В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Dead Black Heart


Dead Black Heart

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/b2/2a/9/775736.png
Лоурен Леманн и Джаред Рассел
18 декабря 2021
Waldorf Astoria Beverly Hills

+1

2

What's left to say?
These prayers ain't working anymore
Every word shot down in flames
What's left to do with these broken pieces on the floor?

Было трудно дышать, Лоурен помнила это ощущение слишком ярко, когда оказалась в автомобиле, ей показалось, что ее окликнул Баррет, а может это был просто шум от океана, что доносился в нетеплом воздухе. Но Портер все же звонил, но отвечать Леманн не хотела, она лишь ответила на пару его сообщений и подтвердила то, что сходит с ним на показ Saint Laurent, хотя желания особого у нее не было, она вообще не очень понимала, чего она сейчас хочет, или что ей делать. Возможно надо было уже улетать в Лондон, так же спешно, как она уже когда-то улетела в Германию. Но слишком много дел были даже не начаты, важных дел.
Лоурен поджала в автомобили колени под себя, и положила на них голову, смотря за тем, как проносятся мимо пальмы, и это было забавно, учитывая, что скоро Рождество, а она привыкла к снегу... Странным было то, что она позволяла себе любые мысли, лишь бы не думать о произошедшем, не думать о Джареде и своем побеге. Это было правильно.Это было безопасно и для ее внутреннего состояния и репутации, только вот тяжелый камень перекатывался слишком ощутимо где-то в груди, продавливая под собой казалось бы твердое основание, сквозь трещины которого сочилась ядовитая горечь. Он был слишком близко, но она смогла выдержать его взгляд, и возможно сделать всё, чтобы он больше и не подошёл к ней.
Она слишком стремительно покинула убер, чтобы оказаться в своём номере, чтобы почувствовать себя в безопасности, за закрытой дверью, только выходя на террасу, чтобы насладиться видами и глотнуть прохладного воздуха.
Бутылка белого сухого и бокал, что был наполнен весьма спешно, должны были помочь ей успокоиться, как и звонок Олдману, который только добрался до работы в Лондоне. Кажется, она даже забыла об этой разнице в восемь часов, ей надо было напомнить себе, что все хорошо.
Закончив разговор, она пошла в ванную, ей надо было просто полежать в теплой воде, и теперь она будет просить высылать список гостей, чтобы подобного не повторилось, чтобы закончить работу без потрясений и явно сделать это как можно скорее.
Хлоя позвонила поздним вечером, разливаясь весьма красноречивой тирадой и извиняясь за то, что осталась на вечере, но извинения были глупыми, ее подруга должна была остаться там, чтобы сгладить все углы, поэтому Лоурен послушала сплетни, что поведал Томас мисс Фёрт, и отправилась спать. День оказался слишком длинным, всего из-за нескольких минут...
Только сон шёл слишком плохо, даже на кружащуюся от вина голову, в которой возникали образы человека, что давно залез под кожу, и которого она так отчаянно пыталась вытравить.

