В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Традиционные ценности


Традиционные ценности

Сообщений 1 страница 30 из 60

1


Традиционные ценности
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
https://i.imgur.com/tlR0vtVm.jpg

Kenneth Lake&Andrew Tompson
Ноябрь 2021 г.

Не успели Кен с Эндрю выдохнуть с облегчением после неожиданного визита племянниц, как снова подоспели неприятности и им приходится в срочном порядке отправляться в захолустный Тонтон, где их ждет много хлопот, связанных с похоронами Томпсона-старшего и знакомство Лэйка с родственниками его любовника, которое сложно назвать удачным.

Отредактировано Andrew Thompson (22 Дек 2021 21:57:08)

0

2

В последнюю неделю Эндрю почти захотелось пойти к психотерапевту. Он просто не мог жить с той кашей из влюбленности, тревоги, радости и массы других эмоций, которая наличествовала в его голове уже довольно длительное время. Но стоило быть честным: ни один врач не сможет залезть к нему в черепную коробку и расставить там все по своим местам. А так хотелось быть спокойным, радостным и уверенным, не беспокоиться по тысяче поводов сразу, любить своего партнера и спасать людей в свое дежурство.
Приходилось справляться самостоятельно, но получалось не очень. И не то чтобы все было прямо-таки плохо: да, на работе к нему относились отчужденно, но без откровенных провокаций,  дома встречал откровенно скучающий Кен в компании собственноручно приготовленных кулинарных изысков, после дегустации которых обычно наступало время горячего секса. И даже знакомство с семьей Виктора прошло вполне успешно, а точнее, по итогам вечера пришлось буквально отдирать разыгравшихся племянников от своего партнера, не терпящим возражений тоном заявив, что дядя Кен устал. При этом ощущал некоторую досаду: раньше именно он был для Артура с Эдмундом лучшим аниматором, но в присутствии Лэйка будто позабыли о нем, так что ничего не оставалось, кроме как снова удалиться с Эмили на кухню и составлять ей компанию за бокалом вина.
Никогда бы в этом не признался, однако после отъезда девочек стало скучновато, будто они одним своим присутствием привносили в жизнь дополнительный смысл. Все думал о том, что ему сказала Мелисса на прощание, погуглил этого доктора в интернете - и наблюдал. Наблюдал за тем, как его любовник обращается со своей травмированной рукой, за тем, как он себя вообще ведет, начал дейсвительно присматриваться к тому, что предпочитал раньше игнорировать. Морально готовился  к сложному разговору, и все же не успел ничего сделать, поскольку в один из вечеров позвонил Виктор.
- Отец умер, - сообщил он без предисловий, очень просто и безэмоционально.
- Понял, - ответил Эндрю после короткой паузы, не видя мысля добавлять какие-то ритуальные фразы, предусмотренные для подобных случаев. Они с братом и без того могли понять друг друга очень хорошо, пусть даже со стороны их диалог казался воплощением холодности. - Когда надо приехать?
- Завтра, - сообщил Виктор и практически сразу отключился. Эндрю остался сидеть в тишине спальни на кровати, пытаясь вспомнить, зачем пришел сюда. Они с Кеном были на кухне, готовили ужин, он вышел за какой-то мелочью и здесь его застал звонок, не то чтобы неожиданный, но определенно последующие несколько дней обещали быть весьма тягостными.
С этими мыслями направился на кухню, остановился в дверях, будто задумавшись о чем-то.
- Мой отец умер, - сказал, глядя на то, как партнер ловко что-то нарезает огромным ножом. Самому ему так и не удалось толком ничему научиться, признаться честно, Лэйк его окончательно избаловал за время больничного, поскольку дома без работы и даже тренировок ему ничего больше не оставалось, кроме как экспериментировать с продуктами. - Надо завтра ехать.

+1

3

Чем дольше Кен жил вместе с Эндрю, тем больше вспоминал свое совместное проживание с Дэвидом. И постоянно сравнивал, хотя и не хотел совершенно этого делать. Они точно так же готовили по очереди, и у Лэйка получалось намного лучше. Также они занимались одним и тем же делом и вместе ходили на работу, а по выходным обсуждали её. Правда, последнюю неделю Кеннет торчал на больничном, но в целом это ничего не меняло. Почти все в их совместном быте было одинаковым, и Лэйк в связи с этим чувствовал себя гадко. Будто бы он подсознательно искал замену погибшему другу и теперь, наконец, нашёл. Кен действительно влюбился в Эндрю, и не хотел допускать мысли, что он любил не его, а лишь отражение Дэйва в нем. Но слова Мисси, что она сказала ему в день отъезда, не выходили из головы. До этого Лэйк не обращал внимания, но Мелисса сказала, что Эндрю даже внешне похож на Дэвида, и что, вместо того, чтобы страдать по погибшему другу, он мог бы сделать то, чего его друг хотел - стать врачом, а не тратить свою жизнь на то, что не приносит ему удовлетворения. И если раньше он мог оправдываться травмой руки, то теперь, когда Мисси загорелась идеей отправить его к Пейли, причин ставить крест на медицине у него больше не было. Конечно, из лечения могло ничего не выйти, но он отказывался даже пробовать, а потому выглядел в глазах племянницы трусом, который бежит от себя и от прошлого, потому что боится трудностей.
Лэйк не хотел ни от чего бежать и прятаться, он просто хотел жить и быть счастливым. Хотел наконец не быть одиноким, и сейчас у него, казалось бы, было все. Партнёр, который явно дорожил им и заботился о нем, шикарная квартира в центре Лондона, неплохая работа, где, правда, все узнали, что они с Эндрю геи, но он готов был не обращать на это внимания. Что ещё нужно? Но он часто думал о том, что мог бы заниматься медициной, которой когда-то грезил. Мог бы найти себе девушку и завести детей. Познакомившись с племянниками Эндрю и поиграв с ними, ещё острее ощутил, что в нем полно нерастраченной любви, которую он мог бы подарить паре собственных мальчишек. Или девчонок - ведь он раньше уже участвовал в воспитании Мисси и Джо, плел им косы и вытирал сопли. Да и квартира в городе очень отличалась от дома за городом, где он вырос, и о чем всегда мечтал. У него все было хорошо, но совсем не так, как он мечтал раньше, и это несовпадение не давало ему быть полностью счастливым. Даже несмотря на совершенно феерический секс, который сравнивать  с чем-то, что было раньше, было совершенно невозможно.
В очередной выходной они сидели дома. С одной стороны, после недели с девчонками, где Кен только и делал, что таскался по городу, да ещё и успел в больницу загреметь, ему нужно было отдохнуть, с другой - Лэйк скучал по ним. За несколько лет он отвык от семьи, но теперь, повидавшись с ними, вспомнил о том, что оставил в Техасе. Чувствовал, что мать и отец стареют, и нужно чаще встречаться с ними, пока не стало поздно. Скучал по братьям. Поиграв с мальчишками Виктора, ещё острее захотел увидеть, как подрос Мэйсон. Познакомиться и наконец подержать на руках Кейси...
Рёбрышки стояли в духовке, уже запеклись, и теперь дожидались, когда Лэйк закончит рубить овощи на греческий салат. Кен попросил Эндрю принести орегано - он ходил пару дней назад в магазин, купил пачку приправы и забыл в кармане джинсов. А в эти два дня больше не надевал их, и пакетик так там и остался. Однако, когда Томпсон вернулся в кухню, в его руках ничего не было. Лэйк удивлённо приподнял бровь, намереваясь спросить, в чем проблема, но выражение лица партнёра заставило его замешкаться. А потом Эндрю рассказал все сам.
Кен опустил нож на доску. Взял полотенце, быстро вытер руки и подошёл к партнёру. Эндрю не выглядел сильно расстроенным, но Лэйк знал, что внешнее впечатление обманчиво, а Томпсон просто очень хорошо умел держать лицо и прятать все в себе. Поэтому просто положил руку ему на плечо и притянул чуть ближе.
- Ладно. Я после ужина соберу вещи.
Подумал о том, что снова придётся ехать в Тонтон. Туда, где для них все началось. Опять придётся идти на похороны. У Лэйка не было дряхлых бабушек или иных родственников, кто бы умер от старости. Поэтому на похоронах он был лишь дважды - когда терял своих друзей. Отца Эндрю он даже не знал, не горевал о нем нисколько. Но сама мысль о том, чтобы вновь оказаться на траурной службе в церкви, идти на кладбище, видеть всех этих рыдающих людей в чёрном, вызывала у него нервную дрожь и подергивания в травмированных пальцах. Но это было не честно - жаловаться на свои проблемы, когда у партнёра отец умер. Конечно, знал, что они не ладили, но понимал, что Эндрю все же испытывал к родителю чувства, иначе не ездил бы его проведать некоторое время назад. Поэтому постарался загнать свои страхи поглубже и спрятал руку в карман домашних шорт.
- Детка, ты как? - понимал, что, конечно, Эндрю ничего особенно не скажет. Больше хотел этим вопросом выразить свою заботу,  и что ему не все равно.

