ams
Alice | Lauren | Eva
posts
duo
episode
active
best post
need you
— Сэр, боюсь, я вынужден отказать вам в просьбе, — бармен убрал бутылку с виски под стойку и отошел от Александра, чтобы вызвать ему такси. Он был частым гостем в этом баре и сегодня лопнуло терпение у персонала, которому постоянно приходилось грузить его в такси, а потом ждать, пока он приедет за машиной через день или два. — Но ты не можешь мне отка…..отказать. Я знаю, что имею на это полное право, — заплетающимся, но уверенно начинающим злиться голосом пробормотал Хоуп, ожидая, что бармен передумает, но тот уже набирал номер службы такси..
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Объявление

    ИТОГИ ОТ
    25.05
    Итоги: УГАДАЙ
    БАРЫШНЮ!
    УГАДАЙ
    Джентельмена!
    ОБЪЯВЛЕНИЕ
    от АМС!

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Никто не говорил, что будет просто


    Никто не говорил, что будет просто

    Сообщений 1 страница 30 из 31

    1


    Все говорили, что будет нелегко, но чтоб настолько?
    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.imgur.com/vqOwMz4.gif https://i.imgur.com/CH05olE.gif

    Реджинальд и Эванджелин
    Многоквартирный дом где-то в Хаммерсмите, конец марта

    Про помогающих и нуждающихся в помощи. А потом наоборот.

    Отредактировано Reginald Brawley (21 Мар 2022 23:30:43)

    +1

    2

    Почему все так ? Почему нельзя запечатлеться в моменте счастья и всегда быть в этом состоянии. Как так устроен человеческий мозг, что даже будучи в состоянии эйфории и счастья, он пытается найти подвох. И что самое чудное, найдет же зараза, обязательно найдет ту тонкую нить, которая может обернуть вселенское счастье в мировую скорбь.
    По меркам Евы она была счастлива длительное время, а именно пребывала в эйфории с момента рождения близнецов. Весь мир казался более радужным и ярким, и было ощущение, что счастье витает вокруг. А потом, как это бывает после любого подъёма стала медленно пробиваться апатия и уныние.
    Но девушка упорно продолжала делать вид, что ей все так же радостно от всего. Но внутри все гуще нарастала тревога. И откуда вновь стали появляться панические атаки и навязчивые мысли, что за ней следят. Последнее появилось некоторые время назад, она будто бы ощущала чей то тяжёлый взгляд на себе. Об этом она не стала делиться с Генри, он мог подумать, что у нее паранойя. Может и так, но в последний год она этого не испытывала. Может быть все стресс случился в связи с деторождением ? Может это что то сдвинуло в ее голове. Наверное, стоит обратиться к врачу , но ей боязно, что тот скажет, что у нее поехала крыша.

    Дети стали больше капризничать и меньше спать по ночам, и Ева злилась. Злилась на себя на то, что не считала это нормой, это раздражало девушку. Ей начало казаться, если они так много кричат, значит где то она что то делает неверно. Что же она говорила Генри, что она не годиться на роль матери. Еве показалось, что близнецы больше  улыбаются, когда рядом с ними Генри или Джо, но никак не мать. Бедная Фанни  завидев мать начинает вопить, а потом эту симфонию подхватывает Ник. И прямо сказать, а те дни, когда плач становиться совсем невыносим Ева закрывается в ванной и просто рыдает. К тому времени, когда возвращается Генри, она вновь улыбающаяся жена, которая всех любит и все ещё пребывает в эйфории.

    На эмоциональную измотонность наложилось ещё то, что жалкие попытки Евы к работе были с треском провалены. Полученный ещё небольшой исторический очерк был написан с таким трудом, что после его написания, Ева спала два дня и была опустошена так словно провела глубокое расследование о маньяке детоубийцы. Она впадала в настоящий транс осознавая тот факт, что скорее всего ей не светит возвращение в профессию, ибо она кажется исписалась сполна. И как только за мужем закрывалась дверь, Ева тихонечко начинала выть.
    Ах да, а ещё она пыталась не вспоминать о том, что доктор Броули их скоро покинет и они снова станут сиротами.

    Это утро было ужасным, близнецы орали навзрыд, Ева настолько не знала, что с ними делать, что просто ушла на кухню готовить завтрак, ее колотило. Пока Генри собирался в клинику, Ева их накормила сменила памперсы и собрала в ясли. Это был день, когда муж забирал их с собой, но во второй половине дня надо было их забрать.
    Как только за мужем закрылась дверь, девушка разрыдалась. Была мысль открыть окно и выйти в него. Но взяв себя в руки, Ева пошла на кухню и приготовила пастушечий пирог. Она давно хотела это сделать и время пришло, ей надо увидеть доктора Броули. Он единственная гавань сейчас, где ее не отпустят в открытое море. Ева ему доверяла. Хотя ей было стыдно за прошлый раз, она ведь его обидела.

    Найду пачку успокаивающего чая, приведя себя в подобающий вид, взяв пирог Ева пошла к его квартире. Нарочно оставила дома телефон. Оказавшись у его двери, она позвонила, ответа не было. Сил подняться домой не было. Она его дождется.
    Сил от всего в ней было мало и Ева присела на ступеньки, продолжая торжественно в руках держать пирог.
    Интересно , несколько хватит ее самообладания?

    +1

    3

    Сегодня был первый день, когда мистеру Броули не нужно было на работу. Официально. Его контракт кончился вчера. Впервые с двадцати трех лет ему не нужно было на работу - это не отпуск и не выходной; просто не нужно ехать в клинику. Утром это поставило его в тупик. Реджинальд осознал это лишь когда снял автомобиль с сигнализации. Потом он попытался перевернуть это в мысль, что ехать можно куда угодно, кроме одного места, нужно лишь выбрать. Он ведь сам этого хотел? Но, несмотря на то, что у него было около трех списков с делами, которые необходимо было сделать до отъезда, выбрать хоть что-то оттуда оказалось задачей непосильной. Он просидел в машине около получала, схватив натурально паническую атаку от невозможности принять хоть какое-то решение, а когда удалось успокоиться, схватился за первое, что пришло в голову и что увидел - таблетки.
    За рецептом все равно пришлось ехать в клинику. Он опасался, что на него там будут смотреть косо или еще что случится, но нет, будто и ничего не произошло - даже подходили с какими-то рабочими вопросами, которые он совершенно автоматически разрешал. Потом вовсе сказали, что нужно дооформить бумаги и его ждут завтра, причем очень долго сверялись по времени - было ощущение, что подбивают визит под расписание руководства. Это почему-то успокоило. Мистер Броули взял рецепт и поехал в аптеку. Там пришлось обосновывать зачем ему так много, но язык заплетался, слова забывались, даже билет пришлось показать, чтобы поверили. Это показалось ему весьма унизительным, но уже когда он вышел с пакетом лекарств в руках.
    Все еще в каком-то оглушенном состоянии он поехал обратно. Десять утра, а он едет домой и совершенно не понимает, что ему делать. И опять не может ничего решить. Этот паралич воли до ужаса пугал. Мистер Броули припарковал автомобиль и пошел в квартиру. Против обычного он сбил дыхание уже на первом лестничном пролете, да так, что пришлось остановиться и брать передышку. Пока восстанавливал дыхание, будто услышал какой-то шум на лестничной клетке, выглянул осторожно и увидел, что в самом деле, кто-то наверху сидит? Соседей, кроме семейства Хэрроу, что жили выше, он не знал, но все равно не хотелось сейчас никого встречать. Он вдруг решил, что хочет просто оказаться в квартире и чтобы было тихо. А еще курить он хочет.
    Выровняв дыхание, мистер Броули пошел наверх и очень быстро понял, что на ступеньках у его квартиры сидит Эванджелин. Мысль панически метнулась к предположению, что они о чем-то договаривались, а мистер Броули попросту забыл. С ним теперь и такое бывало. Иначе бы зачем ей сидеть под дверью? Да даже в таком случае незачем.
    - Эванджелин? - спросил он, стараясь сдержать одышку и не допустить ту в голос. - Что-то случилось?

    +1

    4

    Никто и не обещал, что будет просто- крутилось в голове молодой мамочки. Да, Ева подозревала, что родительство- это не увеселительная прогулка. Она готовилась к трудностям, но кажется уже модно признать тот факт, что она не справилась со своей задачей. Она любила близнецов и мужа, но понимала, что ей не хватает себя. и наверное будь Генри более плохим супругом, Ева бы могла все свалить на него и причитать про себя « я же говорила, говорила, что все будет вот именно так». Но он все делал правильно, он помогал с близнецами, помогал по дому и просто был рядом с ней, когда оно того требовало. Но ей все чаще становилось тоскливо и грустно. Пару раз у нее тянулась рука набрать номер Ричарда, но потом она вспомнила, что отца никогда не была нужна и поэтому-то, вновь  откладывала телефон и продолжала смотреть перед собой.
    Она боялась сделать любой шаг, в голове молодой мамочки были мысли о том, что дети плачут потому, что она причиняет им боль. Они разочарованы в ней, она плохая мать. Глупо ведь это все, близнецы еще слишком малы, чтобы кого-то осуждать или злиться. Они живут исключительно инстинктами.
    Ева, конечно же, понимает – это, но принять сей факт ей практически нереально. Страх обуял ее с головы до пят. Она пыталась выдохнуть, но ничего не помогало. Конечно же, можно было прибегнуть к таблеткам, что она пила раньше, но сейчас она молодая мать и они могут навредить детям. Да и возвращение к  таблеткам, будет означать, что он победил. Победил ее похититель, который ее и усадил в это поезд страха и паранойи. Ева не может ему проиграть. Она так долго боролась с ним, что выиграв такой золотой билет, как счастливая семья, не может показать ему, что он был прав.
    Она могла рассказать все Генри, могла, но не стала. Он ведь и так слишком много времени и сил отдает своей семье и ей лично. Он должен хоть иногда отдыхать, а что она ему даст? Только проблем.
    Ева давно хотела зайти в гости к доктору Броули, но у нее все не было времени. Хотя нет, это ложь, ей был стыдно за прошлую встречу. Кажется, она слишком перегнула палку в своих расспросах и обидела его. Наверное, стоило бы продолжить делать вид, что все хорошо и она очень и очень занята. Но сегодня она уже не могла исполнять роль « абсолютно счастливой жены и мамы». Ей хотелось увидеть доктора, попросить прощение у него и сказать добрые слова. Она ведь помнила, что, кажется, вскоре он должен покинуть Англию и уехать куда-то в Африку.
    Это время она пыталась не думать об этом, но вот кажется настал момент, когда бежать от себя уже нельзя.

    И вот она сидит на ступеньках перед его дверью и честно сказать, едва сдерживается от того, чтобы начать вываливать все на него. Ева поднялась на ногу и достаточно бодро, как ей самой показать, поздоровалась с доктором.
    - О, добрый день – улыбнувшись, протянула девушка.- Я эм, решила зайти к вам, насколько я помню, вы скоро должны уехать в Африке. И вот- она протянула пирог- он еще даже теплый, испекла для вас. И да- она набрала в грудь воздуха и произнесла.- я бы хотела поговорить с вами и принести извинения за прошлый разговор. Я была слишком глупа и прямолинейна и совсем невежественна.
    Она держалась и воде бы даже мастерски делала вид, что все прекрасно.

    +1

    5

    Мистер Броули глубоко вздохнул и спешно нацепил дружелюбную улыбку. Показалось ему что ли?
    - Добрый день, моя дорогая, - отозвался он, подходя ближе с видом полнейшего и неподкупного интереса. - Оу! Это очень мило с вашей стороны.
    Правда брать пирог он не спешил, блуждая взглядом с него на Эванджелин и обратно. Ибо ситуация требовала ответной вежливости в виде приглашения в гости, а мистер Броули категорически не хотел никого принимать в этой квартире. Она не была под то приспособлена совершенно. И не подготовлена для чужих глаз. Однако они стояли прямо под дверью и ему протягивали пирог, и стоило решить, что будет в этой связи менее вежливым - изначально не взять или все же взять и потом не пригласить.
    А дальше было озвучено желание поговорить. Он чуть нахмурился. Правда потом, пошли какие-то странного рода извинения. Мистер Броули непонимающе поднял бровь, снова с легким опасением посмотрел на пирог, а потом на Эванджелин. В этой связи, если он продолжит бездействовать, это будет расценено прямым образом. Не тем совершенно образом, который он находил уместным. Поэтому Реджинальд все же переложил бумажный пакет подмышку и осторожно принял протянутый пирог, снабдив это несколько растерянной улыбкой. Да, действительно еще теплый.
    - Благодарю, - медленно отозвался он, пытаясь сообразить и привязать эти извинения хоть к какому-то событию. Однако сложность заключалась в том, что он не помнил уже разговора, месяц прошел, весьма насыщенный на события месяц. Точнее, единственное что он помнил, что тогда повел себя не слишком корректно. И это, выходит, создало у миссис Хэрроу представление, что ей необходимо приносить извинения? А он еще и пирог взял. И приглашать в квартиру не намерен. Почему у него билеты не на сегодня, а только через три дня, черт их подери! Столько неудобств от этих дат.
    - Я, честно говоря, в замешательстве и не понимаю к чему вам извиняться, - наконец отозвался он. С подбором слов нынче у него были проблемы. Прозвучало откровенно плохо. Надо было исправлять формулировку или отделываться многословием: - Мне казалось, что все прошло чудесно, разве нет? Нет-нет-нет, по всей видимости это моя вина, а вы крайне к себе взыскательны. Мне, быть может, следовало зайти еще раз или предложить свои услуги? А то получилось, что я... Это из-за моего поспешного ухода? Ох, мне крайне неудобно. Со всей этой передачей дел в клинике я несколько потерял счет времени и растерял всякие приличия. Это мое упущение. Надеюсь, вы простите мне это.
    Он неловко улыбнулся, чувствуя как предательски сползает пакет, и пытаясь его перехватить прежде чем тот рассыплется по лестничной клетке. Так, сейчас стоило бросится во вторую волну извинений и сказать, что пригласить внутрь он не может, придумав тому какое-нибудь вздорное обоснование. Но что-то останавливало. Поэтому, вместо этого он поинтересовался:
    - Эванджелин, простите, но точно все в порядке?

