Sounds of London

Безмятежным, говорю я, и думаю с легкой иронией, что ни один день с тобой таким не был и близко, едва ли час среди всего нашего времени можно таким назвать хотя бы приблизительно. Безмятежность мне представляется центром шторма, просветом среди туч, островом в бушующем море, чем-то настолько иллюзорным, насколько заезженным сам образ. Безмятежным, первое что приходит мне на ум, когда ты спрашиваешь о желаниях, потому что это снова что-то недостижимое и недоступное, как обычно с моими желаниями и бывает.
[читать дальше]

    The Capital of Great Britain

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Star Wars: Вынужденные союзники


    Star Wars: Вынужденные союзники

    Сообщений 1 страница 25 из 25

    1

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]


    STAR WARS Story: Forced Allies
    Звездные войны, история: Вынужденные союзники

    .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
    https://i.ibb.co/1nCs3gY/2415204.gif https://i.ibb.co/1QLKY6r/2415207.gif
    https://i.ibb.co/3vZjfBn/2415179.gif https://i.ibb.co/NVKRpzj/2415183.gif https://i.ibb.co/LYFGKM9/2415190.gif https://i.ibb.co/Sm7w0FB/2415192.gif

    Дарт Малак (Генри Рэндалл) и Шая (Валери Рэндалл)
    Вселенная Звездных Войн, Галактическая Империя (плюс флешбеки)

    Давным-давно в далёкой-далёкой галактике жили два человека, которые проходили свое обучение в храме джедаев, готовясь стать достойными последователями Силы. Но однажды судьба развела их в разные стороны, уготовив для каждого свой путь. Даллиус перешел на темную сторону Силы, разочаровавшись в совете джедаев, который окончательно подорвал к себе доверие. Шая же осталась верна кодексу джедаев и продолжила свое обучение в храме. Но вскоре и она разглядела в совете самодовольных лицемеров, крепко ухватившихся за власть. Они оба пошли своими дорогами, не надеясь когда-нибудь увидеться вновь. Но случайная встреча на родной планете Шаи и приказ 66 навсегда изменил их жизни. Теперь, чтобы выжить в этом новом мире, ситху и джедаю предстоит объединиться, ведь только так у них есть возможность занять свое место под солнцем и свершить возмездие.

    +1

    2

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    Об вытянутую тыльной стороной вверх ладонь разбилась тяжёлая капля воды. Шая посмотрела вверх и натянула капюшон на глаза. Небо было серым, проседающим под тяжестью кучевых сизых облаков. Оно сливалось с горизонтом, прикрывая его тонкой завесой тумана, который опадал тонкими нитями на землю, из- за чего земля и небо теперь были почти неразличимы.
    И руки у неё были серыми. Она пальцами отёрла кисть другой руки, тщетно. Ладони были то ли в пыли, то ли в пепле. А, скорее, и в том, и в другом. Земля пылила и была абсолютно сухой, несмотря на дождь, беспрестанно льющий сверху. Несколько минут затянули в липкую бесконечность, тишина давила на голову и неожиданно для себя она поняла, что не помнит, как здесь оказалась и вообще, не совсем уверена, что это всё не сон. Наверное, всё дело в блёклом солнце, окружённом тонким венцом серебристо- серой короны. Смотреть на него можно было не щурясь, светило оно неярко и совершенно не грело. А ещё этот странный пейзаж, плоский, как тарелка и абсолютно неподвижный.
    И все же, вода здесь была. Шая поняла это, только когда сапог недовольно чавкнул и ступня мягко провалилась в сизый песок. Она, наконец, подняла глаза: перед ней, отливая ртутью, металлически блестела бескрайняя гладь. Ни единой волны, никакой ряби. Впрочем, и ветра тоже здесь не было. Шая посильнее запахнула плащ и присела в надежде если не попить, то, хотя бы, отмыть руки.
    То, что можно было бы с натяжкой назвать водой, было глубиной с сантиметр, а под ней была плотная гуща, которая сопротивлялась, ни в какую не желая пропускать положенную на нее ладонь. Но борьба была неравной и масса, издала нечто, похожее на вздох. Опущенная ладонь тут же налилась свинцом, а затем, внезапно, Шая почувствовала, как тяжесть уходит и превращается в невесомость. Больше напуганная, чем удивлённая, она попыталась вырвать руку, и гуща с внезапной лёгкостью отпустила её, на прощание мягко прогладив ладонь.
    Девушка подняла ладонь к глазам: она была абсолютно сухая, разве что с кисти по предплечью лениво стекали крупные капли чего- то, отдалённо похожего на ртуть. Они не оставляли следов и, будто чувствуя приближения друг друга, расходились в разные стороны. Шая стряхнула руку над тем, что считала водой и капли, чем бы они ни были, благодарно проскользнули вниз. Жидкость над ними сомкнулась, пропустив мириады кругов и снова застыла. Она, оглядывая воду,
    машинально провела одной ладонью по другой, чтобы стряхнуть то, что могло остаться на руках.  Пора бы уже избавиться от детской привычки трогать всё, что странно выглядит: так можно и без рук остаться. И всё же, она зачем – то пальцами провела по жидкой ртути и вдруг, словно слабый разряд электричества почувствовала его. Короткий всполох силы. Слабый, как прикосновение крыла бабочки, но уверенный, как пыльца, напрочь прилипающая к пальцам. Ртуть, вдруг, застыла и пальцы заскользили по твёрдому, лишённому хоть каких – то изъянов льду. Значит, что – то живое здесь есть. Не могло не быть.  Но это не тот, кто с несколько месяцев водит их по всей галактике.
    – Мы ничего не нашли. – Тяжелый песок глушил шаги, и она бы их и не услышала, если бы каким- то внутренним чутьём не ощущала их. Ей не нужен был слух, не нужны были глаза. Она просто знала, что капитан отряда стоит у неё за спиной и дышит почти в затылок.
    – Его здесь и не было, – Шая поднялась и развернулась к нему боком, оглядывая холм. И в этом она тоже была уверена. Ничего не появляется из ниоткуда и не исчезает в никуда, не оставив следов. А следов здесь было не больше, чем разнообразия пейзажа. Только лишь их дыхание, и неуловимое для других ощущение их присутствия. Но она не могла оставить всё просто так, хоть они и потеряли время, которого и так было немного. Надо было проверить всё, до последнего клочка земли.
    – Но маячок засекли здесь. Карта говорит, что он был где- то в этом квадранте. – Капитан говорил так, словно собирался с ней спорить. Странно, на него это не похоже. Шая повернула к нему голову, вглядываясь в привычное лицо. Одно из множества абсолютно одинаковых.
    – Был. Где- то, – согласилась она, – но явно не здесь. Если только его не засунули под воду, но уж это вряд ли. Такая плотность сигнал не пропустит, да ещё такой, что облетит с половину галактики. – Она оглянулась на мутное зеркало. – И не подходите к воде. Здесь лучше ничего не трогать. – Не стоит тревожить покой существа. Оно негостеприимно и явно не испытывает удовольствие от присутствия рядом чужих. Оно боится, а потому опасно.
    Вода тяжело, словно кисель стекала с окромок крыш, а прежде стучалась до шума в голове. Метал дребежжал, стонал, прогибался под её тяжестью, но в целом, держался молодцом. И никакой коррозии. Дождь был дождем и всё же им не был. Земля под ногами была абсолютно сухой. Местные даже не особо старались, наспех сколачивая дома: была бы крыша над головой, а дальше как – нибудь можно разобраться. Чем они жили, во что верили? Не было времени разбираться.
    – Там гиблые места, мастер. Оттуда не возвращаются живыми, - старичок перед ней лениво рисовал какие- то фигуры палкой на сизом песке, - там даже приборы сходят сума- если не знать дорогу, оттуда не выбраться.
    Это она уже поняла.
    – Вы никого нового здесь не видели? – Старик был таким же серым, как и земля здесь. Удивительное сходство. Наверное, если ему пустить кровь, она будет тёмно красная и густая, как вода, текущая с неба. От недостатка кислорода у неё, поначалу, кружилась голова, а он тут живёт сколько уже?
    – Нет, мастер, – старик по- жабьи приквакнул и покачал головой. Палка в руках дрогнула, выдавая волнение и тут же замерла. Шая тяжело посмотрела на него. Врёт, как дышит. А дышит он глубже и медленнее её. Постараться пролезть ему в голову? Занятие мучительное для него, они не на допросе и вообще это всё против правил. Если тут кто – то и был, то всё найдут.
    – Посмотрите, – девушка повернула голову на звук и увидела солдата, стоявшего на входе в дом. Его белые доспехи удивительно подходили местной серости, и она их так удачно оттеняла, что Шая бы сделала ему комплимент, если бы он его оценил. Но он не оценит. – Мы нашли вот это. – В его руке блеснул серебристо чёрный металл и в следующее мгновение её ладонь просела под её тяжестью. – Передатчик.
    Она кивнула, пальцами переворачивая железяку, чтобы её рассмотреть. Передатчик был похож на гусеницу – переростка и явно повидал многое. Усики на его голове смялись и выгорели, словно их кто – то долго держал над огнём. Он был старый, но было видно, что работал он не так давно. Так почему перестал? Она поднесла передатчик к ладони и поджала губы. Заряд, что ли, закончился? Неудивительно. Он на солнечной батарее, а солнце здесь явно дефектное.
    – Спасибо, – Она кивнула солдату, – готовьтесь к вылету. Самое интересное мы уже нашли.
    Солдат кивнул и развернулся. Шая хотела было пойти за ним, но вдруг почувствовала на себе взгляд. Она обернулась. В глазах старика она увидела ту же ртутную воду, которую видела до того в той долине. По плечу пробежался неприятный холодок. Какая донельзя странная планета. Ни за, ни против. Надо отсюда поскорее уходить, пока их не приняли за врагов.
    Передатчик лежал на столике перед ней и смотрел на неё, а Шая, устало подперев висок ладонью смотрела на него в ответ. От смутного ощущения, что за нос её водит не мифический предатель чего – то там, который сливает информацию в третьи руки, а свои, начинало шуметь в ушах. Ну кто, ради всех проявлений Силы, будет носиться по всяким гиблым местам на окраинах галактики и распихивать маячки столетней давности по укромным местам?
    – Его же там не было? Откуда же, тогда, взялся маячок?  – Капитан был единственным человечным человеком из всех окружающих её людей на этом корабле.
    – Вы проверили, куда он мог передавать сигналы? – Вопрос «откуда» был хорошим. Ещё один довод в пользу того, что нет никакого предателя, а её и целый отряд клонов просто таскают по всей вселенной.
    – Да. Татуин, ещё Галантос. Последний сигнал ушёл на Корусант.
    Она тихонько покивала головой. Ничего необычного.
    – Мне нужно связаться с Мастером Финеком. – Одной такие вещи лучше не решать. Есть правила и с ними нельзя играть так, как вздумается.
    Голограмма слегка подрагивала и молчала, пока она рассказывала обо всём, что видела. Её это не смущало. Финек никогда не перебивал и сам, когда говорил, считал слова так, как будто за каждое лишнее надо заплатить, а его душит сорганская лягушка.
    – Шая, оставь передатчик и отправляйся на Ондерон. – Девушка замолчала, глядя на фигуру. Задавать вопросы бессмысленно: он сам всё объяснит, как только отмолчится. – Это всё уже неважно.
    – Что – то случилось, Мастер? – Она не удержалась, но от этих долгих, мучительных пауз она уже отвыкла. Скорее волосы покроются сединой, чем он соизволит что – то разумное сказать в короткое время.
    – Там опять творится что – то непонятное. Король пропал, местные говорят, что он в плену и просит Сенат помочь. Так что, совет просит тебя отправиться туда, раз уж ты недалеко и эта планета для тебя родная.
    – Хорошо, Мастер. – Планета – то родная, да только она там не была уже столько, что кажется, что это было в какой - то прошлой жизни.
    – Да прибудет с тобой Сила, Шая.
    Ответить она уже не успела, потому что фигура исчезла, не желая слышать её ответа. Самое главное он сказал, оставалось, только, выполнять приказ, раз уж Совет «попросил».
    – Капитан, берите курс на Ондерон.
    Плащ пришлось снять. Воздух здесь можно было буквально пить, а она так отвыкла от местной влажности, что радость от возвращения куда – то тут же испарилась. Хотя, была ли радость? Была бы, если бы было, что вспоминать. А она не помнила практически ничего. Вся её жизнь прошла рядом с Финеком, а тот никогда здесь не появлялся.
    Изиз молчал, и молчание это было таким тяжёлым и нехорошим, что буквально ложилось ей на плечи каменной плитой. Здесь не то, что дышать не хотелось, отсюда хотелось убраться куда подальше. При виде белых доспехов какой – то случайный прохожий крысой протрусил по улице и тут же скрылся. Солдаты, больше из привычки, чем из страха, машинально оглянулись на крыши. Ещё день назад здесь снова была война, а теперь улицы наводнила густая тишина и жителей это пугало больше, чем крики умирающих. Ещё бы. На войне всё ясно: бей, беги, или умри. А здесь сиди в углу и гадай, что принесет тебе затишье: нового короля, или очередную бомбёжку.
    Шая аккуратно шагнула на выстеленную хрустким песком дорожку и уверенно пошла вперёд, стараясь не обращать внимание на неприятное предчувствие. Не сегодня, так завтра здесь снова будут гибнуть люди. И смерть эта будет неестественной, но на радость местным джунглям, которые так и норовят пробраться сквозь толстые столичные стены. И вдруг случилось то, от чего рука сама потянулась к мечу на поясе. Девушка резко остановилась от ощущения, что её как будто кто – то с силой придержал за плечо.
    – Здесь кто – то есть.
    – Нет, никого. Только местные и те по домам сидят. – Шая оглянулась на капитана, он её не понимал. Для него мир был тем, что видели его глаза и слышали его уши. Для неё он был несколько шире.
    – Идите вперёд, прочешите каждый дом. – Отряд, сминая песок, послушно пошёл вперёд.

    Взгляд сам упал на высокую фигуру и девушка, сделав усилие над собой, опустила глаза, пока кто- то не заметил. Но это было сложно. Мысли путались, а потом и вовсе испарялись как спирт на солнце. Он стоял к ней спиной, но она почти наверняка знала, что он чувствует ее взгляд на своём плече. Знала, что он знает, что она смотрит на него, но не знала, что он думает по этому поводу. Потому что для неё он был как прикосновение к холодной стене. Что за ней? Тишина.
    – Шая, – голос учителя был вкрадчивым и тихим, как будто он пытался разбудить её. Он мог бы пощёлкать пальцами у неё лица, чтобы вывести её из оцепенения, но не стал этого делать. Ограничился тихим окликом, – Шая, вернись ко мне.
    Девушка подняла глаза на него, ловя его взгляд.
    – Простите, учитель. – Она видела этого юношу раньше. Он был как картинка из сна, но почему каждый раз так замирает сердце? Они едва ли обмолвились хотя бы словом, и она вообще не знает, кто он. Так, видела лишь пару раз.
    – Говорят, что с девочками легче, Мастер Финек. – Шая из любопытства оглянулась на второго мужчину, удерживаясь от того, чтобы снова не взглянуть на его спутника. В его голосе блеснула лёгкая искринка насмешки, ею же ответил голос учителя:
    – Это говорят те, кто никогда их не учил, Мастер Корр.
    Наверное, сейчас она должна была улыбнуться, но Шая лишь застенчиво отвернулась к учителю, снова беспомощно ловя его взгляд. Почему так не по себе? Не удержавшись, она мельком осмотрела юношу, теряясь от мучительной смеси волнения и странного удовольствия, возникавшего при его виде.
    – Идём, Шая. Нам сюда. – Порой, он разговаривал с ней как с маленькой и, если раньше это раздражало, то теперь не вызывало ничего, кроме ровного чувства безразличия. Родителей она не помнила, может, их и не было. А Мастер вёл себя с ней по – доброму, но с твёрдой чертой, отсекавшей эту доброту от любых сантиментов. Впрочем, он так вёл себя со всеми, а к ней он относился явно теплее, чем к остальным. Но всё равно, больше молчал, чем говорил и её учил тому же, оправдывая это тем, что ушей у неё пара, а рот один.
    – Любое сильное чувство может выбить тебя из равновесия, Шая.
    – Я знаю, учитель. – Она миролюбиво склонила голову набок и улыбнулась. Как же хочется обернуться, но уже незачем.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:52:17)

    +2

    3

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Малак сидел в своих покоях, приводя в порядок немного расшатавшийся после недавней стычки механизм кибернетической руки. Подобное действие стало для ситха постоянным спутником, ведь протез требовал тщательного ухода и внимания. Искусственная рука была гораздо сильнее и прочнее человеческой. Она давала своему обладателю больше преимуществ и возможностей, но сам Малак ненавидел эту кибернетическую конечность, которая каждый день напоминала ему о самом большом предательстве в жизни. Один лишь взгляд на прочный сплав и сложное соединение сенсорных импульсных линий вызывал у ситха боль и гнев. Но именно эти чувства не давали ему забыть о произошедшем. Они вели его вперед и придавали ещё больше сил для преодоления новых испытаний.
    Малак в самых ярких красках помнил, как потерял свою правую руку. В тот день он выполнял задание Дарта Сидиуса, который отправил его на поиски ценного голокрона ситхов, способного приоткрыть завесу тайны и указать путь к обретению огромной силы. Тогда Малак даже не догадывался, что это была обыкновенная ловушка, подстроенная учителем с целью избавиться от ставшего ненужным ученика. На ситха напали сильнейшие приспешники Дарта Сидиуса, которым было приказано его убить. Малаку удалось выжить, только благодаря гневу и ненависти, которые всецело овладели его рассудком и позволили использовать скрытые резервы Силы. Он до сих пор помнит эту жгучую боль, когда ему отсекли световым мечом ведущую руку по локоть. Она пронзила каждый нерв и каждую клетку в теле Малака. Эта боль и по сей день является ему во сне, заставляя почти каждую ночь возвращаться в тот роковой день, когда он пережил самое большое предательство в жизни.
    В комнате царила полная тишина, за исключением двоичного пиликанья медицинского дроида FX-4, который предлагал помочь с восстановлением чувствительности протеза.
    - Уберись с глаз моих. Я сам справлюсь, - резко бросил Малак, которого начала раздражать назойливость этой вездесущей жестянки. Сейчас ситх хотел побыть в одиночестве и самостоятельно починить кибернетическую руку. Дроид что-то грустно пропиликал и неторопливо покатился в угол комнаты. Малак тяжело вздохнул и попытался полностью сосредоточиться на интерфейсном модуле на запястье, настраивая вышедшие из строя сервосистемы. Это была очень тонкая и кропотливая работа, но благодаря обширным техническим знаниям и возможностям Силы, ситх мог без посторонней помощи решить данную проблему. Когда необходимые манипуляции были завершены, а чувствительность – восстановлена, Малак закрыл тонкую конструкцию специальными бронированными пластинами, которые создавали контур мускулистой руки, сочетающейся по форме с его телом. Ситх заканчивал устанавливать последнюю пластину, когда раздался стук в дверь. В следующую секунду в комнату вошла Дейна Аргария – представитель правящего совета криминального синдиката «Черное солнце». Она обладала большой властью и влиянием среди верхушки управления этой преступной группировки. Дейна была далеко не последним человеком в совете, принимающим важные решения. Но даже такой статус не давал ей права входить в покои Малака без разрешения, тем более, когда он занят личными делами.
    - Я разве давал согласие на твое вторжение сюда? – не скрывая своего недовольства, спросил ситх, закончив установление последней пластины на руке. Дейна краем глаза увидела обнаженный кибернетический протез, который Малак обычно прятал под одеждой и черной кожаной перчаткой. Она почувствовала, будто стала свидетелем чего-то очень личного, даже интимного, из-за чего на время потеряла дар речи и не смогла сразу ответить на вопрос. Взгляд Аргарии скользнул по голому торсу ситха, когда он поднялся с кровати и потянулся за одеждой. Любопытные женские глаза успели заметить несколько боевых шрамов на широкой мускулистой спине. Но долго лицезреть эту прекрасную картину не получилось, ведь Малак оперативно накинул на себя свободную черную рубашку и надел черные кожаные перчатки, скрывшие то, что не предназначалось для посторонних глаз.
    - Лорд Малак, простите за вторжение - начала женщина, наконец, выйдя из легкого ступора. 
    - Надеюсь, это что-то важное. И на будущее советую больше так не делать, - предупредил ситх, надеясь, что для своего же блага второй такой ошибки эта дамочка не совершит.
    - Ещё раз прошу меня извинить. Но дело действительно срочное. Я хотела кое-что с вами обсудить до того, как начнется заседание совета, - сказала Дейна и посмотрела на ситха, ожидая его одобрения. Малак кивнул и жестом предложил женщине сесть за рабочим столом напротив него.
    - Я слушаю. Только быстро, - слегка раздраженным тоном произнёс ситх, которого всё ещё коробила недавняя выходка Аргарии. Женщина положила на стол показавшиеся из-под широких длинных рукавов платья бледные ладони, сцепив пальцы в замок. Взгляд Малака невольно упал на громоздкое кольцо на среднем пальце с символом синдиката. Оно явно было ей велико, из-за чего нелепо съезжало немного вбок, ломая изображение на перстне.
    - Лорд Малак, после того, как мы стали с вами сотрудничать, общая прибыль «Черного солнца» за короткий промежуток времени увеличилась на семь процентов. Сейчас в Галактике непростые времена, и нам приходится искать всё новые ресурсы и возможности для развития. Мы не знаем, сколько ещё продлится эта война, но лучше заранее обеспечить себе дополнительные источники дохода. К тому же, на Мандалоре сейчас сменилась власть, и положение «Дозора смерти» стало весьма шатким после смерти его лидера Пре-Визлы. Есть вероятность, что мы скоро окончательно потеряем связь с «Дозором смерти», и наше сотрудничество с этой организацией утратит свою ценность, - в привычной светской манере начала Дейна, докладывая о текущем положении дел синдиката.
    - Куда вы клоните, леди Аргария? – напрямую спросил ситх, который не любил длительные выступления и затяжные размытые отчеты, считая их прерогативой скучных политиканов.
    - Скажу честно, не все в совете одобряют ваше главенство, лорд Малак. Многие соглашаются только из-за страха. Но одним страхом долго власть не удержишь, - серьезным тоном произнесла женщина и рискнула посмотреть ситху прямо в глаза.
    - Вы плохо знаете силу страха, леди Аргария, - со скрытой угрозой произнёс Малак, сверля Дейну расплавленным темным золотом своих зловещих ситхских глаз. По спине женщины пробежал неприятный холодок, а бледная кожа лица стала какой-то прозрачной с болезненной синевой. - Но, допустим, что это так. И что же вы предлагаете? – с легкой усмешкой на лице спросил Малак, решив всё-таки выслушать представителя совета.
    - Есть одно дело, которое поможет вам упрочить свои позиции в синдикате. Планета Ондерон, находится на пересечении множества торговых путей. Ослаблена после недавно закончившейся гражданской войны. Повстанцы разбиты и сломлены. Сепаратистские войска выведены по приказу самого графа Дуку, который, кстати, оставил вооружение на некоторых базах, - уверенно начала Дейна, переборов недавно нахлынувший страх.
    - Кто сейчас управляет планетой? – заинтересовался ситх.
    - Слабый король, который уже был в плену у сепаратистов и повидал много ужасного. Легкая добыча для такого, как вы, Лорд Малак. Захватив управление в свои руки, вы сможете контролировать все транспортные потоки и торговлю, устанавливать правила и пошлины. «Черное солнце» уже давно следит за ситуацией на этой планете. И сейчас как раз выпал удачный шанс приумножить капитал синдиката. И, конечно же, вашу власть в нём, - рассказала Дейна, и на её бледном фарфоровом лице появилась самодовольная улыбка. Уж в чем, а в умении убеждать и мотивировать этой дамочке не было равных. Не зря она занимает одну из ведущих ролей в правящем совете.
    - Мне нужен будет небольшой отряд с собой, - заявил Малак, решив взяться за это дело, которое действительно показалось ему выигрышным.
    - Предоставим, - твердо заявила женщина.
    - И право на полную свободу действий.
    - Разумеется, лорд Малак.
    - Хорошо. Я выступлю на совете с этим предложением, - подытожил ситх и, поднявшись из-за стола, жестом указал Дейне на выход. Она также встала со своего места, поняв намек Малака, и без лишних слов покинула его комнату.
    Оставшись в одиночестве, парень достал свои записи, которые вел ещё с того момента, когда начал разыскивать древние ситхские храмы. Название планеты Ондерон показалось ему очень знакомым, будто уже когда-то он слышал о ней. И среди сведений Малак нашел то, что заинтересовал его, куда больше важных стратегических объектов, необходимых «Черному солнцу». На Ондероне находился заброшенный древний храм ситхов, который мог таить в себе множество полезных и интересных тайн.

    - Вам всё равно не добиться того, чего вы хотите! Мы уже побеждали тех, кто на нас нападал. Ондерон никогда не перейдет в руки злодеев! – воинственно кричал едва стоявший на ногах король, который был сильно измотан ментальными пытками ситха.
    - Да, да, я это уже слышал, - устало зевнув, протянул Малак, и нехотя встал с удобного трона, который уже успел облюбовать и опробовать. – Только, вот, я не от сепаратистов. Я действую сам по себе. И сейчас мне нужен этот трон. И эта планета. И всё, чем она богата.
    - Ничего не выйдет. Жители Ондерона – гордые и волевые люди. Они будут биться до конца, - твердо заявил Рамсис, наблюдая за неспешными широкими шагами Малака, приближающегося к нему.
    - Как им будет угодно. Если жители Ондерона захотят умереть, я не стану им мешать, - с абсолютным безразличием произнёс ситх, собираясь продолжить мучительное вторжение в разум короля. Однако в следующую секунду Малак почувствовал что-то странное и необъяснимое… То, что привело его в замешательство и заставило напрячься. Это было хорошо ощутимое колебание в Силе. Знакомое, но при этом далекое и почти навсегда утраченное…
    - Лорд Малак? Сэр, с вами всё в порядке? – спросил один из бойцов, отправленных синдикатом специально для помощи ситху в миссии на Ондероне. Голос солдата заставил его вернуться в реальный мир. – Что будем делать с Дендапом? Кажется, он в отключке, - парень посмотрел на лежащего без сознания короля, которого всё-таки покинули силы.
    - Отвести в темницу. И усилить охрану. Мне нужно ненадолго отлучиться… - сказал Малак, после чего исчез из вида. Бойцы лишь переглянулись, пожали плечами и принялись выполнять приказ.

    Холодный ветер развевал плотную ткань черного плаща. Тёмные глаза с вкраплением расплавленного золота из-под широкого капюшона вглядывались в пустоту, позволяя Силе вести разум на зов этих странных колебаний, которые были недоступны простому человеческому взору. Малак чувствовал спокойную светлую энергию, которая явно исходила от такого же представителя Силы.
    Джедай.
    Да, в этом ситх был абсолютно уверен, ведь он и сам когда-то вырос среди джедаев и прекрасно знал исходящую от них энергетику. Но конкретно в этой ауре было что-то особенное. Малак не мог объяснить свои чувства словами. Он просто шел за Силой, которая вела его к источнику этой знакомой энергии. Ситх понимал, что ему нужно быть крайне осторожным и внимательным. Он не должен выдать своего присутствия, иначе появятся серьезные проблемы, способные помешать выполнению главной миссии на Ондероне. Одно дело – расправиться с кучкой местных повстанцев, и совсем другое – столкнуться лицом к лицу с опытным мастером-джедаем, который наверняка приведет с собой элитный отряд клонов. Нет, Малак был уверен в собственных силах, но лучше лишний раз не испытывать судьбу, тем более, когда ты так близок к успеху. Но это странное колебание никак не отпускало любопытство ситха. Он следовал за ним. Тянулся к нему. Искал его. Медленно. Осторожно. Почти невесомо. Легким, едва уловимым дуновением ветра подкрадывался к источнику Силы, который представал размытой женской фигурой. Ещё немного, и Малак коснется её. Дотронется до плеча, заставив повернуться и явить взору лицо.
    Её лицо.
    Повзрослевшее. С годами помудревшее. Слегка измученное, усталое, напряженное. Но вместе с тем по-прежнему прекрасное…
    Ситх резко прервал контакт Силы, когда девушка заметила чье-то присутствие. Он всё ещё стоял на том же месте, ветер безжалостно трепал широкий капюшон. Малак тяжело дышал, видимо, после пережитых эмоций. Да, он узнал этого джедая. Было странно увидеть её вновь. Воспоминания бешеным потоком закружились в голове, как смертоносное торнадо, сносящее всё на своем пути. То, что было забыто. То, что осталось далеко на задворках и в глубинах сознания. То, о чем Малак предпочитал не вспоминать, чтобы не сбиться с выбранного пути…

    Она всегда приходила на тренировку раньше всех. Он знал это, потому что приходил ещё раньше и издалека наблюдал за ней. Даллиус был старше и уже умел с помощью Силы ненадолго скрывать свое присутствие от других учеников, если того требовали обстоятельства или случай. Он знал лишь, что её звали Шая, она была ученицей мастера Финека. А ещё – что она всегда смотрит ему вслед, но никогда не решается подойти или завести разговор. Далл каждый раз чувствовал на себе её внимательный пристальный взгляд, проникающий очень глубоко под кожу. Ему всегда хотелось обернуться, чтобы посмотреть Шае в глаза и уловить на её лице необычные для будущего джедая эмоции. Но парень никак не решался сделать это, поскольку хорошо знал существующие правила. И всё же Даллиус позволял себе наблюдать за ней издалека, восхищаясь легкими отточенными движениями и нежной девичьей красотой. И сегодня парень также хотел просто посмотреть на Шаю из тени, оставшись для неё невидимкой. Но их учителя сильно опаздывали, а другие падаваны слушали лекцию от магистра Йоды, выкравшего наконец-то время для молодого поколения будущих джедаев. Девушка скучала в одиночестве, периодически поглядывая на настенные часы, стрелка которых неумолимо бежала вперед, отбирая у Далла возможность сделать то, чего он так давно хотел…
    Наконец, парень решился и вошел в тренировочный зал. Тишину пустого помещения нарушили его негромкие шаги, которые тут же привлекли внимание Шаи.
    - Привет. Твой учитель тоже опаздывает? – спросил Даллиус, подойдя к девушке. Она едва могла скрыть свое волнение, но это выглядело очень мило. – Кстати, я Даллиус Хол. Можно просто Далл, - он протянул девушке руку и мягко сжал её миниатюрную холодную ладошку. Парень не спешил выпускать её, стараясь продлить этот приятный тактильный контакт, от которого стало тепло где-то в груди. Но ему всё же пришлось это сделать, чтобы окончательно не смутить Шаю. - Я часто видел тебя с мастером Финеком. Если хочешь, можем потренироваться вместе, пока никого нет, - предложил парень, решив, что это самый безобидный вариант на случай, если их застанут здесь вдвоем. Никто не станет порицать желание падаванов оттачивать свои навыки. Идеальное прикрытие для тех, кто хочет пообщаться и узнать друг друга получше. – Что у вас с учителем было на сегодня запланировано? – поинтересовался Даллиус, вставая напротив девушки.

    Отредактировано Henry Randall (18 Янв 2022 23:36:51)

    +1

    4

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]


    Она молча закрыла глаза. Глубокий вдох, медленный выдох, снова глубокий вдох. Сейчас лишь дыхание имеет значение. Но этот звук, возвещавший о прошествии каждой секунды мешал и сбивал, заставляя каждый раз терять нить. Почему он никак не может выйти из головы, как она не старается? Она выдохнула и обернулась на секундную стрелку. Её стук успокаивал, и она быстро провалилась в ощущение невесомости, в котором нет ни мыслей, ни тревог, ни времени.
    –  Привет. Твой учитель тоже опаздывает?
    Девушка обернулась, искоса глядя на пришельца. Это был он. Сердце сначала замерло, а потом забилось, словно пойманная птица в руках. От удивления, испуга и… Радости.
    – Да, опаздывает, – она собралась быть серьезной, но не удержалась и улыбнулась.
    – Кстати, я Даллиус Хол. Можно просто Далл, – она сама не заметила, как сама охотно вложила свою ладонь в его, не в силах объяснить, как она это сделала и зачем. Вопреки любому здравому смыслу. Сердце забилось как бешеное, когда он аккуратно сжал ее и выпустил. Шая осознанно, не веря в своё счастье, зачем- то продлила это мгновение, проскальзывая кончиками пальцев по его руке.
    – Меня зовут Шая.
    – Я часто видел тебя с мастером Финеком. Если хочешь, можем потренироваться вместе, пока никого нет
    – Я не могу тренироваться с тобой, - Шая уклончиво улыбнулась, складывая ладони друг в друга.
    – Что у вас с учителем было на сегодня запланировано?
    – Шая, – голос учителя не застал её в расплох. Она знала, что Финек ушел ненадолго и все это время был где- то рядом. Девушка оглянулась на учителя, затем посмотрела на юношу перед собой.
    – Приятно было познакомиться, Даллиус Хол. - Она, смущённо улыбаясь, едва склонила голову и вышла из зала.