Отредактировано Kenneth Lake (11 Дек 2021 21:27:29)

0

4

Кен, конечно, отреагировал на новость как любой нормальный человек - выразил готовность поддержать. Вот только он не учел, что Эндрю еще и сам-то толком не знал, как на это реагировать. Он предполагал, разумеется, что отцу недолго осталось, и звонок не стал для него неожиданностью, ожидал, что, скорее всего, будет расстроен... но не чувствовал ничего. Только, пожалуй, некоторую досаду от того, что теперь придется срываться с места, ехать в Тонтон, утешать мать, поскольку от Виктора в этом смысле толку нет, встречаться там с толпой ненавистных родственников и хлопотать с организацией похорон.
- Не думаю, что тебе стоит ехать, - мысль о том, чтобы отправиться в родной город одному была почти невыносимой, но куда более ужасной казалась перспектива привезти своего любовника туда, где гарантирован жесткий психологический прессинг в течение нескольких дней. К тому же жест Кена от него не укрылся, Эндрю мягко потянул его за локоть, заставляя вынуть руку из кармана и погладил сведенную судорогой кисть подсмотренным у Мелиссы движением. - Я не уверен даже, что мне там нужно быть. Нет, конечно, я поеду, но это формальность...
В детстве ему приходилось бывать пару раз на похоронах каких-то родственников, которых он лично даже толком не знал, и запомнил не столько атмосферу всеобщего горя, сколько суеты и при этом зашкаливающего уныния. Пока взрослые занимались предписанными социумом ритуалами, они - банда детей разного возраста и степени родства - пользовались их отвлеченностью, чтобы заняться чем-нибудь интересным. Разумеется, тихо и с полагающимися по регламенту постными лицами, если кто-то все же обращал на них внимание. И вот как раз постное, вернее, умеренно скорбящее лицо, похоже, следовало начать тренировать еще по дороге, так как он сомневался, что сможет искренне быть опечаленным смертью отца.
- И я поеду на поезде, - вздохнул, считая неправильным и в этом случае пользоваться машиной любовника. После отъезда девочек Кен сделал ему сюрприз, оформив страховку и доверенность на авто, и, конечно, Эндрю был благодарен, что ему не приходилось бежать до метро, добираясь на работу, да и за продуктами или по иным делам легче ездить, однако же он вдруг остро ощутил себя содержанкой. Выходило, что он практически не вкладывался в совместный быт: квартира Лэйка, машина его же, только текущие расходы они делили пополам. Чтобы немного облегчить это чувство, отвез машину в сервис за свой счет, но помогло мало. Пожалуй, стоило признать, что он непроизвольно осторожничал с этим, ведь вложиться в какие-то общие вещи означало ожидать, что это надолго, а он все еще жил одним днем с ощущением, что в любой момент их отношения могут закончиться.

+1

5

Как Эндрю себя чувствует, он не ответил. Зато заявил, что Лэйку не стоит с ним ехать. Кен напрягся. Не то чтобы он хотел быть представленным матери партнёра и всей его родне, да ещё и при таких обстоятельствах... но, черт побери, такое вот желание спрятать Лэйка от всех, оставить дома, как позорный секрет, даже не обсудив с ним... Это было весьма неприятно, с какой стороны ни посмотри. Правда, то, как Эндрю принялся массировать ему руку, несколько охладило пыл Лэйка. Он тяжело вздохнул, потупил взгляд в пол, все ещё продолжая поглаживать по инерции плечо партнёра, и думал, как поступить.  Оставлять партнёра одного ему не хотелось. Самому оставаться здесь без него было ещё хуже. Но слова про поезд его добили, и Кен не сдержался.
- Нет, ты не поедешь на поезде. Это черт знает что. То есть... - замялся, вспомнив, как однажды партнёр преподал ему хороший урок на тему разницы между "требовать" и "просить". Решать за другого человека, в каких бы отношениях они ни состояли, Лэйк не имел никакого права, даже из самых благородных побуждений. - Ох, Эндрю, прости меня. Конечно, ты можешь поступать, как хочешь. Как тебе удобнее. Но я буду за тебя волноваться, и к тому же я все равно сижу дома. Мне нужно чем-то заняться, а не сходить тут с ума в четырёх стенах, думая, как ты там. И я уже возил однажды тебя в Тонтон, дорогу знаю. - Лэйк понимал, что партнёра пугает перспектива встречи Кена с его родней,  а потому он поспешил предложить компромиссный вариант:
- Если ты боишься знакомить меня со своей матушкой, я все понимаю, правда. Я могу отвезти тебя и остановиться в отеле, как и в прошлый раз. Там было даже миленько. А ты, если не захочешь ночевать в родительском доме, можешь приехать ко мне на ночь... Как тебе идея? Обещаю сидеть тихо, и никто обо мне не узнает, - Кен потянулся к партнёру и легонько коснулся губами его губ. Естественно, в голове сразу забилась мысль, готов ли он всю жизнь быть не полноправным партнёром и спутником жизни, а позорным секретом, который ото всех скрывают, но Лэйк тут же поспешил отогнать её. В конце концов, он сам не был уверен, что готов привести Эндрю в качестве своего парня в родительский дом. Впрочем, это именно Томпсон не хотел прятаться и поспешил не только рассказать о нем Виктору, но и познакомить Кена с семьёй брата, представив его даже племянникам ровно так, как все было на самом деле. И в этом крылась проблема.
- Знаешь, я так и вижу первый вопрос Виктора или детей, когда ты туда явишься один. Почему-то мне думается, что это будет выглядеть ещё хуже. Ты уж предупреди их заранее, чтоб они забыли о моем существовании, хотя бы в присутствии твоей матушки, - хмыкнул, представив выражение лица абстрактной миссис Томпсон, когда она услышит про некоего дядю Кена, который не смог приехать.

