ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
— Сэр, боюсь, я вынужден отказать вам в просьбе, — бармен убрал бутылку с виски под стойку и отошел от Александра, чтобы вызвать ему такси. Он был частым гостем в этом баре и сегодня лопнуло терпение у персонала, которому постоянно приходилось грузить его в такси, а потом ждать, пока он приедет за машиной через день или два. — Но ты не можешь мне отка…..отказать. Я знаю, что имею на это полное право, — заплетающимся, но уверенно начинающим злиться голосом пробормотал Хоуп, ожидая, что бармен передумает, но тот уже набирал номер службы такси..
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    25.05
    Итоги: УГАДАЙ
    БАРЫШНЮ!
    УГАДАЙ
    Джентельмена!
    ОБЪЯВЛЕНИЕ
    от АМС!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Нет повести печальнее...


    Нет повести печальнее...

    Сообщений 1 страница 10 из 10

    1


    Нет повести печальнее...
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/dR2C05y.png https://i.imgur.com/IkVyAo3.png

    Reginald Brawley & Henry Harrow
    10 апреля 2022 / Дом мистера Броули

    Ну, с возвращением домой...

    +2

    2

    Мистер Броули прижал язык к небу, потому что чувствовал, что вот-вот чихнет. А это было неуместно во время мини-операции по извлечению из под собственного ногтя успевшей непонятно когда загноиться занозы. Он сидел на кухне, оборудовав стол как полагается - лампой, всем необходимым для манипуляции и дезинфекции, пинцетом пытаясь подковырнуть заразу. Даже нацепил случайно найденные старые увеличительные свои очки. И так больно, хотелось поскорее расправиться, а еще глаза начали слезиться от подавленного чиха. В итоге он не выдержал, снял очки и, надавив на глаза, просидел какое-то время. Палец дергало так, что он подумывал уже раздобыть местной анестезии и нормально уж зачистить, подняв ногтевую пластину, а не измываться. К слезящимся глазам добавился насморк. Угораздило его, конечно, и руки запаршивил и простуду подцепил. Все одновременно и так не кстати.
    Он достал платок и высморкался, вытерев проступившие слезы и с ненавистью смотря на палец. Неужто пальцы так могут болеть? Реджинальд всю жизнь берег руки и ему было сейчас крайне это удивительно, хотя если учесть сколько там нервных окончаний, вполне могло болеть и сильно. Оторвался за все года - у одного пальца вывернул ноготь, другой прищемил - уже чернеть начал, третий порезан, в четвертом вон заноза сидит. И это не считая ссадин и разбитых косточек. Его передернуло.
    - Ладно, черт с тобой, - сказал он, встряхивая рукой и выключая лампу. И где достать анестезию? Раньше просто можно было придти на работу, а сейчас у него нет работы. Чертов палец. Он обернул вокруг ногтя пластырь и встал, планируя все убрать и продолжить заниматься делами, как постучали. Из гостиной послышался тихий голос Черчи.
    - Все хорошо, это к нам гости, - отозвался мистер Броули, заглядывая к нему. Пудель был положен на лежанке, вчера прооперированный, он уже отошел от наркоза и вкушал все прелести послеоперационного периода. Реджинальд, можно сказать, всю ночь не спал, следил, а с утра сделал укол. Но вон, голову поднимает, любопытничает, хороший знак. Вот уж кому больно, а у него всего-то палец.
    Мистер Броули щелкнул замок и открыл дверь, отступая на шаг вглубь.
    - О, Генри, добрый день, - вежливо улыбнулся он. А затем вдруг резко чихнул, даже не успевая толком ничего с этим сделать, лишь отвернулся. Попытался было отыскать платок, но понял, что оставил тот на кухне.
    - Проходите пожалуйста. Извиняюсь. Я, видите ли, умудрился простудиться, - мистер Броули сходил на кухню за платком и вернулся в коридор. - Пришлось активнейшим образом проветривать, ибо запах этот... видимо продуло ненароком. Сейчас же не пахнет, ну-ка, у вас нос не заложен. Не пахнет?
    Он высморкался, высмотрел у Генри в руках сверток и отозвался:
    - Спасибо, что заехали и забрали. Вы мне очень помогли, я что-то ничего не успеваю совершенно, - сказал он, забирая пакет. С гостиной послышалось тявкание. - О, будьте любезны.
    Он поманил Генри за собой, Черчи уже порывался встать, чтобы проверить кто это там нарушил границы, дабы самым решительным образом его облизать. Но мистер Броули ему этого сделать не дал, аккуратно уложив обратно.
    - Это мистер Хэрроу пришел, не суетись. Сейчас он подойдет. Генри, вас не затруднит? Чтобы он не вставал, а то у него швы вчерашние, ему не особенно-то и можно. Просто позвольте себя обнюхать и облизать, он будет счастлив.
    Пока мистер Хэрроу проходил фейс-контроль у пуделя, мистер Броули попытался было подцепить ногтем упаковочную бумагу, чтобы не искать ножниц, и поступок этот быть весьма опрометчив. Обожгло новой волной боли, даже глаза заслезились. Он глубоко вздохнул, прищурившись на один глаз и пережидая. И увидел ножницы. Аккуратно подцепив скотч, он снял бумагу - внутри был пакет с черной тканью, точнее с несколькими кусками черной ткани, посаженными на тесемку.
    - Как у вас дела? - спросил он, снова чувствуя новый приступ насморка.