    Дышать было тяжело, а идти было так же сложно, как когда по грудь стоишь в воде. Грудь как будто сковали цепи и Шая медленно, но упорно сделала вдох, пока не закружилась голова и так же медленно выдохнула. Сейчас лучше не торопиться. Оглядываться не хотелось. Кто бы тут ни был, встречаться с ним было излишним. Они и без того прекрасно знали о присутствии друг друга и, если незнакомец не подходил первым, хотелось бы отплатить ему тем же. Нападение – не лучшая защита, как бы кому – то ни пытались доказать обратное.
    Он был уже совсем близко. Шая знала это по тому, что на неё всё сильнее давила невидимая каменная плита, сковывая её липкой тьмой. Но, вместе с тем, почему – то, на неё наваливалось такое чувство непонятной тоски, словно она вдруг почувствовала запах, показавшийся знакомым, но вот откуда? С какими воспоминаниями он связан? 
    Девушка резко обернулась и тут же тиски, сжимавшие её плечо ослабли, будто легко отталкивая её от себя так, как будто не хотел видеть её лица, или показывать своё. Потерял интерес, или как знать, может, увидел всё, что ему было нужно. Она облегчённо выдохнула. Пусть будет так. Не стоит ничего усложнять и обострять. Никому не хочется здесь застрять, а свою жизнь ценят даже те, кого учили относиться к ней как к пуле, о которой стоит забыть, как только она достигнет цели.
    Среди убитых солдат непонятной расцветки лежал человек средних лет. На его лице застыла гримаса ужаса и боли, но все же он был жив. Его дыхание выдавало предсмертную агонию, Шая присела рядом, кладя его голову к себе на колени. Глаза медленно закатились, с трудом фокусируясь на её лице. Жизнь в нём медленно угасала, его зрачки потихоньку застилались предсмерной пеленой, а перед ней все равны: и короли, и простые люди.
    – Птица… На белых… Камнях…– из последних сил прошептал он, глядя на неё, а потом медленно выдохнул в последний раз и замер.
    – Что еще за птица? – В голосе капитана промелькнуло явное недоумение. Шая переложила голову на камни. Ее помощь ему больше не нужна; главное, что, когда он отправлялся в свой последний путь с ним рядом кто- то был.
    – Та, что несёт душу к небесным вратам. – Ответила она. Надо бы разбить корону, как велит традиция в подобных случаях, но на старые поверья времени не была. Она подняла глаза на солдата. - Гимн мёртвых.
    – Нелепость какая… – Пробормотал он, разворачиваясь.
    Как странно. Шая встала, отряхивая плащ от пыли. Сложно было избавиться от мысли, что солдат вел себя как- то… Иначе, чем обычно.
    – Все верят в разное, – последнее, чего ей сейчас хотелось, это тратить время на дискуссии. –  Вы можете оставить меня одну, капитан. Дальше я сама. Делайте то, что должны. – От него веяло какой – то обречённостью. Как будто ему кого – то жаль, но этот кто – то – не он. Финек просил не очеловечивать клонов: кому война и смерть тётка, а для них – родная мать. Но чем ты моложе и чем меньше видел, тем сложнее верить в такие вещи.
    Он молча кивнул и вышел. Она вышла за ним.
    Снова это чувство, будто лёгкие наполняются водой, а тело – свинцом. Шая старалась не обращать на это внимание. Уже бесполезно. Почему – то ей казалось, что будет страшно от чужого присутствия – рядом с ней был явно кто – то, кто вряд ли будет желать ей добра, но ей было… Если не всё равно, то как – то спокойно. Если нужно будет умереть, значит, так оно и есть. Жить – тоже.
    Перевёрнутый трон, раскиданные вещи, которые некогда были ценными. Тронный зал был похож на скелет звёздного кита, давно покинутого и выброшенного на берег. По полу слабым ручейком бежала вода. Смешиваясь с кровью, она приобретала нежный розовый цвет и приторный железный запах.
    – Убивать безоружных… Этому Вас учили, лорд… – Его нынешнего имени она не знала. Перед ней стоял Далл, с теми же глазами цвета расплавленного цветочного мёда и янтарной россыпью в них. Любовь, которая была как яркая весна и боль, пытавшаяся её сломать, но не сумевшая.
    Кисть привычно напряглась, а затем расслабилась, когда почувствовала тяжесть светового меча, лёгшего в ладонь. Пускать его в дело она, пока, не собиралась, но наверняка придётся. Его лицо… Да уж, не думала она, что встретится с ним так. Ему лучше не знать, как часто он ей снился, как в этих снах она до удивления реально чувствовала каждое его прикосновение к её коже, его нежность, его запах, каждый раз выбивавший её из колеи. Если бы всё только могло бы быть по- другому и жизнь была бы проще и добрее, она бы пошла за ним хоть на край света, хоть за его пределы, лишь бы быть рядом.
    Но теперь он враг и выбора нет. Если придётся, он убьёт её, потому что он сильнее. Всегда был. И если тогда, в юности, он еще играл в поддавки, то теперь точно не станет. Для него нет белого и черного, нет полутонов, есть только мрак и неуправляемая стихия гнева, злости и боли, которая каждый раз берёт над ним верх.
    Странно, ей всегда казалось, что она найдёт, что сказать, когда снова увидит его. Но вот они стоят друг перед другом и слов не находится. В голове и на сердце тишина, словно и не было ничего. Она знает, что он на другой стороне и лишь по этой причине не может его отпустить. Как глупо.
    – Лучше уйди первым, – в голосе прозвучали просящие нотки и Шая покачала головой, – иначе ты знаешь, чем это закончится. – Ничем хорошим. Девушка на долю секунды поджала губы, проводя по ним зубами. Она не хотела ни его боли, ни его смерти, кем бы он ни был теперь, но сказать об этом нельзя.

    Мужчины стояли спиной, ей не было видно выражения их лиц. Оба молчали, Финек тяжело опирался на стол.
    – Он как гнилое яблоко, – наконец, Учитель поднял зелёное яблоко на ладони, прямо перед его лицом Мастера Корра. Зеленая шкурка, вдруг, покоричневела, яблоко размякло и, когда учитель перевернул руку, яблоко с глухим стуком упало на тарелку. В воздух, напоенный солнцем, поднялось облачко плесени, - испорчен сам и портит все, к чему прикасается. – Шая как зачарованная смотрела на блюдо. Лежащие рядом яблоки начали коричневеть и, спустя мгновение, рассыпались в липкую жижу. – Видишь.
    Корр молча провёл пальцами по губам и искоса посмотрел на Финека.
    – Чего ты хочешь?
    – Чтобы твой ученик держался подальше от Шаи.
    – Шая не она, Финек. Нет нужды защищать того, кто в этом не нуждается. Ты знаешь, что это плохо заканчивается, – в ответ, Учитель с пружинистой жесткостью пододвинул блюдо к собеседнику и посмотрел на него так, что Шая была готова поклясться, что он бы обратил того в пустое место, если бы смог.
    - У тебя всегда было плохо с поэзией, Джейден. – Финек вздохнул, – и с ним ты слишком мягок. – Он обернулся, и девушка быстро спряталась за дверь, задерживая дыхание. Учитель был слишком занят своим собеседником, чтобы заметить её. Либо заметил, но не хотел заниматься ею сейчас, потому что были дела поважнее. Шая провела пальцами по волосам и, развернувшись, быстрым шагом пошла прочь.
    Текущую реку вспять не повернёшь, как ни пытайся. Упрямая вода в любом камне прогрызёт себе новое русло и потечёт туда, куда хочется ей, а не другим. Так и она уже ничего не могла с собой сделать. Она так же будет продолжать искать встречи и ловить каждый его взгляд на себе, гадая, почему он смотрит на неё. Таять, от каждого его прикосновения и улыбки. 
    – Шая, ты меня искала? – Она остановилась, прерывисто вздыхая.
    – Да, учитель. – Девушка развернулась лицом к учителю, пытаясь по его лицу понять его мысли, – но я увидела, что Вы заняты и не захотела Вам мешать.
    Финек не повёл и бровью.
    – Ты всё правильно сделала, Шая, – вместо ожидаемой нотации о том, что подслушивать нехорошо, он лишь мягко улыбнулся, ладонью показывая ей дорогу, по которой они должны были пойти.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:52:08)

    +1

    5

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    - Ты ослушался моего приказа, Даллиус. Снова, - строгий голос мастера Корра неприятным холодком отозвался в сознании парня, когда они наконец-то остались вдвоем после завершения миссии.
    - Простите, учитель. Так было нужно. Я действовал по обстоятельствам, - без тени сожаления проговорил Далл, полностью уверенный в своей правоте. На его молодом юношеском лице не дрогнул ни единый мускул, что ещё сильнее обеспокоило Джейдена, которому в очередной раз приходилось прикрывать своего ученика перед советом.
    - Ты пока ещё мой падаван. Ты не можешь самостоятельно принимать решения, не посоветовавшись со мной. Твоя задача была оставаться возле корабля на случай, если срочно понадобится подогнать его в другое место, - в привычной занудной манере напомнил мастер Корр, заставив всё-таки Даллиуса вспыхнуть, как спичка.
    - И что, надо было дать умереть тем людям?? Они нуждались в помощи, и я им помог. Разве не в этом состоит наша основная задача, учитель? А корабль подогнать может и любой дроид-астромех, - возмутился парень, вокруг которого отчетливо заметались искры. Джейден ощутил гнев, исходящий от ученика. Уже не в первый раз. Свечение Силы Далла становилось темнее, наполняясь недопустимыми для будущего джедая эмоциями. Всё это пугало мастера Корра. Он боялся, что однажды потеряет контроль над своим учеником и не сможет направить его по верному пути.
    Джейден подошел к парню и успокаивающе положил руку ему на плечо. Тёмная энергия начала постепенно рассеиваться, но не до конца.
    - Не всё так просто, мой ученик. Я вижу в тебе большой потенциал, и знаю, что когда-нибудь ты станешь великим джедаем. Но мы должны быть смирены перед решениями, принимаемыми советом и старшими по званию. Нас отправляют на миссии не просто так. У каждой миссии есть своя цель, которую мы должны достичь. Любое отклонение от основной задачи может привести к ещё большим потерям. Ты поступил правильно, решив помочь мирным гражданам. Но тебя могли захватить в плен, могли убить или использовать в дальнейшем для того, чтобы помешать нашим планам. Мне пришлось бы всё бросить и бежать спасать тебя, - спокойным голосом объяснял Корр, надеясь, что его слова долетят до разума этого своевольного парня.
    - Но я силен, учитель. Я был уверен, что справлюсь. Я должен был…
    - Сила и самоуверенность – не одно и то же, - перебил Джейден, вставляя свои скучные поучительные афоризмы.
    - Иногда мне кажется, что в совете одни лжецы и лицемеры… - признался Даллиус и опустил глаза вниз. Вокруг него снова начала образовываться темная пелена Силы.
    - Не говори так. Там достойнейшие джедаи, которые пекутся лишь о благе Республики, - возразил мастер и, глубоко вздохнув, посмотрел на своего ученика.
    - Ага, или только о своем благе, - подумал Далл, но не решился произнести это вслух, чтобы не усугубить ситуацию.
    - Я укажу в отчете, что был с тобой и сам отдал тебе приказ спасти гражданских. Но постарайся больше не подставлять меня перед советом. Пока ты падаван, я несу ответственность за все твои действия. Помни об этом, - строгим тоном предупредил Корр.
    - Да, учитель, - на автомате подтвердил Даллиус, решив, что бесполезно сейчас спорить с мастером и пытаться гнуть свою линию.
    - И кстати… тебе лучше не проводить много времени с ученицей мастера Финека, - вдруг добавил Корр, когда парень уже собирался уходить.
    - В каком это смысле? – спросил Далл, который совершенно не ожидал, что учитель поднимет эту тему.
    - Ты знаешь, в каком.
    - Что, джедаям уже и дружбу заводить запретили? Может, нам вообще лучше быть отшельниками и жить в изоляции? – с сарказмом произнёс парень, которому всё это казалось одним большим бредом.
    - Нет, нам не запрещено заводить друзей. Такие связи, наоборот, могут быть весьма полезны. Запрещено сильно привязываться к кому-то. Привязанность порождает чувства. Чувства делают нас собственниками и вызывают ревность. А ревность всегда ведет к темной стороне - ответил мастер Корр, поделивший очередной джедайской мудростью.
    - Что, неужели и вы никогда ни к кому не привязывались в своей жизни, учитель? – спросил Даллиус и посмотрел на мужчину. Тот лишь промолчал и отвел взгляд в сторону, но в его глазах парень успел заметить грусть.
    - Все мы совершаем ошибки, Далл. Быть джедаем непросто. Я лишь хочу, чтобы ты учился на моих, а не совершал свои…

    Малак знал, что ему не избежать встречи с ней. Она обязательно придет спасать невинного человека, ведь таков её путь. Сеять свет и творить добро. Помогать тем, кто в этом нуждается. Да, всё это про Шаю. Она была его единственным лучом света в царстве лживых самодовольных ублюдков, возомнивших себя праведниками. Малак не знал, удалось ли ей разглядеть в совете жутких лицемеров, строящих всех, как надо жить. Возможно, она всё ещё исполняет их приказы и решает проблемы, которые они ей подкидывают. Где-то в глубине своей тёмной души Малак всё же надеялся, что это было не так. Он хотел, чтобы Шая освободилась от тяжких оков и полетела на свободу, как птица после длительного заточения в клетке. Тогда они смогли бы договориться и понять друг друга. Но это были лишь мечты. Глупые. Несбыточные. Навязанные воспоминаниями о прошлом. Малак знал, что Шая была единственным человеком, способным ему помешать. Ни армия клонов. Ни совет джедаев. Ни всё вооружение Республики не могло остановить ситха на пути к поставленной цели. Только Шая. Только она одна.
    Малак связался по комлинку с бойцом, которому приказал посадить короля в темницу и следить за ним.
    - Да, Лорд Малак. Какие будут указания?
    - Ликвидировать, - твердо произнес ситх.
    - Что, простите? Вы сказали ликвидировать? – удивился солдат, который сначала даже подумал, что ему послышалось из-за небольших помех в связи.
    - Ты глухой? Уничтожить короля. Прямо сейчас, - злобным тоном повторил Малак, чувствуя, как по венам растекается накатывающий гнев, усиленный тупостью непонятливого бойца.
    - Вас понял, Лорд Малак. Будет исполнено, - реабилитировался солдат, осознав свою ошибку. Он прекрасно знал, на что способен ситх в гневе, поэтому поспешил выполнять приказ.
    Малак вернулся в опустевший тронный зал, который больше был похож на безжизненную каменную коробку. Он знал, что Шая придет. Она уже была близко. Ситх хорошо чувствовал её энергетику, которая постепенно заполняла это гиблое и пропитанное болью место.
    Убивать безоружных… Этому Вас учили, лорд…
    - Малак. Теперь это мое имя, - без эмоций проговорил ситх и вышел на свет. Шая стояла перед ним. Такая же, какую он видел её недавно с помощью Силы. Только теперь тот призрачный образ обрел ещё и плоть. Взгляд Малака невольно проследил за женской рукой, которая крепко обхватила рукоять светового меча. Ситх знал, что она обязательно выполнит свой долг, если придется. Так же, как и он. В тронном зале повисло немое напряжение, которое отчетливо ощущалось в воздухе. Малак не знал насколько сильной стала Шая. Но он точно знал, что ему придется это проверить.
    Лучше уйди первым, – в голосе прозвучали просящие нотки и Шая покачала головой, – иначе ты знаешь, чем это закончится.
    - Ты же знаешь, я не уйду. Я зашел так далеко, что ты и представить себе не можешь. Пути назад нет, - твердо заявил Малак, продолжая внимательно наблюдать за девушкой. Она всё ещё крепко сжимала рукоять светового меча, но почему-то оттягивала момент его активации. – Ты здесь по распоряжению совета? – спросил ситх, пользуясь тем, что пока есть время и возможность решить ситуацию мирным путем. Ведь ему тоже не хотелось биться с ней, даже если они находились по разные стороны, и уже давно перестали разделять единые взгляды на мир. – Садись на корабль и улетай отсюда. Король мертв. Эта планета теперь под моим контролем, - серьезным тоном добавил Малак и откинул назад капюшон своего плаща. Теперь Шая могла полностью разглядеть его лицо. Побледневшее. Холодное. С боевыми шрамами, оставленными сражениями и жестокими тренировками. Он уже не тот приветливый авантюрный парень, которому она смотрела вслед. Суровая реальность оставила на нём множество следов, превративших славного парня в тёмного последователя Силы, который теперь может доверять только самому себе. 

    Библиотека в храме джедаев была настолько огромной, что в ней легко запутаться и затеряться. В последнее время Даллиус всё чаще захаживал сюда, копаясь в толстых томах и свитках, которые могли бы помочь ему найти ответы на свои вопросы о Силе. Парень проявлял большой интерес к тайнам джедаев, но пока ему была открыта лишь малая доля знаний, необходимых для того, чтобы лучше понять природу Силы. Далл всегда хотел побывать на дальней стороне библиотеки, но для падаванов и большинства мастеров она находилась под строжайшим запретом. Туда имел доступ лишь узкий ограниченный круг лиц, состоявший только из членов совета джедаев, да и то не из всех. Парень догадывался, что эти напыщенные самовлюбленные индюки явно что-то скрывали о Силе. Только, вот, как добраться до этих тайн?
    Даллиус неспешно бродил между длинными рядами высоких стеллажей, когда увидел на противоположной стороне Шаю. Она что-то увлеченно вычитывала из взятой в руки книги, аккуратно перелистывая слегка пожелтевшие страницы. Парень сначала наблюдал за девушкой издалека, а потом незаметно подкрался поближе. Одна из книг, стоявших на верхней полке, покачнулась, когда Шая возвращала на место текущую, и полетела вниз. Далл успел подхватить книжку с помощью силы, значительно замедлив скорость падения, и мягко «приземлил» её в руки девушки.
    - Не ожидал тебя здесь увидеть, - с легкой улыбкой на лице сказал Даллиус, подходя к Шае. Она выглядела взволнованной, как будто чувствовала себя неловко рядом с этим парнем. Он вспомнил, что ему говорил учитель насчет общения с Шаей. Наверняка мастер Финек нарассказывал своей ученице кучу гадостей про Далла и вообще запретил ей проводить с ним время. Иначе как объяснить тот момент, что Шая всегда старалась избегать контактов с Даллиусом? Хотя продолжала издалека прожигать его любопытным девичьим взглядом.
    - Ты избегаешь меня? – напрямую спросил парень и посмотрел на Шаю. – Наверное, моя дурная репутация долетела и до тебя тоже. Да, я не особо люблю правила джедаев. Мне не всё нравится в их философии, и некоторые моменты я совершенно не понимаю. Но мне кажется, что общаться друг с другом – это не преступление. В конце концов, все мы занимаемся одним делом и должны поддерживать друг друга, ты так не думаешь? – Даллиус тепло улыбнулся и взял книжку из рук Шаи. – Кайбер кристаллы и их виды. Интересное чтиво, кстати. А ты знала, что помимо стандартных цветов – зеленого и голубого – есть множество других, которые считаются редкими? Мне больше всего нравится история черного меча, который был украден мандалорскими воинами ещё во времена Старой Республики. Тогда между джедаями и мандалорцами постоянно шли войны. Это уникальный меч, единственный в своем роде, который теперь является символом власти у закоренелых мандалорцев. Он передавался из поколения в поколение в клане Визсла, - рассказал Даллиус и достал с полки ещё одну интересную книгу.
    - Думаю, она тебе понравится, - парень улыбнулся уголками губ и протянул книгу девушке. В этот момент их пальцы соприкоснулись. Далл почувствовал, как по телу пробежало приятное тепло. Он легонько погладил кончиком пальца нежную холодную кожу и встретился взглядами с Шаей. Волшебство этого момента было разрушено, когда в соседних рядах послышалась тяжелая поступь ног. Это была заведующая библиотекой – пожилая и очень «религиозная» в отношении философии джедаев дама. Видимо, она услышала посторонний шум и решила лично сделать замечание нарушителям тишины. Даллиус почувствовал её приближение и, крепко схватив Шаю за руку, пригнулся вместе с девушкой.
    - Тссс… это старая карга Октавия. Если поймает, доложит нашим учителям. Готова бежать вместе со мной? – шепотом спросил Далл и посмотрел на Шаю загоревшимся азартным взглядом. Он по-прежнему крепко держал её за руку, а их лица были так близко друг к другу…

    Отредактировано Henry Randall (21 Янв 2022 18:33:12)

    +1

    6

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    Джейден тяжело молчал, глядя в стол и Финек знал, почему. Есть вещи, которые не меняются даже по прошествии стольких лет. Тяжело, наверное, жить, когда чистота в чужих глазах день за днём напоминает тебе о твоём же предательстве. 
    И с этим парнем, если судьба и хочет преподать ему какой – то урок, то уж совсем злой. И он ничем не заслужил того, чтобы вновь увидеть этот взгляд, обращённый на ту, что была ему дороже жизни и почувствовать, как от одного его слова её сердце перестаёт биться. Помани он её пальцем, она пойдёт за ним безо всякой задней мысли так же, как его сестра пошла когда – то за Джейденом. А потом он увидит то, что до сих пор снится ему в ночных кошмарах и снова будет это чувство вины, которое, дай только волю, раздавит его. Но не Корра, который между учеником и его сестрой выбрал первого.
    - Он как гнилое яблоко, - ладонь сама сжала несчастный фрукт до белизны в костяшках и от неожиданно накатившей злости, смешанной со старой болью, шкурка покоричневела. Финек почувствовал, как жизнь испаряется с ладони, превращаясь в липкое, неприглядное небытие. Не выдержав собственного отвращения, он выпустил обмякшую массу из руки, и та плюхнулась к своим собратьям, чтобы и из них высосать все соки. - Испорчен сам и портит все, к чему прикасается. – Корр молчал. Он знал, к чему разговор и не хотел его начинать. Для него было проще сжечь старые мосты. Мосты, которые строил и оберегал не он.
    – Чего ты хочешь? – Мальчишка был ему как сын и он его защищал. Он молодец: выбрал свою судьбу и запрещает себе думать о других вариантах.
    – Чтобы твой ученик держался подальше от Шаи, – был бы на месте Хола кто другой, Финек бы отступил. Если он сделает её счастливой и не разобьёт ей сердце, то кто он такой, чтобы спорить с судьбой. Нет правил, которые нельзя обойти, не было того, на что он бы не смог закрыть глаза ради неё. Но Даллиус из тех, кто принадлежит не себе, а шторму в своей голове и сердце. Буревестник, бьющийся с ветряными мельницами. Он сломает её, искорёжит её сердце и без сожалений переступит через её боль, а затем выкинет её так же, как испорченный ребёнок выкидывает ненужную игрушку. Правда в том, что невозможно учить того, кто не похож на тебя. Таким был Джейден, таким стал Хол. Учитель, как ученик.
    – Шая не она, Финек. Нет нужды защищать того, кто в этом не нуждается. Ты знаешь, что это плохо заканчивается. – О да, он знает. Вот только он, как раз – таки, не защитил. Не думал, что придётся защищать кого – то от того, кого считал своим другом и с кем вырос вместе. Еле держа себя в руках, он подвинул к нему блюдо с гнилью, которое так и просилось отправиться к Джейдену в лицо.
    – У тебя всегда было плохо с поэзией, Джейден, – этот мальчик добром не кончит. Что – то точно случится, не сейчас, так потом. – И с ним ты слишком мягок. мягок. – Корр аккуратным движением отодвинул от себя блюдо.
    – Пусть это будет на мой ответственности, а со своей совестью я уже сам как- нибудь полажу.
    За дверью послышался мягкий шорох. Шая. Интересно, сколько успела услышать эта маленькая светловолосая лисица? Он понял, что запал пропал и вся злость куда – то ушла. Сейчас он выйдет из комнаты и всё простит за её улыбку. Финек горько вздохнул:
    – У каждого свои слабости, но у Далиуса их слишком много.
    Девушка шла прочь, неся в сложенных руках свою вину.
    – Шая, ты меня искала? – Его оклик будто бы застал её врасплох, и она резко остановилась.
    – Да, учитель. – Она обернулась, привычно заглядывая ему в глаза. Сам виноват. Приучил её к тому, что это всегда работает. – Но я увидела, что Вы заняты и не захотела Вам мешать. – Вот лиса. Любопытство, конечно, не порок, но есть вещи, которые ей не надо бы знать.
    – Ты всё правильно сделала, Шая, – Финек ухмыльнулся, еле удержавшись от того, чтобы покачать головой. Но дела не ждали, да и лишних вопросов не хотелось.


    –  Ты же знаешь, я не уйду. Я зашел так далеко, что ты и представить себе не можешь. Пути назад нет. – Шая молчала, пытаясь перебороть себя. От его голоса что – то обрывалось внутри, и она опустила глаза. Если запретить себе думать обо всём, закрыть глаза и очистить пространство вокруг себя, то можно было вернуться на много лет назад. Туда, где солнце светило ярче, и трава была зеленее. – Ты здесь по распоряжению совета?
    – Ты знаешь ответ. – Нет смысла в светской беседе. Он хорошо знает, как устроена её жизнь, раз уж они росли и воспитывались вместе.
    – Садись на корабль и улетай отсюда. Король мертв. Эта планета теперь под моим контролем. – Она посмотрела на его лицо, выбеленное, всё в шрамах и опустила глаза. Когда – то она знала его и ей казалось, что знала хорошо. Теперь перед ней стоял… Человек? Его она видела впервые в жизни. Не лицо, а пугающая маска с которого были вытравлены все эмоции. Шрамы, как напоминание о пережитом и это прошлое не было ни светлым, ни счастливым. Боль, боль, бесконечная боль, доводящая до отчаяния и душащая, словно петля для повешения. Эта планета некогда была её домом. Воспоминаний было мало, они фрагментами, цветными картинками плавали в памяти. Но теперь нужно было смириться с тем, что её дома больше нет. Он, словно кислота, выжжет его дотла и не оставит ничего, кроме серости страданий.
    Смирение, вот чему её учили все эти годы. Смирение – то, что объединяет победу и поражение, жизнь и смерть, счастье и боль. Лишь смирившись, ты обретаешь ту степень свободы, к которой ты готов. Он, кем бы он ни стал – он ей не враг. Убив его, она предаст себя, навсегда станет тенью и расколет своё сердце на множество маленьких кусочков, которые никогда не сможет собрать. Нельзя убивать ради убийства. Нельзя убивать тех, кто сбился с пути. Если бы он начал первым, было бы легче – она, хотя бы, защищалась бы. Но здесь… Уйти нельзя и нельзя напасть.
    Меч сам вернулся на своё место и она, развернув к нему опущенные кисти рук, сделала несколько шагов вперёд.
    – Тогда сделай то, что должен. – Страха не было совсем. Шая не боялась смерти и того, что было за ней. Старшие говорили, что после смерти все возвращается к Силе; кто знает, так ли это, но определённо, смерть – не конец, а лишь продолжение. Не боялась она и боли. Что такое минуты и часы в масштабе даже жизни, не то, что вечности? Она видела хорошее, должно быть и плохое. Должен быть баланс.
    Под ногой жалобно хрустнул мелкий осколок мрамора. Шая, словно в забытьи, медленно дотянулась рукой до его лица и легко прикоснулась кончиками пальцев к щеке. По пальцам пробежал лёгкий разряд тока, и девушка неосознанно вздрогнула, не чувствуя ничего за этим.  Его лицо было тёплым, а, значит, он всё же был человеком. Живым, из плоти и крови. Рука сама опустилась вниз, и она тихонько растёрла подушечки пальцев, напоследок запоминая это ощущение, от которого по низу живота вновь полетели бабочки.


    На корабле было ужасно холодно и скучно. Финек сидел над картами, а играть с дроидом надоело. Он то и дело норовил обмануть, а когда Шая ему на это намекала, жутко обижался и шуршал ябедничать Учителю. Тот говорил, чтобы разбирались сами, дроид, возмущённо пиликая, возвращался обратно, и всё начиналось по – новой. В конце – концов, она предоставила глупую жестянку самой себе и ушла к Далиусу, забрав книгу, которую он дал ей там, в библиотеке. Он был занят чем – то своим и ей совершенно не хотелось ему мешать. Она просто села рядышком и ласково улыбнулась ему, когда он посмотрел на неё. Она знала, почему он тогда спросил, не избегает ли она его. Но нет, дело было совсем в другом. Просто каждый раз, когда он на неё смотрел, внутри что – то расцветало и к щекам приливала кровь. Ей хотелось чего – то, чего она пока не могла понять и это всё было связано с ним. Но каждый раз, когда он оборачивался на неё, Шае становилось страшно. Она боялась навязываться, боялась, что её нежность ему не нужна. Боялась, что он просто ведёт себя с ней вежливо и не хочет обидеть. Потому что их Учителя работают вместе и никому не нужны проблемы. Боялась, что он относится к ней, как к младшей и не хочет, чтобы она чувствовала себя неуютно. Но она чувствовала себя именно так. Как животное, которое посадили в клетку, и оно бьётся об его стенки, пытаясь выбраться, но не понимая, что его заперли. Шая не понимала, что с ней и почему ей одновременно так хорошо и так плохо.
    Видимо почувствовав всё это, Финек поднял голову, и она почувствовала на себе его пронзительный взгляд. Девушка оглянулась. Он мягко улыбнулся, но в выцветающих голубых глазах была такая строгость, что хотелось вытянуться по струнке и прийти на поклон. Он никогда не ругался на неё. Ни разу в жизни не повысил голос. Никогда не осуждал. Но, если она делала что – то не то, он смотрел на неё так, как сейчас. И от этого взгляда хотелось провалиться сквозь землю.
    – Твой мерзкий корытоштопатель, – дроид – шулер возмущённо пиликнул, – да, я про тебя, чтобы тебя хатты забрали, жестянка ты эдакая, – Мастер Корр возмущался, но делал это шутливо, – ты, вообще, в курсе, что он у тебя краплёными играет? Откуда он их взял, вообще? – Он на долю секунды оглянулся на молодёжь и положил ладонь на плечо Финека, отвлекая его внимание на себя. Дроид что- то заносчиво гордо пропиликал и Корр, сев, покачал головой, - да что ты. Прямо- таки сам? Да ну. У тебя нету ручек, только эта штука длинная. Хочешь шутку? Нету ручек- нету масла.
    – Ой Джейден, я тебя умоляю, ну неужели ты на жестянку пришёл мне пожаловаться? – Финек закатил глаза, пододвигая карту так, чтобы напарник мог её разглядеть. – Вот здесь, смотри внимательно.
    Шая отвернулась, чувствуя, как усталость берёт вверх. Она, уже не особо вникая в смысл, с усилием перевернула страницу, но глаза закрывались сами собой. Девушка переносицей ласково потёрлась о плечо Далла и положила на него голову. Книга мягко выпала ему на колени, её ладонь легла ему на кисть.
    Сквозь неровный сон она услышала тихий, но твёрдый голос Мастера Корра.
    - Оставь их, Финек. Пусть девочка спит. – Повисла напряжённая тишина, сквозь которую она снова почувствовала на своём плече пронзительный взгляд. Ей стало не по себе. Она покрепче прижалась к парню: его тепло и спокойное, ровное дыхание убаюкивали. Последнее, что Шая запомнила, это как она чуть сжала его пальцы так, чтобы никто не заметил. И тут же провалилась в темноту.


    Интересно, нашёл ли он то, что искал? И, если нашёл, сделало ли его это счастливым? Шае не хотелось говорить с ним. Лучше молча. Она так давно его не видела, что сейчас, как когда – то пересчитывала янтарные крапинки в его глазах. Удивительно красивые глаза. Ни до, ни после она не видела таких. Да и не смотрела, наверное. После него всё как – то выцвело и потеряло смысл. То ли юношеское любопытство было удовлетворено, то ли разочарование оказалось сильнее, но когда она думала о том, сможет ли полюбить кого – то ещё, сердце отзывалось пустотой. Тогда, в юности, ей так хотелось полюбить, и чтобы эта любовь была взаимной. Хотелось заботиться, хотелось жить для кого – то, потому что это придавало определённый смысл жизни. Новый оттенок и краски. Хотелось спокойствия и Далл ей его давал. А потом он ушёл, забрав всё с собой. Его принципы оказались для него важнее неё. Он имел на это полное право так же, как имел право на её сердце. Наверное, потому она стояла перед ним безоружная, безропотно ожидая свою судьбу. Уж лучше он, чем кто – то другой.
    Что скажет совет? А что он может сказать. Если битву суждено проиграть, никакая Сила не поможет её выиграть.  Выиграть она не сможет. Ей не хватит ни сил, ни твёрдости. Всё в этой жизни происходит не зря. И, если уж они встретились, значит, зачем – то это да нужно.
    За стенами послышались шум, женские крики и громкий детский плач. Шая резко вздохнула, отрываясь от его взгляда. А дальше всё произошло так быстро, что она, отвлечённая, даже не успела прийти в себя. Плечо резко обожгло, рука заледеленела, обжигаемая потоком лавы, растекающейся по её поверхности. Кровь. Девушка обернулась, активируя световой меч. Судьба, воистину, всегда найдёт тебя, а Смерть так и вовсе не нужно звать дважды. Только почему она раньше никогда не замечала, чтобы клоны промахивались, стреляя по своим?