    +1

    6

    Вежливость, чертова вежливость, которая не разрешает тебе показывать свое истинное состояние. А обществе принято всем улыбаться, делать вид, что ты счастлив и все в мире прекрасно. Да весь Чертов взрослый мир - это большой мыльный пузырь. Ева так больше не может, она правда устала. Она видела, что доктор ей улыбнулся, хотелось чуть шире самой улыбнуться, но она будто бы застыла. Хотелось верить, что он не увидел, как ее губы подрагивают. Вот уже насколько дней, она просто не может справиться с этими ощущениями. Когда приходит Генри, она собирает себя в кучу и предстает хорошей женой и матерью, но по факту это далеко не так.
    - Я виновата перед вами - она смотрела прямо на доктора, но глаза Евы были будто бы стеклянные, хорошо, что он забрал пирог, в ее руках была такая слабость, что она больше не могла его держать в руках. Она убрала руки в карманы платья. Сейчас она скорее была похожа больше на алкоголичка или наркоманку, в момент ломки. Но лома ее из-за эмоций и чувств. Они словно ломали ее ребра, ей было ужасно плохо, все это душило ее. Ева боялась глубоко вздохнуть, казалось что она разрыдается прямо в коридоре.
    - Нет,нет дело не в уходе , дело в том, что мои слова звучали грубо и я поняла, что была слишком навязчива - ее голос подрагивал, она сглотнула и на минуту прикрыла глаза, ее веки дрогнули и она чуть не разрыдалась. - простите меня ещё раз.
    Нелепое все это звучит, он полностью ей объяснил свою позицию, а Ева продолжает, как попугай вторить свою. Она просто не понимала, что ей сказать такое, чтобы не разрыдаться. И она не понимала, что ее больше всего разрывает : ощущение собственной бесполезности, чувство, что ее снова бросают или тот факт, что она не оправдала ожидания.

    О, и это стало последней каплей. Ее заколотил озноб,девушка сжала ткань своего платья, и из глаз полились крупные слезы. Слова ее душили, Ева отвела взгляд. Ну вот опять, она пришла к доктору, чтобы сваливать на его свои проблемы. Зачем его ещё втягивать в это ?
    - Я - выдавив из себя через минуту рыданий произнесла девушка, все ещё не осмеливаясь смотреть в глаза доктора Броули. - у меня ничего не получается. Совсем ничего. Я сдаюсь, я правда больше не могу. Я плохая мать, ужасная жена...я не оправдала ожиданий, даже собственных- она всхлипнула опустив глаза. - Ричард был прав решив отправить меня в психушку, я дурная и неспособная вести нормальную жизнь , а выбор Мелани, наверное, он был единственно верным.мои дети плачут из за меня, а муж .... Генри нужна другая жена, более чуткая и совсем не такая как я.А ещё и вы уезжаете....я потерялась
    Все смешалось в ее голове, Ева стояла словно школьница, мяла ткань платья, по ее щекам текли слезы, а сама она сжалась.
    - просите, это совсем не к месту - она облизала пересохшие губы. - я, наверное, просто мало сплю отсюда все это - она грустно улыбнулась, но слезы продолжили литься.

    +1

    7

    Нет, не показалось. Черт!
    Мистер Броули даже вздрогнул, когда вот это все началось и испугано прижал к себе пирог, во все глаза наблюдая. Она рыдала. Снова. У нее вот буквально истерика, со всеми этими физическими проявлениями. А он, черт возьми, не понимал что ему делать, кроме как обороняться с помощью пирога и пытаться не выронить пакет с таблетками. Ему всегда было неловко в такие моменты и хотелось стать маленьким и незаметно исчезнуть. Его никогда не прельщало быть свидетелем людских эмоций, это своего рода нагота - увидевших её единожды, обычно потом избегают. Одно дело, когда ты сообщаешь о смерти близкого родственникам, тогда вся эта волна эмоций будто бы не тебе и там можно просто ее игнорировать, отклонять, не принимать, делая просто сочувствующий вид. Вообще делать вид чего-то, не испытывая это на самом деле, куда как проще. Но тут он как раз-таки хотел бы помочь, он сочувствовал. Но, черт возьми, никто из женщин в его окружении не плакал! Ну, может кроме Евы... Но не будешь же ты и тут использовать эту глупую игру с кроликами? Хотя...
    Полился какой-то невразумительный поток самообвинений. Так выходила боль, это уже куда более понятно, хоть говорить начала. И хотя все сказанное было полнейший и очевиднейший вздор, отрицать сейчас это было бы не особенно умно. Доводы рассудка плохо работают в моменты истерики, ему ли не знать.
    Хорошо, женщины в его окружении не плакали. Зато он вот прорыдал последние полгода не останавливаясь? И что? Как это могло бы помочь? Ну, может тем, что ему каждый раз становилось легче, когда его не отталкивали в таком состоянии? Он больше всего в такие моменты боялся осуждения, отторжения. И ему очень помогало, когда обнимали, да. Но будет ли это уместно?
    Он бы так дальше и находился в этих рассуждениях, которые вполне заменяли Реджинальду действия, не случись далее двух вещей одновременно. Во-первых, этажом выше послышался звук отворяемой двери и кто-то вышел на площадку. Во-вторых, пакет, его громко шуршащий пакет, все же предпринял попытку выскользнуть и пришлось его спешно ловить. Тогда же мистер Броули переложил все вещи на одну руку и принялся искать ключи.
    - Давайте вы зайдете ко мне в гости, хорошо? Правда у меня не особенно уютно, - сказал он подрагивающим нервным голосом, пытаясь быстро совладать с замком. Почему-то крайне не хотелось ни с кем сталкиваться на лестнице и прямо таки требовалось дать Эванджелин приватности в этом состоянии. Справился, открыл дверь, пропуская миссис Хэрроу внутрь, сам скользнул следом, успевая в последний момент прежде чем человек показался на лестнице.
    Закрыл дверь, неловко улыбнулся. Квартира и вправду была в очень плачевном состоянии и самый большой её подлог состоял в том, что прямо со входа разительно все было как на ладони - и то, что он не моет посуду, и что не выбрасывает пустые бутылки, что не подметает полы и что вместо вешалки для костюма использует стул. В общем, все черты его натуры, кои он отрицал и не замечал, пока в квартиру не являлся кто-либо. Это как очки одеть, если у тебя плохое зрение. Сразу видна куча деталей, в этом случае нелицеприятных. И самое стыдное во всем этом заключалось в том, что Эванджелин видела как должно быть - когда гостила у него дома, а теперь могла наблюдать как оно есть на самом деле - вот в этой квартире.
    Ну что ж, он это сделал, сам же пригласил. Оставалось единственное, делать вид, что этого всего нет, ха-ха, переключив фокус внимания... черт, он не был уверен, что у него есть чай. Вот то, что есть виски да, уверен.
    Мистер Броули положил пирог с пакетом на стул у входа и, пожевав неловко губами, обернулся к Эванджелин. Поймал ее взгляд, мягко улыбнулся:
    - Вероятно да, вы мало спите. И, кроме этого, делаете очень сложные вещи. Впервые делаете. В двойном объеме. И уставать это нормально. Не справляться нормально. Просить поддержки тоже нормально, - боже, он говорит прямо как Томас, вот точь-в-точь. Ужас какой, неужто сработает? - И, хотя я не согласен с высказанными вами в вашу сторону обвинениями, ситуативно я вас очень понимаю. А еще я понимаю, что слова сейчас не особенно нужны, но черт возьми... Позвольте?
    Он неловко распахнул руки и приобнял Эванджелин, принимаясь ее чуть покачивать и мягко оглаживать по плечу.
    - Знаете что тут самое важное, м? Это пройдет. Станет легче. Обязательно пройдет. Вы справитесь. У вас все получится. Ну потому что, а как иначе? А иначе никак. Справитесь. Знаете почему? Потому что вы не сдались на самом деле, нет, сдаются иначе. Вы наоборот, очень хотите справиться, чтобы у вас все получилось в лучшем из видов. Перфекционизм какой, о-о-ой. Но вы хотите, это знаете как важно? О-о-о, это самое важное. И все будет хорошо. Сейчас уже скоро станет полегче и мы выясним, что на самом деле все эти обвинения, которыми вы себя обижаете, они же все неправда? Нам просто нужен кролик...
    Вопросы не требовали ответов, а просто мягко вовлекали её в будто бы диалог. Создавали видимость диалога, а на самом деле были скорее колыбельной по интонации. Почти не важно что говорить, главное как. Но все ж была потребность говорить что-то здравое и последовательное. И этот кролик. Мистер Броули действительно купил детскую игрушку. Она у него у кровати стояла и он пару раз даже мысленно вел с кроликом беседы. А все потому что это был такой прием - Ева была очень чувствительным ребенком и всегда закрывалась, когда её обижали. А вот через кролика, который выступал "адвокатом Бога", её удавалось разговорить. Вытянуть из нее все ядовитые фразочки, которыми ее жалили в школе, опровергнуть, дать другую точку зрения. Потому что кролик говорил только хорошее. Это куклы могли злословить, а кролик всегда говорил только хорошее.
    - У моей дочки было много волшебных кроликов. Они стояли на полке над кроватью и спали с ней по очереди. У каждого было свое имя и свой характер. Она их как-то отличала даже. Много кроликов. Её звали Ева, прямо как вас, только у нее это было полное имя. Поэтому, совершенно очевидно, у вас тоже должен быть волшебный кролик и я даже могу вам его изобресть... и объяснить, отчего же он волшебный, в этом-то самый фокус и состоит. Согласны?

    Отредактировано Reginald Brawley (24 Мар 2022 23:24:03)

    +1

    8

    И вот сейчас в этом подъезде весьма неплохо дома, не самого бедного района Лондона, стояла на уверенна в себе журналистка Ева Хэрроу, которая пишет, про кровожадных маньяков и убийц. А маленькая девочка лет десяти Ева Морган, которая только, что нашла свою мать повешенной в ванне на поясе от халата. Мозг человека умеет вытворять самые невообразимые вещи, страх быть плохой матерью и женой, загнал Еву в чертоги ее памяти и разбудил ты напуганная десятилетку, которая даже заплакать не могла от пережитого стресса.
    Хотя сейчас было иначе, Ева рыдала. Но в истерике пока не билась, но крупные слезы бежали по ее щекам. Это странно на самом деле. До беременности она не плакала, не плакала совсем. Смерть матери разделила ее эмоциональное состояние. Слезы она считала признаком слабости, а она ведь  сильная, она может все. Ей ни что не страшно, нужно будет встретиться лицом к лицу с маньяком.
    Но да маньяки ей казались не такими пугающими, как счастье ее семьи. Генри делал все, чтобы она не чувствовала себя покинутой и одинокой, она знала, что он любит ее несмотря на то, что она тот самый дракон из башни. Но где-то внутри есть небольшой червячок, который сидит в ней с самого детства, капает ей на мозги и говорит, что она недостойна любви. Даже своих милых близнецов, которые так очаровательно улыбаются каждый раз, когда смотрят на нее.
    Еве хотелось удрать, маленькой Еве Морган хотелось по старой привычке закрыться в своей комнате и просто сидеть в углу. Истерики- это было не ее, она не разрешала себе столько эмоций сразу, ибо понимала, что может прорваться дамба эмоций  невысказанных и многих похоронить под собой. Но унять слезы, и дрожь по телу она не могла, молодая мама сжала кулаки и ногти больно впились в ладони. Стоит развернуться и убежать к  себе домой и пока не вернулся Генри с близнецами, привести себя в порядок.

    Когда он предложил ей зайти, она не сразу поняла, что они стоят посреди подъезда на лестнице. Ева перевела взгляд на его дверь.
    - Да?- растерянно спросила она и перевела взгляд на Броули, ее губы тряслись.- не .. волнуйтесь- заикаясь протянула девушка, что же попадаться соседям в подобном виде, хотелось мало.
    Она никогда не была ханжой по поводу уборки или дизайна квартиры. Хоть она выросла в богатой семье, но она знала, что все окружает тебя, не определяет тебя изнутри. Ева вот к примеру ненавидела убираться и мыть посуду, хотя последнее делала посудомойка, ей было проще нанять клининг, чем самой заниматься этим.
    - Спасибо- проговорила она, когда он пустил ее в квартиру. Девушка хоть и имела зоркий глаз, который подмечал все, но сейчас ей казалось, что все так и должно быть. обстановка, хорошо описывала и ее состояние внутри, полный бедлам, который ты не в силах убрать. ты понимаешь, что тебе самому полегчает от этого, но ты настолько устал, но живешь в таком состоянии.

    Она была погружена в собственные мысли и практически впала в транс, когда до нее ушей донеслись слова доктора, которые были адресованы явно ей, ее плечи вздрогнули, глаза щипало от слезы, дрожащими ладонями, девушка  попыталась стереть слезы с лица.
    О, Ева совсем забыла, что на руке у нее висел крошечный пакетик.
    - Это чай, с мятой и ромашкой- подала она его доктору.- Близнецы довольно-таки спокойные, но как-то я переоценила собственные силы в материнстве- выдохнула она и опустила глаза. Нет, он прав, но разве не должны откуда-то появится супер силы, чтобы ей все было по плечу? Нет? А почему нет? другие же справляются  с этим лучше, чем она сама.
    Ее мозг не мог выдавать связные фразы и пока она соображала, что ответить, он распахнул перед ней руки для объятий, девушку даже на миг перестало трясти.
    Она поддалась вперед и окунулась в его объятия, чуть прикрыв глаза. Ее захлестнула новая волна эмоций, где-то из глубины души поднимались воспоминания, которые она пыталась похоронить и навечно забыть, как страшный сон.
    Ева аккуратно уткнулась носом в его плечо, от него пахло домом, такое давно забытое чувство защищенности. И это пугало ее.

    Ева рыдала уже в голос, она аккуратно в ответ обняла доктора. Его голос убаюкивал и вводил в транс.
    - вы думаете, что такое и будет, да?- спросила девушка.- я пытаюсь увидеть, хороший конец, но пока вижу только свой страх, который сковывает меня и делает слабой. а близнецам и Генри.. кролик?- уточнила девушка уже заинтересовано, ей показалось, что она потеряла нить повествования, можно быть она и вправду психически нездоровая, а?
    Но он все объяснил и это ее увлекло, помогло немного успокоиться.
    - Ваша дочь была счастливым ребенком- проговорила девушка, шмыгнув носом.- а я практически не играла в игрушки в детстве и кролик… кролик –это интересный опыт, а я могу ему рассказать все? он не осудит меня, ведь так?- Ева научилась все прятать внутри себя, с Генри они вместе живут больше года, но ей все еще боязно сказать что-то лишнее, что отвернет любимого от нее.
    - Нужно заварить чаю и пирог, вам нужно поесть, пока он еще теплый- она как обычно засуетилась, чтобы спрятать свое смятение.