    +2

    3

    Возвращение мистера Броули было, можно сказать, триумфальным. Генри мог ожидать чего угодно, но не в том контексте, в котором это произошло. В общем, Хэрроу, конечно же рад, что мистер Броули остался с ними, и постарался больше не думать об этом инциденте. Бывало, что возникали мысли о том, что он снова может решить куда-то уехать, но… благо, пока все нормально. Нужно было себя чем-нибудь занять, чтобы меньше думать о всякой ерунде. Собственно, занятие нашлось очень быстро. В связи с тем, что хозяин квартиры, где жил мистер Броули, нашел новых жильцов достаточно быстро, ему пришлось ехать в гостиницу, и Генри с радостью согласился помочь с подбором квартиры. Через интернет это можно сделать достаточно быстро, как подумал Генри, но все оказалось куда сложнее. Прошла уже неделя, а все никак поиски не увенчались успехом. Если раньше было проще выбрать в том плане, что нужно бы поближе к работе, но… Сейчас этот критерий отпал сам собой.
    Всю эту неделю Хэрроу привыкал к новому начальству, и все никак не мог свыкнуться с мыслью, что на месте главврача теперь не мистер Броули. Нет, ну, самое главное, что он все-таки никуда не уехал, но все равно присутствовала какая-то тоска, что в клинике им больше вместе не работать. Мистер Картон вроде неплохой, и Генри пока не нашел в нем ничего отталкивающего. Ну, кроме того, что он не мистер Броули. Занял вежливо-нейтральную позицию, и просто работать, как работается. Дел в травматологии хватает, чтобы занять голову чем-нибудь полезным. По клинике ходят не самые лучшие сплетни о нем, медсестры разносят все новости со скоростью звука, хочешь-не хочешь, все равно узнаешь. Несмотря на то, что Хэрроу не особо большой любитель сплетен.

    Сегодня Генри уехал по просьбе о помощи мистера Броули, забрать какой-то пакет. Ему не сложно, да и время есть съездить, помочь, привезти. Приехать потом велели не в гостиницу, а… в дом к мистеру Броули. Давно же он там не был, уже даже забыл, какого это, ужины, обеды у семьи Броули. Эти десять лет вспоминались с большой теплотой. Прям, накатила ностальгия по тем временам, пока Хэрроу ехал  в сторону того самого дома. Жаль, очень жаль, что все так вышло и они развелись, могли бы дружить уже одной большой семьёй.
    Генри выдохнул, подъехал к самому дому, тот почти не изменился с его последнего визита. Интересно, а миссис Броули все еще тут живет? Или она уже не Броули? Генри припарковался недалеко у дома, забрал пакет. Постучав в дверь, услышал сначала лай собаки, потом щелчок замка.

    — Здравствуйте, мистер Броули, — Хэрроу вошел в дом, он невольно улыбнулся, но почти сразу нахмурился, услышав про болезнь, — Оу, надеюсь, ничего серьезного? Помощь не нужна? Может быть, лекарства какие-то нужны, могу сходить в аптеку, — предложил Генри с беспокойством, отдавая пакет мистеру Броули.
    — Мне не сложно было, всегда пожалуйста. Запах? Да вроде нет… — неуверенно произнес Хэрроу, не совсем понимая о каком запахе идет речь, хотя есть немного, но так, чтобы очень. Внимание Генри отвлек пес, — Ну что ж, не стоит беспокоить больного, — он улыбнулся, подошел к пуделю, позволил себя обнюхать, еще и облизать руку. После чего тот дал себя погладить, видимо или вспомнил, или просто понял, что не воры в дом пришли.
    — У нас все хорошо, пламенный привет вам от Евы. И от внуков, хоть они и не говорят, но уверен, сказали бы, — Хэрроу почесал пса за ухом, вернул свое внимание мистеру Броули. Взгляд зацепился за сверток, точнее его содержимое, Генри нахмурился, и не удержался все же спросить.
    — Мистер Броули, удовлетворите мое любопытство, если это не большая тайна, это что такое? — он кивнул на сверток.