Уснула Лоурен лишь под утро, позволяя себе после проспать до одиннадцати часов, что не входило в ее привычку, что выбило ее режим. Все стремилось нарушить с трудом выстроенный ход ее жизни, последние пару дней, но это было мелочью, просто надо было принять все, как некий дискомфорт, с которым она справиться и что это все являло рабочие моменты.
Было бы неплохо отправиться на пробежку, но время было упущенным, ведь у нее была назначена встреча с агентом, который покинул один из конкурирующих лейблов и искал работу. А именно это был Алекс Леджер, который мог организовать работу с любым исполнителем и имел весьма соблазнительную паутину связей, что Леманн не могла упустить этого человека, который был не прочь поболтать с ней о возможных условиях.
В час дня она подошла к назначенному месту, и через сорок минут мистер Леджер сказал, что его многое устраивает, но ему нужно подумать, и Лоурен понимала, что это лишь стратегия, набивания цены и он перезвонит уже вечером, и потому не скрыла своего приподнятого настроения, и отправилась в гостиницу, не планируя более покидать свой номер.
Занимать свой мозг работой, это было правильным решением, чтобы скорее затереть события прошлого дня, но в два места для переговоров  с исполнителями Хлоя поехала одна.
Это было глупо думать о том, что Джаред материализуется где-то рядом, но Леманн решила ограничиться с пребыванием на мероприятиях, на всякий случай, ей просто хотелось побыть в одиночестве, но еще впереди совещание по Тимсу, а пока была куча накопившихся документов, которые надо разобрать.
Переодевшись в удобную одежду, Йерсель забралась с ноутбуком на диван, чтобы просмотреть все финансовые отчеты и понять, сколько средств компания готова вложить в новых исполнителей. Свежая кровь требовалась лейблу, но Ло не могла найти чего-то, что могло ее задеть, зацепить, как когда-то Джастин...
Пальцы коснулись лба, и мелкая дрожь рассыпалась по плечам, слишком яркой была то и дело вспыхивающая картинка воспоминаний... Его улыбка... Его глаза... Его движения... Слишком хорошо она знала эти мелочи....
Она потянулась за телефоном в номере и заказала себе ланч, понимая, что за день в ней был только кусочек морковного пирога и черный кофе. Стоило заказать еще бутылку белого, но возможно ей пригодиться что-то покрепче из бара, чтобы заставить себя уснуть.
- Так, а средств не так и много... Может стоит и потерпеть... - она заглянула в рабочий чат, там было все спокойно, несколько шуточек и пара смешных картинок.
Лоурен услышала как открылась дверь, наконец-то ей привезли еду:
- Чаевые на тумбочке.