    +1

    9

    - Страх не делает вас слабой, всего лишь человеком, - отозвался мистер Броули. Чтобы продолжить, нужно было сходить за кроликом. Для этого нужно дождаться, пока Эванджелин выплачется до какого-то более-менее состояния. Но раз она начала говорить, то снова, это показатель.
    Его будто битой по голове приложило фразой, что его дочь была счастливым ребенком. Совершенно нет, она была несчастна. Он даже не мгновение растерялся, выпадая из реальности. Ну вот зачем сказал? Хватило бы просто сказки про кролика. Зачем сказал... Он растеряно улыбнулся, автоматическим жестом вытер руки о бока брюк и с трудом вернулся к разговору.
    - А? О, да. Вероятно да. Конечно, он же волшебный. Но все по порядку, - сказал он, оглядываясь. Чертов чай, это будет сложно. - Обязательно, обязательно все будет, но по порядку. Мне было бы приятно, если бы вы присели... а вот хотя бы на диван, момент.
    Он сгреб со спинки дивана какую-то одежду, убедился, что на сидении нет мусора и сделал приглашающий жест. Вообще это ужасная обстановка, конечно. Ему что перед Генри было стыдно, что и сейчас. Главное-то, если бы он знал, что так выйдет, он бы убрался обязательно. Наверное. По крайне мере ему сейчас так думалось.
    - Секунду, - мистер Броули скрылся в спальне, скинул на кровать одежду, взял кролика. Такой, посредственного вида кролик с глазами-пуговицами и розовым бантиком на шее. Они теперь делали игрушки из какого-то другого материала, намного мягче того, что он помнит. Но синтетического, потому что пальцы потели, если долго кролика держать в руках. Зато стирается, наверное, хорошо - а то те разваливались. Как хорошо, что их можно было незаметно подменить - все же были одинаковые, а банты из лент им Мадлен мастерски завязывала. Он успевал с утра сходить в магазин, она завязывала новому кролику бант, а ему следом галстук. Мистер Броули тряхнул головой, сгоняя наваждение, и вернулся в комнату. Он уже дважды пожалел про эту затею, ибо было весьма неловко... взрослого человека дурить кроликами. Но раз уж сказал, тем более она вроде как не прочь.
    Он неловко улыбнулся и осторожно поставил игрушку на столик у дивана. И совершенно забыл, а что делало кролика волшебным. Он посмотрел на Эванджелин и сказал, оттягивая момент:
    - Наперво ему надо дать имя. И рассказать какой он, каким он вам представляется.
    Мистер Броули обошел диван и оперся на спинку, наклонившись, тоже смотря на кролика, но не мешая своим видом Эванджелин. Кролик и вправду волшебный. Например он вспомнил, что как-то раз, видимо после службы, Ева ему призналась, что боится Бога, что боится ему молиться, потому что он накажет. Тогда он сказал, что мистер Бинни, который в ту ночь составлял ей кроличью компанию, точно не накажет и тогда она начала молиться кроликам. Ему потом за это влетело от Мадлен, она всегда очень строго относилась к религии и была возмущена тем, что он Бога подменил на кролика. Какой вздор, в самом деле - какая разница какой фантазии ты молишься? Ему не понять.
    - Что же делает кролика волшебным? - тихонько сказал он. - О, несомненно, он крайне внимательный слушатель. К вашим услугам все время. Понимает по-английски, имеет острый слух, поэтому не то что шепотом услышит, даже если мысленно обращаться - все поймет. Но волшебным его делает то, что он говорит только хорошие вещи и не умеет при том врать. Уж если сказал, то чистая правда. Слышите? Он немного стесняется пока, его надо разговорить, в руках он более словоохотлив. Мне кажется, я слышу, что он говорит, что вам идет это платье.
    Мистер Броули улыбнулся.

    +1

    10

    Страх не делает вас слабой, всего лишь человеком - это фраза сказана доктором Броули, всколыхнула внутри журналистки волну негодования и эмоций. Как так не делает? конечно же, делает. Ева всю своб сознательную жизнь бежала от страха так, что только пятки сверкали. Она делала все, чтобы не бояться. Ева делала то, что другим не снилось. Она убеждала себя в том, что ничего не боится, она бросалась под пули, лезла к самым кровожадным маньяком и убийцам ради информации, Ева не боялась смерти. Или же пыталась убедить себя в этом. Девушке казалось, как только страх заберется ей под кожу, то все с ее жизнью будет кончено. Она упадет в эту пучину и просто погрязнет в ней.
    она взглянула на доктора Броули, считает ли он ее слабой или побежденной? На самом деле, она слабая, Ева это знает наверняка. Все ее безумные прыжки по жизни- это ни что иное, как попытка доказать самой себе, что ее нельзя напугать. И дети сейчас стали той силой, что заставили девушка вновь ощущать страх кожей. Она ужасно боялась потерять и близнецов и мужа.
    А всему виной тот страх из детства, страх неизвестности, он черт побери с ней уже двадцать семь лет, двадцать семь долбанных лет, Ева продолжает жить так, будто бы помнит все отрезки своей жизни. Но это обманка, она не помнит неделю из своей жизни и почему-то именно сейчас ей стало казаться, что было нечто в той неделе, что заставило ее бояться самого страха.

    - О, я могу помочь- спохватилась девушка, правда не понимала будет ли сейчас уместна ее помощь, она наблюдала за суетой доктора, пока он освобождал для нее место на диване. Девушка шмыгнула носом, и вытерла слезы, кажется за эти пару минут она нарыдала за годы, когда не могла плакать. Все же рано или поздно прорвется все, что есть внутри нас и выйдет наружу, лишь бы этой волне никого не снесло.
    - Спасибо- она аккуратно присела на край дивана, это стоило сделать, ибо ноги ее слабо держали, у нее такое бывало, что от нервного напряжения, ее тело переставало ее слушаться, и сесть было самым правильным решением, не хватало еще пугать доктора своим внезапным падением.
    Пока он ушел, Ева прикрыла глаза. Почему именно сейчас все это происходит с ней? Что стало толчком к тому, что она стала такой истеричной и неуравновешенной?  Все ведь после родов было прекрасно и даже после того разговора с доктором, Ева и впряду задумалась о том, что стоит набрать отцу и пригласить его увидеть внуков. И все это не так уж и сильно пугало ее. Но где-то в промежутке от той встречи до вот этого визита, Ева сломалась или что-то в ней щелкнуло, что заставило ее вернуться в то самое время. Почему именно туда? Она не знала. Она уже ничего не понимала, что происходит. И этот страх уже смешивался и с другими эмоциями, девушка словно погрязла в пучине страха и сомнений, она вновь маленькая девочка Ева, которая не знает, что и как ей делать.
    Но вскоре вернулся доктор Броули и принес кролика, она слабо улыбнулась. А ведь у нее в детстве так и не появилось знакомой игрушки, так ведь? Или может она чего-то не помнит?
    Ева взглянула на кролика, вопрос доктора заставил ее и вправду задуматься.
    - Знаете, мне кажется мы уже встречались с ним- протянула миссис Хэрроу.- и что-то мне подсказывает, что его зовут… хммм, может Джон или Джек?
    Хотя в ее жизни никогда не было людей с такими именами или эти имена и вправду пришли ей первые на ум?7
    - Джон мне знаком, кажется мы встречались много лет назад, правда я не могу вспомнить где, а бант у него интересный, кажется нечто подобное завязывала моя мама, когда отправляла меня в школу- а вот это странно, на самом деле. она ведь упорно пыталась не вспомнить о матери хоть что-то хорошее, как так вышло, что это полезло на свет?
    Ева перевела взгляд с кролика на доктора Броули, она слабо улыбнулась и решила взять его в руки, она словно на сеансе психоанализа с кролика.
    - Спасибо- слабо улыбнувшись, протянула девушка.- тебе ведь можно все говорить, да?- обратилась она к кролику и пригладила его ушки.- знаешь мне страшно, мне очень почему-то страшно потерять всех, кто есть у меня. кажется что кто-то рядом со мной хочется все это отобрать, как думаешь это правда или со мной что-то не так?- сердце ее бешено билось, она внимательно всмотрелась в кролика.-  кажется похожий был у меня когда-то, а может быть мне кажется.

    +1

    11

    Мистер Броули жевал губами и тоже смотрел на кролика, отвечая для себя на те же вопросы. Он бы назвал его Томас. И не потому что мистер Томас, хотя это неприятная догадка, а потому что ему нравилось имя Томас. И он бы сказал, что кролик Том... теплый? Мягкий. И что он пахнет тяжелым воздухом кухни, в которой готовили выпечку с мускатным орехом. Но Эванджелин его несколько удивила, сказав, что будто его знает. Он нахмурился, бросив на нее быстрый взгляд, а потом снова посмотрел на кролика. Джон, Джек, встречались много лет назад? О!
    - Эти кролики были весьма популярны лет тридцать назад, продавались буквально везде, - отозвался мистер Броули. На историю про бант он улыбнулся. Мамы умеют завязывать банты. Потом он поймал взгляд Эванджелин и приглашающе кивнул.
    Вообще мистер Броули считал, что на этом его роль окончена. Он вручил зайца с легендой, дальше уж оно должно было быть как-то само. То есть для него это выступило комбинацией действий - успокоить и отвлечь на что, чаще для этого буквально использовался какой-то вручаемый предмет. В этом случае почему-то всплыл кролик и отчего-то он дополнил все это еще историей. Истории, по его опыту, всегда работали лучше. Но он не предполагал, что она прямо таки заговорит с кроликом. Реджинальд искренне считал это детским фокусом. Но Эванджелин стала играть. Это мистера Броули крайне удивило.
    Он глубоко вздохнул, соображая как себя вести дальше. Говорить за кролика, в этом случае, он не находил уместным. С дочерью еще понятно, он её знал, он ее с рождения на руках носил и видел как она взрослеет и какие вопросы её заботят. Он свою девочку знал, поэтому мог подсказывать ей голосом кролика. Хотя ближе к семи годам он перестал угадывать то, что должен сказать кролик. Ева стала много сложнее и пары часов вечером уже не хватало, чтобы уследить за всем, что с ней происходит. Тогда кролик начал говорить женским голосом, а мистер Броули просто стал решать проблемы.
    Здесь же он не имел никакого права говорить за кролика.
    - То, что не зависит от внешних обстоятельств, не сможет у вас отнять никто, - сказал мистер Броули, про себя уточнив "кроме тебя самого". Уж он знал, как отбирать у себя же, он знал. - А что кролик говорит? После того как вы его назвали, он теперь только ваш и только вам на ушко шепчет. Я не слышу. Никто не слышит, если вы не захотите поделиться, конечно же.
    Он выпрямился и взял подарки со стула, к пирогу очень кстати прилагалась пачка чая. Мистер Броули глянул на тумбочку, где стояла початая бутылка виски. Почему приготовить виски намного проще, чем чай? Может все-таки виски? Он посмотрел задумчиво на затылок Эванджелин, потом отругал себя за эту мысль, и пошел к кухонному гарнитуру. Предстояло сначала вымыть посуду. Он заглянул в шкафчики и с удивление обнаружил посуду, другую. Это как это получилось, что за три месяца он ни разу не заглядывал туда? Реджинальд с довольным видом выпростал два прозрачных бокала с ручкой, опля, почти что фокус, и обернулся к Эванджелин:
    - Вы не против, что я отвлекусь на пару минут, чтобы сделать нам чаю? - потом повернулся обратно к шкафчику и тихо добавил: - Или чаю с виски. Или виски без чая. Столько вариантов...
    Мистер Броули все ж решить перемыть бокалы, пока грелся чайник.

    +1

    12

    С чего в ее голове появились мысли о прошлом, о матери ? Ева ведь так упорно имитировала тот факт, что матери никогда и не было в ее жизни. Глупо, конечно же, но давным давно она приняла этот постулат для себя, ведь ей было легче принять тот факт, что матери не было и вовсе, чем та эгоистично поступила с ней. И самое странное, что Ева вспомнила мать времён второй беременности, именно того времени, когда все пошло под откос.
    Но бант на кролике, черт бы его побрал, вызвал стойкую ассоциацию с Мелани. Взяв кролика Джона в руки, ей захотелось прижать его к себе, словно это была частичка матери, которую она так давно потеряла. Но станет ли проще и поможет справиться с душевными муками, с коими она пришла сюда ? Нет, что уж там, простые ассоциации с матерью в ней уже вызывают боль.
    Но девушка уняла этот порыв, ибо он и вправду был не к месту. Она прикрыла на секунду глаза. Почему все так, а не иначе ? Разве у нее была подобная игрушка ? Она не помнит в упор об этом факте. Да, Ева в принципе не может вспомнить о том, что были ли в ее не столь долгом детстве какие то игрушки. Безусловно, конечно же, были, но в памяти был на сей счёт пробел.

    - Кажется мы встречались с этим парнем раньше - отозвалась девушка и поправила бантик, в скором времени и ей придется вязать Фанни банты, а Нику галстуки. Это будет отличное время. Но переживет ли она этот эмоциональный всплеск ? Не закончит ли как Мелани, с петлей на шее ? А может дело не в ее недосыпе и сравнениях с Мелани, может ее пугает и ещё что то ? Но что именно, пока девушка не понимала. Может кролик ей подскажет ? Хотя, это глупо, ждать решения подобной дилеммы от игрушки. От этих мыслей, она грустно улыбнулась.
    Доктор Броули сделал уточнение по дальнейшей работе с кроликом, все это смахивало на сеанс психотерапии, но внутри себя самой. Странные ощущения, кажется.

    - А,что если мне не понравятся его ответы ?- поглаживая по ушкам игрушки, спросила Ева.- если наши взгляды не совпадут, что тогда ?- хотя это было глупо, конечно. - спасибо- она дотронулась до руки доктора Броули, и внутри от этого прикосновения стало тепло.