+1

6

Эндрю и не надеялся, что Кен так просто останется дома. Он и сам не был уверен, что ехать одному в Тонтон хорошая идея, в том смысле, что могла выйти та же ситуация, что и с приездом девчонок: скрывать любовника дома как некий постыдный секрет не самая лучшая затея. Но и камин-аут на похоронах отца - тоже. По идее где-то здесь должен был найтись устраивающий всех компромисс, однако пока все варианты, о которых он думал, его не устраивали, в том числе и тот, который предлагал партнер.
- Я не знаю, как будет правильно, - честно признался, обнимая Лэйка, ощущая сейчас особенно остро, что не готов оставить его скучать дома одного. Если бы они были до сих пор в браке со Сьюзен, пусть даже трескающемся по швам от проблем, она бы поехала с ним. И чем же Кен был хуже? - Уверен, что Виктор с Эмили поймут, если я приеду один, и смогут объяснить это детям. Но сам по себе факт, что приходится скрываться...
И это действительно было обидно. Поневоле вспомнились немногочисленные геи, которых он знал, подумалось - неужели они все вынуждены были выбирать между семьей и правом любить того, кого хочется? Впрочем, для него самого это было не так уж и страшно, ведь его уже фактически исключили из состава семьи много лет назад. По сути, главный вопрос был в чисто человеческом уважении к чувствам его мамы, на остальных родственников можно было с легкостью наплевать, кроме, конечно, Виктора с Эмили, но они уже знали и не отказались от него. Однако только что овдовевшей Лизе Томпсон явно не стоило добавлять еще переживаний, Эндрю, конечно же, любил мать, он и отца любил, хоть и у них в семье любовь принимала несколько искаженные очертания.
- Давай сделаем так, - улыбнулся ободряюще, наконец, найдя хоть какое-то подобие согласия с самим собой. - Поедем вместе, очень сильно сомневаюсь, что мне найдется место в родительском доме, думаю, мы просто вместе поселимся в гостинице. Представлю тебя своим другом и коллегой, думаю, никто и допытываться не будет, все заняты, а Эмили не откажется от нашей помощи. Надеюсь, что все пройдет быстро и мы скоро вернемся.
"Если не произойдет какая-нибудь хрень, как во время визита девочек," - прокомментировал мрачно про себя. После всего, что произошло в тот раз, он не мог избавиться от постоянной настороженности, жил в ожидании подлянки от судьбы, и, похоже, скоро его ожидания вполне могли оправдаться.

+1

7

Эндрю, казалось, серьёзно задумался. Кен улыбнулся. То, что партнер не послал его сразу с такими предложениями, а хотя бы начал размышлять над проблемой, уже было маленькой победой. На большее, учитывая, насколько щекотливым был вопрос, учитывая и гомофобность семьи Томпсонов, и похороны,  сложно было рассчитывать. Лэйк серьёзно согласен был остаться секретом и торчать в отеле, но Эндрю не хотел скрываться. Точнее, как выяснилось, решил попытаться спрятать любовника у всех на виду, представив просто коллегой. Кен честно пообещал себе, что постарается сохранить этот маскарад, хотя заранее предполагал, что будет сложно лишний раз не коснуться партнёра, не похлопать по плечу или не взять за руку, особенно в какой-нибудь тяжелый момент в церкви.
Кому ещё понадобится, чтобы его брали за руку,  - ехидно подсказал внутренний голос, когда Лэйк вспомнил свою недавнюю судорогу и относительно недавнюю паническую атаку. Меньше всего желал испортить похороны отца Эндрю, но искренне надеялся, что справится. В конце концов, он видел множество смертей и множество церквей. Как-нибудь переживёт.
- Хорошо, как ты скажешь, - поцеловал партнёра, слегка сжав его плечо. - Давай, садись за стол, будем ужинать. Я только быстро принесу орегано, салат почти готов.
Кену понадобилось минут пять, чтобы закончить приготовления, и они с Эндрю поужинали, к сожалению, практически в тишине. Каждый думал о завтрашнем дне, и разговор не очень-то клеился. Впрочем, это был один из тех моментов, когда даже молчать вдвоём было уютно, словно бы они понимали, как тяжело друг другу, и негласно поддерживали, просто находясь рядом. Партнер вызвался помыть посуду, Лэйк, как и обещал, поплелся собирать вещи.
Зашёл в спальню, распахнул шкаф и принялся кидать в сумку запасные трусы и носки, домашние штаны и футболки, чтобы ходить в отеле... И тут его осенило - на похороны нужен костюм. Замер, глядя на ряд вешалок. У Эндрю была пара неплохих костюмов. Выбрал один из них, вытащил и повесил на стул у входа, чтобы партнёр надел на похороны. Добавил туда же рубашку и тёмный галстук в тон костюма. Снял с вешалки пиджак от второго костюма Эндрю, рискнул примерить,  особо не надеясь на успех. Догадывался, что рукава будут длинноваты, и готов был это стерпеть, но пиджак ожидаемо был узок в плечах - натянулся до треска. Кен чертыхнулся, быстро стащил его с себя и повесил обратно.
Пришлось извлечь из недр шкафа свой костюм. Точнее, костюм покойного отца Бена, который он надевал на похороны друга. Тот самый, жутко дорогой, хотя, конечно, он Лэйку шёл и был идеально по размеру. Разумеется, похороны родственника каких-то там герцогов в центре Лондона требовали именно такого костюма-тройки, но в провинциальный Тонтон отправляться в таком виде казалось слишком пафосным. Впрочем, Лэйк понятия не имел, где взять ночью другой костюм. Но жилет он сразу запихал обратно в шкаф - он точно был лишним. А остальное также повесил на стул, придётся надевать то, что есть. А уж потом, если найдётся по пути прокат костюмов, можно будет взять что-то более простое. Подобрав рубашку и галстук и себе, убрал все вместе в портплед. А после приготовил джинсы и тёмные рубашки, чтобы надеть утром.
Закончив со сборами, вернулся в гостиную, обнаружив партнёра на диване перед телевизором. На экране был очередной футбольный матч, но Лэйк сомневался, что Эндрю его внимательно смотрит. Молча сел рядом, обнял партнёра за талию и устроил голову на его плече. Так они и сидели, после окончания футбола еще немного пощелкав каналы, а потом направились спать, поскольку вставать предстояло рано. Кен обнимал партнёра сзади, привычно касаясь губами плеча, и думал о том, насколько тяжёлый им обоим предстоит день.
Впрочем, поездка не задалась уже с утра - на половине пути до Тонтона они пробили колесо, и пришлось ставить запаску. Для Кена, вся семья которого работала в автосервисе, сделать это было проще простого. Эндрю осталось только подавать все, что он просил, и не путать хотя бы ключи. В итоге Лэйк слегка испачкал джинсы в дорожной пыли, но, отряхнувшись, решил, что почти и не заметно. Однако настроение, и без того бывшее ужасным, испортилось сильнее. Потом они проехали мимо цветочного магазина, обсудив, что надо будет накануне похорон не забыть заказать цветы. Нельзя ведь явиться на похороны с пустыми руками. В конце концов, они условились, что возьмут пару букетов белых калл, при мысли о которых Лэйку сразу стало не по себе. У бывшей девушки Бена был такой букет. А на похоронах Дэйва всюду были чёртовы хризантемы, их Кен брать категорически отказался, но Эндрю, к счастью, не потребовал объяснений. Возможно, ему в принципе было все равно, какие цветы покупать. Кену, не считая хризантем, на остальное было плевать тоже. Вообще разговор вышел странным и бесполезным, сдались им сейчас эти цветы. Только разболелась голова.
- Как ты считаешь, нужно сначала снять номер и бросить вещи, или мы и так уже безбожно опаздываем? - спросил Кен, понимая, что ему уже надоело сидеть за рулём, и ещё и колесить между отелями сейчас Лэйку совершенно не хотелось. С другой стороны, быстрее попасть в родительский дом партнёра и начать играть в спектакле под названием "просто друг" Кен тоже не горел желанием. - Или, может, просто выпьем где-нибудь по кофе?

