не любил и наказывал любого, кто его ослушается. Давно никто не перечил ему. От этого хотелось ещё сильнее кого-нибудь убить, но случайные жертвы не были нужны доктору. Каждое его наказание - заслуженное, каждая смерть оправдана если не проступком, то его собственной философией.

    Вернулся Мун Чжо в общежитие поздней ночью. Утомлённый дорогой, он бесшумно прошёл мимо комнаты тётушки, не желая ни с кем разговаривать. Завтра он всё узнает во всех подробностях. Возможно, его вынужденный отпуск наконец-то закончится и он снова займётся любимым делом. Руки так и чесались создать новое ювелирное изделие. А если нет, то продолжит работать. Клиенты в клинике были всегда. Спешить некуда.

    Вставив ключ в замочную скважину, доктор Со замер. Из комнаты напротив доносились приглушенные звуки, которые в этой картонной коробке всё равно были отчётливо слышны. Сложно было истолковать их иначе как занятие сексом. Пожав плечами, он равнодушно открыл свою дверь. Такого рода отношения его никогда не забавляли. Видимо, переехавшая семья была настолько счастлива, что не стеснялась проявлять свои чувства даже в таком жутком месте. Да, он считал общежитие жутким, но также был горд, что является непосредственным творцом этой жути. Бросив сумку на кровать, Мун Чжо всё же решил умыться, на это-то ему сил хватало.

    Так же бесшумно выйдя в коридор, он снова замер. Что-то было не так со всей этой вознёй за соседней дверью. Если он что-то и смыслил в отношениях, то явно во всех этих звуках не должно было слышно боли. Боль его будоражила. Пустующая рядом с 304 комната манила войти и посмотреть, что творится в соседней, но Со сдержался. Постояв в коридоре пару минут, он услышал достаточно, чтобы сделать правильный вывод. Отправился в душ он уже в приподнятом настроении. Кажется, скоро он получит то, о чём мечтал уже какое-то время - новую игрушку. Интересно было посмотреть на эту семью днём. Да нет, не интересно. Психологический портрет в голове доктора уже был отчётливо нарисован. Женского голоса он не слышал, а значит жена поселилась на четвёртом этаже. Мать не могла не знать, что происходит между отцом/отчимом и её сыном, значит, можно спокойно приписать ей психическое расстройство, отца смело записываем в педофилы, а ребёнка - в пациенты ближайшей психлечебницы на продолжительное время. Даже в тёмной душе доктора что-то дрогнуло от созданной им же самим картины. Не слишком ли простая задача - сломать то, что уже сломано?

    Быстро помывшись и достав из холодильника бутылку холодной воды, Мун Чжо вернулся к себе. Нужно было отдохнуть. Работу никто не отменял. Уснул он практически сразу. В общежитии было тихо, никто и ничто больше его не беспокоило. Признаться, он спал бы так же спокойно и в шумном месте, потому что главным показателем его сна была чистая совесть. А совесть была в данный момент настолько удовлетворена нарисованной доктором картиной ближайшего будущего, что затихла, затаилась в ожидании.

    - О, дорогой мой Мун Чжо, ты вернулся? А я как раз завтрак приготовила. Присаживайся.
    Всегда радостная тетушка Бок Сун искренне поприветствовала своего любимчика, когда Со появился на кухне. Она тут же закружила вокруг него, ставя на стол лапшу и подсовывая ему контейнер со свежеприготовленным мясом.
    - Отборная свинина. Более лакомый кусок ещё не созрел, - кивнула она в сторону коридора, на что Мун Чжо лишь ухмыльнулся. Она тоже мыслила в верном направлении.

    - Не буянили? - коротко спросил Со.
    - Нет, что ты. Все вели себя тихо. - Тётушка резко развернулась, услышав за спиной шаги. - Добро утро, Джон Сон, как спалось? Не жарко было? Как там ваш мальчик? Не видела его с утра.
    От одного взгляда на появившегося на кухне мужчину, Мун Чжо понял, что не готов сейчас с ним знакомиться. Внешности было достаточно, и того, что он услышал ночью. Комплекс на комплексе и комплексом погоняет. Убивать такого даже противно. Да, он хотел очистить эту землю от грязи, но этот экземпляр изначально разместился в его рейтинге где-то ниже уровня грязи. Быстро поев, он встал, поблагодарил тётушку и извинился, что не может задержаться и поболтать. Она поняла, а другим и не надо было.

    Так прошло ещё несколько дней. Мун Чжо был очень загружен на работе и появлялся в общежитии ближе к ночи. Он пару раз сталкивался с новым жильцом и однажды застал его на кухне с женщиной, но ни разу не встретил ребёнка. Зато каждую ночь он слышал из их комнаты одни и те же звуки. Было очень интересно на него посмотреть. Такая возможность выдалась совершенно случайно. Он увидел его из окна клиники. Безошибочно определив в красивом молодом человеке свою жертву, Со задумчиво проводил его взглядом. Доктор ожидал, что парень будет моложе. Лет 13-ти, но оказалось, что он старше, лет 15-16 ему уже точно было. В каждом движении - загнанность молодого оленя, в глазах страх и паника, которую было видно даже на таком большом расстоянии. Что это? В докторе проснулась жалость или всё же жажда?

    Паренёк явно нехотя шёл к общежитию. Со решил проследовать за ним. Выйдя на улицу, он постоял несколько минут, потому что был почти уверен, что мальчик отправится на крышу. Так оно и получилось. Снизу он увидел лишь мелькнувшую тень, пробирающуюся к его укромному месту в углу. Мун Чжо любил там курить. Открывался хороший обзор на район, а его было почти не видно. Ладно. Сегодня они должны познакомиться. Вернувшись в клинику, доктор быстро завершил все свои дела. Сегодня у него были планы поинтереснее.

    Когда он не хотел разговаривать с жильцами, они чудесным образом не попадались ему на глаза. Даже тётушка лишь понимающе кивнула, но не вышла из своей комнаты. Оставив вещи в номере 305, Со взял банку холодного пива и колу, и отправился на крышу. Жарко было невыносимо. Он не планировал ничего заранее, нужные слова всегда приходили в процессе разговора. Сначала ему хотелось рассмотреть этого мальчика ближе, почувствовать всю силу его боли и ярости. Сможет ли он увидеть в нём эту самую ярость? От этого и будет зависеть его дальнейшая модель поведения...

    Неожиданно было встретить на крыше отца парнишки. Тот рыскал по периметру с явно недружественными намерениями и звал Джи Ху.
    - Разве вам не сказали, что жильцам не следует сюда подниматься? - спокойно спросил Со, привлекая внимание "папаши", как он мысленно для себя окрестил этого человека. Довольно старого. Нет, просто выглядевшего слишком плохо для своих лет. - Ограждение на крыше слишком низкое. Были случаи. Не хотелось бы, чтобы наше общежитие закрыли из-за вашей неосторожности, господин Джон Сон.

    Доктор знал, что это подействует, потому что важны были не слова, всегда важна интонация. Слабохарактерного человека дезориентирует любой властный и уверенный голос, тем более, что территория не была освоена этим типом, а значит - он будет сомневаться в правильности любого своего поступка. Так и получилось.
    - Я не знал, извините, - как-то вяло отреагировал жилец. - Сына искал. Вижу, что его здесь нет.

    Папаша ушел быстрее, чем предполагал доктор Со, не успев вызвать в нём даже малейшее раздражение. Достав сигарету, Мун Чжо закурил. Было слишком жарко, он предпочитал выходить сюда ночью, когда воздух становился достаточно свежим, чтобы иметь возможность вдыхать его полной грудью. Неспешным шагом он направился к углу здания, в котором загнанной ланью замер парнишка. Очень красивый, кстати. Не удивительно, что отец его изводил. Молча разглядывая его ещё пару минут, доктор протянул парню банку колы.
    - Жарко здесь. Возьми.

    Докурив сигарету, он подошёл ближе к перилам, игнорируя присутствие паренька. Открыв пиво, он сделал пару глотков. Спасет ненадолго от жары, а после либо пиво нагреется, либо он опьянеет. Ситуация будет одинаково не выигрышная.
    - Вообще-то это моё место. Гостей я не ждал. - Повернувшись на каблуках, Со продолжал внимательно разглядывать парня, даже не пытаясь скрыть свою заинтересованность. - Ты Джи Ху? Сын того урода, который каждую ночь издевается над тобой? Стены здесь слишком тонкие, а я живу напротив. Если планируешь остаться здесь на ночь... я принесу тебе покрывало.

    Допив пиво, Со смял банку, продолжая наблюдать за парнем.
    - Меня зовут доктор Со Мун Чжо. Я стоматолог, не переживай. Тебе удавалось все эти дни мастерски прятаться, даже я тебя ни разу не видел, но, кажется, проблемы твоей это не решает? Если будет совсем туго - постучись в комнату 305.
    Постепенно темнело. Мун Чжо ждал ответа. Ему нужна была пища для размышления. В эту ночь он может и не уснёт, потому что он наконец-то увидел того гадкого утёнка, из которого скоро начнёт создавать лебедя.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/rKqJFlp.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме. ©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    Отредактировано Lee Je Won (12 Апр 2022 13:07:28)

    +1

    4

    Джи Ху, как загнанный зверек, с подозрением смотрел на протянутую ему банку газировки. Недоверчивый по жизни, он никогда не воспринимал попытки ему помочь, как что-то должное. Незнакомец не ушел на радость замкнутому юноше, и все-таки заговорил с ним, и даже принес с собой небольшой презент, который следовало бы принять и добродушно поблагодарить мужчину. Мальчик по сей день не знал, как следует правильно реагировать на такие вещи. Наблюдая за людьми со стороны, ему казалось, что проявить благодарность проще простого, но, оказываясь в таком положении из раза в раз, он по-прежнему терялся.
    - Спасибо, – все-таки смог выдавить он из себя, и осторожно забрал банку колы из рук нового знакомого. Как и всех нормальных людей в такую погоду, его мучила огромная жажда. Тем более он не позаботился о еде и напитках и сразу отправился на крышу. Интересно, на что он вообще рассчитывал, когда собирался остаться здесь еще как минимум на 12 часов? В планировании он, конечно, полный профан.
      Было бы глупо утверждать, что укромное место на крыше общаги до сегодняшнего дня было скрыто от глаз остальных, и никто никогда не проводил здесь время. Рассчитывая на то, что сюда подниматься запрещено, Джи Ху надеялся, что никто его так и не найдет.
    - Я не думал, что здесь кто-то бывает, – честно признался он, сам того не ожидая. Такое количество сказанных слов за короткий промежуток времени вне стен школьных кабинетов – это уже личный рекорд для юноши. В голове промелькнула мысль, что мужчина, стоящий напротив, по какой-то причине находится на его стороне. И это подтвердилось, как только тот признался, что знает про выходки Джон Сона.
    - Сын того урода, который каждую ночь издевается над тобой?
    Признаться честно, он вообще не ждал, что когда-то услышит подобные слова от другого человека. Джи Ху настолько убедился в том, что огромному миру на него плевать, что потерял всякую надежду на возможность быть замеченным. Его взгляд округлился. Для большего эффекта осталось только раскрыть рот, чтобы показать, насколько был ошеломлен и удивлен парнишка.
    - Вы правы, господин, – очередная порция слов неуверенно вылетела из уст мальчика. А может быть, здесь спрятан какой-то подвох, и жизнь вот-вот одарит Джи Ху новой кучей проблем на его и без того бедную душу? – Правда, не стоит, вы итак очень добры, – кивнул он на до сих пор закрытую банку колы в своей руке. – Ночью не должно быть холодно, да и у меня есть с собой теплая кофта на такой случай, – юноша все же решает утолить жажду, поэтому переключает свое внимание на напиток. Как только прохладная жидкость начала стекать по горлу молодого человека, на какое-то мгновение он почувствовал такое облегчение, будто весь груз проблем на пару секунд отошел на второй план.
      Внутри навязчиво крутился вопрос о том, зачем мужчина вызвался ему помочь. Мозг парня усиленно пытался отыскать во всей этой ситуации скрытые мотивы и подводные камни, но с другой стороны ему была приятна чья-то, хоть и такая пустяковая, забота. Нельзя сказать, что никто в этой жизни не уделял ему внимание. В школе были добрые учителя, которые могли только догадываться, какую ношу тащил с собой ребенок. Они тоже угощали его чем-то вкусным, могли помочь приделать обратно оторванную ручку к старому изношенному рюкзаку. Джи Ху так же, не умея выражать благодарности, принимал помощь, но так и не приоткрывал никому свою душу.
      А что, собственно, творилось в душе юноши, помимо отчаянного страха перед собственным отцом? Закрываясь от всего мира, он прятал свои тайные и истинные желания даже от самого себя, изливая их лишь на листы бумаги той тетради, что он до сих пор сжимал в руке. Можно ли было утверждать, что он смиренно принял свою никчемную участь? Джи Ху был убежден, что да, но при этом, порой, настолько углублялся в собственный мир фантазий, что ему самому становилось страшно от мыслей, приходящих к нему в голову. Иногда, в моменты очередного насилия со стороны отчима, Джи Ху представлял, как размазывает его голову по стене, либо как заставляет того мучиться настолько, что Джон Сон в отчаянии начинает умолять юношу собственноручно поскорее избавиться от него. Через время он вновь закрывал эти мысли в себе, возвращаясь к ним в очередные моменты отчаяния.
      Доктор Со все еще ждал какой-то реакции от парня, а тот понятия не имел, что отвечать. Стоит ли принимать его помощь, позволяя мужчине стать более значимой частью его жизни, чем остальные люди? Джи Ху понимал, что, наверное, никто больше в этом убитом общежитии не примет его сторону и не протянет ему руку помощи. Так может, стоит этим воспользоваться?
    - Хорошо, - слова опережают мысли юноши, слетая из уст в тот момент, когда он еще не успел прийти к окончательному решению. Это был первый за долгое время раз, когда Джи Ху поддался душевному порыву вопреки обдуманным действиям.
      И правда, почему бы не принять помощь господина Со, когда жизнь и без того катится в кромешную тьму? Разве что-то еще способно испортить существование парня так, как это сделал его приемный отец? Джи Ху все же решает выдавить из себя что-то большее, чем односложные предложения, чтобы показать, что ему не безразличны слова доктора:
    - Я планировал ночевать здесь, пока Джон Сон не найдет это место, – он всегда называл своего отчима по имени. -  Думаю, несколько дней в запасе у меня есть. Дальнейший план я пока не придумал, – Джи Ху остановился, размышляя, стоит ли еще что-то добавлять. – Спасибо, - начал юноша уже не так уверенно, - я не думал, что здесь найдется кто-то, кто вслух заговорит со мной о том, что творится в моей семье, - он задумался, все ли сказал правильно. Ведь именно так люди обычно выражают благодарность? Он ведь ни в чем не ошибся?
      Будто заново постигая начальные азы человеческой жизни и отношений, Джи Ху было очень непривычно вести такой длинный диалог. Стоило что-то спросить в ответ, да и в голове внезапно появилось много вопросов к новому знакомому, но мальчишка пока не был готов их задавать.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/676143.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Отчаянно нуждаюсь в спасении от собственного отца </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (16 Апр 2022 11:41:06)

    +1

    5

    Мун Чжо прекрасно понимал как выглядел сейчас в глазах мальчишки - рыцарем на белом коне, внезапно появившимся из непроглядной тьмы. Может так оно и было? Ведь Со считал себя спасителем потерянных душ. Позволить человеку стать собой, обрести свободу, расправить крылья и вознестись над серостью своего существования. Это ли не истинное наслаждение?

    Парень заговорил, но в глазах всё ещё читался испуг и недоверие. Для этого понадобится время. Мун Чжо продолжал смотреть прямо на него, но во взгляде не было ни капли жалости. Даже после сказанных слов о насилии он оставался холодным и равнодушным. Не потому, что жалости не чувствовал, сейчас не это важно было. Показать жалость - упасть в глазах мальчика до уровня окружающих его людей. Малейшая брезгливость оттолкнёт, соучастие вызовет подозрение, и даже излишняя заботливость может испугать.

    - Правда, не стоит, вы итак очень добры.
    - Как хочешь, - пожал плечами доктор. - Я не вижу в своём предложении проявления доброты, просто неудобно спать на бетоне, ночью он остывает достаточно сильно, чтобы замёрзнуть. Если бы ты включил рациональное мышление раньше, то не пришел бы сюда без воды и еды. Как только ты почувствуешь дискомфорт - спустишься вниз и твоё, а оно же и моё, секретное место будет раскрыто.

    — Я не думал, что здесь найдется кто-то, кто вслух заговорит со мной о том, что творится в моей семье.
    Не слишком ли он надавит, если ответит? Тема была очень щекотливой. Нет, для Со не составляло труда говорить вслух о любом виде насилия, просто секс никогда не являлся для него перспективным, когда существовало ещё так много способов удовлетворить свои тайные желания.

    - Пока ты сам не заговоришь об этом, - всё же сказал доктор именно то, что хотел сказать, - никто тебе не поможет. Думаешь, в таком месте как это, - он небрежно махнул, указывая не только на их здание, но и на весь город, - кому-то есть дело до проблем других? Каждый борется лишь за своё выживание. Каким бы участливым не казался человек, в итоге он преследует только выгоду для себя. Не осознав этого, ты так и будешь попадать в ловушки псевдо-соучастия. Что это там у тебя?

    Резко изменив тему разговора, Со шагнул к мальчику и наклонился к нему, оказываясь неприлично близко. Нужна была реакция. Он должен проверить каждое своё подозрение и составить полный психологический портрет. В руках Джи Ху всё это время держал потрепанную тетрадь, не выпустил её даже тогда, когда открывал колу, а значит, эта вещь была важнее, чем испытываемая им в тот момент жажда. Не похоже, что это какая-то вещь из школы. Бесцеремонно выхватив из рук парня тетрадь, Со задумчиво поджал губы. Прекрасно, даже лучше, чем он мог предположить. Не имея возможности поделиться своими проблемами с окружающими, Джи Ху изливал свои тайные желания на бумагу. Папаша, видимо, не был в курсе этого творчества, потому что тогда парень получил бы от него ещё и несколько синяков, а может и переломов. Кстати, интересно, бил ли его отец? Каким образом сломал сопротивление? Благодаря физическому превосходству или угнетал так долго, что парень окончательно перестал чувствовать себя достойным чего-то большего, чем вечные издевательства.

    Посмотрев несколько набросков, Мун Чжо перевёл взгляд на испуганного парня, потом снова так же равнодушно перевернул ещё несколько страниц и вернул тетрадь обратно в руки мальчика. От его взгляда не укрылись шрамы на запястьях, Со всё так же бесцеремонно провёл большим пальцем по ним и отступил, отворачиваясь.
    - Этого ты хочешь? Тогда я точно не тот доктор, что тебе нужен.
    Было уже достаточно темно, чтобы скрыть выражение его лица. Потому что он не смог бы сейчас изобразить именно ту эмоцию, которую люди ожидали бы увидеть на лице. Сочувствие? Отвращение? Но точно не восхищение. Слишком давно доктор не практиковался, терял навыки.

    - Поздно уже, я планировал сходить куда-нибудь поесть. Если решишься выйти из своего укрытия, то жду тебя... - включив телефон, Со увидел, что ещё только семь вечера. Нужно было дать ровно столько времени, сколько понадобится самому парню, - через час вон в том кафе, - он показал рукой в сторону уже освещённой местной забегаловки в конце улицы.

    Интересно, захаживал ли туда его папаша? В том злачном месте собиралась местная пьянь. Сам Мун Чжо не любил там есть, но очень уж хотелось посмотреть на реакцию парня на подобное место. Вызвать доверие посредством угощения - банальный ход, но иногда самый действенный. А если Джи Ху не согласится? Не придёт? Будет пойман отцом раньше? Придётся начинать всё сначала? Возможно. Но кот тоже не с первого раза может поймать мышь, от этого он не перестаёт быть котом.

    - Ладно, увидимся, - не дождавшись ответа, Со снова эффектно развернулся и практически бесшумно зашагал к выходу с крыши. Честно говоря, его немного раздражало то, что парень облюбовал именно это место. ЕГО место. Приходилось с самого начала поступаться своими принципами, давая ему возможность оставаться там. Мун Чжо на миг почувствовал себя проигравшим, но это лишь одна битва, война-то ещё в самом разгаре.

    Встретив внизу папашу Джон Сона, доктор сдержанно улыбнулся, чуть поклонившись.
    - Не нашли сына? Вы, наверное, очень любите его, раз так заботитесь.
    Всё так же не дождавшись ответа, он зашёл в свою комнату. Через час у него встреча. Сам он планировал не опаздывать. Интересно, удалось ли ему заинтересовать Джи Ху или придётся ужинать в одиночестве?

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/rKqJFlp.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме. ©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    Отредактировано Lee Je Won (12 Апр 2022 16:36:35)

    +1

    6

    Доктор Со по делу осудил Джи Ху за его ветреность. Парень и сам понимал, что не обдумал четко свой план по спасению от рук отчима, и не учел важные пункты, которые гарантировали ему хоть какой-то долгосрочный успех. Однако, только после слов Мун Чжо юноша почувствовал себя полным дураком. Его план уже начал казаться ему полностью никчемным, но желание довести дело до конца было сильнее, поэтому мальчик решил, что обязательно найдет способ выкрутиться из ситуации. Очень наивно, он понимает, но раз уж решил, то постарается как можно дольше не сдаваться.
      Сегодняшнюю ночь он в любом случае кое-как протянет. Попить и поесть он мог бы завтра перед школой, купив необходимое на отложенные гроши. А если в душе мужской школьной раздевалки будет вода, он даже смог бы искупаться. Одежду постирать не получится, но юноша сумеет подсчитать момент, когда отец уйдет на подработку, и прошмыгнуть в комнату за необходимыми вещами. Пока паззл в голове складывался удачно. Оставалось дело только за смелостью и решительностью парня.
    - Что это там у тебя? – Джи Ху не успел никак отреагировать, когда Мун Чжо резко приблизился к нему. В голове всплыли неприятные флешбэки, и по телу пробежала знакомая дрожь. Он так зациклился на собственных чувствах, что без малейшего сопротивления упустил из рук свою единственную драгоценную вещь. Тетрадь стала незаменимой частью юноши, храня в себе самое сокровенное. И сейчас, впервые за все время, кто-то получил к ней доступ, воспользовавшись дезориентированным состоянием парня.
      Чувства, которые он испытал от этого, отдаленно напоминали ему о том, как отец из раза в раз бесцеремонно врывался в его личное пространство. Только сейчас вместо доступа к телу собеседник получил доступ к его душе. Стало неприятно. Джи Ху будто в очередной раз использовали, не заботясь о его собственных желаниях. Именно это имел в виду доктор Со, когда говорил, что никому нет до него дела?
      А ведь именно таким образом Джон Сон впервые использовал мальчика для ублажения собственных потребностей. Он был очень мал, ему было всего 8. В его светлой голове не было причин сомневаться в искренности действий доброго мужчины. Тем более, мама просила относиться к нему, как к собственному отцу. Несколько лет ребенок считал такие взаимоотношения вполне нормальными, хоть ему это и не нравилось. Он был уверен, что так происходит во всех семьях, поэтому стойко терпел. И только со временем мальчик стал осознавать, что все это время был жертвой грамотного манипулятора, правда вылезти из расставленных им сетей было уже практически невозможно.
       Господин Со уже ушел, оставив ошеломленного юношу одного. Предложение поужинать, даже несмотря на пустой желудок, уже не казалось Джи Ху таким притягательным. Он боялся снова оказаться в том положении, когда, слепо доверяя кому-то, очень сильно обожжется. Джи Ху не умел толком различать искренность от притворства, к тому же, он не был уверен в собственных силах и самом себе.
    - Каким бы участливым не казался человек, в итоге он преследует только выгоду для себя. Не осознав этого, ты так и будешь попадать в ловушки псевдо-соучастия, – самую главную мысль юноша смог для себя вынести. Он из раза в раз прокручивал ее в голове, размышляя о сегодняшней встрече. Осознавая свое бедственное положение, Джи Ху не был уверен, что не попадется в ловушку собственной доверчивости в очередной раз. Полагаясь на кого-то, он так и не научится полагаться на себя. Это означает, что сейчас он должен остаться один. Только на этот раз он попробует сделать немного больше, чем делает обычно.
      За размышлениями Джи Ху провел почти два часа, не заметив, как быстро пролетело время. Он наметил более подробный план, как ему лучше следует действовать, чтобы как можно дольше скрываться от глаз отца. Сегодня он точно не вылезет из тайного места, что так любезно позаимствовал ему Мун Чжо, а завтра, с первым восходом солнца, попробует реализовать свой первый в жизни план.