    Женщина беспомощно лежала на серых, покрытых сизым мхом камнях. Светлые волосы слились с водорослями и теперь лежали на них, несомые потоком воды. Её лицо было спокойным. Казалось, что она просто устала, легла, подложив неестественно вывернутую руку под голову и не смогла проснуться. Ветер разворошил тяжёлую прядь, она змеёй сползла ей на висок.  Финеку отчего – то безумно захотелось заправить её ей за ухо. Казалось, что она мешает ей дышать и женщина вот – вот проснётся, растревоженная назойливым ветром.
    Но она спала. Тишину священного места нарушали лишь шум листвы, редкие вскрики птиц, да мелодичный шум воды, обтекавшей её тонкие, полупрозрачные пальцы.  Странно, что она прошла через все джунгли, чтобы добраться до сюда. Хекет родилась и выросла в Изизе, а местные с молоком матери впитывают священный трепет перед джунглями и выходят в них лишь гонимые гордостью, или смертельной тоской.
    Он, словно под наркозом оглянулся вокруг. Разрушенные колонны белого мрамора сиротливо подпирали друг друга. Умереть здесь – большая честь и только лишь это могло смыть с души позор самоубийства.
    – Вы не похожи. – Из уважения ли, или из того же чувства необходимости, Мастер Динеш аккуратно переложил голову девушки и вытащил её руку из воды. Кисть, такая тонкая, молочно - белая, словно вырезанная из слоновой кости, послушно развернулась у него в ладони. Синеватые вены были обезображены и заботливо отмыты жадной водой. Глубокий надрез на коже казался чем – то настолько неестественным, что Финеку хотелось его закрыть, сделать что угодно, лишь бы он не мозолил глаза и не впивался орлиными когтями ему в серце. – Её не вернёшь, Финек. – Голос учителя как – то нехорошо дрогнул, но затем стал ровным. – А твоя племянница?
    – Шая? – Финек знал, к чему он клонит, но отрицательно покачал головой, – она старше и к Джейдену не имеет никакого отношения.  Он не выдержал и присел рядом, чтобы провести ладонью по её щеке и всё – таки заправить ту злополучную прядь за её ухо. Повисла тишина. Динеш молчал, вглядываясь в воду. Финек, наконец, решился задать вопрос, который так давно мучил его, – Учитель, если я заберу девочку, Совет будет возражать? – Он посмотрел на мужчину перед собой и тот, наконец, соизволил посмотреть на него.
    – Не думаю, но лучше не идти наперекор. Если они не согласятся, то её заберу я. – Он ещё раз с сожалением посмотрел на девушку и встал. – Какая бессмысленная смерть…– Но смерть всегда бессмысленна, особенно в таком молодом возрасте. – Ты ведь знал о ней и Джейдене, почему ничего не сказал?
    Финек почувствовал, что ответа на этот вопрос от него не ждут. Дело сделано, из двух долгов Корр выбрал тот, который считал более существенным, а Хекет освободила его от обязательств перед собой. Вот только девочка, как две капли воды похожая на неё, осталась одна. Впрочем, её мать ещё до смерти превратилась в тень, а отца Шая не застала – он погиб раньше, чем она родилась.
    – Девочку нужно забрать. – Он покачал головой, чувствуя, как от боль снова стискивает сердце, выжимая из него всю кровь. – Её нельзя оставлять здесь, учитель.
    Динеш по – совиному склонил голову, вглядываясь в лицо Хекет. Смерть стёрла краски, но не испортила её. Даже сейчас, лежащая на камнях, она была удивительно красива. Или, может, Финеку так казалось, и он просто не мог отвести от неё взгляд потому, что она была единственным, что связывало его с прошлой жизнью. Он, ведь, помнил её маленькой девочкой. Жаль, что она выросла здесь, а не на Целескиле. Ондерон её не испортил, но связал по рукам и ногам. Вырасти на этой замшелой планете – проклятие, которое сложно чем – то заслужить. Если и есть страна мёртвых, то не нужно умирать, чтобы в неё попасть, потому что она здесь.
    – Заберём, сейчас же. – Словно соглашаясь с его мыслями тихо проговорил Динеш. – Если её отец не Джейден, то откуда в ней Сила?
    Финек пожал плечами. Хекет, в отличие от него ничем не отличалась от других.
    – Мой дед? Мой отец? Я и сам не знаю. Кто – то из них был джедаем, но никого из них я не знал.
    – Я нашла! – Звонкий детский голос отразился от деревьев и утонул в воде. Видимо, это было обычным для детей, но Шая, почему – то, не боялась ни деревьев, ни лиан, ни животных, бродивших по зарослям.
    – Безумству храбрых поём мы песню… – Пробормотал Динеш, присаживаясь на корточки, чтобы забрать из рук девочки цветок странного серо – голубого цвета. Шая, улыбаясь и ни секунды ни колеблясь, пошла к нему и даже не посмотрела в сторону Финека. Она была всего лишь ребёнком и его видела пару раз. Вряд ли запомнила. А Динеша она, почему – то, сразу выделила и то и дело таскала ему то камушки, то листочки, то какую – то мелкую живность. И когда он начал её проверять, с удовольствием и без тени сомнений повелась на эту игру.
    – Спасибо, Шая. А теперь, возьми Финека за руку и идите на корабль. Я скоро приду.
    Девочка опустила глаза, колеблясь.
    – А мама? – Динеш провёл рукой по её голове и даже Финек почувствовал, как маленький ребёнок, несмотря на усталость, испуг, упорно сопротивляется, заставляя учителя сдаться.
    – Не переживай за неё, с ней всё будет хорошо.
    Она ему не поверила. Но всё же вложила крохотную ладошку в руку Финека. Ей было тяжело, она явно сильно устала, но продолжала идти, упрямо меряя маленькими шажками рыхлую землю.
    – Ты устала? – Финек осторожно взял её на руки. В последний раз он делал это четыре года назад, но тогда главным было не уронить и обязательно держать голову. Как тогда, так и сейчас она была легче, чем ему казалось.
    – Она не вернётся, да? – Вопросом на вопрос отвечать невежливо, но они не на уроке этикета, а говорить о смерти с маленькими детьми он не умеет. Одно он знал точно: человек, даже маленький, имеет право на правду. Финек молча покачал головой. – Ты заберёшь меня?
    Он повернул к ней голову и тут же словил пронзительный взгляд.
    – Заберу.
    – Ты обещаешь.
    – Клянусь… Чем хочешь, чтобы я поклялся? – Девочка недолго задумалась, а потом вцепилась ему в ухо.
    – Клянись ухом.
    Финек усмехнулся, чуть наклоняя голову, чтобы не тянула так сильно.
    – Клянусь своими ушами, Шая, что заберу тебя и никогда не оставлю.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:51:58)

    +1

    7

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Джейден издалека наблюдал, как смышленый не по годам шестилетний мальчик увлеченно смотрел за работой дроида-астромеханика, устраняющего мелкие неполадки корабля. Всё это было для ребенка интересной игрой, вроде той, в которой нужно правильно соединить несколько различных деталей, чтобы получилась целая фигура. В какой-то момент рука мальчика невольно потянулась к ящику с инструментами и выбрала именно тот, который дроид собирался использовать для своей следующей манипуляции.
    - Теперь вы видите? Он не такой, как все. Он словно…
    - Предугадывает события. Да, я это вижу, - Корр завершил фразу за женщину, которая смотрела на своего сына глазами, наполненными любовью. Но вместе с тем в её взгляде прослеживалась глубокая грусть и тоска.
    - Вы ведь возьмете мальчика с собой, мастер Корр? – с надеждой спросила Ашана Хол, и в следующую секунду едва успела поднести ко рту носовой платок. Она сильно закашляла и дрожащими руками небрежно свернула пропитавшуюся кровью ткань, чтобы не напугать своего гостя. Но Джейден всё равно заметил красное пятно на платке и понял, что это серьезно.
    - Не знаю, сколько мне ещё осталось, мастер Корр… Думаю, что совсем немного. Эта болезнь отбирает все мои силы. Я лишь хочу быть уверенной, что мой сын окажется в надежных руках и обретет достойное светлое будущее. Пожалуйста, возьмите его с собой на Корусант. Молю вас, - слезы всё-таки покатились по щекам этой сильной волевой женщины, которая теперь находилась в полном отчаянии из-за неспособности вырастить своих детей и позаботиться о них.
    - У вас вроде ещё есть годовалая дочь, - сказал Джейден и посмотрел на Ашану. Она лишь кивнула, вытирая слезы тем же испачканным платком, который крепко сжимала в руке. – Вы понимаете, что я могу взять только мальчика? - серьезным тоном спросил джедай. Более того, Корр не знал, позволит ли совет взять ему ученика и нести ответственность конкретно за этого ребенка.
    - Да, я понимаю. Зори останется с моей сестрой, - ответила женщина.
    Джейден подошел к мальчику, который успел подружиться с дроидом, пока помогал ему с инструментами.
    - Тебе нравятся корабли, Даллиус? – спросил джедай и улыбнулся уголками губ.
    - Угу, - немного смущенно ответил ребенок и отвел взгляд в сторону.
    - Ты хотел бы полетать на таком?
    - Да, очень! – оживился мальчик, глаза которого мгновенно загорелись интересом.
    - Тогда ты полетишь со мной на нём, как только дроид закончит с ремонтом.
    - Ура! Я полечу на корабле! – обрадовался маленький Далл и сразу побежал к матери, чтобы рассказать ей об этом. Ашана едва сдерживала себя, чтобы не разреветься на глазах у сына.
    - Мастер Корр – хороший дядя. Лети с ним, сынок. У тебя всё будет хорошо.
    - А ты, мам? Ты полетишь с нами? - Даллиус взял мать за руку и потянул за собой. Ей пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы остановиться и отпустить ребенка.
    – Нет, мой хороший. Маме нельзя лететь. Но ты ничего не бойся. Я всегда буду с тобой, даже если мы далеко друг от друга, - сказала напоследок Ашана и жестом показала Джейдену, чтобы он забирал Далла.
    Джедай протянул мальчику руку и встретился с ним взглядами. Ребенок выглядел растерянным, будто не знал, что ему делать, но всё же сжал ладонь Корра и пошел вместе с мужчиной к кораблю. Ашана Хол больше не могла сдерживать слез. Она лишь надеялась, что когда-нибудь Даллиус станет великим человеком, способным нести добро в этот жестокий мир. Тогда женщина даже не догадывалась, какой путь изберет её мальчик…

    Малак вглядывался в её лицо, пытаясь отыскать знакомые черты. Он и сам не мог понять, зачем это делает, и зачем дает шанс покинуть планету живой и невредимой. Милосердие уже давно перестало быть чертой, присущей последователю темной стороны Силы. С любым другим джедаем Малак поступил бы жестко и категорично, не оставив ни единого шанса на спасение. Но только не с ней. Шая должна жить. Должна и дальше нести свет в этот грешный мир, который уже давно погряз в коррупции и лицемерии. Где-то на подсознательном уровне ситх чувствовал, что скоро многое изменится в Галактике. Темнота густой пеленой разрасталась по планетам, отдаваясь хорошо ощутимыми колебаниями в Силе. Странно, что совет джедаев ещё не вмешался в дело и не взял под контроль ситуацию. Видимо, они окончательно ослепли от своей раздутой важности и непомерных амбиций.
    Малак проследил взглядом за световым мечом Шаи, который аккуратно вернулся на место. На лице ситха повис немой вопрос.
    Тогда сделай то, что должен, - твердо произнесла девушка и начала подходить ближе. Её решение удивило Малака, ведь он был уверен, что Шая ни за что не отступится и будет нести свой долг джедая до самого последнего вздоха. Тогда почему она сложила оружие? Почему сдалась без боя, хотя могла дать отпор своему врагу? Мысли путались в голове ситха, заставляя его колебаться.
    Шая мягко коснулась его щеки… Он замер на месте, и все его мышцы мгновенно напряглись, как будто кто-то бесцеремонно вторгся в его личное пространство, надежно укрытое от всего внешнего мира… Малак уже и забыл, каково это – ощущать чужую нежность и тепло. Эти чувства обескуражили его… застали врасплох… заставили черствое сердце забиться быстрее. Шая… Он вспомнил, как ему были дороги её прикосновения… её поцелуи… её бескорыстная светлая девичья любовь. Он вспомнил, как отказался от всего этого в угоду собственных планов и амбиций. Став последователем темной стороны, Малак запретил себе думать о сожалениях из прошлой жизни, которая принадлежала Даллиусу Холу. Но сейчас они отчаянно пробивались наружу, царапая и разрушая толстую защитную броню ситха, выстроенную болью и жестокими многолетними тренировками. Он смотрел в её печальные глаза и ощущал свою вину, которая губительным ядом медленно расползалась по всему организму…
    Шая прервала этот мимолетный тактильный контакт, но Малак всё ещё ощущал легкое фантомное прикосновение нежной женской руки на своей щеке. Оно назойливо жгло, заставляя холодную кожу пылать. Данное чувство было таким непривычным для ситха, что хотелось, как можно быстрее, стереть этот след. Но Малак не мог. Никак. Что-то внутри отчаянно боролось и не давало забыть прикосновение нежной ладони. 
    - И ты так легко откажешься от своей жизни? – серьезным голосом спросил ситх, глядя прямо на девушку. – Сдаться без боя – совершенно не похоже на джедая. Ради чего? Ради кого? Ты ничего не должна совету. Твоя жизнь – только твоя, - твердо произнес Малак, надеясь, что Шая всё же одумается и воспользуется своим шансом улететь с этой планеты. Но он знал, что девушка не отступит. Она уже приняла решение и ждала лишь неизбежного конца. Только, вот, Малак не мог убить её. Не теперь, когда Шая вновь появилась в его жизни и напомнила о временах, когда между ними не было этой огромной пропасти. Ситх прекрасно осознавал, что для достижения цели ему нужно устранить все преграды на своем пути. И сейчас Шая была одной из таких преград. Но как это сделать, если руки сами отказываются брать световой меч?
    На улице началась настоящая паника и суматоха. Малак услышал приближающиеся громкие шаги и мгновенно напрягся, когда на пороге тронного зала показался целый отряд клонов. Все они были в полной боевой готовности и вооружены до зубов. Ситх потянулся за световым мечом, намереваясь отразить атаку солдат, пришедших на выручку джедаю. Однако, вместо того, чтобы защищать своего командира, клоны целенаправленно открыли огонь по Шае. Один из выстрелов попал ей в плечо, застав девушку врасплох. Всё произошло настолько быстро, что она не успела среагировать, ведь совершенно не ожидала удара в спину от своих же боевых товарищей. Малак уже перестал понимать-либо, но одно он знал точно – эти клоны теперь не только его враги, но и враги Шаи. А, значит, они оба на одной стороне. Ситх ловко прыгнул вперед и оказался перед раненной девушкой, отразив световым мечом шквал новых выстрелов, летевших прямо в неё.
    - Что, хатт возьми, здесь происходит?? – выругался Малак, продолжая отражать бесконечные выстрелы. Ситх притянул силой пару клонов и отсек им головы жужжащим красным клинком. Один за другим солдаты падали замертво, но никто из них не отступал, как будто им было приказано довести дело до конца любой ценой. Оставшийся клон успел связаться со своими и вызвать подкрепление, сообщив о местоположении джедая. Малак на расстоянии сжал ему горло и отпустил только тогда, когда тот перестал задыхаться в предсмертной агонии.
    Ситх деактивировал меч и сразу бросился к Шае, чтобы оценить её физическое состояние.
    - Ты в порядке? – обеспокоено произнёс парень, осматривая рану. – Почему клоны напали на тебя? – спросил Малак, хотя и так прекрасно знал, что для неё это такая же загадка, как и для него. – Скоро здесь будет подкрепление. Значит, они всерьез намерены убить тебя. Если хочешь жить, идем со мной, - ситх протянул девушке свою руку, облаченную в черную кожаную перчатку, и встретился с ней взглядами. Он догадывался, что клоны не спроста напали на Шаю. Тьма, которую Малак в последнее время так хорошо ощущал в Силе, начала стремительно сгущаться, становясь тяжелой даже для него. Она давила на грудную клетку, затрудняя дыхание, и заполняла легкие свинцом, что было очень странным явлением на планете, богатой кислородом и зеленой растительностью.
    Ситх смотрел Шае в глаза, уверенно протягивая свою руку, и отчетливо понимал, что не сможет улететь без неё. Не сможет бросить её в беде. Однажды он уже оставил девушку совсем одну и отправился собственной дорогой, ведомый разросшимися юношескими амбициями. Больше такой ошибки Малак не совершит. Ни за что на свете. Он уже принял это решение. Сама Сила привела их сюда, на Ондерон, чтобы соединить два разных пути в один… 

    Группе джедаев посчастливилось попасть на местный праздник, который был организован в честь подписания мирного договора этой маленькой, но очень дружелюбной планеты. Миссия, порученная советом, проходила весьма успешно, не смотря на непростые взаимоотношения двух мастеров – Финека и Корра. Им обоим казалось, что совет специально отправил их на совместную миссию, дабы окончательно примирить стороны и достичь необходимого равновесия. В любом случае, для Далла и Шаи это была хорошая возможность пообщаться друг с другом, причем совершенно законно. Конечно, мастер Финек не переставал следить за молодыми людьми, в особенности за парнем, чтобы уберечь свою ученицу от его дурного влияния. Если честно, подобная слежка казалась Даллиусу глупой и абсурдной. Они ведь не делали ничего запрещенного или предосудительного. А дружить, как говорил мастер Корр, джедаям не запрещено.
    В этот вечер ученикам удалось наконец-то вырваться из-под надзора своих наставников, которым пришлось остаться с представителями местной власти, настаивавшими на совместном «обмывании» достигнутых соглашений. Конечно, Финек был не в восторге от такой компании, но отказ сочли бы за неуважение. А, вот, Джейден напротив, с удовольствием принял предложение отпраздновать успех, поскольку уже длительное время соблюдал «сухой» закон и был занят исключительно джедайскими делами и миссиями. В конце концов, рано или поздно отдыхать нужно всем, не зависимо от расовой и социальной принадлежности.
    Далл предложил Шае немного прогуляться и получше осмотреть окрестности города. На улице было довольно оживленно, что создавало впечатление большого праздника. Множество торговых лавочек со «всякой всячиной», маленькие уютные кафе прямо под открытым небом, шумные разодетые жители, поздравляющие друг друга с долгожданным окончанием тяжелых времен. Здесь сам воздух был пропитан радостью и весельем, которые каждый хотел передать другому.
    Путь джедаям преградил один забавный местный житель небольшого роста, который говорил что-то на своем языке. Ни Даллиус, ни Шая не понимали его, но коротыш не сдавался и повторял одну и ту же фразу несколько раз. Молодые люди переглянулись и пожали плечами. В этот момент им на шеи повесили ожерелье, сделанное из высушенных местных цветов и камней. Такие здесь носил практически каждый житель, желающий разделить всеобщую радость. Джедаи кивком поблагодарили коротышку, и тот, расплывшись в широкой улыбке, с довольными клокочущими звуками направился дальше.
    - Они забавные, - с легкой улыбкой на лице сказал Далл, глядя на толпы местных жителей, обнимающихся друг с другом и дарящих эти непонятные ожерелья. – Отрадно осознавать, что мы приложили свою руку к их, пускай и маленькому, но счастью. Таким и должно быть предназначение джедая. Нести свет и добро, и помогать ближнему, - поделился своими мыслями парень и посмотрел на Шаю. Сейчас, в свете множества разноцветных огоньков, она выглядела ещё прекраснее. Так, что замирало сердце.
    - Проголодалась? – поинтересовался Даллиус и предложил девушке немного перекусить. Они прошли почти все торговые лавки, заряжаясь радостью и позитивом местных жителей. Молодые люди добрались до холма, который находился на окраине города, и с которого открывался поистине потрясающий вид. Здесь они были абсолютно одни, поскольку основное веселье разворачивалось внутри сверкающего огнями города.
    - Я и не знал, что тут так красиво… - с восхищением произнёс Далл, подходя к краю холма. Прохладный легкий ветерок приятно обдувал лицо, наполняя легкие свежим воздухом. Парень бросил взгляд на подошедшую к нему Шаю, которая также любовалась этим прекрасным видом.
    - У меня есть для тебя подарок… - вдруг сказал Даллиус и поймал на себе удивленный девичий взгляд. Парень тепло улыбнулся и достал из маленькой коробочки заколку для волос с изображением фелуцианской птицы, которую успел тайно купить, пока Шая увлеченно разглядывала другие ряды всяких безделушек. По преданию, это сильная птица с нежным сердцем, которая не может долго жить в неволе. Считается, что увидеть эту птицу – к большой удаче. Она невероятно красива, благодаря яркому окрасу. Но часто именно из-за своей красоты фелуцианская птица оказывается пойманной и загнанной в клетку, где она постепенно увядает, не в силах жить вдали от стаи. Как только Далл увидел эту заколку, то сразу же подумал о Шае и захотел подарить ей. Парень сделал шаг вперед, сократив и без того малое расстояние между телами, и аккуратно «посадил» фелуцианскую птицу на волосы. Она красиво заблестела на светлых волосах, привлекая взгляд Даллиуса. Теперь он был уверен, что не ошибся с выбором, ведь Шае очень шло это знаковое украшение.
    - Ты очень красивая… - искренне произнёс парень, ощущая, как кровь начинает быстрее бежать по венам. Чувства, испытываемые к этой девушке, мгновенно обострились, врываясь в сознание сумасшедшим потоком. Ладонь сама потянулась к щеке и мягко легла на нежную кожу, погладив подушечкой большого пальца. – Шая… - на выдохе произносит Далл, вкладывая в это имя все свои чувства. Губы парня нежно касаются чуть приоткрытых девичьих губ, стирая остатки сомнений. Небо озаряется разноцветными огнями фейерверка, запущенного в честь праздника. Где-то внизу радостно галдят местные жители, но в эту самую секунду для Далла и Шаи весь огромный необъятный мир сужается лишь до двух человек… Он и она. Парень и девушка. Два сердца, что бьются быстрее, когда они рядом…

    Отредактировано Henry Randall (23 Янв 2022 19:20:28)

    +1

    8

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    У Финека был новый ученик, мальчик. Он явно скучал по родным, хоть и не показывал этого, так что Шая подарила ему деревянного котика, чтобы ему было не так грустно. Он и сам напоминал ей какого – то маленького любопытного зверька: до всего ему было дело, везде нужно было засунуть свой нос, везде пролезть. И, почему – то, он выбрал её предметом своего обожания. То ли она напоминала ему кого – то из семьи, то ли, просто, на фоне Финека казалось более мягкой и доброй. Кто знает, но мальчишка то и дело сбегал от Учителя и тихо возился с её вещами, пока тот переворачивал всё вверх дном в его поисках. А Шая не возражала: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.
    – Это твоё? – Девушка, расчёсывавшая волосы, задержала гребень и обернулась к ребёнку.  У него в руках блестела заколка в виде птички. Вещь, о которой она не то, чтобы забыла, просто убрала подальше, чтобы ничего о ней не напоминало. Потому что воспоминания, связанные с ней, вгоняли в тоску и пачкали ум, словно чернила.
    – Да, моё. – Коротко согласилась она и отвернулась, чтобы он не смог прочитать мысли на её лице.
    Мальчик сначала зачарованно посмотрел на вещицу в его руке, а затем недоумённо уставился на девушку:
    – Я думал, что нельзя иметь свои вещи… Мне вот ничего не разрешили взять из дома, – в его голосе проскользнули разочарование и обида. Шая обернулась.
    – Это правда, – она склонила голову набок, – потому что чем быстрее ты забудешь всё, что было раньше – тем лучше. – Она поджала губы и пожала плечами, – а какие – то вещи у тебя могут быть, если только они не имеют слишком большой власти над тобой.
    Мальчик потупился и пару раз провёл ногтём по блестящим камушкам. Молчал он, молчала и Шая, ей стало как – то неловко. Видимо, по её вгляду ребёнок понял, что нужно положить заколку на место и промолчать о том, что он её видел.
    – Меня, наверное, ищет Учитель. Я пойду, – она молча покивала головой.
    – Иди. Будь аккуратен, ладно?
    Мальчик растерянно вышел, а девушка прижалась лбом к окну.
    Вечернее солнце светило мягко и греле еле – еле. Каждый был занят своим делом и в Храме было тихо так, что, казалось, если сказать хоть слово, его отблески долетят до другого конца здания. Шая знала, что их учителей не будет – совет заседает долго, а сбежать оттуда не удавалось еще никому. Даже сильным мира сего. К тому же, Финек как- то расслабился, Корр и вовсе делал вид, что ничего не замечает. Для окружающих ничего не происходило, тогда как на деле всё заходило только дальше.
    Далиуса она всё чаще и чаще находила каким – то задумчивым и её это пугало. Кто бы ей сказал, что происходит и почем. До истины она не докопается, даже если будет его пытать. Может, дело в ней. А, может, в чём – то другом.
    Между бровями легла морщинка, рука сама потянулась, чтобы ее расправить. Его лицо было спокойным, но выражение на нем было отстранённо задумчивым. 
    Шая тихо села перед ним и потянулась к нему. Губами провела от скулы вниз, по шее к ключице. Ей хотелось большего, но попросить об этом она стеснялась, хотя, пожалуй, была возможность.
    Она должна была понять. Понять, что что – то не так ещё тогда. Хотя, даже если бы она его пытала, вряд ли он что – то ей сказал бы. Но, может быть, вмешайся бы она, всё было бы по – другому. Их жизнь не превратилась бы в осколки. Шая аккуратно переложила заколку обратно, на её место. Здесь красивым вещам не место, тем более, если эти вещи связаны с чем – то, помимо их практического назначения. Эмоциям здесь не место: всё, что имеет значение – лишь покой в твоей душе.



    Эта тишина была обманчивой. Их оставили одних ненадолго. Ровно затем, чтобы они перевели дух и убрались куда подальше, потому что живыми они тут явно никому не нужны. Странный просчёт, хотя, что может быть более странным, чем всё произошедшее?
    Рука неприятно саднила, Шая никак не могла понять: ей холодно, или жарко. Во рту всё пересохло так, что язык прилипал к небу. Испуг был быстрым и коротким, как испуг. После него остался шлейф полнейшего непонимания ситуации. Всё это было каким – то сюром на грани с трагикомедией и выглядело, больше, как какая – то ошибка, чем закономерность.
    – Ты в порядке? – она подняла голову на Малака, – почему клоны напали на тебя?
    Она вздохнула, поводя плечом, чтобы до конца понять: чувствует она его, или нет.
    – Ты меня спрашиваешь? – Хотелось огрызнутся, и девушка не стала себе в этом отказывать.
    – Скоро здесь будет подкрепление. Значит, они всерьез намерены убить тебя. Если хочешь жить, идем со мной.
    Всё это было не тем, чего она ожидала от него. Он должен был быть тем, кто её убьёт, но всё перевернулось вверх дном и приняло такую уродливую форму, что выбирать не приходилось. Жить было нужно. Если они теперь против неё, значит, дело не в ней, а в тех, среди кого она выросла. Шая послушно взяла его за руку, но чуть не разжала пальцы, когда почувствовала, металл. Не было времени спрашивать и выяснять что – то.
    Город горел, а Шая не то, чтобы уже не верила в происходящее, просто когда всё, что ты знаешь, оборачивается против тебя, верить во что – то грешно. Надо было смириться с новой реальностью и сделать это как можно быстрее: в этом был ключ к дальнейшей жизни. Отказаться от имени, отказаться от своего прошлого. Она посмотрела на мужчину рядом. Мог ли он знать что – то ещё тогда? Если так, то она даже готова признать его гением.
    Дроид тихонько пиликал что – то на своём и суетился. Шая не особо пыталась его понять, она просто отвернулась в сторону и старалась не смотреть на то, что он делает. Она с детства боялась вида крови и не испытывала никакого удовольствия от того, что увидит, как он зашивает её рану. Было не больно, но шрам наверняка останется. Хотя, кому какое дело? Под одеждой всё равно никто не увидит.
    – Что ты сказал? – Она рассеянно отвлеклась, когда дроид потыкал её лапкой и посмотрела на Малака, потому что тот жаловался на него. – Я бы не потерпела, правда. – Она погладила дроида по металлу и тот удовлетворённо курлыкнул. – Спасибо тебе.
    Не будет же она говорить, что не понимает, почему ей так плохо. То ли на корабле душно, то ли не хватает сил дышать. Хочется спрятаться, забиться, сбежать, а она продолжает сидеть молча, на одном месте, не в силах даже пошевелиться. Резкая головная боль подступила так сильно, что в глазах потемнело и смешалось с нехорошей зеленцой. Она ослабшими пальцами вцепилась в край кресла, пытаясь удержать ровное дыхание, но это уже было как – то неважно.


    Зал выцвел и стал серым. Плиты на полу неприятно отдавали холодом по босым ногам. Шая поёжилась и обняла себя руками. Ей почему – то казалось, что здесь было много людей. Зал был заполнен до отказа, протолкнуться негде, но как она ни пыталась скинуть с себя сонные оковы, как ни сопротивлялась, никого не могла увидеть. Кто – то больно толкнул, кто – то, словно их последних сил цепляясь за что – то ценное, вцепился словно бы птичьими когтями ей в плечо. Она бы поддержала, но оглянувшись, никого не увидела за своей спиной.
    Раньше она уже бывала в таких местах. Давно, в детстве. Как – то так выглядили склепы, в которых хоронили мёртвых. Не хватало только надписей на стенах, обещавших все кары мира тем, кто посмел нарушить покой усопшего. Местным стенам этого не требовалось: то был оплот живых, вплоть до сегодняшнего дня.
    Тишина не была естественной. Она была вымученной и звенела так, словно кто – то резко прервал чей – то разговор. Так странно, что она тут не может найти своего места. Она здесь выросла, жила. Вся её жизнь, всё, что она помнила, было связано с этим залом. Никогда ещё она не чувствовала себя в таком отчаянии: весь воздух был отравлен, дышать им было невыносимо. Шая тяжело оперлась о колонну, пальцы тут же прилипли к камню. Ей было тяжело идти, вся тяжесть мира словно навалилась на неё и единственное, о чём она думала это о том, что она ужасно, невыразимо устала. Хочется лечь, закрыть глаза, и чтобы больше ничего не происходило. Пусть ей снятся хоть самые страшные сны, ей всё равно. Лишь бы не идти больше никуда и больше ничего не видеть. Она ничего не хочет знать, ей до смерти всё надоело. И всё же, зачем – то она делает шаг, за ним ещё один и снова.
    Ступня накололась на что – то твёрдое и она вздрогнула. Медленно наклонилась, чтобы поднять с пола источник беспокойства. В ладони спокойно развернулся маленький деревянный котик, тот самый, что она подарила мальчику. К запаху нагретого дерева примешался тошнотворно – сладкий запах, который она сразу узнала. Выроненная фигурка глухо стукнулась о мрамор и покатилась куда – то, ведомая одной только ей понятной силой. Девушка попятилась, уже не думая о том, что она встретит дальше; она увидела достаточно и даже больше, чем должна была. Фигурой, да даже не фигурой, а одеянием он напоминал Далла, вот только если у первого хоть когда – то было сердце, то здесь оно было сожжено в пепел. Убить беззащитного – не подвиг, а несмываемый позор на всю жизнь, так ради чего он это сделал? Какая высшая цель того стоила?

    – Ты этого хотел? – Шая, пытаясь отдышаться, широко распахнутыми глазами посмотрела на Далиуса, – ты счастлив? Этого ты хотел, когда предал всех, кто тебя любил? – Она покачала головой, выдыхая злость, – все было для тебя, а ты не любил никого, кроме себя.
    Дроид удивлённо пиликнул и притих, справедливо решив, что лучше не будет вмешиваться в чужие разборки. А Шая, наконец, сделала, что так давно хотела – забилась куда подальше в угол.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:51:48)

    +1

    9

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Казалось, что этому густому непроходимому лесу не было ни конца, ни края. Высокие мощные деревья загораживали солнечный свет, из-за чего внизу было довольно прохладно. Всё лучше, чем душная испепеляющая жара, как на Татуине. Ученикам удалось оторваться от своих мастеров, которые заболтались с местными жителями, спрашивая у тех нужную для себя информацию. Даллиус сразу воспользовался ситуацией и, крепко взяв девушку за руку, повел её вглубь лесной чащи, чтобы наконец-то побыть наедине, подальше от назойливых и любопытных глаз учителей. Убедившись, что слежки нет, Далл позволил себе приобнять Шаю за плечи, укрываясь за толстым стволом старого массивного дерева. Парень запустил пальцы в шелковистые светлые волосы девушки и вдохнул приятный аромат, едва касаясь носом её ушка, спрятанного за небрежно выпавшей прядью.
    - Я скучал по тебе… - шепотом признался Даллиус, боясь, что ветер сможет разнести его слова по лесу, разоблачив запретные отношения двух будущих джедаев. Парня волновала эта близость, заставляя разгоняться кровь по венам. Рядом с Шаей он ощущал слишком яркие эмоции, которые притягивали и пугали одновременно. Далл прекрасно знал правила, но был не в силах противостоять своим чувствам, которые накрывали его с головой, сводя на «нет» многолетние медитации и тренировки. Парень заключил лицо девушки в свои ладони и посмотрел ей в глаза.
    - С того вечера я постоянно думаю о тебе. Знаю, что нельзя. Знаю, что не должен. Но ничего не могу поделать с собой. Скажи, что и ты испытываешь нечто подобное. Скажи, Шая. Наверно, мы оба сошли с ума. Учителя убьют нас, если узнают. Но мне плевать на себя. Плевать, даже если попрут из ордена. Я хочу лишь защитить тебя, - снова признался Даллиус, не в силах контролировать свои чувства. Тем более сейчас, когда девушка смотрит на него такими преданными глазами, словно готова полностью довериться и последовать за ним хоть на край света. Далл переводит взгляд на её чуть приоткрытые манящие губы и нежно проводит по ним кончиком большого пальца, очерчивая контур. Прохладные. Прямо, как воздух в этой массивной лесной чаще, спрятанной от посторонних глаз. Так и хочется вкусить эту живительную прохладу и испить её всю целиком, без остатка. Даллиус накрывает губы Шаи своими, сливаясь в легком, почти невесомом поцелуе, который вскоре становится более смелым и глубоким…

    Шая крепко сжала его руку и пошла за Малаком, выбираясь из этого проклятого тронного зала. Ситх направился прямиком к месту, где оставил свой корабль, чувствуя с помощью Силы, что надвигается что-то очень нехорошее. У них оставалось мало времени, чтобы покинуть планету и оказаться в безопасности. Если честно, Малак не был уверен, что всё пройдет по плану. Расстановка сил в Галактике сильно изменилась, и им двоим только предстояло понять, как жить дальше.
    Оказавшись на корабле, ситх дал распоряжение дроиду оказать девушке медицинскую помощь и залатать её рану, а сам сел в кресло пилота, вбил необходимые координаты и поспешил покинуть Ондерон.
    Прошло не меньше часа, прежде чем Шая очнулась и пришла в себя. Малак не знал, что ей приснилось или привиделось, но девушка неожиданно обрушила свой гнев на ситха, задавая ему странные непонятные вопросы.
    Ты этого хотел? – Шая, пытаясь отдышаться, широко распахнутыми глазами посмотрела на Далиуса, – ты счастлив? Этого ты хотел, когда предал всех, кто тебя любил? – Она покачала головой, выдыхая злость, – все было для тебя, а ты не любил никого, кроме себя.
    Малак посмотрел на беснующуюся девушку пристальным взглядом.
    - Для джедая ты слишком эмоциональна, тебе так не кажется? – с легкой издевкой проговорил ситх, продолжая сверлить Шаю взглядом. – Как же основные постулаты джедаев? Как там учили в храме – нет эмоций, есть покой? Неужели наконец-то поняла, что это самая большая глупость? – Малак расплылся в легкой ухмылке, понимая, что его слова наверняка ещё сильнее злят девушку, ставя под сомнение учение джедаев.
    - И что конкретно ты имеешь в виду? Чего «этого» я хотел? – серьезным тоном спросил ситх, не отводя своего взгляда от Шаи. – Может, тогда ты мне расскажешь, что происходит в Галактике? Ты ведь что-то чувствуешь, да? Колебание в Силе. Тьма разрастается с невероятной скоростью, а свет постепенно угасает, - расплывчато говорил Малак, наблюдая за реакцией девушки. – Хочешь узнать, почему клоны напали на тебя? – вдруг спросил ситх, после чего включил голограмму с выступлением Императора Палпатина, которую крутили на всех частотах и во всех уголках Галактики.
    «И мятеж джедаев потерпел крах. Оставшиеся джедаи будут нами найдены и разгромлены! От покушения на мою жизнь у меня шрамы остались. Я обезображен. Но я вас заверяю, моя решимость, как никогда сильна и велика! В целях обеспечения безопасности и большей стабильности, Республика будет реорганизована нами в первую Галактическую Империю.  Во имя сохранности и во имя блага общества!»
    Малак выключил голограмму, когда зазвучал шквал громких аплодисментов. Он посмотрел на Шаю, которая выглядела подавленной и растерянной.
    - Республики больше нет. Теперь все джедаи – враги Империи. Клоны всего лишь выполняют приказ своего владыки, которому удалось обвести вокруг пальца совет джедаев. Они столько времени не замечали у себя под носом Владыку ситхов, и в итоге потерпели полный крах. Крах всего, во что так свято верили. Прежнего мира больше нет, Шая. И отвечая на твой вопрос, скажу. Когда-то я разделял взгляды своего нового учителя, потому что он помог мне сбросить оковы. Помог вырваться из заточения, в которое меня поместили эти лживые лицемеры. Я стал свободным. Мог получать знания, о которых раньше даже не мечтал. Но я был жестоко обманут и предан. И в этом только моя вина, за которую я уже сполна поплатился, - Малак бессознательно потер свою кибернетическую руку, скрытую под черной кожаной перчаткой. Она всегда будет напоминать ему о том дне, до самого последнего вздоха.   
    - Мне было известно о планах учителя не так много. Он не говорил ничего конкретного, просто заверял, что власть ситхов скоро вновь возродится в Галактике. Что много лет назад джедаи захватили власть, установив свои порядки, и что ситхам пришлось жить в тени почти тысячу лет, чтобы однажды вернуть себе былое величие. Я был вдохновлен им. Думал, что получится изменить этот мир. Но тогда я ещё не знал, что Дарт Сидиус оставит меня за бортом, выбрав себе более подходящего ученика, - рассказал Малак и встретился взглядами с девушкой. Наверняка она осуждала его, и это было её право. Он не искал себе оправданий, ведь сделал свой выбор осознанно. Это не было решением одного дня. События один за другим толкали парня к принятию темной стороны, поскольку светлая не могла дать ему решение всех проблем.
    Все было для тебя, а ты не любил никого, кроме себя, - эти слова Шаи вновь ворвались в сознание ситха, заставив вернуться к первоначальной теме. Он понимал, почему она злилась. Девушка имела полное право ненавидеть его, ведь ему пришлось оставить её одну и уйти.
    - Я не мог тогда взять тебя с собой, - вдруг сказал Малак. – Потому что ты не смогла бы принять этот путь, а я не смог бы лишить тебя того, что ты уже имела. Это было бы слишком эгоистично с моей стороны. Ты ведь не должна была расплачиваться за то, что я мыслю иначе, не как остальные джедаи. Ты несла в себе свет, а у меня не было никакого права его гасить, - признался ситх.