вв

https://i.pinimg.com/564x/9a/be/4f/9abe4ff68eaca4b0fe22bfda5b601b52.jpg

+1

3

Теперь, когда Джаред знал, что Лоурен в городе, обнаружить её точное местоположение было нетрудно. Собственное предположение о её родительском доме хоть и оказалось ошибочным, но так даже проще. Не придется ни придумывать веских оправданий, ни сложных схем.
Плевать Расселл хотел на условия их развода - не он это начал, а теперь наоборот, сражается за их будущее. Это достойно только восхищения, а кто думает иначе, может гореть в аду. В конце концов, вполне возможно Лоурен сама этого хотела — откуда ему знать, она ведь ни слова не сказала. В моменты особенно рьяного погружения в раздумья о всяких причинах Джаред даже допускал предположение, что она этот процесс придумала для того, чтобы он побегал за ней. Что, конечно же, не правда. Причина развода была чётко описана на всех этих чертовых бумажках.
Джаред заселился в отель утром, но не пожелал остаться в номере. Невероятное совпадение: прямо в этом же коридоре находился номер Леманн, кто бы мог подумать? Вместо себя Расселл оставил Саймона, знакомца старой гвардии, когда-то не пожелавшего связать свою работу с Европой вместе с Джаредом. Его Расселл знал ещё со времён университета: он был достаточно мелочным мерзавцем, что делало его легкодоступным инструментом для всякого рода невинных проделок, вроде сегодняшней схемы. Болтать он не будет: слишком ярким был пример когда-то давно, к чему подобное приводит, к тому же Джаред сразу бы понял, откуда произошла утечка, а эта "дружба" Саймону была нужна.
Звонок раздался примерно в час дня. Джаред неспешно откланялся в студии и уехал, сославшись на срочность и неотложность дел. Он всё утро, с момента заселения, был на нервах: а вдруг не получится? Вдруг он сделает только хуже? И без того клеймо ставить уже было некуда...
А может именно этого она и хочет? Лоурен хорошо его знала, слишком хорошо. Она наверняка ждёт от него чего-то подобного. К тому же... дело было не только в ней: собственная гордость требовала удовлетворения! Цепочка действий была запущена, и пусть в качестве провидения сыграл Баррет, Джаред доведёт дело до конца. Победного — в этом не было сомнений.
Странно, но ощущения от отеля, когда Рассел только приехал сюда, и сейчас были совсем разными. Поначалу он видел его полем боя, башней с принцессой, которую для завоевания требуется немного вразумить. Сейчас же он шел будто в удушливые силки, расставленные во мраке за каждым неверным углом. Никто не мог по-настоящему знать, как он боялся того, что собирался сделать, точнее, того, что будет, если он проиграет — опять. Но и не сделать он не мог, просто был не способен. Он слишком устал от того, как же бесконечна стала между ними пропасть.
В лифте Джаред пересекся с опрятной сотрудницей отеля, везущей на своей хромированной тумбе свежие блюда. По счастливой случайности они ехали на один и тот же этаж, и в глубине натянулось сладкое напряжение. Именно поэтому Джаред приветливо улыбнулся девушке, явно узнавшей его, и отпустил какую-то банальную шутку. Девица покраснела и уставилась на двери, перебирая пальчиками по ручке своей тележки.
Лифт с мягким сигналом отворил двери, и в конце коридора Джаред разглядел Саймона, ковыряющегося в телефоне. Подняв голову на шум, он заметил Джареда и коротко кивнул в сторону, приподняв брови, а потом направился к ним, приветственно махнув рукой и бесшумно губами изобразив "привет". Джаред сразу же отреагировал, подхвативая спектакль для случайной свидетельницы: игра началась.
Девушка с едой остановилась чётко у двери номера Леманн. Мужчины коротко переглянулись, и когда сотрудница приложила свой магнитный ключ и собралась выкатить тележку, Джаред положил ладонь поверх её, а другой приложил палец к своим губам. Он лучился так будто собирался сделать подарок, меняющий судьбы, и их глаза встретились. Девушка округлила глаза, как потерявшийся заяц, в её голове медленно шевелились инструкции насчет причуд звездных гостей, и Джаред, воспользовавшись её замешательством, толкнул еду в номер. Услышав голос Ло, он, ни на секунду не мешкая, легко взял деньги и вернул их сквозь дверной проем. Не дожидаясь, когда девушка оживет, Саймон забрал деньги у Джареда, а потом сам протянул их сотруднице, чуть склоняясь к ней в торопливых объяснениях самого сахарного характера и слегка отстраняя её от номера. Он был обаятельным и харизматичным как дьявол, совмещая при этом внешность скандинавского бога и австралийской фитоняшки. У него была крайне важная задача: сделать так, чтобы не поднялась тревога. Ранее предполагалось использовать ключом плановую уборку, но раз подвернулся удобный случай, можно и сымпровизировать.
Джаред мягко прошел вглубь номера, по пути теряя маски трогательной радости и детского восторга. В животе лежал камень, сердце ворочалось в груди, неприятно толкаясь в ребра.
О, как мило, — сказал он в ответ на брошенное замечание о чаевых. — Спасибо. Обед подан.
Взгляд замер на Йе. Силки стянулись, и не видно, сколько существ угодило в ловушку: одно или два.
Картина смотрелась по-идиотски родной и уютной.
Извини, что без приглашения. Но до тебя, как всегда, не дозвониться.
Он медленно, скорее перекачиваясь с ноги на ногу, прошел вдоль стены, прислушиваясь к своим демонам.
Ты так и не дала мне шанса нормально поговорить с тобой. Всё исправить. А ведь я скучал по тебе.

+1

4

And it's your way, it's your way, L
Don't choke on your decisions
You're allowed to have ambition, yeah
And it's okay, it's okay, L



