В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Зимняя пора! Очей очарованье!


Зимняя пора! Очей очарованье!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


Зимняя пора! Очей очарованье!
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/OL9q8u4.gif 
https://i.imgur.com/ypGDqfZ.gif https://i.imgur.com/GbfW327.gif

Reginald Brawley & Henry Harrow & Evangeline Morgan
5 февраля, 2022 / Уэльс

Генри и Ева решают, что жизненно необходимо пригласить мистера Броули в небольшую поездку, отдохнуть после больницы, посмотреть на зимнюю природу Уэльса, испечь вкусных круассанов, и просто приятно провести время.

Отредактировано Henry Harrow (24 Дек 2021 23:16:08)

0

2

После того, как мистера Броули окончательно выписали, Генри и Ева решили устроить небольшую поездку, пригласиви его поехать вместе с ними. Местом зимнего отдыха Хэрроу выбрал свой родной Кардифф в Уэльсе, где сейчас находится его наследственное поместье, доставшееся от отца. С момента его смерти, Генри бывал там несколько раз, ездил, проверял все ли нормально, решал какие-то организационные вопросы. По первоначалу это был ремонт, так как дом был  в некотором запустении, с тех пор как семья оттуда уехала много лет назад, там никто не жил. Только смотритель дома и пара прислуг, поддерживающих дом в чистоте и порядке. У Хэрроу это место, прежде всего, связано с детством. Здесь он прожил до совершеннолетия, отсюда он уехал в Лондон учиться, и больше не возвращался до смерти отца. Сразу после отъезда Генри в Лондон, Амелия с семьей приобрели дом поближе к городу, чтобы иметь возможность навещать сына чаще. Отцу, по большому счету, было все равно. У него была и квартира в Лондоне, он там работал, дома бывал не так уж и часто.
Приехав сюда в первый раз после уезда, Генри понял, что не питает к этому месту особых ностальгических чувств. Поэтому и не готов здесь жить, даже одному с семьей. Продать тоже нельзя, так как это собственность семьи, она может быть передана только по наследству. И перейдет она следующей Джо.

Почему вдруг Генри решает приехать именно сюда, да еще и раскрыть мистеру Броули такую тайну, которую хранил много лет, он сам пока не понял. Возможно, хотелось развеяться, уехать подальше от города, им всем нужна небольшая встряска. Ева давно канючила у Генри куда-нибудь уехать, но он боялся, что на таком сроке беременности это будет опасно. Однако девушка все же смогла убедить мужа, который решился на такой отчаянный шаг. Собственно, когда Генри озвучил желание пригласить главврача в эту поездку, она с радостью поддержала. Хэрроу оставалось собраться с духом, чтобы решиться на такой шаг. Вот что мистер Броули о нем подумает, когда придется рассказать правду? К нему он подошел с этим предложением в начале недели, чтобы убедиться, что главврача нет особых планов на эти выходные. И после не очень долгих уговоров в конце понедельничного рабочего дня, описания распрекрасного Уэльса, аргументов «за», в частности, что его супруга тоже будет рада, если мистер Броули тоже поедет вместе с ними, все же удалось получить согласие. С сияющей улыбкой, Генри вышел из кабинета главврача, сообщив время отбытия, точнее то, в которое Хэрроу заберет его на машине из дома. Благо, теперь знает, где он живет. Зима выдалась в этом году, на редкость холодная, поэтому рекомендовал одеться потеплее, чтобы можно было прогуляться. А продукты и все необходимое, купим по дороге в ближайшем супермаркете. В остальном объяснил, что у него там родной дом, где они смогут остановиться до следующего дня, погулять и потом поехать обратно.

На дорогу придется потратить не меньше двух часов, пока Ева запасалась всем, что ей необходимо, Генри успел проверить машину, прогреть ее, загрузить туда нужные ему вещи, а также вспомнить, где лежат ключи от ворот, от дома… И три раза подумать, надо  ли ему все это. Но чего уж тут думать, обратно не откатишь уже. Просто, было как-то странно туда снова возвращаться. Накатывали не самые лучшие воспоминания, которые Генри никак не мог вытравить из своей головы. Он с большим трудом вновь начал жить нормально, даже немного оправился после того, что случилось с дочерью, после того, что натворил сам. Посещение психиатра давали свои результаты, но пока это только начало, до полного выздоровления еще далеко.

— Ну, ты готова?  — устав ждать, спросил Генри Еву, уставив руки в боки у машины.

Сев за руль, Генри разместил Еву поудобнее на заднем сидении, отдав его ей в полное распоряжение, на обоих передних сидениях включил подогрев, чтобы к моменту, когда они прибудут за мистером Броули, машина была уже полностью готова. В выходные, благо, больших пробок нет и они достаточно быстро преодолели расстояние из Стратфорда до… их нового дома. Да, Генри совсем забыл, что Ева еще ничего не знает о его намерениях. Там уже почти все готово, оставались мелкие штрихи. Генри выбрался из машины, чтобы встретить мистера Броули у парадной.

— Доброго дня, мистер Броули, — улыбнулся Генри, — У вас много вещей? давайте помогу, положу в багажник, садитесь вперед, — поинтересовался он, — Как вы себя чувствуете? — спросил Хэрроу, надеясь, что уже все действительно нормально. Пока мистер Броули был в больнице, порядком, напугал Генри, который от него почти не отходил все это время. Приходилось совмещать вместе с работой, где Хэрроу находил отвлечение, как ни странно.

+2

3

Последние месяцы беременности Еве давались тяжело. Она привыкшая все время куда-то бежать и чем-то быть занятой, вдруг сама для себя обнаружила, что больше ее жизнь не принадлежит ей. И это удручало ее. И чем она становились глубже беременной, тем большая апатия на нее нападала.
Генри-то и до беременности был против ее работы, а сейчас и вовсе негативно настроен на все это. Хотя она и сама понимала, что бежать куда-то с огромным пузом непросто. Даже не так, это совсем нереально. Ибо близнецы делали ее передвижение практически невозможным. Да и ее общее состояние не было пригодным для работы криминальным журналистом. Поэтому-то ей пришлось взять перерыв на работе и теперь большую часть времени, она проводила дома. Но не работать совсем она не могла. Ева, наконец-то, приступила к написанию книги. Делала она это в тайне от мужа, ибо понимала, что Генри не придет в щенячий восторг от того, что она снова полезла в ту же петлю. Ее ведь практически перестала посещать кошмары. И она не знала от чего именно, от терапии или же от того, что она впервые за двадцать пять лет ощутила себя счастливой. Но Ева пришла к выводу, что ей надо закрыть эту главу, а лучшее решение в этом случае, выплеснуть все на бумагу. Да и чего греха таить, она уже заключила договор на публикацию с издательством, те ждут от журналистки готовый материал к маю месяцу.

Когда же возвращался Генри с работы, Ева становилась нормальной беременной дамой. Она готовила и капризничала. От того, что она была дома, Ева слегка поехала крышей и требовала от мужа больше внимания, хотя понимала, что Генри  работает в больнице, а это само по себе непростое занятие, которое требует от него полной концентрации и внимания.
А еще на фоне всего этого, Ева была расстроена тем фактом, что доктор Броули попал в больницу, она пару раз выпрашивала у Генри, чтобы тот отвез навестить его. Ей было горестно осознавать тот факт, что они могут потерять такого прекрасного человека, как доктор. И девушка понимала, что самое лучшее, что она может сделать, это просить Генри отвозить ему домашнюю еду. тем более для Евы готовка стала единственным развлечением в последнее время.

Она была очень рада, когда Генри сообщил о том, что доктор Броули пошел на поправку и его выписали. У нее будто бы груз с плеч упал. И  тогда Ева решила, что все-таки стоит уговорить мужа хоть куда-нибудь уехать на выходные, ибо скоро ей ставят роды, а ходить из угла в угол в квартире она больше уже не может. И случилось чудо, Генри пошел ей на встречу и согласился на поездку. И Ева попросила позвать доктору Броули с ними, тем более ему тоже следовало отвлечься от всего, что было, и просто насладиться прекрасной погодой и свежим воздухом.
И вот, когда все было согласованно, настал день отъезда. Ева словно уточка передвигалась по квартире, собирая все необходимые вещи для маленького путешествия. Будучи беременной, она ужасно мерзла, поэтому-то укуталась в несколько свитеров, шарф и теплое пальто, собрала сумку со своими вещами и мужа. Когда Генри ее позвал, это укутанное чудо вышло к нему.