    +2

    4

    - Оу, сущие пустяки, само пройдет. Но так невовремя это все и голова-то на этом фоне плохо соображает, - сказал мистер Броули на предложение Генри о помощи. Голова и вправду работала плохо, но больший вклад в это вряд ли внесла простуда - это просто еще один знак, что он разваливается. С запозданием он добавил то, чему следовало быть в самом начале, но не сообразил: - Но это очень мило с вашей стороны.
    Запах. Генри по этому поводу выразился как-то неуверенно и Реджинальд с тревогой посмотрел на него. Неужели пахнет? Ему так уже третий день везде мерещится, внизу не так сильно, а вот наверху несет. Вообще запах не из приятных сам по себе, прилипчивый, к тому же у него насморк. И хотя он сделал все, что мог, чтобы извести, о второй причине мистер Броули подумал поздновато. Но Генри бы этот запах узнал, конечно, если б почувствовал - особенно в комбинации с хлорсодержащими составами, которыми он весь прошлый день обрабатывал комнату.
    Господи, она сделала это в детской.
    Он там вчера снял весь ковролин и выдрал половые доски - все, что можно было выкинуть он выкинул и сжег во дворе, все, что нельзя - залил растворами. Но ему все равно... пахло. Мистер Броули надеялся, что все-таки мерещится. У него такое часто бывало, просто ассоциативное, вот он и решил проверить. Но ответ "вроде" его не устраивал.
    - Вроде? Простите, вынужден настаивать на более конкретном ответе. В среду... в среду же? О, ну да, тринадцатого это в лучшем случае, в среду здесь запланировано мероприятие, придут люди и если действительно до сих пор пахнет и мои усилия не оправдали себя... то мне необходимо начинать искать другое место, - сказал мистер Броули взволновано, будто ему уже надо это делать, а ведь времени очень мало. - А еще ведь знаете, какое дело, если пахнет только мне, то это может быть вовсе не простуда, а вы вот... Там ведь не только пропажа обоняния, но и искажение симптом.
    Он отступил на пару шагов и нахмурился. Есть ли какая-то вероятность найти в этом доме маски или придется выставлять Генри спустя минуту, после того как он явился? С другой стороны у мистер Броули поставлены все возможные прививки, но они не дают полной гарантии. А у Генри маленькие дети дома и влияние этой заразы на грудничков совсем не исследовано и ему категорически бы не хотелось выступить разносчиком. Хотя если отбросить панику и подумать, инкубационный период там с неделю или две, а значит он подхватил в аэропорту или еще раньше, а после этого они столько раз виделись уже. Хотя он все-таки ставил на простуду. В общем все эти мысли бурным потоком пронеслись в голове и заставили изрядно разнервничаться.
    Он вымучено улыбнулся на слова о внуках. Без сомнения, это было крайне приятно и он очень был рад, признателен, но внутри бушевала вся эта волна переживаний. И чтобы сохранить спокойствие, пришлось подавить оба чувства, а значит на мгновение мистер Броули застыл, потом кивнул и отозвался уже на вопрос:
    - Это? О, никакой тайны, - он вытащил один из отрезов и расправил в руках. - Это чехольчики на зеркала. Почему-то у русских так принято и...
    Он осмотрелся, подошел к небольшому зеркалу на стене и накинул на него черную ткань, чуть-чуть собрав тесемкой, чтобы не спала случайно. Пальцы отзывались болью на мелкую моторику, но если не обращать внимания, то вполне терпимо.
    - И это выглядит как-то вот так. Не знаю зачем, но сказали, что нужно так сделать.

    +2

    5

    — Хорошо, если что, говорите, схожу в аптеку, ¬— на всякий случай напомнил Хэрроу. Болеть сейчас очень некстати, да и о состоянии мистера Броули Генри все-таки беспокоился. Он нахмурился, еще раз принюхался. Мистер Броули как-то пространно выражался… Может, его уже параноит, но запах чувствовался только какого-то моющего средства. Скорее всего, хлорсодержащее. Но чего в этом удивительного, мало ли затевал уборку.
    К слову, об уборке… Генри вновь вспомнил о миссис Броули, ее в доме не было. Причин ее отсутствия можно придумать массу, но и не было какого-то следа ее присутствия здесь вообще. Например, запах вкусной еды, выпечки, как это обычно бывало, когда Хэрроу приходил к ним в гости в этот дом. Даже, если на кухне ничего не готовилось, всегда витал в воздухе запах чего-то вкусного. Вероятнее всего, войдя сюда снова, Генри невольно его почувствовал, хотя это был всего лишь фантом, воспоминание, такое греющее душу. И он затмил запах хлора. Но вопрос мистера Броули заставил вернуться в реальность.