    И Ева взглянула в глаза - пуговки,что же пусть хотя бы он ее выслушает. Дорогой Джон, оказывается мы знакомы с тобой давно. Но честно, я не знаю с чего начать. Давай с главного, я боюсь. Такого со мной никогда не было, точнее было в глубоком детстве, но а потом я гнала от себя эти ощущения, я считаю, что их не должно быть в жизни. Но вдруг все вернулось и я неожиданно оказалась той самой десятилетней девочкой. Джон, что это ? Посему именно сейчас ? Что изменилось?
    Она ждала ответа ? Вряд ли, но хотя бы себе признаться в этом, это уже прогресс для нее. Но даже дрожь из тела ее прошла.

    Ева вздрогнула, когда к ней обратился доктор Броули.И поставила игрушку на стол, нет правда, откуда в ее памяти есть Джон ?
    - О, давайте я вам помогу -  девушка подошла к доктору Броули - о, нарежьте пока пирог, я вымою посуду сама, ваши руки надо беречь - эти простые разговоры ее отвлекали. - вы часто проворачивали этот трюк со своей Евой? Я думаю она была счастлива от подобного, мы с Ричардом и Мелани ничего не делали подобного. Но вот знаете, кажется у меня был такой кролик в детстве - она выдохнула - и хочу сказать, он подаёт весьма интересные мысли. Например, Джон сказал, что я не могла с ума и вправду что то стало не столь привычным - она закончила мыть посуду. - когда вы улетаете ?

    +1

    13

    - Что ж, тогда вам необходимо спорить. Даже хорошие вещи о себе иногда слышать неприятно, не правда ли? - мистер Броули улыбнулся, а затем добавил: - Но кролик всегда прав. Если это, конечно, голос кролика, а не чей-то другой.
    Видимо отошел он рановато, сбил её. Реджинальд-то думал, что он тихо приготовит чай, а миссис Хэрроу пока посидит и успокоится - с помощью ли кролика, или без его помощи, уже не было особой разницы. Но она вроде уже взяла себя в руки, поэтому надо предложить попить. Но его план прогорел - она вскочила, бросила кролика и метнулась ему помогать.
    - Совершенно не стоит, - сказал он на предложение. Хотелось спросить, а что не так с его руками, что их с чего-то нужно беречь? Но мистер Броули не успел сообразить, как Эванджелин уже принялась мыть его грязную посуду. Сколько она там валяется вообще? Это было прямо-таки невыносимо тошно. Но еще противнее было бы оттаскивать её или что он еще мог сделать? Она уж начала. Из-за этой неловкости он послушно принялся нарезать пирог. И поглядывал то на раковину то на Эванджелин с опасением, нет, такие вещи он бы предпочел, чтобы чужие люди не делали. - Вам не стоит, правда, я сам вполне мог бы... сделать все сам.
    Он неловко улыбнулся и нахмурился одновременно. Потом последовал вопрос про Еву и это было снова очень... страшно? Он понял, что в один момент кролик начал говорить совершенно ужасные вещи: ты не моя, ты меня обманула, я не люблю тебя, ты во всем виновата, я не спас тебя... специально. Я мог, да, я мог тебя спасти. Но тогда специально не обратил внимания, сознательно тянул время, я хотел, чтобы тебя не стало. Ты мешала. Я ненавижу тебя, потому что ты всегда мешала и отнимала у меня Мадлен. Она всегда тебя любила больше. Меня она так никогда не любила. Потому что ты была её и его, но не была моей. Ты чужая мне. Я никогда не любил тебя. Я любил Мадлен в тебе и только, меня обдурило то, что наполовину ты была как Мадлен. Ты пахла как она. Сердце разогналось и начало покалывать. Он растеряно оглянулся и бездумно принялся крутить в руке нож, которым до этого нарезал пирог. Кролик всегда говорит правду.
    - Эм, да, конечно, - кивнул мистер Броули. Он все, что после вопроса про дочь, не услышал, но почему-то решил, что надо согласится. Это будто давало еще мгновение, чтобы прийти в себя. Кролик всегда говорит правду. Он так хорошо умел говорить за кролика, что стал голосом кролика. И столько лет говорил... правду? Но это же неправда? Он видел результаты теста. Его обманули, но совершенно не в том. Он зажмурился, вдавливая подушечку большого пальца в лезвие у самой ручки. Ужалило болью, это немного прочистило мысли, правда голова закружилась.
    - Через пару дней, - он вспомнил последний вопрос. А потом вдруг поднял глаза и процедил: - Я не хочу говорить про девочку. Не спрашивайте ничего про нее. Не говорите ничего про нее. Вы ничего не знаете. Нельзя. Не надо. Не хочу. Нет.
    Он положил нож на тумбу и прикрыл глаза, пытаясь взять себя в руки. Трясло. Почти то же, что с утра было в машине. Не вздохнуть, глотку будто пережало.
    - Нельзя! - рявкнул он, стукнул кулаком по тумбе и пошел прочь, в ванну. Хлопнул дверью и начал метаться, включил воду, потом увидел себя в зеркале, замер. Поднялась какая-то дикая ярость, захотелось разбить к черту это зеркало, головой желательно. Но вместо этого мистер Броули сел на край ванной и с силой сжал руками голову. Хотелось плакать, но слез не было. Хотелось орать, но голоса тоже не было. Хотелось сделать хоть что-то, но он не мог сдвинуться с места.
    Это не был кролик. Он не бывает неправ. Это был папа. Папа был очень неправ. Хорошо, что ты умерла. Хорошо, что ты этого всего не увидела.
    Это пройдет. Сейчас станет все равно. Надо только вздохнуть. Или сдохнуть уже наконец. Но если есть эта чертова загробная жизнь, как он ей в глаза смотреть будет? Как?
    Сейчас станет все равно.

    +1

    14

    Хотелось наверное предполагать, что этот мысленный разговор с игрушкой и вправду ей сможет помочь. Вскоре ей надо будет подняться в свою квартиру и встретить мужа и детей. Им нужна нормальная мама и жена, а не то что Ева сейчас из себя представляет.
    Наверное, не будь она сейчас кормящей матерью принялась бы за старое, выпила виски и заела бы все это таблетка. И тут даже не важны таблетки, вопрос в том, чтобы забыться во сне и не понимать, что происходит. Сейчас на ее плечах есть дети, за которых она отвечает и быть такой эгоисткой, ей просто непозволительно. Что же, а Мелани позволила себе такую наглость, выбрать собственное спокойствие, а не счастье детей. Да-да, если ей было так плохо с Ричардом, могла ведь просто развестись, а не вешаться в ванной.
    Да уж только сидя на диване доктора, Ева осознала, какая же мешанина из воспоминаний и эмоций творится в ее голове. Бессонные ночи, гормональные проблемы, да и параноидальные мысли, все это сводило девушку с ума. что же, радует, что доктор Броули, что вызвал скорую помощь и ее не увезли в ближайшую психиатрическую клинику, как мечтал о том ее отец.

    Ева вскочила помогать доктора не из праздного проявления вежливости, нет. Это был скажем так один из способов сказать «спасибо». Ева не умела быть благодарной, и слова они не всегда достигают нужного эффекта в чужой голове. Ей казалось, что куда важнее то, что ты делаешь для человека, а не как благодаришь на словах. Слова без дела ничего не стоят.
    - О, доктор - это мой способ сказать вам спасибо за все- уточнила девушка, чтобы он не думал, что она таким образом указывает ему на что-то. Ева не склона к подобному, каждый живет так как хочется ему, учить жизни или тыкать во, что-то это не про девушку. она и сама далека от эталона, она живет как придется и часто неправильно, но и от других не требует идеальности.
    С посудой было покончено, все же домашние дела ее временами успокаивали и дарили некое ощущение освобождения от своих дурных мыслей, такая вот бесплатная терапия от избавления от дурных мыслей. Ее мысли вновь скользнули к кролику, что же, как бы все же странно не звучало, но кажется она его помнила, только банк у него был желтый, Мелани так любила этот цвет, что большинство вещей у старшей дочери были именно этим цветом. Но куда потом делся кролик?  Потом он словно исчез, не мог же отец безжалостно избавиться от игрушки дочери, ведь так? Может стоит Ричарду позвонить и узнать, хотя еще подумает, что она совсем слетела с катушек, нет идея так себе.
    Вопрос про дочь доктора Броули, не был со злым умыслом. И это не было праздным интересом узнать про то, что тебе не стоит знать. Она просто сравнила их детство, где-то внутри ей казалось, что она и его дочь, имели определенные схожие черты. Нет, может все это ей кажется, но пока ощущения именно такие, казалось, что это были параллельные жизни на разных материках.
    Она услышала ответ, про пару дней и хотело было добавить комментарий, но его резкая смена настроения заставила ее застыть на месте, Ева смотрела на него широко открытыми глазами и не понимала, что делать. В бешенстве она видела его впервые, от его высоких нот в груди заколотилось то, что она давно не испытывала. Чувство стыда, которое сжигало и уничтожало все на своем пути. последний раз такое она испытывала перед своим отцом.
    Ей нужно было сделать хоть что-то, поэтому она повернулась и налила воды и хотелось было ему отдать, но резкой удар по столу заставил ее застыть и Ева смогла проводить его только взглядом. Как только хлопнула дверь, стакан выскользнул из ее рук и разбился о пол. Девушка закрыла глаза и горячие слезы хлынули из ее глаз. Она  вспомнила, вспомнила, как Мелана кричала на отца в его кабинете, она просила забыть о том, что было, а отец ударил кулаком по своему дубовому столу. Это  было ровным счетом после  ее возвращения.  Она знала, знала, что портит все. Ей надо уйти отсюда, чтобы еще больше не раздражать доктора. Чайник закипел на стиле, девушка выключила его. Уходить оставив разлитую воду и осколки, нет нельзя. Разбился не стакан, а частичка ее души.
    Его крик действительно поместил ее в прошлое, а ведь девушка не помнила раньше, что родители ругались, ей казалось, что они были холодны после ее возвращения. Но нет, ругались и достаточно сильно.
    Ева спешно нашла совок и веник и убрала осколки, когда выбрасывала в мусорное ведро порезалась и это отрезвило ее, нужно действовать быстрее. Вытерев салфетками воду, она решила, что уходить по-английски совсем неловко и стоит оставить извинительную записку, она глазами стала искать лист бумаги и ручку или карандаш.
    Она все портит, даже семью родителей разбила она, лучше бы ей не возвращаться оттуда. лучше ей не заводить никакие близкие контакты, она только и делает, что причиняет блль близким. Такая же участь ждет и близнецов и Генри.

    +1

    15

    Начать дышать снова получилось не сразу. Будто это занятие было каким-то жутко неестественным процессом. Но наконец удалось вздохнуть и сначала стало очень больно, а потом отпустило, схлынуло. С каждым новым вздохом делать это становилось чуть попроще. Реджинальд сосредоточился только на этом - на простых вещах, сначала дышать, потом почувствовать как пальцы впились в голову, после начать слышать шум воды. И хоть время тянулось вечность, это прошло. Стало легче. Легче, но не все равно.
    Он встал, пошатнувшись, сполоснул руки, пригладил волосы. Сердце только болело. Надо взять таблетку. Мистер Броули выключил воду и тихонько пошел в зал, таблетки были в пакете у входа. В теле было ощущение, будто он марафон пробежал, так устал. Он приковылял к стулу и отвлекся на движение, заметив Эванджелин. Она не ушла? Мистер Броули пару мгновений смотрел на нее каким-то пустым взглядом, потом достал пачку таблеток из пакета.
    Ладно, еще мгновение и он сможет продолжить. Еще мгновение. Он глубоко вздохнул, выдавливая таблетку на ладонь, а потом тихо, себе под нос сказал:
    - Я не должен был так реагировать, - покивал, взял таблетку под язык, убирая пачку в карман, поднял взгляд на Эванджелин и уже более четко повторил: - Извините, я не должен был так реагировать.
    Миссис Хэрроу выглядела испугано и как-то растеряно. Но он понял, что ему все равно. О, наконец это "все равно" настало. Что ж, нынче оно ощущалось как усталость. Жуткая усталость. Мистер Броули выпрямил спину и примерно со второй попытки улыбнулся. Уголки губ подрагивали, но он смог. Скользнув взглядом по кухонному гарнитуру, он вскинул бровями и сказал:
    - О, чайник вскипел, превосходно. Одну минуту и все будет готово, - стараясь не шоркать ногами, Реджинальд подошел к тумбам. - Может вам было бы удобнее сесть?
    Чуть заторможено, но он принялся за организацию чая. Правда второй бокал почему-то не мог найти, куда делся? Взял другую чашку, не парную. Но это меньшее, что могло смутить во всем происходящем - непарные чашки. Разлил кипяток. Выложил пирог на тарелки, достал и протер вилки. Это помогало, что-то делать помогало. Правда он так устал. Но ничего, он был привыкший работать сквозь усталость и более серьезного рода. Что ж он, с чаем не справится? Справится.
    Мистер Броули подал чай и пирог на столик у дивана. Потом долго смотрел на кролика и соображал, он третья персона или нет? Причем всерьез так задумался над этим вопросом. Однако решил, что персон двое, поэтому все сделано и он может сесть на другую сторону дивана.
    Когда сел, сразу устал будто бы в два раза сильнее, захотелось лечь или, как вариант, подпереть голову рукой. Но вместо этого он снова выпрямил спину и с вежливой улыбкой взял чашку. Отпил чай. Не виски, почему-то по вкусу ожидался виски, а тут ромашка. Атмосфера не очень, надо разрядить.
    - Погода сегодня чудная, не находите?

    +1

    16

    Внутри молодой мамы было множество эмоций: от гнева до разочарования и вся эта палитра чувств была направлена исключительно на нее саму. Ева давно для себя определила тот факт, что не стоит ничего чувствовать, ибо так проще и легче жить. Если ты что-то чувствуешь, у людей появляется возможность тобой манипулировать.
    Сегодня же случился эмоциональный всплеск, который одновременно и напугал девушку и вернул в далекие детские годы. И вот если бы воскресил в ее голове нечто теплое и уютное, но нет Ева вспомнила то, что ее мозг предпочел заблокировать в ее голове, а именно момент ссор.
    Отчего же именно сейчас? Как могли сложиться так карты, что Ева с один миг вернулась в детство и вспомнила столько деталей? правда, девушка не знала, что именно так повлияло на нее, но катализатор был. А может быть это поведение доктора Броули? Не зря ведь девушка к нему тянулась, вполне возможно, что подсознательно она понимала, что он похож на ее отца и отсюда вся привязанность.