- Помоги мне сапоги одеть- проговорила Ева, ибо на таком сроке ей уже было достаточно трудно наклоняться. С горем пополам, она была запихана в обувь. Следующим этапом квеста становилось впихнуть беременного пингвина на заднее сидение в машину. Из-за одежды и своего большого живота, задача это была не из простых.
Пока она села в машину, Ева уже порядком устала и ее уже клонило в сон. Пока они ехали до дома доктора  Броули, Ева успела даже немного задремать, как только они остановились, открыла глаза и выпрямилась. Когда  Ева увидела его , помахала ему из машины рукой, когда же он сел в машину, мягко улыбнулась
- Добрый день, доктор. Рада вас видеть- отозвалась Ева.-  я очень рада, что Генри удалось вас уговорить поехать с нами в это путешествие. Генри- обратилась она к мужу, когда тот сел за руль.- мы же заедем на ближайшую заправку, да?- спросила она у мужа.

+2

4

Выписали в воскресенье, и то - он настоял. Банковский счет, изрядно обмелевший (в по-правде превратившийся в лужу) после развода, для такого долгого лечения - да и вообще, лечения - приспособлен не был, хоть большую часть и покрывала клиника с широкого жеста Стэнли. Еще и лекарств столько. В общем, волевым решением выписался. Он радовался этому факту, шутил с медсестрами, рассказывал презабавные истории, потом забрал рубашки из химчистки, приехал в квартиру и разрыдался. Истерика на пустом месте заняла около двух часов, поэтому он еще успел сходить до фармацевтического пункта, забрать свои назначения и распихать их по таблетницам. Одна пришла розовая, а он хотел обе черные. Будет у него черная и розовая, утро и вечер. Каждый раз придется выбирать, с чего же начать долбанный день.
Спал плохо, встал рано, черная, на работу опоздал. Он решил поехать на машине и почему-то приготовления к этому занимали очень много времени - Реджинальд постоянно все забывал, а в какие-то моменты просто будто выпадал из реальности. Например он сел в автомобиль в семь двадцать, а пристегнулся уже в начале девятого. Куда делись эти сорок минут он не имел никакого понятия. На работе действительно радовался, он крайне скучал по всему этому, даже утренняя планерка вызывала щемящее в груди чувство сладкой ностальгии. С облегчением отменил, что мыслительная заторможенность прошла, соображал он довольно шустро - по крайней мере с половиной историй управился до обеда. И не припомнит даже, когда это он был так продуктивен. Консультации тоже шли бодро, он не задумываясь выдавал сложные конструкции и сам себе удивлялся. Гарольд поглядывал на него волком и очевидно сторонился. Нужно будет подойти и отчитать его, увольнять кардиолога мистер Броули передумал. Они оба тогда наговорили лишнего, но Гарольд был на работе, это коренное отличие - за это и получит нагоняй.
После обеда просто сидел в кабинете и иногда отвечал на телефон. Из него будто вынули позвоночник и любую волю, способность к действию. Было ровно, безразлично, никак. Опять выпал из времени на два часа. Очнулся уже из-за таймера, гадливо вытряс содержимое розовой таблетницы, покурил, согласился на предложение Генри куда-то съездить на уикенд.
Ну а что? Во-первых, он снова куда-то выпал и, чтобы не показаться невежливым, ведь он все прослушал, на всякий случай согласился - выяснит по факту. Во-вторых, обещалась миссис Хэрроу, а ей необходимо было лично выразить благодарности за заботу. В третьих, не сидеть же все выходные в квартире?
Собственно, вся неделя прошла в таком же ритме. Он вставал, выбирал черную, до обеда работал, потом сидел и смотрел в стену, задерживался до десяти или двенадцати вечера дорабатывая, в квартиру приезжал мучиться бессонницей. Пить было нельзя, он пока держался. А, нет, в среду он сходил к Томасу и пожаловался на жизнь, тот очень обтекаемо и вежливо предложил терпеть еще неделю. Что ж...
Суббота наступила как-то внезапно - мистер Броули понял это по новостям. Он теперь всегда держал радио включенным, чтобы в квартире не было тишины. Свет не выключал, потому что отчего-то стал бояться воров. В общем, обзавелся странными привычками. А, насчет субботы - просто об этом сказали по радио и он понял, что сегодня он едет не на работу, а куда-то с Генри и Эванджелин.
Зачем он там вообще нужен? Поздновато он озадачился этим вопросом, судя по времени они уже выехали из Стратфорда и вот-вот приедут, а он свесил только ноги с кровати. Пришлось убыстряться. Посмотрев на себя в зеркало и решив, что бритье существенно на ситуацию не повлияет, он сэкономил время на нем. Ради разнообразия начать день решил с розовой, не будет же он при людях светить этим недоразумением - с собой возьмет черную. Гениальный ход. Много времени ушло на поиск шарфа, пришлось перетряхивать все три сумки. Зато обнаружил целый пакет с подарочными безделушками от фармацевтических корпораций, опять блокноты, ручки, какие-то тяжелые коробки... термос. В него он бросил ромашковый чай, которым его тоже обильно снабдили добрые люди, залил кипяток и пошел на выход. Два раза вернулся, потому что постоянно что-то забывал. Генри его наверняка уже проклинает за задержки.
На улице оказалось не тепло. Но на этот случай у него шарф. В любом случае, ситуация с теплой одеждой с начала января не поменялась, было несколько не до этого. Ладно, в машине тепло будет. Он разулыбался при виде Генри, поздоровался, похлопав его по плечу:
- Добрейшего, мой дорогой, как у вас дела? Все хорошо? - он глянул на машину, улыбнулся, помахал миссис Хэрроу в ответ, а потом удивленно вскинул брови: - Вещей? Да вроде только это.
Реджинальд хмуро посмотрел на термос, который держал подмышкой, и задумался. А что за вещи он должен был взять? Ключи, очки, телефон, кошелек, шарф, таблетницу, термос. Для этого вряд ли нужен багажник. Карманы вполне справятся. Или он прослушал что-то важное? Куда они вообще едут?
- А я что-то должен был взять? - поинтересовался он, чуть обмерев. К радости, все выяснили и ему не пришлось вновь возиться с возвращением в квартиру. Хотя после он будет испытывать некоторые переживания на сей счет.
- О, здравствуйте, моя хорошая. Как вы замечательно выглядите. Вы там удобно устроены? Так рад вас видеть, - запричитал мистер Броули, усаживаясь на переднее сидение и тут же выключая подогрев. А то будет как уж на сковородке, к тому же замерзнет после первого же визита на улицу. Этот подогрев от лукавого. Он пристроил термос в держатель для стаканов между сидениями и, повернувшись к Эванджелин, принялся засыпать ту вопросами, предложениями, заверениями: - Как у вас дела? О, да, мне было крайне приятно получить это приглашение. Как раз хотел воспользоваться возможностью и поблагодарить вас за заботу в ходе моего недавнего недомогания. С вашей стороны это было крайне мило, я очень признателен. Пастуший пирог вне всяких похвал. Генри говорил, что вы заходили, но я, к сожалению, не помню. Поэтому за это тоже хотел извиниться. Мне тут миссис Хэрвуд, медсестра с шестого, подарила ромашкового чая, так я заварил, если кто желает - извольте, вы уже с час в дороге провели.
Пока, до середины дня, у него вполне нормальный настрой, надо этим пользоваться: успеть всем надоесть, а потом просто сидеть и смотреть в пространство. Таков был план.
- Прошу простить за глупейший вопрос, - он пристегнулся и повернулся с Генри, - вероятно вы уточняли, а это я все забыл - мы, пардон, куда путь держим?

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/tFv4Fj4.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

Отредактировано Reginald Brawley (26 Дек 2021 23:09:14)

+2

5

Генри был искренне рад видеть мистера Броули в добром здравии, да и в хорошем настроении, прямо-таки бальзам на душу. На мгновение позабыл о том, что ему предстоит поведать в пути, да еще и потом показать, абстрагировался от дурных мыслей. Вообще эта поездка должна помочь расслабиться всем троим, перевести дух и поднять настроение. Во всяком случае, Хэрроу на это рассчитывал  и даже весьма снежная, холодная погода не могла испортить ему настрой. Когда-нибудь они с Евой съездят в полноценное свадебное путешествие, но похоже на то, что это будет уже с детьми, и еще не скоро. Но чем это хуже? Тем более, с мистером Броули, Генри чувствовал, что просто обязан ему помочь развеяться, как и Еве. Хорошая компания получается.