    — Нет, ничем таким не пахнет, только немного каким-то моющим средством. С содержанием хлорки. Если вы об этом запахе, то да, он есть, — ответил Генри утвердительно, — А, если вы о ковиде, то можете не беспокоиться. Запахи я чувствую, как и общее состояние прекрасное. Просто, не сразу понял, о каком запахе идет речь, — хотелось спросить о предстоящем мероприятии, что же такого затевалось. В глаза бросился этот сверток, что в руках у мистера Броули. Какие-то лоскутки черной ткани, как показалось на первый взгляд, и почему-то не вяжутся ни с одним мероприятием, которое могло бы быть оформлено в черный цвет. Ну… кроме одного. Правда, это сосем не мероприятие.
    Генри нахмурился, следя за действиями мистера Броули, они были немного странными и непонятными для него. Закрыть зеркала черной тканью, у русских так принято… Что принято? И причем тут русские… Ах, да, его бывшая жена же приехала из России, наверняка, какая-то традиция, но понятнее от этого не стало. Почему-то присутствовало нехорошее предчувствие, Генри оглядел комнату, напрягся, здесь было так пусто, подозрительно пусто, тихо. Тишина пугала.

    — Интересно… только понятнее все равно не стало, — хмуро отозвался Генри, ничем иным не смог прокомментировать творение мистера Броули с зеркалом.
    — А мисс Броули уехала? Простите, не знаю ее девичьей фамилии, и меняла ли она ее. Она же тут жила все это время, видел ее несколько раз, правда, так и не пересекались ни разу, — Генри пару раз порывался подойти спросить как дела, но какая-то невиданная сила не давала им пересечься. Наверное, так и надо было. Спросил о ней из соображений убедиться, что все хорошо, все же не чужие друг другу, как ни крути.

    Отредактировано Henry Harrow (7 Апр 2022 23:56:14)

    +1

    6

    - Оу, - отозвался мистер Броули чуть запоздало, а потом нервно улыбнулся. - Тогда прекрасно.
    Не пахнет. Это ему кажется. С него станется. Ему вообще многое кажется. Например, что наверху кто-то ходит. Ночью будто правда кто-то ходил, даже пудель прислушивался. Если не пахнет, то можно провести все тут, как он изначально и планировал. Это при условии, что ему выдадут документы и разрешение. Так неловко получилось, до ужаса неловко. Мистер Броули и не знал как поступить правильно.
    Реджинальд чуть задумался, закончив с зеркалом. Довольно абсурдное действие. Потом Генри спросил про Мадлен и мистер Броули будто испугался. Он бросил быстрый взгляд на мистера Хэрроу, после снова повернулся к зеркалу и забегал глазами. Как же сказать так...
    - Она... - начал он, потом застыл и быстро добавил: - Она не меняла фамилии.
    А надо ли говорить? Может и не стоит? Что их расстраивать? Но, с другой стороны, он хотел посоветоваться с Генри насчет двух вещей, в таком случае придется все ж говорить предметно. Можно не советоваться, конечно, только вот он не знал как поступить. Не мог решить. Реджинальд положил пакет с чехлами на комод и, прочистив горло, повернулся снова к Генри, потупившись и принимаясь выкручивать палец. Простояв так с минуту и сделав глубокий дрожащий вздох, он все ж понял, что сказать не сможет. И в эту же секунду, будто по щелчку, переключился на суету. Он поправил подушку на диване, затем переместился и погладил пса:
    - Хотите чаю? Да-да, наверняка хотите, пойдёмте я вам сделаю чай. Только нам придется взять Черча за компанию, ему спокойно, когда он держит нас в поле зрения. Хотя, если быть честным, он уже ничего-то и не видит. Но так ему будет спокойнее, - протараторил мистер Броули, подхватывая лежанку с пуделем и направляясь на кухню. - Пойдёмте, мой дорогой.
    На кухне Реджинальд поставил лежанку прямо на стол и принялся убирать то, чем недавно пытался вытащить у себя занозу. Не особенно понимая, что и куда он кладет: пинцет погрузил в сахарницу, лампу отключил и просто положил на стол, баночки с антисептиками поставил к приправам.
    - Вы заняты в среду, которая вот будет, тринадцатого? - спросил он, не отвлекаясь от своего занятия. - Садитесь, прошу. Хотя что это я, конечно заняты. Это вообще весьма плохая идея делать все посреди недели, но там надо за три дня почему-то, хотя это будет уже пятый... я не знаю как правильно считать. Но, я так думаю, что тринадцатого часов в двенадцать будет прощание, сразу на Кенсал Грин - это недалеко от Больницы Хаммерсмит, на Хэрроу роуд, знаете? В двенадцать, это минут на тридцать-сорок. Стоит заметить, что гроб будет закрытый и это все очень формально на самом деле, поэтому ничего страшного, если вы заняты и не сможете. Совершенно ничего страшного. А вот после, уже здесь, будет это вот мероприятие... часов с двух, я думаю. И если бы вы заехали сюда после работы было бы очень мило. Я думаю, что до семи вряд ли кто-то останется, но я уж точно никуда не денусь. Боже, я забыл про чай, одну секунду.
    Он отвлекся от перекладывания вещей на столе и кинулся к чайнику. Посмотрел воду, зажег газ, поставил. Вытер вспотевшие руки о бока брюк и неловко продолжил:
    - Хотя я не уверен, что тринадцатого. Тут ведь как... Мне очень неловко, но может вы подскажете? Я не особенно понимаю происходящее. Мне вообще выдадут документы и разрешение на захоронение, если... Ох, там так неловко получилось, я сообразил только сейчас почему. Это я, наверное, виноват.
    Мистер Броули опустился на стул рядом и с трудом продолжил:
    - Там ведь как произошло. Я позвонил и говорю, что мне нужно в ветклинику отъехать и это довольно срочно, потому что вот он был в ужасном состоянии и нужно было срочно отвезти. Точнее нет, с самого начала. Я приехал сюда, потому что оказалось, что проблемы с документами на дом. Я позвонил в дверь. Несколько раз. Черч тявкал. Никто не открыл. Потом вышла соседка и сказала, что Черч тявкает уже неделю и что она вызвала службы за жестокое обращение с животными, что-то еще сказала. Не помню. В общем, я взял ключ - у нас ключ, знаете, под горшком слева. Хотя вы знаете. Он подошел. Я зашел, увидел Черча, он в ужасном состоянии был, но еще этот запах... Но не от него, нет, хотя он тоже внес свою лепту. Вот... Дальше что, дальше я позвонил и говорю, что хочу сообщить о трупе. Меня спрашивают все эти стандартные вещи, кто я, где я, что произошло. Ну я отвечаю, конечно, мне говорят оставаться на месте и дождаться приезда служб. А мне в ветклинику нужно, потому что он в ужасном состоянии и нужно срочно отвезти, понимаете? Я им это пытаюсь объяснить, а меня не понимают. И наверное это смотрелось... я не знаю, может быть подозрительно? Иначе почему они не хотят отдавать мне её тело? Они говорят, что оно в криминальном морге почему-то. Хотя какой тут криминал? Она просто повесилась. Они думают, что это я как-то виноват в этом и поэтому затягивают? Или почему? Я им объясняю про три дня, они не слушают. Я не понимаю, может вы объясните? Вы же работали в криминальном морге?
    Мистер Броули вроде как закончил говорить и вроде как сказал все, что хотел. Он поднял на Генри глаза и вдруг испугано дернулся, схватив мистера Хэрроу за руку и не давая ответить на вопросы:
    - О! Погодите. Погодите-ка. Это же, наверное, хорошо. Просто я тут ходил к священнику, к православному, Мадлен всегда верила в религию эту... И я подумал, что она бы наверное хотела, чтобы был священник, - мистер Броули нервным жестом почесал шею и съежился. - Он мне сказал, что таких они не отпевают, представляете? Отказал. Сказал, что таких не отпевают и вот про три дня сказал. Я потом пошел к другому священнику, не православному, другому какому-то, я их не различаю, с коловраткой такой был, более приятный. Он сказал, что он прочитает что там надо, хотя я рассказал ровно то же самое, еще присовокупив, что она православная была. Но засчитается ли это? Мне-то без разницы, но она-то верила и почему-то её эти... священники не хотят. Самоубийц они не отпевают. Но так ведь не сработает, да? Я подозреваю, что нет. Так вот смотрите что я подумал, раз вот она в криминальном морге, значит в заключении могут написать вместо "самоубийства" просто "убийство", я покажу это заключение тому, нужному священнику, и он тогда согласится отпевать? Так было бы даже удобно. Почему я сразу не подумал? Ой, чайник.
    Мистер Броули вскочил и принялся суетится по второму кругу.