      Почти пять дней Джи Ху удавалось успешно скрываться. Он не стал привязываться к тайному уголку на крыше, поэтому иногда смог прятаться в укромном месте школы и незаметно ночевать в пыльном сарае у стадиона. Вещи первой необходимости он тоже смог себе кое-как обеспечить, а уроки посещал только в то время, когда у отца должны были быть подработки. Благо, он работал по четкому расписанию, которое юноша смог выучить наизусть. Подготовившись к такому образу жизни и даже заимев значительные успехи, мальчик не ожидал, что будет пойман так скоро.
      Это произошло случайно. Джи Ху специально уходил от школы на значительное расстояние, чтобы не наткнуться на разыскивающего его по округе отца. Очередным вечером зайдя в магазин, он планировал купить себе порцию лапши, потому что в этот день так и не смог стащить что-то из школьной столовой. Там он и был найден Джон Соном, который, догадываясь о долгосрочных планах юноши, с первого же дня начал искать его в соседних от школы районах, а особенно, около дешевых забегаловок, еду в которых мог себе позволить такой бедный школьник, как Джи Ху. Нормальный родитель уже давно обратился бы в полицию, но глава семьи Ли не мог просто так выставить дела своей семьи напоказ, поэтому действовал самостоятельно.
      В общежитие тот повел его не сразу. Перед этим он завел его в пустующий переулок на одной из соседних от дома улиц и от души его избил.
    - Какие-то бандиты хотели отобрать у тебя карманные деньги, понял? А я нашел тебя в таком состоянии, – эту отговорку Джон Сон повторял из раза в раз израненному мальчику, пока вел его домой. – Я скажу учителям, что ты заболел, а ты не посмеешь выйти из своей комнаты, пока я тебе не разрешу.
      Из скулы и губы сочилась кровь, а на глазу уже образовывалась гематома. Остальное тело тоже неприятно ныло. Джи Ху возвращался в созданный отцом ад в полном отчаянии и безысходности. Вся вера в собственные силы испарилась, словно ее и не было. Он снова стал тем никчемным и неумелым мальчиком, которым был всего пять дней назад.
      Соседи по общежитию, которые им встретились по пути к комнате, были одарены огромной порцией лжи о непутевом сыне. Сочувствующе качая головами, они возвращались к собственным делам. Среди противных юноше лиц он надеялся встретить Мун Чжо, чье предложение об ужине он тогда отверг, наивно понадеявшись на свои собственные силы. Но мальчик его не увидел, поэтому плелся, как на смертную казнь, за своим палачом.
    - Если будет совсем туго — постучись в комнату 305, – сейчас ведь именно этот момент? Особо ни на что не надеясь, в секунду, когда отец крутил в руках ключ от 306 комнаты, собираясь вставить его в замочную скважину, Джи Ху постучал в дверь напротив. Сердце перестало биться, замерев в ожидании. А полный негодования взгляд отца сейчас медленно направлялся в сторону юноши.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/676143.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Моя попытка спасти себя самостоятельно провалилась </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (16 Апр 2022 11:41:57)

    +1

    7

    Сегодня Мун Чжо ужинал в одиночестве. Не особо расстроившись, он выпил лишнюю рюмку соджу, понаблюдал за местными алкашами, так и не дождавшись ни одного из жильцов общежития, и отправился спать. Бегать по крыше с пледом в поисках Джи Ху доктор не планировал, ему дали понять, что не доверяют, а навязывать свою помощь он не собирался. Подождём. Наступит тот момент, когда парень сам попросит о помощи.

    Утром он на крыше никого не обнаружил. Выкурив сигарету, Со постоял ещё немного, через несколько минут за спиной появился один из близнецов.
    - Следите за ним, - сухо приказал Мун Чжо. - За ними обоими. И звоните мне, если ситуация выйдет из-под контроля. И не вздумайте его убивать, понял? - на этом вопросе он лишь слегка повысил голос, но посмотрел так, что Бён Деук Су резко захотел, чтобы на его месте сейчас стоял его умственно отсталый брат Деук Чон.

    Почти целую неделю новости были скучными. Братья слонялись по округе, а вечером докладывали, где сегодня ночует Джи Ху, что делал весь день Джон Сон. А действовал он вполне предсказуемо: никому не заявил о пропаже сына, молча искал его сам. Потому что в один прекрасный момент парень дойдёт до ручки, если это случится в полиции, то папашу уже ничего не спасёт. Бок Сун наблюдала за матерью, которой, казалось бы, вообще не было дела до семьи. Иногда она спускалась на этаж ниже, чтобы увидеться с мужем. Но большую часть времени проводила на четвертом этаже. Тётушка докладывала даже об их интимных отношениях, которые были не такими уж и насыщенными. К концу недели доктору казалось, что он насквозь провонял проблемами этой ненормальной семьи. Да как вообще можно было поселиться в таком месте с подростком? Но им повезло, что они выбрали именно этот райский уголок, потому что Со планировал исправить все их семейные проблемы, не трогая никого лично.

    - Он нашёл его. Потащил в подворотню, думаю, чтобы избить, - доложил один из близнецов доктору по телефону. - Что делать?
    - Не думаю, что у него в планах убийство собственного сына, - размышлял вслух Со. - Возвращайся, устроим им тёплый приём.
    Сам Мун Чжо поспешно закончил дела в клинике и практически побежал домой, прихватив с собой чемоданчик с медикаментами. Эта импровизация должна была быть продумана до мелочей. Как бы дальше не развивались события - они все должны быть готовы.
    - Бок Сун, принеси в мою комнату бутылку воды и полотенце, - начал раздавать приказы доктор своим марионеткам. - Ю, ты должен перекрыть ему путь к отступлению, раз уж твоя комната ближе всех к выходу. Не ограничиваю в действиях. Деук Су и Деук Чон - будьте всё время на виду. Возможно, придётся применить силу.

    О, как они любили, когда он давал им свободу действия. В прошлый раз... а, не важно. Страшно вспоминать, что они сделали с той девушкой. Расставив фигуры на доске, доктор Со отправился на кухню, жара его убивала, холодное пиво не особо спасало, но он продолжал его пить. Небольшая доза спиртного в крови позволяла Мун Чжо выглядел расслабленным, добавляла блеска в глазах, от чего было похоже, что ему не всё равно. Он успел сделать всего три глотка, когда в коридоре послышался шум и разговоры. Бок Сун уже во весь голос причитала, проклиная тех, кто сделал такое с мальчиком. Близнецы путались под ногами папаши и тоже что-то говорили, Со не всё расслышал. Залпом допив оставшееся пиво, доктор неспешно вышел из кухни. Он выжидал. Джи Ху должен был сделать первый шаг. Закричать. Умолять о помощи... да хоть что-нибудь, чтобы заставить весь застывший в ожидании механизм заработать. Но тот молчал. Мун Чжо так и не услышал ни слова. Не перегнул ли он палку? Может нужно было вмешаться раньше? Сомнения вдруг накатили с такой силой, что он едва смог вернуть себе контроль.

    Он вышел в коридор из кухни как раз в тот момент, когда Джи Ху постучал в его дверь. Невероятная смелость сделать это на глазах у отца. Со ожидал его появления ночью, в отчаянном желании спрятаться от ненавистного папаши, но вот оно - неприкрытое отчаяние, которое заставило его сделать это на глазах у всех. Попросить о помощи.
    - Открыто, - спокойно сказал доктор, бесшумно появляясь за спиной мальчика. - Ты можешь войти, Джи Ху.
    - Никуда он не пойдёт, - вдруг заорал папаша, наконец-то открывая дверь их комнаты. - Посмотрите, что с ним сделали на улице. Вы что надумали, а? Да кто ты вообще такой?

    На крики из своей комнаты вышел Ю Ки Хёк и теперь они с Со Мун Чжоном возвышались по обе стороны неблагополучной семейки.
    - Проблемы? - спросил Ю, складывая руки на груди. - Я уже вызвал полицию. Они доезжают примерно за восемь минут. Вы же видели тех, кто сделал это с вашим сыном, правда, господин Ли?

    - И сына вашего выслушаем. Думаю, он сможет опознать нападавших, - добавил Со с лёгкой усмешкой. - А пока он побудет у меня. Я доктор и окажу Джи Ху первую помощь.

    Как и ожидалось, аргументы у Джон Сона закончились сразу же после слова "полиция", к тому же такое скопление людей, которые вроде бы проявляли искреннее сочувствие, но в то же время выглядели слишком спокойными в вложившейся ситуации... напрягало.
    - Ладно. Не надо полиции. Ну подрались, с кем не бывает, - начал бормотать Джон Сон, задом заходя в комнату. - Возвращайся в комнату сразу же как доктор закончит, - ткнул он пальцем в сторону сына и закрыл дверь.

    Мун Чжо распахнул дверь своей комнаты, такой же тесной и маленькой, но куда более гостеприимной в данной ситуации, и подтолкнул в неё мальчика, потом обменялся взглядами с Ю, кивнул близнецам, а тётушке и говорить ничего не нужно было.
    - Я позабочусь о полиции, - сказала она, прекрасно зная, что никто никуда не звонил.

    - Зря ты не принял тогда моё предложение, - всё же не смог сдержаться от комментария доктор Со. - Всё могло бы закончиться совсем иначе. Сядь.
    Весь этот фарс начинал напрягать его самого, что-то внутри не давало покоя. Неужели Мун Чжо задели страдания этого несчастного парня? Видимо, задели, потому что он уже так явно представил как душит этого безмозглого скота, издевающегося над сыном... Но план был совсем иным. Ровно минута понадобилась ему, чтобы взять себя в руки.

    - Извини, - и это прозвучало сейчас искренне. - Все прекрасно понимают, что произошло. Как я и говорил, тебе никто не поможет, пока ты не попросишь об этом.
    Открыв свой чемодан с инструментами, Со внимательно осмотрел раны на лице Джи Ху. Он намочил полотенце и аккуратно стёр кровь с лица и шеи мальчика. Снова намочив это же полотенце, потому что другого под рукой не было, Мун Чжо сложил его и приложил чистой стороной к глазу парня.

    - Подержи немного так. Зашивать не придётся. Раны не глубокие. - Достав свободной рукой телефон, Со набрал номер тётушки. - Принеси мне лёд или что-нибудь из морозилки.
    В коридоре послышались быстрые шаги и через пару минут Бок Сун появилась на пороге с куском замороженного мяса в целлофановом пакете.
    - Откуда у нас лёд в такую жару, Мун Чжо? - как бы извиняясь сказала она и быстро покинула комнату.
    - Приложи, если хочешь завтра видеть этим глазом.
    Быстро обработав раны, доктор заклеил их пластырем. Теперь всё выглядело не так ужасно. Сейчас он был именно доктором, он не хотел мучить Джи Ху, он хотел помочь. Нужно было избавиться от этой грязной одежды. В идеале, не мешало бы отправить парня в душ, но тот сейчас находился в таком шоке, что лишние телодвижения были ему противопоказаны.

    - Ты в порядке? - спросил Со, приседая, чтобы заглянуть Джи Ху в глаза снизу вверх. Выдвинув один из ящиков стола, он достал оттуда свою синюю футболку с длинными рукавами и положил парню на колени. - Сейчас я скажу тебе несколько вещей, которые ты должен услышать и принять как неоспоримый факт. Первое - я хочу тебе помочь. Второе - чтобы я мог осмотреть все твои раны, тебе придётся раздеться. И третье, но оно же и самое главное, я - не твой отец, прикасаясь к тебе, я не хочу и не буду делать ничего такого, что выходило бы за рамки отношений пациент-доктор. Ты можешь сомневаться в моих словах сколько угодно, но повторять я их не буду. Сейчас тебе нужно решить, позволишь ли ты мне обработать твои раны или встанешь и уйдёшь к нему.

    Можно он сегодня побудет хорошим и просто поможет человеку нуждающемуся в помощи? Казалось, Со сам себя уговаривал. Он посмотрел на свою узкую кровать, на которой и сам-то с трудом помещался, но он был куда меньше Джон Сона. Интересно, что решит мальчик? Уходить в другую комнату Мун Чжо не планировал.
    - Я хочу, чтобы ты остался здесь до утра.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Xy5kNHa.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    Отредактировано Lee Je Won (13 Апр 2022 02:54:12)

    +1

    8

    Пожалел ли Джи Ху о своем спонтанном решении? В первые секунды, когда он встретил разъяренный взгляд отца, мальчик был готов сгореть заживо. Обычно он не поступал таким образом, предпочитая быть покладистым сыном и выполнять все руководства отчима, когда тот был им недоволен. Так ему меньше потом доставалось. После нескольких дней на свободе мышление юноши немного поменялось, Как и раньше, он не хотел поддаваться давлению со стороны Джон Сона, но теперь не планировал послушно следовать всем его указаниям.
      Он не знал, как ему надо действовать, поэтому воспользовался единственным, по его мнению, правильным решением. Находясь и без того в безвыходном состоянии, мальчик был уверен, что ему уже нечего терять. При одном взгляде в глаза отцу он начал сомневаться и в этом, да и в том, что вообще сможет хоть как-то ему противостоять.
      Мун Чжо появился в самый нужный момент, когда Джи Ху практически потерял зародившуюся в душе надежду. Волна облегчения окатила его с ног до головы в тот момент, когда доктор Со оказался за его спиной и вступился за него.
    Джон Сона практически поймали за хвост. Причем не один доктор Со, а еще и другой сосед, чего Джи Ху совершенно не ожидал. Юноша не стал заходить в комнату, получив приглашение от ее владельца, желая запомнить каждую секунду, наблюдая за потерянным состоянием отца. Видя сменяемые друг друга эмоции на его лице, Джи Ху не мог поверить, что отца так просто можно вывести из равновесия. Он никогда прежде не видел его таким потерянным - в голове мальчика до этого момента тот был словно непробиваемым. На деле же оказалось совершенно наоборот.
      Следовать просьбе вернуться после осмотра доктора Со Джи Ху не хотел. Теперь ему предстояло в короткие сроки принять одно или несколько важных решений.
    - Спасибо, - мальчик не узнал собственный голос. В горле сильно пересохло, а так же пережитое мгновениями ранее оставило свой отпечаток. Он послушно сел на край кровати, готовясь к осмотру доктора. Близкое расстояние между ним и мужчиной уже не вызывала того холодного опасения, как тогда на крыше. Джи Ху хотел ему доверять, но получится ли? - Я думал проверить, смогу ли справиться самостоятельно. Не ожидал, что смогу продержаться даже два дня.
      До сих пор находясь под впечатлением, Джи Ху впитывал каждое слово, сказанное доктором, и выполнял все его указания во время обработки ран. Он даже ни разу не всхлипнул и не поморщился, когда было совсем больно. Либо он не был способен адекватно мыслить после произошедшего, временно отпустив свои опасения касаемо Мун Чжо, либо ситуация кардинально поменяла его отношение к своему спасителю. Сейчас он вообще мало что понимал.
      Во время обработки ран мальчик чувствовал себя странно. Еще никогда никто не помогал ему в этом деле. Справляясь самостоятельно, парню было достаточно промыть раны водой. О пластырях или бинтах речи никогда не шло - у него их просто не было. Обычно после избиения сына Джон Сон еще долго не прикасался к нему. Возможно, он брезговал из-за ран и ссадин на лице и теле мальчика, так как его привлекала невинная внешность ребенка. Или, возможно, он чувствовал себя виноватым. В последнем, конечно Джи Ху сильно сомневался.
    - Ты в порядке? - хороший вопрос. Парень и сам не знал, как он. Рад, что смог отсрочить свое наказание? Конечно. Испуган, потому что был пойман и избит отчимом? Сильно устал, потому что несколько дней скитался по улицам и ночевал непонятно где? Расстроен, потому что тело ныло из-за синяков, и несколько дней он будет ограничен в своих и без того небольших возможностях? В голове была полная каша, которую он пока не был способен привести в порядок.
    - Не знаю. Должен быть в порядке, - в итоге ответил он. - Вместо наказания я сижу здесь. Значит, пока все хорошо, - ему на самом деле было плевать на боль от своих ран и на их дальнейшую судьбу. Главным для него была возможность провести время вне цепких лап Джон Сона.
      Джи Ху продолжать внимательно слушать доктора Со. Он заговорил на довольно проблемную тему для вечно напуганного юноши. Мальчик на мгновение задумался. А стоит ли вообще сейчас отступать? Если он уже бросился за помощью к Мун Чжо, отказаться от его поддержки сейчас было бы очень глупым решением.
      Молча, потому что он не мог сейчас адекватно сформулировать свои мысли в слова, Джи Ху поднялся со своего места. Боль в районе ребер и лопаток заставила лицо скривиться от неприятных ощущений. Парень схватился за низ своей пыльной футболки и неспеша ее снял. Откинув ее в сторону, он машинально, будто по привычке, потянулся в ремню брюк, но резко себя остановил. Вопросительно посмотрев на доктора, Джи Ху пытался сообразить, есть ли у него ранения на ногах, и стоит ли раздеваться дальше. Взгляд доктора нисколько не поменялся - все так же в ожидании он смотрел на юношу. Через несколько секунд Джи Ху продолжил свои манипуляции, оставшись перед доктором в одних трусах.
      В обычные дни после этого последовали бы длительные минуты мучений мальчика. Но сейчас он чувствовал только неловкость. Страх, к большому удивлению, ощущался не так сильно. Возможно, это был остаточный эффект от выброса адреналина, поэтому Джи Ху чувствовал себя смелее.
      На оставшихся частях тела были небольшие ушибы. Только в области ребер почему-то болело сильнее остального. Когда осмотр закончился, юноша надел футболку, предложенную доктором Со, не забыв его поблагодарить в очередной раз.
    - Я хочу, чтобы ты остался здесь до утра, - утверждение, которое снова отправило парня в танец из смешанных чувств. Он уже не знал, как ему следует правильно поступать. Он был очень уставшим и сильно измученным. Единственное, о чем он сейчас мечтал, это остаться в спокойном и безопасном месте. Но ведь он тут сейчас и находился, разве нет?
    - Я хочу остаться, - ответил он. Разворачиваться и уходить уже не было смысла. Тогда и вовсе не стоило стучаться сегодня в дверь господина Со. Еще несколько мгновений помявшись, Джи Ху добавил: - Вы говорили, что стоит попросить кого-то, если мне нужна помощь, - мальчик ненадолго запнулся, - я могу попросить вас? - и наконец выпалил, в надежде устремив свой взгляд на невозмутимого до этого момента Мун Чжо.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/676143.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Моя попытка спасти себя самостоятельно провалилась </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (16 Апр 2022 11:43:41)

    +1

    9

    Усталость давала о себе знать. Создавая видимость равнодушия, Со каждую минуту вёл борьбу сам с собой, спорил и договаривался, просчитывал варианты, не соглашался и снова взвешивал все за и против, потому что хотел, чтобы все его действия были идеальными. Никто не смел ослушаться его приказа, отступиться от плана, вырваться из его цепких рук. Многие пытались. Сложно было создать шедевр с первого раза. Угрызений совести доктор не чувствовал, лишь удовлетворение, когда наказывал тех, кто ослушался. Жестоко наказывал. Вырванные зубы были лишь первой ступенью наказания. Он любил вонзать в раздражавшее его тело скальпель, тонкое лезвие входило так легко, что боль ощущалась не сразу. Пару мгновений жертва не понимала, что уже всё кончено. Более страшным наказанием было удушение, Мун Чжо редко опускался до такого метода, только самые непокорные заслуживали того, чтобы он сжимал своими руками их шеи, неотрывно наблюдая за тем как жизнь покидает тело. Глядя на Джон Сона, доктор Со представлял все эти наказания сразу, сдерживаться становилось всё сложнее, потому что он видел Джи Ху, и желание сломать смешивалось с острой необходимостью защитить, спрятать от той ужасной жизни, в которой сейчас существовал мальчик. Мог ли Мун Чжо дать ему лучшую жизнь? Или он мог просто избавить его от этой, тем самым освободив от страданий? Но сначала он хотел увидеть боль и раскаяние в глазах папаши Ли. И на фоне этого, все остальные желания отступали на второй план.

    Выдав мальчику непривычно длинную для себя речь, Со Мун Чжо поднялся на ноги и отступил к двери, давая возможность Джи Ху подумать и решить останется тот или уйдёт. Он уже достаточно надавил и сделал тоже немало, любое последующее действие могло спугнуть, поэтому нужно было подождать. Ожидание оказалось не настолько длительным и Со с трудом смог скрыть вздох облегчения. Парню было сложно, страшно и больно, каждая эта эмоция читалась на изуродованном лице, но Мун Чжо не было противно. Он заметил, что движения вызывают особо сильную боль у Джи Ху, значит, могли быть внутренние повреждения или даже переломы, но оставался стоять, скрестив руки на груди, и смотрел на то как мальчик продолжал раздеваться. Какие мысли сейчас проносились в его голове? Думал ли он, что Со способен сделать с ним то же, что делал отчим? А способен ли он был на это? Доктор сам себе так и не ответил. Иногда он задавался этим вопросом, убивая очередную жертву. Никогда не возникало желания изнасиловать её или его. До или после, во время или вообще хоть когда-нибудь. Было ли это отклонением психики самого Мун Чжо? Пару раз он заводил отношения, но они быстро заканчивались. Люди чувствовали в нём скрытую угрозу. Возможно, Со именно этого и добивался. Неприкрытое восхищение, переходившее в страх. Хорошо, что у большинства его клиентов в клинике всё ещё была стадия восхищения, потому что жильцы общежития, знавшие его лучше, уже перешли в стадию страха и благоговения.

    - Хорошо, давай осмотрим тебя.
    Под грязными одеждами скрывалось хрупкое тело ребёнка, выносившего побои и насилие уже много лет подряд, но старых отметин было не так много, что удивительно. Видимо, отчим избивал его не так часто или Джи Ху научился вести себя покорно, поэтому избегал физической расправы. На мгновение сжав кулаки, чтобы скрыть прилив злобы и ненависти, Со с трудом удержал нейтральное выражение на лице. Снова намочил полотенце и начал неспешно водить им по спине и груди мальчика, выявляя всё новые и новые синяки и ссадины. Под ребрами уже начинала синеть гематома, выглядевшая не очень хорошо. Взяв в руки холодный пакет с подтаявшим мясом, доктор присел и приложил его к боку мальчика.