— Оу, ну тогда прекрасно. Просто Ева у нас, даже в магазин собирается, как в поход на трое суток, так что спросил по инерции, — улыбнулся Генри. Так или иначе, в доме найдется все необходимое, Хэрроу просто задавал этот вопрос жен перед каждым выходом из дома. Лучше восемь раз переспросить, чем потом или возвращаться, или по дороге заезжать в магазин.
— У нас все хорошо, вот, наконец-то, хоть куда-то выберемся, да и нам всем не помешает немного отвлечься от городской суеты и не только, — Хэрроу сел за руль, взглянув на Еву.
— Заедем, конечно. И еще будет остановка у магазина, так что думай хорошо. На трассе уже никуда не выйдешь, — обозначив все остановки, Генри прекрасно понимал, что дети сейчас жене доставляют некоторый дискомфорт, но это совсем скоро уже пройдет. Сроки родов стоят на конец месяца, но может и раньше. Так что Хэрроу уже сам начал параноить по этому поводу… Ева смогла его убедить, что в текущей поездке ничего страшного не случиться. В конце концов, с ней два врача, если вдруг что. Ну, вот опять, волноваться начал. Пока мистер Броули отвлек Еву разговором, Хэрроу подавил в себе это ни к чему не нужное волнение, завел машину, и тронулся с места.

— Отчасти, нет, это не вы забыли, это я не уточнял. Только что нам предстоит пара часов в пути, — отозвался Генри, выезжая на оживленную дорогу, ведущую к выезду из города. Тут была вероятность встрять в пробку, так  как большинство городских жителей на выходные уезжали загород, даже зимой Хэрроу наблюдал этот феномен. Он набрал воздуха в грудь, как будто собирался рассказать что-то очень страшное. Хотя больше странное.
— На самом деле мы едем в Уэльс, город Кардифф. Там находится наш семейный дом, так сказать. Мы там прожили с семьей с моего рождения и до отъезда в Лондон. Потом, когда я уехал, мама решила перебраться в дом поближе к городу, — пояснил Хэрроу, переходя к самой сути.
— Так получилось, что мне свезло… в не очень хорошем смысле, лично для меня, родиться в семье аристократов, мама наша герцогиня. Ева не даст соврать, как я не люблю это вот все… После смерти отца нам с братом досталось два поместья, одно из них в графстве Суррей, а второе, вот в Уэльсе. Не самое близкое, но зато не самое большое, — отозвался Хэрроу. Не очень ему хотелось приглядывать за большим поместьем, а там все спокойно за высоким забором. Кроме того, здесь же его любимый стадион для регби.
Генри внимательно следил за реакцией мистера Броули, этой информацией он ни с кем вообще не делился, кроме Евы. Ну, и знали, наверняка, в полиции, пробивали. Только среди коллег Хэрроу никому не рассказывал, и никто его носом в это не тыкал.

— Но подумал, почему бы туда не съездить. Там красивая природа, да и место тоже, — хоть и связано с не самыми приятными воспоминаниями. Но пора бы отпустить эту ситуацию, дом сейчас пустует и ни одного отголоска прошлого там не осталось. Даже ремонт сделали. Хэрроу доехал до ближайшей заправки, остановившись на светофоре перед ней.

— Ты как там? — обратился он уже к Еве, — Будешь выходить? Или до магазина доедем? Помощь нужна? — на всякий случай поинтересовался Хэрроу.

+2

6

Они женаты с Генри около полугода, но так и не съездили в нормальное путешествие. Ева не умеет отдыхать, конечно же, но в целом она бы хотела поехать с ним куда-нибудь. Желательно в теплые края. Да, Евушка теплолюбивая птичка, ей нравится слушать звук океана за окном и когда солнце ласкает ее кожу. Увы, Лондон полная противоположность ее любимому климату. Но именно в этом городе, она нашла то, чего никогда не было в ее жизни, семью. Она до конца еще не верила в то, что это не сон, что Генри реален, да и их дети - это тоже реальность. И да, именно в этот момент, когда она витала в собственных мыслях, один из близнецов больно пнул ее.
- Милый, ну перестань- погладила она живот через куртку, но кажется ребенку так нравилось истязать свою мать и она получила еще один пинок.
А чего она хотела от детей? У них родители Генри и Ева, и зная их нрав, еще парадоксально, что Ева в принципе ходит, а не все время лежит на сохранении.

Пока она гладила свой живот и успокаивала близнецов, в машину сел доктор Броули. Ева была очень рада его увидеть и ее радовало, что он находился в здравии. Признаться честно, она очень испугалась за него. Он был им как родной и потерю такого человека, Ева бы не пережила. Да, если бы их покинул Ричард, Ева бы, конечно, загрустила, но быстро бы отпустила эти волнения. А вот болезнь доктора, порядком потрепала их с Генри.
Миссис Хэрроу, мягко улыбнулась на слова доктора.
- Да-да, не волнуйтесь, мне максимально удобно, ну насколько это может быть удобно на таком сроке - ответила девушка, продолжая поглаживать свой живот, который ходил таки ходуном, близнецы не унимались.- Ох, сегодня малыши слишком активны и уже порядком испинали меня- смущенно проговорила девушка и почувствовала, под рукой чью-то ножку.-  О, мне было совсем не трудно. Нынче готовка- это мое единственное развлечение. Да, нет все в порядке, мне было достаточно убедиться, что вы живы- она чуть шире улыбнулась и сменила слегка положение на кресле, видимо малыши решили, что не очень-то удобно сидят. – И доктор, вы же для нас родной, я не могла не волноваться за вас- чуть шире улыбнулась Ева, подложив под спину маленькую подушечку, что взяла из дома.- О, я бы с радостью, но боюсь, что тогда мы точно никуда не доедет- смущенно, протянула девушка. И то было правдой, нынче ей в принципе нельзя далеко отходить от туалета, а то могут случиться непоправимые ситуации.
- Я и там и там выйду, знаешь ли твои дети сегодня выпили много чаю и уже хотят, чтобы мы вышли- выдохнула она и поморщилась и вот опять, кто-то пинается, кажется это девочка, мама говорила, что Ева тоже была драчуньей.

Пока Генри рассказывал о поездке, Ева на пару мгновений выпала из реальности задремала. Ох, когда уже она вернется в свое нормальное состояние? Она сейчас только спит и бегает в туалет и все. Ей кажется, теперь ее жизнь сократилась до двух этих действий.
Она встрепенулась и открыла глаза.
- Ну да, к слову, а я миллионерша - добавила бывшая мисс Морган- ну это наследство моей маменьки.
На самом деле с Генри они были похоже, оба скрывали свое происхождение и семью. Ева стыдилась на самом деле свою семью, ей казалось, что все будут думать, что она добилась всего сама, а помогли ей связи семьи.

- О, нам жизненно необходимо выйти и мы хотим чего-нибудь сладенького - проговорила Ева и отстегнула ремень и поползла к двери.- Если я не вернусь через десять минут, значит, я застряла в проеме и можно идти меня выручить- она дернула ручки двери и словно колобок выкатилась из машины. Из-за большого пуза она уже ничего не видела и шла практически вслепую.
Благо на заправке оказался более или менее адекватный туалет и Ева  не без препятствий, но все-таки сделала за тем, чем пришла сюда. И после этого похода захотелось пить и есть. Вернувшись в зал, она взяла протеиновый батончик и бутылку воды, еще минут через пять она вернулась к машине, уже жуя батончик, на этот период дети притихли. Она вновь начала забираться в машину, выходило с трудом, но она не сдавалась.
- Генри, наши дети спокойны в одном случае, когда я ем- пробурчала она, откусывая еще один кусочек батончика.- так ладно, кто что предпочитает по еде, я могу приготовить практически все, но вам придется мне помогать- улыбнувшись ответила она, раскорячившись на заднем сидении.