    +2

    7

    Генри занервничал от реакции мистера Броули, от его суеты. Почему-то предложение чая у него теперь ассоциировалось с тем, что сейчас будет какая-то не очень приятная информация. Хэрроу нутром чувствовал, что что-то не так, что-то случилось. Он не перебивал мистера Броули, послушно пошел на кухню, наблюдал за его рванными действиями, не совсем верными и такими хаотичными, что хотелось подойти, взять за плечи и попросить успокоиться, спокойно произнести что же такого произошло. Но вот вопрос, подействует ли. Генри не перебивал мистера Броули, сел на стул. Хэрроу не сразу понял,  чем причина суеты… Хотя нет, не так. Понял он сразу, но сознание категорически отказывалось в это верить. Мисс Броули умерла, да, черт возьми, как так-то… Генри передернуло от осознании такой реальности. Она же болела, да, Хэрроу подумал сначала о болезни, но информация о самоубийстве была для него шокирующей.

    Кажется, что со смертью мисс Броули ушла целая эпоха. Эти десять лет были какими-то особенными, когда он посещал их с супругом дом, и почему-то ощущал себя здесь уютнее, чем в родном доме. Хотя в последнем он бывал от силы пару раз после отъезда. Да и не звали туда, чего нельзя сказать о чете Броули. Генри нервно сглотнул, руки немного тряслись, криминальный морг, ну, конечно… Всех же самоубийц проверяют на криминал. Генри бы и сам проверил восемь раз, если бы узнал. Ну, не поверил бы так быстро, что она могла сама себя… Как-то это нелогично, неправильно, не могла она сама, ну как так-то! Хэрроу порывался аккуратно спросить, уверен ли он в том, что ей не могли, так сказать, помочь, мистер Броули не дал задать этот глупый вопрос. Если она в криминальном морге, там все определят и без их участия. Хотя все равно. Очень уж хотелось проверить, чтобы убедиться. Неизвестно, какая бы информация шокировала больше... убийство или самоубийство.

