ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
— Сэр, боюсь, я вынужден отказать вам в просьбе, — бармен убрал бутылку с виски под стойку и отошел от Александра, чтобы вызвать ему такси. Он был частым гостем в этом баре и сегодня лопнуло терпение у персонала, которому постоянно приходилось грузить его в такси, а потом ждать, пока он приедет за машиной через день или два. — Но ты не можешь мне отка…..отказать. Я знаю, что имею на это полное право, — заплетающимся, но уверенно начинающим злиться голосом пробормотал Хоуп, ожидая, что бармен передумает, но тот уже набирал номер службы такси..
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    25.05
    Итоги: УГАДАЙ
    БАРЫШНЮ!
    УГАДАЙ
    Джентельмена!
    ОБЪЯВЛЕНИЕ
    от АМС!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Не сильно умею сказать, но хочу


    Не сильно умею сказать, но хочу

    Сообщений 1 страница 14 из 14

    1


    Не сильно умею сказать, но хочу
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/Pxl3QM5.jpg

    Генри и Реджинальд
    4 марта 2022, в одном из лондонских пабов

    Выпиваем. За жизнь говорим. Вот и весь сюжет-с.

    +1

    2

    Семья, дети, чего еще нужно от жизни? Хэрроу все еще привыкал к мысли о том, что у него началась новая жизнь,  и с трудом получалось не примерять ее к старой, когда он женился в первый раз. Чтобы не повторить все то, что было в первый брак, неудачный. Генри старался помогать жене, как мог, хотя, когда он на работе, девушка оставалась одна. Днем ранее, Хэрроу отвез ее к сестре, которая изъявила желание увидеть своих племянников. Генри не поехал в силу работы, которую он не мог бросить. Отпускал нехотя, ибо боялся за них, но все-таки сдался. Собирались, как на месяц, полная машина вещей, как Евы, так и близнецов. Звонил и писал смски им постоянно, это первое их небольшое расставание после родов. За детей переживал, за жену… Но там же Элли, поможет, если что. Пока Евы не было, за ним приглядывала Джо, иногда задавался вопросом, кто чей ребенок… Хотя Генри все же приятна такая забота от родной дочки. Сейчас в холодильнике дома всегда была еда, но надо было следить, чтобы отец ее ел.

    Сегодня день оказался рутинный, большую часть времени Генри провел за бумажками, и может оно и к лучшему. Обычно жена, дети, работ занимали большую часть жизни. Но пока он один, у него больше времени думать о том, о чем лучше бы не думать. Например, о том, что мистер Броули скоро собрался уезжать, а Хэрроу до последнего надеялся, что это глупая шутка. И вот он зайдет в кабинет и обрадует Генри, но ожидание не принесло никаких плодов, никто не спешил обрадовать его этой новостью. Это прям угнетало, и не давало покоя. Не хотелось выглядеть идиотом перед пациентами, и в очередной раз зависнуть, уже в палате. Благо, пока это происходит наедине с самим собой.
    Благо, Эрин с Дэном решили обратиться к семейному психологу, чтобы решить проблемы в своих отношениях. Братья на данный момент виделись не так часто, в силу обстоятельств. Причем, одинаковых у обоих. Но все-таки перезванивались и рассказывали друг другу новости. Хотя этого и очень мало. Это одна из немногих хороших новостей, которыми радовали Генри… А, ну еще команда регбистов подарила ему в благодарность… ростовой скелет. Конечно, в больнице никого скелетами не удивить, но вот Хэрроу никто таких подарков еще не делал. Однако очень забавно, и одновременно приятно.  Теперь это чудо стояло напротив входной двери и встречало посетителей. Перед уходом Генри вешал на него свой халат. Вместо вешалки. Очень удобно.

    Был почти конец рабочего дня, во всяком случае, Хэрроу так думал, и не заметил, как основательно так засиделся. Дома все равно никого нет, видимо, поэтому и не торопился домой. Работу переделал всю, какую мог, но, как ни странно, не она стала причиной. Сначала Генри переписывался с Евой в месенджере, потом просто задумался обо всем и сразу. И… не сразу услышал, как в кабинет кто-то вошел, очнулся, когда телефон просигналил о приходе нового сообщения. А затем увидел перед собой мистера Броули, удивленно посмотрев на главврача.

    — Добрый вечер, мистер Броули, — выпалил Хэрроу смущенно, — Извините, задумался…— он глянул на часы.
    — Кажется, я засиделся немного, честно, не специально, я помню, что нельзя… — попытался оправдаться Генри, ибо помнил, что задержки не поощрялись. Хэрроу поднялся со стула, положил телефон в карман, — Давайте я, может, вас подвезу, если у вас никаких планов на вечер нет, — предложил Генри, улыбнувшись. Все равно в одну сторону ехать.