+3

7

- Жив, вашими чаяниями, - улыбнулся мистер Броули на слова Эванджелин. Он не знал, в каком тогда уж внешне состоянии пребывал, что к нему применяют настолько пониженный стандарт, но сам факт приятен, конечно. Хотя он бы и предпочел, чтобы его таким не видели. Крайне странное состояние. Он и не припомнит, чтобы с ним что-то такое происходило, а ведь потрясения за жизнь испытывал куда более сильные, чем отмененная операция, с которой все и пошло. Но Томас говорит, что это накопительное, конечно. Ну да, накопилось...
Его вопрос о месте назначения будто был какой-то тяжелой темой, так показалось на минутку мистеру Броули, и он совершенно не понял, в чем тут дело. Заявлялось же легкой поездкой, что не так? Он чрезвычайно внимательно посмотрел на Генри.
- О, Кардифф, превосходно. Вы потому и не хотели дом, потому что он у вас в наличие, разумно, - отозвался Реджинальд с заштатной улыбкой для поддержания диалога, тем временем ерзая на сидении и отогреваясь. Ему было весьма непривычно быть на пассажирском, он бы лучше вел. Сейчас они еще потратят с двадцать минут просто выезжая из этого района, ой, нужно было выбрать место встречи удобнее - он бы подъехал куда-нибудь в более удобное место. Но умные мысли к нему спасибо, что вообще приходили, но невовремя, конечно. Спасибо, что хоть глупый вопрос про "а зачем же вы тогда квартиру в том недоразумении многоквартирном выбрали" не вырвался. А то это же сюрприз, по всей видимости.
Далее последовали дополнения про семью мистера Хэрроу и еще одно уточнение про два поместья. То, что мистер Хэрроу из тех самых Хэрроу, а не однофамильцы какие, мистер Броули был в курсе сравнительно давно. Даже водил знакомство с его матушкой, весьма шапочное, но её светлость показалась ему крайне достойной особой с превосходными манерами. Они, помнится, даже обсуждали содержание собак. По Генри не скажешь, что он из аристократии, по крайней мере обычными для их класса условностями он не явно страдает. Но, как понял мистер Броули, в том и было его желание - максимально отстраниться, дабы получить некоторую свободу и иные блага частной непубличной жизни. Хотя вряд ли такое желание нашло у его родственников одобрение. В остальном, мистер Броули не знал, что отец мистера Хэрроу скончался, да они и не были знакомы, только наслышан его персоне, да и то не самым лестным образом из уст Генри. Но все равно стоило бы сказать:
- Примите мои соболезнования. Это большая утрата, - он выдержал подлежащую случаю паузу. Судя по тому, что дети уже вступили в права наследования имуществом, прошло больше года, поэтому тема не столь болезненна, хотелось думать. - Надеюсь, что её светлость в добром здравии?
- Оу, как интересно, - отозвался мистер Броули на дополнение Эванджелин, не зная что и ответить. Серьезно это или в шутку. Поэтому потребовалось перевести тему. Ну не заявлять же, что его отец, мол, автомеханик, к самом деле. Но к тому времени они уже подъехали на заправку, а мистер Броули наконец вспомнил, что он забыл. Сигареты он забыл. Поэтому даже повода придумывать не пришлось, пошел приобретать, заодно и выкурил почетную первую, наблюдая за суетой на заправке из отдаленного загончика для тех, кто еще не отказался от немодных нынче вредных привычек. Как и стоило полагать, после подогретого сиденья, он моментально замерз. Нужно все же решить что-то с этим пальто, либо не ездить никуда.
Мистер Броули вернулся в машину, его передернуло с холода и он принялся пристегиваться.
- Обязательно. Я б вообще вас уже к плите бы не подпускал, исключительно из благих и рациональных соображений - вообще крайне удивительно, как вас еще на сохранение-то не уложили. Хотя меня всегда Ричард ругает за перестраховку и напоминает, что беременность не болезнь, а естественный процесс, а поэтому совершенно иная часть медицины. Прав, конечно же. Но я бы уложил, а еще отругал бы за эту поездку. Я, можно сказать, только ради вас и поехал, - он хитро улыбнулся, переглядываясь с Генри. После сигарет его тянуло на шутки. Хотелось еще выпить, конечно, выходной как-никак и сформированная привычка, но в термосе, увы, чай.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/tFv4Fj4.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

+2

8

Поездка в Уэльс, к местам, где он родился, давалась Генри не очень легко. Но понимал, что когда-то нужно это сделать. Отпустить все страхи, предрассудки, которые накопились в нем за столько лет. Может, даже окончательно отпустить злобу на отца, хоть его уже год, как нет, но все равно, это было тяжело. Забыть свое детство не представлялось возможным. Хотя и на детство оно смутно было похоже. В Кардиффе Генри бывал очень редко и всегда ездил один, даже дочь с собой не брал, несмотря на то, что это и ее будущее наследство тоже.
Рассказывая о своей семье, Хэрроу чувствовал неуверенность за реакцию мистера Броули, немного побаивался, что его могут и отругать за то, что Генри отказался от таких перспектив. Но это было осознанным решением, о котором Хэрроу ни разу не пожалел в своей жизни. Иначе бы вряд ли имел все, что у него есть. Любимая жена, любимая дочь, знакомство с мистером Броули, это вообще одно  из значимых событий в жизни Хэрроу. Он только недавно начал осознавать, насколько оно для него значимое. Кроме того, его полюбила семья Генри, нынешняя семья. . Да и вообще, это был бы совершенно другой человек. Аристократ со своими манерами, более подобающе одетый и живущий не в Стратфорде, а в Ульсе или где-нибудь в поместье, недалеко от матери. Женатый на какой-нибудь леди из высшего общества. Ну, уж нет, таким Хэрроу себя не видел, от слова совсем. Вот, ведь, как интересно… Его родители и супруга с дочерью, это две совершенно разные семьи для него.
Реакция мистера Броули немного успокоила Генри, что не слишком шокировал таким заявлением. Только вот удивленно обернулся на заявление Евы. Ладно, спишем на беременность. В последнее время, частенько все приходится списывать на капризы беременной… Кажется, Хэрроу уже ждал дня, когда она родит больше, чем сама Ева.

Он сдержанно кивнул в благодарность за соболезнования, но они не отозвались в нем действительно чувством какой-то утраты. Наверное, это неправильно. Уж совсем неправильно. Иной раз передергивало от таких мыслей, но куда от них денешься. Нужно просто смириться… Мистер Броули для него больший отец, чем тот, кто его пытался воспитывать первые семнадцать лет… Хотя какие там. Лет десять от силы.
— Да, относительно, все хорошо, — подтвердил Генри несколько неуверенно, но решил пока не затевать этот разговор, во всяком случае, не сейчас. Нужно бы сначала доехать до места без происшествий.
Пока Ева и мистер Броули вышли из машины, Генри на всякий случай проверил путь в навигаторе и примерное время в пути, с учетом того, что иногда придется останавливаться. В целом, нормально выходит, пробок на трассе нет, главное, выбраться из города, это всегда проблематично, особенно, в выходные дни.

— Ничего удивительного, я тоже спокоен, когда я ем, — улыбнулся Хэрроу, намекая на то, откуда ветер дует. Замечание мистера Броули, относительно поездки вызвали неловкую улыбку, он переглянулся с ним и стыдливо отвел взгляд. Генри прекрасно понимал его волнение, да и сам в последнее время слишком нервный. Правда, старался этого не показывать Еве, чтобы не волновать ее. Но вот никак не мог противостоять беременной женщине, это было выше его сил. Однако крайне не хотелось признаваться в этой слабости, и нужно было обойти эту тему. Ну и, конечно же, не признаваться в этом Еве.
— В чем-то я с вами солидарен, мистер Броули, — с улыбкой ответил Хэрроу, — Но едем исключительно с разрешения врача. Да и самой Еве полезно, хоть куда-то выбраться. Правда, я бы такой, что действительно положил на сохранение, — он посмотрел в зеркало заднего вида, на свою жену, — Но пока беременность протекает нормально, без эксцессов, так что она меня уговорила, — с толикой обреченности проговорил Хэрроу, явно обозначая, что просто сдался под женскими чарами.

Генри вырулил в сторону выезда из города, ближайшая остановка, магазин. А пока ехали, Хэрроу вспомнил о словах Евы о еде.

— Собственно, может, есть какие-то пожелания по поводу еды, — он посмотрел на мистера Броули, затем на жену, — Можем что-нибудь испечь… Правда, к своему стыду, местной плитой я пользоваться не умею, — выдал Генри. Насколько он помнил, даже мать ею не пользовалась. Только прислуга.

+2

9

Говорят, что беременность- это волшебное время, когда мир вокруг тебя расцветает и ты ощущаешь чуть бы не дуновение райского ветерка. Нет, ну может быть в двадцать лет, оно все так и происходит. Ева же ничего не чувствует, кроме постоянного голода, отеков и желания пописать. И да, оба наследника явно имеют дурной характер, ибо превратили ее живот в поле боя. Они постоянно берутся, им все время что-то не нравится. Молчат только, когда получают желаемое, а именно еду. И самое ужасное, из-за своего большого живота Ева потеряла возможность спасть на животе, в своей любимой позе. Эти сорванцы в принципе не любят, когда мама спит. Они начинают неистово буянить и заставляют ее идти в туалет, ибо один из близнецов, постоянно неистово давит на мочевой пузырь.
Рассказы о семье, что  Ева, что  Генри давались с большим трудом. Ева же в основной массе говорила о своей семье с долей сарказма. Она никогда не считала себя частью богатой семье своей матери. Она в принципе с ними мало общалась. Эти люди были ей чужды, причем во всех смыслах. У них были другие взгляды на мир, даже в похищение юной Евы, они обвинили Ричарда, которого считали совсем не парой для Мелани. Нет, в какой-то степени Ева и сама винила Ричарда в случившемся, но не в контексте того, что имели в виду они. Его вина была в том, что они не объединились, а наоборот отдалились и это и убило Мелани.
Счет в банке, Ева не считала великим достижением. Это были не ее деньги, это наследство от матери. Она пыталась пользоваться ими крайне редко, в основном она и сама достаточно не плохо зарабатывала, чтобы жить вполне себе достойно. А вот отец считал, что старшая дочь мается фигней и периодами пытался слать ей деньги. Все полученные от отца деньги, Ева отправляла в приюты. Там они будут нужнее, от Ричарда же Ева не могла взять ни цента. деньги ей не заменят семью. Когда-то ей нужна была его забота, а сейчас уже поздно пытаться купить свое спокойствие.