    - Нужно бы сделать снимок. Может быть перелом. Я не смогу его так определить, - задумчиво сказал он. - Подержи. Хотя сомневаюсь, что этот синяк мы сможем так быстро убрать.
    Он взял руку Джи Ху и прижал её к холодному пакету вместо своей, а сам же достал из сумки мазь от ушибов и быстро смазал все обнаруженные ссадины. Нужно будет и утром намазать, одного раза явно недостаточно.
    - Одевайся.

    Вроде всё прошло неплохо. Холодный пакет с мясом Со снова попытался всучить парню, чтобы тот приложил к глазу. Такое вот мелкое отвлечение внимания иногда срабатывало гораздо лучше, чем час приёма у психиатра. В одежде доктора Джи Ху практически утонул, что выглядело забавно. Пока Мун Чжо складывал лекарства в свою сумку, а после что-то написал в телефоне, мальчик решился ответить на его вопрос. Начал ли он доверять больше или просто отчаялся настолько, что готов рисковать всем?

    За стеной снова послышались шаги, стук в чью-то дверь и тихий заискивающий голос тётушки. Да, Со прекрасно помнил о папаше Ли, который сейчас метался по своей комнате в ожидании возвращения сына. Неизвестно, через какое время он бы не выдержал и ворвался к Мун Чжо, поэтому нужно было его слегка усмирить на эту ночь. Фирменный коктейль от тётушки Бок Сун помогал не только уснуть, но ещё и какое-то время чувствовать себя в прострации смешанной с легкими галлюцинациями. При первом приёме, конечно, средство больше действовало как снотворное, но мало ли. Да и одним разом Бок Сун не планировала обойтись.

    Повернувшись к Джи Ху, Мун Чжо вдруг зевнул, прикрывая рот. Даже почти не переигрывал, потому что все эти события, плюс невыносимая жара, стоявшая на улице несколько дней, лишали его сил.
    - Вот и отлично. А давай ты попросишь о помощи завтра, сегодня нам обоим нужно отдохнуть.

    Интересно, ожидал ли мальчик проявления большего участия или снисхождения? Главное, чтобы в голосе доктора ни на минуту не проскользнули нотки жалости, потому что именно это чаще всего отталкивало. Сняв ботинки, Со начал раздеваться, нисколько не стесняясь того, что он не один. Повесив пиджак и рубашку на вешалку, висевшую на противоположной от кровати стене, он достал ещё одну футболку, на этот раз с коротким рукавом и быстро переоделся. Брюки он так и не снял, хотя они и были частью дорогущего костюма. Не важно. Отдернув одеяло, он выключил свет и спокойно улёгся в постель. Сейчас в комнату пробивался лишь слабый свет из крошечного окна. Максимально прижавшись к стене, он освободил побольше места для своего ночного гостя.

    - Ложись.
    Дождавшись пока Джи Ху уляжется, Со набросил на них обоих тонкое одеяло, да так и оставил свою руку лежать на талии парня. Решив, что разговоров на сегодня хватит, доктор слегка прижался подбородком к макушке Джи Ху, вдыхая запах немытых волос. Ладно, с утра точно отправит его в душ, сегодня уже даже шевелиться не хотелось. Минуты через три Мун Чжо провалился в сон.

    Лучи яркого солнца так и норовили разбудить мужчину, а шум прибоя за окном наоборот умиротворял и снова погружал в сон... Каково же было разочарование просыпаться в душной крошечной комнате, пропитанной чужим потом, и густонаселённой клопами и тараканами? Рай, который он сам для себя выбрал, и нечего было мечтать о шуме прибоя. Больше сейчас волновал шум за дверью. Наконец-то проснувшись, Мун Чжо открыл глаза и оценил ситуацию. Ничего критичного вроде за ночь не произошло. Джи Ху мирно спал в его объятиях. Доктор постарался не шевелиться, чтобы дать мальчику ещё хоть пять минут покоя, но в коридоре что-то происходило. Что-то, что не было им спланировано, значит, сейчас придётся импровизировать. Пара тяжёлых шагов, неуверенное подёргивание ручки его двери, которую Со никогда не запирал, потому что в этом месте самую большую опасность представлял он сам. И на пороге его жилья появился сонный, но уже разъярённый папаша Ли.

    - Какого чёрта здесь происходит? - заорал он, но не рискнул войти. - Я сказал, чтобы ты домой вернулся сразу же, - его гнев явно был направлен на Джи Ху. - Это что вообще такое?...
    Кажется, не с первого взгляда, но отчим всё же смог достойно оценить открывшуюся перед ним картину. Мун Чжо мгновенно отреагировал, но не двинулся с места, лишь крепче прижал к себе сонного парня. Снотворное на Джон Сона не подействовало, что ли? Почему его принесло в такую рань? Нужно будет подкорректировать дозу.

    - Странно, - сонно произнёс доктор, хотя уже давно очнулся и во всю прикидывал варианты как бы выкрутиться из этой ситуации с максимальной для себя пользой. - Разве вы не считаете нормальным то, что 16-летний юноша спит в одной постели со взрослым мужчиной? И чего тогда удивляетесь?

    - Да как ты... - ещё громче вскрикнул Джон Сон. Кажется, прежде он вёл себе вполне прилично с другими жильцами, но теперь показал своё истинное лицо.

    - Господин Ли, чего шумите? - бодрый голос тётушки прервал его гневную тираду. На мгновение появившись у двери, он ловко всем своим корпусом вытолкнула Джон Сона в коридор, закрывая за собой дверь. Мун Чжо дважды приглашать не нужно было, он быстро вскочил, набрасывая на себя пиджак и уже готов был выйти в коридор, но остановился, пригладил растрепавшиеся волосы и посмотрел на мальчика.

    - Я помню о твоей просьбе, Джи Ху. Прими душ и поешь. Бок Сун тебя покормит. А, да, смажь ссадины, - положив на стол тюбик с лекарством, Со набрал чей-то номер и тихо сказал: - Ты нужен.
    И вышел в коридор. Происходившее дальше было скрыто от Джи Ху. Мун Чжо что-то говорил тихим голосом, от которого мурашки по коже бежали, но слова было не расслышать, лишь последнюю фразу он сказал громко: - А если не устраивает ваша комната, то внизу имеется подвал для вип-клиентов. Надеюсь, мы друг друга поняли.

    Вернувшись в комнату, Со включил свет, потому что естественного освещения было очень мало, и начал собираться на работу. На его лице не отражались никакие эмоции, хотя внутри он был раздражён тем, что всё шло не по плану.

    - Ты можешь остаться в этой комнате, но сделай всё то, о чём я тебя попросил. Близнецы за тобой присмотрят. Я не уверен, что присмирил твоего отчима надолго, поэтому не попадайся ему на глаза. Я попрошу Бок Сун принести тебе чистые вещи.
    Посчитав разговор оконченным, доктор взял чемодан и вышел. Умываться придётся на работе. Да не страшно. Кивнув тётушке, он покинул стены общежития.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Xy5kNHa.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    Отредактировано Lee Je Won (14 Апр 2022 16:54:27)

    +1

    10

    Находясь в прострации, Джи Ху беспрекословно выполнял все указания доктора и поддавался всем его манипуляциям. Он никогда ранее не посещал медицинские учреждения, поскольку отец в порывах ярости умело осторожничал и не наносил ему серьезных повреждений, требующих неотложной помощи. Это было бы слишком опасно для построенной иллюзии счастливой семьи. Джон Сон никогда не был уверен, что творится в мыслях юноши, насколько бы сильно тот его не запугивал. Отдавать сына в руки социальных работников, которые так или иначе будут задавать вопросы, он никогда не хотел, поэтому приучил Джи Ху справляться самостоятельно. После слов доктора Со о том, что ему следует посетить больницу, мальчик по привычке пришел к выводу, что все должно вылечиться и без этого, поэтому не планировал никуда идти. Да и не был он частым гостем в таких учреждениях, посещая их только в совсем крайних случаях для сдачи обязательных анализов.
      Джи Ху были непривычны ощущения, остающиеся на коже после протирания полотенцем. Не потому, что он никогда этого не делал, а потому, что в этот раз это делал кто-то другой. Вместо ожидаемой прелюдии к сексу, которая обычно наступала в присутствии Джон Сона, так как он единственный получал такой близкий доступ к телу юноши, сейчас это было всего лишь проявлением помощи - ничего более. Оставалось последнее испытание на сегодня, в исходе которого мальчик был не очень уверен, – это разделить на эту ночь постель с Мун Чжо. Спать в тесноте он привык, обычно занимая самый край кровати, чтобы меньше соприкасаться со своим отчимом. Но не этого он сейчас боялся - Джи Ху глубоко внутри все еще задавался вопросом, не получится ли так, что он просто сменит одного мучителя на другого. Даже если он прав, парень не хотел сегодня думать об этом, будучи страшно измученным. Наверное, если бы сейчас кто-то поднес к его горлу нож и попытался убить, мальчик бы ни на секунду не испугался, позволив убийце завершить начатое.
      Юноша продолжал неловко мяться на месте, когда доктор Со начал переодеваться. Когда тот снял футболку, Джи Ху заметил на его спине несколько беспорядочно разбросанных шрамов. На какой-то миг его прошибло, от чего юноша еще больше потерялся. Может быть, Мун Чжо тоже переживал что-то подобное, и это не просто обычные раны, которые были получены, например, во время несчастного случая? Если это так, то это могло в миг выбить многие старые подозрения из головы юноши касаемо скрытых мотивов господина Со. Может, он переживал подобное и поэтому помогает ему? Джи Ху быстро спрятал удивленный взгляд, когда Мун Чжо переоделся и повернулся к нему. Задавать вопросы об источнике шрамов он не собирался – был уверен, что мужчина ничего не расскажет. Да и сам он поступил бы так же, если бы кто-то спросил его о своих увечьях. С новыми вопросами в голове юноша начал укладываться в постель.
      Ощущение чужого присутствия за своей спиной было уже привычным для мальчика. Как обычно, он чувствовал себя скованно - тело будто закаменело, да и пульс участился. Присутствие руки Мун Чжо на своей талии поначалу вызывало еще большее напряжение, чем обычно, но со временем, когда Джи Ху почувствовал размеренное дыхание на своей макушке, начал немного расслабляться. Огромные стресс и усталость сделали свое дело, поэтому довольно скоро и юноша отправился в глубокий сон.

      Утро началось с вынужденного пробуждения. Джи Ху так крепко спал, не взволнованный ночными кошмарами, что громкий шум за дверью не сразу выдернул его из сна. К большому удивлению, за всю ночь он ни разу не проснулся. Возможно, из-за пережитого вчера. Или, может быть, он, наконец, смог чувствовать себя достаточно защищенным, чтобы не просыпаться в беспокойстве несколько раз за ночь. Тело ныло от побоев, а самые большие ссадины начали болеть еще сильнее – это было первым, что почувствовал мальчик после пробуждения. Произошедшее следом резко вернуло Джи Ху в привычное для него состояние страха и паники. Резко распахнув глаза, юноша увидел разозленное лицо отца, а сердце вновь унеслось в бешеный пляс. В панике он еще сильнее вжался в Мун Чжо, не представляя, что сделает с ним отец за свое непослушание. Похоже, недоверие к доктору и правда ушло. Он действительно стал тем единственным человеком, кому мальчик был готов сейчас слепо довериться.
      Казалось, господин Со был готов к любому развитию событий. Он нисколько не стушевался с появлением мужчины на пороге своей комнате и уверенно пошел в наступление. Его голос звучал холодно и невозмутимо, а взгляд отражал полное безразличие перед возможной угрозой. Переполненный страхом мальчик завороженно наблюдал за действиями доктора. С первого дня знакомства мужчина вел себя невозмутимо и отстраненно. Его соучастие в решении проблем юноши нельзя было объяснить логичными умозаключениями. Эмоционально проявляя наибольшее безразличие, он сделал намного больше для Джи Ху, чем все остальные вместе взятые. Сцена, произошедшая вчера в коридоре, не казалась спонтанной – будто соседи, участвующие в том столкновении, не просто так находились в одном месте. Было похоже, что каждый из них ждал своего выхода, грамотно спланированного кем-то другим. Один лишь Мун Чжо выглядел свободным от оков чужого влияния. Вот и сейчас, мальчик не успел проронить ни слова, как каким-то чудесным образом отец пропал с порога комнаты Мун Чжо. Это было простым совпадением, что хозяйка общежития оказалась в этот момент рядом, или она заранее поджидала этот момент? И если второй вариант был верным, то решила ли она это самостоятельно или по чьему-то приказу? Звонок доктора Со еще больше подтвердил догадки мальчика. Всего два слова: — Ты нужен, – и будто огромный двигатель начал свою работу. За дверью послышалась еще большая суета, и доктор покинул комнату.   
      Оставшись в комнате в одиночестве, мальчик сел на кровати и поджал ноги к груди. В очередной раз он был испуган и не знал, что ему делать. С наступлением утра проблемы из его жизни не испарились, а отчим не исчез из этого проклятого мира. Да, он попросил помощи у доктора Со, но разве он должен продолжать и дальше бездействовать? Вчерашняя ситуация дала понять, что Джон Сон тот еще трус, и он не имеет такой силы, которую пытается показать окружающим. Отчасти, это сняло груз с плеч Джи Ху. Он все больше понимал, что есть реальный шанс повлиять на поведение отчима, и вместо привычного скользкого страха юноша начал ощущать еще и презрение с отвращением – далеко не привычные ему состояния, которые ранее он так явно в себе не осознавал. Джи Ху не слышал, что происходит за дверью. Он мог разобрать лишь интонацию голоса господина Со, от которой становилось не по себе. Неприкрытое любопытство никак нельзя было утолить – подходить к двери юноша не решался, так и оставаясь сидеть на своем месте. Лишь одна фраза смогла донестись до его ушей, смысл которой мальчик еще не скоро полностью осознает:
    - … внизу имеется подвал для вип-клиентов, – слова, над которыми Джи Ху будет еще долго ломать голову.
      Господин Со почти сразу же вернулся в комнату и начал собираться на работу. Джи Ху продолжал сидеть в той же позе, что и ранее. Внутри него разгорелось огромное желание задать доктору крутящиеся на языке вопросы, но он никак не решался их спросить.
    Сейчас ему не до моих глупых вопросов, – подумал юноша и сдержал свой неожиданный порыв. Было довольно странно, что Джи Ху снова чуть не поддался своему импульсивному желанию – обычно он старался не следовать за своими внезапно возникшими потребностями и продумывать каждое свое слово заранее. Возможно, он все еще находится под впечатлением после вчерашнего или, наконец, начинает выпускать себя из собственных привычных рамок?
    - Я все сделаю, господин Со. Спасибо, – кивнул мальчик Мун Чжо на прощание. Что-то еще сказать он просто не успел, да и не придумал – все слова не звучали, как подходящие под эту ситуацию, в голове юноши.
      Оставшись один, он еще некоторое время прислушивался к происходящему за дверью. Где был его отец? Неужели слова доктора Со на него так повлияли? Джон Сон всегда очень крепко держался за своего сына, словно за ценную собственность - тогда почему он до сих пор не появился, чтобы снова вернуть его себе? Джи Ху внезапно вспомнил о словах про подвал. Прокручивая снова и снова их в голове, мальчик задавался вопросом об их подтексте. Мун Чжо в прямом смысле имел в виду, что готов запереть отца в подвале, или были другие предшествующие слова, которые Джи Ху не расслышал? В один момент парень поймал себя на мысли, что был бы рад, если бы кто-то отомстил отцу его же методами. Закон не позволял полноценно наказать многих преступников так, как они того заслуживали. Продолжить развивать эту тему в голове ему не позволила резко распахнувшаяся дверь. На пороге появилась хозяйка общежития – Бок Сун.
    - Здравствуй, дорогой. Ох и досталось тебе вчера, – ее лицо светилось добродушием, что не могло не расположить к себе юношу. Тем более, он знал, что она помогает доктору Со. – Я принесла тебе одежду и полотенце. Обязательно смой всю грязь и не забудь про лекарства.
      Тетушка вручила мальчику комплект одежды. Джи Ху, окруженный суетой женщины, встал с кровати и, схватив нужные вещи, вышел в коридор вслед за ней. Женщина представила ему близнецов, которых юноша видел в общежитии уже не раз, и сказала, что, если начнется что-то неладное, они будут рядом. Эти слова, будто специально, она сказала громче остальных.
      Поблагодарив новых знакомых за помощь, Джи Ху отправился в душ. После скитаний по улицам и валяния на земле это было первое, в чем сейчас так сильно нуждался парень. Сейчас он, наконец, смог оценить масштаб вчерашних побоев. Рассматривая себя в зеркало, Джи Ху останавливал взгляд на каждом своем синяке, слегка прощупывая их. На боку все еще выделялась среди остальных багровая гематома, которая неприятно болела при любом движении. Вокруг глаза расположился большой синяк, а на скуле и губе покрылись корочкой свежие раны. В целом, картина знакомая. Приняв душ, Джи Ху принялся послушно наносить на раны мазь. Когда задание было выполнено, он оделся и по наставлению тетушки пошел сразу на кухню.

      День прошел удивительно спокойно. Парень не понимал, куда запропастился его отец, поэтому продолжал осторожно передвигаться по общежитию. Пару раз он смог подняться на крышу и покурить в сопровождении близнецов. Джи Ху не принимал во внимание психические отклонения одного из братьев. Несмотря на его постоянные улыбку и смех, а также временами неоднозначные высказывания, в целом он казался мальчику безобидным.
      Юноша не удивился, когда вслед за спокойным днем, вечером в его поле зрения появились его мать и отчим. Сидя на кухне в компании близнецов, он пытался научиться игре в башню. Он уже успел расслабиться и отвлечься от гнетущих воспоминаний, как его покой внезапно потревожили.
    - Кто же с тобой это сделал, дорогой? – налетела на юношу Ми Сук - его, так называемая, мать. От нее за километр разило алкоголем, а внешний вид оставлял желать лучшего. За все годы насилия, что творились над ним, она умело закрывала на все глаза. Как и сын, мама тоже попала под влияние извращенного ума отчима, поэтому, изначально будучи приятной и приличной женщиной, быстро скатилась до статуса безработной и психически нездоровой. Парню уже было безразлично, как она довела их семью до такого бедственного положения - он давно перестал задаваться этим вопросом. Ровно, как и отчима, юноша не воспринимал ее, как близкого человека. Она принялась хвататься за его лицо и руки, вблизи рассматривая его ссадины, при этом пуская горькие слезы. Такое бывало, иногда в ней ненадолго просыпались материнские чувства, но их всегда легко было перебить практически сразу, стоило помахать перед ее глазами бутылкой алкоголя или горстью таблеток, от которых она была зависима.
    - Со мной все в порядке, – отстраняясь, ответил Джи Ху. Он перевел взгляд на серьезное лицо отца, который изо всех сил старался себя контролировать, косо поглядывая на близнецов. Юноша не мог себе до этого представить, что сможет так прямо, как сейчас, взглянуть ему в глаза. В голову незаметно прокралась мысль, что сейчас он может сказать ему все то, что так долго хранилось в душе, и за этим, по крайней мере сейчас, ничего не последует. Давать волю своим словам Джи Ху, конечно, не собирался, но решился на еще один достаточно смелый шаг:
    – Мам, - слишком тяжело ему давалось это слово, – я поживу какое-то время у тебя в комнате? – в ответ на него устремились полные испуга глаза. Женщина начала бегать взглядом по всем присутствующим и остановилась на Джон Соне, будто ожидая от него одобрения.
    - Ты же знаешь, там женский этаж, - неуверенно начала она, - никому не понравится, если там поселится мальчик. Ты же уже у меня взрослый, тебе надо жить в мужской половине. А денег у нас недостаточно, чтобы позволить себе еще одну комнату.
      Как и ожидалось, в этот раз она снова не встала на его сторону. Джон Сон победно улыбнулся, но поскорее поспешил спрятать свое торжествующее выражение лица. Джи Ху поймал себя на мысли, что с удовольствием бы сейчас стер это ненавистное выражение с его лица, например, ударом с ноги в челюсть. От отчима не ускользнул переменившийся взгляд сына - раньше он никогда не позволял себе так на него смотреть.
      Осознав, что ничего полезного от своей родственницы он не получит, мальчик повернулся обратно к близнецам, планируя продолжить игру. Сердце внутри нещадно колотилось – Джи Ху понимал, что позволяет себе лишнего в присутствии отца, но старался держаться. Когда рядом есть поддержка, оказывается, не так страшно высказывать свое недовольство.
    - Джи Ху, тебе стоит уделить внимание своей матери, – чрезмерно мягкий, слишком наигранный голос отца прозвучал за его спиной. Мальчик не реагировал, продолжая сопротивляться своему страху. Мужчину это начало раздражать. – Думаешь, - продолжил он более серьезным тоном, - твоя ситуация не повторится с кем-то другим? Ты понимаешь, о ком я. – Джи Ху замер. Это отчим сейчас имел в виду Мун Чжо? Отец хотел сказать что-то еще, но кто-то его остановил. Не поворачивая головы, Джи Ху понял, что на кухне появились новые посетители. – Я только привел его маму, - оправдался он. Через мгновения послышались покидающие кухню шаги Джон Сона. Обернувшись, парень увидел тетушку и соседа из 301 комнаты. Тот с любопытством рассматривал женщину, называвшую себя матерью Джи Ху. Он дошел до холодильника и выудил оттуда две банки пива. Будто понимая, что женщина не устоит перед предложением выпить, он пригласил ее за соседний стол и поставил перед ней порцию ее любимого напитка. Внимание Джи Ху отвлекла тетушка и один из братьев, который напоминал мальчику, что сейчас наступила его очередь ходить.
      Вынимая очередной деревянный брусок – аккуратно, чтобы не обронить конструкцию, юноша старался услышать разговор господина Ю и Ми Сук. Поначалу диалог не выделялся ничем. Следовали стандартные вопросы о впечатлении об общежитии, его жителях, общие темы о планах на будущее и взглядах на тот или иной насущный вопрос, который крутился в мыслях большинства обычных граждан Сеула. Женщине было сложно поддерживать разговор, потому что за годы инкубационного существования она не вникала в происходящее вокруг нее. Вес мир крутился лишь вокруг ограниченного пространства, в котором она жила, и ее губительных для себя и ее семьи привычках.
      Джи Ху уже успел несколько раз потерять интерес, возвращаясь к более приятному занятию с близнецами. Эта незамысловатая игра, в которую они играли, оказалась по душе молодому человеку. Не привыкший к такому времяпровождению мальчик довольно быстро увлекся процессом, да и достаточно быстро смог открыться своим новым знакомым. В его ситуации нельзя сказать, что он широко распахнул свою душу близнецам. Привыкший замыкаться в себе, он лишь слегка приоткрыл дверь своего внутреннего мира. Обычно молчаливый, сейчас он мог выдавить из себя хоть какое-то скудное количество слов, даже пару раз улыбнулся после шуток одного из братьев.
      Если бы парень продолжал любить свою мать, спустя почти полтора часа ему бы было за нее стыдно. Перед ней стояли две пустые банки пива и одна на половину полная. Ее речь практически полностью была похожа на мычание, нежели на речь обычного человека. Казалось, женщина уже не переживала за покалеченного сына - будто она вообще забыла, что он находится с ними в одном помещении. Она жаловалась на свою бедную и несчастную жизнь, но ни разу за разговор не пожаловалась на своего мужа и избегала любых слов о своем родном сыне, хотя господин Ю не раз поднимал вопросы на эти темы. Джи Ху не был разочарован - он привык, что женщине проще до последнего закрывать на все происходящее глаза или прятаться от окружающих ее проблем в своем утопичном мире. Слушая невнятные слова матери, парень через время осознал, что игра ему уже надоела, он больше не хотел находиться в одном помещении с этой женщиной. Юноше хотелось снова отправиться на крышу, чтобы вдохнуть свежего воздуха и заменить голоса на приятный городской шум в ушах.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/676143.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Моя попытка спасти себя самостоятельно провалилась </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (16 Апр 2022 17:36:07)

    +1

    11

    В какой-то степени работа его спасала, делала ближе к обществу, уравновешивала контрасты и... была хорошим прикрытием. Ни один сотрудник или пациент никогда не отзывались о Со Мун Чжо плохо. Он - отличный доктор, волонтёр, красавчик и просто хороший человек. Добиться такой репутации было не просто. Ну, разве что в плане красавчика Мун Чжо повезло изначально. Годами он учился быть интеллигентным, чтобы не выглядеть выходцем из трущоб. Всегда закрытая одежда скрывала шрамы, оставленные на его теле неблагополучным прошлым, о котором он предпочитал не говорить. И не важно, что таилось у человек внутри, главное - внешняя картинка. Идеальная. Она была половиной успеха.