    +1

    3

    Бросив попытки увещевать мистера Броули продлить контракт где-то в середине февраля, в начале марта Реджинальду была представлена его потенциальная замена - мистер Картон. При том мистеру Броули не было очевидно дальнейшее их взаимодействие: для передачи дел все-таки рановато, ему еще месяц работать, а для обучения у мистера Картона слишком уж внушительный послужной список. Собственно, в этом непонимании они порознь провели неделю - Реджинальд как занимался своими делами, так и продолжил это делать, каждое начало месяца он посвящал погружению в бумаги. Мистер Картон тоже, как оказалось, даром времени не терял и решил в первые же рабочие дни проделать смертельный номер, а именно начал "строить" медсестер. Обнаружилось это случайно, Реджинальд пошел раздобыть себе булочку и наткнулся на вот это карьерное пике в виде мистера Картона, отчитывающего прилюдно старшую. Немало удивившись этому факту, он передумал насчет булочки и побыстрее спрятался в процедурке, заодно давление померил.
    Странное дело, старшая сразу голову Картону не откусила. "Значит будет какая-то феерия", - подумалось мистеру Броули и он стал ожидать развития событий, очень надеясь, что они придутся на понедельник, ибо потратить вечер пятницы он хотел на паб. Как-то он втянулся и попривык напиваться по пятницам, так выходные проходили быстрее что ли. Еще видите ли миссис Келли не было на месте, и не выяснить ничего - обычно медсестры заходили через неё. Ладно, в понедельник будет что-то. А во вторник операция. В среду он близнецам обещан в аренду. Вполне себе неплохая неделя вырисовывается, главное пережить выходные. Обычно, коль что не так, он работал, но тут надо было отучать себя, вот он и пил.
    Вынырнув из раздумий, он вспомнил, что принесли эту коробку. Боже, совсем забыл про коробку, а там ведь подарок. Голову всю сломал, что можно всучить Генри на все вот эти вот его события, и день рождения к тому же недавно был. Решил, что подарит фотоаппарат моментальной печати - мистер Томас рассказывал, что это полезная вещь. Правда применительно к его исследовательской работе по деменции, но Реджинальд почему-то проникся и вспомнил применительно к случаю. Заказал через интернет с доставкой, получил, расписался и все, черт возьми, сам. Был собой горд. Еще и сел разбираться, как это все работает. Оказалось весьма просто. В качестве эксперимента сфотографировал свой кабинет, помахал карточкой, чтоб проявилось, увидел, что горизонт завален, но проникся ностальгическими мыслями и фотографию положил в кармашек пиджака.
    Надо бы зайти и вручить, только вот насчет упаковки он и не подумал. Не дарить же в коробке с логотипом Фидекса? Отчего-то решил проверить, а не сидит ли Генри на работе, потому что ему говорили, что Эванджелин с детьми гостить у родственников собиралась, а он еще возмутился, мол не рано ли разъезжать им пока... Оказался прав, мистер Хэрроу в клинике, либо не отметился на выходе. В обоих случаях положен нагоняй. Что ж, пока что он еще главврач, поэтому надо пойти и выдать. Мистер Броули быстро собрался, запихнув камеру в бархатный мешочек из под какой-то награды своей, и спустился в травматологию. На этажах было как-то пусто, странно пусто даже учитывая время. И процедурная сестра странно на него глянула на прощанье, но Реджинальд не придал тому значения.
    Мистер Хэрроу сидел в кабинете, уткнувшись в телефон и пребывал в такой прострации, что, казалось, можно вынести из все ценности, а он не среагирует. Мистер Броули для приличия постоял у входа, но остался незамеченным, пришлось подойти вплотную к столу, чтобы получить внимания. Но это было даже забавно. О, заметили.
    - Добрый вечер, - протянул он, напуская строгий вид. Генри потянуло оправдываться. Какова дрессировка, жаль, что мистеру Картону достанется все такое вот готовое. - Бессонные ночи дают о себе знать? Знаете, есть такой анекдот - один спрашивает: "вы высыпаетесь?", второй отвечает: "куда?".
    Реджинальд улыбнулся, с удивлением обнаруживая свое настроение... хорошим? Иначе с чего он анекдоты-то рассказывает тут? Да и невпопад вроде как. Но почему-то было безразлично и даже как-то лениво на эту тему себя отчитывать. О, так это он провалу мистера Картона радуется, получается? Каков нахал. Улыбка стала еще шире.
    - О, благодарю за предложение, но сегодня я планировал до паба прогуляться. И раз я вас тут так удачно застал, то позвольте кое-что... - он полез в сумку, а потом остановился и задумчиво добавил: - Или, знаете как, мы можем вместе прогуляться до паба и я сделаю это в более торжественной обстановке? Как вам такое предложение?

    +1

    4

    Ситуация так себе, Хэрроу старался соблюдать все инструкции, чтобы лишний раз не подводить мистера Броули. В последние дни бывало задерживался, но не так, чтобы очень. И… не по работе.
    — Да, можно и так сказать, — усмехнулся Генри, —  Думал, что бессонными ночами меня не напугать, уж за десять лет-то ночами работал часто. Но как оказалось, что работать ночами и сидеть с детьми, это не совсем одно и то же… Как-то позабыл об этом, — Хэрроу замялся, подумав, что еще немного и он будет в точности, как в том анекдоте, что рассказал мистер Броули.
    Причин хватает и помимо детей. Поразителен тот факт, что наваливается все и сразу, именно в один момент. Иногда складывается ощущение, что раз в год наступает какая-то черная полоса… И при этом она так и не становится взлетной.
    Вновь хотелось задать очередной вопрос про отъезд, но прикусил язык, приходилось это делать в последнее время частенько, чтобы лишний раз не расстраивать самого себя, получив ответ, который Генри не понравится. Хэрроу немного удивленно посмотрел на мистера Броули. Паб, это интересно, что ж, иногда нужно развеяться. Хотя, откровенно говоря, Генри напрягся, учитывая не такой давний случай, который плотно засел в памяти у Хэрроу. Но вот встречное предложение удивило еще больше.

    — О, ну, можно, почему бы и нет. Дома все равно никого нет, а я уже так отвык возвращаться в пустую квартиру. Сначала привыкал к тому, что там кто-то есть, а теперь наоборот… интересно, — улыбнулся Хэрроу, — А что за торжественный повод? — осведомился он с любопытством в голосе. Хотелось верить, что торжественным поводом мистер Броули называет не свой скорый отъезд. Генри немного напрягся, но постарался абстрагироваться, не показывать своей тревоги по этому поводу лишний раз. Хотя получалось с трудом.
    Он на секунду замялся, раздумывая, забирать пакет с вещами или нет. Все равно машину оставлять у клиники, как минимум до завтра. Лучше бросить её здесь, на парковке клиники, чем у паба. Да, бросит их в машину, завтра днем приедет заберет.

    — Вы знаете  хорошие места? Я здесь ещё не успел до конца освоиться в этом плане, не было на это много времени. Поделитесь? — видимо потому, что жизнь в этом районе началась с наличия детей, и походы в подобные заведения пришлось свести к минимуму. Сегодняшний случай исключительный. С Евой они ещё не скоро просто выпить смогут вместе. Но ради маленьких стоит немного потерпеть.
    Генри выключил свет, закрыл кабинет на ключ и пошёл в сторону лифта.
    — Успели только исследовать все местные парки и все маршруты в них, — поделился Хэрроу своим скромным досугом. С детьми пока развлечений мало, но свежий воздух нужен всем, и Еве, и Генри и детям, поэтому выбора не остаётся особо.