Ева с большим трудом влезла в машину, в голове сразу родилась мысль купить минивен, правда она ее резко отбросила Ей рожать через пару недель и эта пытка с необъятной Евой, скоро подойдет к концу, а две люльки сзади вполне себе влезут. Она даже запыхалась, пока залезла в машину.
- Понятно, кто виноват в моем обжорстве- недовольно проговорила Ева, расстегивая пухок. Она доела батончик и выпила бутылочку воды, что же к тому, моменту, как они прибудут в маркет, она снова захочет в туалет, просто прекрасно, ничего не скажешь.
Слова мистера Броули, ее возмутили и заставили зашмыгать носом. ну вот никто не понимает, что она хочет развеяться и как ей надоело лежать дома и сходить с ума.

- Доктор, готовка- это нынче мое единственное развлечение- выдохнула Ева- нет,нет,нет, никакой больницы. Была бы моя воля родила бы дома, но двойня- это и так большой риск. И,если я лягу на сохранение, то мой дорогой супруг ляжет рядом- сказала девушка. Она не любил больницы, с ними у нее не самые приятные ассоциации.- Доктор, вы хотите, чтобы я свела с ума всю клинику? А я ведь могу- протянула Ева и близнецы, подтвердили это смачным пинком ей в живот.-  А куда бы ты делся, мой дорогой?- спросила миссис Хэрроу..- Доктор, если я начну рожать, то у  меня есть вы, думаю с двумя Хэрроу вы уже как-нибудь справитесь- улыбнулась девушка.

Ей вновь захотелось есть, нет надо терпеть до дома.
- Выпечка, прекрасно!- отозвалась Ева.- но надо что-то и серьезнее приготовить, пойдемте в магазин- произнесла миссис Хэрроу, когда Генри остановил машину на парковке.- Пфф, Генри ты думаешь мы не совладаем с плитой? Доктор Броули, мы же сможем победить это чудо техники, ведь так?

+2

10

Уровень легкомыслия, что демонстрировали эти дети сорока и тридцать-сколько-то-там ей лет, был крайне удивителен и даже возмутителен. Одна капризно сложила губы, другой ей "да, дорогая". Очень знакомо. Со стороны мистера Броули было бы странно осуждать такое поведение, потому как он слыл самым настоящим подкаблучником, но это не мешало ему раздражаться - потому как он считал такое положение вещей неправильным. И настроение у него было поведать о своем мнении если не всему миру, то запертым с ним супругам уж точно.
- Знаете, у русских есть такое слово -  avos`. Надеюсь, правильно произнес. Так вот, оно означает недостаточно обоснованную надежду на благоприятное стечение обстоятельств. Если все до этого было хорошо и замечательно, это а) совершенно не гарантирует, что так будет и впредь и б) так же не означает, что требуется проверять это конструкцию на прочность. Я искренне понимаю, что вас все достало, мягко говоря, и вы устали, но совершенно не время потакать собственным капризам: ни к еде, ни к занятиям, ни к времяпрепровождению, - мистер Броули строго посмотрел на Эванджелин, которая уже расправилась с каким-то сладким батончиком. - Это все очень серьезно. Это здоровье двух детей, это ваше здоровье. И, увы, только тот, кто лишался этих вещей, может понять их ценность - а это тот опыт, которого я искренне желаю вам избежать. Здоровье куда важнее сиюмитных прихотей, касательно скуки и опостылевшей обстановки. Извольте, я не стану вам потакать - в этой поездке у вас уже есть потакатель.
Мистер Броули недовольно передернул плечами, мазнул взглядом по Генри и раздраженно уставился в окно. Да, он поехал, потому что переживал. Конечно, он окажет помощь, если вдруг такая понадобится - для этого и поехал, уж явно не для того, чтобы мешать семейному отдыху. Но это не значит, что он находит это решение правильным, или что он в восторге, или хоть как-то это все одобряет. Вовсе не значит.
- С позволения врача? - буркнул он. - Вот я спрошу с этого врача, еще мне исков-то не хватало... Вы слышали про недавнее дело Тумбс против Митчелла? Мистера Митчелла признали виновным во врачебной халатности из-за того, что он не назначил прием фолиевой кислоты при планировании беременности миссис Тумбс, в связи с чем, по их мнению, мисс Тумбс родилась с дефектом внутриутробного развития. И с него теперь взыскивают все затраты по лечению за двадцать с лишним лет её жизни. Огромная сумма. При планировании беременности, прошу отметить! Какой вздор... Единственное желание после таких вердиктов, вовсе ни коим образом не касаться медицины. Пусть компьютеры все предсказывают и планируют, пусть. Я посмотрю как они взыщут компенсацию с компьютера. А, хотя знаете, они сделают куда проще - найдут какого-нибудь врача неподалеку и впаяют ему иск за бездействие, вот как будет.
Мистер Броули, чересчур разгоряченный этой темой, сокрушенно поцокал языком, посмотрел на часы и принялся доставать таблетки. Они подъезжали к какому-то магазину и сейчас явно там застрянут, поэтому дозу за двенадцать нужно принять сейчас. И заодно заткнуть чем-то рот, а то он разошелся. Что он там за чай сделал? Успокаивающий? Самое оно. У него теперь только два состояния - надо успокоиться и надо взбодриться.
- О, я совершенно не победитель чуда техники, моя дорогая, - отозвался он, запивая таблетки. - Мне, чтобы разобраться с телефоном, потребовался год и то, успехи минимальны. Поэтому тут я вам не помощник. Если конечно у вас не стоит какая-нибудь AGA. У нас долгое время была старая "аналоговая", как ее называла Мадлен, плита и печь AGA, но потом поменяли на "чудо техники", да... Насчет предпочтений, полагаюсь на ваш выбор.

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/tFv4Fj4.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

+2

11

Генри понимал, что мистер Броули может не одобрить такие вот взаимоотношения, построенные на том, что муж будет пытаться подстроиться под жену. И оказался прав в своих предположениях. Ему было крайне тяжело отказывать Еве в чем-то, хотя и контролировал ее порывы в еде, чтобы не ела много вредностей, которые ограничил и запретил врач. Но временами Еве так сложно все это объяснить, ибо в таком уязвимом состоянии могла и заплакать. Тем не менее, в этой поездке отказать уже не смог, ибо слезы жены действовали на него неоднозначно. Вообще, с тех пор, как его дочь пролила литры слез в его рубашку, стал слишком остро реагировать на женские слезы. Они много гуляли по вечерам, Генри старался проводить с женой побольше времени. И вообще не повторять ошибки молодости… Подсознательно Хэрроу пытался исправить все то, что  не удалось исправить десять лет назад. Бывшая жена в далеком прошлом, есть нынешняя.

— Я понимаю, мистер Броули, вы все правильно говорите, и я совершенно с вами согласен, — Генри стало немного стыдно. Причем больше за то, что он стал таким мягкотелым за последнее время. Но усмирить беременную женщину, это было выше его сил. Умеет же мистер Броули клацнуть по его самолюбию, да еще так точно, что щеки и уши Генри вспыхнули в ту же секунду. От рассказа про иск, Хэрроу передернуло, на этом фоне посещали не самые лучшие воспоминания.
— К счастью, стадию «сиюминутных прихотей» мы уже прошли, и на данный момент. Да, стоит признать, что мне становится все тяжелее отказывать своей жене, хотя и стараюсь не обращать внимание, даже на слезы, — он посмотрел на Еву в салонное зеркало заднего вида, — Исключительно,  в интересах ее здоровья и детей, — произнес он чуть громче.
— Делать все, согласно назначениям, да и пользуясь уже имеющимся опытом. Так что смело могу заверить, мистер Броули, что Ева под надежным надзором. Когда меня нет, иногда есть Джо, с ней тоже особо не забалуешь, — серьезно заявил Хэрроу. Иногда он просил дочь заглянуть к жене, когда нужно было оставить ее одну, приглядеть, помочь и доложить обстановку. Но, чтобы это выглядело максимально  естественно. Но сейчас он проболтался не для того, чтобы на него обижались, хотя, уверен, так и будет. Возможно, когда она спокойно родит, без осложнений будет вспоминать заботу мужа, мистера Броули, врачей и всех вместе взятых. Да и вообще, знала за кого замуж выходила.