    Ева спешно убралась, из пальца, которого сочилась кровь, она прижала к краю платья, не хватало еще заляпать пол. Чайник был выключен, она так и не нашла бумагу, чтобы написать записку, поэтому решила, что стоит все же уйти без объяснений, ей казалось, что доктор ее сейчас мало захочет видеть. Ева собравшись с силами осмотрела в последний раз комнату и взгляд уцепился за кролика. Что же, она не знает, что это было, но он и вправду смог достать из ее головы много того, чего бы, наверное не следовало. Она так долго буравила взглядом игрушку, что успел вернуться доктор Броули.
    - А разве, что-то случилось?- через несколько секунд промедления произнесла миссис Хэрроу, возвращаться к тому разговору не имело смысла, она знала, что виновата перед ним, что не стоит вступать на тропу разговор и даже мыслей о его дочери. Стоит усвоить, что это запретная зона.
    - Чайник вскипел, и я выключила его, я должна вам  чайную пару. Я из-за своей неловкости разбила одну кружку- девушка посмотрела на порезанный палец, кровь прекратила сочиться, что же дома заклеит пластырем, не хватало еще занести туда какую-нибудь заразу. Умереть нелепой смертью от сепсиса такое себе занятие, нет ну правда, она понимает, если бы умерла при родах или убил маньяк, про которого она писала, но это совсем нелепо. Хотя, черт почему эти мысли сейчас в ее голове?
    - Да, спасибо - растерянно, проговорила девушка и вновь присела напротив кролика, она чуть склонила голову на бок и взяла его в руки. Откуда же я знаю тебя? Может быть был у Эллы такой кролик? Нет, он для детей постарше, она помнит, что у младшей сестры была куча погремушек и прочей детский ерунды, а свои игрушки совсем не помнит, разве так может быть?
    Когда пирог и чай были поставлены перед ней, девушка поставила кролика на место, но мысли были все еще с игрушкой.

    - Сегодня да, но в целом достаточно сильно меняется. Видимо из-за этого факта  близнецы такие капризные, видимо все же метеозависимые- ответила Ева, взяла кружку чая и сделала глоток, стоило и вправду поговорить о чем-то отрешенном.-  я так полагаю туда куда вы едете сейчас даже сейчас достаточно жарко, как вы переносите жару? запаситесь крема от загара и нужно пить побольше воды, я родилась в ЛА и  это хоть и отдаленно, но напоминает Африку. Все вещи собраны? – ответила девушка и ее осенило, Ева замерла на минуту, в поставила кружку и взяла вновь кролика в руки.- я поняла, откуда его знаю. у меня был такой, точно был до моего похищения и его кажется, звали милашкой- ох, почему сейчас? почему именно сейчас она вспомнила это? Внутри все сжалось, неужели память о потерянной недели стала возвращаться к ней?

    +1

    17

    Он сидел чуть застыло, с ощутимым усилием соображая. Чертовски устал.
    - Да, вероятно так может быть. Но сегодня чудная погода: не так холодно, как в декабре, не так влажно, как в январе. Ветрено несколько, но мне нравится, когда есть движение воздуха. Когда совершенно нет ветра, да еще влажный туман стоит, нет ничего хуже. Точнее хуже этого может быть только жара в июле. Мне кажется, что раньше лето здесь было не таким ясно-солнечным, вы не находите? Я всегда ходил в рубашках с длинным рукавом, сколько себя помню. Газон никогда не выгорал, а в последние пару лет частенько такое случается, приходилось даже накрывать. Так, чтобы прямо жарко, я к этому не привык. Когда холодно и зябко понятно что с этим можно сделать, а когда наоборот, то это целая проблема, как по мне, да... Целая проблема.
    Мистер Броули выдал этот, на минуточку, рассказ, смотря в одну точку и держа перед собой чашку чая. Говорил медленно, но распевно, скорее автоматически. Вести разговоры о погоде он мог часами, и совершенно не обязательно при этом мыслями находясь в помещении. Нынче он вообще, было ощущение, что не мыслил, застыл где-то посередине - вроде сна наяву. Происходящее отдавало какой-то нереальностью.
    Он глубоко вздохнул и отпил чай.
    - Ничего, знаете, у моей супруги была примета, что битая посуда на счастье. Не знаю как это связано, но на то и примета. Не переживайте, - сказал он будто невпопад, но в его голове эта реакция была вполне к месту, он только что сообразил про какую чашку Эванджелин говорила. Поэтому и не нашел, она разбилась. Ну и черт с ней.
    - Я сделал списки, у меня три списка. Собрать вещи в каком-то из них. У меня немного вещей, почти все остались в доме. Не думаю, что это займет много времени. Тем более у меня составлены списки, они очень помогают с этими вещами. Но списка вещей нет, надо... - он обернулся в поисках чего-то и даже вознамерился сразу этим и заняться, но передумал и остался на месте, добавив: - Потом сделаю. Будет четыре списка. Пора заводить список для списков. Меня успокаивает делать списки.
    Он неловко улыбнулся и взял пирог. Положил кусочек в рот и на мгновение прикрыл глаза.
    - Очень вкусно, спасибо, - сказал Реджинальд, чуть отмирая. Мысли хоть какие-то появились, а не только автоматизм. Хотя усталость никуда не девалась и тяжелым грузом давила на плечи. Он чуть подался вбок и оперся на ручку дивана. По спине прошла волна благодарного расслабления. Хорошо, может еще ноги немного вытянуть? Превосходно. Он съел еще кусочек. Другое дело. Бросил быстрый взгляд на кролика, потом на Эванджелин.
    - Они были популярны лет тридцать назад, на каждом углу продавались, - отозвался мистер Броули. - Можно было купить в любом месте, особенно когда опаздывал и провинился. А что за похищение?

    +1

    18

    Ева всегда много думала, и очень давно считала, что это полезный навык, который поможет выжить. Ошибалась, хорошо живут именно те, кто в принципе мало рассуждают и живут одним моментом. Ева же с достаточно юного возраст начала рассуждать о тех вещах, о которых ребенок даже и знать не должен был. Но так уж вышло, что это вошло в ее жизнь и с тех самых пор, Ева находится  в напряжение.
    Вот и сейчас вместо того, чтобы рассказать о том зачем она пришла, из-за своих рассуждений она вновь ушла в совсем иную сторону. Это плохо. Еве иногда и вправду лучше молчать и не думать.
    Вот как сейчас, Разговор о погоде кажется совсем безобидным, разве нет?

    - О, погода в Англии - это целая палитра вечного дождя и тумана- ответила Ева, устало улыбнувшись и сделала глоток чая, что же приятный напиток разливался по телу и немного расслабил ее, может все что было до этого было сном? Кто знает, но именно сейчас, она совсем не хочет думать об этом, совсем не хочет.
    - О, вы типичный англичанин, доктор- заметила Ева.- я скорее наоборот люблю солнце и жару и этого мне не хватает в Лондоне. Но с другой стороны, здесь я нашла, куда нечто более важное, чем комфортная погода. Кстати- девушка встрепенулась.- туда куда вы едете необходимо взять головной убор. В таких местах солнце коварно, даже вне сезон и крем от загара, обязательно.
    Проведя первые годы жизни в ЛА она знала какой коварной может быть жара. Вроде бы солнце прячется за тучами, и стоит тебе слегка расслабиться, как ты можешь схватить солнечный удар. Поэтому всегда стоит брать с собой или зонтик или панамку, на всякий случай.
    Ох, давно она не была дома. Хотя где ее дом? ЛА или Нью-Йорк? Еве уже начинает казаться, что ее истинное место в Лондоне. Здесь она нашла нечто похожее на успокоение и умиротворение, которое давно ее покинуло.

    Ева улыбнулась, он так суетился и ей на миг показалось, что эта суета связана с тем, что он не особо-таки хочет ехать. Может ей показалось, но кто знает. Это его выбор и им стоит принять и отпустить его за своей мечтой.
    - Если что-то нужно докупить для поездки, вы сообщите, я могу помочь определиться. Мне будет в радость помочь, вам хоть чем-то –добавила девушка и взяв тарелку с пирогом, вилкой отломила кусочек. Что же получилось не так уж плохо. Ей начинало казаться, что она теряла навыки и на кухне. Видимо вот этот разговор с доктором ей был нужен, чтобы собрать себя в единое целое
    - Я рада, что вам понравилось. Мне хотелось побаловать вас домашней едой, и  пока вы не уехали, заходите к нам на ужины. Мы с Генри были бы этому рады- и то верно. Она правда с мужем избегала говорить на тему отъезда доктора, ей казалось, что это может травмировать его. Поэтому делала вид, что все как обычно.

    Она не помнила откуда он появился у нее, может  вправду подарил отец в знак извинения? Ева вспомнила, что родители ругались после ее возвращения, но ругались ли до этого? Сего факта девушка пока не помнила.
    - О, я не рассказывала разве? Когда мне было десять какой-то псих украл меня прямо из школы, кажется неделю или около того меня не было дома. Но я сама ничего не помню, будто бы ничего и не было- она пожала плечами, да уж выжимка получилась еще той.- а этот кролик, кажется в день перед похищением я пошла с такой же игрушкой в школу.
    Пугало то что она не могла вспомнить деталей, будто бы всю ту неделю она просто спала, а может так и было? И чем дальше она от того дня, чем все более кажется нереальным. Но все равно не отпускает девушку.

    +1

    19

    - О, в самом деле вы так считаете? - несколько блекловато улыбнулся он на замечание об его английскости. - На самом деле, я бы дополнил, что англичанином меня делает привычка быть недовольным в любом ином месте, кроме Великобритании. Минуешь Ла-Манш и уже совершенно не то, во Франции чересчур жарко и к тому же французы, это не говоря уже о Испании или Италии - там вовсе жаровня, ад придумали на Сицилии. И все конференции почему-то специально принято делать на побережье летом. А вот в Стокгольме категорически холодно, к тому же добираться туда пришлось самолетом, а я категорически не люблю перелеты. В общем, я мало где был и везде мне не понравилось - то туман не достаточно плотен, то дождь идет не под тем углом, то ветер воет фальшиво. Зато в Глазго всю неделю моросило именно так, как нужно. Если б не местный совершенно ужасный акцент, у меня было ощущение, что они постоянно что-то жуют - крайне сложно к пониманию. Но Глазго прекрасен. А Лондон...
    Мистер Броули снова глубоко вздохнул. Была у него дурная привычка словоблудием подменять смысловое наполнение. Он становился говорлив в двух случаях - когда напивался, но не перебирал, а так же когда ему совершенно нечего было сказать или когда он не хотел что либо говорить: как сейчас он не хотел признаваться, что климат Африки его жутчайшим образом пугает. Реджинальд, когда размышлял и планировал эту авантюру, совершенно не подумал о том, что там жарко, черт подери. И что туда придется лететь самолетом.
    - Лондонскую погоду я ненавижу как-то особенно трепетно. Но ко всему можно привыкнуть, почти ко всему, - подытожил он свои сетования. - Но я никогда не был в США. Мне кажется дезориентирующим жить в такой огромной стране, где все на столько разное, даже климат от края до края совершенно противоположный. Как вы друг друга понимаете? Я даже шотландцев-то не понимаю, а они тут в дне пути.
    Вообще мистер Броули американцев не любил. Точнее ему хватило одного единственного американца, чтобы на его основе невзлюбить всю нацию целиком. И чем больше в американце он находил черт того самого конкретного американца, тем холоднее становилась его ярость. Признаться как-то раз он не взял на работу хирурга, потому что тот говорил так же развязно как Фрэнк. Формальная причина отказа была придумана другая, но мистер Броули отдавал себе отчет в истиной подоплеке. Что ж, Эванджелин была из Америки и явственно американкой. И да, некоторые её "штуки" - они постоянно все называли штуками - его конечно же раздражали. Но важным оставалось то, что эти черты не были чертами Фрэнка и с ними он вполне мог сосуществовать и относится со снисхождением. Хотя иногда он и не расшифровывал некоторых слов, она будто ленилась проговаривать буквы. Или эта прямолинейность, эмоциональность. Но Реджинальд прекрасно понимал насколько эти отличия могут быть очаровательны, иначе не потерял бы голову при виде Мадлен - ох как же плохо она тогда говорила, но как чарующе.
    Он отвлекся.
    - Благодарю за участие и за приглашение, но я справлюсь, благодарю.
    Может и рассказывала, но у него было ощущение, что Эванджелин хочет говорить на эту тему, поэтому и спросил. Кидаться в извинения ему было что-то лениво, к тому же Реджинальд посматривал на бутылку виски и раздумывал, не придумать ли предлога, чтобы встать и дополнить чай "солодовым сиропом". Но именно встать было бы сейчас проблематично.
    - А вы действительно хотите вспомнить, что тогда случилось? Мистер Томас говорил, что потеря памяти на самом деле контролируется самой памятью, если это конечно не какие-то морфологические заболевания. И раз ваша голова решила не помнить, может в этом есть смысл? Иногда действительно лучше уж не помнить...

    0

    20

    Миссис Хэрроу улыбнулась. Что же, он был очарователен в своем английском стиле. Доктор  Броули типичный представитель аутентичной Англии и это вызывало в ней не отторжение и какое-то умиление. Он так радел за традиции и свои привычки, что в какой-то степени Еве было завидно, что так можно крепко за что-то держаться.
    Она, будучи американкой и выросшая не в полной семье, не имела никаких традиций и была дамой с весьма свободными взглядами на все. Наверное, это плохо не иметь корней, но для нее это было правилом жизни, чем меньше чего-то устоявшегося, тем проще будет с этим расстаться затем. Все очень просто. хотя с появление семьи, кажется все станет куда сложнее.