    +1

    5

    - Превосходно, - с искренним воодушевлением отозвался мистер Броули, сам до конца не осознавая насколько он жаждал компании. И дело было именно в том, что так метко озвучил мистер Хэрроу - пустая квартира. Реджинальда никто не ждал, а ведь он почти никогда не жил один, не жил сам. И в его возрасте перспективы новых начинаний не радуют, а скорее вызывают кислую мину.
    Мистер Броули защелкнул застежку портфеля, так и не выудив оттуда ничего. Пить в одиночестве он тоже не хотел - тут он планировал обрести компанию на месте, но более наверняковый вариант это явиться сразу с кем-то. Генри полезно будет отвлечься.
    - О, вы не в курсе? Сегодня день благодарности сотрудникам, день соуса тартар и, международный день очкариков. Столько поводов, - с улыбкой ответил Реджинальд. У них в пабе было принято по пятницам щеголять поводами для тостов, поэтому накануне он сидел и вычитывал самые странные праздники на текущую дату, чтобы не упасть в грязь лицом, если зайдет о том речь. - Ну и день рождения у вас был недавно.
    Если есть повод, то это точно не алкоголизм, а веселое времяпрепровождение. Да и было подозрение, что в Ибадане с выпивкой не особенно благополучно - а если уж учесть его вкусовые пристрастия, выпестованные на подарочных коньяках и элитных скотчах, то совсем катастрофа.
    Мистер Броули дождался пока Генри закроет кабинет и они вместе пошли к лифту.
    - Сейчас мы направимся в очень хорошее место, в котором ни в коем случае не должны знать, что я знаю места куда лучше. У каждого уважающего себя британца должен быть свой паб. Как понять, что паб ваш? Весьма просто - если это грязная забегаловка недалеко от дома и вам там дали дурацкую кличку, значит это ваш паб.
    Он снова улыбнулся, пытаясь отыскать свой пропуск - всегда в лифте озадачивался этим, хотя некоторыми этажами можно было передвигаться и без него. Неужели в кабинете оставил? Вот с ним так всегда, стоит переодеться из халата во что-то иное, так теряет пропуск. У административного отдела, казалось, была целая статья расходов под названием "пропуск для Броули". Он тяжело вздохнул и решил проверить в кармане брюк, как лифт прибыл на первый этаж и распахнул двери. И сразу же послышался гвалт, не меньше.
    - Это что такое? - возмутился Реджинальд, выходя в холл и наблюдая медсестринское стояние, крайне похожее на зачинающуюся забастовку. Тут находилось не меньше пятнадцати человек младшего медицинского персонала в форме и несколько дам в "штатском". И они возмущенно что-то обсуждали, собравшись у рецепции.
    Далее практически одновременно случилось две вещи - мистер Броули вспомнил причину, а значит первым же делом возжелал как можно быстрее скрыться. Он даже успел бросить побуждающий к отступлению взгляд на Генри, который вряд ли понимал весь ужас происходящего. Но тут случилась второе: их заметила одна из администраторов. А там уже это было сообщено остальным и, судя по всеобщему вниманию, возможностей для отхода не осталось. Да, они ждали именно главврача. Мистер Броули повел плечом, глубоко вздохнул, переложил портфель в другую руку и, все еще пытаясь отыскать пропуск, двинулся к рецепции. Ну почему нельзя было дождаться понедельника?
    - Это что такое? - повторил он громко, в попытке перехватить инициативу, пока его не погребло под потоком жалоб и возмущения. Наивно или нет, мистер Броули таки хотел провести этот вечер в пабе, а не разгребая дерьмо за мистером Картоном. - Реанимация? Вы хотите мне сказать, что в реанимации остались только двое? Миссис Роудсон, как это понимать? Что здесь делают дежурные этажей? Только не говорите мне, что вы за двадцать пять минут успели сделать вечерние назначения по этажу, не поверю никогда в такое. Миссис Доул, у вас смена еще полтора часа. Миссис Хэмфри, вы что тут делаете, вы не на смене. Где маски?
    Он метал молнии и это помогло перехватить инициативу. Дело в том, что в своей возмущенной речи он точечно обратился к самым активным дамам и пока они находились с ответом на эти претензии, а остальные в замешательстве, мистер Броули продолжил.
    - Вынужден настаивать, чтобы все сейчас же разошлись по рабочим местам. Кто парламентер? Я не буду говорить со всеми разом, только с кем-то одним, но остальные будут оповещены о результатах. О, миссис Уорен, прекрасно. Быстро-быстро, расходимся. И чтобы я больше такого не видел, массовые сборища запрещены, у нас пандемия, - продолжал активно возмущаться Реджинальд и его усилия не пропали даром. Сборище и вправду начало расходится. Осталась старшая и две в штатском, которые не на смене, их бы стоило выгнать вовсе. Но одна из них, миссис Хэмфри, имела очень бледное лицо, а причины тому мистер Броули пока не знал.
    - Одно мгновение, Генри, одно мгновение, обождете? - извинился мистер Броули, отводя старшую в сторону: достаточно далеко, чтобы создать приватность, но не так далеко, чтобы администраторы не слышали разговора. Дело в том, что осведомить разошедшихся было как раз таки их задачей. - Рассказывайте что случилось, а не то, что вы уже решили.
    Далее ему была поведана история, которую Реджинальд наблюдал, но с дополнением, которое оказалось для него вновинку. Картон не только отчитывал старшую при персонале, но и угрожал уволить миссис Хэмфри за проведенную манипуляцию, которая не входила в ее должностные обязанности, но которую медсестра делала куда лучше и быстрее штатных хирургов. И как ведь в первые же дни умудрился вынюхать единственное, что делалось в Харли не по инструкциям? А, главное, пошел с этим не к нему, а начал кошмарить персонал. Мистер Броули все внимательно выслушал. Опять началось это канючение, которым он был сыт по горло - останьтесь, не нужны нам никакие другие главврачи и прочее прочее. Тогда он спросил, чем не мил Картон и получил в ответ разъренную отповедь-перечисление всего, чем был плох Картон - финальным штрихом отметили, что у него залысина. Мистер Броули, как обладатель тщательно зачесанной лысины, сглотнул и предложил единственное, что пришло сейчас в голову как альтернатива сожжению мистера Картона на костре. Грубо говоря, он спросил у миссис Уорен, не будет ли им приятнее не сразу уничтожить Картона, а, скажем так, нашинковать его на кусочки? Судя по улыбке и отведенным задумчиво глазам, ей это предложение понравилось. Далее мистер Броули заверил миссис Хэмфри, что никто ее не уволит и в понедельник он решит эту ситуацию. Пришлось потратить пару минут, чтобы её успокоить, потому как она начала шмыгать носом и снова завела эту историю о том, что они не хотят другого главврача. Он рассказал историю о том, что после Якобсона его тоже не особенно хотели жаловали, и что все образуется со временем. Финализировав все это парой замечаний, он наконец вырвался на свободу. Глянул на часы, двадцать минут, это неплохо.
    - Ох, в понедельник будет весело, - заявил он Генри по выходу из клиники. - Вы не против, если я перекурю, прежде чем вы двинемся? Тут минут семь пути.
    Он достал сигарету и с удовольствием закурил.
    - Когда знаешь, что вскоре перестанешь быть руководителем, такие вот события даже занятно наблюдать. Радуешься, что разрешать это все не тебе. Как хорошо... погода какая спокойная, - он скинул пепел. - Если будете затевать тотализатор, то я ставлю на то, что медсестры победят и Картону придется извиняться. Если он не дурак, конечно.
    В травматологии всегда какие-то пари и ставки, с этим уже невозможно бороться. Как и с тем, что каждый год при переучете парных костылей одного всегда не хватает. Ну и повышенный расход гипсового бинта в октябре, потому что они всегда делают привидений и пугают новенких медсестер. Боже, он знает это место вдоль и поперек. Мистер Броули загасил сигарету и поднял воротник пальто. Ветер все же холодный.
    - Что ж, пойдемте. О, сегодня же еще и день "сделай что-нибудь". Весьма непритязательный праздник.