    - Удалось подтвердить полученную информацию? – спросила мерцающая фигура Мейса Винду, вышедшего на связь с мастером Корром.
    - Да, магистр. Зори Хол была продана в рабство своей теткой на Татуине два года назад. Я до сих пор не могу в это поверить… - признался джедай, который был озабочен судьбой этой девочки, ведь она была младшей сестрой его ученика. – Мы можем что-нибудь предпринять? – с надеждой спросил Джейден, надеясь, что совет сумеет найти решение и окажет содействие в данном вопросе.
    - Нет, магистр Корр. Всё, что происходит на Татуине – вне наших полномочий, и вам это известно, - категорично заявил Винду. – И проследите, чтобы Даллиус не узнал об этом. За два года многое могло произойти. Парень и так нестабилен. На вашем месте я бы держал его на коротком поводке и следил за каждым шагом, - дал указания магистр и отключил связь.
    По спине Далла пробежал неприятный холодок. Он стоял на одном месте, как вкопанный, прислонившись к металлической обшивке корабля, и практически не дышал. Парень до сих пор не мог поверить в услышанное… Концентрация в Силе мгновенно потерялась, уступая место хаотично накатывающим эмоциям, которые стремительно захватывали разум падавана и выдавали его присутствие за стеной. Мастер Корр почувствовал своего ученика, которому всё-таки удалось стать невидимкой и подслушать разговор. Способности этого парня действительно росли слишком стремительно, пугая даже его учителя.
    - Далл? Ты всё слышал? – спросил джедай, который и так уже знал ответ на свой вопрос.
    - И как долго вы собирались скрывать это от меня? – спросил парень и смерил мастера суровым взглядом. Джейден отчетливо ощущал гнев и злость, которые исходили от Даллиуса. Сила вокруг него наполнялась тьмой, которую он даже не пытался контролировать, поддаваясь своим чувствам и эмоциям.
    - Успокойся, Далл. Давай всё нормально обсудим, - Корр пытался достучаться до своего ученика, но уже было слишком поздно.
    - Просто признайтесь, учитель. Вы бы мне не рассказали про сестру, если бы я случайно не услышал разговор. Так ведь? – парень продолжал смотреть на мастера пугающе темным пристальным взглядом.
    - Да, я бы не сказал тебе. Потому что ты все равно не сможешь ничего исправить. Ты должен отбросить все чувства и оставить привязанности в прошлом, ради своего же блага.
    - Но это моя сестра! Её продали, как какой-то товар. Я даже не хочу представлять, что могли делать эти мерзавцы с юной девочкой. Мы должны спасти её, - твердо заявил Даллиус, полный решимости действовать прямо сейчас.
    - Я понимаю, что ты чувствуешь, Далл. Но мы не можем просто взять и забрать её. На Татуине действуют совсем другие законы. Там правят хатты. И только они вправе устанавливать правила на своей территории. Если сделка прошла в соответствии с их законами, мы не сможем без оснований отобрать Зори у её хозяина. Это будет считаться преступлением и создаст большие проблемы, - попытался объяснить Корр, но парень уже не хотел его слушать. Он был полностью не согласен с существующей несправедливостью и с позицией джедаев.
    - Если из-за глупых законов и предрассудков джедаи не способны помочь невинному человеку, попавшему в беду, то я не хочу становиться одним из них. Это не мой путь. Совет просто не хочет лишний раз напрягаться. Они делают только то, что им выгодно. Вмешиваются только в те дела, которые помогут им упрочить свои позиции. Я ненавижу джедаев. Мерзкие жадные лицемеры, - не скрывая своей неприязни, проговорил Даллиус. Тьма вокруг него сгущалась ещё сильнее. В какой-то момент Джейден почувствовал, что теряет своего ученика. Сердце болезненно сжалось в тугой комок. В какой-то степени Корр понимал чувства и эмоции парня, ведь и сам переживал за судьбу Зори и в глубине души был не согласен с позицией совета, но ничего не мог поделать.
    - Мир гораздо сложнее, чем кажется, мой мальчик. Нельзя всё разделить только на темное или светлое. Одно без другого не может существовать. Это закон природы и закон Силы. Иногда приходится принимать тяжелые решения. Однажды мне пришлось сделать нелегкий выбор и отвернуться от человека, который был мне дорог, чтобы иметь возможность обучать тебя. Хорошо я поступил или плохо – этого мне никогда не узнать. Но я пообещал твоей матери, что обучу тебя и помогу стать хорошим человеком. Ты ведь для меня, как родной сын, - признался Джейден, всё ещё надеясь воззвать парня к разуму.
    - Вам следовало выбрать свою любимую, учитель, - холодным безэмоциональным голосом проговорил Даллиус. Его слова ранили мастера Корра, но он предпочел промолчать. Любые слова сейчас всё равно не долетят до парня и не достигнут цели, ведь Далл уже принял решение. – Я полечу на Татуин и вызволю свою сестру. Вы не сможете меня остановить, - твердо заявил парень и посмотрел на мастера, который сейчас стоял между ним и шаттлом, являясь единственной преградой. Ладонь Далла легла на рукоять светового меча, висевшего на поясе. Он был готов принять любые меры, лишь бы достичь своей цели. Джейден внимательно проследил за этим движением, прекрасно осознавая, что парень ни перед чем не остановится и пойдет до конца.
    - Хорошо. Только будь осторожен и не наделай глупостей. Прошу тебя, - сказал Корр и тяжело вздохнул, понимая, что бесполезно отговаривать своего ученика. Может, хоть так у него будет возможность вернуть Далла и восстановить утраченное доверие. Мастер отошел в сторону, пропуская парня к шаттлу. Теперь их судьбы, как и жизнь юной Зори, были полностью в руках Даллиуса.

    0

    10

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    – Для джедая ты слишком эмоциональна, тебе так не кажется? Как же основные постулаты джедаев? Как там учили в храме – нет эмоций, есть покой? Неужели наконец-то поняла, что это самая большая глупость? – Шая не стала отвечать. Его тон нес в себе явную издевку, с намеком, что ну он – то не такой. Да, хорошим учеником Далиус не был никогда. – И что конкретно ты имеешь в виду? Чего «этого» я хотел? ожет, тогда ты мне расскажешь, что происходит в Галактике? Ты ведь что-то чувствуешь, да? Колебание в Силе. Тьма разрастается с невероятной скоростью, а свет постепенно угасает. – Она спокойно молчала, приводя в порядок дыхание после того, что увидела. Что сделано – сделано. Несколько сотен невинных и ничего не видевших жизней вернуть уже нельзя. А сколько их ещё погибнет? Миллионы и миллионы. Уйдут в никуда, или, как говорили старшие: растворятся с Силе. Приятно думать, что там, за гранью, что – то есть, что ничего не появляется из ничего и не исчезает просто так. Круговорот жизни, как закон природы. – Хочешь узнать, почему клоны напали на тебя? – Нет, не хотела. Но когда его интересовало хоть чьё – то мнение, кроме его собственного? Раз в голубую луну он кого – то что – то спрашивал и даже прислушивался к ответу, но было это так редко, что по факту, никто даже и вспомнить не смог, когда такое было. Шая и так знала, что случилось что – то плохое и что ей теперь не рады, а к Храму так и вообще больше не подходить. Дом разрушен, от близких людей остался лишь пепел. Орден распался, а, значит, она ему больше не должна. Осталось найти мир в своей душе и жить спокойно. – Республики больше нет. Теперь все джедаи – враги Империи. Клоны всего лишь выполняют приказ своего владыки, которому удалось обвести вокруг пальца совет джедаев. Они столько времени не замечали у себя под носом Владыку ситхов, и в итоге потерпели полный крах. Крах всего, во что так свято верили. Прежнего мира больше нет, Шая. И отвечая на твой вопрос, скажу. Когда-то я разделял взгляды своего нового учителя, потому что он помог мне сбросить оковы. Помог вырваться из заточения, в которое меня поместили эти лживые лицемеры. Я стал свободным. Мог получать знания, о которых раньше даже не мечтал. Но я был жестоко обманут и предан. И в этом только моя вина, за которую я уже сполна поплатился. – Он потёр руку, девушка невольно это заметило. Ах вот оно что. Предавший однажды будет предан сам и предаст снова. Мог бы поплатиться жизнью, но поплатился лишь рукой. Малая цена, надо сказать. – Мне было известно о планах учителя не так много. Он не говорил ничего конкретного, просто заверял, что власть ситхов скоро вновь возродится в Галактике. Что много лет назад джедаи захватили власть, установив свои порядки, и что ситхам пришлось жить в тени почти тысячу лет, чтобы однажды вернуть себе былое величие. Я был вдохновлен им. Думал, что получится изменить этот мир. Но тогда я ещё не знал, что Дарт Сидиус оставит меня за бортом, выбрав себе более подходящего ученика.
    Девушка отвернулась, складывая руки на груди. И его она когда – то любила. Верила ему. Почему теперь жалость в самом плохом её проявлении приходится гасить смирением перед тем, что не всем людям везет? Воистину прав был Мастер Финек: юношеская любовь глупа и слепа. Но делает нас сильнее.
    – Я не мог тогда взять тебя с собой, – Шая обреченно вздохнула, – Потому что ты не смогла бы принять этот путь, а я не смог бы лишить тебя того, что ты уже имела. Это было бы слишком эгоистично с моей стороны. Ты ведь не должна была расплачиваться за то, что я мыслю иначе, не как остальные джедаи. Ты несла в себе свет, а у меня не было никакого права его гасить.
    Девушка обернулась и в упор посмотрела на него.  У него не было права гасить свет, который она несла, зато, видимо, кто – то дал ему право разбить её сердце. Много он понимал в том, чего хотела она? Много ли спрашивал? «Я, я, я, Мне, мне, мне» - испорченный, избалованный ребёнок, привыкший начинать дела, но всё бросать. Только вот, люди не игрушки. Нет, Мастер Корр, всё же, был тряпкой. Тогда, после ухода Далиуса кто – то в Совете не стал сдерживаться и прямо сказал ему, что давать ему учеников нельзя. Ребёнок, это, в первую очередь, дисциплина. Как ты можешь кого – то воспитать, если не можешь сделать то же самое с собой?
    – Спасибо, что спас мне жизнь, Далиус. – Сказала она, наконец, после долгого молчания, – но наши с тобой пути разошлись много лет назад. Ты сам так решил. А остальное уже неважно.


    Зерно пылило, изо всех сил сопротивляясь камню, растиравшему его в муку. Вот так: где – то космические корабли бороздят просторы Галактики, а где – то люди живут вот так. Изо дня в день делая одну и ту же монотонную работу.
    – Рана неглубокая и хорошо обработанная, – женщина, удовлетворённо кивнув, села рядом, – до свадьбы заживёт. – Она улыбнулась. Шая улыбнулась в ответ и пальцами помяла растаявшую смолу.  – У нас некому учить детей. Раньше этим занимался староста, но теперь он стал глуховат, да и зрение уже не то. Так что, – она пожала плечами, – никто не будет против. И жить будет где, и, вроде, при деле. – Она взяла девушку за руку, проводя пальцем по белой ладони и завистливо вздохнула, – грех портить такие руки тяжелой работой.
    Шая была не против. Дети были премилейшие. Впрочем, все хороши, пока малыши, а потом из некоторых вырастает непонятно что. Самое забавное, что для них самым удивительным в ней было не то, что она появилась одним хаттам известно откуда, а то, что у неё были светлые волосы. Таких тут отродясь не видели и не увидят ещё долго, наверное. Кто – то из детей даже попросил разрешения потрогать, остальные пришли за компанию.
    Зачем им учиться читать и писать? Кто знает. Шая могла рассказать и больше, но пригодится ли это им? Хотя, как знать. На этой планете был даже свой Парламент и Король. Лояльный Империи, но Король. Впрочем, короны ради можно поступиться и совестью.
    Здесь, хотя бы, было спокойно. От попранной чести ещё никто не умирал, зато вот от насилия – вполне. Своим домом она была вполне довольна. Ничего лишнего ей и не было нужно. И компания была не нужна. За день она успевала так наобщаться, что вечером хотелось просто тишины и спокойствия. И этого здесь было в достатке. Прошлое было забыто, с мечом, только, она не могла расстаться и не винила себя в этом. Вещь важная, со своей судьбой и характером. От неё нельзя избавиться просто так. Она не превратится в пыль и не исчезнет бесследно. Зато, если попадёт в неумные руки, наделает много бед. Эта вещь ей грела душу, напоминая, что когда – то она, возможно, была чем – то большим, но скоро и это пройдёт. Растворится в этой тишине и исчезнет вместе с её именем.
    – Ариса, а что означает твоё имя? – Сын старосты сел рядом и протянул ей какую – то колючку, очень отдалённо напоминавшую яблоко.
    Девушка аккуратно взяла плод и тут же вздрогнула, уколовшись.
    – Ласточка, – она, чуть сморщившись, губами сняла капельку крови с уколотой ладони, – это съедобно?
    Он засмеялся, снимая колючую шкурку.
    – Более чем. – Он протянул ей кусок, – держи, ласточка. – Это было не яблоко. По вкусу эта штука напоминала земляную грушу, только менее водянистую и вкусом побогаче. – Это ежиные щёчки…
    Шая подавилась и удивлённо уставилась на юношу.
    – Что, прости?
    – Да ешь ты, во имя галактики. Кусок у тебя в руках не оживёт.
    – А может? – Девушка взяла второй кусок и пожала плечами, – ну так, чисто теоретически.
    – Если только у тебя на родине овощи ходили на своих ногах.
    Где была родина, там её теперь нет. Она оглянулась. Дети, закончив с занятиями рассыпались кто куда: кто – то, кто был постарше, пошёл помогать родителям. Те, кто были помладше, играли в простые детские игры. Во что – то похожее они играли в Храме, только там за ними следили в оба глаза и спуску не давали. Но дети есть дети, за ними было приятно наблюдать, думая о своём.
    – Ты скучаешь по дому? – Этого вопроса следовало бы ожидать. И было странным, что его никто не задал до сих пор. Шая обняла себя руками и слабо улыбнулась.
    – Не то, чтобы. Просто стараюсь не думать о нём, вот и всё.
    – Ну да, жизнь идёт дальше, и всё такое.
    Девушка ухмыльнулась.
    – Именно. – Жизнь была бы проста без сожалений и горечи. Животные – и те скучают. А уж людям так сама Сила велела.
    Повисла тишина, она несколько раз словила на себе его взгляд. Ей должно было быть приятно, но сердце ничем не откликнулось. Видимо, ещё не время. Нынешний мир не место для семьи и, уж тем более, для детей, которым она могла бы дать жизнь. Ребёнок, чувствительный к Силе даже здесь не жилец и, случись что, сможет ли она его защитить? Шая ласково улыбнулась.
    – Извини, я замёрзла. И мне ещё к занятиям надо готовиться. Для детей они задают слишком много вопросов. – Она аккуратно положила ладонь ему на плечо, – но за ежей, или как их там, спасибо.
    Наверное, зря она поощряет. Лучше сразу лишить любой надежды, чем вот так. Он не выглядел настырным, или глупым. Наверное, понял бы всё сразу, но поднимать тему не хотелось. Потом, как-нибудь, когда сама во всём будет уверена.
    – Ты боишься?
    Шая зубами провела по нижней губе и не могла понять: то ли согласиться, то ли наоборот. Она чувствовала себя как под наркозом. Больно не было, но день или ночь – ей было всё равно.
    – Не всё, что мы видим – правда. Мы видим лишь варианты того, что может быть, но суть наша такова, что решения, порой, могут быть очень спонтанными, а то, что нас окружает может меняться так внезапно, что предугадать это невозможно.
    – Тогда почему я всё это вижу? – Мастер Динеш провёл ногтём по брови. Он всегда так делал, когда думал. Это она помнила ещё с детства. Мастер замешкался, продлевая паузу.
    – Потому что ты переживаешь за него. Потому что пока не можешь принять его выбор и это нормально. – Шая пальцем провела по гладкому полу, на котором сидела и посмотрела в окно. Что – то было в его словах и, в глубине души, она знала, что Мастер прав. – Любовь сложна и многогранна, – он щёлкнул суставами на высохших руках, – с ней нужно научиться жить так, чтобы быть не только в согласии с человеком, которого любишь, но и с собой. Если ты не готова его забыть – значит, так нужно. Если не хочешь прощать – так тому и быть. Большое видится на расстоянии, а время – лечит. Нельзя научиться контролировать Силу, если ты не принимаешь себя и не можешь бороться с собственными недостатками.
    – Что с ним будет, Мастер? – Она, наконец, собралась с духом задать тот вопрос, который так её волновал и который она боялась задать. Мастер легко пожал плечами.
    – Как знать, Шая. Тёмная сторона скрыта от нас…

    Её разбудил какой – то шум. Назойливый, как стая пчёл. Какой – то треск вперемешку с криками. И вот только, когда до неё это окончательно дошло, она, наконец, проснулась.
    Густой лес вокруг горел. Забавно, что когда – то они с Далиусом бегали на свидание в такой. Если очень захотеть, то затеряться можно так, что никто не найдёт. В её колени с размаху ударился какой – то ребёнок. Извернувшись, Шая успела его схватить.
    – Микаэль, где твоя мама? – Мальчишка растерянно захлопал ртом. – Идём.
    Его матери, скорее всего, уже нет. Как и отца. Белую форму она бы узнала за три версты, если бы проснулась чуть пораньше. Те, на кого она надета, никогда не приходят к добру. За ними всегда выжженная земля и горы тел. Вот воистину ей следовало бы поселиться в пустыне: смерть следует за ней по пятам.
    – Отдайте ребёнка, – голос прозвучал в холодном, приказном тоне и что – то заставило Шаю вскинуться. – Он сын предателей Империи и разделит судьбу с родителями.
    – Он не предатель, а ребёнок. – Спорить с генетической ошибкой было пустой тратой времени, но пока она тянет кота за все подробности, кто – то да успеет уйти. Микаэль же так вцепился в неё, что никакая сила не могла его уговорить его уйти с другими. И, видимо, это его и сгубит. Вместе с ней.
    – Забирай обоих, – клон небрежно махнул рукой, плечо девушки стиснули пальцы, закованные в броню. Она прерывисто вздохнула и на секунду закрыла глаза. Почти зажившая рана, порой, всё ещё понывала, а теперь она снова почувствовала, как ткань теплеет от крови. Почему именно эта рука? Как издевательство какое – то.
    Вдох, выдох. Шая, закрыв глаза, считала удары сердца, отвлекаясь на них, потому что рука всё ещё премерзко ныла. Мальчик сидел тихо, наверное, даже спал, если судить по его дыханию. Разлучить их так и не смогли. Вернее, могли бы, но, видимо, не захотелось возиться. Что будет дальше? Она не знала. Наверное, надо было сказать Далиусу, кем бы он ни стал, что она любила его и… Наверное, до сих пор любит. Лебединая верность, конечно, девчачья глупость, но из песни слов не выкинешь. Если бы знала, что видит его в последний раз, то попрощалась бы. Но, когда они расставались снова, ей так и не хватило духу признаться себе, что она в это не верит и где – то в глубине души надеется на то, что они встретятся снова. Но снова перед глазами чужая боль, чужая кровь и смерть. Она никак не может помочь, кроме как словом. Стоило ли для этого столько учиться?
    Почему ты отказался забрать мою жизнь, если наверняка знал, что её всё равно отнимут и вот так бесполезно?

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:51:37)

    +1

    11

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Малак сидел в одной из местных забегаловок, которая, к его большому удивлению, была заполнена под завязку. Назойливый галдеж неприятно бил по ушам, заставляя использовать Силу, чтобы хоть немного абстрагироваться от шумного окружения. Ситх был удивлен спокойствию и беспечности посетителей бара. Видимо, весть о смене власти дошла пока не во все уголки Галактики, и конкретно в этой части планеты жители продолжали вести свое привычное существование, особо не задумываясь о нововведениях, которые рано или поздно обязательно коснутся всех систем, даже самых отдаленных.
    - А есть что-нибудь нормальное? Такое ощущение, что пью топливо, смешанное с какой-то мерзкой густой жижей, - Малак скривил лицо после очередного глотка отвратительного местного пойла. Родианец, стоявший за барной стойкой, что-то недовольно пробубнил на своем языке и отрицательно замотал головой. Он едва успевал обслуживать такое количество гостей, поэтому злился, когда приходилось отвлекаться на чье-то недовольство.
    - Хатт с тобой. Давай, что есть, - обреченно произнёс ситх и поставил на барную стойку пустой стакан, чтобы получить добавку.
    Малак собирался на рассвете покинуть эту планету, поскольку больше не было смысла здесь оставаться. Он и так задержался дольше, чем планировал, ведь до последнего надеялся, что Шая передумает и захочет присоединиться к нему. К сожалению, девушка решила отправиться собственной дорогой. Что ж… она имела на это полное право. Малак не смог бы заставить Шаю принять его предложение, и всё же где-то в глубине своей темной души был уверен, что сама Сила вновь свела их вместе для какой-то высшей цели. Возможно, он ошибается, но мысли почему-то снова и снова возвращаются к сцене последнего разговора.
    - Прежнего мира уже нет. Не знаю, сколько джедаев осталось в живых, и есть ли среди них твои знакомые. Но выживать поодиночке слишком опасно. Сейчас ты – самая разыскиваемая фигура в Галактике. Впрочем, за мою голову дают не меньше. Мы оба оказались ненужным грузом и остались далеко за бортом. Предлагаю объединить наши силы. Вместе у нас гораздо больше шансов выжить и занять свое место под солнцем. Что скажешь? – серьезным тоном предложил Малак и посмотрел на девушку. Однако по её лицу и так было понятно, что она откажет. Просто не сможет принять это предложение, поскольку их пути разошлись уже давно. Наверняка в девичьем сердце всё ещё свежа рана, оставленная предавшим близким человеком. – Я не смогу исправить ошибок прошлого. Но я могу помочь тебе здесь и сейчас. Идем со мной, Шая, - ситх вновь протянул девушке свою руку, ожидая от неё ответа, но секунды, как назло, длились целую вечность.
    – Спасибо, что спас мне жизнь, Далиус. – Сказала она, наконец, после долгого молчания, – но наши с тобой пути разошлись много лет назад. Ты сам так решил. А остальное уже неважно.
    Малак опустил свою руку и молча посмотрел девушке вслед. Её фигура всё больше отдалялась от него, пока не превратилась в маленькую точку на горизонте, а затем – и вовсе исчезла из поля зрения. Шая ушла.

    - Эй, красавчик, ты здесь один? Не хочешь развлечься? – мелодичный женский голос вернул ситха в реальный мир. Перед ним стояла симпатичная твилека в очень откровенном наряде и кокетливо постукивала ноготками по барной стойке. Малак невольно окинул её оценивающим взглядом, после чего залпом допил отвратительную на вкус жижу и уверенно отставил стакан в сторону.
    - Мне уже пора. Найди кого-нибудь другого, - холодно бросил ситх и, оставив на стойке оплату за выпивку, направился на выход.
    Парень решил немного прогуляться в одиночестве и подышать свежим воздухом. На улице было гораздо тише и спокойней, чем в этом грязном заведении. Малак дошел до холма и сел на самом краю, собираясь немного помедитировать. Холодный ветер трепал капюшон плаща, небрежно развевая плотную темную ткань. Ситх закрыл глаза и полностью сосредоточился на Силе, которая постепенно обволакивала и вела за собой. Малак послушно плыл по её течению, не оказывая никакого сопротивления. Он всё дальше углублялся в темные уголки Силы, пока не увидел слабый проблеск света, который тут же привлек внимание ситха и поманил его за собой…
    Почему ты отказался забрать мою жизнь, если наверняка знал, что её всё равно отнимут и вот так бесполезно?
    Малак вздрогнул от неожиданности, но продолжил идти на звук знакомого голоса, который всё ближе и отчетливей звучал в его голове.
    Шая? Шая, ты меня слышишь? – спросил ситх, проникнув с помощью Силы в разум девушки. Он почувствовал замешательство и удивление с её стороны. А ещё усталость, моральное опустошение и физическую боль. Малак не знал, как им удавалось общаться на расстоянии, но сейчас не было времени разбираться с этим. Ситх знал, что Шая попала в беду, и находится в очень плохом положении.
    Просто скажи, где ты, и я приду.

    Даллиус без приглашения ворвался в дом, где, судя по наводкам, жил человек, купивший его сестру. Парень был полон решимости вызволить Зори из рабства и увезти её подальше от этой проклятой планеты. Далл ненавидел Татуин. Ненавидел всё, что олицетворяли местные законы. Он надеялся, что однажды сумеет изменить жизнь на этой планете и даст свободу всем нуждающимся и попавшим в беду. Да, это были наивные юношеские мечты, которые обязательно бы высмеяли в совете. Но Даллиусу было плевать. Он жил по своим собственным принципам, которые не всегда совпадали с философией джедаев.
    Парень начал звать сестру, надеясь, что она откликнется. В одной из комнат Далл увидел исхудавшую и измученную девочку, возле которой стояла пустая миска. Бледное лицо было спрятано за слипшимися темными прядями волос.
    - Зори? Зори, это ты? – спросил Даллиус и бросился к сестре, которая с запозданием отреагировала на его голос. Девочка посмотрела на брата усталыми глазами, и её пересохшие от жажды губы дрогнули в улыбке.
    - Далл? Мне это не снится? – спросила Зори и обхватила плечи парня ослабленными бледными ладошками. Взгляд Даллиуса задержался на темных синяках на запястьях сестры. Он был просто в шоке от увиденного. Какой изверг мог довести бедную девочку до такого ужасного состояния?
    - Да, это я, сестренка. Я пришел за тобой. Я увезу тебя отсюда. Теперь всё будет хорошо, обещаю, - сказал парень и погладил сестру по щеке. – Вот, попей, - он протянул ей флягу и помог попить воды.
    - Я знала, что ты придешь. Я так рада видеть тебя, братик… - на глазах Зори выступили слезы. Она крепко схватилась за Далла, словно боялась, что он исчезнет, если его отпустить.
    - Ты ещё кто такой? А, ну, быстро отошел от неё. Это моя игрушка, и я за неё хорошо заплатил, - пригрозил вошедший в комнату здоровяк. Даллиус смерил его злобным взглядом.
    - Посмотри, что ты сделал с бедной девочкой. Я забираю её, - твердо заявил парень.
    - Ты заберешь отсюда только дерьмо банты. Эта девка – моя. Проваливай, пока не огреб, пацан.
    Ладонь Далла легла на рукоять светового меча. Он уже знал, что сделает. Он хотел это сделать. Каждой клеточкой своего тела. Всеми фибрами души. Даллиус испытывал такую жгучую ненависть к этому мерзавцу, что был готов покромсать его на куски. Оторвать каждую конечность по отдельности, а голову оставить напоследок. Этот ублюдок не должен жить на свете. Не должен дышать. Не должен мять песок своими грязными ногами. И пусть хоть кто-нибудь из джедаев попробует сказать Даллу, что он не прав – отправится вслед за этим мерзким амбалом.
    - Что там у тебя? Световой меч? Ты не похож на джедая. Говори, у кого ты украл его. Я лично отведу тебя к Джаббе, чтобы он скормил тебя ранкору, - пригрозил здоровяк и потянулся за оружием. Даллиус хорошо видел это движение. Он полностью контролировал ситуацию и мог в любую секунду прыгнуть к хозяину дома и разрубить его пополам. Парень обязательно бы так и сделал, если бы не слова мастера Корра, зазвучавшие в голове так не вовремя…
    - Только будь осторожен и не наделай глупостей. Прошу тебя.
    Нанести увечья световым мечом слишком рискованно. Начнутся проверки, и правда обязательно вскроется. А, вот, если толстый потный мужик скончается от невидимых на теле повреждений – это всегда можно списать на состояние здоровья или несчастный случай. Далл с помощью Силы стал сжимать горло этому ублюдку. Медленно и мучительно. Наслаждаясь тем, как он страдает в агонии и бьется в судорогах. Даллиус позволил ненависти поглотить себя и впустил тьму, которая придала ему уверенности. Парень был жестоким и безжалостным. Таким, каким не следует быть будущему джедаю. Но он сейчас не думал об этом. Только о возмездии. Только о справедливости.
    Наконец, бездыханное тело здоровяка упало на пол. Проблема была решена. Далл вернулся к сестре, собираясь забрать её с собой.
    - Больше он никогда не причинит тебе боль. Я позабочусь о тебе, - сказал парень и прижал сестру к себе.
    - Далл… спасибо, что пришел за мной. Я люблю тебя, - слабым голосом произнесла Зори, после чего обмякла в объятиях брата. Больше она не сказала ни слова. Просто не смогла, потому что уже было поздно. Жизнь покинула её хрупкое тело, избавив девочку от страданий…

    - Ты ещё кто такой? А, ну, стоять! Не двигаться! – крикнул капитан отряда, держа незнакомца на прицеле, но тот продолжал сокращать расстояние. – Неподчинение приказу. Огонь на поражение!
    Штурмовики выстрелили, выпустив град голубых плазменных зарядов, но все они были отброшены в сторону легким мановением руки Малака. За спиной ситха появилось трое солдат, но он даже не взглянул на них, прекрасно ощущая присутствие врагов с помощью Силы. Темнота вокруг «нарушителя порядка» озарилась жужжащим красным светом. Алый клинок насквозь пронзил подоспевших штурмовиков, пригвоздив их к стене прямо напротив входа в камеру. Малак посмотрел на двух оставшихся солдат и ухмыльнулся. Он вытянул руки и начал сжимать обе ладони в кулаки. Бойцы в белой форме глухо закашляли, начав задыхаться. Они отчаянно скребли себя пальцами по горлу, пытаясь снять шлемы, когда из них вместе с хрипами вырывалась жизнь. Малак не щадил никого. Он хладнокровно расправлялся с каждым мерзавцем, решившим бросить ему вызов. Ситх знал, что никого нельзя оставлять в живых, иначе информация о появлении здесь представителя Силы обязательно долетит до самого Императора. Малак пока не был готов ко встрече с Дартом Сидиусом. Ещё слишком рано.
    В одной из камер лежала обессилевшая Шая. На её лице была запекшаяся кровь, которая свидетельствовала о том, что девушке всё-таки неслабо досталось. Плюс ко всему рана на плече снова открылась, рискуя стать большой проблемой, если вовремя не оказать медицинскую помощь. Ситх склонился над телом Шаи и аккуратно провел рукой по щеке.
    - Здорово они тебя. Идти сможешь? – спросил Малак, хотя уже знал ответ на этот вопрос. Навряд ли девушка была способна быстро передвигаться. Он взял её на руки и крепко прижал к своей широкой груди. – Всё будет хорошо. Я с тобой. Ты только держись, - уверенно произнёс ситх и поспешил убраться отсюда, пока оставшиеся солдаты были заняты возникшей на базе суматохой.
    Малак сел вместе с Шаей на спидер, придерживая её одной рукой перед собой на случай, если девушка вдруг отключится и потеряет сознание. Ситх помчал к своему кораблю, спрятанному в надежном месте на другом конце города. Для этого ему нужно было преодолеть большой густой лес, чтобы уйти от возможной погони и избежать по дороге лишних проблем. Рана на плече Шаи сильно кровоточила, из-за чего Малаку пришлось остановиться на полпути. Он побоялся, что потеряет драгоценное время и просто не успеет довезти девушку до корабля.
    - Нужно перевязать рану, иначе ты истечешь кровью, - сказал ситх, усаживая Шаю возле массивного старого дерева. Кофта уже успела пропитаться кровью, превратившись в испортившуюся грязную тряпку. – Придется снять, - добавил Малак и встретился взглядами с девушкой. Она была настолько усталой и измученной, что не стала возражать. – Я помогу. Не напрягайся особо. Тебе нужно беречь силы, - сказал ситх и разорвал испачканную ткань. Его взгляд ненадолго задержался на тонкой майке, которая красиво подчеркивала женскую грудь. Малак чуть приподнял майку, чтобы оценить весь нанесенный телу «ущерб». С левой стороны от загнутого края спускалась чернота синяка. Справа вдоль нижней части ребер и на животе также виднелись свежие гематомы. Ситх снял перчатку на здоровой руке и аккуратно ощупал эти отметины, чтобы по реакции Шаи понять, нет ли серьезных повреждений или переломов. К счастью, внутренние органы не были повреждены. 
    - Всё заживет, - твердо заявил Малак, после чего опустил вниз ткань майки и занялся плечом. Он, как смог, перевязал рану бинтами и накинул на девушку свой теплый плащ, чтобы она ненароком не простудилась, оставшись без кофты.
    Добравшись до корабля, ситх сразу отнёс девушку в свою каюту и разместил её на койке. Дроид-медик тут же засуетился, эмоционально пиликая на двоичном.
    - Да, знаю я. Сделал, что мог. Приступай к работе, - гаркнул на жестянку парень, после чего всё-таки отошел, давая возможность дроиду заняться своими прямыми обязанностями. Когда жизнь Шаи была вне опасности, FX-4 удовлетворенно пропиликал и отъехал в сторону. Малак подошел к девушке и заботливо укрыл её тонким одеялом.
    - Тебе нужно отдохнуть, - сказал ситх и дотронулся ладонью до лба девушки. Он вдруг осознал, что мог потерять её, причем навсегда. От подобных мыслей по спине пробежал неприятный холодок. В своей новой жизни Малак не боялся практически ничего. Ему приходилось быть сильным, жестким и властным, чтобы самому внушать страх и удерживать власть. Ситх не мог позволить себе проявить слабость, ведь тогда он потеряет то, что было достигнуто таким трудом. Но сегодня, в эту самую минуту Малак ощутил реальный страх, который застал его врасплох и заставил почувствовать себя простым человеком. Он боялся потерять Шаю. Боялся, что останется в этом жестоком мире без неё. Но Сила не позволила этому случиться. Значит, у неё ещё были планы на этих двоих.