    Работа сегодня не ладилась. Едва выдавалась свободная минутка, доктор Со ловил себя на мыслях о прошедшей ночи. Его ладони будто всё ещё ощущали то хрупкое трепетное тело, что так доверчиво прижималось к нему. Это всё ещё будоражило. Он не чувствовал жалости к Джи Ху, потому что видел в мальчике бесконечный потенциал. Нужно было лишь поддержать его, направить по нужному пути, помочь в том, в чём, по мнению Джи Ху, он никогда не получит помощи. Иногда одно прикосновение может вызвать больше доверия, чем годы побоев и нравоучений.

    Со нервно почесал шрам на руке, тот постоянно зудел, когда доктор думал о насилии. Не сказать, что это ему нравилось. Это раздражало, но также было показателем того, что он снова на правильном пути. Хотелось избавиться от всего раздражающего и сотворить идеальный мир. Его идеальный мир. С большим трудом он отработал смену. Никто ни разу не позвонил ему из общежития, значит, пока всё было спокойно. Этого прохвоста Джон Сона хотелось избить до полусмерти и запереть в подвале, приковав наручниками к металлической трубе. Как же давно он уже никого не убивал. От такого напряжения можно было утратить самоконтроль. Но нет, предвкушение новой цели успокаивало. Но нагадить папаше Ли Мун Чжо всё же постарается. Максимально унизительно, чтобы его сын окончательно осознал, что эту мразь вообще не нужно бояться.

    Вернувшись домой, доктор Со заглянул в комнату Бок Сун. Та, как обычно, мило улыбалась, но о происходившем днём почти ничего не сказала.
    - Мать явилась. Ю с ней общается.
    - Ясно, - кивнул Со. - Ты ничего не напутала в своём угощении для Джон Сона?
    - Да, нет, - тётушка всё так же улыбалась и лишь отмахнулась. - Думаю, у него просто организм проспиртован настолько, что нужна доза побольше. Хотя он вроде мало пьёт. Но я уже всё исправила. Ты же знаешь, с какой полки брать пиво, да, дорогой мой Мун Чжо?
    - Конечно, спасибо. Я пойду. Устал сегодня.

    Она была опаснее многих жильцов, но Со хорошо знал каждую её выходку. Верить её словам было так же глупо, как и её добродушной улыбке. Мун Чжо так и не научился быть настолько лицемерным, предпочитая нейтральное выражение лица. Людям нужно время, чтобы проникнуться к тебе доверием, а тётушка с порога вываливала на всех свою чрезмерную заботу. Иногда это могло вызвать подозрение.

    В его комнате Джи Ху не было. Здесь, кстати, даже под микроскопом нельзя было найти ничего подозрительного. Потому что в этом здании было ещё много этажей и свободных помещений. Комната доктора была просто комнатой, в которой жил человек привыкший к порядку. Складывал книги в один ящик, носки в другой, постоянно носил вещи в чистку и любил хорошие костюмы. Мун Чжо был идеальным соседом в аду.

    Переодевшись в домашние брюки и привычную футболку с длинным рукавом, доктор Со отправился на кухню, посмотреть финальную часть шоу, длившегося весь день без него. Бесшумно ступая по коридору, Мун Чжо даже удивился тому, что на этаже так спокойно. Появившись в дверном проёме, он замер, оценивая ситуацию. Джи Ху играл с близнецами. И он улыбался. Через столько всего прошёл, но всё ещё был способен проявлять человеческие чувства. Вот бы и Со так уметь. За другим столом сидели Ю Ки Хёк и мать Джи Ху, которую доктор уже как-то раз видел на кухне. Беседа их явно не дотягивала до интеллектуальной и, кстати, даже не была спровоцирована приказом самого Мун Чжо. Но Ю позже обязательно поделится с ним впечатлениями.

    - Вечер добрый, господа соседи, - слегка поклонился Со, наконец-то входя в комнату. - Оставили мне пива?
    Ни к кому не проявляя интереса, он сразу же направился к холодильнику. На нижней полке стояло три банки пива, которые лучше было не трогать. Умереть от них не умрёшь, но кошмаров насмотришься. Доктор надеялся, что никто из жильцов не додумался переставлять банки с места на место. Взяв пиво с верхней полки, он заглянул в пару контейнеров, нашел остатки мяса и пару варёных яиц. В конце-концов, он был простым смертным, который хотел есть. Поставив свою добычу на стол, он взял с полки кастрюлю, налил в неё воду и поставил на огонь.

    - Ты ел? - спросил он, посмотрев прямо на Джи Ху. Бросив в кастрюлю двойную порцию лапши, Мун Чжо так и остался стоять у плиты, задумчиво помешивая варево. Тётушка предусмотрительно на кухню не явилась, дав ему возможность ненавязчиво влиться в атмосферу вечернего отдыха. Хотя все вокруг как-то притихли. Близнецы о чём-то начали шептаться, кивая на Джи Ху, за что они точно получат выговор. Говорил же им вести себя естественно. Ю прятал улыбку за банкой пива, а женщина... как там её звали, откровенно пялилась на появившегося на кухне красивого мужчину. Неужели она не все свои мозги пропила? Или это на уровне инстинктов?

    Когда всё было готово, Со переложил часть лапши в миску, щедро заливая её бульоном. Поставив еду перед собой, он снова взглянул на мальчика, потом приглашающе кивнул в сторону плиты.
    - Присоединяйся. Сомневаюсь, что мать тебя покормила.
    Он не должен был этого делать, но сделал. Больше не отвлекаясь, мужчина начал неспеша есть, подхватывая палочками кусочки мяса из контейнера и уплетая горячую лапшу. Выглядел он совершенно расслабленным и не обращал внимания на остальных жильцов. Больше всего ему в тот момент хотелось, чтобы Джи Ху поел вместе с ним.

    - Вкусная лапшичка, - повернулся к его столу один из близнецов. - Очень вкусно пахнет.
    - И ты знаешь, где она лежала всё это время, Деук Чон, - такой жирный намёк был понятен даже умственно отсталому, поэтому тот лишь захихикал и вернулся к своей игре. - Я вам нравлюсь? - вдруг спросил Со, резко разворачиваясь в сторону матери Джи Ху. - Разве это норма так смотреть на других мужчин в присутствии сына? Отвечайте, не стесняйтесь. Знаете, что является главным принципом свободы? Говорить то, что хочется говорить. Делать то, что хочется делать. Если я хочу есть, я способен приготовить себе еду и не ждать никого, чтобы поесть. Если я хочу кого-то накормить, я поделюсь с ним едой. Если кто-то вызывает во мне чувство презрения, я никогда не смогу уважать этого человека.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Xy5kNHa.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    Отредактировано Lee Je Won (19 Апр 2022 21:29:56)

    +1

    12

    Сидя за столом с близнецами, Джи Ху продолжал подслушивать разговор господина Ю и своей матери. По какой-то причине он все еще не ушел на крышу, хотя такое желание крутилось у него в голове уже около двадцати минут. Юноша был уверен, что его пропажу Ми Сук не заметит, а остальным его присутствие было безразлично. Разве что близнецы, наверное, пошли бы за ним, поскольку их попросили стать на сегодняшний день надзирателями мальчика. Сложно сказать, что такой расклад радовал парня. Он понимал, что вечно присматривать за ним никто не будет, а где-то в окрестностях кухни все еще бродит самый настоящий ночной кошмар Джи Ху, с которым по сути тоже никто, кроме мальчика, разобраться не сможет. Продолжать быть беспомощной марионеткой в чьих-то руках было ужасным раскладом, но иначе жить юноша пока не умел. Хорошим знаком было то, что он хотя бы стал задумываться о возможных переменах в его жизни. Оставалось дело за малым – постараться предпринять какие-то действия или, для начала, придумать, с чего начать.
      С одной стороны, был самый простой выход из всей этой ситуации – можно было обратиться в полицию, задачей которых является поимка таких ненормальных людей, как Джон Сон. Однако, тот часто говорил, что даже этот факт не поможет мальчику избавиться от него. Через год, два или двадцать лет отчим обещал достать его из-под земли, если тот заявит на него в органы. В дополнение ко всему мальчика повесили бы на беспомощную мать или сослали к немногочисленным родственникам, которые тоже не отличались чистой репутацией. Да и в глубине души юноша не хотел, чтобы Джон Сон отделался обычной тюрьмой, даже на долгие годы. Джи Ху мечтал, чтобы мужчина прошел через те же страдания, что ежедневно устраивал своей собственной семье. Способен ли на такую месть сам мальчик? Или ему стоит искать союзников, которые из добрых побуждений просто помогут ему? Джи Ху считал, что второй исход практически невозможен, а к первому он пока не был морально готов.
      Мальчик настолько сильно погрузился в собственные мысли, что голос Мун Чжо, неожиданно появившегося на кухне, заставил его вздрогнуть и уронить брусок, крутящийся в руке, на стол. Близнецы хитро переглянулись, а один из них негромко захихикал из-за реакции Джи Ху, прикрывая рот рукой.
    — Ты ел? – вопрос заставил парня задуматься. Нельзя сказать, что он был голоден - поэтому он до сих пор не позаботился о собственном пропитании. Привыкший в последние дни перебиваться чем попало, юноша мог спокойно пережить сегодняшний день и без ужина. Это неправильно - глубоко внутри он это прекрасно понимает. Однако, парень настолько привык не задумываться о собственных желаниях, что даже такие стандартные вещи, как голод или сон стали для него второстепенными потребностями.
    - Еще нет, - ответил Джи Ху. Он заметил недовольство на лице господина Со и неуютно заерзал на месте. Чувство собственной беспомощности снова отозвалось где-то в внутри. И почему он так часто стал замечать это в присутствии доктора? Тот из раза в раз говорил парню, казалось бы, стандартные вещи, которые должны присутствовать в головах и мыслях всех жителей, населяющих нашу планету. Но только его слова и действия мальчик стал расценивать, как что-то более весомое. На протяжении всей жизни он игнорировал любые проявления эмоций в свою сторону, предпочитая отмахиваться от доброты и не замечать недовольство или агрессию - лишь отец был способен в нем что-то пробудить. В последние же дни что-то определенно стало меняться.
      И все-таки, когда запах еды заполнил пространство, мальчик осознал, что был бы не против чего-нибудь перекусить. Как он был рад, когда господин Со предложил ему присоединиться. Без лишних вопросов он поднялся со своего места и отправился накладывать себе еду. Возвращаться за стол к близнецам юноша не стал, заняв свободное место напротив Мун Чжо:
    - Спасибо. Приятного аппетита, - кивнул мальчик и принялся за употребление пищи.
      С появлением на кухне доктора Со юноша немного оживился. Он и сам не заметил, как обрадовался его компании. Если бы не присутствие в одном с ними помещении его матери, которая сейчас не спускала глаз с мужчины, Джи Ху смог бы полностью расслабиться. Женщине уже пора было отправляться к себе в комнату и ложиться спать, а она вместо этого решила построить глазки красивому мужчине. Джи Ху еле сдержал нарастающее отвращение, надеясь, что хотя бы доктор Со не заметит такого унизительного поведения матери. К глубокому сожалению мальчика, мужчина отреагировал на заигрывания женщины практически сразу. Юноше показалось, что часть речи Мун Чжо была посвящена и ему, поэтому чувство неловкости и стыда заиграло в нем с новой силой. Женщина опешила от прямолинейности мужчины, но, будучи не в силах составить в голове более двух слов, скорее всего так и не поняла его основной посыл. Прошло около десяти секунд, прежде чем Ми Сук смогла хоть что-то сообразить и ответить. Показалось, она только сейчас вспомнила, что ее сын все еще сидел с ней в одном помещении – это можно было понять по ее глазам, которые расширились в удивлении, когда в их поле зрения попал Джи Ху.
    - Разве я не могу просто посмотреть? – спрашивала она то ли у доктора, то ли у своего сына – настолько сейчас ее тело не справлялось с концентрацией внимания. Юноша всеми фибрами души надеялся, что она сейчас просто отвернется или покинет кухню, но она не стала останавливаться. – Извините, а в каком таком мире вы живете, что можете делать и говорить то, что захотите?
      На этом моменте уже не выдержал Джи Ху, поэтому нетерпеливо, чуть громче, чем он делает это обычно, обратился к своей матери:
    - Ты можешь уйти к себе в комнату? Пиво в холодильнике не бесконечное – тебе уже хватит.
    - Посмотрите на него, - широко улыбнувшись, засмеялась женщина, - забеспокоился о собственной матери? Я еще не допила, - схватившись за стоящую перед ней банку пива, та снова припала к ней губами. Джи Ху надеялся, что это надолго займет мать, и ее внимание еще не скоро вернется за их столик, поэтому не стал продолжать разговор и вернулся к приему пищи.
    В надежде немного снять напряжение, повисшее в воздухе, через время мальчик решил завести разговор с доктором:
    - Вы смогли сегодня выспаться? Я не сильно помешал вам? - ляпнул Джи Ху, но быстро стушевался, посчитав эти вопросы неподходящими, но через несколько мгновений заминки продолжил, - Можно одолжить у вас плед сегодня? – негромко спросил Джи Ху, отпивая бульон из тарелки. – Вы были правы, когда сказали, что одной кофтой я тогда не согреюсь, - он чуть не ляпнул про место своей планируемой ночевки прямо при матери, но вовремя себя остановил. Выдавать свое тайное убежище, пока о нем так никто не узнал, было опрометчивым решением, поэтому мальчик оставил дальнейшие размышления доктору Со. Тот точно поймет, для чего парню сдался этот плед.

      Тем временем в стенах невозможно тесной комнаты расхаживал туда-обратно глава семьи Ли. Сказать, что он был в ярости – это ничего не сказать. Он был готов спалить дотла все в радиусе десяти километров от общежития, а отдельным личностям устроить незабываемые смертельные пытки, лишь бы выбить их надменные и насмешливые взгляды из собственной головы.
      Еще никогда его никто не хватал за хвост так сильно. Бывали случаи, когда состоянием его драгоценного сына вдруг озадачивались в школе. Его вместе с матерью приглашали на встречи, проводили собрания со специалистами с кучей психологических вопросов. Но даже это не доставляло мужчине такого напряжения и неудобства, как осложняла ему сейчас жизнь группа «защитников», проживающих в общежитии.
      Он в буквальном смысле чувствовал, как его самую сокровенную собственность, выхватывают у него из рук. Никто и никогда среди окружения мужчины не был ему так близок и ценен, как его любимый сын. Только этот мальчик заставлял Джон Сона почувствовать себя настоящим человеком - нужным и живым. Именно в нем он видел смысл своего существования, именно этот ребенок заставлял его просыпаться и дышать - только он был нужен ему и был частью его семьи. Ни один человек, да и даже его собственный сын, не разделяли его способы проявления своей привязанности. А ведь это самая настоящая любовь - чистое, искреннее, без каких-либо масок светлое чувство. В любви может быть огромная боль, может быть ненависть, но ведь именно это делает ее еще прочнее?
      Джон Сон ежедневно старался изо всех сил прочно укрепить их связь с его драгоценным Джи Ху. Общественные рамки ограничивали мужчину в своих проявлениях, поэтому ему приходилось принуждать своего любимого сына скрывать их взаимоотношения от остальных. Эти же правила принудили Джон Сона перевезти свою семью в общежитие, поскольку они очень пагубно влияли на юношу, убеждая его в том, что все происходящее с ним – неправильно. По изначальной задумке, ограниченное и убогое пространство их нового дома должно было сделать его мальчика ближе к нему самому, как в физическом, так и в эмоциональном плане. По факту же получилось, что Джи Ху быстро почувствовал свободу и начал стремительно от него отдаляться.
      Джон Сон был в панике. Новоиспеченные приятели сына ясно дали понять ему, что не позволят их отношениям развиваться, но ведь именно это было смыслом существования мужчины. Ради своего сына он избавился от ненужных сегментов жизни – вытащил его из благополучной школы, где вбивают ненужные ценности детям, привез его в это место, избавил его мысли от собственной матери, которая только с недавних пор перестала доставлять ему неудобства. Казалось, он сделал уже все возможное, оставалось дело только за проявлением своих чувств, чтобы мальчик, наконец понял, что любим только своим отцом, но в одночасье все начало стремительно рушиться.
      Мужчина перебирал всевозможные варианты у себя в голове, но ни одно не могло обезопасить его от потери Джи Ху. У его противников были доказательства избиения юноши. Если они сейчас попадут в полицию, то весь идеальный мир в один момент окончательно разрушится. Потом придется заново все отстраивать, но он итак потратил слишком много сил. Джон Сон использовал свой самый ненадежный вариант, отправив Ми Сук к сыну. Она должна была убедить мальчика в том, чтобы тот вернулся под крыло своего отца. Но тот не рассчитывал, что у нее что-то получится - уж слишком сильно он ее сломал.
      Уже пару часов Джон Сон крутился у себя в комнате, не в силах найти себе места. Вариантов у него не оставалось, кроме как забрать свою семью из стен этого места и найти новое, но на это пока не было средств, да и с малой вероятностью появятся в ближайшее время, если только не переступить в очередной раз черту закона. За неимением других вариантов мужчина решил, что не будет идти на поводу угрожающих ему расправой соседей. Если бы они хотели, то сразу же донесли на него в полицию. Раз этого не было сделано, значит, стоит не упускать шанс и попытаться вернуть своего сына себе.
      Покинув свою комнату, мужчина отправился на кухню. Он не собирался устраивать разборки, хотел только еще раз взглянуть на своего сыночка и проверить, как идут успехи у его жены. Аккуратной походкой он вышел из-за угла коридора. И какого было его удивление, когда он увидел свою жену, пускающую слюну на доктора Со. Мало того, что его драгоценный Джи Ху чувствовал себя спокойней некуда в компании Мун Чжо, особенно после проведенной с ним ночи, от одной мысли о которой хотелось лезть на стену. Так теперь под его чары попала еще и Ми Сук.
      Гнев в один момент заполнил все клеточки тела мужчины. Он сильно недооценивал все это время масштабы собственной катастрофы. Ли держался изо всех сил, чтобы сохранить свое лицо ровным и непринужденным. Проследовав к своей жене, он взял ее банку пива и залпом выпил остатки:
    - Ты тоже хорошо проводишь время? – притворная заботливая улыбка коснулась его лица. – А вы, - он перевел свое внимание на главного виновника своих нынешних бед, - я смотрю, очень понравились моей семье, - он уговаривал себя не ляпнуть лишнего, но желание вылить собственное отчаяние было сильнее. – Я глубоко огорчен, что члены моей семьи забыли о моем существовании, - мужчина проследовал к столу Му Чжо и Джи Ху, останавливаясь напротив своего оппонента, - но, если они так же нравятся вам, как и мне, я мог бы оставить вам свою жену в качестве компании на вечер. Около моего сына, будьте добры, перестаньте крутиться.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/676143.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Моя попытка спасти себя самостоятельно провалилась </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (18 Апр 2022 17:52:39)

    +1

    13

    Что это было? Забота? Почему в этот раз он настолько неравнодушен к этому мальчику? Возможно, именно потому, что Джи Ху ещё совсем ребёнок, что не знал любви и ласки, которых был достоин. А смог бы Мун Чжо дать ему свою любовь? Не ту, которой щедро потчевал парня отчим, а нормальную человеческую, которой Со и сам толком не знал. Видел ли он в Джи Ху себя, такого же сломленного и беспомощного, ощетинившегося на мир и в итоге закрывшегося от всех? Видел. Иногда он и сам был не рад тому, что видел больше, чем требовалось.

    Сейчас доктор Со был доволен тем, что Джи Ху сел рядом с ним и начал есть. Значит, этой ночью он будет сыт и спокойно поспит. Если понадобится, Мун Чжо снова будет охранять его сон. Он не сможет делать это всегда, но сейчас он в силах решить такую проблему. И если Джон Сон вновь окажется на его пути - Со не уверен, что сможет сдержать себя.

    Не надеясь, что мать Джи Ху поймёт истинный посыл его слов, доктор почти сразу же от неё отвернулся, наблюдая за реакцией мальчика. А вот он понял.
    Разве я не могу просто посмотреть?
    Я могу снять футболку и даже твою пропитую натуру оттолкнёт вид моего изуродованного тела.
    Извините, а в каком таком мире вы живете, что можете делать и говорить то, что захотите?
    Сейчас ты в моём мире, лапуля.

    Мун Чжо задумался, а произнести вслух ничего не успел, потому что Джи Ху встал на его защиту. Точнее, он просто попросил мать угомониться, но Со почувствовал в этих словах и стыд за неё, и желание избавить доктора он её нежелательного присутствия.
    - Я всегда хорошо сплю, - кивнул он, - но спасибо за заботу.

    Неуверенная речь мальчика говорила сама за себя, а вопрос о пледе дал чётко понять, что возвращаться в комнату 305 или 306 Джи Ху не планировал. У Мун Чжо мелькнула мысль поселить его в пустующую 303-ю, но такой поступок мог бы слишком сильно облегчить жизнь мальчику, тем самым замедлив процесс его перевоспитания. Нет, слово было неправильным. Его преображения в лучшую версию себя. Прекрасную и опасную.
    - Хорошо, - кивнул доктор, не став говорить ничего лишнего. Это был не его секрет. Секреты нужны для того, чтобы воспользоваться ими в нужное время и в нужном месте.

    Вечер можно было назвать относительно спокойным. Нужно подумать над словами парня и, возможно, позже выйти на крышу и поговорить, переубедить, что ночевать там - не выход. Но появление на кухне Джон Сона спутало все планы. Нужно было отдать ему должное, он отлично умел держать лицо. За весь день не наделал глупостей, хотя видно было, что изводил себя. Но при виде Мун Чжо и того, что вся его семья так или иначе стала от него зависимой, мужчина не выдержал и попытался интеллигентно оскорбить, что, прямо скажем, получалось так себе.