    - Что же, я не считаю, что ваша любовь к местному климату- это плохо- она сделала глоток чая.- я бы сказала, что это очаровательно так любить то место, где живете. и все же правду говорят, что наиболее подходящий для человека климат тот, где он появился на свет. Вы, доктор яркий пример англичанина, любите все в этой стране и чтите все традиции. И это восхищает меня, как американку.
    Она вновь  отломила вилкой кусочек пирога. Что же, первые пару лет здесь ей было весьма некомфортно. Страна хоть  была англо говорящей, но в целом совсем иная нежели штаты. Здесь и вправду все подчинено традициям и устоям.
    Америка же страна молодая, которая-то в принципе и истории то своей и культурой еще не обзавелась. И Еве было трудно от того, что  здесь у всего была предистория, что необходимо соблюдать давно принятые традиции и устои. Но Ева смогла таки прижиться и теперь замужем за англичанином и кажется двое их детей пойдут нравами в отца, а не в свободолюбивую бунтарку мать.

    - О, но все же для вас эта погода родная - добавила миссис Хэрроу.- Что же, штаты хоть и кажутся  большой страной, но в целом все так же достаточно компактно.  Только большие города типа Нью-Йорка или Лос-Анджелеса кажутся огромными и пугающими, но маленькие городишки, напоминает регионы Великобритании. так, что в целом провинции везде одинаковы. А климат, что же, если здесь пятьдесят оттенков дождя и серости, то в Америке тоже самое но с солнечным светом И да, все же не стоит забывать Америка не Россия, вот где действительно большая страна-  произнесла она. Хотя для Евы расстояния никогда не существовали. Они четко знала, что если ей надо будет, она прыгнет в самолет и улетит в любой конец света. Но, кажется, сейчас она умудрилась найти свой уголок, где смогла обрести счастье.
    -  О, в целом, конечно же, есть диалекты,  но понять местных и приезжих можно. Все же не стоит забывать, что английский американский- это облегченная форма классического британского английского. Я вот приехав сюда первое время не понимала о чем со мной говорят люди - и то было правдой. Ушло несколько месяцев, пока Ева смогла адаптироваться и воспринимать речь местных.- Собственно, здесь я привыкала ко всему от языка до погоды, но вроде бы ассимиляция прошла весьма неплохо.
    Лондон ей приглянулся, тут было все иначе, но именно эти различия помогли девушке ощутить нечто новое. Она сделала глоток чая и увидела, как взгляд доктора скользнул к початой бутылки виски. Что же, она была сегодня особенно нудной и невыносимой, поэтому бокал алкоголя не повредит, жаль ей нельзя. Ева отставила кружку с чаем и поднялась, найдя глазами  бокал, она взяла его и открыв бутылку налила в него виски и подошла к доктору протяну виски.
    - Только Генри не говорите, но мне кажется вам сейчас это нужно- ответила она.- что же- она присела обратно- все так говорят. Но что если в той неделе есть ответы на все вопросы, что меня так долго мучают? парадокс, неделю у похитителя я не помню, а вот  повешенную мать вижу перед глазами каждый день. Почему именно это забылось? Я хочу получить ответы, а их попросту это, это и убивает меня. Я то и про кролика не помнила, пока у вас его не увидела.

    +1

    21

    Он разве говорил, что это плохо? Отнюдь, он ругал все остальное и в этом явственно сквозило, что местное ему куда более по нраву. И не только потому что он тут родился и привык. Просто ему тут нравилось, хоть в рамках вежливости и приходилось обстоятельно обругивать местное. Занятно, Реджинальд четко понял это только когда встал перед необходимостью мысленно примерять к себе иное место - и не на пару недель, а на полгода минимум. По холке пробежали мурашки отвращения. Он не хотел.
    - В США, если не ошибаюсь, меньшая плотность заселения и больше пространств между городами, здесь же все компактно и вынуждено по-добрососедски, - дополнил он. - О, Мадэлайн из России - вы знали? Но самое забавное, что она родом из маленького её европейского анклава... Боюсь, что не вспомню как тот называется. Где-то около Германии. Наименее русской ее части, как она говорила.
    Он задумчиво хмыкнул. И с чего он опять про Мадлен так часто вспоминает. Нужно прекращать это делать.
    - О, моя дорогая, вы не ассимилировались. Вы по-прежнему истинно американка, хоть на британский манер и не носите вычурную одежду с американским флагом. Ассимиляция довольно сложный и длительный процесс, не думаю, что вам это нужно. Жить с британцем скучно, но еще скучнее быть британцем. Да и мистер Хэрроу наверняка будет против - если б он захотел, то выбрал бы в жены британку, но ведь его очаровали именно вы. И не спроста.
    Он улыбнулся. Мало того, что британку пойди найди красивую (а мистер Броули очень любил все красивое), так после этих длительных поисков, даже если они увенчаются успехом, она улыбнется и все делай заново! Хотя, быть может, не будь он таким переборчивым, может прожил бы счастливую жизнь. Женская красота ведь не главное? А, какой вздор. Конечно же главное, неужто Мадлен он любил за человеческие качества? Вздор.
    Мистер Броули с некоторым непониманием проследил за тем, как Эванджелин встала и пошла к гарнитуру. Что-то он не предоставил и чего-то не предложил? Почему бы не сказать, оу... Вот так? Он удивленно поднял бровь, когда она потянулась к виски. Интересный штрих к беседе. Но потом налитое предложили ему и... он на мгновение застыл, не зная как реагировать. После молча взял стакан и проследил как она села обратно.
    - В моем положении несложно забыть каково это иметь кого-то, кто может подать стакан в старости, - наконец отозвался Реджинальд, залпом влив в себя содержимое. Не поедет больше никуда сегодня. К черту. - М-м-м, благодарю.
    Он поставил пустой стакан на столик и вернулся к поеданию пирога. Виски горячей волной обожгло глотку и уютно плюхнулось в желудок. По спине второй волной прошло расслабление. М-м-м, так вскоре окажется, что жить не так уж и плохо - и это будет первой стадией опьянения. Хотя до этого ему еще примерно три стакана.
    - А если их там нет? - парировал мистер Броули, не отводя взгляда от тарелки. - И именно эта идея, что все ответы на все ваши вопросы в одном месте, стоит только вспомнить или достичь его, это вот мешает вам оглянуться и действительно найти ответы? Или переформулировать вопросы. Вдруг вы сами себя бережете таким образом от разочарования, не вспоминая то место, на которое так долго и упорно громоздили смыслы? Вдруг там ничего, никакого смысла? Вдруг вы сама и ваши вопросы намного сложнее, чем неделя детских воспоминаний? Тогда же придется разочароваться и испытывать эту всепоглощающую... тошнотворно тупиковую беспомощность. Вы правда к этому готовы? Тогда... Иногда, чтобы чего-то достичь, нужно сдаться. Чтобы добиться - перестать пытаться. А чтобы вспомнить - перестать вспоминать.

    +1

    22

    Скучала ли Ева по дому? Нет, она считала, что у нее нет дома. Да и в принципе она не была привязана к дому, никогда. точнее к месту. Ей всегда было важно, чтобы у нее была работа, вот ради этого она могла переехать куда угодно. Но сейчас все иначе потому, что она обрела семью. Что же в  ее голове это звучит даже до сих пор весьма странно, Ева и дом. Наверное, после всего у нее должны смениться приоритеты. Но сказать честно, Ева не готова отказываться от работы. Да, сейчас она не пока не в силах балансировать между всем, но она верит в то, что пройдет немного времени и она сможет найти баланс между домом, семьей и работой. Долгие годы, она жила лишь работой, она заменяла ей все на свете. А теперь у нее есть все и это пугало американку. Что же, она и подумать не могла, что такая пугливая окажется.

    - Относительно- кивнула она головой- по официальным данным США не самая густозаселенная страна в мира, до Китая или Индии далековато. Но туда каждый год приезжают сотни тысяч нелегалов, которые мечтают поймать за хвост ту самую пресловутую «американскую мечту». Так, что в США соседство не такое уж добрососедское, как здесь- добавила Ева.- А здесь мне нравится, все  в рукой и чопорность англичан уже не раздражает, а даже умиляет- и то было правдой, хотя первое время Ева ужасно бесилась от их надменности, хотелось треснуть по шее, чтобы вели себя более человечно и не так пафосно, как они это делали обычно.-  О, кажется эта часть называется, хм, минуточку- она напрягла память, в последнее время она многое забывала, наверное, из-за постоянной усталости и недосыпа.- О, вот Калининград, вроде бы верно выговорила.
    Ох уж эти русские словечки такие мудреные, что об них можно сломать свой язык.
    От слов мистера Броули, журналистка улыбнулась. Что же получается, что она в целом не относится ни к одной нации. Она словно человек мира, ей все равно, где жить. Хотя, наверное, все же свой неумный нрав она взяла именно от американцев, слишком уж они активные и бестолковые временами.

    - Может быть вы и правы- ответила миссис Хэрроу.- но стоит заметить, что Лондон внес изменения в мой характер, я правда тоже какими чертами, но стала смахивать на местных и все же чуть-чуть, но замедлилась. Лондон хоть и крупный мегаполис, но он какой-то размеренный в отличие от того же Нью-Йорка- когда он заговорил о Генри, ее улыбка стала чуть шире.-  О, я просто ворвалась в его жизнь безумной фурией и кажется, заставила его влюбиться в себя.
    Хотя, кого-кого, а вот Генри просто нереально заставить что-то делать против его воли, как впрочем, и саму Еву.  В принципе их связь по логике Евы так и должна была остаться в плоскости горизонтальной дружбы. Но что-то пошло не так и вот у нее на пальце кольцо, она носит его фамилию и у них близнецы, парадокс, да и только.

    Их разговор и вправду располагал к бокалу алкоголя, но раз Еве пить нельзя, не стоит из-за этого ограничивать мистера Броули и  Ева сделала то, что бы сделала для себя в этот момент. Налила бокал виски. Она сделала глоток чая.
    - О, отлично и все же, если вы надумаете, можете потом остаться у нас на пару дней, если перенесут рейс к примеру, мы будем рады. Мы всегда вам рады- она оставила попытки уговаривать его остаться, да и это зря, уехать было его желанием  и все должны его уважать.
    Может он был и прав, но ведь все это было основной всех последних десятилетий, что она жила. Признай она то, что это не важно и кажется ее жизнь станет неважной. или она почувствует себя обманутой.
    - Тогда получается, что все время я себе врала и сама же запрещала себе жить- ответила она, посмотрев на кролика.- Всегда легче искать вину во вне, а здесь получается, что я сама закрылась от мира. Но разве это плохо знать правду? Разве правда плоха хоть в чем-то? Не знаю, все же мне кажется, что вспомнив все моменты, я бы смогла закрыть те проблемы в своей голове. А может быть и вы правы, может там есть нечто такое, что сделает мою жизнь ничтожной. Я уже не знаю- она пожала плечами и глотнула еще чаю.

    +1

    23

    - Да-да, как-то вот так, - отозвался мистер Броули заштатно. У нее в месте рождения был написан Калининград, СССР. Страны такой уже нет, она как призрак в истории и документах.
    - О, ну видимо именно такого смерча ему и не хватало в размеренной жизни патологоанатома. Впрочем женщины могут влюбить в себя и много меньшим. Просто улыбкой. Вы очаровательно улыбаетесь, когда думаете о Генри. Как знать, что именно сработало. Генри не рассказывал об этом моменте? Обычно мужчина очень четко осознает момент, когда капитулирует. Впрочем, он не всегда хочет им делиться, - мистер Броули лукаво улыбнулся. Даже на свадьбе эти двое как-то без охоты делились информацией о том как познакомились и что выступило причиной женитьбы, ну кроме положения невесты. Это было одновременно интригующе и естественно что ли. Красивые и пристойные истории требуют времени на их сочинение. А непристойную правду мало кто готов ведать на широкий круг слушателей. Это будет так же вздорно, как если бы на вопрос "почему вы развелись", мистер Броули ответил - потому что мне изменяли. Нет, всегда требовалась пристойная история.
    - Благодарю, - в очередной раз отозвался он на предложение помощи и приглашение. Каждый раз как-то неловко и будто бы немного раздражает даже, но мистер Броули ни в коем случае не был намерен показывать этого.
    - Правду знать тяжело, - сказал он после долгой задумчивости. - Знаете, было несколько моментов в моей жизни, когда я знал правду и проклинал это. Я не хотел её знать, она была мне не нужна, она только причиняла боль - потому что, зная правду, я продолжал хотеть жить во лжи. А это невыносимо...
    Он улыбнулся, будто чуть испугавшись сказанного. Потом вздохнул и продолжил чуть робее, принимаясь бездумно выкручивать пальцы.
    - Это очень странно, вы говорите одновременно противоположные вещи и я не знаю... Я не знаю. Вы говорите, что искали вину во вне, но при этом пришли сюда и выплакали столько самообвинений, они прямо селевым потоком лились, сметая все на своем пути. То есть вы очень винитесь внутри, принимаете все на себя. Это я могу понять, это будто... знаете, чтобы беспомощность не испытывать, вы верите, что все от вас зависит и если б вы чуть-чуть больше бы постарались, то оно обязательно бы случилось как надо. И вот вините себя, что будто бы недостарались. Или что чего-то не можете вспомнить и будто бы вспомнив, этого хватит чтобы что? Чтобы перестать себя обвинять? - он нервно усмехнулся. - У меня для вас плохие новости. То, чем вы занимаетесь постоянно входит в привычку, а привычки плохо перечеркиваются каким-то событием или осознанием. Вы, скорее всего, просто будете делать привычное с этим осознанием...
    Он сильно сжал палец, он хрустнул и это вывело мистера Броули из транса. Он несколько растеряно осмотрелся, взял чай и заключил, не понимая, с чего еще его тут слушают, бред какой-то с умным видом городит.
    - Правда не плоха сама по себе. Наверное честно знать правду. Но что вы собираетесь с ней делать, вот вопрос. И хотите ли знать именно правду? Или просто услышать подтверждение своих мыслей или теорий? Как насчет начать с правды о собственных мотивах и желаниях? Может и не нужно вам ничего из этого. А нужно что-то другое. Я не знаю.