Отредактировано Kenneth Lake (13 Дек 2021 22:43:47)

+1

8

Утром Эндрю проснулся на удивление бодрым, с ясной головой и уже безо всяких мрачных предчувствий. С вечера он успел позвонить Эмили и попросить ее беречь их секрет, она заверила его, что поговорит с мужем и детьми, хотя, судя по ее уставшему голосу и каким-то выкрикам на фоне, ей было явно не до их проблем. С работой тоже быстро уладилось и они выдвинулись в Тонтон, надеялся, что на этот раз обойдется без приключений, однако они умудрились как-то пробить колесо, и около получаса Томпсон в замешательстве наблюдал, как его партнер ловко ставит запаску. От него самого в этом случае было мало толку, вот разве что ключи подавать, хотел спросить, где Лэйк этому научился, но почему-то промолчал, про себя удовлетворившись объяснением, что колеся с Красным крестом по миру и не такое освоишь. Главное, что они в итоге оказались на месте и даже не потеряли слишком много времени.
Эндрю не помнил, когда в последний раз ходил на похороны, это случалось - все же их работа предполагала риск - но самое последнее такое событие он пропустил, валяясь в больнице с травмами, после того случая, когда погиб Лукас. Если бы не Кен, проявивший несколько даже настораживающую предусмотрительность, они бы, скорее всего, бегали по городу и искали прокат костюмов. О цветах и вовсе не подумал, пока партнер не сказал об этом, причем для Лэйка явно было важно, какие именно букеты они возьмут, а вот Томпсон как-то совсем на эту тему не заморачивался, будь он один, то взял бы что-то более-менее подходящее к случаю и все.
- Предлагаю все же заехать, показаться и, если наша помощь не требуется, ехать в отель, - Эндрю и сам бы с удовольствием оттянул визит в отчий дом, однако не стоило забывать, по какому поводу они здесь. - Если ты сильно устал, давай поменяемся.
Когда они добрались до нужного дома, дверь им открыла не кто иная как мама Эндрю, высокая худая женщина, выглядевшая весьма бодро для своих почти семидесяти. На ее лице не было видно никаких следов слез или горя, сухо поздоровавшись и без особого интереса взглянув на Кена, которого Томпсон представил как друга и коллегу, она отвела их в гостиную.
- Предупреждаю сразу, ночевать здесь негде, - сообщила она, будто не заметив их попытки выразить соболезнования, словно диалог происходил в ее голове и по ее правилам. Кроме них троих в гостиной был еще Виктор, но он будто не заметил их, уткнувшись в свой макбук, и самым живым человеком в комнате казался Кен, а Томпсоны, не сговариваясь, по сложившейся издавна традиции, были отстраненными и будто бы безразличными к случившемуся. - Гостевая занята, а в комнате Адама еще не убрано.
- Да, мама, конечно, мы переночуем в гостинице, - ответил Эндрю спокойно, не делая попыток поговорить с матерью об отце и его смерти. Знал, что для нее важно сохранить лицо, что бы не случилось, она предпочитала демонстрировать, что все в порядке и все под контролем. Вот и получалось, что эту привычку чуть что замыкаться в себе и реагировать на события ледяным спокойствием он взял вовсе не от отца. - Нужно чем-нибудь помочь?
- О, не беспокойся, Виктор с Эмили обо всем позаботятся, - Лиза бросила короткий взгляд на старшего сына, все так же намертво зависшего в виртуальном мире. - Разве что мебель в гостиной передвинуть, чтобы все поместились. Но это потом.
Эндрю кивнул, зная, что не удовлетворится этим и переспросит у Эмили, скорее всего, их помощь требуется и даже очень, но мать не говорит напрямую.
- Тогда мы поедем снимем гостиницу и вернемся, - сказал, тоже взглянув на Виктора, подавляя внезапное желание, как в детстве, с воплем выдернуть из его рук ноутбук и убежать - только тогда это были какие-то заумные книжки в большинстве случаев. Конечно, он любил брата и старался не обижать его, но в случаях тотального игнорирования, будучи еще малтчишкой, привлекал к себе внимание как мог.

+1

9

Сам понимал, что идея оттянуть посещение дома родителей Эндрю была глупой, и партнёр на это не поведется. Поэтому отмахнулся от предложения поменяться и повёз их по нужному адресу. Ожидал чуть ли не жуткого дома-казармы, учитывая, каким представлял покойного мистера Томпсона, чего-то строгого и мрачного. Но дом оказался не то чтобы строгим, скорее по-британски чопорным, с идеально ровным забором, клумбами и прочими атрибутами приличного дома. Открывшая им дверь женщина тоже показалась типичной, даже стереотипной британкой. С тонким носом, поджатыми губами, идеально ровной осанкой и строгой причёской. Разумеется, в закрытом чёрном платье-футляре. Лэйк почти сразу ощутил себя, как на приёме у британской королевы - жутко незначительным, невоспитанным и вообще не понимающим, куда он попал. Конечно, знал, что его партнёр немного странный, но, как оказалось недавно, на фоне старшего брата Эндрю казался почти нормальным. А уж, познакомившись с матерью партнёра и памятуя о том, каким был отец, Кен справедливо рассудил, что полностью нормальным в такой семье вырасти было совершенно невозможно.
Пару раз Лэйк для приличия пытался встрять в беседу со своими соболезнованиями, но когда понял, что это не имеет успеха, и на него обращают столько же внимания, сколько на мебель, решил мебелью и прикинуться. Стоял и не отсвечивал, пока Эндрю с матерью обменялся ещё парой фраз. Что странно, Виктор тоже не заметил их и даже не подошёл поздороваться. Чёртовы психи, - покачал головой, стоя, потупившись, и чувствовал себя, как идиот. Надеялся, что вот-вот откуда-нибудь выбегут мальчишки или хотя бы покажется довольно милая и абсолютно нормальная Эмили, но в остальном доме было тихо и, видимо, пусто.
Краем уха услышал слова Эндрю о том, что они поедут в гостиницу, и с трудом скрыл довольный выдох. Боялся, что в этом доме будет тяжело находиться из-за атмосферы всеобщего горя, оказалось, что горя совсем не заметно, но тем не менее тяжело было. Поэтому, едва оказавшись на улице, глубоко вдохнул прохладный воздух, рванув воротник рубашки и расстегивая верхнюю пуговицу.
- Она всегда такая, или это от горя? - поинтересовался, впрочем, не уверенный, что хочет знать ответ. Партнёр с родней почти не общался, поэтому Лэйк не исключал варианта, при котором снова увидит эту женщину теперь на её собственных похоронах.
- Тебе понравился отель, где мы были в прошлый раз? Я бы с удовольствием выбрал его снова.
Не стал говорить, что всему виной не только прекрасное кафе поблизости, но и приятные воспоминания, которые, надеялся,  смогут хоть немного отвлечь его от чёртовых похорон.
- Ты как вообще?  - спросил снова, хотя Эндрю выглядел, в отличие от самого Лэйка, полностью спокойным. Но именно это и настораживало.