    - Господин Джон Сон, - нисколько не смутился доктор, - я способен сам выбирать себе компанию. Возможно, это вы делаете что-то не так и отталкиваете от себя семью.
    - Да как ты... вы...
    Видно было, что папашу Ли сдерживают утренние угрозы, но он мог наплевать на них в любой момент, тогда у Со не так много козырей на руках останется.

    - Джи Ху, проводи свою мать в её комнату. Думаю, сама она уже не дойдёт. А мы поговорим с твоим отцом. Позже я принесу то, что ты просил.
    Спокойно кивнув, как бы подбадривая парня, доктор выждал, пока они с матерью покинут кухню, что получилось у них не с первого раза, но тут вмешался Ю, проявив удивительную заботу и поддержку. Близнецы, оставшиеся на кухне, практически не отсвечивали, были очень тихими и старались не смотреть на Джон Сона.

    - Может выйдем на улицу, покурим? Там и поговорим. Стены здесь в плечах жмут, особенно с моим ростом совсем некомфортно.
    Тут уж даже Со не мог понять, что творилось в голове этого извращенца, поэтому он будет решать проблемы по мере поступления, не злиться, а просто выждать, когда тот сам сломается.
    - Хорошо. Не мешает проветриться.

    Жестом приглашая мужчину пройти вперёд, Мун Чжо даже захватил в комнате пачку сигарет, внутри которой лежала зажигалка. Он и правда планировал только покурить? Тогда почему на выходе из этажа взял у Бок Сун ключ от подвала? Чтобы предвидеть любое развитие событий.

    Ли ждал его на втором этаже. Сейчас, когда они наконец-то остались вдвоём, ему не нужно было удерживать на лице маску порядочности. Мун Чжо тоже не нужно было, но как-то он к ней привык. Неспешно спускаясь, доктор Со поравнялся с Джон Соном, даже опустился на ступеньку ниже, чтобы быть с ним одного роста, и посмотрел тому прямо в глаза.

    - И что ты делал с моим сыном этой ночью? - задал волнующий его всё это время вопрос отчим Джи Ху.
    - Я с ним спал, - пожал плечами Мун Чжо, спускаясь ещё ниже.
    Курить и правда хотелось, лишь бы не находиться так близко от этого мерзкого типа. Со не планировал оправдываться или что-то доказывать, пусть думает, что хочет. На миг потеряв бдительность, он не заметил того, что Джон Сон резко толкнул его в спину, потеряв равновесие, доктор перелетел через несколько ступенек и врезался в стену, ударяясь виском о бетон. Такие ранения были чреваты мгновенной смертью, но ему повезло, он лишь почувствовал острую боль и горячую кровь на лице. Неожиданный поворот. Едва он смог подняться, как Ли набросился на него с кулаками, нанося точные удары по корпусу. Боль во всём теле на мгновение дезориентировала, но Со наконец-то смог собраться, начал отражать удары и даже оттолкнул от себя папашу. Нужно было лишь допинать его до ступенек и столкнуть вниз, тем самым обеспечив своё преимущество. Даже если он сломает себе шею, то можно будет списать всё на самозащиту.

    - Наконец-то ты показал своё истинное лицо, - прорычал Мун Чжо, внезапно нанося удар ногой, и Джон Сон не удержался, полетел вниз и приземлился где-то в районе первого этажа. Его стоны указывали на то, что он остался жив. Быстро спустившись к нему, Со схватил того за одежду и потащил в подвал.

    - Покурили, называется. Я давал тебе шанс. И не один. Но ты постоянно выводишь меня из себя, - ворчал доктор, бросив на пол практически бессознательное тело. - Посмотрим, что ты завтра запоёшь.

    Открыв ключом дверь в подвал, он включил свет и снова потащил папашу Ли, злость и боль придавали ему сил. Мрачное место, служившее им и складом, и погребом, а иногда и моргом, было хорошо скрыто от посторонних глаз. У дальней двери из металлических прутьев Со наконец-то остановился, отдышался и снова потащил уже подающие признаки жизни тело.
    - Рано ты очнулся. Слишком рано.

    Пнув Джон Сона ногой и услышав слабый стон, Со замахнулся и ударил того в лицо, чтобы наверняка обездвижить его ещё на какое-то время. Связывая его по рукам и ногам, доктор нашёл не очень грязную тряпку, чтобы заткнуть папаше рот. Руки так и тянулись к его шее, хотелось сжать её и смотреть как этот урод подохнет наконец-то. Мун Чжо едва сдержался, вышел из подвала, закрывая все двери. Теперь можно было и покурить.

    На улице стало наконец-то прохладно. Достав из пачки сигарету, он заметил, что руки слегка трясутся. Возбуждение, которое он чувствовал каждый раз, проявляя насилие, сейчас было вообще не к месту. Боль в виске и в рёбрах отвлекала немного. Быстро выкурив сигарету, он ещё пару раз вдохнул свежий воздух и поплёлся наверх. И как он так пропустил первый удар? Едва не сдох.

    - Досталось тебе? - спросила Бок Сун, увидев кровь на лице доктора. - Давай промою.
    - Да я сам. Присмотри за ним пока, чтобы дожил до нужного мне момента.

    Неужели рана такая большая, что даже тётушка беспокоилась? Вернувшись в комнату, Со посмотрел в зеркало, рассеченный висок так и не перестал кровоточить. Быстро обработав рану, он попытался заклеить её пластырем, но, кажется, придётся зашивать. Вспомнив о своём обещании, он тут же отложил заботу о себе до завтра, взял один из двух пледов, что были у него, и отправился на крышу.

    - Джи Ху, - позвал доктор Со, потому что уже было слишком темно, лишь края крыши немного освещали уличные фонари и луна. Найдя мальчика в его, точнее, в их укромном месте, Мун Чжо остановился, раздумывая как бы получше уговорить парня уйти отсюда. - Ночью уже слишком холодно. Ты можешь вернуться в свою комнату сегодня. Держи.

    Наклонившись, чтобы отдать сидевшему на полу Джи Ху плед, Со почувствовал сильную боль и зашипел, с трудом сдерживаясь, он покачнулся, но вовремя успел ухватиться за перила. Нельзя было показывать слабость, но голова закружилась. Кажется, рана на виске снова открылась. Ничего не оставалось как с тихим стоном самому опуститься на пол.
    - Я тоже посижу здесь немного, если не возражаешь. А потом вместе спустимся вниз.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Ghhq4ao.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    +1

    14

    Не могло все просто закончиться спокойно. Уплетая лапшу и беседуя с доктором Со, Джи Ху где-то в глубине души ощущал себя словно на пороховой бочке, готовой взорваться в любой неожиданный момент. Провести целый день в спокойствии ему удавалось очень редко, а в нынешнем положении такой исход был практически невозможен, поэтому мальчик морально готовил себя к тому, что его идиллия на кухне может мгновенно испортиться. Джон Сон проявил огромное для себя терпение, оставив в покое сына на весь день. Парень не был уверен, что тот продержится еще хоть какое-то время, даже если брать во внимание тот факт, что отца довольно сильно запугали. Порой он был способен на такие отчаянные вещи ради воссоединения со своим сыном, что становилось страшно от осознания того, что этот человек был способен на все. Возможно, даже на убийство.
      Джи Ху испустил тихий вздох облегчения, когда господин Со потерял интерес к его матери и ответил на все его вопросы, даже казавшиеся ему пустяковыми. Оказывается, разговоры на повседневные темы – это не так страшно, мальчику даже понравилось. Зацикливаться в беседах на собственных проблемах он не хотел, а немного отдаленные темы вроде даже помогают еще больше отвлечься от неприятных мыслей. Если бы не скромность парня, он бы снова напросился на ночь к доктору - в то самое место, где он впервые за долгое время почувствовал себя в безопасности. Понимая, что пользоваться чужой добротой постоянно не получится, тем более, господин Со уже очень много сделал для него, Джи Ху не стал пользоваться этой возможностью еще раз. День или два, а может быть месяц, это, возможно, и могло бы продолжаться, но от этого юноша не станет самостоятельнее. А эту черту еще только предстояло в себе отточить.
      Как мальчик и предполагал, глава их семьи не заставил себя долго ждать. Как же он был расстроен, что собственные догадки оправдались. Он был бы намного более счастлив, если бы оказался сейчас не прав. С появлением на кухне Джон Сона мальчик снова приник, былой свободы в действиях он больше не чувствовал, а его взгляд опустился до уровня плеч мужчины, лишь бы не встречаться с ним взглядом. Он будто на себе сейчас ощущал весь его накопленный за весь день негатив, волосы на руках встали дыбом, а тело покрылось мурашками. Мальчик чувствовал презрение в каждом слове своего приемного отца и молился всем богам, чтобы сегодня все прошло очень гладко, и никто не пострадал. Разве что с отчимом пусть произойдет все, что угодно, но остальные будут в безопасности и спокойствии.
      В очередной раз доктор Со с полной невозмутимостью стал отражать нападки отца. Невольно Джи Ху снова засмотрелся. Он бы с огромным удовольствием научился контролировать свои эмоции и слова так же, как и этот мужчина. Интересно, он уже родился с такими качествами или приобрел их в после различных жизненных ситуаций? Если у мальчика есть хоть малейший шанс овладеть таким хладнокровием и самоконтролем, он готов за него ухватиться всеми силами. Таким же ледяным голосом Мун Чжо попросил Джи Ху отвести свою мать в ее комнату. Убедительный кивок в свою сторону немного снял напряжение мальчика от предчувствия чего-то нехорошего, но полностью от него не избавил. Он не стал спорить или вмешиваться. Будучи одной из причин конфликта двух взрослых, юноша не был в силах что-то исправить. Он доверял сейчас доктору Со. Был уверен, что в очередной раз он поставит его отца на место.
      Если бы не господин Ю, Джи Ху справлялся бы со своей бессознательной матерью намного дольше. Мужчина помог довести ее до комнаты, а потом, пожелав мальчику удачи, поспешно ушел с четвертого этажа. Было уже довольно поздно, поэтому им мало кто встретился по пути. Вряд-ли соседи удивились бы такому состоянию матери. Напротив, многие скорее бы расстроились, что она не пригласила их присоединиться. Увалив полуживую мать на кровать, он накрыл ее пледом и поспешил поскорее покинуть ее комнату. Возвращаться на кухню он не планировал. Как бы не было интересно посмотреть, как Мун Чжо в очередной раз заставит Джон Сона заикаться и забиваться в угол при отсутствии аргументов, мальчик понимал, что только все испортит, поэтому поспешил подняться на крышу и занять свое укромное место. Доктор точно сможет его здесь найти, а никому другому и не следовало бы.
      Достав из пачки сигарету, юноша закурил. Оставшись в одиночестве, он заметил, что сердце в нетерпении забилось быстрее. Мальчик волновался? Только не за то, что он может вернуться сегодня к отцу, хотя, и это приносило ему не меньше переживаний. Он не хотел, чтобы кто-то из его новых знакомых, а в особенности Мун Чжо, пострадали. Надеясь, что Джон Сон не слетит сегодня окончательно с катушек, оставаясь примерным семьянином в глазах окружающих, Джи Ху провел следующие длительные минуты ожидания, выкуривая сигареты одну за одной. Так было проще терпеть.
      Когда, казалось, прошло уже достаточно времени, а на крыше так никто и не появился, юноша впал в еще большее уныние. Он не знал, стоит ли ему сейчас покинуть свое укрытие и пойти на помощь доктору, если она вдруг была нужна, либо оставаться здесь и не мешаться под ногами. Еще и вечерняя прохлада прибавила мальчику хлопот в виде легкой дрожи по телу. Хотя, может, причиной был вовсе не холод? Уже практически окончательно потеряв счет времени, юноша докуривал очередную сигарету. Привыкнув к шуму ночного города, Джи Ху мгновенно отреагировал, услышав поднимающиеся на крышу шаги. Сердце, и без того бьющееся в нетерпении, забилось быстрее. Мальчик аккуратно выглянул из-за собственного укрытия в надежде увидеть доктора Со. Так и произошло – его ожидания оправдались. Правда, походка мужчины была немного странная. Хотя, может быть, это все темнота играет с его воображением, и все на самом деле в порядке. Когда мужчина подошел к Джи Ху поближе, мальчик все равно не мог свободно разглядеть его. Силуэт Мун Чжо лишь слегка освещался уличными фонарями. Но от внимания мальчика не ускользнул тот факт, что мужчина чуть не потерял равновесие и издал болезненный звук. Все слова и вопросы, которыми мальчик планировал встретить господина Со, мгновенно потеряли смысл.
    - Вы в порядке? – резко дернулся мальчик, откидывая сигарету в сторону и приближаясь к доктору, стараясь рассмотреть его в этой предательской темноте. Присмотревшись внимательнее, мальчик заметил полосу крови, стекающую от виска по скуле доктора. Его мгновенно прошибла паника, и юноша потерялся. Он понятия не имел, что нужно делать в таких ситуациях, и как следует оказывать помощь раненому человеку. – Это он с вами сделал? – помимо потерянности мальчик ощутил стремительно наступающую злость. Отчим окончательно потерял голову из-за своей помешанности на насилии над мальчиком, что теперь готов без разбора причинять боль другим. Если Джи Ху что-то и смыслил в ранениях, так это то, что удар головой мог привести Мун Чжо к ежеминутной смерти. Этот факт окончательно поставил крест на дальнейших рассуждениях о заслуженном наказании для Джон Сона. Теперь юноша даже не станет рассматривать факт, что этот подонок должен нести наказание по всем имеющимся законам. Он этого просто не заслуживает.
    - Пожалуйста, позвольте мне вам помочь, - от былой неуверенности не осталось и следа. Мальчик и сам не ожидал, что сможет так легко отпустить свое стеснение и заговорить так уверенно, - давайте я провожу вас в вашу комнату. Нужно приложить что-то холодное, чтобы остановить кровотечение? Скажите мне, и я все найду.
      Спустя какое-то время уговоров, мальчик все же смог убедить мужчину принять его помощь. Кроме поддержки Мун Чжо его сейчас мало что волновало. Даже слова доктора о том, что он может вернуться в свою комнату, сейчас не имели особого значения. Переварит эту информацию позже. Став для доктора хоть какой-то опорой, он повел его обратно в общежитие. При свете ламп мальчику удалось лучше рассмотреть повреждения на лице мужчины. От увиденного его накрыло еще большей волной обиды и ярости. Хотелось выплеснуть всю свою агрессию только на одного человека, которого мальчик ненавидел всей своей душой. Только его сейчас нигде не было. Да и были более приоритетные задачи. Заведя доктора в комнату, он помог ему сесть на кровать. Рана еще кровоточила, но судя по всему не так сильно, как раньше. Не решившись браться за обработку ран самостоятельно, ничего в этом не соображая, Джи Ху подал все необходимое мужчине и принялся наблюдать за его манипуляциями.
    - С вами остаться сегодня? – не задумываясь, спросил мальчик. – Вдруг, что-то случится или понадобится помощь. Я смогу быть рядом.
      Джи Ху сам толком не понял, почему захотел остаться здесь. Из-за беспокойства за доктора или страха вернуться в ту комнату, стены которой еще какое-то время будут ассоциироваться у него с собственной трагедией. В любом случае, мальчик решил не заваливать господина Со вопросами и просто в очередной раз довериться ему и сделать так, как он попросит.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/691206.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>Оказывается, давать волю эмоциям - так просто </div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (29 Апр 2022 17:00:21)

    +1

    15

    Это он с вами сделал?
    Со долго не отвечал на заданный вопрос, потому что вариантов ответа было больше, чем могло показаться. Ложь легко можно было обернуть в свою пользу, но сейчас ситуация сложилась так, что правда будет куда эффективнее любой лжи. Без домыслов, без приукрашиваний, простая голая правда, от которой сейчас даже самому Мун Чжо было не по себе, что уж говорить о мальчике, который видел в нём защитника, спасителя, а теперь будет разочарован, узнав, что Со такой же смертный, и его так же просто можно было сломить. Но доктор не был сломлен, лишь слегка помят. Это даже бодрило, придавало сил, ну, да, слегка отвлекало от плана.

    - Да, он. Но я сам повернулся к нему спиной, - тихо сказал Со, не став ничего больше объяснять.
    И когда это он успел из хищника превратиться в жертву? Обеспокоенность Джи Ху была настолько искренней, что Мун Чжо даже подумал, что нужно было провернуть что-то такое раньше, но он не планировал быть избитым. Так себе удовольствие. Рассеченный висок беспокоил его больше всего, остальные ушибы не были опасными, боль пройдёт через несколько дней.

    Нежелание показывать свою слабость вдруг сменилась апатией и Со довольно быстро поддался на уговоры мальчика. Сейчас он был не в том состоянии, чтобы ломаться или красоваться. Джон Сон был устранён, до утра никаких неожиданностей не предвиделось, нужно было позаботиться о себе, потому что такая рана могла быть серьёзнее, чем он думал.

    При входе на третий этаж к ним выскочила обеспокоенная тётушка. Не удивительно, ведь Мун Чжо опирался на Джи Ху и едва переставлял ноги, но сил на то, чтобы остановить её одним взглядом, у него хватило. Попав в комнату, он с трудом опустился на кровать, стараясь больше не издавать предательских стонов боли. Он не убрал медикаменты, поэтому Джи Ху, быстро сообразив, начал подавать ему нужное. Да вот только нужнее сейчас была нитка с иглой, но доктор не готов был зашивать себя в присутствии мальчика, завтра всё сделает в клинике. Сейчас же он снова залепил висок пластырем и благодарно кивнул Джи Ху.
    - Спасибо. Ты не должен был, но спасибо.

    Может парень ещё не понял, что Джон Сона нет в комнате, поэтому хотел остаться? Или всё же так сильно беспокоился? Доктор Со внимательно посмотрел на него, взвешивая варианты. Да, он вполне спокойно мог спать и один. Голова начала болеть. Видимо, ударился он сильнее, чем предполагал. Поискав в сумке таблетки, он вытряхнул на ладонь сразу две.
    - Принеси мне воды из холодильника. Я приму лекарство и усну, не переживай. Твоя комната сейчас свободна. Просто пойди и хорошо отдохни, не думай ни о чём.
    Сегодня я разрешаю тебе не думать. Ты заслужил хоть одну ночь покоя.

    Наверное, в глубине души, если она у него была, Мун Чжо хотел, чтобы мальчик остался, но кровать и правда была слишком узкой, а спать своему гостю на полу доктор не захотел позволять, поэтому дождался пока тот принесёт воды, выпил таблетки и лёг на спину, чтобы не усиливать давление на висок.
    - Иди, всё будет нормально со мной.

    Со намеревался подождать, пока Джи Ху уйдёт, но, закрыв глаза, он тут же провалился в сон. Слишком напряжённым выдался день, силы покинули его, поэтому он так и не узнал, что мальчик делал до утра.
    Проснувшись от пульсирующей боли в виске, доктор, к своему удивлению, обнаружил, что уже утро, и не настолько раннее, как он привык. Долго же он спал. Вода в бутылке давно стала тёплой, но он выпил её, вытирая пересохшие губы. Всегда такая реакция была на лекарства. Не особо заботясь о своём внешнем виде, Мун Чжо вышел из комнаты и поплёлся в сторону кухни. В коридоре было тихо. Прислушавшись к себе, он понял, что боль в теле ослабла, хоть и чувствовалась глухо в ушибленных рёбрах. Его совсем не волновало состояние Джон Сона, а вот то, что на кухне его ждала кастрюля с лапшой и горячий омлет на сковороде - удивило.

    - Джи Ху здесь всё утро вертелся чтобы приготовить тебе завтрак, - весело сказала Бок Сун, появляясь за спиной Мун Чжо. - Такой славный мальчик. Может не будем его убивать?
    - Да я вроде не собирался пока, - пожал плечами Со, накладывая в тарелку лапшу. - Сначала нужно помочь ему с семейными проблемами.

    Они обычно старались не вести такие разговоры на кухне, ведь даже у самых надёжных стен есть уши.
    - Пойдёшь на работу в таком виде?
    Доктор ещё не смотрелся в зеркало, поэтому не знал точно как выглядит.
    - Душ приму, потом посмотрю насколько всё плохо. Боишься за мою репутацию?

    Тётушка лишь усмехнулась и вышла из кухни. Закончив завтрак в одиночестве, Со сложил тарелки в мойку и пошёл в душ. Это место сложно было назвать полноценным душем, скорее, это была общественная баня, потому что любой сосед мог завалиться сюда. Раздевшись, Мун Чжо осмотрел себя, как он и предполагал, на теле красовались несколько синяков, но выглядели они не очень плохо, мазь поможет быстро всё свести, новых шрамов не будет. Он привык к своим шрамам и носил закрытые вещи не потому, что стеснялся, просто не хотел портить у людей впечатление о себе. Рана на виске тоже удивительно быстро затянулась, может и не останется шрама. Нужно будет просто сменить пластырь.
    Закончив с душем, Мун Чжо взял полотенце и только сейчас увидел стоявшего в дверях Джи Ху.