    +1

    24

    Ева не спрашивала о причинах развода доктора Броули. Она пыталась выяснить кое-что у Генри, но он говорил, что не спрашивает о подобном. Ей было интересно, но в целом это чужая жизнь. Ей вправду нравилась семейная чета Броули, было в них что-то такое, что заставляло ее восхищаться ими. От них веяло каким-то теплом. Да, безусловно, она не могла знать, что происходит за закрытыми дверями. Очень часто красивые и на вид идеальные пары, по факту оказываются самыми несчастными во всех отношениях.
    Миссис Хэрроу смущенно улыбнулась. Она до сих пор не знала, за что Генри ее полюбил. У нее ужасный характер, временами ей так срывает крышу, что уживаться с ней под одной крышей становится совсем невыносимо. Но вот парадокс, вместе они провели пять лет в состояние друзей и уже больше полугода являются мужем женой и даже стали родителями двух чудных крох. Ей кажется, что она не заслужила такого. Еве всегда казалось, что семья и любовь обойдут ее стороной, но каким-то образом ей достался этот лакомый кусочек.

    - О, ваши слова звучат поэтично, но жизнь, увы, менее поэтична и мне кажется у Генри было два пути, придушить меня или жениться, чтобы я наконец-то перестала появляться периодически в его жизни. Видимо посчитал, что жениться будет гуманнее- девушка улыбнулась.-  Я пытаюсь анализировать  все события и понять, когда же  я влюбилась в него и не могу найти точный отрезок времени. Сейчас мне кажется, что эти чувства были во мне всегда. Глупо, наверное – она пожала плечами и сделала глоток чая.- Доктор Броули, а что для вас любовь? Ну, кроме всех заезженных фраз- это и вправду ее интересовало. У отца она никогда не интересовалась этим. Ей было все равно на его отношения с Мелани .В какой-то момент, оба родителя для нее перестали существовать. Просто в ее вселенной не было места для них. Наверное, отсутствие перед глазами здоровых гендерных отношений в семье и стали определенной проблемой в жизни Евы. Именно из-за этого она долго не могла понять того, что влюблена в Генри. Но благо он оказался упертым бараном, который ткнул ее в это носом.

    Ева держала в руках кролика и распахнув глаза смотрела на доктора. Он был чертовски прав. Коль ее память так упорно скрывает от нее все это, может и вправду ей не стоит этого знать? Хотя с другой стороны, может так правда не будет столь ужасной? Но доктор Броули был прав, правда не бывает причесанной и красивой. Часто она болезненная и ужасно бьет в самые твои незащищенные места.
    - Вы правы, все это одна сплошная пагубная привычка- кивнула Ева и прижала кролика ближе к себе.-  Мне хочется закрыть эту главу своей жизни и двигаться дальше- она кивнула головой- но согласитесь, делать это весьма затруднительно, если в твоей истории есть большая пустая глава. Я с вами согласна, вполне возможно, что я буду разочарована или напугана тем, что мне откроется. Но я верю, что это поможет мне двигаться дальше- она грустно улыбнулась- доктор, я…я..- она не знала, как выразить это желание словами.- простите заранее, если этим поступком причину вам дискомфорт….
    Ева словно маленькой ребенок, легла головой на колени доктора Броули, подобрав ноги под себя и прижимая кролика к своей груди.

    - Мне никогда не было спокойно рядом с Ричардом, а вот сейчас, не знаю, как это верно сказать, но я ощущаю себя дома. Мне здесь и сейчас рядом с вами спокойно и уютно и я словно оказалась в том возрасте, когда мне требуется сказка на ночь и не выключенный ночник на столике. Глупо, конечно, но вы мое спокойствие и это вызывает во мне восторг…

    +1

    25

    - Жизнь весьма поэтична, если о ней говорить так. Но вы свои поэтические таланты решили применять только к заметкам про маньяков, - он хмыкнул. - Тоже выбор своего рода.
    Мистер Броули отвел взгляд в пол. Что ж, в его случае он крайне четко мог обозначить момент, когда влюбился, и мучительно долго осознавал что разлюбил. Разлюбил ли? Он до сих пор не уверен в этом. А вот в том, что одномоментно потерял голову, крайне уверен. Хотя, как знать, может это насмешки памяти и ему хотелось помнить именно так. У других, быть может, совершенно все и не так, нечего по себе судить.
    Вопрос Эванджелин заставил его призадуматься. И не столько над тем, что есть любовь, столько над тем как это словами-то объяснить.
    - Ох, ну... Наверное это мягкое тепло вот тут, в районе рукоятки грудины, и холодные пальцы, - он легким тычком показал место чуть ниже яремной ямки. - Или вот чувство, знаете, когда машина на скорости с горки выпрыгивает и в воздухе подвисает, этот момент, когда вестибулярный аппарат с ума сходит, думая, что ты падаешь, когда все из-под ног уходит. Вот оно же, но только ты в этот момент вообще не в машине и стоишь себе на земле спокойно, а все будто так подпрыгивает и зависает в падении: страшно, щекотно и азарта маленько. Вот так примерно ощущается. Или вот когда ты устал после работы, с утра на консилиуме пропесочили за ошибку, потом родственники пациента устроили сцену, ты им наобещал с три короба, а пациент взял и умер вечером в реанимации, и это после выматывающей четырехчасовой операции, все насмарку. Ноги еле волочишь, спина болит просто ужасно, но нужно купить хлебцы, а их нет на полке, именно нужные как назло кончились. И ты ругаешься, злишься, но упрямо едешь в другое место, потому что... потому что она их любит. Она даже не просила их привозить именно сегодня и ничего-то страшного, если не купишь, но ты с утра увидел, что они кончились, и у тебя внутри свербит эта потребность их привезти. В синей такой упаковке вафельные хлебцы.
    Мистер Броули нервным жестом почесал лоб, затем пригладил волосы. Выходил какой-то бред. Он не умел сказать хоть близко так как чувствовал. И вот вроде очень просто, но он ударялся в перечисления. Любовь по его версии это купить что-то, очень умно. Наверное проще было бы сказать, что такое нелюбовь. Например, он четко понял, что больше не любит, когда он что-то не купил, его за это отчитали, а он понял, что ему все равно. Суть же не в покупке чего-либо, а вот в этом чувстве...
    - Любовь это небезразличие... - попытался он снова. - И еще, наверное, это желание касаться. И когда красиво, вот смотришь и до ужаса тебе красиво, а внутри тепло разливается. Любовь теплая.
    Он смущенно улыбнулся. Вот когда ему Фанни на руки подержать дали, вот тогда было очень красиво. Не думал, что испытает такое еще раз, не думал, что к ребенку, что не к своему ребенку. Но, как бы он не отрицал, как бы не объяснял, факт-то фактом. Хотя бы перед собой надо быть честным.
    - Вам ничего не мешает закрыть её сейчас и уже сейчас идти дальше. Какая разница, что было тогда - хоть пустая глава, хоть сплошь пустота. Какая разница, если в любой момент вы можете решить идти дальше? Вы сами себе можете помочь идти дальше. Вы уже цельная, не нужно вам никаких толчков и причин. Вы уже.
    Он непонимающе повернул голову на просьбу простить. Что простить? А потом она просто легла и положила голову ему на колени. Сначала это было весьма странным, что делать с чашкой? Видимо нужно поставить на стол. Потом стало непонятно что делать в принципе, кроме как сидеть столпом. Но она сказала про спокойствие, хоть у кого-то он вызывает спокойствие. Ладно, спокойствие. Он глубоко вздохнул и тихонько поправил ей рукавчик платья, осторожно примеряясь к этой странной близости. Потом убрал прядку волос со лба, за ушко. Рассматривал. Кролик еще этот. Вот если бы Ева дожила до этого времени и точно так же лежала бы у него на коленях, что бы он сказал?
    - Все будет хорошо, вы справитесь со всем. Бывают сложности, никто не говорит, что будет просто, но вы сильная, вы справитесь обязательно - так или иначе, рано или поздно. Можно расстраиваться, когда не получается. Можно плакать, когда тяжело. Можно просить поддержки, когда одиноко. Можно ошибаться. Это всего лишь этапы. Это не конец. Конец наступает только в одном случае - диагностированной смерти мозга. Остальное можно поправить, переделать, изменить.
    Нет, он бы сказал "прости", но перед ним была другая Ева. А его Еву следовало бы отпустить. Но он не был готов, не был готов...
    - Вас Генри очень любит. Дети в вас очень нуждаются. Это так прекрасно, когда в вас кто-то нуждается, в самом деле. Вы не одиноки. Подождите буквально год, он пролетит в мгновение, и они начнут говорить "мама" - это совершенно замечательный момент. А потом научите их обниматься. Детская любовь самая... теплая. Они любят просто потому что вы есть, без всяких условий, чтобы вы не творили. Просто любят.

    +1

    26

    - осознанный я бы даже сказала- она кивнула головой.- в моих статьях много правды, но там я могу приукрасить красным словцом. Но ведь жизнь не прощает того, что ты закрываешь на что-то глаза и нельзя всю жизнь проживать в розовых очках. А поэтичность- это своего рода розовые очки. А у них есть одно просто свойство, увы, не самое приятное. Розовые очки всегда бьются стеклами внутрь.
    Наверное, это звучит грубо с ее стороны. Но для нее это было именно таковым. даже в своих отношениях с Генри, она пыталась бить реалисткой и не строила никаких воздушных замков на сей счет. Она четко понимала, что имеет гору недостатков. да она в принципе не приспособлена для того, чтобы быть хорошей женой и матерью. Но Ева готова учиться, потому что у нее есть на это желание.
    Именно потому, что она так критична к себе, она пропустила тот момент, когда перешла в своих чувствах от стадии « мы горизонтально дружим» к стадии «я не могу засыпать без тебя, но не скажу тебе этого, а буду страдать от бессонницы». Но в их паре Генри оказался умнее, он мягко дал ей понять, что влюблен в нее и готов протянуть ей руку. Это было странно и весьма необычно для нее. И в тот момент, осознав, что он не отпустит ее руку, Ева дала себе шанс и он ее удержал.
    Ей вправду хотелось услышать про любовь слова от доктора и сравнить, схожи ли ощущения. Она затаив дыхания, слушала его и временами кивала головой.
    - Забота о комфорте человека, и просто забота о человека- это ведь часть любви. Наверное, любовь приходит тогда, как ты ради нужд или потребностей, не знаю даже как верно сказать, готов пожертвовать своим комфортом - и нет, в ее понимании любовь- это не жертвенность, отнюдь.- Но ведь любовь- это не всегда про счастье, так ведь? Иногда она способна причинять боль  я этого боюсь…
    Его слова били в то самое место, где у Евы как раз таки была дыра в восприятии. И его монолог, он ровным слоем, как раз таки закрыл ту самую дыру. Ей хоть и было глубоко за тридцать, но про любовь и семью девушка практически ничего не знала. Лившись ее в раннем детстве, она приняла позицию того, раз у нее ее нет, то не стоит и думать об этом.
    Как бы Ева не убеждала себя в том что не любит мать, но это не так. Хоть та и причинила ей самую сильную боль в мире, она все же любит Мелани. Где-то глубоко внутри себя.
    А Генри и близнецов она хочет любить открыто, чтобы они чувствовали все это.

    Может он и прав, а может и нет. Она не знает точного ответа на сей вопрос. Да и никто не знает. Ева вздохнула и взглянула на доктора.
    - Но ведь пустоту надо чем-то заполнить, иначе же она затянет – вздохнула девушка.
    Она не знала откуда к ней появилась эта потребность вмиг стать ребенком и оказаться на коленях у отца. Да, доктор Броули был для нее сродни отца. От него веяло чем-то таким, что заставляло ее душу расцветать. Может быть была любовь дочери к отцу, та самая, которой ей никогда не хватало.
    Оказавшись у него на коленях, девушка прикрыла дрожащие веки, прижала ближе кролика к груди  подтянула колени. Она прислушивалась к каждому его движению. Вот он поправила рукав ее платья, вот убрал прядь волос. и она чувствовала, как по ее телу бежит дрожь и поднимается волна любви, вверх к горлу и она задыхается от этих чувств, что захлестывают ее. Девушка сжала губы, чтобы не дать сорваться с них фразе « папа». Она знала, что он не ее отец, но ей хотелось, точнее даже не так, было жизненно необходимо назвать его отцом. Тем, которого бы она хотела.
    И вот он заговорил и его слов, она вновь задрожала.
    - Знаете – она вздохнула и не открывая глаза продолжила лежать у него на коленях.- я была бы счастлива будь вы моим отцом. И нет, я вас не идеализирую.От вас идет такое тепло и чувство спокойствия, что мне стало так хорошо, как не было с самого детства. Я сейчас вновь ребенок, который верит своим родителям. Глупо, наверное, но я вам верю. Спасибо – она шмыгнула носом.