    +1

    6

    Про свой день рождения Генри предпочитал не вспоминать самому, да и не напоминать никому. Конечно, семья его поздравляла, но без больших торжеств, от которых Хэрроу преднамеренно увиливал, просил без всего вот этого вот. Мистер Броули напомнил о нем, Генри не удалось сделать вид, что он рад этому событию, даже чисто из вежливости, но все-таки пора привыкнуть к тому, что на его день рождения не пофигу всем, кроме него самого. Дэниэл вечно придумывал какие-то шуточные подарки, читай стебные. За то, что Генри на нем отрывался первого апреля… Столько лет прошло, а остановиться до сих пор невозможно.

    — Оу, ну тоже мне повод. Тем более, что самого дня не было. Так, одно название, — вздохнул Хэрроу. Угораздило же ему родиться в високосный год, чья-то злая шутка, не иначе, — Так что день благодарности сотрудникам меня более, чем устраивает, — усмехнулся он.
    Пока мистер Броули рассказывал про пабы, Генри почувствовал себя полным неучем в этом вопросе. Правда, так и не смог понять, хорошо это или плохо. У него не было «своего» паба, только бар в Стратфорде, где работал знакомый ему бармен. Часто выручал на прошлой работе, ибо это было самое популярное место района и всех постояльцев, коих было немало, бармен хорошо помнил.

    — Наверное, я какой-то неправильный британец. Своего паба у меня нет. Есть, конечно, любимые заведения, но как-то вот не задумывался  над таким вопросом. Пару баров знаю в центре и в нашем бывшем районе, — задумчиво ответил Хэрроу.
    Но, ой, как жаль, не дали ему задать интересующий вопрос, во всяком случае пока. Когда дверь лифта отворилась, в холле было слишком людно для конца рабочего дня. Тем более, пятницы, да еще и учесть, что Хэрроу сам задержался. Сотрудников травматологии в это время попробуй найди в это время, даже если захочешь, все равно не получится. Сверившись с часами, на всякий случай, Генри нахмурился, наверняка, какие-то проблемы. Ладно, он, в принципе, никуда не спешит, подождет. Он кивнул мистеру Броули, мол, без проблем и остался стоять на своем месте. Пока достал пропуск из кармана, застегнул куртку. Хэрроу думал дойти до автомобиля, бросить в него вещи, но предмет разговора оказался слишком заманчивым и интересующим Генри не меньше, чем всех остальных. Новый главврач, новые проблемы, которые возникают, не дождавшись, пока мистер… как его там, Картон, кажется, официально вступит в должность. Хэрроу вздохнул, краем уха слышал обрывки разговора мистера Броули с медсестрой. И уже предвещал, что после его ухода будет довольно-таки весело. Бунт, устроенный сегодня в холле, был на грани, и Генри посетила дурная мысль его возглавить. Но здравый смысл все же победил… Ссориться с новым начальством, так себе идея. Травматология функционирует исправно, насколько это возможно, а с остальным как-нибудь справится.

    Они все же вышли из клиники, Хэрроу не сдержал улыбки, больше грустной, на замечание мистера Броули. Да, ему-то хорошо… А что делать им со  всем этим?

    — Знаете, не могу их не поддержать, — ворчливо отозвался Хэрроу, — Они правы, что клинике не нужен новый главврач. И сколько не убеждайте в обратном, новый вас не заменит. Дело даже не в том, что там какой-то не такой, плохой, сякой, нет. Просто это будет совсем другой человек, все другое. И как раньше уже не будет. Вон уже что-то пошло не так, — пожал плечами Генри, сунув руки в карманы куртки. Он не скрывал своего разочарования по этому вопросу. Кого-то из своих медсестер Хэрроу тоже увидел в этой компании. Что ж, в понедельник все детально расскажут, можно и не напрягаться сильно.
    — Если бы в клинике был другой главврач, я бы сюда не вернулся. Во всяком случае, без вас точно нет, — хотя он бы вообще в профессию не вернулся, скорее всего. Черт его знает, как обернулась бы жизнь, наверное, сошел бы с ума от  совестных терзаний, которые его съедали на тот момент.
    Когда они подошли к бару Генри успел замерзнуть. Все бы ничего, если бы не ветер. Он поднял взгляд на вывеску.
    — Я, вот, не успел спросить, а какую кличку вам давали, позвольте полюбопытствовать? — с улыбкой спросил Генри, посмотрев на мистера Броули.