+1

10

После знакомства с Мелиссой и Джо Эндрю мог не сомневаться, что встреча Кена с Томпсонами оставит у обоих сторон не самые приятные впечатления. Когда они вышли из дома, он испытывал острое желание как-то оправдаться, но вместо этого лишь пошел в машину, непреклонно заняв водительское место - посчитал, что с еще не до конца восстановившегося Кена уже хватит. При этом он не спешил запускать мотор, просто сидел, не глядя на партнера, понимая, что в этот раз не отделается односложными ответами. Но и придумать, что сказать по существу, никак не мог, будто бы Лэйк был человеком из иной реальности, которому приходится на пальцах объяснять очевидные вещи.
- Я не против, поехали в тот отель, - пожал плечами, наконец, решив, что пауза неприлично затягивается. Ему действительно не было никакой разницы, где провести пару ночей, главное, что на этот раз они могли спать вместе, а в каких условиях это уже детали. - Тебе, наверное, кажется, что мы психи какие-то... Но это нормально, правда. В моей семье считается, что проявлять чувства это признак слабости. Нужно сдерживаться изо всех сил, позволяя себе раскиснуть ну разве что наедине с самим собой. В остальных случаях нужно быть сдержанным и холодным. А что касается меня... Я в порядке, правда. Мои родственники настолько давно вычеркнули меня из своей жизни, что мы почти чужие люди.
Если и лукавил, то совсем немного. Еще теплилась где-то в самой глубине души детская надежда, что однажды мама просто обнимет, скажет, как он ей дорог, но, похоже, даже если бы он не приехал, она бы не огорчилась. Это не могло не расстраивать, хоть он и пытался убедить себя, что уже достаточно взрослый мужик, чтобы не страдать по поводу несовершенства родителей.
"Хотя Виктор мог бы хотя бы поздороваться," - отметил мысленно. В тесном родственном кругу странноватое поведение брата его не слишком смущало, но в присутствие Кена почему-то все еще хотелось, чтобы близкие вели себя хоть сколько-нибудь прилично.
- Поэтому я просто рад, что давно уже живу отдельно своей жизнью, - усмехнулся, все же повернувшись к собеседнику. Хотел дотянуться и обнять его, но лишь только взял за руку, опасаясь, что за ними наблюдают вездесущие соседи. Переплел пальцы, уже ни на секунду не жалея, что они поехали вместе. Эти пару дней он пережил бы, конечно, но вот так, с поддержкой любимого человека, все должно пройти куда менее болезненно. - А похороны можно просто потерпеть, это же не навсегда. И еще... Спасибо, что поехал.
Эндрю вдруг посетила внезапная мысль о том, что родственники Лэйка тоже не вечные и, вероятно, однажды им придется в срочном порядке лететь за океан. О том, что партнер может предпочесть сделать это в одиночестве, старался не думать, но и такой вариант откидывать не стоило, ведь в отличие от него Кену было что терять, если их отношения стануть явными.

Отредактировано Andrew Thompson (15 Дек 2021 15:25:36)

+1

11

Эндрю не торопился отвечать, молча направился к машине и, на удивление Кена, сел на место водителя. Лэйк хмыкнул. Когда они начали жить вместе, партнёр ездил исключительно пассажиром и даже за руль не просился. Взял его машину, лишь когда Кен попал в больницу, и рулить оказалось некому. Ну и потом, раз Лэйк ему разрешил и даже сделал документы, Эндрю ездил на ней на работу и изредка по делам, пока Кен валялся дома со своим сотрясением. Но сейчас он уже чувствовал себя хорошо и почему-то думал, что все вернётся на круги своя, и Томпсон снова перейдёт в разряд пассажиров. Черта с два. Похоже, Эндрю вошёл во вкус вождения, и машина у них теперь вроде как стала полностью общей, как и квартира.
Не то, чтобы Кену это не нравилось. Машины как раз совсем было не жаль, да и он не против был отдохнуть от кручения руля и посидеть спокойно. И у Лэйка не было никаких заморочек по поводу того, чтобы кто-то другой садился за руль его машин. Просто... они с Эндрю раньше больше церемонились друг с другом, спрашивали, можно ли так, будет ли удобно этак. А теперь все стало общим и без спроса. Кену даже в голову не пришло вчера спросить, какой из двух костюмов хотел бы надеть партнёр, он просто собрал его вещи, как родители собирают вещи детей. И вот теперь Эндрю в голову не пришло спросить, уступит ли ему Лэйк руль. Они решали все друг за друга, у них все стало общим, они словно срастались в единый организм.
И это было чертовски похоже на брак.
Это пугало. До дрожи.
Кен сел на пассажирское сиденье, захлопнул дверь и неловко положил руки на колени. Будь он за рулём, уже начал бы проверять нейтралку, заводиться, настраивать радио и включать фары. Пальцы так и зудели привычно щёлкать кнопки, но пассажиру все это не требовалось, и Лэйк не знал, куда девать руки.
Эндрю, наконец, заговорил, отвлекая Кена от нервного ожидания. Лэйк молча слушал, удивляясь, в каких же разных семьях они выросли. Представил себе это молчаливое семейство, где все чопорно пьют вечерний британский чай, и никто не смеётся, не болтает весело, никого не подкалывает. Подумал, интересно, Эндрю вообще представляет себе, как бывает иначе? Как бы повёл себя, например, оказавшись на рождественском ужине у Лэйков? В шоке молчал бы, выглядя странным незнакомцем, чужим на этом празднике жизни, или же все же влился бы в компанию?
Рождество приближалось, и Кен все чаще думал о своём обещании матери. Тем более сейчас, когда так остро ощутил, что родители не вечные, и потом может быть поздно. Но...
Эндрю повернулся к нему,  взял за руку, и Лэйк выдохнул, почти сразу напряжение начало его отпускать. Улыбнулся даже.
- Ну как я мог не поехать?
Почему-то подумалось, что Сьюзен, будь они ещё в браке, точно бы поехала. Вообще, неестественным было бы обратное - когда у тебя есть партнёр, а ты едешь один. А Лэйк с каждым днем все больше понимал - они друг у друга есть. Не просто потому, что им захотелось попробовать встречаться и у них вроде как неплохой секс, а если надоест или станет в тягость - разбегутся. Нет, они относились к своим отношениям гораздо серьёзнее, они вытаскивали друг друга буквально со дна: одиночества, страха, гомофобии, да чего угодно. Им было тяжело уже неоднократно, но никому не пришло в голову бросить другого разбираться с этим самому. И это чувство, что ты кому-то нужен, и тебя принимают любым, дорогого стоило.
- Я рад, что ты давно живёшь со мной, - ухмыльнулся довольно, слегка передергивая слова партнёра. - И что ты временами не такая уж ледышка, - сжал крепче чужие пальцы, едва сдерживая желание обнять, а ещё лучше поцеловать. Понимал, что это не к месту - у партнёра отец умер, но просто не мог без эмоций быть с Эндрю наедине, да ещё и касаться его. Сразу хотелось большего.
- Не волнуйся, родню не выбирают, и у каждого родственники - по-своему психи. Ах да, - вспомнил кое-что и полез в карман джинсов, а затем достал оттуда ключи от машины и протянул партнёру. - Теперь можешь заводить.

+1

12

"Отец убил бы, если б узнал," - подумалось внезапно. От этой мысли словно неприятным холодком скользнуло по спине, Эндрю на мгновение снова ощутил себя так, будто делал нечто предосудительное. Тот факт, что Томпсон-старший по техническим причинам уже не сможет ему ничего сделать, на его подсознательные реакции не слишком-то влиял. Это злило, безумно злило понимание, что отец уже мертв, все, его нет, но то, что он старательно вложил в голову своего сына, никуда не делось. Утешало только то, что в итоге медленно, но верно удавалось уходить от этого, правда, теперь накрывал запоздалый ужас: ведь он мог оказаться не столь упрямым, подчиниться и стать военным, а потом жениться и настрогать парочку детишек, при этом остаток жизни ненавидя себя за слабость.
Вместо этого он вез своего любовника заселяться в гостиницу,  шутил, улыбался и совсем не выглядел человеком, у которого только что умер родитель. Этот момент весьма смущал, но Эндрю, как не старался, не мог в полной мере прочувствовать ситуацию, пребывание в Тонтоне, сильно изменившемся со времен его детства, больше напоминало туристическую поездку. Он даже грешным делом задумался о том, что они вообще-то не обязаны в обычное время сидеть в квартире и в перерывах между дежурствами вполне могут куда-то съездить.
"Как со Сьюзен," - снова неведомо откуда возникла не самая приятная мысль, которую он постарался отогнать. Однако не мог отрицать, что формат их отношений все больше напоминает супружеские, особенно если вспомнить, что в больнице Кен объявил его мужем.
- Два одноместных номера, верно? - спросила хозяйка гостиницы, похоже, она даже помнила их прошлый приезд. Сейчас Эндрю мог только посмеяться над тогдашними их танцами друг напротив друга со старательным удержанием дистанции для приличия, и потому без колебаний ответил со спокойной улыбкой:
- Один номер с двуспальной кроватью, пожалуйста.
Не смог не удержаться, чтобы не бросить в этот момент взгляд на Кена, оценивая его реакцию. На мгновение его посетил смутный страх, что здесь может оказаться кто-то из знакомых, заметит их и расскажет Лизе, однако он не собирался так уж сильно играть в конспирацию и для виду снимать две комнаты. В любом случае все это стало неважным, когда они наконец оказались одни в номере, и стало возможным обнять и поцеловать Лэйка, остро жалея, что времени мало и скоро надо снова уходить.