— А что касается этой поездки, то ее здоровью, как и детей, сейчас ничего не угрожает. Не то, чтобы я не доверял технике, но лучше сотню раз перепроверим все анализы, — Хэрроу тот еще перестраховщик, особенно после иска десять лет назад. Но все равно, ему казалось, что все время что-то упускает из виду. Естественно, что Генри брал на себя такую большую ответственность. И мистера Броули он позвал не в качестве помощника в этом вопросе, и свои обязанности не собирался перекидывать на главврача. Ему самому хотелось, чтобы он провел с ними эти выходные в качестве близкого человека, хорошей компании.

Конечно, Генри никогда не признается, что сам устал и, несмотря на то, что выходят на финишную прямую, остался последний месяц беременности, может быть, и меньше. Это было выше его сил. Он натянет улыбку, возьмет себя в руки и будет делать то, что нужно. После родов их ожидает еще более тяжелый период. Неизвестно, как они оба с этим справятся. Хэрроу справлялся один с маленькой Джо, когда той было пару месяцев от роду, а жене пришлось уехать к матери, так как та заболела, а сестра помочь не смогла. А после еще и сам заболел. Вот это был веселый период. Спасибо тринадцатилетнему брату… Сейчас у них тоже будут помощники, хотелось верить, что они всей семьей не сойдут с ума.

— Ну, значит, коллективным разумом что-нибудь сообразим, — улыбнувшись, ответил Хэрроу, надо было отвлечься, — Там стоит печь, довольно-таки старинная. Я, конечно, делал ремонт, больше такой, чтобы этот дом простоял еще столько же лет. Иакие вещи жалко было сносить, как и другие предметы старины, чтобы не рушить колорит. Да и многое мне было приказано не трогать, что еще должно сохраниться, — они подъехали к магазину, чтобы купить продукты. Хэрроу не планировал тратить на него слишком много времени. Взять только самое необходимое, если что-то еще потребуется, можно будет купить на месте.
Генри выехал на трассу, немного ускорился, чтобы и не превышать, и не плестись. Дорога почищенная, уже хорошо. Наверное, требовалось как-то развеять обстановку.

+2

12

Батончик был съеден и наследники семейства Хэрроу внутри Евы слегка присмирели, по-крайней мере перестали лупить свою матушку изнутри, заставляя ее сходить с ума этого. Ева немного выдохнула. Тирада от доктора Броули, она ее слегка шокировала и пристыдила. Доктор был для нее вроде самого дорогого человека, кому нельзя перечить и чьи слова надо выполнять без слов. Это как приказ, который не обсуждается, а выполняется. Ева даже открыла рот, чтобы попросить вернуться Генри домой, иначе если ведь с ней и малышами что-то случится, то виновата в этом будет только она сама. Но взглянув в зеркало заднего вида на доктора Броули, миссис Хэрроу осеклась. В конце концов, это поездка не только ради нее, по сути они просто хотели небольшие семейные выходные и негоже ей лишать доктора все этого.

- Простите, доктор- только и смогла произнести пристыженная Ева.- не вините в этом, Генри прошу вас. Это все мое неумное желание подышать свежим воздухом. Увы, в Лондоне ужасная зима , а мне захотелось глотнуть свежего морозного воздуха.
Ева выдохнула. Да она никогда так не реагировала на выпады отца, ибо ей было все равно на Ричарда. Хотя какой к черту Ричард отец. Что он сделал, чтобы это гордое звание? Ева же даже не сказала отцу о том, что беременна. Ричард  со своей новой женой, так и не явился на ее свадьбу, видимо сработали уговоры самой Евы, которая просила не портить ей важные день с ее жизни. Впервые в жизни отец сделал хоть что-то о чем его попросила старшая дочь. Чего уж там скрывать, к советам доктора Броули Ева будет прислушиваться. Ибо этот человек для нее значит куда больше. Хотя миссис Хэрроу была сдержана в своих порывах, по причине того, что боялась того факта, что ее дрожайший супруг может все не так понять. Для него доктор был великим человеком, его наставником и Ева не хотела отбирать у мужа это чувство, это неправильно же.

- Угу, он меня держит в ежовых рукавицах, когда я прошу сделать мне массаж ног, у моего супруга куча важных делах- вздохнула Ева.- но я ведь все равно его люблю, хотя он и вот такой вот. И вас доктор люблю, и наши малыши любят- улыбнулась миссис Хэрроу- они кстати присмирели от вашего голоса, вы их убаюкиваете, даже когда сердитесь на нас.
И вот пошли вход страшные истории о болезнях и исках. Ева словно хомяк надула щеки и сделала глоток воды, она понимала, куда клонит доктор.
- О, я хоть и выгляжу, как старородящая, но я вполне себе бодрячком и близнецы тоже здоровы. Прогулки на свежем воздухе полезны для всех нас, так что доктор, не волнуйтесь, прошу вас- она аккуратно похлопала доктора по плечу.- Спасибо, что согласились поехать с нами с эту поездку, для нас с Генри это очень ценно.
Слова мужа о том, что он подсылает  Джо, заставили девушка захихикать.
-  Я поняла твой коварный план, мой муж. Дорогие мужчины, не волнуйтесь, близнецы не планируют свой коронный выход в этой поездке.
Поход в магазин прошел достаточно быстро и успешно. Ева взяла еще бутылку воды и необходимые продукты. Готовка для нее нынче, это любимое мирное развлечение.

Когда речь зашла о плите, Ева радостно отозвалась.
- У нас в копилке два блестящих доктора, я уверенна, что плита будет побеждена- и Ева и вправду верила в это. Она знала, что доктор гений в своем деле, и Генри, хоть он до ужаса и скромный, но так же талантливый врач.
- Доктор Броули- Ева чуть поддалась вперед- пожалуйста, обещайте мне, когда я буду рожать, сдерживать порывы моего мужа ворваться в палату. Это зрелище не для него и да- уже понизив голос, Ева добавила- влейте в него дозу успокоительного, а то он боится больше моего.
И это было правдой, Ева уже как-то спокойно относилась к своей беременности, а вот супруг хоть и скрывал тревогу, но все-таки волновался.
- И еще, у нас с Генри возник спор по поводу имен. Вы как опытный человек, подскажите нам, как нам не переубивать друг друга в этом деле и выбрать имена для малышей- и да, все-таки Ева считала доктора примерным семьянином и плевать, что у них там случилось с миссис Броули. Ева верит, что все будет хорошо.- Ой, опять пинаются- проговорила Ева.- Доктор, не хотите?- Ева показала на живот, через расстегнутый пуховик и свитер, можно было видеть,как ее живот ходит ходуном.

+2

13

[status]...[/status][icon]https://i.imgur.com/tFv4Fj4.jpg[/icon][lz]<div class="lz"><div class="lzname"><a href="ссылка_на_анкету">Реджинальд Броули, 61</a></div>Главврач Харли Стрит Клиник, кардиохирург, в разводе</div>[/lz]