    +1

    7

    - Весьма понимаю ваше нежелание вспоминать о данном событии, - это он к разговору про дни рождения, - но социальный контекст этого навязчиво требует. Сколько я просил меня не поздравлять, но все равно извращаются и поздравляют. Так что, можно сказать, я лишь передаю по цепочке. Но мы можем заключить джентельменский пакт и забыть о днях рождения друг друга начиная с этого же момента.
    Он вопросительно посмотрел на Генри.
    - Ничего, все впереди, - с сарказмом отозвался мистер Броули на замечание Генри о том, что он не обзавелся своим "пабом". Просто он пока не в курсе, видимо.
    О, ну началось. Он хотел оставить эту тему в клинике, покурить спокойно и пойти в паб. Но нет же.
    - Хоть вы не ворчите, прошу, - разочаровано отозвался Реджинальд, выдыхая сигаретный дым. Он прекрасно ощущал позицию Генри, каждый раз когда заходил на этот счет разговор, у мистера Броули будто гастук вины затягивали вокруг шеи. Нет, чтобы порадоваться, в самом деле: он в коем-то веке что-то делает из того, что хочет, а не то, что нужно! Ненавидит все это, ненавидит-ненавидит-ненавидит! - Менять устоявшийся порядок полезно. Перемены к лучшему. Так или иначе.
    Он раздраженно глянул на Генри. После предыдущей фразы, на следущую захотелось отреагировать очень едко.
    - Если бы тут был другой главврач, он бы вас не взял. Десять лет в трупах ковыряться это дряная рекомендация для хирурга, - он сделал затяжку. - Если б вы видели во сколько встала ваша доквалификация. Только посмейте уволиться. Я этому месту почти сорок лет отдал и оно должно после моего ухода прекрасно функционировать. Даже лучше должно функционировать. Только посмейте. Я не хочу, чтобы вместо дальновидности меня обвиняли в непотизме.
    Нужно было срочно менять тему, а то эта порядком надоела. Очень удачным в этой связи оказалось то, что паб располагался недалеко от клиники и они быстро дошли. Мистер Броули переложил портфель в другую руку и взялся за ручку двери, подняв на Генри взгляд.
    - О, такие вещи спрашивать неприлично, - с шутливым осуждением отозвался он на вопрос и пригласил Генри внутрь. В пабе было темно, тусклые желтые лампы, казалось, воруют свет, а вовсе не дают. Стоял душный солодовый запах и гомон. Вся барная стойка была забита людьми и вообще внутри было весьма многолюдно, вечер пятницы. По телевизорам, подвешенным над баром, без звука крутили футбольный матч - мистер Броули никогда этим спортом не интересовался и к тому же не видел особо, кто там сегодня гоняет мяч.
    - Скандалист Донни, - приветственно раскинул руки бармен, каким-то чудным образом высматривая его в толпе, мистер Броули ему отсалютовал. - Как обычно?
    - Двойне как обычно, Билл, благодарю, - сказал Реджинальд, аккуратно проскальзывая мимо увлеченных матчем людей, стоящих в проходе, и направляясь к угловому столику. В дальней части паба было чуть потише. Мистер Броули сбросил пальто и повесил его на еле приметный медный крючок, вбитый в кирпичную стену.
    - Здесь подают неплохой ирландский виски, а вот шотландский полное... непотребство. И пиво не берите, разбавляют, - посоветовал Реджинальд, приглаживая волосы и располагаясь к уголочке. Вскоре Билл принес заказ - так "вдвойне как обычно" оказалось пузатая бутыль Redbreast двадцати однолетней выдержки и чашка вяленых томатов.
    - А по какому поводу конфеты? - спросил Реджинальд.
    - А по какому поводу двойная? - ответил Билл, и взял заказ у Генри. - Передавайте привет Мадэлайн.
    - Всенепременно.
    Когда разобрались с напитками, были сказаны первые тосты и сделаны первые глотки, мистер Броули выудил из портфеля бархатный мешочек с фотоаппаратом и пододвинул на столе к Генри.
    - Что ж, вот вам бесполезная вещица, но поверьте старику, все эти фотографии на телефон глупости. Должны быть именно альбомы. Сейчас все так быстро будет нестись, меняться, эта штука хорошо помогает это осознать и замедлиться чуть-чуть.

    +1

    8

    Ворчание по поводу своего дня рождения ушли на второй план, его сменила мысль об уходе мистера Броули. Генри вновь охватило негодование, но перенегодовать мистера Броули он не мог, во всяком случае, вслух. Поэтому приходится старательно держать себя в руках, чтобы не выплеснуть свой негатив на мистера Броули. Все-таки вечер слишком хорошо начинался, и вот эти  черти в холле все испортили. Может Генри и не завел бы эту тему, если бы ему в очередной раз не напомнили…

    — Если бы не вы, я бы и не заикнулся о возвращении в медицину вообще. Причины у меня были на то… — «впрочем, они никуда и не делись…», напоследок буркнул Хэрроу. Конечно, увольняться он не собирался, слишком много нервов ему стоило это возвращение. Да и в отдел обратно не хочется, Генри успел прижиться снова в Харли, прикипеть к коллективу, к мистеру Броули вот… Слишком много всего случилось за это время, и глупо отрицать, что катализатором тому стало любимое дело. Как будто зажил новой жизнью. Наверное, Генри поступал не очень красиво, но искренне порадоваться за мистера Броули не получалось. Другой вопрос, если бы он уходил только из клиники, а совсем другое, это отъезд в другую страну… Это больно и тяжело, но придется каким-то образом с этим смириться, если получится. Когда-нибудь.

    — Да ладно вам, такая уж секретная информация, — улыбнулся Хэрроу, входя в паб. Место внушало такой дух, чисто английского паба, Генри бывал в таких местах, но не так, чтобы часто. С тех пор, как тесные взаимоотношения с алкоголем были завершены, Генри по таким заведениям почти не ходил. От греха подальше… Вообще напоминало такой паб из кино, где всегда по вечерам многолюдно, запах пива, смешанный со всеми стальными запахами, которые Генри пока не смог идентифицировать.
    Хэрроу не сдержал смеха, хоть и негромкого, когда бармен проговорил, очевидно, кличку мистера Броули. Это было… забавно и так необычно, непривычно. Он глянул на мистера Броули, прикусив щеку, чтобы не засмеяться в голос. Вот только бармен не растерялся и провел ассоциацию с дятлом Вудди, от этого Генри уже не сдержал смеха в голос. Нет, ну ранее ему давали клички, но на это был способен только Дэниэл. Тот, конечно, оригинальностью не блещет, однако, чего только не придумывал за всю жизнь. Генри всего и не упомнит. Надо было записывать.