    Отредактировано Henry Randall (31 Янв 2022 17:39:13)

    +1

    12

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    Когда настала темнота, она почти не возражала. В какой - то момент день слился с ночью, одни сутки перестали сменять другие, а мысли в голове слились в ровный шум, напоминающий не то море, не то ветер. Что ей было ближе Шая не знала. Стоило ли куда - то бежать, сражаться и рисковать своей жизнью? Всё, что было раньше - прошло. Уплыло по течению реки и исчезло, будто и не было ничего. В этом новом мире её силы ничего не значили. Она была обычным человеком, с обычной судьбой. Хотя, кем бы она стала, если бы её не забрал Финек? Что бы с ней было? Никого она не помнила, кроме него и тех, кто окружал их в ордене. Были ли у неё другие пути? Навряд ли. Её учили, что дорог много, но пройти можно только по одной. И вернуться назад - нельзя. А, если нельзя, то что толку жалеть о прошлом?
    Мальчик был обречён. Она об этом знала с самого начала и где - то в глубине души знала, что лишь выигрывает время. Несколько лишних часов - так мало в масштабе целой жизни, но когда жить осталось всего - ничего, то всё приобретает немного другое значение. Она не знала, знал ли он об этом. Понял ли, что ему дали шанс. Хотя, с чем ему прощаться и о чём думать? Он лишь ребёнок. А Шая сама не понимала: продлила ли она ему агонию, или сделала одолжение. Для неё, конечно, чем быстрее, тем лучше. Но она прожила немало, даже по местным меркам. И видела больше. Для неё в смерти романтики мало и если бы ей чего - то и хотелось, то чтобы всё закончилось как можно быстрее. Но пока её окружала чернота, которую она сама для себя создала. Что с ней делать - не знал никто. Она никому не была нужна, а потому не сопротивлялась и сидела тихо, словно мышь в стоге сена. Знала, что её заметят в последнюю очередь и, если руки дойдут, то и убьют последней. Незавидная судьба.
    – Шая? Шая, ты меня слышишь? – Девушка вздохнула и открыла глаза, словно вынырнула из холодной, тяжелой воды. Голос Далиуса был таким реальным, как будто он был на расстоянии вытянутой руки и, если бы её глаза привыкли к темноте, то она бы точно увидела его раньше, чем он бы подошёл к ней. И тут же вернулась боль, и страх связал ей руки, льдом обкладывая голову.
    И как он узнал? Нет, говорят, что все, кто чувствителен к Силе связаны друг с другом и можно даже услышать другого, но это только рассказы. Теория, не проверенная на практике. А, значит, всё происходящее лишь плод её угасающей фантазии. Последние яркие вспышки.
    Умел он ходить тихо. Либо, просто, Шая настолько устала, что, просто, уже даже не особо обращала внимание на то, что происходило вокруг. Тёплое прикосновение к щеке, она повернула голову, пальцами прикасаясь к его руке.
    – Здорово они тебя. Идти сможешь? – Она согласно кивнула, но согласия не требовалось, – Всё будет хорошо. Я с тобой. Ты только держись.
    Лес шумел так же, как будто и не было ничего. Только запах горелого напоминал о том, что где - то вдалеке выжгли целое поселение. Ни за что, ни про что. Но власть, особенно единоличная - она не терпит пререканий. Если нужно, чтобы все боялись, значит, будет так.
    – Нужно перевязать рану, иначе ты истечешь кровью, – девушка, облизнув пересохшие губы, посмотрела на плечо. Рана снова открылась и выглядела неприятно. Вид крови утомлял, так что она отвернулась и прижалась щекой к другому плечу. – Придется снять.
    Она не стала возражать. Его прикосновения были лёгкими, если не считать моментов, когда он посильнее прижимал её кожу, чтобы проверить не сломано ли чего. Но Шая даже не пикнула.
    – Всё заживет, – девушка слабо улыбнулась, проводя ладонью по его руке.
    На корабле ничего не изменилось. Ну почти. Во всяком случае, с беглого взгляда и десяти отличий было не найти. Робот, был, конечно, странный, но с таким отношением - неудивительно.
    – Да, знаю я. Сделал, что мог. Приступай к работе, – от этого окрика даже Шая вздрогнула и неуютно оглянулась. А дроид, кажется, ничего. Пропиликал что - то на своём и просто принялся за работу.
    Боль быстро ушла, уступая место теплу, разливающемуся от кончиков пальцев к вискам. Дроид что - то недовольно пропиликал по поводу её плеча, которое он так кропотливо зашивал в прошлый раз, чтобы не осталось шрама. Но шов разошёлся, рана открылась снова и без конца кропила. От железисто - кислого запаха мутило, но больше тошноты донимала постоянная слабость и головокружение, которые преследовали её неотступно. Может быть, она неудачно ударилась головой, а, может, её ударили. Она уже не помнила. Её память выбросила всё, что происходило за последние несколько часов, или даже сутки. Какие - то моменты она помнила отрывочно и очень плохо, а большинство было кромешной тьмой.
    – Тебе нужно отдохнуть, – Далиус дотронулся до её лба и девушка перехватила его ладонь. Она присела на кровати, притягивая его к себе.
    – Ты останешься? – Шая аккуратно расстегнула несколько пуговиц на его рубашке и провела пальцами чуть ниже ключицы, до куда дотянулась. Сердце ёкнуло; отпускать его от себя совсем не хотелось. Не сейчас, когда он снова рядом и, если бы не что - то неуловимо изменившееся в его лице, то как будто и не было ничего. Ни её разбитых мечт, ни слёз, ни потока грязи, вылитого на его имя после того, как он ушёл. – Ты нашёл, что искал? – Спросила она, запуская пальцы в его волосы и провела обратной стороной ладони по его лицу. Сон потихоньку, мягко, но очень настойчиво опутывает её разум паутиной. Но этот вопрос был важен, прямо сейчас. Он иглой засел где - то в сердце и как заноза, накрепко засевшая в коже, никак не хотел выходить. Оправдались ли его ожидания? И чего он хотел? Она же так и не узнала тогда. Она хотела, было, спросить ещё про то, зачем он так срывается на своего дроида, потому что он выглядит более, чем безобидно и мило, но глаза закрылись сами собой, застилая всё кромешной тьмой и тишиной.

    От его дыхания и лёгкого прикосновения кончиками пальцев, тонкая кожа тут же покрылась мурашками. Шая закрыла глаза, запрокидывая голову и прерывисто вздохнула. Сейчас ничего не имело значения, было лишь какое- то неизмеримое удовольствие от его прикосновений и желание, которое перечеркивало все разумное, что ещё скреблось где- то на задворках разума. Она, облизнув губы, расстегнула платье, оголяя плечи и ключицы. Волосы, до этого строго собранные, рассыпались по обнажённой спине, закрывая её словно серебристым плащом. Чуть не застонав от нетерпения, когда он аккуратно убрал её волосы, чтобы добраться до шеи, девушка ногтями вцепилась ему в плечо и осторожно выдохнула где- то за его ухом. А затем губами провела по шее, ниже.
    Она знала, что они не перейдут черту. Она испугается, а он не станет настаивать. Оба знали, чем все чревато и что их учителя закрывают глаза на их отношения только потому, что считают их невинными. А то, что происходило между ними сейчас невинным не было и Шая была готова отдать что угодно, чтобы пойти дальше. Потому что в присутствии Далиуса она теряла голову и противостоять этому было сложнее всего на свете. Девушка сжала его плечо и, чуть дрожа, зарылась лицом ему в шею. Она прижалась покрепче, обвивая шею мужчины руками, чтобы прикрыть наготу и пальцем провела по его щеке. Надо ли что- то говорить? Едва ли. Шая всмотрелась в его лицо. Было в нём что- то ускользающее, из- за чего сердце щемило. Девушка потёрлась переносицей о немного колючий подбородок и большим пальцем провела по губам Далла:
    – Ты же не уйдёшь? - Шепотом спросила она и облизнула губы, сглатывая слёзы. Вопрос вникуда и вряд ли она услышит тот ответ, который ей бы хотелось услышать сейчас.



    Проснулась Шая от боли. Такой привычной, ноющей, что будь сейчас день, она бы даже не обратила уже внимания. Но во сне она мешала и раздражала, не вызывая ничего, кроме какой - то бессильной злости от безысходности ситуации. Последние несколько дней только и были сплошной безнадёжностью и серостью. Хотелось уже вынырнуть, увидев свет и забыть всё, как страшный сон. А, кроме прочего, её ужасно смущал какой - то странный запах, который преследовал её и вмешивался в сон, который она смотрела.
    Шая открыла глаза, недовольно протирая саднящие после сна веки. Тем совершенно не нравилась идея того, что пора было просыпаться и что - то делать. Хотелось снова уткнуться лицом в подушку, завернуться в одеяло и провалиться в сон. Она отложила руку и тут же наткнулась на что - то мягкое и шерстистое. Не одеяло. Не простыня. Это было вообще ни на что не похоже. Девушка резко вскочила, и тут же проснулась. Рядом с подушкой лежало существо, похожее на крысу. А за ней стоял вполне довольный собой дроид, который, увидев проснувшуюся девушку что - то радостно ей пиликнул.
    – Далл, мне кажется, или у него какие - то проблемы с программой? – Она настороженно повернулась, на всякий случай брезгливо отодвигаясь от «подарка», а то вдруг ещё оживёт. – Откуда он, вообще, это взял?

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:49:47)

    +1

    13

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Всё-таки Малак был прав насчет того, что выживать лучше вместе, чем поодиночке. К сожалению, Шае пришлось сильно пострадать, чтобы убедиться в этом. Но её физические раны в любом случае когда-нибудь затянутся, а этот мир продолжит падать во тьму, из которой будет очень сложно выбраться без хорошей поддержки. Ситх надеялся, что девушка поймет это и присоединится к нему, иначе она рискует закончить свое существование гораздо раньше, чем успеет отомстить врагам. Малак прекрасно знал, с помощью каких инструментов строился этот новый мир. Власть, сила и страх – вот, основные рычаги воздействия, которые пришли на смену демократии и мирным переговорам. Всё это было хорошо знакомо ситху, ведь он и сам порой применял жесткие меры, чтобы укрепить позиции и пробить себе дорогу в будущее. Оставался лишь один вопрос – готова ли Шая разделить с ним этот путь?
    Ты останешься? – вопрос девушки застал Малака врасплох. Он ничего не успел ответить, зато Шая без лишних раздумий притянула парня к себе и расстегнула несколько пуговиц на его рубашке. Прикосновение её холодных пальцев к груди обожгло бледную кожу, к которой словно приложили раскаленный металл. Малак и не думал, что спустя столько лет Шая сможет пробудить в нём столь сильные чувства всего одним легким мимолетным прикосновением… Ситх лег рядом, заключив девушку в свои крепкие объятия.
    Ты нашёл, что искал? – спросила она, запуская пальцы в его волосы и провела обратной стороной ладони по его лицу.
    Это был главный вопрос, который волновал Шаю. Сумел ли Малак обрести то, ради чего бросил уготованный ему путь джедая и отказался от любимого человека? Она хотела узнать ответ. Хотела понять, почему он так поступил, и стоила ли игра свеч? Ситх смотрел в печальные, но такие красивые глаза Шаи, понимая, что навряд ли сможет сказать ей правду, ведь и сам, по жестокой иронии судьбы, не знал ответ. Всё оказалось гораздо сложнее, чем он себе представлял.
    - Я всё ещё ищу… - тихим голосом признался Малак, когда девушка поддалась своей усталости и провалилась в крепкий сон. Ситх не знал, услышала она его или нет. Да и это было совсем не важно. Малак продолжал бродить по свету, пытаясь найти ответы и раскрыть тайны, оставленные могущественными ситхами и джедаями разных времен. Он всегда жаждал знаний, которые смогли бы ему помочь понять себя и природу Силы. Но их так много, и они так хорошо скрыты от посторонних глаз, что может понадобится не одна жизнь, чтобы хотя бы приблизиться к тайнам Силы.

    Малак слегка щурился от ярких солнечных лучей, которые отражались от ровной водной глади. Он стоял на берегу озера и пытался разглядеть красивую женскую фигуру, которая приближалась к нему. Легкое белое платье очерчивало соблазнительный силуэт. Ветер кокетливо играл со светлыми волосами, которые небрежно спадали на плечи и переливались на солнце множеством красивых оттенков. Малак взял Шаю за руки и посмотрел ей в глаза. Она выглядела такой счастливой, что замирало сердце в груди.
    - Я что, сплю? – спросил парень, который всё никак не мог поверить в реальность происходящего вокруг. Он потянулся, чтобы поцеловать девушку, как вдруг ясное небо заволокло темными тучами. Малак оглянулся вокруг и почувствовал холод, который мгновенно сковал всё тело. Солнце скрылось за густой черной тучей. Небо озарилось вспышками молний. Парень посмотрел на Шаю, которую всё ещё держал за руки. Только она больше не улыбалась. Её взгляд наполнялся злобой и ненавистью, которые были совершенно не свойственны этой светлой девушке.
    - Шая? Что происходит? – в недоумении спросил Малак, после чего посмотрел на свои ладони. Он больше не держал нежные девичьи руки. Холодный воздух рассек жужжащий красный клинок, который озарил темные глаза Шаи и её устрашающую злорадную ухмылку. В следующую секунду световой меч с легкостью лишил парня правой руки. Малак закричал от адской боли, которая пронзила каждый нерв в его теле, и невольно попятился назад, пытаясь справиться с нахлынувшим страхом, парализовавшим его сознание. Парень посмотрел на Шаю, но вместо неё увидел жуткое бледное лицо Дарта Сидиуса и его горящие гневом глаза, которые смотрели прямо на своего ученика…

    Малак резко пробудился от этого чудовищного сна, который всё ещё стоял перед глазами яркой картинкой. Тело ситха было покрыто холодным потом от испытанного ужаса. Его пульс по-прежнему был учащен, а дыхание – тяжелым и неровным. Малак повернул голову и увидел мирно спящую Шаю, которая отдыхала и восстанавливалась после вчерашнего нападения штурмовиков. Ситх решил немного проветриться и подышать свежим воздухом, чтобы привести свои мысли в порядок и отойти от неприятных ощущений из сна, которые всё ещё были слишком реалистичными.
    Немного помедитировав, Малак занялся кораблем, чтобы уже окончательно подготовить его для отлета с этой планеты. Ситх не хотел больше тратить время зря, да и сон напомнил ему о том, что нельзя расслабляться, ведь Палпатин рано или поздно может его найти, особенно после того, как парень "громко" наследил здесь трупами имперских бойцов в белой форме.
    Далл, мне кажется, или у него какие — то проблемы с программой? – голос Шаи вернул парня в реальный мир. Дроид зачем-то притащил какую-то мелкую мохнатую зверушку и гордо положил её на кровать с чувством выполненного долга. Малак тяжело вздохнул, ещё сильнее убедившись в том, что от этой глупой жестянки нужно избавляться. Он не особо любил дроидов, особенно, когда те исполняют такие странные незапланированные «номера».
    – Откуда он, вообще, это взял?
    - Я сдам его на металлолом, - недовольно проворчал ситх и силой вышвырнул с корабля мохнатую зверушку. – Слышишь? Ещё один такой «сюрприз», и отправишься на свалку, - пригрозил дроиду Малак. Тот что-то виновато пропиликал и испуганно забился в угол, наверняка жалея о содеянном. Или просто не понимая, почему его "щедрое подношение" не вызвало одобрения у хозяев.
    - Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался ситх и протянул девушке бутылку воды и паек. Он уже заранее снарядил корабль и позаботился о провианте в дальнюю дорогу. – Тебе нужно поесть. Это поможет быстрее восстановить силы, - добавил парень, после чего сел напротив Шаи. – И нам нужно обсудить дальнейшие действия. Знаешь, на рассвете я собирался улетать отсюда. И за несколько часов до этого услышал в голове твой голос… - он выдержал небольшую паузу, наблюдая за девушкой, чтобы уловить её реакцию. – Не знаю, как, но между нами установилась связь. И я очень хочу понять природу этой связи. Я где-то читал, что такое возможно. Но пока мы не поймем, как это работает, нам лучше держаться вместе, - серьезным тоном проговорил Малак и встретился взглядами с девушкой. – Я хочу, чтобы ты полетела со мной. Ты ведь сама понимаешь, что в одиночку у тебя мало шансов выжить. Но ты должна жить, Шая. Хотя бы ради того, чтобы однажды отомстить тем, кто отнял у тебя привычный мир. Возможно, я не лучший попутчик и не лучшая компания, но Сила вновь свела нас и наградила особой связью. Значит, у всего этого есть определенный смысл. Давай раскроем его вместе, - предложил Малак и вновь протянул девушке свою руку, скрытую черной кожаной перчаткой. Ему было важно, чтобы она согласилась. Чтобы отправилась вместе с ним и разделила один путь. Ведь ничего в этом мире не происходит просто так. На всё есть свои причины. И кто бы мог подумать, что именно всеобщая галактическая трагедия поможет им двоим вновь обрести друг друга. Хотя бы в статусе вынужденных союзников. О большем Малак пока и думать не смеет. Не после всего того, что пришлось пережить Шае из-за него.
    - Мне кажется, что Палпатин пытается меня найти. Я видел его во сне. Не знаю, было ли это предупреждением, посылаемым Силой, или очередным ночным кошмаром. Но, боюсь, рано или поздно он доберется до моего сознания, а это чревато плохими последствиями. Нам нужно выбраться во Внешнее кольцо. Как можно дальше от центра. Там меньше шансов быть обнаруженными. Пока моих сил хватает, чтобы блокировать чужое вторжение в мою голову. Но всё усложняется нашей с тобой внезапно установившейся связью. Ведь через меня кто-нибудь может добраться и до тебя. Но это пока только лишь в теории, - поделился своими размышлениями Малак, после чего занял кресло пилота и начал вводить координаты. – У меня есть одна мысль, которую я хочу проверить. Курс на Дагобу, - скомандовал ситх, приведя корабль в движение. Он надеялся, что там ему удастся найти необходимые ответы.

    +1

    14

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    В последнее время Шая часто спала. Спала она крепко, практически без снов. Удивительно, но ей никто не мешал; вопросов к ней никаких не было, уход Далиуса с ней никак не связывали и, кроме того, что все эти обсуждения было не очень приятно слушать, проблем больше никаких не было. Но если бы это было всем… Сердце болело, а голова никак не хотела принимать случившееся за правду. Верила, ведь, до последнего, что он передумает. Но жизнь редко течёт так, как нам бы того хотелось. Так что теперь она закрывала глаза только с двумя мыслями: либо она заснёт и не проснётся, либо во сне время пройдёт быстрее и всё закончится и вернется на круги своя.

    — Какая красота, — Корр аккуратно провёл пальцем по щеке спящей девушки и отошёл, чтобы не мешать, — и как можно было от этого отказаться?
    — Свежо предание, — хмыкнул Финек не без сарказма в голосе, — ты не напомнишь, где я это уже всё видел? – Он был задёрганным и злым, в противоположность своему обычному состоянию и теперь хмуро стоял в стороне, потирая переносицу большим и указательным пальцами.
    — Можешь издеваться сколько хочешь, но я не стал бы мешать. В конце - концов, даже совет понимает, что такие как мы не появляются из воздуха.
    – И ты решил, что она его удержит? – Финек, наконец, сложил руки на груди. – А он, вместо любви, выбрал свои обидки и сестру, которую едва помнил. Какое удивление. Очень по - мужски и уровень ответственности сразу виден. Я же тебе говорил, что ученик как учитель? Говорил, чем всё закончится? Любовь, это не про «хочу», это про ответственность и последовательность. Всегда, везде и во всём. А вам обоим эти слова неизвестны, Джейден.
    Корр, сначала, промолчал, глядя на спящую девушку, а потом неохотно развернулся.
    – Ошибки молодости, Финек. Если бы я его не взял, что бы с ним было? То же, что и с его сестрой.
    – Спаситель, ты, наш. – Учитель не без издёвки покачал головой и сложил руки на груди. – Я каждый раз поражаюсь твоему таланту: ты как ни начнёшь что - то делать, обязательно запорешь.
    Оба замолчали. Одному нечего было ответить, второй не хотел больше ничего говорить. Оба знали, что всё решено и исправить ничего нельзя.



    С ним было что - то не так. Как и тогда, несколько лет назад, Шая видела, как у Далиуса меняется настроение и в его глазах застревает это выражение какого - то не то испуга, не то озабоченности, которое давило на него и не давало ей жить спокойно. Но с ним всегда всё было сложно: хоть пытай, но ей он ничего не скажет. То ли не достойна, то ли отношения не доросли до той степени доверия, когда можно делиться какими - то переживаниями.
    – Я сдам его на металлолом, – его ворчание всё больше напоминало Финека в последние годы. Только тому уже было - то как следует, – Слышишь? Ещё один такой «сюрприз», и отправишься на свалку.
    Шая недоуменно проследила глазами за дроздом, который, виновато пиликая, забился куда - то в угол. Интересно, откуда у Ситхов такое количество денег, чтобы направо и налево разбрасываться техникой, да ещё и такой специализированной? Мохнатый комок был безжалостно выкинут с корабля и девушке на долю секунды захотелось попросить у дроида политического убежища. Всё - таки, прятаться в углу веселее не в одиночку - об этом знают даже дети.
    – Зачем сразу на помойку - то? – Она поманила машину к себе и та, несколько колеблясь, подъехала к ней. – Его просто нужно перекодировать. Бывает.
    Вообще, и зверушку можно было оставить. Её судьба незавидна: лес выжгут, а планету превратят в голое поле, если не в пустыню. Всё, что было живого будет стёрто и уничтожено, до последнего носа и пары ушей.
    – Как ты себя чувствуешь? – Шая пожала плечами.
    – Всё хорошо. – Раны затянутся, а вот ощущение странности и нереальности происходящего останется надолго. Может быть, она, просто, где - то сильно ударилась головой? А, ведь, могла.
    – Тебе нужно поесть. Это поможет быстрее восстановить силы.
    В этом он был прав. К тому же, она потеряла приличное количество крови и теперь она ещё долго будет слышать шум в ушах и будет кружиться голова при каждом резком повороте.
    – И нам нужно обсудить дальнейшие действия. Знаешь, на рассвете я собирался улетать отсюда. И за несколько часов до этого услышал в голове твой голос… – Шая отвлеклась от завтрака и посмотрела на него. То, что она услышала его голос, было не случайностью, как оказалось. И не плодом её больного воображения. Впрочем, бывают сны с такой степенью реальности, что пока саму себя разбудишь, почти что поверишь в происходящее. – Не знаю, как, но между нами установилась связь. И я очень хочу понять природу этой связи. Я где-то читал, что такое возможно. Но пока мы не поймем, как это работает, нам лучше держаться вместе.
    И всё - таки, что - то произошло. Он не просто так начал этот разговор. Их пути разошлись много лет назад и даже то, что они снова оказались вместе - это ни о чём не говорит. Зачем - то это было нужно. Может, её жизнь была нужна, а, может, ему дали шанс на исправление и её сделали инструментом. Шая не удивилась бы ничему. Мир трясло, трясло так, что новое стало старым, а старое - новым. Спираль замкнулась и все пришли к тому, от чего уходили. Но когда - то он сам ушёл, решив, что она ему не нужна. И, следовательно, то, что происходило сейчас было лишь вежливостью.
    – Я хочу, чтобы ты полетела со мной. Ты ведь сама понимаешь, что в одиночку у тебя мало шансов выжить. Но ты должна жить, Шая. Хотя бы ради того, чтобы однажды отомстить тем, кто отнял у тебя привычный мир. Возможно, я не лучший попутчик и не лучшая компания, но Сила вновь свела нас и наградила особой связью. Значит, у всего этого есть определенный смысл. Давай раскроем его вместе
    Девушка смотрела куда - то вниз и колебалась.
    – Я не хочу никому мстить, Далл, – тихо начала она, – я просто хочу… Спокойствия. Вот и всё. – Она склонила голову на бок и в упор посмотрела на него, – но, раз всё не случайно, значит, так тому и быть. – Шая вздохнула, глядя на протянутую руку в тонкой кожаной перчатке. Спросить сейчас, или оставить, в надежде, что расскажет сам? Не расскажет. Будет извиваться и врать, молчать, смотреть в сторону. Всё, как тогда. Боль от воспоминаний легко сжала сердце. Надеялась, что всё заживёт, но предательство никогда не проходит бесследно. Даже, если ты отходчивый и, по сути добрый человек, то такие вещи запоминаешь надолго. Никто, в добром уме и здравой памяти не хочет боли. – Я не хочу никаких сопротивлений, подполий и чего там ради вещей в которые, извини, не верю. Я долго делала то, что была должна, хотя всегда хотела, – она запнулась, – я всегда хотела семью и спокойной жизни. И на этом всё. – Она чуть было не сказала, что он лишил её этого, а потом вовремя передумала. Обвинять человека в том, что они с ним разные - маразм последней степени. – Амбиции - они для тебя, Далл. Но если я нужна, значит, я тебе помогу.
    – Мне кажется, что Палпатин пытается меня найти. Я видел его во сне. Не знаю, было ли это предупреждением, посылаемым Силой, или очередным ночным кошмаром. Но, боюсь, рано или поздно он доберется до моего сознания, а это чревато плохими последствиями. Нам нужно выбраться во Внешнее кольцо. Как можно дальше от центра. Там меньше шансов быть обнаруженными. Пока моих сил хватает, чтобы блокировать чужое вторжение в мою голову. Но всё усложняется нашей с тобой внезапно установившейся связью. Ведь через меня кто-нибудь может добраться и до тебя. Но это пока только лишь в теории.
    Очередным. Ночным. Кошмаром. Девушка опустила глаза и пальцем провела по ногтю большого пальца. Значит, что - то его беспокоит и она не ошиблась. Впрочем, её интуиция работала так, что она редко ошибалась в подобных вещах.
    – У меня есть одна мысль, которую я хочу проверить. Курс на Дагобу.
    Этот корабль взлетал не так, как она привыкла. Гораздо мягче, бесшумнее и не было этого отвратительного ощущения при взлете, когда закладывает уши и давит на голову. Зато её преследовало другое. Шая села рядом с Далиусом и положила ладонь ему на щёку.
    – Далл, что происходит? – Она замолчала, едва удерживая себя от привычки, которая осталась даже спустя много лет. В какой - то момент невыносимо захотелось пересесть поближе, к нему на колени и поцеловать, ощущая, как он крепко, но очень нежно придерживает её. Но он больше не её, а ощущение под пальцами и запах остались теми же. – Что с тобой случилось?


    На этой планете всё было каким - то… Не таким. Душно, мокро и постоянный сумрак, потому что деревья и лианы разрослись так, что перекрывали хоть какой - то свет. А ещё тут от каждой коряги, каждой лужи веяло тьмой в самом плохом смысле этого слова. У Шаи постоянно кружилась голова и ей было так плохо и тошно, что хотелось вернуться обратно. Эта тьма не могла сравниться с тем, что она чувствовала рядом с Далиусом. Она была совсем другого рода.
    – Далл, мне здесь не нравится, – она по инерции перехватила его за руку, когда чуть не попалась в капкан очередной мелкой болотистой лужи, – что ради всего святого ты хочешь здесь найти? – Всего секунда и вдруг у неё так резко заболела голова, что в глазах потемнело. Каждый шаг был пыткой, которая делала её слабее, крала воздух из лёгких и душила, стискивая горло, – я не хочу идти дальше, – его руки, вдруг, обожгли огнём так, словно она пыталась выхватить ветку из пламени, – не заставляй меня.
    Где - то совсем рядом вскрикнула птица, которую она и видеть - то не видела. Здесь всё было таким. Живым, двигающимся, но каким - то ужасающе невидимым. Шая прерывисто вздохнула - боль усилилась. Настолько, что она перестала чувствовать, как обжигает её руки и свет сошёл на нет. Просто странное ощущение изолированной, оглушённой боли, которое никак не уходило, но становилось только сильнее.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:49:36)

    +1

    15

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    - Что ты здесь делаешь? – испуганно спросила женщина, сверля пристальным взглядом незваного гостя. Она сразу узнала парня, бесцеремонно ворвавшегося к ней в дом. Характерная падаванская коса, рукоять светового меча на поясе и черты лица, напоминавшие уже давно погибшую сестру… По спине Марты пробежал неприятный холодок.
    - Ты хоть знаешь, что случилось с Зори? – спросил Даллиус, глаза которого пылали не свойственным для джедая гневом.
    - Я не обязана перед тобой отчитываться. Ты вломился в мой дом без приглашения, - женщина продолжала смело отстаивать свои права, не смотря на жуткий страх, сковавший её тело.
    - Она мертва. Её больше нет, - холодным голосом констатировал парень, продолжая сверлить тетку суровым взглядом. Марта застыла на месте и буквально побледнела от услышанного. В её глазах мелькнула тень ужаса.
    - Мне жаль… - еле слышно произнесла женщина и виновато опустила взгляд вниз.
    - Жаль? Серьезно? Это ТЫ продала её. Это ТЫ обрекла Зори на такую ужасную судьбу. Ты хоть знаешь, в каком состоянии я её нашел? Я даже не хочу представлять, что этот урод делал с бедной девочкой. Это всё твоя вина! – со злостью сказал Даллиус, позволяя эмоциям захватить свой рассудок.
    - Моя вина? А ты знаешь, как тяжело в одиночку прокормить детей? У меня своих трое, помимо твоей сестры. Я еле-еле сводила концы с концами. Но всем было плевать. Вы решили, что можно повесить на меня все проблемы. Мне был не нужен лишний рот. Но я пошла сестре навстречу. И теперь жалею об этом, - Марта также оказалась во власти своих эмоций, которые пересилили внутренний страх. Она решила высказать всё, что у неё накопилось за эти годы. - Ну, а где был ТЫ всё это время? Везунчик, которому судьба подарила золотой билет. Будущий великий джедай и спаситель мира! Ты жил припеваючи на Корусанте, даже не задумываясь о том, какого приходится твоей сестре, - с сарказмом воскликнула Марта, нагнетая обстановку. Она рубила правду-матку, которая лишь распаляла Даллиуса, обостряя у него гнетущее чувство вины. – Я пыталась отдать Зори твоим драгоценным джедаям. Объяснила им всю ситуацию, надеясь, что они войдут в мое положение. Но им всем было плевать. Жалкая кучка лицемеров! Таких же, как и ты. Никто из вас за это время не приехал за девочкой. Вам и так жилось хорошо. Так что не смей обвинять меня в её смерти. Твоей вины в этом не меньше!
    - Хватит! Думаешь, я не забрал бы её, если бы мог? Всё не так просто. Но продавать племянницу в рабство – это преступление. Она же ни в чем не виновата…
    - Ничего бы этого не случилось, если бы твоя мать разбиралась в мужиках. А я ей говорила, что не нужно связываться с джедаями. Твой папаша после миссии свалил с планеты и больше не возвращался. А второй – контрабандист, от которого Ашана забеременела твоей сестрой, - улетел почти сразу, как узнал эту «счастливую» новость. Единственный плюс – его громкое имя в соответствующих кругах, которое позволило мне продать Зори подороже, - последнюю фразу Марта буквально выплюнула со злостью, окончательно осмелев. Только, вот, женщина не подумала о последствиях этих жестоких слов…
    Даллиус крепко обхватил рукоять светового меча и активировал его. Голубой клинок рассек воздух, заставив Марту сделать пару шагов назад. Она застыла в ужасе, глядя на опасное оружие, которое могло с легкостью оборвать её жизнь…
    - Далл… не делай этого… разве джедаи не должны служить Свету? – с отчаянием в голосе спросила Марта, надеясь призвать парня к разуму. Но тьма уже поглотила его рассудок, выбросив из головы такие понятия, как «милосердие» и «жалость».
    - Джедаи – жалкие лицемеры. Ты ведь сама это сказала, - холодным голосом произнёс Даллиус и шагнул к тетке. Он уже не понимал, что делает. Всё происходило на уровне эмоций и инстинктов. Ненависть управляла его телом, заставляя вершить возмездие, от которого парня отделяла всего пара шагов.
    - Мама? Мамочка! Что с тобой? Всё в порядке, мам? – детские голоса приглушенно зазвучали где-то отдаленно в сознании, рассеивая густую тьму и возвращая Далла в реальный мир. Марта крепко прижала к себе детей и постаралась закрыть их своим телом, чтобы защитить от парня. Видя эту душераздирающую картину, Даллиус деактивировал световой меч и повесил его на пояс. Напуганные лица детей напомнили ему младшую сестру, которая оказалась совершенно беззащитной перед жестокостью этого мира. В груди что-то болезненно сжалось.
    Далл молча покинул дом, оставив Марту с её детьми. Ему хотелось поскорее улететь отсюда. Хотелось поскорее забыть всё, как страшный сон. Но парень прекрасно понимал, что ему ничего не выкинуть из головы. Образ умирающей сестры будет вечно являться во снах, напоминая Даллиусу о том, насколько прогнила существующая система. Он обладал могущественной силой, которая с годами лишь приумножалась. Но зачем она нужна, если ты не в силах спасти даже родного человека? К чему все эти уроки лживых джедайских моралистов, которые позволили случиться страшному событию? Далл был разочарован во всём. В Силе. В философии джедаев. В совете. И в самом себе. Он знал, что также причастен к смерти Зори, ведь проповедует те же постулаты, что и остальные представители ордена. Даллиус готовился стать тем, кто не борется с существующей системой, позволяющей продавать людей в рабство, коверкая и ломая их судьбы. И потому вины в нём не меньше, чем в Марте или любом джедае, оставшимся в стороне от проблемы Татуина. Далл ненавидел орден. Ненавидел всё, что он олицетворяет. И ненавидел себя за то, что является частью этого бардака. Парень осознал, что не желает идти по такому пути. Это – не его дорога.