    - Хорошо спал? - проигнорировав возможную неловкость и не особо желая слышать слова жалости в свой адрес, спросил Со. - Спасибо за завтрак.
    Одевшись, он вышел в коридор и зачем-то добавил:
    - У меня сегодня в полдень только один пациент, можем пообедать где-нибудь в час дня, если не занят. Или снова откажешься? Приходи в клинику "Весна". Она там, за поворотом в конце улицы.
    Не дожидаясь ответа, Мун Чжо вернулся в свою комнату, чтобы начать собираться на работу.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Ghhq4ao.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    +1

    16

    Джи Ху все топтался на пороге комнаты Мун Чжо, не решаясь ее покинуть. Эмоции и мысли внутри мальчика окончательно запутались. С одной стороны, даже после слов доктора, что с ним все будет хорошо, он продолжал за него переживать. Наверное, поэтому он после небольшой заминки уселся на пол и наблюдал за мирным сном мужчины. С другой стороны, парень не мог никак объяснить факт того, что его отчим сегодня не придет домой ночевать. Все указывало на то, что господин Со что-то ему сказал или сделал с ним, но в светлой и невинной голове мальчика пока не могла уложиться цельная картина возможной расправы с Джон Соном. Чем дольше он сидел, тем больше переваривал полученную информацию. Стоило бы отправиться в комнату, чтобы убедиться во всем своими глазами, но какое-то время Джи Ху на это не решался. Только спустя пару часов борьбы с самим собой он убедился в спокойном сне доктора и доказал себе, что вечно прятаться здесь у него не получится, поэтому тихонько покинул комнату, что в последние дни спасала его от напастей. Еще какое-то время он покрутился у двери 306, прислушиваясь к звукам за ней. Так ничего и не услышав, после глубокого вздоха, будто перед прыжком в воду, мальчик распахнул дверь и на какое-то время завис на пороге.
      Здесь действительно никого не было. Вещи по комнате были разложены так, будто отчим собирался отойти лишь на недолгое время. На столе брошенным лежал его мобильник, хотя без него он бы не покинул общежитие, да и в добавок ко всему на ночь. Решившись переступить порог комнаты, что была один в один похожа на место жилья Мун Чжо своими размерами и интерьером, но не казалась ему такой приятной, поскольку напоминала мальчику о неприятных моментах, пережитых здесь, Джи Ху не спеша запер за собой дверь. Практически целый день он провел в хорошем расположении духа, редко замыкаясь в собственных воспоминаниях, но сейчас давящие стены комнаты ярко воскрешали картины прошлого, будто снова окуная его с головой в пережитые в те моменты чувства. Запах, который практически невозможно выветрить из маленького душного пространства, напоминал ему о Джон Соне. Парень бросил взгляд на мелкое окно, которое даже толком комнату осветить не могло, да и к тому же оно было закрыто намертво. Может, стоило так и остаться сидеть на полу до утра в комнате доктора Со? Нет, точно не стоило. Сколько уже можно было прятаться от неизбежной встречи с собственными кошмарами. Чем быстрее он с ними справится, тем быстрее сможет вдохнуть полной грудью.
      Набравшись в очередной раз решимости, что было несвойственно юноше до переезда в общежитие, он разулся и сел на кровать. Если отбросить все неприятные ощущения, ему нравилось вновь находиться в комнате в одиночестве. Было бы здорово, если бы это могло продлиться дольше одной ночи. Что бы не произошло с Джон Соном, Джи Ху был сейчас очень счастлив. Он даже допускал мысль, что недавно услышанные слова про подвал оказались правдивыми, и отчим сейчас может быть заперт в неприятном и страшном ему месте. Но почему они сейчас совсем не пугали юношу? Любой нормальный человек начал бы переживать, но на лице мальчика замерла улыбка только при одном представлении, как его ненавистный отчим крутится в сдерживающих его веревках на сыром полу. С этими мыслями он и отправился короткий сон.
      Утро началось с вибрации телефона от будильника. Только не мальчика, а Джон Сона. Тому пора было собираться на работу, но в комнату он так и не явился. Джи Ху снова переварил пережитое вчера и осознал, что беспокоится лишь только за то, что отчим может внезапно объявиться, нарушив покой своего сына. Остальные составляющие его пропажи вообще не вызывали сочувствия у мальчика. Разве что в нем проснулся интерес узнать все подробности, но лезть с расспросами сегодня к господину Со он не хотел. Возможно, сам справится и утолит свое любопытство. Покинув комнату и приняв душ, мальчик отправился на кухню. Хотелось отплатить Мун Чжо за его доброту. А единственное, чем сейчас был способен вернуть должное Джи Ху, было приготовление завтрака. Для этого пришлось преодолеть переговоры с тетушкой Бок Сун, которая, как оказалось, всегда готовила для доктора Со. Пришлось включить максимум своего обаяния, на которое парень был только способен. И только после этого они сошлись на том, что юноша начнет готовить под внимательным надзором тетушки. Его этот расклад вполне устраивал.
      Во время готовки женщина ненадолго покинула его, предварительно взяв из холодильника пару вареных яиц, которые, мягко говоря, в этом общежитии практически всегда были непригодны для питания. Возможно, кто-то и употреблял их в пищу, но большинство людей не рискнули бы их даже попробовать. Куда тетушка их понесла, парень не знал. Сделав вид, что он занят перемешиванием лапши, он аккуратно развернулся, а потом выглянул из-за угла в коридор. Женщина взяла какие-то ключи и пошла вниз по лестнице. Вниз? Но ведь внизу никто не живет. Тогда может быть в подвал? От внезапного прозрения мальчик чуть не уронил ложку, которой перемешивал еду. Метнувшись обратно к плите, пока никто не застал его за подглядыванием, Джи Ху продолжил готовить, как ни в чем не бывало. Да что же там за подвал такой? Может, стоит как-то пробраться туда, чтобы уже, наконец, развеять собственные сомнения? Чем дольше он готовил еду, тем отчетливее в его голове созревал план, который он хотел сегодня же воплотить в жизнь.
      Как только с приготовлением еды было покончено, Джи Ху сказал тетушке, что пойдет покурить. Взяв из комнаты сигареты, он, выходя, проверил, что Бок Сун занята суетой на кухне, а сам направился к выходу с этажа. Он жутко нервничал, потому что еще никогда не брал чужое без позволения, а сейчас был именно такой случай. Сделать надо было всего ничего – просунуть руку в окошко и зацепить нужную связку ключей. Хорошо, что все было подписано, иначе Джи Ху с провалом вернулся бы обратно. Медлить было нельзя, поэтому трясущимися руками парень все-таки украл необходимое. Ему очень повезло, потому что стоило ему только развернуться и спрятать ключи в карман штанов, как он услышал открывшуюся на этаже дверь. Нет, сейчас идти в подвал точно не стоило. Нужно дождаться более удобной возможности. Как минимум, когда большинство жителей общежития уйдут на работу. Собравшись скрыться с места преступления, Джи Ху показалось, что он услышал голос Мун Чжо. Разобрать сказанное было практически невозможно, но юноша обрадовался, что доктор Со успел проснуться, пока еда совсем не остыла. 
      Поспешно поднявшись на крышу, юноша прошел к своему привычному месту и закурил. Ему необходимо успокоиться, прежде чем он спустится обратно на кухню. Пока Джи Ху еще не умел грамотно притворяться, поэтому его неоправданное волнение могло вызвать лишние подозрения. На это ему понадобилось значительно больше времени, чем он ожидал. Мальчик уже начал переживать, не уйдет ли доктор Со поспешно на работу, от чего он так и не узнает, как чувствует себя мужчина. Еще не до конца успокоившись, он поспешил обратно. Как и ожидалось, на кухне никого не оказалось. Постучавшись в дверь господина Со, мальчик не расслышал ничье присутствие в комнате. Оставался только один вариант, куда Джи Ху уверенно направился – душевая. Он застал доктора Со в тот самый момент, когда тот заканчивал прием душа. На мгновение юноша замялся, опуская взгляд в пол.
    - Да, сегодня тоже удалось выспаться, - нерешительно подняв взгляд на Мун Чжо, ответил мальчик. – Вам уже лучше? – все-таки решился спросить он. - Не откажусь. Буду к нужному времени, - это было единственным, что успел сказать Джи Ху перед тем, как дверь в комнату доктора закрылась. Так даже лучше. Непринужденный разговор мог не сыграть на руку взволнованному предстоящей миссией парню.
      Он дождался, когда доктор Со уйдет на работу, и только спустя еще какое-то время после этого в очередной раз высунул нос из своей комнаты. На этаже было тише обычного. Сейчас было самое время реализовать оставшуюся часть плана. Джи Ху искренне надеялся, что за все это время тетушка не обнаружила пропажу, поэтому не хотел случайно столкнуться с ней. Бесшумно спустившись вниз, мальчик столкнулся лишь с одним соседом, который в спешке бежал на работу. Больше ему никто не встретился, поэтому без особых проблем юноша смог оказаться перед дверью в подвал и отворить ее.
      Мальчик до сих пор не верил, что может здесь найти хоть что-то, но жгучий интерес подогревал его к активным действиям. Тихо ступая по длинному коридору подвала, Джи Ху видел вокруг себя только склад ненужных вещей. Он уже успел разочароваться в самом себе, ругая за внезапно проснувшийся полет фантазии, но сразу передумал, как только наткнулся на комнату, закрытую металлической решеткой, на полу которой трясся от холода и страха Джон Сон. Он был измазан в собственной крови, а одежда пропиталась сыростью. Увидев мальчика, тот громко завизжал, что-то пытаясь ему сказать, но не мог, поскольку рот был заткнут тряпкой. На мгновение парень впал в ступор. Он не верил, что собственные догадки оказались правдой. Такую картину он мог видеть лишь в собственных мечтах и никогда не ожидал, что сможет застать это наяву. Что он сейчас испытывал? Точно не страх и не сочувствие. Тогда, возможно, он был рад? Это уже больше было похоже на правду. Сейчас он до конца не понимал, что следует сделать в данной ситуации, но ясно осознавал одно – вытаскивать этого придурка отсюда он точно не станет. Открыв дверь и пройдя в комнату к отчиму, мальчик встал над ним, рассматривая обездвиженное веревками тело Джон Сона, которое было способно только изворачиваться, словно гусеница. Джи Ху не чувствовал ничего, кроме глубокого презрения. Мужчина все крутился и пытался что-то промычать своему сыну, но тот лишь с горящими от наслаждения глазами смотрел на него.
    - Тебе, наверное, неудобно, - спустя несколько мгновений произнес юноша. Он будто сейчас повторил манеру речи господина Со, подражая его ледяной подаче. Что он сейчас хотел? Наверное, заставить этого человека еще больше страдать. Присев на корточки рядом с Джон Соном, он схватился за узел веревки, что мешала тому говорить. Слегка развязав ее, давая надежду непутевому отцу, спустя секунду он завязал его еще крепче – настолько, что теперь мужчина вообще не мог двигать губами. – Как будто кто-то тебя пожалел, но я сделал, как надо.
      Вглядевшись в лицо Джон Сону, которого несколько дней назад боялся больше смерти, он увидел в его глазах страх. Тот человек, который изо дня в день измывался над собственной семьей сейчас начал плакать. Джи Ху даже после этого не почувствовал сожаления, наслаждаясь открывшейся картиной. Он не мог себе представить, что, оказавшись в такой ситуации, станет настолько безжалостным к этому человеку.
    - Я не стану тебе помогать. Хоть до конца своих дней сиди тут в надежде на спасение или наступление скорой смерти. Надеюсь, ты хорошо намучаешься, а потом поймешь, каким подонком ты был все это время. Кто бы это с тобой ни сделал, надеюсь, он не оставит тебя просто так, - поднимаясь с колен, мальчик еще раз оглядел Джон Сона с ног до головы, - я передам от тебя привет маме, - и покинул помещение.
      Вернуть ключи на место не составило особого труда. Оказавшись на улице, юноша чувствовал такой большой прилив сил, что считал, будто способен сейчас на все – ничто теперь не могло омрачить или испортить его воодушевленное состояние. До времени назначенной встречи оставалось совсем ничего, поэтому мальчик схватил нужные вещи из комнаты и отправился к клинике доктора Со. По дороге он размышлял над тем, стоит ли ему самому остерегаться быть пойманным таким же образом, как Джон Сон. Но затем он вспоминал, как Мун Чжо помогал ему, защищая от тирании собственного отца, и сразу же отметал все возможные опасения. Каким бы опасным не казался после этого доктор Со, мальчик пока хотел ему доверять. Множество вопросов к нему все еще крутилось в голове. Он решил сделать свои окончательные выводы после встречи с мужчиной, не накручивая лишние доводы самостоятельно. Если почувствует неладное, попробует сбежать. Тем более, пока никакой опасности для себя он не ощущал. Стоя на входе в клинику, мальчик все еще витал в облаках, поэтому не сразу заметил появление доктора на выходе. Наверное, выражение его лица сейчас значительно отличалось от привычного, но Джи Ху не мог никак скрыть свое сегодняшнее открытие, все еще находясь под огромным впечатлением.
    - Добрый день, господин Со, - поклонился мальчик и проследовал вслед за доктором в кафе, - вам стало лучше после вчерашнего? Рана уже не выглядит так страшно, - стоило ли ему рассказывать о том, что он сегодня видел? Вдруг увиденное заставит Мун Чжо беспокоиться о том, что юноша может кому-то растрепать. Пока он не определился с тем, что ему следует делать. Следуя хвостом за мужчиной до выбранного им заведения, мальчик был погружен в собственные мысли. Выдавливать из себя через силу нужные слова и эмоции он не умел, поэтому даже не стал стараться.
      Сделав заказ, Джи Ху поймал внимательный взгляд доктора Со. Казалось, тот видит мальчика насквозь, поэтому скрыть что-то или соврать было бы глупой затеей. Долго сопротивляться неловкому ощущению он не хотел, поэтому, как на духу, во всем признался:
    - Я видел Джон Сона, - сказал он, а сердце пропустило удар, потому что эти слова могли смело заставить мальчика пожалеть о своем решении, - никто меня не видел, и я оставил все, как есть, и никому не скажу, - и зачем он сейчас оправдывался? Он взглянул в глаза доктору Со, но не увидел в них ничего, что могло бы заставить мальчика беспокоиться. - Извините, что вам пришлось пережить из-за меня вчера. Он никогда не бил других, и я привык, что он поднимает руку только на меня.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/691206.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>справедливость и правда существует</div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (26 Апр 2022 21:38:46)

    +1

    17

    Покидая стены общежития, Со Мун Чжо словно попадал в другой мир - чистый и светлый, солнечный и прекрасный. Люди вокруг часто ему улыбались, многие из них были его пациентами, он каждому уделял внимание, был вежлив и приветлив, но не сегодня. Со вчерашнего вечера настроение портилось всё больше, и он был даже рад, что никого из знакомых не встретил по пути в клинику. Длинная чёлка скрывала пластырь на виске, можно было не беспокоиться по поводу неуместных вопросов, но раздражение из-за сложившейся ситуации нарастало. Мун Чжо привык быстро справляться с проблемами, а Джон Сон стал для него проблемой.

    И откуда в этом хрупком мальчике столько сил и терпения? Как он мог выносить такое почти всю жизнь? Почесав ноющий висок, доктор Со посмотрел в окно. Пациент уже ушел и он теперь просто стоял в ожидании Джи Ху. Парень появился на горизонте почти сразу, поэтому Мун Чжо взял свой чемодан и спустился на первый этаж. Кивнув на приветствие, он пошёл вниз по улице, где в это время можно было вкусно поесть. Мальчик стал слишком разговорчивым. То ли почувствовал себя в безопасности рядом с ним, то ли просто нарывался.

    - Я уже вроде говорил, что со мной всё в порядке, - совсем немного раздражаясь, всё же ответил доктор Со. - О себе бы лучше позаботился.
    Сев за столик в небольшом кафе, где в холод было тепло, а в жару прохладно, Мун Чжо заказал для них пиццу с морепродуктами, и предложил Джи Ху выбрать из меню всё, что тот захочет. Большой стакан горячего кофе стал для доктора успокоительным. Интересно, а что сейчас успокаивало Джи Ху? Он точно уже не один раз задался вопросом, куда делся его отец, но так ни разу и не сказал ничего об этом вслух.

    Напуган? Или знает больше, чем я думаю?
    Внимательный взгляд доктора не укрылся от мальчика, тот заёрзал, что только убедило Со в верности своего второго предположения. Слишком умный парень. А слова о Джон Соне даже немного удивили. Так спокоен, говоря о том, что видел своего отца связанным в подвале? Интересно, чем ещё Джи Ху его удивит? Слепая покорность близнецов раздражала, недальновидность Ю иногда даже в ярость приводила, но вот у него появился объект, который соответствовал всем требованиям идеального творения. Мун Чжо едва не открыл рот, чтобы похвалить мальчика за его выдержку, но тот произнёс слова, от которых Со сжал кулаки и неестественно дёрнулся, едва успевая сохранить лицо.

    - Не смей его защищать, - на выдохе сказал доктор, сжимая рукой край стола. Кофе уже никак не мог вернуть ему уравновешенность, поэтому стакан был отодвинут от греха подальше. - Ты не знаешь, что мне приходилось переживать в этой жизни. Перестань считать себя обязанным оправдываться за этого скота. Никто, слышишь, никто не имеет права так поступать с тобой. Будь моя воля, я бы выломал его руки и засунул бы их ему в задницу, пусть бы наслаждался.

    Слишком сильно его это зацепило, хотелось сказать намного больше, вбить в голову этого наивного мальчишки мысль за мыслью, желание защищаться и противостоять, силу воли и долю храбрости, а также то, что месть может остаться безнаказанной, если правильно её спланировать. Но этот урок он преподаст ему позже. Нужно ли было сейчас извиниться за вспышку гнева? Со не хотел извиняться. Он сделал ещё несколько глотков кофе и всё это время не сводил пристального взгляда с Джи Ху.

    - Как по-твоему всё закончится? Каким ты видишь своё будущее? Как долго ты намерен терпеть издевательство над собой? - продолжал задавать вопросы Мун Чжо, уже даже не пытаясь скрыть презрение. - Он достоин жить дальше безнаказанно? Два миллиметра. - Со небрежно откинул волосы, указывая на пластырь. - Ещё бы два миллиметра в сторону и я бы здесь не сидел. Что бы ты делал дальше? Сбежал? Ночевал в подворотнях и голодал? Такой ты видишь свою жизнь?

    Заказанная пицца так и стояла на столе не тронутой, аппетит пропал напрочь. Доктор планировал медленно привести Джи Ху к осознанию того, что его жизнь в его собственных руках, но от одного слова "привык" сорвало крышу. Поднявшись, Со бросил на стол несколько купюр и схватил парня за руку.
    - Пойдём. Давай решим всё сегодня.
    Быстро направляясь к общежитию, Мун Чжо набрал номер Бок Сун и сказал только одно слово - "открой". Когда они дошли, никого не было, но дверь подвала была открыта, а ключи торчали в двери. Слишком хорошо он выдрессировал их всех. Силой втащив Джи Ху внутрь, Мун Чжо запер дверь изнутри, теперь им точно никто не помешает.

    - Посмотри на меня, Джи Ху. Ты видишь во мне защитника? Я не смогу вечно быть рядом, да я и не должен тебя защищать.
    Всё ещё не до конца совладав со злостью, Со дошел до решетки и распахнул дверь. Жалкое существо, лежавшее на полу, всё ещё было отчимом парня. У него было время подумать этой ночью. Интересно, к каким выводам пришёл этот недалёкий человек? Наклонившись над Джон Соном, Мун Чжо брезгливо освободил его и даже кляп вынул, позволяя тому хватать ртом воздух и багроветь от злости.

    - Мне отпустить его? Или убить? Или ты сам хочешь сделать это? - спросил доктор, подходя к мальчику сзади и вкладывая в его руку какой-то холодный металлический предмет. - Сейчас я уйду, а вы поговорите. А вдруг произойдёт чудо и мы воссоединим вашу прекрасную семью, - теперь в холодном голосе слышался неприкрытый сарказм.

    Со больше не смотрел на мальчика, он просто ушёл, остановившись у запертой двери внутри подвала. Ключи он небрежно вертел в руке. Жестоко ли было так сейчас поступать? Продолжая создавать иллюзию защищённости, доктор опасался, что Джи Ху окончательно поверит в него и даже не попытается сделать что-то самостоятельно, поэтому пришлось слегка надавить. Ну, может и не слегка.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Ghhq4ao.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    Отредактировано Lee Je Won (27 Апр 2022 11:09:05)