    — Мда, до сего момента мне только брат всякое такое придумывал. Первое, что я заслужил, это главного зануду семейства Хэрроу. Скорее не кличка, а жизненная правда. Но Вудди тоже неплохо, дятел из меня тоже неплохой, — усмехнулся Хэрроу. Читай, мозгоклюй. Он слушал инструкцию, относительно напитков, решил последовать примеру мистера Броули и попробовать то, что он советует. Для начала, а там посмотрим, как пойдет. Генри все равно изучил ассортимент, даже нашел знакомые названия, которые уже успел когда-то попробовать. Но обо всем по порядку.

    — Спасибо большое, — он улыбнулся, получив подарок от мистера Броули, занимательная вещица. Вообще подарков он не ждал, было неожиданно, — Ну, телефонные фотокамеры предназначены не для того, чтобы фотографировать какие-то жизненные события. Больше сфотографировать что-то на бегу или зафиксировать кратковременно. А для всего остального, конечно, хорошо иметь фотоаппарат, спасибо. Да, кстати! — Генри осекся, вспомнив важное, — Если я вдруг забуду, напомните мне отдать вам фотографии со свадьбы. У меня, наконец-то, дошли руки отдать их в печать. Я заказал большие, портретные, думаю, вам понравится, ну, на память забрать, — с улыбкой подметил Хэрроу, сделав глоток алкоголя.
    На мгновение он задумался, что мистер Броули его прервал немного… раздумывал, надо ли вообще спрашивать.

    —  Мистер Броули, а вы с мисс Броули не общаетесь совсем? С вашего расставания так и не виделись ни разу… — Генри замялся, — Все равно как-то волнуешься, как она там… Так или иначе, не чужие друг другу. А мне неловко, даже подойти спросить, — смущенно ответил Хэрроу, глотнув виски.

    +1

    9

    - Оу, - с некоторой растерянностью отозвался мистер Броули. Он только сейчас сообразил, что Вуди в честь мультяшной птички, а вовсе не в честь древесины. С чего бы это? Но у Билли была своя логика и, быть может, подумалось Реджинальду, что это комплимент густоте шевелюры, в рамках второго смысла слова? Тут, помнится, целое соревнование устроили между плешивыми по доказыванию, у кого по молодости гуще шевелюра была. Мистер Броули  наблюдал, да хочешь-не хочешь вспоминал себя и да, расчески ломались. Такой вздор, если подумать. Но ассоциативный ряд в этом случае оказался куда проще. - Дятел? Ну это вы себе льстите конечно.
    Мистер Броули улыбнулся, маскируя тот факт, что не понял юмора. Он был слишком плохо осведомлен касательно мультиков и сейчас, быть может, вспомнил бы что-то про синих человечков, и то только потому, что ему в свое время пришлось научиться различать всех чертовых Смурфиков. До сих пор его фаворит Ворчун, остальных "терпеть не мог".
    - Я рад, что вам пришлось кстати. Признаться, голову сломал, что можно подарить человеку, у которого все есть, - отозвался Реджинальд, отыскивая сигареты. Снова захотелось курить. Это потому что запахло дымом, Билл разрешал дымить, прекрасное место. - О? Да, конечно, был бы чертовски признателен.
    Свадьба Хэрроу, по сути, была последним мероприятием, куда они ходили с Мадэлайн как пара. Будет любопытно посмотреть на фотографии спустя полгода. Он, как обычно, ни на одном снимке не выйдет прилично, а Мадэлайн везде будет прекрасна. На самом деле они всегда нелепо смотрелись вместе. Он встал и полез искать сигареты с зажигалкой в карманах пальто, предварительно влив в себя порцию виски.
    - Вы не против если я? - испросил он формального разрешения и закурил, подливая себе выпивки в стакан. - М-м-м, мне жаль, что я поставил вас в положение, где вы вынуждены чувствовать неловкость и будто бы выбирать? Ни в коем случае не хотел этого, поверьте. То, что происходит меж нами с Мадэлайн, на отношение к вам никоим образом не влияет, вы остались дорогим человеком для нас обоих, я уверен. Вы уже давно вышли из категории моих коллег, присутствие которых она была вынуждена терпеть из вежливости, в категорию действительно близких друзей семьи, вы и миссис Хэрроу. Поэтому если вы имеете намерение навестить Мадэлайн, я думаю, она будет тому только рада, она всегда интересовалась вашими делами. И я буду только рад, не думайте ничего такого пожалуйста. То, что мы...
    Мистер Броули замолчал, задумавшись. Он сделал глубокую затяжку и повел шеей. Откуда у него эта потребность объясниться взялась? Его же, собственно говоря, дело.
    - То, что мы развелись, не результат какой-то ссоры или эмоций, а весьма взвешенное решение. По сути поменялось не то, чтобы многое, скорее развод выступил юридической формальностью...
    Он вежливо улыбнулся и опустил глаза, туша сигарету о пепельницу. Реджинальд думал, что в этом случае врать будет ему легче. Хотя, пока он не врал, может поэтому? Грудь снова сдавило, дышать стало тяжелее. Может стоило бы добавить вранья, чтобы полегче было?
    - Я не мог отказаться от контракта, Мадэйлан не могла по состоянию здоровья совершить этот переезд, а домом кому-то необходимо заниматься... аренда подходит к концу и множество иных мелочей, понимаете? Проще было передать имущество ей... и перестать друг друга мучить.

