Chihuahua

лекарство от хандры

Я бы гладил твоё колено, совершенно не способный отвлечься от твоей улыбки, — говорю я, сам себя едва слышу, в фантазию окунувшись, она стала странным образом реальной, — когда ты что-то рассказываешь, жестикулируя.. — я ясно это вижу, знаешь, так ярко, что мог бы коснуться тебя там, бликов света костра на твоих ямочках и уголках губ, что в улыбке всегда вверх смотрят, безумно оптимистичные, — совершенно не способный увидеть кого-то ещё, кроме тебя.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Научу тебя плохому


    Научу тебя плохому

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1


    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.ibb.co/52VPGHd/4V33.gif https://i.ibb.co/SJRpQbb/Untitled-1-copy.png https://i.ibb.co/J53X6Bk/ZXVx2XW.gif

    Виктория  И Алек
    Ирландия. Национальный парк Килларн, август 2015 года

    Если ты очень не хочешь общаться с семьей, это еще не ограждает тебя от посягательств на личную жизнь и пространство. Если ты очень хотел оградить  племянников от дурного влияния, то по закону подлости именно его они и жаждут.

    Отредактировано Alexander Lester (12 Мар 2022 21:30:26)

    +1

    2

    С самого раннего детство Викки внушали, что семья - это превыше всего; что от нее нельзя отворачиваться ни при каких обстоятельствах. И тем не понятнее и удивительнее было для юной Тернер, когда вся семья отвернулась от дяди. И ладно еще, остальные родственники по линии матери, но... ее же собственные родители?! Этого девушка понять не могла. И ее бесило это. Пожалуй, эта ситуация была первой за многие годы, когда девушка взбунтовалась. Она не требовала того же от своих мелких, так как те были еще не достаточно взрослыми, да и с Алексом общались куда меньше. А вот для Викки - он был самым лучшим дядей на свете и она действительно его обожала. И после очередного скандала с родителями, вообще перестала с ними общаться. Она не боялась того, что ее могут лишить карманных денег, так как уже подрабатывала в "Дженкинс Плаза". Да, зарплата не шибко большая, так как и должность была низкой, но хоть какую-то независимость давала. Собственно, на заработанные же деньги она и собралась ехать в ту глухомань, в которой теперь обитал Лестер.
       Ранним утром девушка спустилась в столовую с дорожной сумкой и, как ни в чем не бывало, села завтракать. Она ловила на себе удивленные взгляды родителей, а вот мелкие ... они были куда умнее и на много догадливеее своих родителей, а потому, быстро проглотив содержимое своих тарелок, поспешили укрыться в своих комнатах.
      - Виктория, быть может ты нам объяснишь, куда именно собралась? - в голосе матери отчетлива слышится раздражение, а вот во взгляде отца виднеется усмешка. Все таки, хоть он и не вмешивался в решения супруги, но видимо решил поддержать и дочь
      - В Ирландию, к дяде. Хочу узнать как он там. - довольно равнодушно протягивает брюнетка, при этом не отвлекаясь от своего завтрака.
      - Не смешно, Виктория. Я уже все тебе объяснила! - раздражение становится еще более ощутимее, от чего девушка все же отвлекается от своей тарелки и поднимает взгляд на мать.
      - Да, объяснила, но меня это не интересует. Он - мой дядя! И я не собираясь отворачиваться от родного человека. Вернусь через пару недель. - закончив с завтраком, она встает из-за стола и отправляется на выход, так как уже пришло сообщение о том, что ее ждет такси.
       для дороги она выбрала вполне обычную одежду: кеды, джинсы с майкой, а поверх - клетчатая рубашка, так как погода была не предсказуемой. До Ирландии она добиралась самолетом, а уже в аэропорту арендовала внедорожник. Когда же все же добралась до Александра, то единственное, чего хотела девушка - это спать. Выйдя из машины, она кричит:
      - Алекс, встречай гостей! твоя любимая племяшка прибыла!

    +1

    3

    Алек даже не сразу понял, что за шум. В глухомать редко кто рисковал сунуться прямо на машине. Обычно оставляли там. у начала нац парка и дальше топали пешком, боясь увезнуть по самую подвеску в грязи, так что никаким трактором не выудить. Даже внедорожники не всегда справлялись с местными дорогами, особенно, если не повезло пройти дождю. Дожди случались часто, еще чаще лили как в Великий потоп, так что даже сегодня дорога слегка подмокла. Куда меньше, чем его репутация, но с последним бывший летчик давно смирился. Горечь обиды поутихла и теперь он вполне спокойно реагировал на нежелание семьи иметь дело с осуждаемым общественностью отщепенцем. Это раньше он был поводом для гордости. Офицер ВВС, командир крыла, участник вооруженных операций на Востоке - богатый, красивый, без вредных привычек и с жилплощадью. Женат, как и положено. Словом, образцовый подданный ЕЕ Величества. Теепрь бывший уголовник, клятвопреступник и убийца невинных. Алек поморщился, выглядывая в окно, выругался, как бывало в разгар выполнения боевой задачи. Вот ведь пигалица, как только дочапала в такие ебеня? Не девчонка - черт из табакерки.

    - Ну и какая нелегкая тебя принесла? - стараясь казаться хмурым, строго, как и положено старшему родственнику, уточнил Лестер, глядя на племянницу. За то время, что они не виделись Тори похоорошела, из шкодливого подростка превратилась во вполне ухоженную, хоть и не кичливую достоинствами девушку. - Сестрица выгнала тебя из дома за упрямство, унаследованное от меня? - она всегда так говорила, что дочь взяла от дядьки самое худшее из возможного. Нет бы голубые глаза или рост, так ведь характер. По мнению Лестера девчонка и так вышла ладная, с теми глазами, что дал Бог. А что до роста, так ведь чем хорошо жердью быть. Женщина должна быть миниатюрная, а не пожарная каланча. - А если нет, то теперь точно выгонит за запрещенные связи, - Алек усмехнулся, но  прошел к багажнику, вытащил оттуда сумку мелкой, закинув за плечо, осмотрел машину - не поцарапала ли по пути о какую сухую ветку или корягу.
    - Целая, - заключил он. - И машина, и твоя попа, как следствие. Может погон меня и лишили, но ремень с армейской бляшкой никуда не делся, - Алек не видел смысла скрывать от Виктории правду о том, чем закончилась судимость. Да, не рассказывал, что почему и как, но сам факт она была уже в состоянии понять и, может даже, принять. Хотя никто в семье не принял.

    -Ну заходи, раз пришла, поможешь обед готовить, салага, - открыв дверь, Лестер галантно пропустил девчонку вперед, кинул ее сумку у входа, кивнув в сторону кухни. - Вот тебе нож, крупа, лук с морковкой и консервы. Дедавшину никто не отменял, а я запарился сам себе харчи стряпать, - довольно сложив руки на груди, Алек уселся на грубо сколоченный табурет. - Рассказывай, кто тебя так достал, что ты к медведям на съедение подалась. Только не говори, что несчастная любовь. Нет в мире такой любви, чтоб была достойна помереть из-за нее, пусть даже храброй смертью.

    +1


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Научу тебя плохому