    Генри не силен в вопросах религии. Если не сказать, вообще не сведущ в этой теме. Так, поверхностно. Да, знал, что самоубийц не отпевают, хотя считал это сущим бредом, просто не понимал в чем проблема… Слышал обоснование на прошлой работе, но все равно оно звучало не убедительно. Впрочем, не стал вдаваться в подробности такого вопроса. Но… нет, идея с тем, чтобы записать в свидетельстве «убийство» кажется хорошей, однако, ни один нормальный отдел полиции не станет этого делать.

    Так, нужно было как-то остановить суету, иначе Генри уже сам начинал суетиться.
    — Мистер Броули, подождите, — он подошел к нему, встал перед ним, положил руки на плечи, провел поглаживающими движениями, — Присядьте, пожалуйста, — Хэрроу указал на стул рядом с собой, взял мистера Броули за руку, стараясь, чтобы его собственные руки не тряслись.
    — В криминальном морге она потому, что так положено, ну, инструкции у них такие. Всех… проверяют на предмет криминала. Что касается заключения, то, наверное, лучше написать какое-нибудь медицинское обоснование смерти. Она же болела… Изменить заключение несложно, когда нет криминала, — выдохнул Генри, несильно сжав его руку.

    — На счет священника, затрудняюсь ответить, — Хэрроу замялся, — Я не очень в этом разбираюсь, не вдавался в подробности. Но, как там говорят, перед богом мы все равны, да и она оценит ваши старания. Если священнику важна причина смерти, то это мы исправим, — наверное, его слова звучали нелепо, и вопросы веры настолько далеки Генри, что он говорил чисто интуитивно. Он замолк на несколько секунд. Не думал, что придется говорить о таком, при таких обстоятельствах. В смерть мисс Броули слабо верилось, в такие вещи вообще никогда до конца не можешь поверить.

    — Примите мои соболезнования… Если позволите, я приду на прощание, да и вообще окажу помощь с подготовкой, если нужно. Мне не трудно, и действительно хочется помочь… И с моргом, если нужно, решу вопрос, это нетрудно, — предложил Генри, заметно, нервничая. Ему правда хотелось помочь, чтобы все прошло именно так, как хотела бы мисс Броули. Ну, не чужие же друг другу были.