- Я не сержусь, - парировал было мистер Броули, но замолчал. А что он? Подумав, он добавил: - Я за вас переживаю и на то есть вполне веские причины.
Не стоило, наверное, это говорить. Как и то, что прежде. Вообще стоило бы молчать. Но отчего-то он стал болтлив не в меру и даже навязчив. Да и обоснование крайне глупое. Стоило бы какие-то действия предлагать, а не просто переживать. Ну и что с того, что он переживает? Они тоже должны переживать теперь? Это глупо. Самый рациональный вариант - не участвовать в этом. Однако это не решение проблемы, это самоустранение. И, как ни странно, уж лучше быть и исчерпать все возможности помочь, нежели чем не присутствовать и потом жить с мыслью, что могло бы быть иначе. Она в любом случае, эта мысль, будет, куда ж без нее - но лучше уж делать и помогать. Конечно, можно было испортить им отпуск и попросить вернуться, но мистер Броули был не в праве, это раз, да и вряд ли в силах. Он мог указывать как начальник, он мог указывать как врач, но здесь он присутствовал не в этих ролях. Вообще непонятно в какой роли он тут присутствовал. И выходила совершенно патовая ситуация, когда он действительно переживал, но в действие это перевести не мог. Поэтому и исходился на ворчание. А они его терпеть вынуждены были. Да и он сам себя вынужден был терпеть. Прекрасная он компания. Но, то ли прогулка по магазину помогла, совмещенная с необходимостью каких-то выборов и действий, то ли таблетки, стало чуть получше, поспокойнее, хотя в супермаркете он и старался не упускать Эванджелин из виду. Эта вот его дурная привычка...
Когда вернулись в машину, мистер Броули не понял, как связаны их с Генри профессии и умение управляться с плитами, по мнению Эванджелин. С ножами и мясом он бы еще понял, но не здесь. Однако уточнять не стал, он еще в магазине решил, что остаток пути ему бы лучше помалкивать. Поэтому просто неопределенно повел бровью и вежливо улыбнулся. А вот касательно следующей просьбы миссис Хэрроу, не сдержался, и поинтересовался:
- Думаете, в обморок упадет?
Роды, конечно, зрелище весьма и весьма специфичное, однако ж хирург-травматолог явственно повидал всякого и вряд ли родами его удивишь. Тем более, её не пустят в естественные, это будет кесарево - а значит полостная операция со спецификой. Мистер Броули бы крайне удивился, если б от этого зрелища практикующий хирург завалился в обморок. Он посмотрел на мистера Хэрроу с улыбкой.
- Не переживайте, мы с мистером Хэрроу справимся, опытные поди. Основной героизм предстоит вам.
Вспоминая себя, он даже не успел и испугаться, потому что был поставлен перед фактом - мол, вот, родилась уже. Реджинальд все время провел в неведении на операции, и пока он ковырялся в чьем-то сердце, кто-то выковыривал ребенка из его жены. Не особенно осторожно, к вопросу о присутствии, но тем не менее - у него случилось так. Мужчине много легче, как ни крути.
- О, проще простого, у вас же двое. Поделите. Пусть Генри называет девочку, а вы - мальчика. Помнится, вы хотели мальчика. Или наоборот, как угодно. И, есть же еще второе имя - так выходит четыре штуки даже. Желательно договориться до родов и не забыть обсудить момент правильного написания. А то я в свое время не уточнил и записал имя девочки не как библейское "Evе", так хотела супруга, а "Evа". Был час слез, потом еще выяснилось, что хотела вообще Евгению, но менять уже не стали.
Мистер Броули сначала эту историю совершенно естественно рассказал, а потом уж спохватился. Он не помнил этого момента ровно минуту назад, а сейчас так ярко перед глазами будто. Причем, спроси его напрямик - он бы и не ответил, а так почему-то и выдал. Да, Мадди действительно очень расстроилась тогда. Если учесть, что он так сильно сплошал и не оказался рядом, то вышло вовсе неудобно, долго потом вину заглаживал. Не удивительно, что Мадлен ненавидела его работу. Однако погрузится в мысли ему, к радости, не дали, перебив совершенно неожиданным предложением. Мистер Броули обернулся через плечо, пытаясь сообразить. 
- Оу, можно дотронуться, да? - уточнил он, глянув в том числе на мистера Хэрроу. Такой, интимного рода момент, не хотелось бы, чтобы вышло недопонимание. Но вроде можно. Поэтому он крутанулся в кресле, чуть ослабляя ремни и положил руку на живот. Пинались, истово пинались, разбойники. На лице сама собой расцвела совершенно искренняя улыбка. - Тесно им поди, войну целую устроили. Сильные какие. Вот уж вас напинали-то. О, а это голова уже чья-то. Ну здравствуй, любезный или любезная. Крайне приятно. Чертовски прекрасно.
Он поблагодарил, с трудом завороженный отлипая от Эванджелин. От неудобной позы начинало тянуть грудину. Он не помнил, чтобы Ева так пиналась, она вообще крайне тихая была.
- А как вы думали назвать? Меня вот в честь прадеда назвали, даже в шестидесятых имя Реджинальд уже было уделом стариков, поэтому я неистово его не любил и лет до тридцати наверное представлялся по второму, Аланом. Ну Генри наверное помнит... А еще, знаете, эти снисходительные сокращения - Реджи, сразу каким-то панибратством отдает. В общем, так себе имя. У Генри красивое имя, королевское. А Эванджелин очень распевное, мне очень нравится.

+2

14

С беременностью Евы, Хэрроу чувствовал большую ответственность за ее здоровье,  за ее состояние. Но стоит признать, что очень сложно отказывать жене, когда она что-то просит. Раньше он не был таким мягкотелым, иногда это слишком напрягало и, даже бесило. Может покажется, что Генри слишком параноит, и беременность действительно не болезнь, но… Как он может не переживать за своих детей, как он может оставаться в стороне? Конечно, далеко не всем прихотям потакал Хэрроу, несмотря на слезы, старался не обращать на них внимание. Это все для блага Евы, для их общих детей, которые должны появиться на свет совсем скоро. Генри не думал о том, чтобы стать отцом во второй раз, это получилось как-то случайно. Да и жениться он не планировал, чего уж там. Просто Ева появилась на его пути так спонтанно, что не оставила ему выбора. После первого развода, Хэрроу был крайне раздавлен, он думал только о том, как вернуть отношения с дочерью. Благо, с Джо они оказались на одной волне. И даже запреты его бывшей жены не смогли им помешать. Да, определенное время он считал себя плохим отцом… Но по мере того, как Джо росла, убеждался, что ни разу не ошибся. Она выросла, фактически, на его воспитании.  И в том, что справится с будущими детьми, Генри не сомневался.

— Не упаду я в обморок, я же хирург. И не такого видали, — буркнул Генри немного обиженно, посмотрев на Еву в зеркале, затем перевел взгляд на мистера Броули, — И вообще  я в родильное не собирался, думаю, там и без меня справятся. Лучше пусть выдадут уже готовых лялек, там уж  я лучше справлюсь, чай не в первый раз, — улыбнулся Генри.
Он помнил день, когда родилась его дочь. Пока Элизабет отдыхала, так как ей было плохо после родов, Хэрроу вручили ребенка и он сидел с ней, смотрел на нее, пока не понимая, что с этим всем делают дальше. Уж не думал, что так сильно полюбит эту малышку. За что вообще родители любят своих детей? И как она приходит эта любовь… Например, со стороны отца, Генри не помнил любви. Может быть, она была какая-то особенная, непонятная никому, его сыновьям, супруге Амелии. Последняя любила своих детей, но тоже, с каким-то своим подтекстом. Хотелось верить, что у них с Евой все будет иначе. Дети будут расти в любви и заботе. И чертовски хорошо, что у них будет такая старшая сестра. Кроме того, Генри хотел, чтобы их дети запомнили и мистера Броули, как близкого человека их отцу… А может даже, и единственным дедушкой, как бы громко эти слова не звучали. Правда, вслух Хэрроу это пока не озвучивал.

Генри слушал мистера Броули с улыбкой. Он только совсем недавно рассказал ему про дочь, даже показал фотографию. Милая девочка, очень жаль, что так все случилось… Что бы там не происходило, Хэрроу все равно был убежден в том, что мистер Броули был бы хорошим отцом для своей дочери. Когда-нибудь правда бы все равно стала бы явной. Генри не пытался стать заменой, скорее просто быть рядом с человеком, который ему дорог и ценен.

Генри кивнул, что совсем не против, если мистер Броули дотронется до живота Евы, не видел в этом что-то страшного. Если бы не сидел за рулем, сам с удовольствием дотронулся. Но оставалось только наблюдать краем глаза, а другим краем смотреть на дорогу.
— Я боюсь представить, какая война будет, когда они родятся, — улыбнулся Генри, — Ежели они уже сейчас так пинаются эти разбойники. Мне мама говорила, что я тоже был слишком активный. А вот  Дэн спокойный, — засмеялся он, — Это даже я помню, — Генри было уже десять лет, когда мама вновь забеременела. Поэтому он хорошо помнил, что мама ему рассказывала, что в отличии от Генри, Дэниэл ведет себя тише.

— Да, я согласен. Можно я девочку назову, а то в прошлый раз мне не дали это сделать, — отозвался Хэрроу, — Полное имя Джо – Джозефина. И помню, меня даже не особо спрашивали, — хмуро отозвался Генри.
— Как-то потом само собой получилось, что сократили до Джо, и ей это больше нравится. Так что я вам ничего не рассказывал, иначе мне что-нибудь откусят, — со смехом произнес Хэрроу. Действительно, что Джо не любила это имя и жутко злилась, когда ее так называли.