+1

13

Эндрю вёл машину достаточно уверенно, поэтому вскоре Кен перестал напряжённо дёргаться, откинулся на спинку сиденья и даже немного прикрыл глаза, поскольку встали они достаточно рано, а потом Лэйк долго был за рулём, и у него устали глаза.
Правда, спать он даже и не думал - они всю дорогу болтали, причём достаточно весело. Если б Кен не знал, что у партнёра умер отец, то ни за что бы не догадался. Впрочем, учитывая, какие у них с отцом были отношения, Лэйк не удивлялся. Правда, не совсем понимал тогда, для чего они сюда приехали. Ради матери? Или просто чтобы соблюсти никому не нужные приличия?  Но, какова бы ни была истинная причина, Эндрю захотел ехать, и долгом Лэйка было отравиться с ним. Партнёр выразил ему за это благодарность, а большего и не требовалось. Хотя бы ради этого стоило поднять зад и потратить последние дни своего отдыха на больничном на посещение похорон у черта на рогах.
Отель стоял все там же, и выглядел так же, что и не удивительно. Их встретила все та же женщина, судя по всему, хозяйка. И, разумеется, вспомнила их. Во-первых, прошло не много времени, во-вторых, они уж очень сильно возмущались, что не оказалось двух отдельных номеров, и в-третьих, они просто были весьма колоритной парочкой - два бугая, один из которых ещё и американец, этакие братья Винчестеры на британский лад, как их окрестила Мисси, когда они с Джо втроём ездили гулять по Лондону. Мелкорослый наглый бабник и высокий кучерявый скромник, только что не братья, а всего лишь коллеги. Тогда она ещё не знала, что они с Томпсоном любовники.
Если быть честным, Кен выбрал этот отель отчасти потому, что надеялся, что их вспомнят, и просто хотел посмотреть на поведение Эндрю, когда они будут заселяться. Но партнёр удивил его, смело попросив двухместный номер с одной кроватью. И выразительно взглянул на Лэйка. Кен с лёгкой улыбкой кивнул - он не собирался прятаться от незнакомцев в богом забытом городке. Его волновали только родители и братья, ну и немного коллеги по работе. При остальных же людях он мог спокойно признаваться, что гей и спит вот с этим парнем, и не чувствовал никакого смущения. Наоборот, смущались обычно собеседники, и его это веселило.
- Отсутствие свободных номеров в вашем отеле творит с людьми чудеса, миссис Уолш, - прочитал Кен на бейдже и подмигнул даме. Та стала практически пунцовой, но тем не менее улыбалась, когда отдала им ключ и пожелала хорошо провести время. Лэйк подхватил сумку и портплед, пропустив Эндрю вперёд по лестнице, и обменялся с миссис Уолш хитрым взглядами.
Войдя в номер, Кен бросил вещи, захлопнул дверь, и через мгновение они уже стояли в объятиях друг друга, нежно касаясь друг друга губами. Сексом они занимались не далее, как вчера утром, но, стоило Лэйку прижаться к партнёру, как он возбуждался почти мгновенно. Думал с грустью, что со временем это пройдёт, они друг к другу охладеют и будут трахаться раз в неделю,  если повезёт. Пока даже примерно не проходило. Наоборот, чем больше они занимались сексом, тем лучше узнавали предпочтения друг друга, тем чаще пробовали новые и более смелые позы, откровенные ласки. И Кену постоянно было мало. Будь у него возможность, он просто не вылезал бы из постели и Эндрю не отпускал.
- Черт, детка, если мы ляжем, я потом не встану, - пошутил, намекая на то, что ощущает себя уставшим и сонным. - Давай все же пойдём за кофе, и позвони Эмили. Если она там, сможем поехать назад. Боюсь, без неё мы там рехнемся.
Действительно, Эмили в этой семейке была самой адекватной и при знакомстве произвела на Кена впечатление. И своим спокойствием и рассудительностью, и удивительным чувством юмора, и её отношением к Эндрю. С одной стороны, она общалась с ним на равных, как с другом. С другой стороны - как с младшим другом, или братом, с заботой и покровительством. В тот день Лэйк, кажется, понял, кто компенсировал его партнёру все эти годы недостаток материнской любви. И Кен был Эмили за это благодарен. Сам же Лэйк был старше Эндрю, гораздо ближе к ней по возрасту, и потому они общались на равных. Возможно, она даже увидела в нем конкурента - теперь он заботился об Эндрю и во всем ему помогал, поддерживал и давал советы. Впрочем, Лэйк не заметил ревности или других негативных эмоций. Наоборот, Эмили, казалось, была искренне за них рада. Поэтому в этот день Кен был совсем не против увидеть её и пообщаться хоть с одним нормальным человеком.

Отредактировано Kenneth Lake (17 Дек 2021 08:18:57)

0

14

Эндрю пообещал себе, что они обязательно в ближайшее время поднимет тему поездки на Рождество, с такой перспективой ему было проще без особых сожалений покинуть уютный номер и сосредоточиться на том, зачем он, собственно, приехал. Они даже не успели зайти за кофе: Эмили позвонила сама.
- Вы на машине? - спросила она несколько напряженно после приветствия. - Сможете встретить на вокзале тетю Розу и девочек? Я в агентстве, никак не успеваю.
- Да, конечно, - Эндрю согласился по инерции, бросив на Кена неуверенный взгляд, но отказать в любом случае не мог. Похоже, жена брата и так взяла на себя почти все, компенсируя, в первую очередь, бестолковость мужа, а он чувствовал себя скорее дальним родственником, чем родным сыном умершего. Наверное, хотел бы сделать больше, но был здесь все же чужаком после стольких лет. Даже не мог толком вспомнить, кто такая эта тетя Роза, после некоторых усилий в памяти всплыл образ полноватой блондинки в розовом спортивном костюме. Помнил, что у нее есть две дочери, но имен их не смог бы назвать. - А они меня-то хоть помнят?
- Не волнуйся, я пришлю ей в мессенджер твою фотографию, - Эмили, кажется, улыбалась, ее тон немного потеплел. - Встретимся дома, держи меня в курсе, окей?
- Окей, - вздохнул, не совсем понимая, что из этого выйдет, но выбора не было. Подумалось, что вместо этого всего он бы с легкостью согласился пережить еще один визит Мелиссы и Джо, но пришлось снова садиться в машину и ехать, к своему стыду, по навигатору, поскольку за столь долгое время он успел напрочь забыть, где в Тонтоне находится вокзал.
За прошедшие годы тетя Роза не утратила страсти к трикотажным костюмам, слишком уж откровенно обтягивающим ее телеса, но в этот раз она хотя бы выбрала цвет темнее, чем сохранился в воспоминаниях Эндрю. Глядя на ее фиолетовое облачение, он не мог избавиться от навязчивого желания отпустить колкость про полутраур, хотя сомнительно, что его бы поняли, такие, как эта женщина, обычно не разбираются в исторических тонкостях моды. Поэтому он лишь вежливо поздоровался, представил Кена, перекинулся парой незначительных фраз с тетиными дочерьми - своими двоюродными сестрами, как он запоздало сообразил. Роза была младшей сестрой отца, в его детстве она периодически бывала у них дома, потом вышла замуж и уехала в другой город, а теперь вот приехала на похороны брата.
- Я сяду вперед, сзади меня укачивает, - заявила она, едва они все вместе подошли к машине, и тут же очень ловко ввинтилась на пассажирское сиденье, чего от этой довольно объемной женщины в солидном возрасте никто не ожидал. Эндрю даже возразить ничего не успел и таким образом Кен оказался в компании двух весьма симпатичных девчонок, здорово напоминающих британскую версию Мелиссы и Джо. По возрасту они были не намного старше и смотрели на Лэйка со сдержанным, но вполне заметным интересом.
- Простите, а вы, наверное, родственник тети Лиз, да? - спросила, наконец, Анна, она была помладше и более миловидна, к тому же блондинка, а Кайли обладала темным цветом волос. При этом и у сестер, и у их матери, и у самого Эндрю, если приглядеться, можно было найти схожие черты лиц, а так же прослеживалась некая общность в манерах себя вести.