    Уже в который раз Малак предложил Шае присоединиться к нему. Он надеялся, что она согласится, не смотря на все прошлые обиды. Зачем оборачиваться назад, когда старого мира больше нет? Впереди – сплошная неизвестность, которая не сулила ничего хорошего. И всё же смотреть в будущее лучше вместе, ведь так гораздо больше шансов сохранить жизнь и занять свое место под солнцем.
    Я не хочу никому мстить, Далл, – тихо начала она, – я просто хочу… Спокойствия. Вот и всё. – Она склонила голову на бок и в упор посмотрела на него, – но, раз всё не случайно, значит, так тому и быть.
    Спокойствие… Это то, к чему стремится каждый человек, и особенно – каждый джедай. Малаку прекрасно это известно, ведь когда-то он и сам придерживался подобной философии, которую навязывали в ордене буквально на каждом шагу. Спокойствие… То, чего никогда нельзя достичь, пока в Галактике царит полный хаос, беззаконие и жажда власти. Малаку повезло понять это ещё в юношеском возрасте, что позволило выбраться из крепких джедайских оков и обрести свободу в выборе собственного пути.
    - Покой – это ложь, - твердо заявил ситх, который был абсолютно уверен в данном утверждении. Он крепко сжал бионической рукой ладонь Шаи и встретился с ней взглядами.
    Я не хочу никаких сопротивлений, подполий и чего там ради вещей в которые, извини, не верю. Я долго делала то, что была должна, хотя всегда хотела, – она запнулась, – я всегда хотела семью и спокойной жизни. И на этом всё.
    Малак понимал, о чем она говорила, и чего хотела. Когда-то они вскользь мечтали о подобном, пускай даже и в шутку. Тогда они оба прекрасно понимали, что всё это несбыточные мечты, ведь совет не одобрял союзов между представителями Силы. Конечно, можно было послать всех к черту и просто уйти из ордена. Никто бы не стал их насильно там держать. Но для Даллиуса желаемое спокойствие оказалось абстрактным и совершенно не достижимым понятием. А теперь, в этом новом нестабильном мире, и подавно, ведь сегодняшний день может оказаться для любого человека последним.
    - Я понимаю. Но навряд ли у тебя будет такая возможность. По крайней мере, первое время, пока в Галактике всё не стабилизируется. Плюс ко всему, ты чувствительна к Силе, и всегда будешь представлять угрозу Императору. Даже если тебе удастся залечь на дно и осесть где-нибудь на краю Света, рано или поздно твою «спокойную жизнь» могут разрушить по щелчку, - серьезным тоном проговорил Малак и, наконец, выпустил руку Шаи из своей ладони. Пока ему было достаточно того, что она согласилась продолжить путешествие вместе. Все остальные проблемы разумней решать по мере их поступления.
    Сначала необходимо было разобраться со связью, которая образовалась между ними. Ситх решил отправиться на Дагобу, где хотел проверить свою теорию. Эта планета известна большим сосредоточением Силы, причем как светлой, так и темной стороны. Может, она подскажет им ответы или хотя бы направит по верному пути. В любом случае, нужно было сбить след, чтобы Дарт Сидиус не смог добраться до сознания Малака и найти своего бывшего ученика.
    Ситх увлеченно разбирался с панелью управления, когда ладонь Шаи мягко легла ему на щеку. Он моментально среагировал на это нежное волнующее прикосновение и встретился с девушкой взглядами.
    Далл, что происходит? – в кабине повисло некоторое молчание. Шая по-прежнему звала парня по его настоящему имени, данному при рождении, словно отказываясь признавать его новую личность и новую судьбу. Девушка выглядела обеспокоенной. Она явно волновалась за Даллиуса, которому пришлось многое пережить после своего перехода на темную сторону. – Что с тобой случилось? – теплый взгляд её красивых глаз всё ещё был направлен прямо на Малака. Ему не хватало этого тепла. Не хватало её нежных прикосновений. Он хорошо осознал это сейчас. Но ситх также прекрасно знал, что не заслуживает её заботы. Не заслуживает того, чтобы Шая волновалась за него. Ему бы хотелось рассказать ей о том, как он жил после своего ухода, и сколько боли пришлось вытерпеть на этом непростом пути. Когда-нибудь Малак обязательно откроется девушке. Но не сейчас. Пока он не готов говорить об этом и мысленно возвращаться в самые темные времена.
    Ситх накрыл ладонь Шаи своей рукой и аккуратно снял её с лица. Ему бы хотелось вновь прикоснуться кожей к коже… хотелось погладить кончиками пальцев её маленькую нежную ладошку… Но металлический протез, скрытый под толстой тканью перчатки, навряд ли когда-нибудь позволит ему это сделать и снова пережить почти забытое ощущение…
    - Темный путь всегда сопряжен с болью, - расплывчато ответил Малак и отвернулся к приборной панели, давая понять, что пока не готов говорить на эту тему.     

    Пребывание на Дагобе с самого начала было непростым. Здешняя мощная энергетика оказалась тяжеловатой для Шаи, которая явно не привыкла иметь дело с таким большим сосредоточением Силы. Плюс ко всему повышенная влажность в воздухе затрудняла дыхание и создавала дополнительные проблемы для комфортного передвижения по поверхности планеты. Малаку приходилось постоянно быть начеку, чтобы в кромешной темноте ненароком не угодить в болото. Он крепко держал девушку за руку и продолжал тянуть за собой, углубляясь всё дальше в беспросветную неизвестность.
    Что ради всего святого ты хочешь здесь найти?
    - То, что поможет объяснить нашу связь или хотя бы даст подсказку, - ответил Малак, продолжая уверенно ступать вперед.
    Я не хочу идти дальше. Не заставляй меня, - взмолилась Шая, для которой пребывание на этой планете оказалось настоящим испытанием. Ситх понимал, что ей тяжело, но пока они не могли повернуть назад. Ещё слишком рано.
    - Просто дыши глубже. Вдох. Выдох. Здесь очень мощная энергетика Силы. Постарайся ей не сопротивляться, тогда станет полегче, - сказал Малак, повернувшись к девушке лицом. Он аккуратно взял её за плечи и постарался помочь справиться с излишними эмоциями и волнением, используя их особую связь. Ту самую, из-за которой они здесь и оказались. Как только ситх вошел в контакт с Шаей, он мгновенно ощутил всё, что она здесь чувствовала. Боль, которая усиливалась с каждой секундой, превращая каждый шаг девушки в тяжелое испытание. Малак дотронулся до сознания Шаи и максимально приглушил её боль. – Вот, так. Всё хорошо. Я с тобой, - он осторожно открыл глаза и встретился взглядами с девушкой. Одобрительно кивнув, ситх собирался продолжить путь, как вдруг ощутил совсем рядом чье-то чужое присутствие…
    Малак активировал световой меч за долю секунды до того, как над ним загорелся короткий зеленый клинок. Ситх едва успел отразить удар, который оказался довольно мощным и быстрым. Зеленый свет мелькнул ещё несколько раз, рассекая темноту окружающего пространства. Обладатель этого светового меча двигался так ловко, что Малак с трудом успевал следить за его перемещениями. Наконец, незнакомец остановился и посмотрел на незваных гостей сверху, с ветки дерева.
    - Плохую компанию выбрала ты. Но счастлив я, что в живых осталась после трагедии великой, - этот голос и эту странную манеру построения фраз узнал бы каждый. Это действительно был магистр Йода, которому также удалось пережить приказ 66. Но как он оказался на этой планете? – Что привело на Дагобу вас?
    - У нас тот же вопрос, - грубо перебил Малак, не собираясь откровенничать с зеленой жабой, возомнившей, что знает всё и вся.
    - Нетерпелив, как всегда, и своенравен ты. Изменился сильно. Тьма окутала тебя, да. Чувствую её в тебе.
    - Вот, только не надо наставлений, - с раздражением произнёс ситх, продолжая держать световой меч активированным. Он не доверял магистру джедаев и был готов в случае необходимости отразить атаку.

    Отредактировано Henry Randall (14 Фев 2022 23:00:36)

    0

    16

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    Боль, словно тонкая игла вошла в висок, лишая дыхания. А потом наступила тишина, прерываемая звенящим шумом в ушах. Шая открыла глаза, не вполне осознавая, где она и что делает. Ей казалось, что всё, что она сейчас увидит - сплошную белизну вокруг, такую же бессмысленную, как шум в её голове. Шум, из - за которого она чувствовала себя оглушённо и как - то оторванно от земли.
    – Вот, так. Всё хорошо. Я с тобой. – Его прикосновений на своих плечах она не чувствовала. Так же, как не чувствовала опоры под ногами. Почему - то сейчас значение имел лишь расплавленный янтарь в его глазах. Причудливая россыпь крапинок, в которую она всматривалась как завороженная, лишь бы хоть на секунду зацепиться за тонкую ниточку ускользающей реальности.
    В помутнённое сознание чернильной кляксой заползло осознание того, что они не одни. Но, почему - то Шая не просто знала, она была уверена, что этот некто пришёл не по её душу. Они потревожили присутствие того, что обнаруженным быть совсем не хотел и компания ему не особо была нужна. Особенно, если она состояла из ситха и бывшего джедая.
    Понадобилась доля секунды, чтобы девушка услышала жужжание световых мечей, и в глаза ударили искры плазмы, сгоравшие от силы удара. Да, незнакомцу она была не нужна. Был нужен Далиус, а значит, нежданный гость был джедаем. Шая, резко перехватив кисть мужчины, вышла вперёд, закрывая его собой. Ей до боли не хотелось, чтобы кого - то убили. А, тем более, чтобы что - то нехорошее случилось с Далиусом.
    – Плохую компанию выбрала ты. Но счастлив я, что в живых осталась после трагедии великой. – Она подняла глаза. На ветке, не деактивируя световой меч, гордо восседал Магистр Йода собственной персоной. Девушка неуютно повела плечом. Магистр славился демагогической мудростью и некоторыми странностями, которые очевидно бросались в глаза. С другой стороны, ни Финек, ни она с ним близко дел не имели и не особо - то и общались, так что кто она такая, чтобы вот так, сходу оценивать глубину его мудрости. – Что привело на Дагобу вас? – Шая проследила, как мимолётный интерес к ней угасает в его глазах. Йода переключился на её спутника.
    – У нас тот же вопрос, – судя по запасу резкости в ответе, Далл решил, что брать пленных - бессмысленная блажь. Девушка сильнее сжала его кисть.
    – Нетерпелив, как всегда, и своенравен ты. Изменился сильно. Тьма окутала тебя, да. Чувствую её в тебе. – Шая еле удержалась от раздражённого вздоха. Нашёл время и место учить жизни. А, главное, ситуация такая подходящая, что лучше и не найти было.
    Она тихонько провела ладонью вниз по кисти мужчины и сжала его пальцы, проводя подушечкой большого пальца по его ладони, вниз, к кончику указательного пальца и обратно, к внутренней стороне кисти.
    – Мы как - то связаны, Магистр. Слышим друг друга на расстоянии. Думали, что сможем найти хотя бы какую - то зацепку, почему это происходит здесь, на Дагобе. – Этот бессмысленный разговор надо было как - то прекратить. Иначе, эти двое будут пререкаться целый день и будет невероятным чудом, если они ещё и мечи не пустят в ход. Потому что один откровенно нарывается на ссору, а другому, несмотря на весь его ум, зеленую красоту и преклонный возраст, банально не хватает житейской мудрости, чтобы не провоцировать.
    Магистр молча осмотрел гостей и, развернувшись, поковылял куда - то в чащу джунглей. Шая невольно поморщилась, представляя, что ей снова придётся продираться сквозь колючие, осклизлые ветки и, вдруг, резко выпустила ладонь Далиуса, чтобы в следующее же мгновение ногтями выцепиться ему в ухо так, словно перед ней стоял ребёнок.
    – У тебя совсем рассудок помутился? Ты меня сюда притащил, ты всю планету прочесать собрался? Или что? – Она, проскользнув ногтями по мочке, выпустила несчастное ухо, встряхнув затёкшей кистью. – И меч деактивируй, а то заберу. – Раздражённо смерив Далиуса взглядом и проведя пальцами по шее, она развернулась и пошла вслед за сливающейся с зеленью фигурой. – Один уже впал в детство, а другой никак из него не выйдет, – буркнула она себе под нос.
    – Сказала ты что - то? – Услышал ли её Йода, или просто послышалось что - то, девушка не знала и не особо беспокоилась. Потому что морально уже была готова к двойному потоку нравоучений.
    – Только то, что здесь очень темно.
    – Тьма земли отравляет эти, – то ли не расслышал, то ли сделал вид. – А спутник твой зависим от тьмы этой.
    Девушка развернулась, убеждённая в мысли, что если Далиус сейчас откроет рот, то она его прибьёт. И пусть оставит при себе «зло - это зло», или что он там так любит твердить в ответ на любую её фразу.
    Пещера была неуютной. Такой же осклизлой, душной и противной как и всё на этой планете. С каменного свода девушку оценивающе осмотрела пара десятков глаз и она зябко поёжившись, на всякий случай переместилась поближе к Далиусу.
    – Оставить тебе лучше нас. – Йода, до этого делавший вид, что его преследуют два предмета мебели, наконец соизволил обратить на них внимание. Шая подняла глаза на Далиуса, не понимая, о ком он говорил. – Позже с тобой поговорим мы, Шая.
    А, это о ней. Она обеспокоенно оглядела мужчину и аккуратно провела ладонью по его плечу, ловя его взгляд и молясь только о том, чтобы он не натворил глупостей.
    Неподалёку тёк ручей, на удивление чистый для этих мест. Она прошла чуть дальше - ручей впадал в небольшое озерцо и Шая сделала то, что никогда не сделала бы в добром уме и здравой памяти. В обычное время. Но сейчас, на ней был вековой слой пыли и пусть тут хоть ртуть из земли бьёт, ей всё равно. Вода была тёплой, дно - песчаным. Но она всё равно обещала себе, что не будет заплывать глубоко. Тем более, что на глубине промелькнула какая - то крупная тень, а стать пищей для какой - то инопланетной твари совсем не хотелось. Вернее, рано или поздно, она всё равно станет чьей  - то едой, но уж лучше где угодно, но только не здесь.
    Магистр встретил её не то, чтобы неприветливо. Просто вода в озерце была теплее его взгляда.
    – Лишь память осталась тебе, того, кого знала ты нет больше. – Лучшего начала разговора было не придумать. Девушка, перекладывая мокрые волосы на плечо, села перед ним. Заинтриговал с порога. – Тьму вижу в нём я и никакого света.
    – Тьма не значит зло. Зла в нём я не вижу, а если нет тьмы, то и света не видно. – Интересно, как пошёл разговор после её ухода? Если Йода здесь, значит, хотя бы без драки, а это уже обнадёживает.
    – Не должно тебе с стихами дела иметь. Те, кто на тёмную сторону переходят, от души и сердца отказаться должны. – Шая молчала. В его словах что - то было. И это что - то каплями дёгтя капало в мёд, отравляя её сердце и потихоньку вгоняя в него тонкие иголочки. – Выбор свой сделал он. И нет для тебя места в том, что важно для него. – Шая напряжённо провела зубами по губе и прикусила тонкую кожу, глядя куда - то в сторону. Она уже слышала это, и не раз. Каждый раз эти слова делали больно, напоминая ей, что её предали и бросили, ради собственных убеждений. – Оби Вана предал ученик его. Должно найти тебе Мастера, помочь можешь ему ты.
    Девушка подняла голову и чуть склонила голову на бок.
    – Ему не нужна моя помощь, Магистр. – Кому - кому, а ему помощь точно не нужна. Тем более от той, кого он едва знает. – Я могу идти?
    Ей не хотелось продолжать этот разговор. Йода кивнул и девушка встала, направляясь к выходу.
    – Спутника своего легко найдёшь. Да прибудет с тобой Сила, Шая. – Её слова застали её уже на самом выходе и девушка даже не обернулась.
    Шая действительно легко нашла Далиуса. Она аккуратно подошла и, присев рядом, прижалась к нему. Обвив одной рукой шею мужчины, обняла его, зарываясь лицом в плечо. Слёзы, которые она до этого сдерживала, наконец, ручьём потекли по щекам. Девушка разрыдалась, ладонью другой руки гладя его по щеке.
    Эта боль, наверное, была страшнее той, что она чувствовала, когда они прилетели сюда. Потерять человека, столько лет мечтать хотя бы о его тени, а потом снова найти. И всё по - новой. Сердце, истекая кровью, тонет в огне, а в животе порхают бабочки, как от того, самого первого их поцелуя, когда она впервые поняла, что не раздумывая отдаст свою жизнь за его.
    Ей всё казалось, что она сходит сума. Грань сна и реальности была настолько тонкой, как стекло в шкафу старой библиотеке. Как жёлтая, иссохшая бумага, которая истончалась и рассыпалась по пальцам тонкой жирной пылью. Но Далиус был настоящим. Из плоти и крови. Шая чувствовала, как её пальцы греет его тепло, слышала, как бьётся сердце. Любил ли он её хоть когда - нибудь? Или она все эти годы была лишь свечой, светившей его самолюбию? С самого начала пестовала красивую сказку, из которой никак не хотела вырасти?
    Уйти она не сможет. Уйти - значит снова разбить своё сердце и ввергнуть разум в пучину бесконечной, безвыходной боли. Бороться с собой бесполезно. Девушка потянула лицо мужчины к себе, только затем, чтобы с нежностью поцеловать его под подбородок и в скулу.
    – Что он сказал тебе? – Девушка немного отстранилась и, всхлипнув, обратной стороной ладони вытерла слёзы. – Далл, почему ты оставил меня одну тогда? – Она в последний раз провела пальцами по его щеке и сложила руки на коленях. Хотелось спросить, почему она не стоила того, чтобы ради неё остаться, но это был не вопрос, а жалоба, от которой захлестнула обида. Застарелая и выскребшая, но такая же скребущаяся и противная. Как старуха в рубище и с клюкой, которая ходит по домам, выбивая милостыню.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:49:25)

    +1

    17

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Малак не переставал сохранять бдительность и внимательно следил за Магистром Йодой, даже когда почувствовал нежное и успокаивающее прикосновение женской руки. Шая наверняка не хотела, чтобы между двумя представителями Силы разразился бой, способный нанести серьезные увечья обоим. Ситх крепко сжал ладонь девушки, не отводя своего взгляда от маленькой зеленой фигуры на ветке.
    Мы как — то связаны, Магистр. Слышим друг друга на расстоянии. Думали, что сможем найти хотя бы какую — то зацепку, почему это происходит здесь, на Дагобе, - Шая, видимо, решила поделиться проблемой с более опытным и мудрым джедаем, который прожил на свете не одну сотню лет, и наверняка сталкивался с подобным явлением Силы. Конечно, Малак был не в восторге от вмешательства Магистра в их с Шаей дела, но если зеленая лягушка действительно обладает знаниями, которые могут пролить свет на эту странную связь, то ситх был готов придержать свой гнев и выслушать старика. Однако, Йода не спешил с ответами. Впрочем, этого и следовало ожидать, ведь он никогда не говорил прямо, предпочитая запутывать собеседников своими хитро сложенными загадками. Но перед этим мудрый джедай всегда куда-то уходил, заставляя других томиться в ожидании и следовать за ним. Малак терпеть не мог эту его черту. Если честно, ситх предпочел бы решить все вопросы силой, а не глупой джедайской демагогией. Но ради Шаи он сдерживал свой боевой порыв, хоть это было непросто.
    У тебя совсем рассудок помутился? Ты меня сюда притащил, ты всю планету прочесать собрался? Или что?
    - Ты поделилась нашей проблемой с этой старой зеленой жабой. Теперь я просто обязан выбить из него ответы. Он наверняка что-то знает. Просто не может без излишнего пафоса, как и всегда, - с раздражением проговорил Малак, недовольный тем, что приходится следовать за Магистром и играть по его правилам. Впрочем, Шая в данной ситуации была раздражена не меньше.
    И меч деактивируй, а то заберу, - она развернулась и пошла вслед за сливающейся с зеленью фигурой. – Один уже впал в детство, а другой никак из него не выйдет, – буркнула себе под нос девушка.
    Ситх недовольно закатил глаза, но всё же деактивировал свой меч. Йода снова начал разглагольствовать насчет темной стороны Силы и её влияния на спутника Шаи. Магистр то ли специально провоцировал Малака, то ли просто хотел казаться здесь умнее всех и предостеречь девушку от такой «опасной» компании. Ситх едва сдерживал себя, чтобы не ввязаться в разборки с надменным стариком. Парень чувствовал, как стремительно тает запас его терпения, и не был уверен, что сможет долго выносить этого противного джедая.
    Йода привел их к какой-то темной пещере и попросил Шаю ненадолго оставить его с ситхом. Девушка обеспокоенно взглянула на Малака и мягко провела ладонью по его плечу. Она не хотела, чтобы он наделал глупостей. Да, парень прекрасно это понимал. Он хотел бы пообещать Шае, что будет держать себя в руках. Но одной лишь Силе известно, как пройдет этот разговор. У Малака осталось слишком много обид к представителям Совета джедаев, да и Йода наверняка не поскупится на аргументы против ситха. Магистр знал все его самые больные и слабые места. Он видел парня насквозь и мог прекрасно манипулировать его нестабильным эмоциональным состоянием. Только, вот, надо ли будить зверя?
    Оставшись наедине с Йодой, Малак вновь проявил свое нетерпение и начал разговор первым.
    - Если что-то знаешь о связи, говори, - потребовал ситх, сверля джедая пристальным взглядом.
    - Изменился ты. Не узнать теперь падавана, который хорошие надежды подавал. Тьма поглотила его. Проникла в самое сердце. Но боли в нём не меньше, да. Чувствую я это. Изранен и потерян ты. Утешение ищешь там, где покою места нет, - в привычной поучительной манере произнёс Йода, чем ещё сильнее разозлил и без того взвинченного ситха.
    - Не лезь ко мне в душу. Я не собираюсь исповедоваться перед тем, кто закрывал глаза на жестокий беспредел, творившийся на Татуине и других планетах, прикрываясь маской добродетели и чести. У джедаев за спиной грехов не меньше, чем у меня. Вы также жаждали власти и всячески пытались удержать её, - с раздражением проговорил Малак, чувствуя, как закипает кровь в жилах. Он пытался контролировать свой гнев, но получалось с большим трудом.
    - Обида в тебе сильная. Виноваты мы, что зло под носом проглядели. Поплатились мы сполна за ошибки эти. Позволили тьме одержать победу. Но и с тобой судьба шутку злую сыграла. Не нужен стал учителю новому, да. Хотел могущество обрести, а обрел лишь боль и разочарование.
    - Хватит! Я не намерен слушать это! Я не такой терпеливый и добросердечный, как Шая. Она не хочет, чтобы я сражался с тобой. Но ты сам провоцируешь меня… - ладонь Малака легла на рукоять светового меча. Однако Йода и глазом не повел, словно не ощущал никакой угрозы, исходившей от парня.
    - Знаешь, что с учителем твоим стало? Не с тем, кто подло предал. А с тем, кто верил в тебя до самого конца? – спросил джедай, лишь нагнетая обстановку. Ситх крепче сжал рукоять светового меча и почувствовал, как больно кольнуло в сердце. – В изгнание отправился он. Почти сразу, как покинул храм его падаван. Мастер Корр от звания Магистра отказался. Сказал, что больше не достоин брать учеников. Где он? Жив ли? Неизвестно никому. Жаль его мне. Но выбор свой он сделал. Как и ты, Даллиус Хол, нареченный Дартом Малаком теперь, - завершил свою поучительную тираду Йода и, опершись двумя руками на клюку, прямо посмотрел на ситха. Магистр словно специально испытывал парня. Ненависть бурлила внутри. Эта тема была слишком болезненной для Малака, ведь он прекрасно понимал, что предал человека, который, по сути, спас ему жизнь, ещё много лет назад, когда забрал с собой на Корусант. Джейден Корр был Даллу, как отец. Но за неуёмными амбициями и эмоциями парень не разглядел последствия своего выбора, которые, в первую очередь, отразились на учителе и, конечно же, любимой девушке. Йода будто зрил в корень и видел Малака насквозь.
    - Дорога она тебе? Любишь Шаю ты? – вдруг спросил Магистр, окончательно застав ситха врасплох и выбив почву у него из-под ног.
    - Это не твое дело! – злобно огрызнулся парень, но убрал руку со светового меча.
    - Связь ваша – порождение Силы, да. Но какой стороны – светлой или темной? Вот, вопрос. Неправильно это – джедая с ситхом связь. Проделки темной стороны, не иначе. Тайны Силы ты хотел постичь. Удалось тебе?
    - Частично. Я собираю голокроны ситхов по всей Галактике. Но пока слишком много тайн осталось нераскрытыми, - ответил Малак, решив всё-таки пойти на контакт со стариком, раз уж тот наконец-то затронул тему связи.
    - Опасная сила в них таится. Осторожность нужно соблюдать.
    - Недавно я нашел один на Ондероне. Там же встретился с Шаей.
    - Прикасалась она к нему, хм?
    - Да, но совсем недолго. Хочешь сказать, что связь могла возникнут из-за голокрона?
    - Трудно увидеть. Запутывает тёмная сторона, и сомнения порождает. Ясным должен быть взор, иначе ошибиться можно, - поделился своим мнением Йода, серьезно задумавшись над проблемой этой связи. Малака нисколько не устраивал такой расплывчатый и непонятный ответ. Ситх не для того столько терпел общество чудаковатого старика, чтобы ни на грамм не приблизиться к разгадке тайны.
    - Я знал, что от джедая не дождешься помощи. Ты живешь уже 900 лет, но не знаешь ничего про связь Силы. Я правильно сделал, что ушел тогда. Совет никогда не дал бы мне познать тайны этого мира, - серьезным тоном проговорил Малак и направился на выход. Разговор с зеленой жабой его утомил.
    - Если любишь, отпусти, - голос Йоды заставил парня остановиться. – Если правда дорожишь – не веди за собой во тьму. Не место ей там. Только несчастье и горе ждут Шаю рядом с тобой. Не её этот путь. Спокойствие – вот, чего хочет она. А рядом с тобой только буря и шторм, - эти слова, словно ножом по сердцу. Малак понимал, что Йода прав. Прав во всем. Но как отпустить дорогого тебе человека, когда ты вновь обрел его? Сама Сила свела их вместе. Дала второй шанс. И ситх отчетливо понимал, что не сможет отказаться от Шаи. Не сможет снова оставить её одну. Ни за что на свете.
    - Правильный поступок совершил, что не взял её тогда с собой. Уберечь смог девочку от беды. И сейчас оставь её, не то погибель ждет вас двоих, - добавил Йода, словесно напирая на парня. Малак сжал пальцы в кулаки и развернулся к старику лицом. Его глаза сверкали расплавленным золотом и смотрели прямо на джедая.
    - Никакой любви. Никаких привязанностей. Вот, на чем основывается учение джедаев. Вот, что вы так активно пропагандировали в храме. Только, одна поправочка. Я больше не джедай. И я не должен отпускать то, что мне дорого. Я подчиняюсь только самому себе. И я беру то, что хочу. Мне не нужно ничье разрешение. И пока Шая сама не захочет уйти, я буду рядом с ней. До самого последнего вздоха. И отдам за неё жизнь, если потребуется. Сама Сила вновь свела нас вместе. Я доверяю больше Силе и своим чувствам, чем глупым догматам оставшихся джедаев, цепляющихся за осколки былого режима. Старого мира больше нет. Как и старых правил и учений. В новом мире будут действовать новые законы. И я помогу Шае найти свое место в нём, - твердо заявил Малак, и его глаза вспыхнули огнём. Он не собирался больше слушать бредни глупого старика, уже отжившего свое время. Не собирался оглядываться назад и вспоминать ошибки прошлого. Теперь ситх хотел двигаться только вперед. И только вместе с НЕЙ.
    Малак прошел немного вперед и сел на холме, чтобы немного побыть одному и привести свои мысли в порядок. Он не рассчитывал, что встретится лицом к лицу с Магистром Йодой, и уж тем более не думал, что станет выслушивать от него джедайские нравоучения. И всё же слова мудрого джедая постоянно крутились в голове, не давая покоя. Малак думал о Шае и о том, правильно ли он поступает, склоняя её на свой путь. Девушка подошла к ситху почти незаметно и села рядом, прижавшись к нему. Он крепко обнял её и, сняв перчатку, запустил в светлые влажные волосы пальцы здоровой руки. Парень аккуратно поглаживал Шаю по голове, стараясь успокоить и утешить её. Она плакала, и каждая её слезинка буквально обжигала бледную кожу ситха. Малак легонько прикоснулся губами к холодному виску и ещё сильнее прижал к себе тело девушки.
    - Эй, всё хорошо. Слышишь? Ты не одна. Я с тобой, - мягким тоном произнёс парень и почувствовал на щеке нежные девичьи губы. Это была настоящая пытка, ведь хотелось послать к черту все условности и впиться в любимые губы настоящим поцелуем, чтобы освежить в памяти все чувства и эмоции.
    Что он сказал тебе? – Девушка немного отстранилась и, всхлипнув, обратной стороной ладони вытерла слёзы.
    - Сказал, чтобы я тебя отпустил. И что рядом со мной тебя ждет только горе и несчастье, - признался Малак, решив ничего не придумывать, а сказать, как есть. – Знаешь, в чем-то он прав. Я навряд ли смогу дать тебе спокойствие, которого ты хочешь, и которого заслуживаешь. Рядом со мной только буря и шторм. Но я никому не могу доверить твою судьбу. И знаю, что лучше меня тебя никто не защитит, - серьезным тоном добавил ситх и посмотрел на Шаю.
    Далл, почему ты оставил меня одну тогда? – она в последний раз провела пальцами по его щеке и сложила руки на коленях.
    - Ты уже знаешь ответ. Я говорил тебе. Я не мог взять тебя с собой, потому что тогда твоя жизнь превратилась бы в ад. А я не мог так поступить с тобой. Я находился в подвешенном состоянии и мог натворить глупостей. Я был нестабилен и неадекватен. Всё, что мной тогда двигало – это ненависть. Ненависть ко всему, что меня окружало. Ну, а ты была единственным лучом света в этом темном царстве. Я не мог себе позволить погасить его. Я бы себе никогда этого не простил, - признался Малак, надеясь, что Шая поймет его и сумеет когда-нибудь простить. Тогда он был слишком амбициозен и хотел объять необъятное. Ему было мало простого человеческого счастья. Далл хотел возмездия. Хотел власти. Хотел знаний и силу. Хотел стать тем, кто сумеет изменить этот мир к лучшему. Но в итоге сам угодил в коварную ловушку темной стороны и остался далеко за бортом, не имея никакого веса и влияния. Только потом, со временем, Малак начал вставать на ноги и писать собственный сценарий по достижению власти. Но пока он всё ещё далек от своей первоначальной цели.
    - Вижу, не переубедить мне вас обоих. Крепка ваша связь, да. Знаю я кое-что о Силе и природе связи этой. Помогу вам, так и быть. Обе стороны нужно брать в расчет. Не учли джедаи это, за что жизнью поплатились. Ошибки прошлые не хочу я повторять, - голос Магистра Йоды застал парочку врасплох. Малак, к своему удивлению, не заметил появления старика, который наверняка всё видел и всё слышал, став свидетелем их довольно близких отношений. Возможно, Йода понял, что ситх не желает зла Шае и действительно готов отдать за неё жизнь. Других причин для изменения решения Магистра просто напросто не было.
    - Голокрон, о котором говорил ты. Пара ему нужна.
    - Пара? – переспросил Малак и переглянулся с девушкой.
    - Свет и Тьма. Белое и черное. Жизнь и смерть. Всего в этом мире по два. Не бывает иначе. Баланс чтобы достичь, нужны обе стороны. И голокрон найти второй. Вместе тайну они откроют связи вашей, - объяснил Йода, всё равно оставив кучу вопросов.
    - Hо где его найти? В Галактике столько мест…
    - Не могу ответ вам дать. Неизвестно мне это. Сами должны отыскать, если хотите найти ответы, - сказал Йода и оперся на свою клюку, смотря на озадаченных Малака и Шаю.