    +1

    10

    Хэрроу по старинке напечатал фотографии, хотя сейчас мало их делает. Но он хотел бы поставить, хотя бы одну в рамку, подарить тем, кто присутствовал на их празднике, чтобы осталась память. Вот мистеру Броули наверняка будет приятно. Генри выбрал наиболее удачные, по его мнению, так как фотограф делал очень много кадров. Все остальные скинет на флэшку, если захотят, так сказать, чтобы были.
    Генри улыбнулся. Действительно ли у него есть все? Квартира, машина, любимая работа, любимая семья… И правда, теперь у него есть все, что нужно для счастья. Хотя нет, есть одно, чего, а точнее кого ему будет теперь не хватать. Это мистера Броули, который собрался уезжать. Такое недостающее звено в его жизни, которое играет важную роль. Генри уже настолько привязался к этому человеку, что не представлял, какого это… На работе, черт с ним, к новому главврачу привыкнет, а вот терять мистера Броули, как человека, как любимого папу, и это вовсе не громкие слова, а та действительность, которой у него никогда не было с родным человеком. Было приятно слышать о том, что он стал для них обоих близким, и одновременно кольнуло в сердце о том, что вскоре их встречи станут только по видео-связи. Хэрроу невольно поморщился, ибо правда почувствовал неприятное ощущение в груди.
    — Наверное, дело не в выборе, а… — Генри замялся, подбирая слово, чтобы выразить свою мысль, — Выбирать кого-то из вас я не могу, это невозможно. Вы оба для нас дороги и важны. Но неловкость больше связана с тем, что как она воспримет дальнейшее наше общение, — конечно, чета Броули, уже давно не глупые школьники, которые запретят общаться со своей бывшей второй половинкой только потому, что они расстались. Ни уже взрослые люди, и хорошо, что они не против продолжать общение. Но Генри больше переживал за их душевное состояние.
    — Не будет ли ее тяготить оно, да и вас тоже, — если это правда только юридическая формальность, то не должно… Хотя и не понятно, зачем тогда развод. Имущество можно переписать и в браке, другое дело, конечно, переезд и контракт. Может она не смогла смириться  с этим контрактом? Как Генри, который, наверное, никогда не сможет смириться.
    — Ну, я так понимаю, что контракт он не насовсем, вы не верите в отношения на расстоянии? Думаете, это ее будет терзать, мучить? — чуть улыбнулся Хэрроу. Это объяснение развода не казалось ему логичным, хотя в каждой семье свои погремушки, — Имущество вы могли бы передать и, находясь в браке, приезжали бы к ней, да и к нам тоже.  Просто, честно говоря, даже не представляю вас порознь. Временами было завидно, что у моих родителей были не такие отношения… — он запил эти воспоминания глотком виски, чтобы задвинуть их подальше. Сейчас были вещи по важнее.

    +1

    11

    Генри отчего-то не удовлетворился предложенным объяснением, а начал задавать весьма неудобные вопросы. Мистер Броули с неудовольствием понял, что его теория трещит по швам, что ему придется добавлять штрихов и подробностей, а это всегда делало ложь более громоздкой, а значит менее поворотливой. Недоговаривать, переводить фокус и озвучивать не совсем верные мотивы - в этом мистер Броули ничего зазорного не видел. А вот именно врать ему претило.
    Он потупился нахмурившись, взболтнул виски в стакане и выпил.
    - Не думаю, - отозвался он, глубоко вдыхая. Новая порция виски сильно обожгла горло, захотелось прокашляться. - Пока что явственно следует только то, что это сильно тяготит вас. Повторюсь, вы не обязаны, но со своей стороны я был бы рад, если бы вы иногда её навещали и рассказывали как у нее дела.
    Реджинальд все-таки прокашлялся и долил в стакан еще порцию. Он был более привычен пить молча, да наблюдать за посетителями. А сейчас приходилось говорить, да и думать над тем, что говоришь. Обычно он включался в разговоры, когда уже напьется. Но голову уже понемногу начинало кружить, по телу разлилось приятное тепло и, в общем-то, виски делал свое.
    - Дело не в расстоянии, а во времени. Полгода слишком большой горизонт планирования, в нашем случае, - отозвался мистер Броули, прикрыв глаза и растирая переносицу. - И я выбрал уехать. Я выбрал работу, снова.
    Что ж, пусть будет так. Она по-прежнему болеет. А он уезжает. Если б ей было не все равно, а между ними действительно бы сохранились хоть какие-то привязанности, это был бы неприятный поступок с его стороны. Пусть причиной отъезда будет выставлена любовь к работе, а не бегство. Это звучит поприятнее.
    - Знаете, циничная врачебная логика - раз здесь я уже не могу помочь, пойду помогать туда, где еще могу что-то, - добавил он и тут же понял, что это лишнее. Мистер Броули отвернул голову, чувствуя как к щекам приливает краска. Черт подери, это было лишним. - Иметь врача в мужьях незавидная доля, знаете ли, они всегда ставят интересы других выше собственных. Я был не самым лучшим мужем. Впрочем, я старался. Видит Бог, старался. Но этого оказалось недостаточно.

    +1

    12

    С появлением детей, Генри стал более чувствительным. Ранее так было и с Джо, когда она только появилась. И вот этот страх потери… Страх, что может случиться что-то непоправимое… Особенно, когда это самое реализовалось в самом ужасном кошмаре. Теперь его главная задача, не допустить того же самое с новорожденными, помочь дочери выпутаться из всей этой истории. Сейчас Хэрроу чувствовал свое бессилие, что не может удержать рядом с собой дорогого ему человека, без которого практически не смыслит жизни. Да, возможно стоит отпустить, дать возможность сделать то, что он действительно хочет. Может, так будет лучше. Но свои чувства не засунешь так далеко, чтобы их не показывать. В глазах Генри все еще присутствовала эта печаль, горечь…
    Может и правда, стоит навестить мисс Броули, сейчас его это действительно тяготит, так как боится показаться навязчивым или неуместным в данном случае. Все еще с трудом верилось, что они в разводе, ибо всегда были примером для Генри. Даже сейчас, сумев сохранить нормальное отношение друг к другу, а не поливать друг друга, как это чаще всего бывает.

    — Ну, мне сложно согласиться. Хотя, может у меня недостаточный опыт в этом вопроса, хотя и есть свой за плечами, и весьма горький. Но все-таки… — Хэрроу замялся, понимая, что этот опыт дал свои плоды. И все должно было пойти именно по такому сценарию, как задумала ему жизнь. Правда, не подразумевал, что такой ценой ему достанется эта жизнь, — Наличие кого-то рядом осаждает и помогает не слететь с катушек. Именно того, кто мог бы вас поддерживать все это время. Я нашел такого не сразу. И у вас он тоже есть, и не один. И я не согласен с тем, что вы больше не можете тут помочь…  Не только, как врач, хотя и в области медицины такому специалисту, как вы, всегда найдется хорошее место, — пожал плечами Хэрроу. Он ненавидел свое состояние, когда понимает, что очередная порция алкоголя начинает ударять в голову, но сознание так и не планирует отключаться.