+1

15

Наверное, ему не стоило ехать. Встречать троих человек, будучи вдвоём, означало набитый задний ряд сидений. Но почему-то Лэйк подумал, что три женщины там уместятся. Женщины всегда ассоциировались у Кена с кем-то маленьким и хрупким. Его мать была невысокой и худой, жены братьев тоже, хоть и были крупнее свекрови, но все же довольно стройными. Мисси и Джо, хоть и вымахали высоченными, тоже обладали осиными талиями. Поэтому, хотя Лэйк и встречался пару раз с милашками плюс сайз, в целом его окружали дамы скромных габаритов. Поэтому, узрев тётю Розу, Лэйк слегка опешил и начал что-то подозревать. Но когда она заняла его место...
Чёрт, ехать в своей собственной машине зажатым, как анчоус в банке, казалось слишком. Оставалось убеждать себя, что это ненадолго, это ради Эндрю и прочее, но успокаивало мало. Давненько уже он не контактировал так тесно с женщинами, если не считать Мисси и Джо, но там он даже не парился, воспринимая обеих как племянниц. Сестры Эндрю же казались постарше и родственницами не были, поэтому против воли Лэйк оценил их внешность - округлость бёдер, размер груди и общую миловидность лиц. Блондинка, более юная, казалась весёлой и открытой. Брюнетка, постарше, выглядела более серьёзной и явно оценивала его с высоты своего, уже более солидного, опыта. И Кену обычно нравились именно такие - опыт обещал гораздо больше удовольствий, чем юность. В более зрелых женщинах чувствовалась уверенность и сексуальность. Будь он свободен, сделал бы все, чтобы вечером у него с этой Кайли был секс. Но сейчас даже подобные мысли вызывали у него отвращение к самому себе.
У него был партнёр, прекрасный верный любовник, в затылок которого Лэйк пытался смотреть, ловя его взгляд в зеркале заднего вида. Ни одна из этих пигалиц даже примерно не могла бы дать ему то, что давал Эндрю. Только вот...
- Нет, я не родственник. Просто друг и коллега Эндрю. Приехал поддержать и помочь, чем смогу. Соболезную вам в связи со смертью вашего дяди, - вежливо поговорил Лэйк, стараясь сидеть и не шевелиться, чтобы лишний раз не коснуться девушек как-то двусмысленно. Может, конечно, ему и казалось, но Кайли слишком уж откровенно терлась об него бедром, и вырез на её блузке не добавлял спокойствия.
Поэтому, когда они приехали и смогли вылезти из машины, Лэйк почувствовал невероятное облегчение. Впрочем, тётя Роза всю дорогу втирала Эндрю какую-то ерунду и выглядела той ещё душной командиршей, поэтому оставаться с ней наедине Лэйк жутко не хотел. Так что решил найти повод смотаться.
- Эндрю, проводи, пожалуйста, гостей, а я перетаскаю вещи, - улыбнулся партнёру. Все равно он членом семьи не был, и ему особо не о чем было разговаривать с этими людьми. А Эндрю, хотя и вряд ли, но мог бы хотеть поговорить с тётей и сёстрами, узнать, как дела...
Когда они скрылись в доме, Кен достал сигареты и быстро покурил, а потом действительно вытащил из багажника пару чемоданов и понес в дом. Надеялся, что к тому моменту, как он все перетаскает, найдётся Эмили и мальчики, или Эндрю получит новое поручение, и они смогут уйти.

0

16

Довольно-таки короткая - все же Тонтон не сравнить по расстояниям с Лондоном - поездка от вокзала до дома показалась вечностью, заполненной едва ли не адскими муками. По дороге Эндрю невольно вспомнилось знакомство с родителями Сьюзен, бывшая теща имела привычку примерно так же, как и тетя Роза, ювелирно выедать мозг. Он пытался сосредоточиться на вождении и подсказках навигатора, а в это же время болтливая родственница рьяно вовлекала его в диалог, впрочем, иногда у него складывалось впечатление, что как собеседник он ей нужен только самим фактом своего присутствия, в остальном она прекрасно справлялась, сама задавая вопросы и почти тут же на них отвечая, рассуждая вслух с настолько парадоксальными логическими ходами с его точки зрения, что он вскоре окончательно запутался в этом потоке информации. Думал - лишь бы только не попасть в аварию, когда его внимание отвлекает помеха на пассажирском сиденье. А еще его не оставляла противная мыслишка: а каково там Кену в компании двух его кузин, которые в будущем вполне могли превратиться в таких же бесформенных теток, как и их мамаша, но пока обладали лишь весьма выраженной фигуристостью. Томпсон буквально спиной чувствовал, что Анна с Кайли приняли охотничью стойку - или же это у него обострилась мнительность?
В любом случае Эндрю вздохнул с облегчением, когда они, наконец, оказались на месте. Черт возьми, он даже обрадовался на мгновение вышедшей их встречать матери, ее ледяная сдержанность по контрасту с говорливостью тети Розы сейчас казалась почти благом, к тому же вдвоем все же легче было сдерживать этот неуправляемый поток соболезнований, расспросов, категорически бесцеремонных вздохов на тему "непутевого младшего" и восхищений в сторону Виктора. Оставалось только тихо радоваться, что Лэйк при этом не присутствовал, похоже, он нашел повод слинять ненадолго. Томпсон прекрасно представлял себе его чувства сейчас и от этого становилось не по себе. Впрочем, если вспомнить, с какими спецэффектами к ним недавно вломились Мелисса с Джо, то, наверное, происходящее было примерно эквивалентно по воздействию на психику, причем в этот раз им даже не требовалось спать в разных кроватях для вида.
- Эндрю, можно тебя ненадолго отвлечь? - Эмили подошла в самый разгар не слишком теплой родственной встречи и Томпсону на мгновение показалось, что она не жена его брата, а его родная сестра, настолько точно ее тон соответствовал тому, который был принят в их семье для обозначения  некоторых особых дел, о которых предпочитали не говорить вслух напрямую.
- Да, конечно, - он пошел за ней, понимая, что сейчас речь пойдет о деньгах. Был готов к этому, зная, что похороны это дорого, так что они уединились в кабинете отца и некоторое время обсуждали финансовые и организационные вопросы, и заодно поделились друг с другом некоторым недоумением по поводу того, как у сдержанного Адама Томпсона могла быть такая шебутная сестра, как Роза. При этом он, конечно, помнил, что где-то там Лэйк остался наедине с его родственниками, но утешал себя мыслью, что они ненадолго, но на деле прошло больше времени, чем он рассчитывал.

Тем временем Лиз пригласила всех прибывших на чай, в том числе и Кена, уже успевшего перетащить вещи и покурить, учуяв последнее, женщина едва заметно поморщилась, но ничего, разумеется, не сказала. Как-то незаметно оказалось, что старшие родственницы бурно общались о чем-то своем за столом, а Анна с Кайли переместились на диван, утянув с собой нового знакомого, показавшегося им весьма привлекательным. Вели себя весьма целомудренно, но при этом сели по бокам от него, будто окружая.
- Извините за наш нескромный интерес... Кен, верно? Можно просто по имени? - на этот раз разговор завела Кайли, обворожительно улыбаясь. - У вас такой милый акцент... вы не из Британии, да?