    +1

    18

    Сейчас Джи Ху снова ошибся в формулировке собственных мыслей. Опять он себя ругал за то, что следовало бы ему и дальше по привычке помалкивать, иначе бы он не разозлил своими словами доктора Со. Юноша скорее ожидал услышать упреки в том, что он полез, куда не следовало, а получил за совершенно другие слова. Наверное, ему и правда стоит поскорее вылезать из своего привычного кокона жертвы, который настолько прилип к мальчику, что он никак не мог поменять свой собственный ход мышления. И сколько еще раз он будет в стыде прятать глаза под потоком полезных поучений господина Со? Нет, он не хотел хотя бы еще один раз разочаровывать Мун Чжо.
      К ароматной пицце, от которой у проголодавшегося парня сводило живот, притрагиваться вовсе расхотелось. Аппетит в один момент куда-то улетучился, и все мысли были заняты только упреками самого себя. Мальчик еще не видел господина Со таким злым, но этот факт в совокупности с выясненными недавно деталями все равно не заставил парня в испуге сбежать куда подальше. Он ведь все еще пытается помочь - разве нет? В который раз он поймал себя на мысли, что его реакция совершенно нетипична для той ситуации, в какой он оказался. Возможная опасность, которая могла грозить юноше от мужчины, его совершенно не пугала. Наверное, все его эмоции и реакции на внешние факторы совершенно исказились за долгие годы мучений. Он так отчаянно нуждался в сторонней помощи и поддержке, что был готов закрыть глаза на все остальное. Наверное, этим все и объясняется. По крайней мере, мальчик это аргументировал для себя так.
      Джи Ху не смог адекватно ответить ни на один вопрос доктора. Он настолько замялся и снова замкнулся в себе, что беспрепятственно дал себя увести в сторону общежития. С каждым шагом мальчик понимал, что сейчас должно произойти нечто, что снова выбьет землю из-под его ног. Он боялся – не хотел снова оказаться на месте того беззащитного ребенка, страдающего от тирании другого человека, которым был буквально на днях. Но ведь господин Со не допустит, чтобы с ним что-то случилось, верно? Или юноша его настолько разозлил, что Мун Чжо больше не хочет нянчиться с таким глупым ребенком, как он? В страхе юноша поглядывал на ведущего его за руку мужчину. Чем ближе к месту назначения они подходили, тем больше Джи Ху убеждался в том, что они отправятся прямиком в подвал. Устраивая сегодня свое неумелое наказание Джон Сону, мальчик был уверен, что в ближайшие дни сюда больше не вернется – он достаточно насмотрелся, чтобы спокойно спать. А сейчас силой его вели обратно, словно хотели снова загнать его в плен былых кошмаров. Нет, юноша не хочет так просто сдаться. Нужно просто вспомнить как легко сегодня слова Джон Сону слетели с его уст и как прекрасно мальчик себя чувствовал после этого. Именно на этом ощущении нужно сконцентрироваться, а не на животном страхе, которые Джи Ху испытывал из раза в раз при виде отчима.
      Когда Мун Чжо начал освобождать пленника от сдерживающих его до этого момента веревок и кляпа, юноша совершенно позабыл об условии, поставленном себе несколькими минутами ранее. Его снова с головой охватывало давно знакомое чувство липкого страха. Почему господин Со это делает? Он же понимает, что сейчас Джон Сон не станет сдерживаться и вдоволь отомстит сыну за причиненные ему неудобства, а затем переключится на остальных своих обидчиков. Ведь мальчик все еще не способен за себя постоять. Или это всего лишь оправдание собственной трусости? Почувствовав ледяную сталь в своей ладони, мальчик в испуге дернулся. В глубине души он, наконец, начал понимать, для чего Мун Чжо затеял все это. Оставив Джи Ху вещь, способную дать ему преимущество, которого ранее у него никогда не было, мужчина оставил непутевую семью наедине. Только вот сжатое в руке оружие нисколько не придало мальчику уверенности. Он медленно начал пятиться назад, испуганно наблюдая за медленно поднимающимся на ноги отчимом. Тот был все еще скован в движениях из-за затекших конечностей и ранений, полученных накануне вечером, но это все равно не мешало ему предпринять попытку загнать Джи Ху в угол:
    - Ну что, все еще такой же смелый? – неприятно усмехнулся Джон Сон. – Не думал, что смогу увидеть твое испуганное личико так скоро. Ты совершенно отбился от рук. Твой новый защитник нас так просто не отпустит – ты же понимаешь? А я не собираюсь спускать тебе с рук твое наглое поведение. Что ты там мне говорил? Хочешь, чтобы я вдоволь настрадался? Ну как, все еще желаешь этого больше всего на свете? – мужчина не двигался с места в то время, как Джи Ху в попытках максимально отдалиться встретился спиной с прутьями решетки. Вещь, которая напоминала скальпель по своей форме, все еще была крепко сжата в руке юноши за спиной. – Ты же понимаешь, что теперь вляпался еще сильнее? Твой защитник Мун Чжо не такой ангел во плоти, каким ты себе его представлял, не так ли?
      Джон Сон все еще не сделал ни шагу, выжидая ответные слова от Джи Ху. Бежать и правда было некуда, мальчик это понимал. Чтобы найти в себе силы для уверенного и правдивого ответа, парню потребовалось время:
    - Ты прав, - начал выдавать слова одно за другим Джи Ху, - я все еще хочу, чтобы ты прочувствовал на себе все то, что из года в год устраивал для меня, - мальчику потребовалось все свое мужество, чтобы избавить свой голос от дрожи и неуверенности. – Разве кто-то может быть хуже тебя?
      Последние слова заставили лицо Джон Сона скривиться от ярости. Он в одну секунду дернулся с места в сторону сына, припечатывая его плечами к решетке и хватая за шею. Мальчик, до этого прятавший руки за спиной, вытащил скальпель и приложил его к шее мужчины. Он не собирался калечить его – на это парень все еще не решался – он хотел просто припугнуть обидчика. Почувствовав холод на коже, тот замер, удивленно смотря на юношу.
    - Убери от меня руки, -  начал мальчик, чувствуя, как собственное тело предательски начинает дрожать. Этот факт не ускользнул от внимания мужчины, поэтому недоумение на его лице резко сменилось на усмешку и отвратительный хохот.
    - Да ты посмотри на себя, - не пытаясь защититься, начал говорить Джон Сон, - думаешь, сможешь меня напугать этой глупой игрушкой? Ты сам быстрее ею поранишься, - медленно отчим обвел пальцами запястье юноши и крепко его сжал, отводя от собственной шеи. Джи Ху не мог найти в себе силы сопротивляться ему должным образом, поэтому поддался и отвел свою руку. Он опять проиграл ему, в очередной раз убеждаясь в собственной никчемности. Отчим не оставил выходку мальчика без наказания, поэтому через несколько мгновений выбил из его руки оружие и ударил сына под дых. Воздух резко вышибло из легких, от чего мальчик, согнувшись пополам, упал на колени. За первым ударом пошли следующие. Поначалу Джи Ху пытался защититься руками, принимая атаки на них, впрочем, он делал так и ранее. Выслушивая новые порции ругательств в свой адрес, юноша отчаянно искал в себе силы для должного отпора. Нет, на этот раз он так просто не сдастся. Очередной удар не успел коснуться тела мальчика, потому что был перехвачен цепкой хваткой Джи Ху. Он взглянул в глаза своему оппоненту и понял, что больше не хочет себя сдерживать. Все так усердно сдерживаемые внутри себя эмоции и обиды, наконец, нашли выход.
    - Я же сказал тебе меня не трогать, - не сомневаясь ни минуты, парень поднялся на ноги и всем своим весом припечатал Джон Сона к стене. Теперь удары начались со стороны беззащитного все это время мальчика. Казалось, он вообще не замечал ничего, кроме собственной боли и гнева, которые он так отчаянно сейчас выпускал на ненавистном ему придурке отчиме. Не умея толком драться, он старался изо всех сил защититься от атак мужчины и как можно больнее ранить в ответ. Получалось у него это с переменным успехом, но это ничуть его не останавливало. Он давно потерял из виду скальпель, любезно оставленный господином Со, поэтому, нанося очередной удар своему противнику, Джи Ху остановил свой взгляд на веревке, которая ранее красовалась на теле Джон Сона. Не сомневаясь ни минуты, он дернулся в сторону, хватая ее, а затем обмотал вокруг шеи отчима. Петля крепко въелась тому в кожу и на мгновение остановила попытки атаковать мальчика. Через время они снова продолжились, но уже не с тем прежним напором. Единственное, что сейчас хотел Джи Ху, чтобы этот подонок, наконец, подох. Ему уже не было важно, почувствует ли тот вину или сожаление, достаточно ли намучается, чтобы хоть как-то искупить вину. В парне сейчас горела лишь неприкрытая и чистая ненависть, которая утихала с каждым хрипом мужчины и с каждой его слабеющей попыткой освободиться. Когда отчим перестал подавать признаки жизни, Джи Ху какое-то время все равно не выпускал из рук веревку, продолжая крепко сжимать ее. Он хотел наверняка убедиться, что Джон Сон больше никогда не встанет на ноги и не откроет глаза.
      После содеянного Джи Ху еще долго пытался восстановить дыхание и неотрывно смотрел на результат своего деяния, сидя рядом на коленях. Стук сердца молотком отзывался в ушах, а разум никак не хотел принимать тот факт, что мальчик смог сотворить такое. Внутри вместо душащих ежедневно страданий не осталось ничего – полная пустота, которую юноша никогда еще не чувствовал. Он понятия не имел, что ему теперь делать во всей этой ситуации. Что сказать матери? Полиции, когда они заявятся искать его отца?
      Джи Ху не сразу услышал приближающиеся шаги в коридоре. Он даже успел забыть о том, что здесь все это время находился Мун Чжо. Поднимая на мужчину шокированный взгляд, он не сразу смог выдавить из себя хоть какие-то слова.
    - Я убил его, - произнес мальчик, сам не до конца понимая, рад он этому факту или нет, - задушил веревкой, - кажется, от осознания произошедшего, его начала накрывать истерика, но он мгновенно взял себя в руки, не позволяя чувствам взять верх. Вообще все эмоциональное состояние мальчика сейчас оставляло желать лучшего. Разве что четче других в голове пульсировала мысль о том, что он все сделал правильно. Что так стоило сделать еще очень давно. – Что мне теперь делать? – Джи Ху снова поднял полные надежды глаза на господина Со.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/514886.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>мне понравилось? или только кажется?</div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (27 Апр 2022 17:16:07)

    +1

    19

    Стоя у двери и осознавая, что назад дороги не будет, и они с Джи Ху теперь крепко связаны, доктор Со постепенно успокоился, взял себя в руки и пару раз сделал глубокий вдох, только после этого он смог заставить себя вставить ключ в замочную скважину. Не потому, что собирался уйти... нет, не собирался. Он бы ни за что не оставил мальчика на растерзание отчиму. Но он верил, что Джи Ху справится со своей миссией. Со просто не хотел, чтобы связка ключей в его руках издавала лишние звуки. Он хотел услышать всё, что творилось в комнате, а если повезёт, то и увидеть.

    Сейчас наступил такой момент, когда в его влиянии больше не было необходимости. Да, можно и нужно было сделать всё гладко, растянуть удовольствие ещё на несколько дней, но мальчик вызывал в нём какие-то новые чувства, поэтому Со не сдержался в кафе. Сколько раз он проворачивал такое со взрослыми людьми? Они вызывали в нём лишь жалость, в каждом новом творении не хватало изюминки. Но сейчас Мун Чжо чувствовал, что нашел своё сокровище, человека настолько погрязшего в беспросветной тьме своего существования, что единственным лучом надежды для него оказалось убийство собственного отца. Нужно было лишь слегка направить его в сторону света.

    Прикрыв глаза, словно его самого сейчас ослепил этот самый свет, Со прислушался. Сам он уже был совершенно спокоен. Если бы Джон Сон сейчас вырвался и появился в коридоре, он бы не дал ему второго шанса, задушив собственными руками. Скальпель был милосердием. Такая тварь заслуживала длительных мучений. Папаша Ли был настолько противен Мун Чжо, что тот даже не стал бы вырывать у него зубы. Его трофеи были достойны гордости, но этот экземпляр испортил бы всю коллекцию.

    Джон Сон заговорил. Не все слова Со мог расслышать, поэтому сделал несколько шагов к решетчатой двери. В тот момент Джи Ху как раз вжался в стальные прутья спиной, явно, обескураженный словами отца. Не так должен был вести себя Джон Сон, ой, не так. Он должен был молить о пощаде, раскаиваться и обещать всё, что угодно, лишь бы сын встал сейчас на его сторону, а он не только оскорблял, но и пытался дискредитировать единственного защитника мальчика. Но Джи Ху пока держался молодцом. А у Мун Чжо почему-то сжались кулаки, но нет, это не его война.

    Когда Джон Сон начал избивать мальчика, Со вдруг почувствовал себя предателем. Всё же мальчик так сильно ему доверял, а он бросил его в одну клетку с этим маньяком. Оказывается, Джон Сон ещё не совсем ослабел, и каждый его удар по сыну отзывался где-то глубоко в душе Мун Чжо. Он не выдержал и подошел ближе к двери, коснулся руками решетки именно с тот момент, когда измученный Джи Ху нашел в себе силы остановить отчима. Его голос звучал так решительно, что Со одобряюще кивнул и снова отступил за пределы видимости. Доктор не стал смотреть, когда вновь послышался шум борьбы, он понял, что парень пошёл в атаку. Наверное, сейчас он был прекрасен в своём отчаянии и ненависти, но это был его бой, поэтому оставалось только ждать победного финала. Уверенность в том, что Джи Ху справится, росла у доктора с каждой минутой. Когда стало слишком тихо, он снова сделал шаг, подходя к двери, и увидел как мальчик сжимал верёвку на шее отчима. Сотворил ли Мун Чжо монстра или помог обрести покой? Сегодня они точно не узнают ответ.

    Распахнув дверь, доктор Со практически бесшумно вошёл внутрь. Нужно было успеть до того как мальчика захлестнёт паника и отчаяние, потому что, даже если он убил в состоянии аффекта, сейчас его отпустит... лучше было бы находиться в этот миг рядом, поддержать. Но истерики не последовало, парень был удивительно спокоен, лишь глаза горели так умоляюще, что Мун Чжо неожиданно даже для самого себя опустился на пол рядом с ним и обнял, крепко прижав к себе.
    - Ты всё сделал правильно, - в голосе не было ни похвалы ни упрёка, чистая сухая констатация факта, потому что любая эмоция сейчас могла выбить из колеи.

    Глядя на безжизненное тело, сдержаться было трудно, но Со смог оставаться невозмутимым, перевёл взгляд на прижавшегося к нему Джи Ху и улыбнулся, едва приподняв уголки губ.
    - Пойдём отсюда. Не нужно больше видеть это. Его больше нет в твоей жизни.
    Поднявшись на ноги, Со хотел было протянуть руку, но пришлись потянуть мальчика наверх, потому что, кажется, ноги того перестали слушаться. Обхватив рукой его хрупкие плечи, доктор вывел Джи Ху из подвала, не забыв выключить свет и запереть дверь. Они медленно поднимались, потому что Со так и не отпустил его плечи. Стать поддержкой после того как сам же и сотворил всё это с Джи Ху? Было ли это достаточно жестоко? Или всё же это было милосердием? Сложно понять. Многие человеческие чувства Мун Чжо воспринимал иначе. Сейчас он думал, что делал благое дело, освобождая мир от грязи.

    Было около трёх часов дня, но в общежитии они никого не встретили, спокойно добравшись до своих комнат. Не став оставлять мальчика одного, Со привёл его в комнату 305 и усадил на кровать. Отпускать было нельзя, но нужно было уладить всё с телом в подвале. Достав из тумбочки открытую бутылку красного вина и бокал, Мун Чжо щедро налил в него спиртного и практически силой впихнул в руки мальчика. Неизвестно, пил ли он раньше вино, но сейчас оно ему было просто необходимо.

    - Пей, - сказал он, пододвигая стул ближе к кровати и усаживаясь на него лицом к Джи Ху. - Теперь я отвечу на твой вопрос. Тебе не нужно больше ничего делать, я обо всём позабочусь. Тебе лишь нужно осознать, что жизнь твоя изменилась сейчас в лучшую сторону, и не винить себя. Только так ты мог освободиться. Пей. Красное вино полезно для здоровья, это я тебе как доктор говорю.

    Шутка не разрядила обстановку. Со какое-то время наблюдал за мальчиком, опасаясь, что спиртное не подействует так сразу и тот всё же впадёт в истерику, но вроде бы всё было лучше, чем ожидалось. Бокал в его комнате был только один, доктор не приводил раньше сюда гостей, поэтому он просто взял бутылку и сделал из неё несколько больших глотков. Им всем не мешало расслабиться.

    - Ты ранен? Нужно тебя осмотреть? - Мун Чжо вспомнил, что мальчику крепко досталось. - Я бы посоветовал тебе пойти отдохнуть, чтобы успокоиться. В свою комнату или на крышу, или можешь остаться у меня, но мне придётся скоро уйти. Если тебе здесь сейчас некомфортно, иди прогуляйся. Ты же знаешь, где находится парк? Сейчас главное - не замыкайся в себе. К утру я решу все проблемы, можешь не беспокоиться об этом.

    Мун Чжо так и остался сидеть, ожидая ответа. Дальше давить он не планировал. Сначала нужно было разобраться с телом и с алиби, а только потом думать, что делать дальше. Он знал, что так просто не отпустит от себя Джи Ху. Пока не отпустит, ведь у того в жизни ещё так много проблем.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Ghhq4ao.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    +1

    20

    Сидя на коленях в сырой и мрачной комнате рядом с мертвым телом того, кто приносил в жизнь одни сплошные муки и страдания, Джи Ху стойко сдерживался от накрывающей с головой паники и отвращения. Он не мог больше смотреть на того, кто еще несколько минут назад ровно стоял на ногах, наполненный бьющим через край ключом жизненной энергии. К горлу подступил приступ тошноты, который очень сложно было сдержать. Хорошо, что мальчик так и не поел сегодня в кафе, иначе съеденное точно с огромным успехом оказалось бы на полу подвала.
      Голос Мун Чжо звучит словно не здесь. Ощущение, будто юношу закрыли стеклянной колбой – он способен увидеть все, но звуки доходят до него с непривычной ушам глушью. Он чувствует объятие и тепло рук и тела господина Со и по инерции прижимается еще сильнее к единственному источнику так отчаянно нужной сейчас поддержки. Почему ему кажется, что только этот человек способен понять всю боль его души и принять его таким – слабым, потерянным, не имеющим за спиной ничего, кроме выжженного бескрайнего поля страданий, и теперь еще и убийцей? Жестоко и хладнокровно бросив мальчика на растерзание своему отчиму, Мун Чжо единственный помог ему обрести долгожданную свободу, избавив хотя бы от одной, но самой главной, проблемы, даже не являясь прямым участником всего действия. Хотелось закрыть глаза и вновь очутиться в кафе. Только уже зная, о чем говорить не стоит и держать язык за зубами. Означает ли это, что Джи Ху пожалел о содеянном? Наверняка пожалел, хоть в глубине души был невероятно счастлив, что избавил себя от дальнейшей тирании со стороны отчима, так как он не понимал, как теперь справляться и жить с последствиями своего деяния.
      Тело не хотело его слушаться. Ощутив неприятный холод, когда господин Со отстранился и поднялся на ноги, чтобы протянуть руку Джи Ху, тот не имел силы даже ответить взаимным жестом. Его будто магнитом притягивало к земле, нагрузив каждую клеточку тела чем-то тяжелым. Облокотившись на доктора, мальчик не спеша двинулся с ним в сторону выхода из подвала. Передвигать ноги было невероятно сложно, он будто забыл, как правильно делать такие стандартные и привычные для всех вещи. Сейчас он был похож на куклу, которой с легкостью можно было управлять ниточками и делать с ней все, что вздумается. Сердце уже не колотилось с такой скоростью, да и энергии Джи Ху никакой не чувствовал. Все последние силы тратились на успокоение бушующего урагана мыслей с миллионом вопросов, а так же на попытки проанализировать и переварить произошедшее.
      Мальчик и сам не заметил, как через считанные минуты уже сидел на кровати в комнате Мун Чжо и держал в руке стакан с вином. Он был готов сделать все что угодно, лишь бы на душе стало, наконец, спокойнее, и нашлись ответы на все мучащие его сейчас вопросы. После слов доктора Со о том, что он со всем разберется, стало немного легче. Конечно, юношу даже очень интересовало, откуда в мужчине столько хладнокровия и опыта, когда дело коснулось чьей-то смерти. Но разве он расскажет? Мальчик мог утешать себя только собственными догадками, которые оказывали на его ослабевшие организм и разум еще больше давления. Возможно, он все же задаст доктору так сильно интересующие его вопросы, потому что, кажется, он уже не чувствовал былой неуверенности и робости.
      Отпивая вино небольшими глотками, парень постепенно ощущал, как тело становится еще тяжелее. Возможно, стоило лечь поспать, а после пробуждения с новыми силами и свежей головой размышлять о случившемся.
      - Нет, все нормально, - ответил на вопрос о ранах Джи Ху. Он не был уверен в своих словах, ведь его тело действительно болело, только он не понимал, напоминают ли это о себе его старые ссадины или же заработанные новые. Узнает потом, потому что сейчас эти ощущения не были для него первостепенными. Он не истекал кровью, а значит, ничего страшного с ним не произошло. – Я, наверное, посплю, - сказал он, кивая в знак благодарности господину Со и отставляя в сторону пустой стакан от вина.
      Либо стало все равно, либо вино так подействовало, но перед уходом Мун Чжо мальчик неслышно, чтобы лишние уши вдруг не услышали, спросил его на прощание:
      - Вы не расскажете мне потом, почему вместо полиции отправили его в подвал? И почему вы не осуждаете меня за то, что я сделал сегодня? – помимо этих вопросов на языке крутилось еще с десяток. У Джи Ху уже было в голове несколько предположений, но он хотел убедиться во всем самостоятельно. Господин Со не казался мальчику опасным, по крайней мере для самого себя – это успокаивало, но и наводило на новые вопросы одновременно. Почему он решил помочь? Почему не боится смерти? Зачем дал мальчику оружие и поставил его на путь убийства отчима? Он тоже убивал? Случайно, для защиты - или ему это нравилось? Доктор знал о юноше и его жизни так много, но Джи Ху не знал о Мун Чжо абсолютно ничего. Разве что о его профессии и номере комнаты, в которой тот живет. 
      Оставшись в одиночестве в комнате доктора без ответов, которые, возможно, он еще получит, если Мун Чжо после возвращения захочет ему рассказать, мальчик еще некоторое время просто сидел, сверля взглядом стену напротив кровати. В голове была совершенная пустота, лишь на руках юноша чувствовал все еще сохранившееся жжение веревки, что он так крепко сжимал, и которой избавил себя от страданий. На мгновение показалось, что это чувство было ему приятно. От пронесшейся в голове мысли Джи Ху слегка встряхнул головой, прогоняя ее, хотя бы на время. Стоило поспать, поэтому мальчик, разувшись, лег сверху на кровать, не став ее расстилать. Голова сразу стала в несколько раз тяжелее, а веки слепились намертво, все мысли мигом исчезли из головы, и юноша, наконец-то, уснул.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/514886.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>мне понравилось? или только кажется?</div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (4 Май 2022 20:12:06)

    +1

    21

    Вино всегда было хорошим лекарством. Иногда оно - повод выпить и познакомиться, иногда - средство, чтобы расслабиться, а в такие вот моменты - лучшее средство, чтобы заглушить панику, переключить внимание и вдруг осознать, что жизнь не такая уж хреновая штука. Когда Со понял, что Джи Ху останется спать у него, он уже начал задумывать о том, какие распоряжения раздаст этой ночью своим людям. Да, именно его людям, которые сделают всё, что он скажет.

    Вы не расскажете мне потом, почему вместо полиции отправили его в подвал? И почему вы не осуждаете меня за то, что я сделал сегодня?
    - Разве я когда-то тебя осуждал за то, что ты хотел жить спокойно, лапуля? - так же тихо ответил Мун Чжо, но в голосе промелькнула какая-то новая интонация. Возможно, полумрак комнаты так отразился на его лице, а возможно, это и правда была не улыбка, а ухмылка, но исчезла она слишком быстро, и доктор снова холодно посмотрел на своего гостя.

    - Спи. Никто тебя здесь не тронет.
    Пока не тронет. Пока он не распорядится, не прикажет или не отвернётся от паренька, оставив того на произвол судьбы. Но сегодня Со Мун Чжо был полностью удовлетворён результатом своей работы. Покинув свою комнату, он отправился прямиком в 306-ю, которую никто так и не потрудился закрыть. На столе были разбросаны вещи, здесь же лежал телефон и кошелёк Джон Сона. Отыскав в комнате пакет, Со аккуратно всё туда сложил, не прикасаясь к другим вещам. Обычно он действовал в перчатках, но особо здесь нечего было прятать.

    - Добрый вечер, - поклонился Мун Чжо тётушке, появляясь на кухне. - Как твой день прошёл? Накормишь меня? А то мне не удалось сегодня пообедать.
    Улыбаясь, Бок Сун тут же поставила на стол миску с мясом. Посмотрев на пакет в руках доктора, она спросила:
    - Сам поедешь или отправишь кого?
    - Думаю, Ю давно не катался на автобусе. У меня другие дела будут.

    Они никогда ничего не обсуждали. Как-то так повелось, что они понимали друг друга с полуслова. Иногда Со задумывался над тем, он ли управлял поступками Бок Сун или это она так ловко всё выставляла в нужном ей свете? Так или иначе, они были тесно связаны. На руках тётушки крови было не меньше. С таким трудом удалось усмирить её жажду убийства, теперь она предпочитала травить жильцов, подсыпая им в еду наркотики, и после наблюдать как они медленно сходят с ума. Мун Чжо посмотрел на мясо, но продолжил его есть. Если он покажет хоть тень сомнения или даст слабину, тётушка тут же его прикончит. Она управляема лишь до тех пор, пока боится его.

    Было ещё рано, чтобы что-то предпринимать. Ю был на работе, но Со посчитал, что ждать до ночи будет слишком подозрительно, поэтому, оставив Бок Сун одну, сам пошёл в офис Ки Хёка, завернув телефон и бумажник в тёмный пакет.
    - Ты на сегодня закончил, - сказал он своему подопечному, когда Ю встретил его в коридоре своей фирмы. - Нужно отвезти это на другой конец города, а также купить билет на автобус в Пусан. Сними все деньги с карты и потеряй кошелёк. Господин Ли предусмотрительно оставил нам номер пин-кода.

    Вытащив из кошелька деньги, Мун Чжо отдал часть Ки Хёку, чтобы тот добрался до автовокзала без нареканий.
    - Лучше картой расплатись, покупая билет, а потом сними деньги. И на камеры не попадайся. Джи Ху заслужил получить всё, что заработал его отец.
    - Я понял.

    Оставалось сделать грязную работу, к которой Со обычно привлекал близнецов. Было около шести вечера, солнце даже не думало садиться, так что пришлось просто ждать, когда стемнеет. Схема давно была отработана, так что доктор не переживал, он планировал подняться на крышу и покурить. Сегодня вокруг него было слишком много людей, а это напрягало, но его желанию не суждено было сбыться. У входа в общежитие он столкнулся с мамой Джи Ху.

    - Госпожа Ми Сук? Добрый вечер. Как Ваши дела?
    Чуть склонившись, Со успел оценить состояние женщины. Она была относительно трезвой и чем-то взволнованной. Сейчас она была той переменной, которую он не учёл в своём плане, но был уверен, что справится с проблемой, тем более, что они сейчас находились так близко от подвала, где лежало тело её мужа. Станет ли ей легче от того, что Джон Сона больше нет? Сможет ли жить нормально или можно было лишить Джи Ху сразу обоих родителей и позволить ему наконец-то обрести свободу?

    - Вы не видели моего сына? - озадачено спросила женщина. - И мужу не могу дозвониться? Обычно он говорит мне, когда возвращается с работы.
    - Да, я видел Джи Ху днём, мы обедали вместе, - ответил доктор. - А вы уже ели? Может пропустим пару стопок соджу в ближайшем баре?
    Он знал, что этот вариант всегда был беспроигрышным.