    +1

    8

    - Может я бы сначала подал бы чаю? - неуверенно заметил мистер Броули, поглядывая в сторону, но подчиняясь. - О, ну хорошо.
    Он сел и потупился, прочистив горло. Старался было смотреть на Генри, но взгляд предательски соскальзывал то в сторону, то на пол, а на душе было так неспокойно. Реджинальд с готовностью покивал, он уж понял, что идея его посетила дурацкая. Как сказал, так сразу и понял. Это документы, их нельзя подделывать, конечно же нельзя.
    - Ох, и сколько времени отводится на эти проверки? Да, вы правы, почему я не подумал, что всех проверяют. Я же знаю все это, все инструкции, конечно же проверяют. Я же знаю все инструкции. Почему не подумал, - мистер Броули сокрушенно покивал. Знает, правда не с той стороны баррикад знает. - Медицинское обоснование? Асфиксия, думаю... механическая. Легкие, судя по последним анализам, справлялись, хотя вновь пошли метастазы. Но нет, там все не так и плохо, бывало и хуже. С такими анализами еще год вполне можно было прожить, даже без баллона.
    Слова Генри про священника вроде бы по сути должны были мистера Броули успокоить, а получилось ровно наоборот. Он счел и вторую свою идею дурацкой. Мадлен его ругала за формальный подход к вере и религии, там содержание над формой или как-то так она говорила... Нельзя, наверное, обманывать священника. Она бы не хотела этого. Да и сказал он уже, много в Хаммерсмите православных храмов разве? Какой, по сути, вздор это все.
    - Одному важна, другому не важна, хотя библия вроде у них одинаковая? Как там может быть? Я тоже совсем вот не разбираюсь, это было её хобби.
    И вот теперь ее любимая церковь, к которой она бегала, рискуя собой, в пандемию, ее любимый Бог, которому она молилась при каждом ухудшении и которого благодарила при каждом улучшении, в виде бородатого неприятного отправителя культа в черном балахоне, не хочет принимать её в свое лоно. Потому что видите ли она повесилась. А то, что она упрямо всю жизнь верила, ходила, молилась и жертвовало для них, видимо, пустой звук.
    Мистер Броули с каким-то радражением вздохнул и пожевал губами. До чего мерзко, если подумать. До чего тошно.
    - Нет, знаете, я не прав. Не стоит никого обманывать и вводить в заблуждение. Не стоит уподобляться. Стоит сделать по правилам: и гражданским и церковным. Попрошу того священника, который согласен. К тому же он и берет меньше.
    Реджинальд покивал и выжал из себя вежливую улыбку. Опять засвербело в носу, эта простуда так некстати.
    - Благодарю, мой дорогой, вы так добры. Конечно, мы были бы признательны. Вы были важны для миссис Броули, она очень тепло о вас отзывалась, помнила ваши предпочтения по еде, интересовалась как дела у вас и вашей супруги. Только вот, боюсь, дата неудобная, я не подумал, что это посреди недели... Хотя все затягивается, быть может и дата поменяется. Может на субботу? Там же нет никакого такого правила, как у евреев, что нельзя ничего делать в субботу? Я не помню, мать хоронили в понедельник, вроде. А вот дочку... тогда мусоровоз перед домом встал, прямо когда мы вышли. Значит выходной. Мусор забирают по выходным. И ее отпевали. Да, значит можно в выходной. В выходной больше людей смогут...
    Мистер Броули резковато выдернул руку и прикрыл лицо, чихнув. Потом заелозил в поисках платка, но не нашел тот. Где-то вот оставил, как обычно же! Черч еще засуетился, подорвался.
    - Прошу прощения, - извинился он, поднимаясь на ноги и оглядываясь. Взял салфетку. Потом переставил лежанку с собакой на пол, сопроводив то причитаниями о том, как пса угораздило на столе вообще оказаться. - Давайте я все-таки подам чай, иначе совсем неловко. К тому же мне нужно чем-то занять руки... Как, как у вас дела, все хорошо?
    Он дергано улыбнулся и принялся за чай. Решил достать чашки для гостей, но Мадлен их, видимо, переставила. Найти не смог, пришлось выставить непарные. Опять наверху скрипнула половица, он поднял взгляд и улыбнулся, продолжив хлопоты. Подал чай. К нему отыскались конфеты, правда всего пара штук осталась. Мистер Броули медленно поставил вазочку на стол.
    - Русские конфеты, вафельные, пробовали когда-нибудь такие? Любимые Мадлен, - сказал он и понял, что поставил три чашки. Замер на мгновение, бросив тревожный взгляд к потолку, извинился, убрал лишнюю чашку, сел на стул и заплакал.

    +1

    9

    Со смертью мисс Броули ушла целая эпоха. Для Генри десять лет, это уже много. А у мистера Броули сколько там… сорок или тридцать лет? Впрочем, какая разница, развод или нет, но прожил с ней большую часть жизни, и это уже многое означает, их просто так не вычеркнешь из жизни. Конечно, Хэрроу хотел прийти на похороны, проститься. Думается, что на работе не сильно будут возражать, хотя лучше заранее не загадывать. Генри боязно сейчас оставлять мистера Броули одного. Чувство, что может что-то пойти не так, не покидало его с момента, когда он понял, что мистер Броули говорит о самоубийстве своей бывшей жене.
    Все эти инструкции, формальности осложняли дело, замедляли. Генри не понаслышке знал всю эту процедуру. Если не поторопить, то могут и затянуть процесс. Хэрроу раньше старался побыстрее управиться со вскрытием, если подобные тела попадали в отделение. Несмотря на то, что детективы требовали побыстрее закончить с действительно криминальными трупами. Но чисто по-человечески было важнее закончить и выдать тела родным.

    — Не очень долго, но… — хотел добавить, что за такие тела берутся неохотно, но промолчал, — Слишком много формальностей, которые нужно соблюсти. Это, в принципе, можно ускорить, если хотите, — нет, ну неделями тянуть никто не станет. Мистер Броули не хотел проводить махинаций с изменением причины смерти. Если есть священники, готовые взяться за отпевание, то почему нет. Не все такие принципиальные. Вообще, Генри такой подход немного раздражал. Он не сведущ в религии, но считал, что причина смерти, это не такая уж важная вещь… Почему-то убийц и прочих нелюдей, умерших своей смертью отпевают, а самоубийц - нет. Какая-то несправедливость.
    Он мягко погладил мистера Броули по плечу, согласно кивнул, что пусть будет так, как он этого хочет. И хотела бы мисс Броули. Генри улыбнулся, воспоминания о ней грели душу, и ужины в их доме. Предпочтения в еде… Хэрроу их сам толком не знал, ел, что нравилось. Но мисс Броули всегда угадывала то, что готовить к столу, когда он приходил.
    Тяжело терять кого-то близкого, и осознание, что произошедшего не вернуть, режут хуже ножа. Хотя не смерть будоражит, как таковая. А то, что этим людям уже ничего не сказать того, что хотел сказать при жизни… но по каким-то причинам не смог. Генри в некоторой степени винил себя в том, что их общение с мисс Броули резко прекратилось после развода с мистером Броули. Он не знал, как этому он отнесется, внутри сидел какой-то червь, мешающий просто подойти и спросить, как у нее дела. Или же позвонить. В общем, надеялся, что за это она не держала на него зла.