    +1

    27

    Он уже сказал столько слов, а все еще не мог ухватить за хвост саму мысль. В чем же отличие, в чем же сердцевина? Это не про покупку, хотя у него каждый раз в пример просится именно вот это, материально осязаемое.
    И мистер Броули понял в чем разница. Точнее, понял-то он уже довольно давно, признавать не хотел. А нынче признал и с этим осознанием пересматривал и переоценивал фильм под названием жизнь.
    Да, именно. Пожертвовать. Когда речь заходит о жертвах это уже что-то не то. Он искал те хлебцы из своей внутренней потребности это делать, а вовсе не потому что она его за это похвалит, или улыбнется отметив. Конечно, и это было бы неплохо, но главное - он сам хотел ее так любить, через хлебцы. А потом что-то пошло не так... Но хлебцы остались, однако он искал их уже с позиции принесения в жертву своего времени. Ругал глупые хлебцы. Раздражался. Дело было в том, что он уже не хотел, но ему надо было это сделать, чтобы получить похвалу и ее улыбку. Не получая этого, или не считая то равнозначным принесенному в жертву, он стал выбирать замену хлебцам в синей упаковке и хватал первое, что пришло в голову в качестве замены. Ей не нравилось. Потом и вовсе "забывал" - помнил, что его просили заехать и купить, сознательно не ехал, а потом оправдывался тем, что забыл. В какой-то момент и оправдываться перестал, просто признав факт - не купил, потому что не захотел. Вот оно как происходило.
    Сначала любил. Потом хотел быть любимым, хотел взаимности. Потом уж разлюбил, выходит. Или устал. Он очень устал от того, что его не любили в ответ. Да, видимо потом уж не любил. По инерции делал вид.
    Это было очередным его неприятным осознанием. Делать все, что он делал, было намного приятнее, обосновывая это социально одобряемой любовью, а не эгоистично клянча любовь в ответ. И все-таки он жалкий. За что его такого любить-то можно было?
    - Именно то, что ты любишь, и причинит самую сильную боль, - отозвался мистер Броули отрешенно. - Только оно и может, если мы говорим про моральную, конечно. Физическую боль может причинить много иных вещей, ее тоже не стоит сбрасывать со счетов.
    Мистер Броули на продолжительное время ушел в свои мысли. Да, больше всего морально больно ему делали слова Мадлен, действия Мадлен, умолчания Мадлен. И, одновременно, совсем другие слова, действия и умолчания Мадлен делали ему невыразимо приятно.
    - Я, видимо, должен сказать что-то поддерживающее? - очнулся он. - Оу, ну давайте подумаем. Любовь сама-то по себе прекрасна, в этом я могу признаться вам откровенно. Лучшее, что со мной случалось в жизни. Н-да... Но вот когда появляется желание её разделить, начинаются проблемы. И есть два варианта: не становиться уязвимым, закрыться и не делиться, из-за страхов любого рода. Тогда будешь жить в страхе и догадках, с неразделенным чувством, которое в конце-концов сам и убьешь.
    Он вздохнул и принялся задумчиво оглаживать Эванджелин по руке.
    - Или второй выход, в отчаянном блефе распахнуться и стать уязвимым. Открыться. Там уж может пойти по-разному. Это тоже страшно, может еще даже страшнее. Может не получится ничего. Может быть очень больно. Но если получится, это будет стоить всего на свете. Понимаете, одновременно с огромной болью, это приносит и огромное счастье. Две стороны одной медали, одно без другого невозможно, одно другому фон. Там где очень плохо, когда-то же было очень хорошо? Там где чего-то нет, однажды что-то было, и плачут именно по этому отсутствию, да? Но слезы высыхают, горе проходит, если его отпустить, а хорошее остается навсегда. И, на самом деле, это выбор - на что опираться: на то, что было хорошего, или на боль и страдание. Выбор. Убедитесь, моя дорогая, что этот выбор не сделали за вас.
    Он тихонько сжал руку Эванджелин. Она сказала слова, которые в другой момент его бы сильно ранили. Он это понимал. Но почему-то они прошли мимо и не причинили боли. Вместо сожаления родилась улыбка. Слишком большой ценой далось ему это понимание, слишком большой.
    - Но я не ваш отец, - ответил он. - Никогда им не был и, увы, не стану. Могу побыть старшим другом, сойдет? Совсем ведь не важно кто кому кем приходится, брак так вообще объединяет совершенно чужих людей, делая их самыми близкими. Важно, что вам спокойно. Это прекрасно, в самом деле, и немного удивительно, что вам рядом со мной спокойно. Я вообще-то очень суетливый... Но сейчас мне тоже вот очень спокойно. Редко такое бывает.

    +1

    28

    Любовь- это самый продаваемый продукт масмаркета. Ее воспевают в книгах, песнях и другом искусстве, ей оправдывают самые безумные поступки. Все во имя люблю и даже не важен объект этой любви. Но вот в чем парадокс, все говорят о ней, из каждого чайника доносится о том, что это лучшее чувство в мире, но по факту ведь никто не знает, что это такое.
    Ева тоже не знает. И до какого-то определенного момента даже и не хотела знать, потому что девушку все устраивало в этом положении. Все, что она знала об этом чувстве, всегда имело какой-то негативный оттенок. Мелани лишила себя жизни из-за любви к детям, та упорно считала, что таким образом избавляет дочерей от своего тлетворного влияния. Глупо, конечно же, ничего не скажешь. Но она делала это во имя любви.
    А еще, многие убийства совершаются так же во имя самой известной доктрины в мире- любовь. Он убивает десяток женщин, чтобы добиться любви от одной.
    И поэтому в голове Евы родилась мысль, что любовь всегда сопряжена с жертвенностью и болью. И вот, когда в ее голове или в сердце зародились чувства к Генри, девушка впала в ступор. Вот вроде любовь, должно что-то щелкнуть. Ага, щелкнуло, но не там. По наитию сразу захотелось принести жертву во имя любви. Но благо вокруг нее собрались куда более адекватные люди.
    Вот сейчас уточнения доктора были в точку. Жертвы, конечно же, иногда требуются, но в большинстве своем- любовь это хорошо и чудно.

    - Но может боль показываем нам, что все вокруг реально?- задала встречный вопрос миссис Хэрроу.- А так нас ведь с детских лет учат, что счастливая любовь не может длиться вечно, потом придет расплата. Но, что если у кого-то получилось прожить всю жизнь в любви? Такое возможно?
    И стоило бы добавить здесь, что любовь можно считать взаимные чувства, а не увлечения или одностороннюю привязанность. Неразделенная любовь- это болезнь. Ева знает, что она больна из-за любви к своей разрушенной семье. Хоть она никому не признается, но где-то внутри нее сидит маленькая девочка, которая все еще любит семейство Морганов, но любит до того, как все пошло прахом.
    - Но разве неразделенная любовь- это не болезнь? Любовь должна быть взаимной- проговорила Ева, лежа на коленях доктора Броули, ей было спокойно и даже комфортно обсуждать такие скользкие темы, как любовь и отношения.- вы правы, мне к примеру страшны обе стороны. И знаете почему? Потому что ты где-то на подкорке понимаешь, что рано или поздно придет всему конец. Такова жизнь, ничто не вечно под луной, как говорил еще Шекспир. Наверное, любовь - это все же миг счастья и годы боли. И мне бы хотелось вам верить, что оно того стоит. Я не хочу задумываться на тему того, что мне принесет это разочарования – она вздохнула, было уютно, так с Ричардом они никогда не сидели.- наверное, только любовь твоих детей бескорыстна и не требует ничего взамен. Но тут главное не стать монстром для собственных отпрысков, ибо любовь умеет так быстро превращаться из рая в ад.
    Так случилось в ее семье, где в миг любящая семья превратилась в ад и ничего не стало. осталось только выжженное поле.

    Девушка присела и грустно улыбнулась глядя на доктора Броули.
    - О, пусть будет так- ответила она.- Но знаете, не важно, что мой биологический отец Ричард.Как вы верно сказали в брак вступают совершенно чужие люди, тоже самое и с близкими людьми по духу. Вы мне близки, доктор и от этой мысли мне становится радостно- она раскрыла объятия и обняла его.- спасибо вам за этот разговор, вы вдохнули что-то новое в меня- она отстранилась.- ох, надо помыть посуду. и я все же хотела бы вас до отъезда увидеть на ужине, окажите нам такую честь, прошу вас.

    +1

    29

    - Боюсь, что не могу согласится, моя дорогая. Боль это неприятное переживание, связанное с фактическим или потенциальным повреждением тканей. Я не думаю, что боль стоит сакрализировать и наделять каким-то смыслом, кроме прямого. Это не расплата, это сигнал, что что-то изменилось... побуждающий на изменения.
    На словах и теории все было понятно. На словах и в теории он говорил правильные вещи. А вот на деле... Весьма жаль, что для того, чтобы сделать простейшие выводы, нужно потратить всю жизнь на ошибки. И до ужаса жаль, что это знание не передать через слова, не оградить другого от таких же ошибок, ибо не проживешь - не поймешь. Он, конечно же, может сказать, но то будет не более, чем шум ветра в волосах, разве ты разбираешь его оттенки, разве запоминаешь его?
    - Не должна... - тихо ответил он. Это было самой его большой ошибкой. - Это, конечно же, прекрасно, когда любовь взаимна. Однако взаимность вовсе не является условием. Другой человек не обязан чувствовать то же самое, любовь нельзя заслужить, купить или принудить к ней. Это дело другого человека, мы не имеем власти над другими. Только над собой, а значит я могу любить, безусловно, безотносительно, бескорыстно. Это только мое. Довольно эгоистично выходит, не правда ли?
    Реджинальд ухмыльнулся своим мыслям. Да, неплохая концепция, до сих пор не развалилась. Вот бы догадаться об этом пораньше. Он заботливо поглаживал Эванджелин по предплечью. Столько страхов в этой милой девочке, столько боли.
    - Ничто не вечно и все когда-то закончится. Эта мысль пугает в счастье. Эта же мысль радует в горе. Все проходит, пройдет и это. Разве не прекрасно? - заметил мистер Броули, чуть поерзав. - Ох, моя дорогая, вы рождаете детей для того, чтобы их любить, а вовсе не для того, чтобы они любили вас в ответ. Чем раньше понять это, тем лучше. Неужто вы и вправду хотите ставить зависимость от взаимности? Хотя у вас двое...
    Реджинальд отвлекся от налаживания Эванджелин и принялся растирать висок, где с чего-то решила разыграться невралгия. В самом деле, самое тяжелое, что живого человека любить-то как-то проще, нежели чем мертвого. Хотя в своем стремлении родить детей он руководствовался мыслью, что они будут... будто бы Мадлен, но в то же время и его тоже. Это очень странно, но именно из-за этого и хотел. Если б он хотел просто детей, они бы у него, наверняка бы появились. Но он ведь хотел от Мадлен.
    - Дети не выбирают быть рожденными, это вы захотели родить детей. К тому же полезно помнить, что они хоть и были частью вас, нынче уже окончательно и бесповоротно отдельные люди - это весьма неприятный процесс, вы об этом ни понаслышке осведомлены. Пока еще очень от вас зависимые, но все ж совсем другие. Качайте их на руках, потом отпустите и возьмите за руку, а потом и руку отпустите. Отпускать всегда будет самым сложным. И вот остается вам только любить их безусловно, а больше и ничего не остается. И наслаждаться моментами, когда они решат любить в ответ - потому как они как раз и не обязаны. Помните об этом, когда они будут вас обнимать, что они не обязаны. Никто, по сути, не обязан любить. Это только желание...
    Эванджелин встала и Реджинальд понял, что слишком уж он разговорился. Он скосил взгляд на стакан и подумал, что этого было маловато для таких откровений, а значит дело вовсе не в алкоголе. Он перевел взгляд на миссис Хэрроу и мягко улыбнулся.
    - О, моя дорогая, спасибо, что слушали мои бредни, - мистер Броули охотно обнялся. - Не переживайте слишком. Всегда буду вам рад, имейте ввиду, хорошо? К вашим услугам. О, ужин это прекрасно, я с удовольствием присоединюсь. Благодарю вас, вы очень добры.

    +1

    30

    О, сколько в ее жизни было таких болезненных моментов? Ева даже уже и не припомнит всех. Но именно боль внутри, или физическая продолжала ей напоминать об одном- она все еще жива. Если она способна хоть что-то чувствовать, значит ее сердце все еще бьется, значит она на этом свете.
    Многие выплескивают эмоции через слезы или истерики, Ева же долгое время не умела плакать. Да, именно не умела. Как в десять после, после трагедий, пережитых ее переклинило, так и слезы перестали идти. И боль, была единственным доказательством того, что она жива. Звучит, как-то даже пошловато и пафосно, на манер всех этих модных молодежных романчиков про БДСМ, но здесь суть боли была в ином, для Евы по-крайней мере.
    - В теории звучит прекрасно, согласитесь? - вздохнула миссис Хэрроу. - Но ведь жизнь - это не одни сплошные теории, это жесткая практика, где все бывает совсем иначе.
    Только сейчас, после того, как она открылась Генри, говорила с доктором Броули, она начинала понимать одну вещь, она не была несчастной, она делала себя несчастной сама. Ей была нужна помощь, а вместо этого она искала нечто иное, виновника своей боли. Она закрывалась в своем панцире, боялась жить дальше. Но сейчас, имея хоть какой-то эмоциональный опыт, Ева понимает, что настоящая боль от всех событий прошла уже давно. И мучила ее все годы даже не фантомная боль, а ее желание хоть что-то чувствовать. А для этого стоило отпустить и просто взглянуть в мир.
    Сейчас для любви в ее жизни много людей, близнецы нуждаются в ней, как впрочем и она в них.
    - А в этом мире есть в принципе нечто не эгоистичное?- вздохнув и посмотрев на доктора, задала Ева встречный вопрос,  закусила губу.- Вы правы, никто не обязан любить нас в ответ – в голове миссис Хэрроу встали картины из ее семьи. Мать явно не любила ее, Ева была так эгоистична, что требовала от нее этой материнской любви. А она ее не могла дать, видимо потому, что совсем ничего не чувствовала по отношению к ней. Интересно, смогла бы она любить Эллу? - Но разве это не странно, когда ты влюблен в человека, а он холоден к тебе? И холод вовсе без причины. Все же, наверное, любовь- это хорошо, когда взаимно, а когда вот так в одиночку- это какая-то болезнь, помешательство…
    Еве казались долгое время эгоистичны чувства к Генри, а все потому, что в самом начале, они пришли к выводу, что между ними только секс и ничего личного. Когда же стали появляться чувства, она стала знатно чудить, ибо понимала, что это противоестественно.
    - Наверное, это мысль должна спасать, но иногда пугает- она пожала плечами.- Конечно же, это спасение думать в беде, что все это скоротечно. Но вот сейчас, я все же ощущаю счастье внутри себя. У меня есть  Генри, близнецы и вы, и я счастлива и боюсь, что однажды это счастье может закончится. Это удручает скорее, нежели обнадеживает- она грустно ухмыльнулась.
    Все пройдет- это спасает в те минуты, когда ты на волоске от падения. Но убивает в моменты счастья, ибо и вправду ничто не вечно в этом мире. Все так быстро меняется и уходит, что сейчас Еве от этого становится страшно.
    Его слова о детях, что же он прав. Пока они нуждаются в ней, а уже через какое-то время, начнут ее отталкивать. Потому, что они тоже личности, им нужно свое место в жизни.
    - Вы правы, вновь правы. Правда думается, мне придется себе об этом напоминать почаще. Ибо признаться честно, моя любовь к ним- это нечто слишком большое и пугающее даже меня. Я никогда не могла подумать, что способна на такие сильные чувства. Наверное, придется себя одергивать, чтобы не мешать им жить- согласилась девушка.- но благо у нашей семьи есть вы, тот кто в нужный момент даст легкого пинка, если мы начнем перегибать палку.
    Еве было уютно рядом с ним и вся тревога,что мучила ее до этого, она словно испарилась. доктор Броули был отличным человеком, который обволакивал тебя словно Плед. Хэрроу наклонилась и обняла его.- Спасибо Вам, вы мой спаситель. И все же может быть требуется хоть какая-то помощь?

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Никто не говорил, что будет просто