    Сегодня он пил. После нескольких глотков вина Мун Чжо позволил себе выпить соджу и голова слегка кружилась. Он давненько не позволял себе такого, но был уверен, что не потеряет контроль над ситуацией. Женщина, увидев выпивку и тарелку с едой, практически разу забыла о том, что не могла найти ни мужа ни сына, и уже во всю что-то рассказывала своему новому собутыльнику. Со лишь кивал и иногда улыбался. И как люди делали это постоянно - напивались, забывали, что делали до этого, а утром снова шли на работу как ни в чём не бывало? Предвкушая похмелье, доктор всё же довольно сильно опьянел, но его состояние было не сравнить с тем, что Ми Сук уже вообще не держалась на ногах.

    - Я провожу Вас, пойдёмте.
    Расплатившись, Мун Чжо фактически потащил женщину на себе в общежитие. Было уже около девяти часов. Стемнело. Он обеспечил себе алиби. Мог бы, конечно, обеспечить его и на всю ночь, но от одной мысли об этом становилось тошно. Пошатываясь, Со поднялся на крышу, оставив Ми Сук в объятиях Морфея на четвертом этаже. Близнецы оба были здесь, играли в какую-то только им понятную игру, но тут же притихли, увидев доктора Со.

    - Наведите до утра порядок в подвале. Да, я помню, что обещал сводить вас в зоопарк. Хорошо справитесь - я вас отвезу туда.
    - А Джи Ху поедет с нами? - спросил один из близнецов, воодушевившись такими планами.
    - Думаешь, он захочет поехать? - А мысль была интересной. Вывести парня из этого мрачного места на свежий воздух, посмотреть мирных животных. Идея всё больше нравилась Со. - Я его спрошу, когда увижу. Идите, хочу один побыть.

    Дальше механизм заработал без его участия. Близнецы побрели вниз, они работали всегда довольно слажено, у них в машине всегда была краска и отбеливатель, они заметали все следы. Пока ещё ни одно тело не было найдено. Беспокоиться не стоило. Закурив, Мун Чжо дошёл до своего места, которое теперь облюбовал и Джи Ху. Будто вчера он встретил здесь забитого испуганного мальчика, а теперь этим парнем можно было гордиться. В комнату доктор возвращаться не планировал, спускаться на нежилые этажи тоже не хотелось, поэтому он уселся на пол и сонно потушил сигарету. Уснуть здесь было не такой уж плохой идеей, тем более, что мозги сейчас туго соображали. Дабы не дискредитировать себя и не сделать чего-то, о чём на трезвую голову он мог бы пожалить, Со оперся об ограждение и не заметил как уснул.

    Утро встретило его ярким солнечным светом и затёкшей шеей. Голова, как и ожидалось, раскалывалась, во рту всё пересохло. Хотелось сдохнуть, не сходя с этого места, но Мун Чжо услышал чьи-то шаги и мысли о смерти на какое-то время отступили, сменяясь опасением. Он ещё не знал, справились ли со своей задачей близнецы, и хрипло спросил:
    - Кто здесь?

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/Ghhq4ao.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.©[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    Отредактировано Lee Je Won (8 Май 2022 22:02:12)

    +1

    22

    В беспокойном сне Джи Ху провел время практически до самого утра. Лишь с первыми лучами солнца он впервые проснулся, долго соображая, являются ли такие яркие воспоминания о столкновении с собственным отчимом играми его сонного воображения или же жестокой явью. Голова сильно гудела, поэтому какое-то время ему было сложно полноценно подойти к какому-то выводу, а тело все еще неприятно болело от новых полученных ссадин. Лишь острая боль от них вернула Джи Ху четкое осознание того, что все произошедшее было не сном.
      Он еще долгое время лежал на кровати. Мозг отчетливо не хотел принимать факт того, что мальчик смог совершить такое жестокое преступление. Джи Ху чувствовал и облегчение, и страх перед тем, что его может ожидать. Почему он вчера так просто поверил словам доктора о том, что он обо всем позаботится? И действительно ли ему теперь ничего не грозило? Во всех самых ярких представлениях и фантазиях юноши такого рода расправа должна была принести ему кучу неприятностей. Он не мог поверить в то, что так просто от всего этого отделался. И почему он не чувствует вину за содеянное? Изо всех сил мальчик пытался себя убедить, что совершенное им преступление – это огромная трагедия, и он должен чувствовать раскаяние или жалость, но по итогу из раза в раз возвращался к исходному состоянию – безразличию к смерти Джон Сона. Вслед за старанием привить себе чувство вины мальчика настигло осуждение и страх перед самим собой. Он был уверен, что с ним что-то не так, раз его реакция отличается от реакции нормального человека, и это его крайне пугало. Будучи очень забитым ребенком, он никогда не позволял себе лишних и сильных эмоций и проявлений их по отношению к другим людям. Вчера же вся годами накапливаемая злость и обида просто выплеснулись наружу, оставив Джи Ху с пустотой внутри и бесчисленным количеством мыслей, а еще с осознанием того, что он действительно получал удовольствие от удушения человека. От воспоминания тело покрылось мурашками, что еще сильнее сбило с толку мальчика.
      Испугавшись собственных ощущений, юноша резко поднялся с кровати, намереваясь покинуть комнату. Свет за окном свидетельствовал о том, что ночь кончилась, но Мун Чжо до сих пор не вернулся. Вслед за переживаниями о своих эмоциях в голове с новой силой закружились вопросы о том, что планировал сделать доктор Со, и почему его все еще нет. Пошло ли что-то не так в его плане или он солгал о своих намерениях о помощи мальчику. Не ждут ли его уже за дверью с намерениями осудить и расплатиться за смерть Джон Сона?
      Повернуть дверную ручку было страшно. В голове с каждой секундой все четче пульсировали чувство паники и ощущение безвыходности своего положения. Джи Ху не сразу решился открыть дверь – тяжело дыша, он приложил ухо к тонкому слою дерева и слушал происходящее в коридоре. Убедившись, что там тихо, мальчик не избавился от чувства зудящего глубоко внутри страха. Лишь еще через несколько мгновений он решился приоткрыть дверь и выглянуть наружу – пусто. И почему он все еще никак не мог избавиться от давящего ощущения от слишком ограниченного вокруг него пространства? Стены внезапно сильнее прежнего начали давить, а из окружающей его среды будто исчезал постепенно кислород, заставляя мальчика вдыхать глубже, чтобы захватить побольше необходимого для жизни воздуха, сердце начало пропускать удары, придавая ощущение, что оно вот-вот остановится.
      «Нужно просто выйти на воздух», - сказал себе Джи Ху, тихо прикрыв за собой дверь. Такое он чувствовал впервые. Даже в моменты самых отъявленных выходок Джон Сона мальчик не ощущал себя настолько подавленно, ведь именно собственный организм сейчас будто насмехался над ним, убеждая, что он все еще остался тем же беззащитным и беспомощным пареньком. Спутанность мыслей не позволила ему услышать за своей спиной шаги матери, которая тревожным голосом спрашивала мальчика про отчима.
      Джи Ху резко обернулся и, еле дрожа, уставился на нее, не в силах адекватно связать и двух слов. Он понимал, что следует взять себя в руки, чтобы она ни о чем не догадалась, но именно сейчас это было сложнее всего сделать.
      - Нет, - отрицательно покачал головой мальчик – слишком резко, чтобы выглядеть в глазах Ми Сук спокойным и убедительным, - я не видел его.
      Эта отговорка плохо подействовала, поэтому женщина начала задавать ему еще больше вопросов, вгоняя Джи Ху в еще большую панику. Он понятия не имел, что ей сказать, чтобы это выглядело сейчас убедительно. Кажется, он был уверен, что его мать обо всем уже догадалась и просто пытается вывести его на чистую воду. Сердце слишком громко билось в груди, а сознание не позволяло придумать какие-то адекватные аргументы, чтобы оправдать себя или заставить женщину уйти, поэтому Джи Ху не осталось ничего, как сказать:
      - Подожди меня на кухне, я скоро вернусь, - и резко развернулся, чтобы двинуться по коридору прочь, желая поскорее покинуть кажущееся смертельно опасным сейчас помещение.
      С каждой преодоленной ступенькой сил оставалось все меньше – воздуха не хватало катастрофически, и казалось, что сердце сейчас остановится. Думать было все сложнее, сознание сильнее путалось. Мальчик уже не мог найти внутри себя силы и способность остановить свою нарастающую и неконтролируемую панику. Словно рыба на суше он барахтался в бесполезных попытках вернуть себе возможность к жизни.
      Так отчаянно нужный глоток свежего воздуха вообще не помог юноше с его проблемой. Он продолжал тяжело дышать, держась рукой за сердце и в страхе озираться по сторонам – то ли в поисках опасности, то ли в поисках помощи. Чувство одиночества еще больше сдавливало сердце и усугубляло внутреннее состояние. Наверное, если бы не вопрос, прозвучавший будто за толстой пеленой сжатого воздуха, Джи Ху окончательно бы потерялся в огромной буре своих эмоций.
      Услышав голос того, кто в последнее время стал ему помощником и надежной опорой, мальчик дернулся в сторону тайного укрытия, облокачиваясь о перегородку крыши и падая около нее на колени. Наверное, доктор Со сразу понял, в каком состоянии пребывает Джи Ху, но он все же смог выдавить из себя хоть какие-то слова, чтобы наверняка убедить мужчину в своем безвыходном положении:
      - Мне плохо, - сквозь тяжелые вдохи произнес он, - и страшно.
      Больше говорить и не стоило, потому что доктор с привычным ему ледяным выражением на лице практически одной фразой и движением помог мальчику немного выпасть из своего состояния неконтролируемой паники. К удивлению юноши, он действительно почувствовал небольшое облегчение, от чего мысли стали намного яснее. А еще через время он смог почувствовать еще больше эмоциональной свободы.
      Вернув себе способность говорить, он первым делом начал с благодарности и вопросов господину Со:
      - Спасибо, - неуверенно начал он, удивляясь тому, как ловко мужчина помог ему переключиться. - Вы ночевали здесь? Что-то случилось?
      От осознания, что из-за него у доктора могут возникнуть проблемы, стало снова не по себе. Мальчик ощутил себя внезапно свалившейся на голову обузой. И от осознания, что он так ничем не отплатил господину Со за его помощь, стало еще больше не по себе.
      - Я встретил маму, - продолжил Джи Ху, осознавая, что женщина стала ярким свидетелем его предыдущего состояния, - она спрашивала про отца. Я сказал ей дождаться меня на кухне, но она скорее всего заметила, что я был не в себе. Нужно что-то ей сказать, но я пока не придумал правдоподобных оправданий.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]постепенно схожу с ума[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/514886.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>мне понравилось? или только кажется?</div>[/lz]

    +1

    23

    Мысли ещё немного путались. Со Мун Чжо пил редко, но иногда позволял себе и напиться, просто не любил, когда кто-то видел его в таком состоянии. Да и ощущения на утро были мечтой мазохиста, а он себя таковым не считал. Но вчера мать Джи Ху была в ещё более плачевном состоянии, так что он не боялся за свою репутацию. А вот то, что прямо сейчас к нему шёл сам Джу Ху - было неожиданным. Сколько же Со проспал? Посмотрев на часы, он понял, что ещё достаточно рано, чтобы переживать по поводу работы, но уже слишком поздно, чтобы скрыться с глаз приближающегося парня. А ещё не было никакого желания снова нацеплять на себя маску вселенского благодетеля, пора было начинать понимать Джи Ху, с кем он связался.

    Но когда мальчик оказался рядом, доктор Со понял, что того сейчас меньше всего волновали какие-либо маски, потому что у него была сильнейшая паническая атака. Вот стоило лишь на минуту его оставить, а тут такое. Джи Ху рухнул возле него на колени, с трудом понимая, где вообще находился. Мун Чжо не успел его подхватить и теперь просто сидел рядом, наблюдая за терзаниями парня.
    - Дыши глубже, Джи Ху, - сказал он холодно, никакие слёзы жалости сейчас не пошли бы бедолаге на пользу. - Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на страхи и слабости. А ты сильный и достоин самой лучшей жизни.

    Хотелось его обнять, но тогда это бы пошло вразрез со сказанными словами, поэтому Со лишь крепко сжал плечо парня, замечая, что того начало отпускать.
    - Я ночевал здесь, потому что вчера напился, - с усмешкой ответил Мун Чжо. - И теперь у меня адская мигрень.
    После этих слов он сам над собой посмеялся, но тут же сжал руками виски.
    - Больше двух банок пива я обычно не пью, но вчера оказался в подходящей компании.

    Он не оправдывался, ему было безразлично, что подумает о нём Джи Ху, а вот то, что Со пил вчера с его матерью - это могло стать проблемой. Достав телефон, он увидел там несколько пропущенных звонков. Неужели он реально так крепко спал? Ну, зато выспался. А головную боль он найдёт чем полечить. Перезвонив сначала Ю, а потом одному из близнецов, он получил краткий отчёт, ответив лишь холодным "хорошо" и наконец-то поднялся.

    - Пошли поедим. Через два часа на работу, нужно как-то вернуть мне человеческий облик.
    И тут же нарисовалась новая проблема. Нельзя было попасть на кухню, миновав её. Так просто всё не закончится. И раз уж Со взялся разгребать последствия, с матерью тоже придётся что-то решать.
    - Она на кухне? Ну, ладно. Пойдём.

    Протянув руку, Мун Чжо помог парню подняться и подтолкнул его ко входу в здание. Хотелось курить, но он решил отложить это на попозже и ограничить своё лечение таблеткой и холодным душем. Также он не стал давать Джи Ху никаких наставлений, потому что его реакция должна быть натуральной, а не наигранной. Близнецы вчера всё сделали, беспокоиться было не о чем.
    - У Джон Сона на счету было около пятисот долларов. Мы сняли эти деньги и я их тебе отдам, потому что они твои, Джи Ху. Но я расстроен, что он не накопил больше. Это же гроши, на которые не выжить.

    Они молча шли по третьему этажу до самой кухни. Мун Чжо, поприветствовав Ми Сук, сначала открыл один из шкафчиков и порылся в аптечке, которую держала здесь Бок Сун. Откопав там аспирин, он бросил в стакан с водой две таблетки и залпом выпил, когда они растворились.
    - А вы лучше меня справляетесь с похмельем, госпожа Ли, - сказал доктор, продолжая копаться в кухонных запасах. Снова придётся есть лапшу. Поставив кастрюлю с водой на огонь, Мун Чжо открыл упаковку рамёна, посмотрел на Джи Ху, и достал ещё одну. Конечно же, мать не планировала кормить сына.

    - Слышал, что господин Ли уехал из города. Как он мог так с вами поступить? Джи Ху же нужно учиться. Да и кто будет платить за жильё?
    Искреннее удивление во взгляде направленном на Ми Сук и не менее искреннее сожаление - реакция, отработанная годами опыта.
    - Может заявить в полицию? Наш Ки Хёк как раз работает в юридическом отделе, мог бы посоветовать вам что-то. Правда, их услуги не из дешёвых, но для наших постояльцев они делают скидку.

    Видя удивление Джи Ху, Со усмехнулся. Да, он знал на какие именно точки надавить, чтобы его мать тут же отступила. Полиция и деньги. Заяви они сейчас о пропаже Джон Сона, придётся рассказать и о том, что он издевался над сыном и позволил спиваться жене, а это могло привести к его заключению, а Ми Сук была слишком зависима от денег мужа. Поэтому и любые платные услуги не могла себе позволить. Замкнутый круг, в котором мог так просто исчезнуть человек и никто не станет его искать.

    - Уехал, но почему? Ничего не сказал. Не могу дозвониться до него. - На лице Ми Сук не было паники, больше удивление и непонимание. - Нет, не нужно никуда заявлять. Мы сами разберёмся.
    Женщина ещё какое-то время покрутилась на кухне и потихоньку сбежала, так и не сказав ничего сыну.
    - Не важно, что и кому ты говоришь, главное - правильное выражение лица. И они примут любую ложь, - сказал Мун Чжо, ставя перед парнем тарелку и кастрюлю с лапшой. - Ешь. Ты должен пойти в школу. Хватит уже отлынивать.

    Интересно было узнать как на произошедшее на кухне отреагирует Джи Ху, что надумает предпринять? Или и дальше будет слепо следовать советам Мун Чжо? Каждый его совет становился всё более устрашающим, потому что мировоззрение доктора расходилось с привычным. Он видел мир в других полутонах, которые наконец-то смог начать различать и Джи Ху.

    [nick]Seo Moon Jo[/nick][status]твоя тень[/status][icon]https://i.imgur.com/uuLCLte.jpg[/icon][sign]Слава Богу, хоть один нормальный человек в этом дурдоме.[/sign][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Со Мун Чжо, 38</a></div>маньяк - по желанию, дантист - по призванию</div>[/lz]

    +1

    24

    [indent] Джи Ху больше не паниковал и перестал мучиться от ночных кошмаров. Прошло порядка трех недель с критического момента в жизни мальчика. В первое время он боялся, переживал, что что-то может пойти не так, старался избегать свою мать в страхе выдать себя с потрохами, но все проходило спокойно. К настоящему дню юноша практически полностью адаптировался к комфортной жизни без вечной тирании и насилия, смог вернуться в школу и стать, наконец, немного увереннее в себе. Он уже вспоминал о произошедшем без страха – мысли об этом все реже посещали его голову. Однако, нельзя сказать, что убийство не оставило никакого отпечатка на поведении и мышлении Джи Ху, и он смог полностью вернуться к счастливой и беззаботной жизни. Вместо привычной мальчику неуверенности и боязни каждого лишнего шороха - он будто бы совершенно потерял страх. Он больше не беспокоился при ответах на уроках, перестал реагировать на школьных обидчиков, из раза в раз бросая на их нападки безразличные взгляды и защищаясь от физических угроз, что вызывало у одноклассников вопросы, касаемо того, в чем кроятся причины подобных перемен в жизни их сверстника. Мальчик стал лучше учиться, смелее отвечая на уроках. Ему было сложно подтянуть знания из-за пропущенных уроков, поэтому ему пришлось тратить много свободного времени на получение утерянной информации из школьной программы. Казалось,  жизнь пошла на подъем, но все же нельзя было полноценно это утверждать.
    [indent] Многие вещи практически за несколько дней после роковых событий потеряли интерес в глазах мальчика, либо исказили свою форму восприятия юношей. Ранее пугающие окружающие люди стали лишь белым шумом посреди красочного мира спасенного подростка, который находил хоть немного интересными лишь некоторых жителей общежития во главе с Мун Чжо. Джи Ху хорошо уяснил урок, который тот ему преподал, на практике объяснив, до чего может дойти несвоевременное решение проблем. Несмотря на это, мальчик не боялся, что подобная истории в подвале ситуация может когда-то повториться, его уже не пугала смерть в привычной для всех ипостаси. Скорее, в Джи Ху появилась к ней больше интереса, поскольку только с ее помощью ему удалось избежать дальнейших жизненных мучений. Иногда он все еще видел во сне, как сжимает веревку на шее своего отчима, и периодически на его месте появлялась мать. Кстати, о ней.
    [indent] Женщина тоже вдохнула глоток полной свободы. Только она не поспешила сразу начать налаживать свою жизнь – она с еще большим усилием приложилась к бутылке, растрачивая на свой разгульный период все свои личные сбережения. Иногда, когда в ее голове случались просветления, она спускалась в комнату мальчика, рылась в его вещах и самых потаенных уголках помещения в поисках забытых заначек мужа или с пристрастием допрашивала сына о имеющихся у него карманных деньгах. Джи Ху не стал ей рассказывать, что деньги, которые Джон Сон откладывал, до последней копейки господин Со благополучно отдал его приемному сыну. Мальчик, в свою очередь, старался как можно экономнее ими распоряжаться, никакими действиями не выдавая женщине, что ему что-то досталось. Он был уверен, если он признается, женщина тут же обдерет его до нитки и продолжит свой беззаботный марафон, получая любовь и тепло в высоких градусах алкоголя. Если раньше он ее стыдился или жалел, сейчас в нем проснулось к ней полное отторжение и безразличие – как свою маму он ее уже не воспринимал, чаще игнорируя ее появление в зоне видимости.
    [indent] Закончив занятия, Джи Ху по привычке сразу отправился домой. Он не искал компанию или новых друзей – эти вещи по-прежнему были ему безразличны, поэтому первым, чем мальчик планировал сегодня заняться, было приготовление еды, а затем уроки. Возможно, вечером он снова сможет встретиться с Мун Чжо и немного обсудить с ним прошедший день – большего он не ждал и не просил, поскольку доктор Со и так сделал для мальчика очень многое, а водить дружбу с парнем, который в два раза младше, наверное, было бы глупо. Сейчас их отношения напоминали скорее теплые соседские, нежели какие-то другие. Иногда подросток замечал, как тот наблюдает за ним с крыши или встречал его внимательный взгляд в дверном проеме, когда сидел на кухне и играл в очередную бессмысленную игру с близнецами. Часто он разглядывал в его взгляде одобрение, а иногда получал от него очередную  порцию тяжелой пищи для размышлений, умещающуюся всего лишь в пару предложений.
    [indent] На этот раз привычная дорога домой испортилась помехой в виде назойливого мужчины, который откуда-то знал, что мальчик живет в общежитии и очень подробно интересовался у него об обстановке внутри и о жильцах. Джи Ху отвечал односложно, говоря, что все нормально, задавая встречные вопросы о том, кем являлся этот человек и что ему нужно. Тот отвечал очень несвязно, ходя со своими ответами вокруг да около, но так ничего юноше толком и не объяснив. Он проводил мальчика практически до самого общежития, остановив его за руку около крутой лестницы, ведущей к нужному зданию. Он спросил про господина Со, что еще сильнее прибило мальчика к земле, заставив того навострить уши, но внешне он никак этого не выдал.
    [indent] - Доктор Со? Знаю. Да, он работает в клинике неподалеку, - это была вся информация, которой мальчик был готов поделиться. – Зачем вы меня спрашиваете? Кажется, вы знаете обо мне больше, чем я о вас, но все требуете от меня новой информации. Если вы не хотите представляться, я пойду домой, - Джи Ху развернулся, собравшись уходить, внутри рассчитывая, что этот ход подействует на собеседника, что и произошло.
    - Я расскажу, - ответил мужчина, доставая из кармана бумажку со своим номером, но без имени, - сегодня вечером приходите в кафе, где продают куриные крылышки – там, на углу, - он указал в нужном направлении рукой. Место было неплохим, Мун Чжо как-то раз приводил туда юношу. Это было в тот день, когда тот слишком усердно погрузился в учебу и забыл про обед и про ужин, - я очень надеюсь на вашу помощь, поэтому прожду вас столько, сколько потребуется. Если что-то поменяется или вы не сможете придти, но будете готовы ответить на мои вопросы, позвоните по этому номеру, - он кивнул на листок.
    [indent] Джи Ху пробежался по набору цифр на белой поверхности бумаги и засунул его в карман:
    [indent] - Всего доброго, - единственное, что сказал он перед тем, как начать подниматься по лестнице. Ему не понравился этот тип. И первое, что хотел сегодня сделать мальчик по пришествию в общежитие, это встретиться с доктором Со и все ему рассказать. Осталось лишь дождаться его возвращения домой.

    [nick]Lee Ji Hoo[/nick][status]чувствую себя человеком[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/516/514886.png[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Ли Джи Ху, 16</a></div>мне понравилось? или только кажется?</div>[/lz]

    Отредактировано Kang Yeong (19 Май 2022 18:47:04)

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Твое новое творение