    +1

    18

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    – Мам! – Шая, почему- то испугалась звонкого детского голоска и вздрогнула, отводя взгляд от спящего младенца. – Мам, смотри, что у меня есть! – Она прижала палец к губам, девочка, сначала, испуганно замолчала, скосившись на кроватку, а потом понизила голос до шепота. – Смотри, что мне дал папа.
    Девочка развернула ладошку, на которой лежал маленький чёрный камушек. — Смотри! – Девочка лизнула камень и тот, вдруг, зашипел и заискрился. Дочка звонко захохотала от восторга. Ребёнок в кроватке недовольно зашевелился и Шая, испугавшись, что он проснётся, с нежностью провела согнутым указательным пальцем по бархатистой щёчке. Малыш зевнул и снова заснул, как ни в чём ни бывало. Он был сыт и доволен и должен был крепко проспать еще хотя бы пару часов. И вообще, его жизнь была до неприличия проста и приятна: поесть, поспать и так по кругу.
    – Эсми, – осуждающе протянула она и осеклась. Дочка посмотрела на неё испуганно, словно и сама поняла, что сделала что- то не то. Шая почувствовала себя виноватой. Девочке сложно было привыкнуть к тому, что она теперь не самая маленькая и есть кто- то, кома мама нужнее её. Женщина склонила голову и протянула руку к светлым волосам дочери. Её причёска растрепалась и Шая про себя подумала, что надо будет переплести волосы этой юле, когда она поспит.  – Откуда он у тебя? – Она притянула девочку к себе на колени, чтобы поцеловать и обняла её, большим пальцем гладя маленькие детские пальчики и рассматривая камень в ладошке. Та обернулась, заглядывая матери в глаза:
    – Это мне папа дал, но он сказал не трогать до сегодняшнего дня.
    Шая провела по её щеке рукой и ласково улыбнулась. Глаза у дочери были точной копией отцовских. От мысли о том, что двое этих детей- его часть и его продолжение, замирало сердце, а внутри всё плавилось от нежности. Она поцеловала девочку в висок:
    – Тебе спать пора, кнопка.
    – Я не хочу спать! – Тут же взъерошилась дочка. Шая ласково потёрлась носом о её щеку.
    – Ну ты можешь не спать. Просто полежишь с закрытыми глазами. – Самая большая ложь её детства. – Ты же полежишь со мной? – Девочка обернулась, Шая улыбнулась, заглядывая в глаза цвета расплавленного мёда.
    – Ну хорошо, – наконец, согласилась она, серьёзно кивнув. – Но только недолго, а то у меня много дел.
    – Конечно. – Ну ещё бы. Шая с улыбкой зарылась лицом в дочкины волосы, вдыхая щемяще- любимый запах.




    – Ты уже знаешь ответ. Я говорил тебе. Я не мог взять тебя с собой, потому что тогда твоя жизнь превратилась бы в ад. А я не мог так поступить с тобой. Я находился в подвешенном состоянии и мог натворить глупостей. Я был нестабилен и неадекватен. Всё, что мной тогда двигало – это ненависть. Ненависть ко всему, что меня окружало. Ну, а ты была единственным лучом света в этом темном царстве. Я не мог себе позволить погасить его. Я бы себе никогда этого не простил, – Шая снова обняла мужчину, зарываясь лицом в его плечо. Конечно, она знала. И тогда, много лет назад она все видела, но сделать ничего не могла. Он, тот кого она любила, был словно сам не свой. Это и пугало, и разбивало ей сердце, но чем помочь- она не знала. И сейчас, когда он снова появился в её жизни, ей так не хотелось его отпускать. Она бы сидела вот так, с ним в обнимку до конца своих дней, лишь бы только он снова был рядом. Она провела ладонью по его щеке и потянула лицо к себе.
    – Только не уходи больше, — поцелуй, на который она чуть было не решилась, был прерван старым, скрипучим голосом. Девушка смущённо отвела глаза, склоняя голову к плечу мужчины.
    – Вижу, не переубедить мне вас обоих. Крепка ваша связь, да. Знаю я кое-что о Силе и природе связи этой. Помогу вам, так и быть. Обе стороны нужно брать в расчет. Не учли джедаи это, за что жизнью поплатились. Ошибки прошлые не хочу я повторять. – Удивительно, что они оба не заметили его появление. Хотя, чего там удивительного: оба были так заняты друг другом, что не заметили бы даже падение кометы. – Голокрон, о котором говорил ты. Пара ему нужна. – Шая подняла глаза на Даллиусп. От такой щедрости хотелось пустить слезу. Пара, голокрон- голова шла кругом.
    – Пара? – Переспросил Далл, а девушка мягко положила ладонь ему на грудь.
    – Свет и Тьма. Белое и черное. Жизнь и смерть. Всего в этом мире по два. Не бывает иначе. Баланс чтобы достичь, нужны обе стороны. И голокрон найти второй. Вместе тайну они откроют связи вашей. – Да неужели? Еще бы он признал, что дети появляются не от непорочного зачатия Силой, она бы вообще удивилась, и очень сильно.
    – Hо где его найти? В Галактике столько мест… – Даллиуса можно было понять. От этой речи вопросов было больше, чем ответов.
    – Не могу ответ вам дать. Неизвестно мне это. Сами должны отыскать, если хотите найти ответы. – А, ну… В целом все понятно, чего непонятного то? Кроме того, что понятно, что ничего не понятно, но это не его проблемы и он умывает свою клюку. Чего пришёл? Зачем пришёл? Хотя, чему её там учили в Ордене? Надо быть благодарной, вот. Их, буквально, благословили тем, что сначала снизошли до них, затем тем, что заговорили, а теперь ещё и навестили. Спасибо, конечно, но большую часть вещей, которая сейчас происходила между ними, Шая предпочла бы оставить между ними двумя.
    Девушка ласково сжала рубашку Далла, проводя ноготками по его груди, чтобы он обратил на неё внимание. Больше здесь нечего было делать. На Дагобе было мало того, что категорически неприятно, но еще и бесполезно. То, что они искали, а искали они хатт пойми что, тут не обитало.
    – Пойдём, Далл. – Девушка отстранилась и встала, скручивая узлом непросохшие волосы. Не хватало ещё, чтобы к ним прицепилась какая- то дрянь. С местной флорой и фауной Шая наобщалась по горло и продолжать знакомство отнюдь не желала.
    Едва завидев их, дроид тихонько выполз из своего убежища и бочком, бочком покатился к ним, явно боясь попасть под раздачу.
    – Он тебя боится, – Шая озвучила вещь, которой не требовался перевод с двоичного кода. – Почему ты его всё время третируешь? Он же ничего плохого не делает. – Дроид по - кошачьи подтёрся ей под руку и поехал вровень с её шагом. Теперь она была хорошей и, если бы он мог, то он бы развернулся и показал хозяину язык.

    Сидя за столом, девушка пальцами распутала просохшие волосы и переложила их на плечо. Перед ней, на столе лежал предмет, который она видела однажды. Не прямо такой же, но похожий.Кристаллическая сетка, хранившая в себе такое количество информации, что уму было непостижимо. Но то, что наговорил им Магистр, помимо  гадостей, смущало ещё больше.
    – Интересно, а его можно разобрать? – больше из любопытства, чем из реального желания спросила Шая, подкладывая руку под голову и ложась на столе. Она пальцами провела по предмету странной формы и подняла глаза на мужчину. – Что значит, найти пару? Я никогда не слышала, чтобы голокроны делали парами. Зачем? Это же… Просто носитель информации.  – Она пожала плечами. Действительно, зачем, по сути, копировать учебник? Йода ляпнул какую- то глупость, а им, теперь, разгребать. – Может, действительно попробовать разобрать его? Может, хотя бы это чем- то поможет? – Вселенная бесконечна, а их жизни ограничены определёнными сроками.
    Она отвернулась, упорно глядя на голокрон лежащий перед ней. В голове всё ещё крутились слова Йоды о том, что ей с Даллиусом не по пути и что ничего хорошего её не ждёт, если она останется рядом с ним. Они были очень разными, это было правда. А теперь, через много лет, так вообще было непонятно: осталось ли хоть что- то то немногое, что их связывало?
    – Как ты думаешь, он знает, о чём говорит? – Шая снова повернула голову. – Я не про голокрон. – Она вздохнула.
    Самое дурацкое ощущение- ощущение того, что ты не знаешь ничего и бредешь в темноте.
    Её мысли были прерваны истеричным пиликаньем дроида. Девушка резко подняла голову: дроид был в состоянии паники и звал их куда- то, непонятно куда.
    В дальнем углу корабля всё было в жутком бардаке. На полу валялись какие- то коробки, осколки и ещё Сила знает что. Из- под коробок на них, сверкая глазами, смотрело то самое меховое существо, что дроид притараканил ей поутру. Существо, затем, вдруг чихнуло и, сделав резкое движение, как - то по- свинки поскакало громить близлежащие территории.
    Пропиликав что- то в стиле «я не виноват, ОНО само», дроид тихонечко покатился подальше от Даллиуса. Девушка, устало потерев лоб ладонью, посмотрела на мужчину.
    – У тебя есть отвертка? Мне кажется, пора его перекодировать.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:37:45)

    +1

    19

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Визит на Дагобу принёс больше вопросов, чем ответов. И даже встреча с мудрым Магистром Йодой не помогла приоткрыть завесу тайны, которую хранила странная ментальная связь ситха и джедая. За десять лет Малак повидал достаточно голокронов, но и представить себе не мог, что у такого могущественного предмета может быть пара. Безусловно, в словах Йоды присутствовала логика, ведь всё в мире действительно разделено на две стороны. И раз уж связь установилась между представителями Света и Тьмы, то вполне разумно предположить мысль о втором голокроне, который может быть продолжением или дополнением к первому. Осталось лишь понять, в каком направлении вести поиски, и надо ли вообще вмешиваться в это дело. Может, гораздо проще оставить всё, как есть? Да, Малак думал об этом. Ему нисколько не мешала связь с Шаей, даже наоборот, он был рад возможности чувствовать её на расстоянии и знать, когда девушке нужна его помощь. Однако, ситх переживал, что через эту связь может представлять опасность для Шаи, ведь если Дарту Сидиусу удастся отыскать своего бывшего ученика и вторгнуться в его сознание, то он также выйдет на след джедая. Малак должен был, как можно больше, разузнать об этой способности, чтобы научиться её контролировать, иначе они вместе с Шаей рискуют потерять свои жизни.
    Он тебя боится, - сказала девушка, возвращая ситха из его размышлений.
    - М? – вопросительно протянул парень и посмотрел на Шаю.
    Почему ты его всё время третируешь? Он же ничего плохого не делает, - теперь Малаку стало понятно, что речь идет о его дроиде. Девушка всегда беспокоилась за жестяных друзей, в отличие от ситха, который не испытывал к ним никаких чувства, за исключением злости и гнева, если те слишком надоедают или косячат по работе.
    - Это просто жестянка с набором обязанностей. Если бы я беспокоился о каждом дроиде, которого обидел, у меня не хватило бы времени ни на что другое, - в привычной манере ответил Малак и прошел на корабль. Больше не было смысла оставаться на этой планете, только время терять.
    Ситх разбирался с панелью управления, проверяя готовность корабля к полету. Шая сидела неподалеку и разглядывала голокрон, от которого по-прежнему исходила мощная энергетика.
    Интересно, а его можно разобрать?
    - Лучше не стоит. Голокрон имеет очень сложную структуру. Любое внешнее вмешательство может привести к поломке и потери части данных. Я читал, что для создания голокрона требуется много Силы и тщательный контроль над ней. На это уходят долгие годы, и только самые могущественные джедаи и ситхи способны довести дело до конца. Многие терпели неудачу. Кто-то сдавался и бросал эту затею. Кто-то отдавал все силы и умирал от продолжительного истощения. И только лучшие оставляли свое наследие, запечатанное в этом предмете, - рассказал Малак, не отрываясь от приборной панели. Он заканчивал последние приготовления перед стартом корабля.
    – Что значит, найти пару? Я никогда не слышала, чтобы голокроны делали парами. Зачем? Это же… Просто носитель информации.  – Она пожала плечами.
    - Я тоже ничего об этом не слышал. Но в словах зеленой жабы есть определенная логика. Голокроны могут срезонировать  друг с другом. Но какие будут последствия – большая загадка, - ответил Малак и перевел внимание на девушку.
    Может, действительно попробовать разобрать его? Может, хотя бы это чем— то поможет?
    - Как же женщины любят всё ломать, а, - ухмыльнулся ситх и встал у Шаи за спиной. Он наклонился, потянувшись рукой к голокрону. Малак оказался почти вплотную к девушке и мог даже уловить её ровное дыхание.
    Как ты думаешь, он знает, о чём говорит? – Шая снова повернула голову. – Я не про голокрон. – Она вздохнула.
    Малак пристально посмотрел на могущественный предмет на своей ладони, из-за которого теперь было так много разговоров и размышлений. Но больше всего, конечно, их обоих волновал другой вопрос… Йоде всё-таки удалось посеять сомнения насчет союза джедая и ситха. Малак прекрасно понимал, что рядом с ним жизнь Шаи навряд ли будет спокойной. С другой стороны, разве в новом мире найдется такое место? Где можно жить без страха, боли и страданий? Где ты будешь точно уверен, что твое тихое счастье никто не потревожит и не отнимет? Ситх в этом сильно сомневался. А потому, не хотел отпускать Шаю, ведь только он один был способен её защитить.
    - Он рассуждает со своей точки зрения, - начал Малак, положив голокрон обратно на стол. – И с точки зрения старого мира и старых устоев, которых больше нет. Я не могу обещать тебе покой, который ты так ищешь. Но могу гарантировать защиту. А там будет видно, - добавил парень и вернулся к панели управления, собираясь вбить координаты. Однако, неугомонный дроид учудил очередной «сюрприз», за который мог быть жестоко наказан. И Малак обязательно бы проучил глупую жестянку, если бы был здесь один.
    У тебя есть отвертка? Мне кажется, пора его перекодировать.
    - Слева в верхнем ящике, - устало вздохнув, сказал парень и проследил взглядом за Шаей.
    Наконец, корабль взлетел и покинул эту планету. Девушка разбиралась с дроидом, когда Малак подошел к ней.
    - Мне надо с тобой кое-что обсудить, - серьезным тоном начал ситх и сел напротив. – Раз уж ты присоединилась ко мне, то должна знать, чем я занимаюсь. Ты наверняка слышала о синдикате «Черное солнце». Так, вот… Я был на Ондероне не только из-за собственных интересов. Меня туда отправили члены этого синдиката. Я веду с ними дела и негласно возглавляю его. После предательства учителя, я оказался предоставлен сам себе. Без цели. Без поддержки. Без будущего. Мне пришлось самостоятельно прокладывать себе дорогу, чтобы получить влияние и власть. Всё это я делал, находясь в тени, чтобы Дарт Сидиус не сумел до меня добраться, - рассказал Малак и внимательно посмотрел на девушку, чтобы понять её реакцию. – У меня есть определенные обязательства перед синдикатом, которые я стараюсь выполнять, пока мне это выгодно. Я имею там большую власть, и мы можем это использовать в своих интересах. Сейчас это особенно актуально. Империя не сможет так быстро подмять крупные синдикаты под себя. На это уйдет много времени, и к тому моменту мы будем уже недосягаемы для наших врагов. Но сейчас я должен появиться в «Черном солнце» и переговорить с его советом. Я установил курс на Орд-Мантелл, там их основная база. И там – моё главное укрытие, где мы сможем побыть какое-то время в полной безопасности. К тому же, ты всё ещё не восстановилась после нападения. Тебе нужна хорошая бакта-камера. Там лучшее оборудование и лучшие условия для этого. Плюс, у меня там ценные записи о храмах и голокронах. Может, получится найти зацепку, - добавил Малак, после чего встал со стула и подошел к Шае. Наверняка она не одобряла всю эту затею, но у ситха не было другого выбора. Он такой, какой есть. Со всеми своими грехами и недостатками. В этом мире выживает сильнейший, и Малак знал это не понаслышке. Ему пришлось хорошенько постараться, чтобы пробиться наверх.
    - Только тебе придется скрыть свою личность. Никто не должен узнать, что ты джедай. Я никому не доверяю на все сто процентов, - сказал парень и подошел практически вплотную к Шае, заставив её прислониться спиной к стене. Он снял перчатку на здоровой руке и погладил кончиками пальцев по щеке девушки. – Ненавидишь меня? Того, каким я стал, - вдруг спросил Малак и посмотрел ей в глаза. Его взгляд скользнул вниз и опустился на чуть приоткрытые женские губы, которые притягивали, как магнит. Ситх аккуратно обвел их контур подушечкой большого пальца, оставляя на нежной, чуть влажной коже жар от этого откровенного прикосновения.
    - Тебя кто-нибудь ещё целовал? Или я был единственным? – спросил Малак и максимально приблизил свое лицо. Теперь Шая могла ощущать его дыхание на своих губах. И почему парня так волновал этот вопрос? Много лет прошло с момента их расставания. Конечно, джедаю не пристало заводить отношения с противоположным полом, но ведь всякое могло быть. Малак и сам далеко не святой в этом отношении, но в его философии заложено понятие «страсти», в отличие от учения правильных джедаев.
    Ситх накрыл губы Шаи своими, сливаясь с ней в желанном поцелуе, который тут же вызвал шквал ярких воспоминаний в голове…

    - Мастер Финек точно не хватится тебя? – спросил Даллиус, лежа вместе с девушкой под деревом на берегу озера. Густая листва защищала их от солнца, которое сегодня никого не щадило. Падаваны решили устроить небольшой пикник и побыть наедине после двухнедельного расставания. Все эти четырнадцать дней парень сходил с ума и не мог думать ни о чем другом. Только о Шае. Только о том, когда вновь увидит её красивые глаза.
    Далл взял ягоду с тарелки и поднёс её к губам девушки. Легкое прикосновение нежных губ к пальцам обострило чувства парня, который и так уже с головой был в этом сладком плену. Ему нравилось смотреть на Шаю. Нравилось заботиться о ней. Нравилось касаться её. Даллиус понимал, что нельзя терять рассудок, но было сложно противостоять этому искушению…
    Парень отодвинул тарелку в сторону и потянулся к девушке. Он накрыл её губы нежным поцелуем и заботливо провел рукой по волосам, пропуская сквозь пальцы мягкие золотистые пряди. Далл прервался на мгновение, чтобы встретиться взглядами с Шаей. Её глаза кокетливо блестели, заставляя парня желать большего… Даллиус вновь накрывает губы девушки поцелуем, только более смелым и глубоким. Их языки горячо переплетаются, обостряя ощущения. Ладонь парня ложится Шае на грудь и чуть сжимает её, задерживаясь в этой прекрасной области, а затем скользит дальше вниз, вдоль силуэта, забираясь под подол платья. Тонкая ткань медленно ползет вверх, оголяя стройные ноги девушки. Далл проводит кончиками пальцев по внутренней поверхности бедра, скользя по нежной гладкой коже… в шаге от запретной черты, которую так хотелось переступить… но нельзя.

    - Просыпайся, мы уже подлетаем, - голос Малака разбудил лежавшую в каюте Шаю, возвращая её в реальный мир. Девушка выглядела немного растерянной, что было вполне ожидаемо в данной ситуации. На губах всё ещё горел недавний поцелуй, но в голове почему-то настойчиво всплывал один вопрос: это было наяву или во сне? Или, может, это действие ментальной связи, которая окончательно спутала все карты? Сплошной непроглядный туман. Ситх лишь ухмыльнулся и молча направился в кабину пилота, оставив Шаю наедине с её мыслями и чувствами…

    +1

    20

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    Дроид, кажется, понял, что сопротивляться- себе дороже и теперь покорно стоял и даже не пиликал. Шая орудовала отверткой, пытаясь понять, что с ним не так и что его привело к такой жизни, когда к ней вдруг подошёл Даллиус.
    — Мне надо с тобой кое-что обсудить, — серьезным тоном начал ситх и сел напротив. – Раз уж ты присоединилась ко мне, то должна знать, чем я занимаюсь. Ты наверняка слышала о синдикате «Черное солнце». Так, вот… Я был на Ондероне не только из-за собственных интересов. Меня туда отправили члены этого синдиката. Я веду с ними дела и негласно возглавляю его. После предательства учителя, я оказался предоставлен сам себе. Без цели. Без поддержки. Без будущего. Мне пришлось самостоятельно прокладывать себе дорогу, чтобы получить влияние и власть. Всё это я делал, находясь в тени, чтобы Дарт Сидиус не сумел до меня добраться.
    Девушка подняла на него глаза, но зазевалась и что- то внутри дроида резко, но безобидно ударило её током. Шая вздрогнула и, поморщившись, рассеянно положила  палец в рот.
    — У меня есть определенные обязательства перед синдикатом, которые я стараюсь выполнять, пока мне это выгодно. Я имею там большую власть, и мы можем это использовать в своих интересах. Сейчас это особенно актуально. Империя не сможет так быстро подмять крупные синдикаты под себя. На это уйдет много времени, и к тому моменту мы будем уже недосягаемы для наших врагов. Но сейчас я должен появиться в «Черном солнце» и переговорить с его советом. Я установил курс на Орд-Мантелл, там их основная база. И там – моё главное укрытие, где мы сможем побыть какое-то время в полной безопасности. К тому же, ты всё ещё не восстановилась после нападения. Тебе нужна хорошая бакта-камера. Там лучшее оборудование и лучшие условия для этого. Плюс, у меня там ценные записи о храмах и голокронах. Может, получится найти зацепку.
    Она коротко кивнула. За время его речи она как раз сделала, что хотела и хотела отнести отвёртку на место, но не тут - то было. Даллиус встал и подошёл к ней.
    — Только тебе придется скрыть свою личность. Никто не должен узнать, что ты джедай. Я никому не доверяю на все сто процентов.
    — Мне не впервой, — девушка миролюбиво склонила голову и посмотрела за его плечо, всё ещё надеясь, что он её выпустит. Но он подходил всё ближе, заставляя её прижаться спиной к стене. Сердце бешено забилось, а в висках забилась кровь. В голову начал проникать странный, свинцовый туман и он же и затушил последнюю разумную мысль: бежать и не оглядываться.
    — Ненавидишь меня? Того, каким я стал? – Он провёл подушечкой пальцев по её губам и Шая мгновенно почувствовала, как сгорает в его руках. — Тебя кто-нибудь ещё целовал? Или я был единственным?
    — Ты знаешь ответ, — тихо выдохнула она, забыв вдохнуть. От недостатка воздуха сладко закружилась голова, которая и без того была как в тумане. И когда его лицо оказалось совсем рядом, она, несмотря на морок в голове, не сопротивляясь, ответила на поцелуй, которого так давно хотела. Ладонь по привычке прошлась по его груди, девушка прижалась к Даллиусу, пальцами гладя его по лицу. В ушах зашумело; только сейчас она поняла, что соскучилась так, что готова была отдать ему сердце и душу, лишь бы он остался рядом.

    Сон был тяжелым. Он, словно каменная плита сжимал грудь, не давая вздохнуть. Сначала ей было страшно, но потом Шая успокоилась. Бороться с этим вязким болотом не было смысла: чем сильнее она барахталась, тем сильнее оно ее душило. Страшно не было, но проснуться и вынырнуть не было сил.

    – Просыпайся, мы уже подлетаем, – его голос был резким и сухим, как скрипучее колесо телеги. Шая вздрогнула и тыльной стороной ладони потерла лоб. Девушка подняла глаза на Даллиуса, но в его глазах не было… Ничего. Абсолютная пустота, какая может быть только у человека, которому ты абсолютно равнодушен. К горлу подступил колючий комок обиды. Она неуютно повела плечом и обняла себя руками. Он изменился. Но не в плохую сторону, просто всё в нём стало каким - то… Ненастоящим. Так что, вот ей и ответ на все свои вопросы. Ему она абсолютно безразлична. И все, что было вечером - а Шая отчетливо помнила его тепло, было ничем иным как попыткой доказать ей, что он сильнее. Доказал. А она так этого хотела, что сдалась без боя. Шая вздрогнула и стыдливо отвела глаза. Вот ей и аукнулся неусвоенный урок юности: всё то, что разбивает тебе сердце, надо навсегда оставлять за закрытой дверью.

    — Как твоё имя? — Спросила  женщина, пальцами с острыми ноготками приподнимая лицо Шаи за подбородок.
    — Ариса, — не моргнув ответила девушка, покорно подняв голову. Взгляд у женщины был внимательный, прожигающий насквозь. Неестественно белая кожа отливала молочной пеной, да и сама она была красива, если не обращать внимания на то, что в её лице явно было что - то змеиное.
    — Откуда ты, Ариса? — Её взгляд скользнул по светлым волосам девушки и снова впился в глаза, а ногти- в кожу.
    — Ондерон, Госпожа.
    Леди Аргария отвернулась и Шая взглядом проследила за этой бездушной красавицей. Та повернулась к Даллиусу и, вложив ладонь в ладонь, выпрямила спину.
    — Я так понимаю, она для Вас никакой ценности не имеет, Лорд Малак, а мне нужна помощница. Так что я у Вас её заберу.- Это была не просьба и не предложение. Её голос прозвучал так, что даже сам Магистр Йода не стал бы спорить.
    Шая безучастно стояла в стороне. На какой - то краткий миг все чувства отключились и стало всё равно. Пусть уже будет, что будет. Судьбу нужно встречать с распростёртыми объятиями и, раз уж у судьбы лицо Леди Дейны Аргарии- кто она такая, чтобы спорить.
    Работа была не сложной. Надеть платье, расчесать волосы и собрать их в причёску. Так она проживала день за днём. Дейна Аргария оказалась дамой спокойной и… Немногословной. Во всяком случае, обошлось без разговоров по душам, а этого Шая боялась больше всего. Сейчас, по прошествии времени, её, наконец, догнало всё произошедшее и сказать, что ей было нехорошо- ничего не сказать. День за днём она держалась изо всех сил и даже старалась улыбаться, пока душу до крови раздирали кошки. Рутина спасала. Спасала и многолетняя привычка к дисциплине.
    — Что тебя связывает с Лордом Малаком? —  Как - то, словно невзначай, спросила она, не поворачивая головы к девушке.
    Шая пожала плечами, неторопливо собирая складки на подоле, чтобы затем аккуратно подшить их. С того вечера в сторону Даллиуса она больше не смотрела. И вела себя с ним так же, как себя ведут с едва знакомыми людьми. Вежливо и без особых эмоций.
    — Что нас может связывать, Госпожа? Наша встреча случайность и я удивлюсь, если он хотя бы запомнил, как меня зовут.
    — Но, тем не менее, он, почему - то, взял именно тебя с собой, – госпожа повернула голову к девушке и та услышала в её голосе холодную ревность.
    — Так было угодно Лорду, Госпожа. — Шая равнодушно склонила голову набок, – я не достойна спрашивать кого - либо о причинах их поступков, Госпожа. – Это была откровенная дерзость, но девушке так хотелось прекратить этот разговор, что она была готова поступиться вежливостью в угоду тишине. Она подшила складки и выпрямилась прежде, чем Леди успеет открыть рот. — Готово, Госпожа, — она склонила голову и сложила руки. Аргария ничего не сказала, лишь смерила девушку странным взглядом и пошла вперёд.
    На базе было пусто. Поздним вечером мало кто хотел толпиться в проходах и даже свежие сплетни теряли свой флёр интереса и новизны. Шая молча шла чуть позади женщины. Та шла быстро, но девушка за ней успевала. Ни куда они шли, ни зачем- Аргария предпочитала не отчитываться. По сути, всё, что требовалось от Шаи- молчать и делать, что ей говорят. За неимением альтернатив её это более, чем устраивало.
    Тёмную фигуру она узнала моментально. Не могла не узнать. Он появился как- то резко и бесшумно, впрочем, он умел.
    - А, Лорд Малак. На ловца и зверь идёт. Я как раз Вас искала… - Её голос звонко отразился от блестящих полов и ударился от потолок.
    Шая остановилась и  отступила ещё на шаг назад. Прежде, чем деликатно опустить глаза, девушка успела заметить, каким взглядом Аргария посмотрела на Даллиуса и склонила голову. Ну, Сила им судья.
    — Ты можешь идти к себе, Ариса. — Голос Аргарии окатил ледяной водой. Шая не стала перечить: она, даже не посмотрев, безучастно прошла мимо Холла.
    Ещё одна шутка. Ревность резко и очень болезненно сжало сердце. А коготки у неё были покрепче, чем у той бледной змеи. Так что, отойдя на достаточное от парочки расстояние, Шая остановилась и тяжело оперлась ладонью о стену. Широкий рукав белого платья ласково огладил кожу и сполз по кисти вниз. Вообще говоря, платье это было ужасно неудобным, даром, что красивым. Но тут от нее никто и не требовал ни ловкости, ни силы. Да и ничего сложнее иголки в руках она больше не держала.
    Боль слезой скатилась по щеке, и Шая всхлипнула. Снова, ведь, придётся уговаривать себя. Можно врать всем, кто вокруг тебя, но себе не соврёшь. Она, облизнув губы, глубоко вздохнула и посмотрела наверх, надеясь, что слёзы пройдут сами собой. Но стало только хуже. Сзади, грубо перебирая колесиками к ней подъехал дроид и пиликнул на двоичном. Девушка вытерла ладонью слёзы и обернулась. Дроид пиликнул снова и подъехал к ней, прижимаясь к тонкой ткани платья.
    — Боюсь, что нет, — Шая протянула руку и провела по прохладному металлу. Аргария отослала её, Даллиус- дроида. Паззл сложился и от этого стало с одной стороны легче, потому что больше не надо было гадать на кофейной гуще, а с другой… Хотелось лечь и не проснуться. — Пойдём, у меня где- то было масло. Ты опять трещишь как ржавое корыто.
    Дроид возмущённо запиликал, а потом как будто вздохнул и поехал с ней вровень.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:34:38)

    +1

    21

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Вернувшись на главную базу «Черного солнца» на Орд-Мантелле, Малак сразу же столкнулся с кучей проблем и вопросов, которые нужно было срочно решать. Синдикату приходилось подстраиваться под реалии нового мира, чтобы не утратить власть и могущество. Ситх знал, что просто не будет, ведь Империя постарается подмять под себя все влиятельные силы и группировки. Малаку нужно было оставаться, как можно дольше, в тени, и здесь, на Орд-Мантелле для этого имелись все необходимые условия. Однако существовала одна проблема, которая тревожила ситха гораздо больше дел преступного синдиката… Положение Шаи. Она была вынуждена выдавать себя за другого человека и прислуживать самой влиятельной женщине в «Черном солнце». Если честно, Малаку с самого начала не понравилась эта затея. Он не желал девушке такой участи, ведь прекрасно знал характер и высокомерие леди Аргарии. Шая была достойна гораздо лучшего, и ситх привел её сюда не для того, чтобы она оказалась у кого-то в прислугах. Малак чувствовал свою вину, которая день за днем разъедала его сознание и доставляла дополнительных хлопот. Но пока он ничего не мог изменить, не вызвав подозрение у совета и у самой Аргарии, которой наверняка покажется странным чрезмерная забота опасного и влиятельного лорда о простой девушке. Конечно, Малак мог прибегнуть к своим привычным методам воздействия на членов синдиката, и просто пригрозить им расправой, но в таком случае он мог лишиться союзников, которые пока ему выгодны. Ситх лишь надеялся на то, что Шая выдержит свое испытание и не наделает глупостей, прежде чем он избавит её от этих мерзких и недостойных обязанностей. Хотя Малак уже не был уверен в том, что девушка не возненавидит его и не захочет послать, куда подальше. Он обещал ей безопасность, но не покой. Здесь Шая действительно была в безопасности, но легче от этого почему-то не становилось.
    - Вы серьезно считаете, что Император не захочет взять под контроль руководство таким крупным синдикатом? «Черное солнце» - сильная и могущественная организация, доказавшая свою стойкость даже в самых неблагоприятных условиях. Мы слишком неудобный и крупный конкурент для Империи. Думаю, Император будет делать всё для того, чтобы подмять нас под себя, - поделился мнением один из членов совета синдиката.
    - Да, но быстро изменить нашу структуру у него всё равно не получится. На это уйдут годы, определенно.
    - Но, чтобы продолжать вести дела, нам всё же придется с ним считаться. И во что это выльется? Какую часть дохода Император захочет получать с нас? – со всех сторон потекли вопросы, которые больше всего волновали руководство синдиката. Малак молча слушал их, но мыслями был не в этом просторном зале. Он прекрасно понимал, что рано или поздно Дарт Сидиус доберется до него. И когда это случится, ситх должен быть готов защитить не только себя, но и Шаю. Малак знал, что эта встреча неизбежна. Но до неё ему необходимо нарастить мощь синдиката и обеспечить себе надежный тыл. Только так у них с Шаей будет возможность остаться в живых и сбежать туда, где Палпатин никогда их не достанет.
    - Конечно, он захочет заполучить всех нас. Но взять силой у него не получится. А переговоры… Их можно вести бесконечно, - наконец, начал Малак, поднявшись из-за стола. Он начал неспешно ходить по залу, приковав к себе всеобщее внимание. - И всё это время мы будем развиваться и укреплять свои позиции. В Галактике сейчас неспокойно. Везде массовые беспорядки и хаос. Идеальное время для того, чтобы вести дела. Императору придется рассредоточить силы по планетам. Мы можем принять решение о сотрудничестве с Империей. Но на своих условиях. Ему придется на это пойти, - уверенно заявил ситх и окинул взглядом присутствующих членов совета. Больше никто не задавал вопросов. Паника была устранена. Но надолго ли? У Малака голова шла кругом от количества дел, обрушившихся на него. Ему захотелось увидеть Шаю, и как можно, скорее.
    Время было уже позднее, когда ситх заметил две женские фигуры, бродившие по пустым коридорам.
    А, Лорд Малак. На ловца и зверь идёт. Я как раз Вас искала…
    - Да неужели? – с легким раздражением в голосе спросил ситх и перевел внимание на Шаю, которая стояла позади Аргарии и смотрела в пол. Если честно, Малаку захотелось избавить девушку от необходимости такой рабской жизни, ведь она заслуживала гораздо лучшего. Отчасти ситх понимал, что в этом была его вина, ведь это он привел её сюда и заставил притворяться другим человеком. Да ещё и не помог избавиться от необходимости прислуживать этой высокомерной бледной поганке.
    Ты можешь идти к себе, Ариса.
    Малак проследил за девушкой взглядом и почувствовал очередной болезненный укол в районе груди. Это стало для него обычным явлением после прибытия на Орд-Мантелл.
    - И для чего же вы меня искали в столь позднее время, леди Аргария? – спросил ситх, оказавшись в покоях женщины, куда она целенаправленно привела его. Здесь всё было светлым и кристально чистым. Настоящее испытание для глаз, привыкших к темноте. Малак ощутил неприятное покалывание в висках и в лобной части головы. Боль то накатывала, то отступала, давая лишь временное облегчение.
    - Ариса – хорошая девочка, лорд Малак. Благодарю вас за столь полезный подарок, - с самодовольной улыбкой на лице произнесла Аргария и сняла с себя светлую накидку из тяжелой ткани, которую аккуратно положила на спинку стула. Женщина осталась в облегающем бежевом платье, которое почти сливалось с её бледной кожей, создавая впечатление полного отсутствия одежды.
    - Это не подарок, леди Аргария. Она не вещь, которую можно подарить. Она живой человек, и я пригласил её сюда в качестве гостьи, а не вашей обслуги, - строгим тоном заявил Малак, смерив женщину суровым взглядом. Аргария всегда боялась этого взгляда, от которого у неё бежали мурашки по спине. Так и сейчас, женщина не понимала, почему лорд Малак настроен враждебно.
    - Простите, но я не понимаю… Она сама согласилась мне прислуживать. Да и вы совершенно не возражали тогда…
    - У вас куча обслуги здесь, леди Аргария. Не многовато ли для одного человека?
    - Кто эта девушка вам? – серьезным тоном спросила женщина, подойдя на расстояние вытянутой руки. Она знала, что рискует, ведь ситх ненавидел, когда кто-то вторгается в его личное пространство.
    - Завтра же вы освободите её от обязанностей и перестанете донимать своими просьбами. Всё понятно? – твердым тоном заявил Малак, проигнорировав вопрос Аргарии.
    - Да, лорд Малак. Как вам будет угодно, - не скрывая своего недовольства в голосе, ответила женщина и отвела взгляд в сторону, едва сдерживая себя, чтобы не обрушить словесный гнев на ситха.
    - И без глупостей. Держите язык за зубами и продолжайте выполнять свои обязанности, а я буду выполнять свои. Нас обоих заботит судьба и процветание «Черного солнца», не так ли? – с нотками угрозы произнёс Малак, подойдя вплотную к Аргарии. Их лица находились всего в нескольких сантиметрах друг от друга. Женщина коротко кивнула и чуть подалась вперед, чтобы сократить оставшееся расстояние, но ситх ловко увернулся и уверенно направился на выход, оставив Аргарию одну наедине с её мыслями и эмоциями. Он чувствовал гнев, который она посылала ему вслед, но Малаку было плевать на это. Он должен был уже давно поставить эту женщину на место и оградить Шаю от неё.
    Парень постучал в дверь, прежде чем войти. Шая возилась с дроидом, которому с ней явно было лучше, чем с жестоким хозяином.
    - Ещё не спишь? – спросил ситх и прошёл вглубь комнаты, осматривая её. Здесь было довольно скромно по сравнению с его личными покоями. Это не удивительно, учитывая, что комнату для гостьи выбирала высокомерная леди Аргария, которая всегда указывала людям на их место в обществе.
    - С завтрашнего дня ты больше не служишь ей, - вдруг объявил Малак и поймал на себе вопросительный взгляд девушки. – Хватит уже унизительной работы. Мне нужно было с самого начала обозначить твой свободный и нейтральный статус. Это моя вина. Прости, что тебе пришлось через всё это пройти, - серьезным тоном проговорил ситх и сел на кровати рядом с Шаей. – Наверное, ты не такое будущее себе представляла. Но я не говорил, что будет легко. Теперь каждый выживает, как может. Мне нужно уладить ещё несколько дел, прежде, чем мы сможем уехать отсюда. Мы ведь должны найти второй голокрон, помнишь? Чтобы понять нашу связь. Чтобы знать, как жить с ней дальше, - сказал Малак и накрыл руку девушки своей кибернетической ладонью, скрытой под темной перчаткой. Он бросил туда взгляд. Это его проклятье. Его вечное напоминание о предательстве учителя и об ошибке, которую никогда уже не исправить. Его самое уязвимое место и причина постоянных ночных кошмаров. – Ты ещё не пожелала, что отправилась со мной? – вдруг спросил Малак и чуть крепче сжал ладонь девушки металлическими пальцами, спрятанными от глаз, но хорошо ощутимыми под черной кожаной тканью.