— Честно говоря, не думал еще даже, но может тоже в честь кого-нибудь, — признался он, — У меня второе имя Аластер. В честь дедушки по линии матери. У Дэниэла второе имя отца нашего. Но как я понял, у нас второе имя давалось кого-то из предков. Дедушки или бабушки, к примеру, — правда, Генри не очень хотелось, чтобы его дочь звали Амелия.
— Может быть… Александра или Мария, к примеру. Луиза, — предположил Хэрроу. Он плохо знал свою биографию, но помнил имена родственников. У них дома было семейное древо со всеми родственниками. Генри иногда его рассматривал.
За этими беседами время пути летело незаметно, и Хэрроу заметил, что прошел почти час. И они уже на середине пути. Совсем скоро должна показаться Ривер-Северн.

+2

15

День Х, скоро должен настать. На самом деле Ева ужасно переживает по этому поводу. На нее временами накатывает такая тревога, что она начинает плакать совсем без видимой на то причины. Она пытается это делать, когда супруга нет дома, и когда он не засылает к ней Джо. Да-да, она давно поняла, что Генри так переживает за свою пузатую супругу, что просит иногда проведать ее дом. Ева любит Джо и ценит ее заботу, и прекрасно знает, что та будет отличной старшей сестрой. В ее присутствии и Генри, Ева не может себе позволить показывать, что ей страшно. Да и во время беременности, ей были отменены все таблетки, а это усугубляло ситуацию. В ее голову лезли сотни дурных мыслей начиная от того, какой матерью она станет и ничего ли не случится при родах. Вполне возможно, что все этой  с ней творят ее гормоны.
Эта поездка должна ее немного успокоить. Общество доктора Броули всегда навевало на нее приятные семейные воспоминания. Да, обычно воспоминания в ней вызывали негативные чувства и эмоции. Но доктор ей казался таким приятным и уютным человеком, рядом с которым не хотелось думать о плохом. Как жаль, что Ричард не является таким человеком, он для нее совсем чужой.
От дурных мыслей ее отвлек один из близнецов, что больно пнул ей в бок, Ева аж подпрыгнула на сидении.

- Может и упасть- сказала Ева, поглаживая живот, успокаивая детей, но те кажется устроили там настоящий бой.- Ты, Генри, безусловно, отличный хирург и видел множество кошмаров. Но деторождение ломает мужскую психику- ну так ей казалось. Ева и не собиралась его звать с собой, это слишком интимный момент. И да, не стоит ему слышать те ругательства, что скорее всего она будет использовать в те моменты. Ее дорогой супруг словит культурный шок, а им ведь еще детей растить.- Ага, то есть так Хэрроу- наигранно возмутилась Ева- детей мы значит делали вместе, а оттудаваться мне одной- а потом девушка рассмеялась.- Ох, мой дорогой доктор Броули, я вас могу просить только об этом, вы там проследите, чтобы Генри слишком активно не обмывал рождение детей, он нам будет еще нужен живой.

Мелкие в ее животе тоже явно радовались тому, что у мамы появилась хоть какая-то активность. От их боев,  Ева аж вспотела и хотело было уже попросить мужа включить кондиционер.
- Оу, конечно же- миссис Хэрроу,широко улыбнулась и убрала свои руку от живота. Крохи неистово пинались внутри нее, словно боролись за место под солнцем.- О да, они у нас боевые- улыбнулась еще шире она, чувствуя, как в очередной раз получила в бок крошечной  ножкой. Но стоит заметить, что прикосновение доктора усмирило малышей.- Доктор, вы волшебник!- воскликнула Ева - малыши успокоились, нет однозначно, нам будет просто необходима ваша помощь в усмирение близнецов.
А ей Мелани ничего подобного не рассказывала. И даже как-то стало грустно от всего этого. Хотя, все это в  прошлом. Сейчас важны только они и ее маленькие крохи, которые присмирели после прикосновения доктора. Видимо в их семье, он на всех благоприятно влияет.

Ева зевнула, и да нынче у нее было только два состояния. Или она словно уточка  тащилась в туалет или к холодильнику или же спала. Вот кажется сейчас на нее нападает сон, а выпадать из беседы совсем не хотелось.
- А мне нравится ваше имя, такое благородное- протянула журналистка.- Ладно-ладно, ты называешь дочь, тогда я назову сына. Как насчет Джеймса Алана?- спросила девушка.- Доктор Броули, вы чудесный человек и я бы хотела,  чтобы наши малыши считали вас своим дедушкой о том,  как вы родном человеке можно только мечтать- и то было правдой. Ева поддалась вперед, отстегнув ремень и аккуратно  обняла доктора со спину и сидения.
У девушки глаза были на мокром месте и чтобы не разрыдаться, она вернулась на свое место и застегнула ремень.

- Мы с Генри растяпы, малыши скоро появятся, а у нас ничего не готово и практически ничего не куплено. Охххх, я точно клуша- причитала Ева, близнецы угомонились в ее животе.

[icon]https://i.imgur.com/w7X8Rva.jpg[/icon]

+1

16

- Джозефина, в самом деле? - удивился мистер Броули. У него всегда вызывало некоторую неловкость обращение к дочери мистера Хэрроу как к Джо, особенно когда та расцвела в прекрасную девушку. Но уточнение вслед сломало все его планы. Ладно, если случится, выкрутится, как обычно, через мисс. - Обычно в честь родственников и называют, мой дорогой, особо отличившихся или особенно полюбившихся. Какие красивые имена. Шарлотта или Елизавета, если позволите, добавлю, и Маргарет - явно у вас в родословной и такие были. Да и традиция наверняка тоже присутствует, вы поинтересуйтесь у матушки. Традиции весьма упрощают жизнь, выступая своего рода жизненным компасом.
Реджинальд любил традиции, хоть чаще их и нарушал. Просто ему как-то не объяснили почему именно так нужно делать, а из-за врожденного упрямства, делать как велено он не спешил. Вообще же, в их семье были традицией договорные браки, а он вот нарушил кардинальным образом и женился на иммигрантке. Может, в самом деле, стоило бы соблюдать традиции?
- Ну не скажите, партнерские роды весьма популярны и востребованы нынче. Боюсь не вспомню точных цифр, но было исследование, что такого рода опыт, пережитый вместе, сказывается на партнерах скорее благотворно - при должной подготовке, конечно же, а не когда одна половина под анестезией, а другая в обмороке. И почему, в самом деле, женщина должна быть оставлена в такой ключевой и важный момент, если участвовали в его зачинании двое? - Реджинальд с улыбкой глянул на Генри. - Подготовка у вас имеется. Заодно проследите, чтобы шов был красивый, вы же у нас аккуратист похлеще моего будете. Шучу, конечно же, ваша воля, на все ваша воля.
Реджинальд примирительно погладил Генри по плечу.
- Что вы, просто совпадение, я тут не причем, на голос ваш успокаиваются, не иначе, - мистер Броули поднял руки в жесте "сдаюсь и не при делах". А на восклицание о требуемой помощи, вместо долгих и свойственных ему уточнений, что он не знаток и не умелец, просто сказал: - До апреля весь в вашем распоряжении. Почту за честь помочь в чем угодно. Я вам обязан.
Лучше уж забить все оставшееся в Англии время какими-то делами и суетой, чем сидеть в квартире. Намного лучше он чувствовал себя сейчас, даже позабыв на мгновение, как сложно оказалось встать с постели утром. Даже просто нахождение рядом с людьми, у которых такое счастье, такое будущее, такие планы, которые так улыбаются и так добры, будто обладало живительной силой. Они были заразительны счастьем, они им светились. И это было прекрасно.
- Не смейте портить ребенку жизнь, - отшутился он на замечание Эванджелин о благородном звучании своего имени. - Джеймс, прекрасный выбор. Это кто-то из родственников? Опять же, если позволите, Томас - думал, что если у меня будет сын, то назову непременно так. Вроде даже значит "близнец". Или Ричард, тоже очень красивое имя. Энтони, Чарльз, Майкл, Эдвард. О, одна из моих родственниц назвала сына Элфи, - он улыбнулся. - Элфи, вы представляете? И у него действительно будто острые уши и такой озорной.
Эванджелин, судя по звукам, засуетилась на заднем сидении, даже ремень отстегнула. Мистер Броули уж хотел предложить ей лечь, вроде от смены положения ребячьи активности вполне могут поутихнуть, как вдруг она взяла и обняла его за плечи.
- Моя дорогая, вы слишком добры, - отозвался Реджинальд, поглаживая ее по руке. Такая ласка и открытость, он давно уж отвык, но тактильность была чертовски приятной. Он не удержался, прислонился щекой в руке Евы, а затем тихонько поцеловал, отпуская.

+2


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Зимняя пора! Очей очарованье!