Тонкие крупицы мелкой, быстрой, колючей дрожи проскользнули по ладоням, поддевая кожу, задевая каждую частичку натянувшихся нервов, вызывая слабый электрический спазм, что накатывал куда-то под сердце. Россыпь прокатилась к плечам, подбиралась к горлу, порождая толстые ледяные канаты сжимающие легкие, заставляющие задыхаться от собственной невозможности вздохнуть.
Беспомощность, слишком острая и слишком опасная свалилась грузом, обваливаясь на и без того натянувшуюся систему, что опасно затрещала, сильнее подавая импульсы и заставляя сердце биться чаще, порождая глубинный ужас, пробудившийся от загнанности в угол.
Лишь первые звуки его голоса, и все отреагировало на его появление, на его присутствие, будоража и пугая, пробивая насквозь...
Ноутбук медленно соскользнул с ее ног, от неосторожного движения, падая на ковёр с приглушённым стуком, от слишком резких движений, продиктованных ее подсознанием. Ноги подобрались к животу и она обернулась в сторону двери, соскакивая с дивана и отходя назад, широко распахнув глаза, как напуганная кошка, которую застали врасплох.
Сердце бешено билось, она не могла поверить в то, что видит его перед собой...
Этого не может быть, ты не можешь быть здесь? Нет!
Она следила за каждым его движением, улавливая малейшии движения на его лице, каждое изменение, пытаясь прочитать, что было в его голове, что он задумал, понимая, что сейчас она совершенно не владеет ситуацией, и ей трудно предположить, что может произойти, но понимала одно, она не должна позволить ему докоснуться до нее, потому что это ее сломает, уничтожит и сожжёт.
Она сделала все, чтобы на момент развода он не смог добраться до нее, она была в Германии, и ограничения из-за пандемии играли на руку, позволяя им быть на расстоянии... Она держалась, она старалась, умирая каждый вечер, ощущая ледяную пустоту внутри себя. Одиночество, что сводило с ума, эту ломку по его присутствию, по его запаху, по его голосу, улыбке, по его прикосновениям...
Она ждала, надеялась, что он появится и боялась этого, понимая, что тогда не доведет все до конца... Время помогало, облегчало эту боль, запорашивала эту неконтролируемую жажду по нему, позволяя вспоминать моменты, из-за которых она решилась разорвать свои оковы. И становилось легче, и появился тот, кто помог ей забыть, помог ей стать сильнее, помог поверить, что она сделала все правильно...
Только для этого ей требовалось избегать его музыки, новостей о нем, его фотографий, что было практически невозможно...
Он был всегда ее наркотиком, сильным, вызывающим привыкание, и который всегда будет напоминать о себе, воспоминанием о том, что ей всегда будет сначала чертовки хорошо, чтобы потом было неимоверно плохо...
Она устала так жить, устала зависеть от него, она училась быть без него, дышать без него, радоваться жизни, собирая ее, и вот, одно его появление, и все летело к чертям, сгорало, накрывало ненавистью ко всему...
Безумие, бьющееся в голове, сознание, тянущееся к нему...
Нет! Нет! Я не для этого столько боролась!
Убирайся!
Исчезни!
Прошу...
Скучал?
За что ты так со мной?
Пожалуйста, у меня же нормальная жизнь... Без тебя...

- Исправить? - ухмылка нервным смешком прокатилась в голосе и она заставила себя выпрямиться, отступая от него, держа расстояние,- Что исправлять, Джаред? Я никогда не пыталась исправить тебя, не требовала от тебя большего, чем ты можешь дать, к бы мне не хотелось, потому что я знала, какой ты человек. А что исправлять, когда ты такой? Я простила тебе вспышку гнева, и то что произошло. Я всегда прощала тебе твои вспышки гнева, даже, - она тяжело вздохнула, собираясь с силами, чтобы впервые сказать это, - когда ты износиловал меня, потому что любила тебя, потому что думала, что понимаю. Пусть это и было тяжело, но твой контроль... Ты спелся с врачом! Ты пытался даже это держать в своих руках, Джаред! Зачем? Я и так была вся твоя, что мне порой казалось, что от меня ничего не осталось. Я устала! И что ты хочешь исправить? - голос дрожал, и Лоурен стало невыносимо холодно и больно, - Джаред, я тебя прошу, если я хоть немного что-то значу для тебя, уходи. Все кончено. Я сейчас довольна своей жизнью! У меня все хорошо! - она заговорила равнее, не веря в то, что так легко все соскальзывало с ее губ, будто она давно думала над тем, что скажет ему, хотя она понимала, что это было неправильным, сдавать позиции, но она не могла иначе, не могла быть столь хладнокровный, когда его глаза смотрели на нее. - И ты понимаешь, что, появившись тут, это точно раструбят журналисты? Что-то да просочиться? Ты хочешь подтверждения слухов? - Scheisse, а если Виктор увидит, что он подумает? - она замотала головой, и с ужасом посмотрела на него, все еще пятясь назад, - Пожалуйста, скажи, что тебя никто не видел, умоляю? Мне не нужны проблемы, мне не нужны опять тысячи писем от твоих поклонниц. Нам правда, не о чем с тобой говорить. Не заставляй меня вызывать охрану.
Она сдает позиции? Нет, она говорит то, что думает, впервые прямо, не думая о том, как он отреагирует, она достойна собственного мнения, достойна чувств, она тоже хочет, чтобы о ней думали, она хочет, чтобы он ушел... Потому что ей хочется рыдать, от этой горечи, что разъедала ее душу, от боли, что сжимала грудь.
Прошу...

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Dead Black Heart