    — Для меня тоже это очень важно. Что бы не произошло, но десять лет знакомства просто так не выкинуть из памяти. И, честно признаться, если бы не вы и мисс Броули, они бы были гораздо более тусклыми и невзрачными. В вашем доме всегда было тепло и уютно, — он кивнул, позволив мистеру Броули приготовить чай, может, ему правда так проще будет. Немного нахмурился, наблюдая за его состоянием. Простуда или что это,  главное, чтобы не стало хуже. Еще и душевные терзания накладывают свой отпечаток.
    — Можно и в субботу, мне не так принципиально. Я постараюсь прийти в любом случае. Как вам будет удобно. Насколько я знаю, что нет к этому четких правил. Мы нашего отца тоже в субботу хоронили, чтобы больше народу смогло прийти, — «или в воскресенье…», Хэрроу на секунду задумался, впрочем, не такая уж важная информация, чтобы вспоминать ее именно сейчас. Маме было просто важно, чтобы смогли прийти одни очень важные гости, которые хотели проститься с отцом.
    Он моргнул, не сразу заметил третью кружку. Только, когда мистер Броули ее убрал. Генри хотел ответить по поводу конфет, но затормозил себя…  Хэрроу медленно подсел ближе, приобнял его за плечи, затем чуть осмелел и обнял обеими руками. Он не знал слов, которые могут успокоить в данной ситуации. Наверное, только сам себя можешь чем-то успокоить. Говорят, время лечит, но нихрена оно не лечит. И ничто не избавит от боли потери. Остается только надеяться, что с годами раны начнут заживать. Тем не менее, какими бы сильными мы ни были, шрамы останутся навсегда.
    Генри только сильнее обнял мистера Броули, сам того не заметил, как по щеке покатилась слеза. Он терял контроль над собственными эмоциями. С шумом выдохнул, когда попытался сдержаться, но не получилось. Было жаль, безумно жаль, что все складывается именно так. Где-то в глубине он надеялся, что они вновь сойдутся, и проживут еще столько же.

    +1

    10

    Он в последнее время много плакал, никогда в своей жизни столько не плакал, всегда был спокоен, собран, всегда знал как поступить и что сделать. А в последнее время... мистер Броули даже не знал когда началось это "последнее" время. Реджинальд не понимал, зачем нужны эти слезы, они не помогали, не делали легче, а будто наоборот: от них становилось тяжелее физически, за них было стыдно; он теперь даже собственное поведение контролировать был не в состоянии.
    Но сейчас он плакал как-то по-другому, совершенно не так, как тогда в больнице при том же Генри, или как на этой же кухне тоже при Генри. В этот раз мистер Броули плакал как-то без особенной причины, просто глаза слезились, внутри-то он был вполне спокоен - все плохое, что могло произойти, уже произошло. Уже нечего боятся. Уже все кончено. Это не так, как в прошлые разы.
    Бедный мальчик, за что он с ним так? Надо бы держать себя в руках, зачем еще на него это все взваливать? У мистера Хэрроу своих забот хватает. С его стороны весьма дурно ставить Генри в такое положение, вынуждать к сочувствию, обременять всем этим, пугать.
    - Простите, от меня одни проблемы, - сказал он, съежившись и промакивая глаза рубашечным манжетом, когда Генри приобнял его. - Простите.
    И вправду, по его мненью, он должен быть тотчас же взять себя в руки и прекратить это все. Ругался на себя за эту неуместную слабость. Испортил своими ненужными эмоциями чаепитие. Но ровно в тот момент, когда Генри не отшатнулся, а обнял сильнее, мистер Броули сделал совершенно противоположное планируемому и вцепился в Генри мертвой хваткой. У него на мгновение потемнело в глазах от резкости этого усилия, он ошарашенно заморгал, а после чуть ослабил хватку, но только лишь для того, чтобы начать в каком-то трансе поглаживать Генри по рубашке. Самым страшным для него сейчас было бы отпустить. Так он не один.
    - Я не хочу умирать, - зачем-то шепотом сказал он, чувствуя как его бьет дрожью, как горло сжимает и как сердце жжется. - Не хочу.
    Реджинальд уже не плакал. Это было что-то другое. Он глубоко вздохнул и снова вцепился в мальчика, зарылся в него, упрямо не отпускал.
    - Все будет хорошо. Все наладится. Все пройдет. Все устроится. Все будет хорошо. Я не бесполезный, я еще могу что-то, да? Чем я могу вам помочь? Чем? Вы только скажите и я обязательно сделаю, все-все сделаю. Только скажите. Пожалуйста, чем я могу вам помочь?

    0


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Нет повести печальнее...