    —  Такое ощущение, что вы пытаетесь скрыться за работой, прекрасно знакомое мне решение, когда никаких других причин не остается… Ближайшие десять лет только этим и занимался. Либо они есть, но вы отказываетесь самому себе в них признаться, — проговорил Генри, нахмурившись. Про то, чтобы признаться ему, речь уж не шло. Пока сам себе не признаешься, другому это делать бесполезное занятие. Ева тоже так думала. Да и думает, он полагает, что быть женой врача, это тяжко и непредсказуемо. Генри надеялся, что в этот раз он не скатится в очередной рабочий транс.

    Отредактировано Henry Harrow (24 Май 2022 16:10:50)

    +1

    13

    И не даст "слететь с катушек", какое-то смутно понятное ему выражение. Того, кто может поддержать? Мистер Броули вновь уткнулся взглядом в стакан, потом саркастично поднял бровь и ухмыльнулся. Что ж, хотелось бы сказать, что тогда уж он точно все сделал правильно с этим разводом.
    - Чем же я тут еще могу помочь не как врач? - спросил Реджинальд с легким налетом иронии. Генри его не понял. Генри воспринял его слова прямо и буквально, беспредметно, что ж... Это было прекрасно! Он проговорился и не был пойман. Это разительно превосходно. Мистер Броули улыбнулся, заинтересованно глядя на мистера Хэрроу.
    Быть одним, когда не от кого ждать помощи, это одна ситуация - тогда приходится рассчитывать только на себя. Быть одиноким в браке, когда бесконечно ждешь чего-то, но не получаешь этого, когда к тому же тянешь двоих, удерживаешь силой второго, куда как сложнее. Этот брак уже давно давал ему только фальшивую видимость не-одиночества, иллюзию необходимости в нем, тогда как фактически... Фактически он был одинок. Осталось привыкнуть жить с этой мыслью честно. Надеяться только на себя. Смириться с тем, что он одинок.
    Видимо он настолько разучился говорить хоть сколько-нибудь прямо и понятно, что просто неспособен нынче сказать о том, что его беспокоит, даже если захочет это сделать. Не поймут, не услышат, он слишком заврался. К тому ж, он не захочет, потому как реальное положение дел омерзительное.
    Господи, да почему они все его отговаривают? Почему отказывают в попытке что-то, черт возьми, изменить. Сделать лучше? Освободится! Подозревают в чем-то. Черт возьми, он знает, что это подло - подло ее бросать сейчас, отвратительно и недостойно. Но он не может, он больше не может. Паллиативная помощь это то, чего он никогда не мог выносить. Только не беспомощность. Хуже нее нет ничего. Они все думают, что лучше будет, если он повесится? Ну может и правы. Может так и вправду будет лучше. Легче. Но он трус и он не повесится. Хотя и рассматривает иные опции.
    - Я всегда этим занимался, а последние двадцать лет так вполне сознательно, - вежливо улыбнулся мистер Броули. - Вы про причины это делать? О, я вполне отдаю себе отчет о причинах. Или о причинах чего идет речь?
    Он сделал глоток и поморщился. По загривку поползли мурашки, снова захотелось курить. Надо уводить разговор в более приятную плоскость, он все же пришел отдохнуть. Мистер Броули с сомнением взял вяленый томат и попробовал.
    - Хм, действительно как конфеты, угощайтесь. Вы любите сладкое?

    +1

    14

    Обычно, когда алкоголь ударяет в голову, язык развязывается. Как там говорят, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Лучше бы Генри мог просто нажраться в сопли и не помнить, что вчера говорил. Всегда легко списать ту ерунду, которую творишь по пьяни, на беспамятство. Мистер Броули его не услышал или не хотел услышать, Генри грустно улыбнулся, посмотрел на еле заметное в полумраке, свое отражение в поверхности жидкости, тяжело вздохнув, допил остатки и налил еще. Как хорошо, что дома сейчас никого нет, именно сейчас Хэрроу понимал всю полезность этой ситуации. Давно Генри не испытывал такого искреннего желания напиться. Даже весомый повод есть.

    — Думаете нечем помогать? Помимо врачевания, вы отличный педагог. Пусть вы это отрицаете, но это так. В конце концов, у вас есть мы с Евой, Фанни и Ником, которые будут за вами скучать и тосковать… Я считаю, что ваша помощь, участие в их жизни просто неоценимо. Вы хороший дедушка для них, и многое смогли бы дать им. Как дали мне, — что-то подсказывало, что он снова не будет услышан, как будто зря сотрясает воздух. Но Генри не устанет это повторять раз за разом, что мистера Броули ему будет не хватать рядом.
    Вообще после развода Генри заметил в нем эту потребность просто сбежать от прошлой жизни, не попытавшись ничего изменить в прежней. Как будто больше ничего и не держит. Возможно, контракт кажется ему более привлекательным, перспективы и так далее. Хэрроу много раз задавался себе вопросом, смог бы он оставить своих близких, уехав за край света? В свое время от скатывания  в бездну его удерживала надежда на примирение с дочерью. Свой побег он тоже совершил… из клиники. Не очень далеко, но шаг этот был крайне серьезным и глупым для него. Жаль, что он так поздно это понял.

    — Да, мистер Броули. Причин везде и всюду приплетать работу, когда ничего другого сказать не получается. Прикрываться ею, когда не остается других аргументов. Всегда очень легко сказать, «я работаю, поэтому не могу». Или «это же моя работа». Классика, — пожал плечами Хэрроу, глянув на вяленные томаты. Нахмурив брови, вежливо отказался от угощения, хотя предпочел бы действительно  что-то сладкое съесть, наверное.
    — Вы выбираете уехать... почему? — внезапно для самого себя спросил Хэрроу, даже удивился, — Что в вашем понимании быть хорошим мужем? Ева, вот, тоже выбрала в мужья врача. Может, не такого великого, как вы, — «пока…еще», — Но все-таки, — Генри посмотрел на мистера Броули с неподдельным интересом. И он не шутил, правда, было интересно.

    0


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Не сильно умею сказать, но хочу