    +1

    22

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    Масло ни к чему, если менять надо каждую первую деталь. Несчастный дроид без конца мигал кнопками и жаловался, жаловался, жаловался…
    –– Да будет тебе, –– наконец, прервала его Шая. –– Такая твоя судьба, знаешь ли. Меньше будешь косячить в жизни - в следующей станешь чем - нибудь… Ну, или к другому хозяину попадёшь. –– Дроид разочарованно мяукнул. Простого рецепта не оказалось. Ну а что поделать? Можно выкрасть, но она же не джав. Во всяком случае, до такой жизни она ещё, пока, не докатилась.
    Стук в дверь незначительно отвлёк девушку. Ей - то не знать, кто стоял за дверью. К тому же, кому она ещё нужна, кроме него?
    –– Ещё не спишь?
    –– Ответ очевиден, нет? –– Общаться с ним не было никакого желания. Пусть забирает своего дроида и идёт на все четыре стороны света, оставив её, как, собственно это и было до недавнего времени.
    –– С завтрашнего дня ты больше не служишь ей, –– Шая вздохнула и посмотрела на него. Интересное у него времяпрепровождение: приятное с полезным. Видимо, на той, другой стороне научили. Что ж, всё не зря. –– Хватит уже унизительной работы. Мне нужно было с самого начала обозначить твой свободный и нейтральный статус. Это моя вина. Прости, что тебе пришлось через всё это пройти. –– Он сел рядом с ней на её кровать и девушка посмотрела на него с ещё большим удивлением. На свою кровать она его не приглашала. Как, собственно, и в свою комнату. Но это уже совершенно другой разговор. Наглость, не имеющая границ, раздражала и это раздражение требовало выхода. –– Наверное, ты не такое будущее себе представляла. Но я не говорил, что будет легко. Теперь каждый выживает, как может. Мне нужно уладить ещё несколько дел, прежде, чем мы сможем уехать отсюда. Мы ведь должны найти второй голокрон, помнишь? Чтобы понять нашу связь. Чтобы знать, как жить с ней дальше, –– ах, ну да. Куда же без этого. Интересно, он в курсе, что навязчивые идеи - один из признаков безумия? А вдруг заразно? Шая вновь почувствовала себя вещью. Просто с Аграрией она, как вещь, имела определенные обязанности, которые нет - нет, да скрашивали ей день. Теперь же она стала просто бесплатным приложением. И из - за чего! Из - за того, что в своё время имела неосторожность потрогать вещицу, к которой не должна была прикасаться. Причём, ладно бы сама хотела - так нет, случайно получилось. Но за нечаянно бьют отчаянно и вот теперь пришла пора получать свои пощёчины. –– Ты ещё не пожалела, что отправилась со мной?
    Шая подняла бровь и без тени сомнения высвободила свою руку из его.  С этим цирком пора было заканчивать. Да, она сама согласилась на его предложение. Потому что невовремя вспомнила о том, от чего её так много лет отучали. Не зря же Финек говорил, что хуже любви может быть только бесславная смерть. Сейчас она бы его поправила: не в любви дело. Не совсем в ней. Дело в фантазиях, которые никогда не были правдой. И это даже не разбитые мечты, а её собственная глупость. Так что, если сложить два плюс два, можно понять, что хуже глупости - только бесславная смерть. Её глупости.
    –– Пожалела. Стало тебе от этого легче? –– Её голос прозвучал резко, но абсолютно равнодушно. Так общаются с чужими людьми, которые раздражают и не приносят с собой кроме горечи и разочарования. –– Я починила Ваш дроид, лорд Малак. К тому же, я собиралась ложиться спать, но не могу этого сделать, пока в моей комнате находится чужой мужчина, уж извините. –– Девушка встала, подталкивая дроид перед собой. Тот удивлённо вякнул, но получил ещё один вежливый толчок в сторону выхода. –– Где дверь Вы знаете. Вы через неё сюда вошли. –– Шая в упор посмотрела на звёздного лорда в изгнании с тонким намёком, чтобы шёл туда, откуда пришёл. Хочет - пусть к себе идёт, хочет - пусть идёт к Аграрии, она ему залижет душевные, или какие у него там раны.
    Ночь вступала в свои права медленно, как будто бы нехотя. На этой планете это было чем - то вроде нормы: длинный, кровавый закат, а затем тёмная, беззвёздная, но короткая ночь, сменяющаяся растянутым розовым закатом. Яркое дневное солнце неприятно слепило глаза и даже Шая пряталась от него за ежедневными делами. Теперь же дел больше не было и нужно было как - то устраивать свою жизнь. Может, оно и к лучшему? В кои - то веки будет жить в окружении обычных людей. Надолго ли затянется нормальная жизнь - тут даже Магистр Йода навряд ли скажет. Судя по всему, Сила и ему не доложилась, раз он прячется где - то на задворках Вселенной.

    Темнота ночи беззастенчиво съедалась светлячками, освещавшими поле. На пальцах мягко вязла роса: к утру похолодает и она совсем продрогнет. Времени было мало, если их до сих пор не хватились, значит, им это время дают для чего - то. Попрощаться ли, или… Шая не тешила себя мыслью о том, что Финек и Корр не в курсе. Один стал слишком часто говорить про глупость, второй - что надо думать головой, прежде чем её делать. К чему бы? И эти взгляды на них обоих, впрочем, без попытки развести по углам. Удивительное единство мнений. Еще ни разу девушка не видела учителей, живущих настолько душа в душу.
    –– Ты думаешь, они знают? –– И всё же она спросила. Неинтересно вариться в своих догадках в одиночестве. Она положила ладонь на его щёку и потянула лицо к себе, подставляя переносицу для поцелуя. А затем приподнялась на одном локте и села, скручивая рассыпавшиеся волосы в узел. –– Зачем это всё, Далл? –– Неожиданно спросила она, проводя пальцами по кончикам волос и повела плечом. –– Давай уйдём? Сколько мы ещё будем прятаться? Так, ведь, нельзя…
    И самое печальное, о чём не хотелось говорить, было то, что их ничего не ждёт. Кто им даст быть вместе? Всё будет продолжаться так же, как и сейчас. Тайные встречи, чтобы никто не увидел  и бесконечные нельзя. На каждом шагу. Она подавила слёзы и отвернулась. А потом встала.
    –– Я замёрзла, пойдём домой, –– от расстройства голос стал бесцветным и пыльным, как камень упавший в мох. И даже светлячки как - то погасли, унося за собой крохи света.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:34:16)

    +1

    23

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Малак сразу же почувствовал поток негативных эмоций, исходящих от Шаи в его сторону. Для этого даже не нужно было обладать Силой или прибегать к общей связи. И всё же ситх решил проигнорировать неприятный выпад девушки и прошел вглубь её комнаты. Он ведь пришел сюда, чтобы поговорить и расставить все точки над «и». Отчасти Малак сам виноват в разладе отношений с Шаей. Здесь, на Орд-Мантелле, у него было много дел, которые требовали личного вмешательства ситха. Он не мог просто взять и отказаться от своих обязательств перед синдикатом, ведь пока ему выгодно вести дела с «Черным солнцем». Малак и сам хотел бы поскорее разобраться с текущими проблемами, чтобы переключиться на дальнейшие поиски второго голокрона и уделить время составлению плана по уничтожению Дарта Сидиуса. Ситх лишь надеялся, что Шая сумеет понять его и не отвернется, хотя в последнем он уже не был уверен. И сейчас Малак отчетливо ощущал неприятное колебание в Силе, которое было совершенно не свойственно для джедая. Видимо, Шае не удалось совладать со своими эмоциями и обрести необходимый покой, который был вероломно нарушен ворвавшимся в её жизнь бывшим возлюбленным-ситхом.
    Пожалела. Стало тебе от этого легче? – Её голос прозвучал резко, но абсолютно равнодушно. Малак был готов к подобному ответу, но всё равно ощутил болезненный укол в районе груди. Шая была не похожа на саму себя. Темная сторона кружила возле этой светлой чистой девушки, всё сильнее затягивая в свои липкие сети. Неужели это действительно последствие связи с ситхом? Может ли Малак так сильно влиять на эмоциональное состояние бывшего джедая?
    Я починила Ваш дроид, лорд Малак. К тому же, я собиралась ложиться спать, но не могу этого сделать, пока в моей комнате находится чужой мужчина, уж извините, - голос девушки был пропитал желчью. Она встала и указала ситху на дверь, выразив свое нежелание продолжать беседу. Всё это однозначно было тревожным звоночком. Только, вот, переживал Малак не за себя и не за свою репутацию, а именно за Шаю, ведь она шла по очень скользкой дороге, рискуя потерять равновесие и разбиться.
    - Ты же в курсе, что ненависть – прямой путь к тёмной стороне? – это, скорее, было утверждение, нежели вопрос. Малак смерил девушку пристальным взглядом, всматриваясь в её лицо. – У тебя есть право ненавидеть меня. И я не имею ничего против этого чувства. Оно хорошо мне знакомо, ведь я иду с ним бок о бок уже много лет. Ненависть делает меня сильнее. Но в твоем случае это может иметь обратный эффект. Ты можешь потерять саму себя. А я не хочу, чтобы это произошло. Ведь если Шая… именно та Шая, которую я всегда знал, исчезнет, то всё в этой гребанной Вселенной потеряет смысл, - серьезным тоном признался Малак, после чего направился в сторону двери.
    - И да, через нашу связь я чувствую кое-что ещё… - вдруг сказал ситх, остановившись на пороге. – Ревность. Она съедает тебя. Делает слабой и уязвимой для темной стороны. Не буду скрывать, что мне приятно, что я тебе не безразличен. Но у тебя нет поводов для ревности. Спокойной ночи, леди Шая, - добавил Малак, после чего покинул комнату девушки, оставив её наедине со своими мыслями и чувствами.
    Ситх вернулся в свои покои и громко хлопнул дверью. Дроид сразу притих и отъехал в угол комнаты, чтобы ненароком не попасть под горячую руку хозяина. Малак снял с себя рубашку и кожаные перчатки, отбросив всё на стул. Он умылся холодной водой, чтобы хоть немного остудить голову и привести мысли в порядок. Ни черта. Слова Шаи о том, что она пожалела о своем присоединении, до сих пор крутились в сознании. Ситх знал, что всё так и будет. Он прекрасно понимал, что им с Шаей не удастся ужиться вместе, ведь они навсегда разделены двумя противоположными сторонами. Он всё это знал, но всё равно предложил объединиться, чтобы вместе выжить в новом мире. И к чему всё привело? Они по-прежнему далеки друг от друга, как небо и земля.

    Всё в этом храме было пропитано темной стороной Силы. Малак ещё никогда не чувствовал такой мощной энергетики, от которой даже ему становилось тяжеловато. Но ситх продолжал исследовать бесконечные залы, ища заветный голокрон, ведь учитель доверил ему эту задачу. Малак не мог подвести своего наставника. Не мог вернуться с пустыми руками. Он скорее умрет, чем потерпит неудачу и ударит в грязь лицом перед могущественным учителем. Малак чувствовал, как темная сторона наполняла его… чувствовал, как она придавала сил и уверенности двигаться вперед. Парень хотел быть достойным своего учителя. И ничто не могло помешать ему добиться поставленной цели.
    Наконец, вдали показался легкий отблеск, привлекший внимание ситха. Да, это определенно был голокрон, который неспешно крутился в воздухе, наполняя зал хорошо ощутимой мощной силой. Глаза Малака загорелись ярким огнём. Губы расплылись в довольной улыбке, а руки потянулись вперед, намереваясь поскорее прикоснуться к заветному предмету. Но голокрон исчез, словно его никогда здесь и не было. В помещении стало темно и холодно. Малак растеряно осмотрел зал, пытаясь найти логическое объяснение этим внезапным изменениям. Но оно не понадобилось, ведь ответ всплыл уже в следующую секунду, когда за спиной послышался до боли знакомый жужжащий звук светового клинка…
    Их было пятеро. Трое – с оружием, способным противостоять световому мечу, двое – со световыми мечами. Все они были в хороших доспехах и с масками, скрывавшими их лица. Малак понятия не имел, кто это такие. Но одно он знал точно. Они пришли его убить. Уничтожить. Стереть с лица Вселенной, навсегда отправив в небытие, словно он никогда и не жил. Но самое ужасное было даже не это… А то, что этих людей прислал сам Дарт Сидиус, задумавший избавиться от своего ученика. Да, Малак уже догадался об этом… Он знал жестокую правду, которая била гораздо сильнее и больнее мыслей о предстоящей возможной смерти. Предательство учителя, которому был всецело верен… Вот, что по-настоящему уничтожает человека. Вот, что приносит ему самую сильную боль. 
    Малак знает, что ему конец. Знает, что ему не хватит сил выстоять перед такими мощными противниками. Но он борется. Сражается до последнего, ведь не хочет умирать. Не хочет кануть в безызвестность, превратившись в ничто. Он ведь ещё так много не сделал в жизни… Так много не узнал. Так много не достиг. Но все эти душевные переживания перебиваются жуткой, почти нестерпимой болью в правой руке… Малак с ужасом смотрит на голый локоть, понимая, теперь это точно конец. Металлическая рукоять светового меча тяжелым грузом падает на пол вместе с отрубленной конечностью. Сердце стремительно наполняется страхом, ужасом, злобой, а затем и лютой ненавистью, которая поддерживает в ситхе волю к жизни. Глаза наливаются расплавленным тёмным золотом и впиваются в фигуры врагов, намеревавшихся завершить начатое дело. Малак с помощью Силы призывает свой световой меч, который загорается красным в левой руке. Темные глаза безумным взглядом смотрят на врагов, очертания которых почему-то неожиданно растворяются в воздухе, словно мираж… Ситх поворачивает голову и видит фигуру Шаи, которая с немым ужасом на лице наблюдала за всем происходящим со стороны…
    - Шая? – вопросительно произносит ничего не понимающий Малак…

    Ситх резко пробудился ото сна и сел на кровати, тяжело дыша. Даже полуспящий дроид невольно подпрыгнул, тихо пискнув, но тут же притих, чтобы не привлечь к себе внимание. Сердце Малака колотилось, как бешеное, и всё тело было покрыто холодным потом. Он пытался прийти в чувство и осознать, что произошло. Это определенно был тот часто повторяющийся сон, состоящий из самых неприятных воспоминаний ситха. Только, вот, на этот раз там почему-то появилась Шая. Неужели это результат их странной связи? И означает ли это то, что девушка побывала а разуме Малака и всё видела собственными глазами? Парень очень надеялся, что это не так. Но уже ни в чем не был уверен.

    +1

    24

    [nick]Shae[/nick][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Шая, 27</a></div>Некогда рыцарь - джедай, а теперь всего лишь беглянка без имени</div>[/lz][icon]https://imageup.ru/img158/3911317/img_0884.jpg[/icon]

    Тяжёлая, вязкая вода никак не хотела её отпускать. Как она оказалась посреди этого бескрайнего моря - Шая сама не поняла. Почему - то она не тонула, но и выйти не могла. Да и не то, чтобы не хотелось. Просто когда тебя вот так вот навязчиво держат за руку - неприятно. Да и зачем? Она же бесполезна и ничего не может дать. Расплачиваться кровью за кровь - дурная затея. А она ничьей крови не проливала и никогда её не хотела.  – Отпусти меня, – попросила она и вода тут же покрылась разноцветными переливающимися прожилками. Пальцы закололо, как будто она прикоснулась к оголённому проводу и Шая, от неожиданности, попыталась вытащить руку. Кисть налилась свинцом. – Ну пожалуйста, – чуть тише попросила она и перестала сопротивляться. В ответ, хватка ослабилась, и она, наконец, смогла осторожно вытащить руку. Кисть болела, но на ней не было ни следа. Такой уж была эта вода: сколько ни проводи по ней ладонью, с пальцев не стечёт ни капли.
    Вода сдалась и, кажется, потеряла к ней интерес. Она расплылась вокруг, оставляя за собой мерные ртутные круги и выйти стало совсем несложно. Даже платье не замочила, а глубина стала совсем мелкой. Там, под водой оказался такой же стальной песок, правда, очень холодный. И шла она, почему - то, не оставляя следов. Но чем дальше к берегу, тем ей было сложнее. Не потому, что что - то держало, а потому что на плечи и грудь вдруг свалилась такая тяжесть, что стало тяжело дышать. Шая прижала ладонь к ключице, это не помогало, но зачем - то было нужно.
    Храм был недалеко. Она видела его на высоте небольшой выцветшей сопки. Почему - то когда она была здесь в прошлый раз, был странный старик в полуразрушенной хибаре, потерявший всякий смысл передатчик и беглец, которого она так никогда и не найдёт. Во всем этом упорядоченном хаосе храму места не нашлось - она его не запомнила в упор. Может, это уже её память шутит с ней? Пройти всё то, что прошла она и не сойти сума - вот подвиг, достойный мемуаров.
    Она знала, что должна идти. И она шла, лишь только оглянулась один раз: странное море тоскливо пустило за ней ртутную руку, но она отошла так далеко, что воде было уже больно её преследовать. Набегавшая за ней волна ослабела и медленно и  угрюмо сползла в общую массу. Она вернётся, но позже. Обещала, ведь.
    Песок бесшумно проседал под босыми ступнями. Она всё шла и шла. Какое - то издевательство: храм был близко, но как она ни пыталась, он не приближался. А дышать, тем временем, становилось всё сложнее и сложнее. Тьма расползалась вокруг неё как зловонный туман и тянул её вниз. Может, поэтому вода так быстро отступилась? Местные говорят, что те, кто в него заходят - пропадают навсегда. И она чувствовала это, жалкие остатки Силы от тысяч душ, сгинувших в этих неласковых водах. Плевать. Надо идти, несмотря ни на что, потому что она не просто чувствует, а знает, что её ждёт он. Почему - то она так нужна ему, хоть он и не говорит прямо, но эта мысль никак не выходит из головы, тревожит сердце и съедает весь её разум. И этот страх, разделённый на двоих, заставляет её идти вперёд, он намного сильнее Тьмы, душащей её.
    Тёмный мрамор был ещё холоднее песка. Она, наверное, была слишком занята своими мыслями и ощущениями. Резко сжавшая её горло рука стала неожиданностью, но Шая даже не испугалась. Кто - то подошёл к ней сзади, а она не услышала и не почувствовала, потому что весь разум был занят другим. У неё была цель и она к ней дойдёт, даже растворившись в Силе.
    – Если хочешь убить, то сделай это быстро. – Державший её сзади человек ослабил хватку, но не отпустил. Он был и не был. Тень, без лица и тела. Лишь оболочка, с чужой волей. Повисла тишина.
    – Нужна ты мне…  – Голос сзади подёрнулся презрением и рука тут же отпустила её. Шая не стала оборачиваться. Не нужно тревожить то, что не должно быть растревожено. А, кроме того, всегда нужно быть благодарной - ей сохранили жизнь, сделав её дело легче в сто крат.
    Холод, достойный могилы пронзил кожу миллионами стальных иголок. Она вздохнула раз, два, не позволяя себе задрожать. Нужно лишь привыкнуть. Что значит боль тела по сравнению с болью разбитого сердца? В итоге, всё кончается, но тело с нами не останется, а душа растворится, неся за собой пережитое горе. Абсолютна тишина навевала тоску и давила на уши. Этот храм был осквернён чужой кровью и понапрасну загубленными жизнями. Смерть пряталась по углам и смотрела на неё мышиными глазами, примеряясь к ней: нужна, или нет. Да нет, не нужна, как и тому незнакомцу на входе. Ему нужен кто - то другой. Она, может, понадобится, но не сегодня.
    Чужие шаги были первым, что она услышала за долгое время. Шая обернулась и увидела её. Даллиус тянулся к голокрону, но это был обман. Она хотела закричать, предупредить, но открытый рот не издал ни звука. Её здесь не было и увидеть её могла лишь такая же тень, как она сама. Броситься к нему, удержать, увести - она не могла ничего. Шая словно приросла к полу, который приковал её к себе как та вода у подножия холма. Но та была теплее и ласковее, а от этого храма ей невыносимо хотелось сбежать.
    Пятеро фигур появились так же неожиданно, как на пороге и она была готова поклясться, что один из них был тем, кто заметил и её. Она может лишь наблюдать, потому что связана по рукам и ногам. Самое отвратительное чувство - ощущение собственной полнейшей беспомощности. Немая пытка, в которой её заставляют чувствовать и разделять всю боль, отведённую ему. И в ней есть место и предательству, и разочарованию, и страху.
    Но она лишь фигура, статуя, стоящая в древнем обесчещенном храме. Он даже её не видит. Нет сил уже даже пытаться дышать и слеза скатывается по щеке, разбиваясь о пол. А за ней другая и ещё одна. И снова, и снова.  Фигуры, окружившие Даллиуса, вдруг растаяли, а он оглянулся. И по его взгляду она поняла, что он её видит.
    – Шая?

    Шая сама не понимала, какая сила заставила её проснуться и что гнало её по ночным коридором. Не сознание, не разум, а что - то другое. Она не шла, почти бежала, не обращая внимания ни на холод, ни на тьму, ни на льющиеся слёзы.
    Дроид, видимо, узнал её по шагам, словно кот, потому что дверь открылась почти что сразу, он только удивлённо, но коротко пиликнул. Мог не стараться. Она бы и так вошла. Сейчас её не остановили бы ни двери, ни Далл, ни, уж тем более, дроид.
    Он сидел на кровати и тяжело дышал. И выглядел не лучше её. Только она, наверное, чуть ли не светилась в темноте: побелевшая от пережитого кожа слилась с льняного цвета волосами и белого цвета платьем. Шая осторожно подошла к нему и, подобрав подол, села сзади него, на постель. А потом, обвив шею руками, притянула к себе, заставляя лечь. Только сейчас пришло какое - то осознание реальности и того, где она вообще, и с кем. Она поняла, что не просто замёрзла - заледенела. Девушка прижалась к спине Даллиуса и запустила пальцы ему в волосы:
    – Ты глупый, Далл. Кем бы ты ни был, во что бы ты ни верил, я всегда буду любить тебя, чего бы мне это ни стоило. – Зашептала она и поцеловала его за ухом. – Я всегда буду на твоей стороне и никогда тебя не предам. – Шая приподнялась на локте и дотянулась до его виска, гладя большим пальцем по щеке, – я не знаю, почему ты чувствуешь мою ревность, но в упор не видишь самого очевидного. Ты делаешь мне больно, но если если кто - то из нас не пойдёт другому навстречу, то мы утонем в ненависти. Я не выживу с камнем в груди, Далл. Значит, я должна быть первой. – От невыразимой нежности болит сердце, кружится голова и слабеют пальцы. Как он мог не чувствовать этого столько времени? Шая, прерывисто вздыхая, склонилась к нему и прикоснулась губами к губам. – Я должна была чаще говорить тебе это, тогда… Но ты бы всё равно ушёл, я знаю. Ты был сам не свой, – она провела обратной стороной ладони по его щеке, – я никогда не была на тебя в обиде, Далл. И никогда не думала о тебе плохо и не желала тебе плохого. Я столько лет молилась за тебя, столько думала о тебе… – Она покачала головой, поджав губы и потёрлась носом о его висок, – я так люблю тебя, больше жизни и всего, что есть в ней. Ты - моё всё. – Она провела ладонью по его плечу и зарылась лицом между лопатками, перекладывая руку ему на грудь. – Засыпай, ещё очень и очень рано. Я буду с тобой.

    Отредактировано Valerie Randall (5 Апр 2022 12:52:42)

    +1

    25

    [nick]Darth Malak[/nick][status]I'll show you the dark side[/status][icon]https://i.ibb.co/QN814zx/158871816.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Даллиус Хол, 30</a></div>Ситх, нареченный именем Дарт Малак, преданный своим учителем. Тайный глава криминального синдиката "Чёрное солнце"</div>[/lz][sign]https://i.ibb.co/sg880Yk/2415246.gif[/sign]

    Малак очень надеялся, что это был просто сон, и что Шая не стала свидетелем той ужасающей сцены, которая уже несколько лет мучает его каждую ночь. Девушка не должна была этого видеть. Не должна была становиться участницей мучительного наказания, которое обрушилось на перешедшего на темную сторону Далла. Но уже через пару минут ситх услышал до боли знакомые шаги. Ноги Шаи не просто ступали на холодный пол. Они стремительно разрезали пространство, стараясь, как можно скорее, преодолеть эти казавшиеся бесконечными метры между комнатами. Девушка, словно вихрь, ворвалась в покои Малака и тут же бросилась к нему, не давая возможности осознать всё происходящее. Ситх по-прежнему тяжело дышал и был в шоковом состоянии, не в силах сдвинуться с места. Однако крепкие объятия Шаи дарили спасительное тепло и действовали лучше любых успокоительных средств. Малаку было достаточно просто чувствовать её присутствие рядом…
    Ты глупый, Далл. Кем бы ты ни был, во что бы ты ни верил, я всегда буду любить тебя, чего бы мне это ни стоило. – Зашептала она и поцеловала его за ухом. – Я всегда буду на твоей стороне и никогда тебя не предам.
    Её голос звучал так приятно и так сладко. Она всё ещё любила его. Любила всем сердцем. Несмотря ни на что. Несмотря на то, что когда-то Даллиус оставил её одну и выбрал темный путь. Он не понимал, почему, ведь считал себя недостойным её любви и преданности. Сердце ситха болезненно сжималось в груди, заставляя чувствовать угрызение совести…
    Нет, она не должна… Она не может… Почему, Шая? Почему? – в голове крутилось столько вопросов, которые хотелось задать вслух, но Малак просто был не в состоянии отойти от пережитого шока. И только лишь прикосновения любимой девушки не давали ему сойти с ума. Её любовь и забота исцеляла темную душу ситха, заставляя мысленно возвращаться в прошлое. В ИХ прошлое, которое теперь казалось таким далеким…
    Я не знаю, почему ты чувствуешь мою ревность, но в упор не видишь самого очевидного. Ты делаешь мне больно, но если если кто — то из нас не пойдёт другому навстречу, то мы утонем в ненависти. Я не выживу с камнем в груди, Далл. Значит, я должна быть первой.
    - Шая… - на выдохе произнёс Малак и перехватил холодную женскую ладошку, крепко сжав её в своей руке. – Ты не должна была всё это видеть. Я не хотел, чтобы ты разделила мою боль. Ведь это – только моя вина. Мои ошибки. Я сам должен расплачиваться за них. Только не ты. Ты самое дорогое, что у меня было и есть в жизни. Ты – мой единственный свет, что не дает мне окончательно пасть во тьму. Я не достоин тебя. Не достоин твоей любви. Я твое проклятье. И я понимаю, что должен отпустить тебя, чтобы окончательно не затянуть за собой в бездну. Я всегда это понимал. Но… не могу. Не могу отказаться от тебя. Я был скован глупыми правилами и мнимыми цепями, которые мне удалось разорвать и вырваться на свободу. И теперь у меня нет преград. У НАС нет преград, Шая. Больше нет, - серьезным тоном проговорил Малак, отвечая девушке откровенностью на откровенность. Между ними больше не осталось никаких тайн, недомолвок или границ. Всё было стерто обоюдными признаниями, на которые их сподвигла эта загадочная связь Силы, соединившая вместе две стороны - свет и тьму, что никогда не существовали друг без друга. Может, так было определено самой Вселенной?
    Я так люблю тебя, больше жизни и всего, что есть в ней. Ты — моё всё. – Она провела ладонью по его плечу и зарылась лицом между лопатками, перекладывая руку ему на грудь. – Засыпай, ещё очень и очень рано. Я буду с тобой.
    От ужаса, охватившего ситха после чудовищного сна, не осталось и следа. Объятия любимой девушки чудотворно подействовали на разум и тело Малака, позволив ему наконец-то расслабиться. Шая была рядом, и всё остальное перестало иметь какое-либо значение. Парень знал, что может спокойно засыпать, ведь старые кошмары сегодня его больше не потревожат. Но теперь этого было мало. Очень мало. Малак не собирался терять время зря, которого и так было прилично упущено. 
    Ситх повернулся к девушке и заключил её лицо в своих ладони. Он провел кончиками больших пальцев по щекам Шаи, сравнивая ощущения кибернетический и здоровой руки. Малак знал, что чего-то уже никогда не вернуть… знал, что ему придется до конца жизни расплачиваться за принятое в юности решение. Но это не могло помешать ему получить то, чего он желал больше всего на свете. Ситх настойчиво притянул Шаю к себе и впился в её губы поцелуем, который довольно быстро набирал всё более смелые обороты… Малак словно никак не мог насытиться этой девушкой… Он навис над ней и провел губами по шее, опускаясь ниже к груди… Ладони скользили по белой ткани платья, пытаясь освежить в памяти соблазнительные изгибы женского тела… Теперь им не нужно было контролировать себя или останавливать в самый интересный момент. Никаких цепей. Никаких оков. Никаких правил. Никаких ограничений. Ничего из этого больше не существовало. Всё это умерло вместе со старым миром. Остались лишь чувства и желания двух любящих сердец, которые были предназначены друг другу самой судьбой.

    0


    Вы здесь » The Capital of Great Britain » Листы безумия [AU] » Star Wars: Вынужденные союзники