+1

17

Лэйк, конечно, удивился - для людей, приехавших на похороны, эти дамы привезли поразительно много вещей. У них с Эндрю на двоих была одна небольшая сумка и костюмы в портпледе. Но все же, когда чемоданы кончились, Кен был даже немного расстроен - больше нечем стало себя занять. Правда, занятие нашлось - мать Эндрю была так любезна, что пригласила гостей на чай. Правда, без партнёра в обществе его родственниц Лэйк чувствовал себя весьма неуютно. Сидел, стараясь не отсвечивать, молча пил чай и не встревал в беседу, лишь один раз похвалив вначале из вежливости пирог хозяйки. Правда, ему сообщили, что пирог привезла Эмили, и стало ещё более неловко.
Когда прилично стало выйти из-за стола, Кен надеялся улизнуть,  но в итоге смог лишь дойти до дивана, где был атакован двумя красотками, которые жаждали общения. Лэйк решил, что это меньшее из зол - все равно другого занятия он себе не придумал, а девушки были лучше, чем общество двух миссис преклонного возраста. Конечно, он предпочёл бы третий вариант - найти Эндрю, но партнёр куда-то запропастился, кинув его тут одного.
- Да, я американец. Последний год живу в Британии, но мимикрировать никак не удаётся, - усмехнулся, пытаясь быть вежливым. Но естественно, дальше пошли расспросы на тему, почему же он решил переехать, и как познакомился с их братом и прочее. Лэйк знал, как на девушек действуют героические рассказы про Красный Крест, путешествия по миру, ранение и войну. А у него совсем не было цели соблазнить их, поэтому пытался обойтись общими фразами. Путешествовал по миру с Красным Крестом и через некоторое время занесло в Британию. Решил отдохнуть от сумасшедшего графика и осел здесь. И познакомился с Эндрю, своим коллегой. Но девушки не отставали, принялись расспрашивать, каково это - ездить по миру и спасать людей, и волей-неволей Кен начал рассказывать. Наводнения, землетрясения, вытащенные из-под завалов женщины, снятые с крыш затопленных домов дети... Пытался изо всех сил быть скромнее, не флиртовать, а лишь отвечать на вопросы, но через некоторое время понял, что даже так он все равно выглядел очень крутым для Тонтона, и девушки явно им увлеклись. Закончил очередную историю о том, как его коллега Франсуа нырял несколько раз в грязную воду, будучи уверенным, что видел на дне тело человека, а в итоге достал манекен из магазина одежды, и все трое зашлись смехом, прикрывая рты ладонями, потому что горестная вдова явно не одобрила бы такое поведение на похоронах её мужа, но она вроде бы о чем-то беседовала на кухне с тётей Розой, и на них троих никто не обращал внимания.
Хотя нет, один человек все же был - когда Лэйк поднял глаза, то увидел в дверном проёме Эндрю. И буквально выдохнул с облегчением, что сейчас можно будет найти повод смотаться от этих пираний, которые явно только и думали о том, чтоб его сожрать.

Отредактировано Kenneth Lake (19 Дек 2021 12:05:10)

0

18

- Если честно, я думала, ты приедешь один, - сказала Эмили ни с того ни с сего, когда они уже обо всем договорились и собирались идти в гостиную.
- Я тоже так думал, - честно признался Эндрю, обнаруживая, что прошло уже около получаса, если не больше, и виновато подумав, что вот так бросать Кена со своими родственниками даже не некрасиво, а как минимум жестоко. - Но что ж ему, на больничном скучать одному в Лондоне? Кому вообще какая разница, с кем я приехал? Мне кажется, мог бы вообще не приезжать, матери плевать...
- Ты ошибаешься, - спокойно ответила Эмили, глядя на него, пожалуй, с укором, но он все равно упрямо сжал губы, ничего не ответил и вышел из кабинета. Примерно представлял, чем сейчас занят его партнер: сидит, ощущая себя совершенно лишним и ненужным, недоумевает, куда делся тот, кто привез его в это тухлое место, а повремени Томпсон еще минут двадцать, то, наверное, накрутит себя до сожалений о том, что вообще поехал. Намеревался прекратить его страдания, однако, зайдя в гостиную, неожиданно обнаружил, что Лэйк, мягко скажем, не так уж и недоволен тем, что его оставили.
"Вот же шлюхи, сразу подкатывают со своими сиськами, " - было первой мыслью, когда он увидел, как его кузины окружили Кена, который, против ожидания, не зыркал на них мрачно, а как раз таки что-то с большим оживлением им рассказывал. Эндрю не помнил, чтобы его партнер с таким же энтузиазмом общался с ним, видимо это была особая лэйковская опция, предназначенная исключительно для молодых грудастых самочек. Не считал себя ревнивым, сколько себя помнил, заявлял, что ревность - есть проявление чувство собственности, непозволительное в отношении другого человека, обладающего свободой. А тут - сразу при виде этой идиллической картинки полыхнуло что-то внутри, замер, глядя на Кена и кузин настороженно, но всего мгновение, а потом привычно закрывшись маской ледяной сдержанности. В этот момент он был удивительно похож на Лизу, похоже, это заметила даже Эмили, которая вошла следом, она покосилась на него с некоторой опаской, но никак не прокомментировала.
- Извините, пришлось отвлечься, неотложное дело. Рад, что вам нашлось чем развлечься, пока мы были заняты, - сказал, со своей точки зрения, вполне нейтрально, но Анна с Кайли как-то резко замолчали и опустили взгляды. Еще бы - его тон сейчас резко напомнил им их покойного дядюшку Адама, который умел дать понять окружающим, насколько ими недоволен. Эндрю, сам того не понимая, одним своим появлением, подобно отцу, разрушил появившуюся между этими троими атмосферу легкости и игривости, и даже испытал от этого некое постыдное удовольствие, хоть и не хотел в этом признаваться даже самому себе.
После этого все было уже как-то обыденно и рутинно, обычная суета уже успевших друг другу смертельно надоесть за какие-то пару часов людей, чтобы заняться хоть чем-то осмысленным, Эндрю попытался напроситься в помощники к Эмили на кухню, но она предпочла помощь Кена, видимо, ей тоже хотелось хоть ненадолго побыть в обществе нормального человека, а не Томпсонов. Своего мужа в компании младшего брата она отправила развлекать тетю Розу, которая, впрочем, после порции бренди прекрасно справлялась с развлечением самой себя, и девочек с довеском в виде Лизы, которая к концу дня выглядела совсем уж отстраненной.
После ужина все с облегчением разбежались по своим углам, Эндрю с большим облегчением сел в машину и повез своего партнера в гостиницу, подальше от родственников, радуясь, что все эти годы избегал общения с ними. Он ничего не делал за день толком, но устал как после тяжелейшей смены, в нем еще полыхали остатки ревности от вида бурно общающихся Кена и кузин, и увидев кровать, понял - готов сейчас прямо так, без душа и переодевания, рухнуть плашмя и уснуть.

Отредактировано Andrew Thompson (20 Дек 2021 12:28:11)

+1

19

Вошедший в комнату Эндрю выглядел усталым и расстроенным. Кен уловил опасливый взгляд, который на него бросила Эмили. Неужели партнёр вышел из себя и сказал ей что-то неприятное?
Томпсон отделался дежурными извинениями, Лэйк молча кивнул - ему извинения вовсе не требовались, и в конце концов, он действительно нашёл, чем себя развлечь. Правда, все тут же начали суетиться, оказалось, что есть ещё куча важных дел, и им не стоило сидеть на диване и тратить время на болтовню. После нескольких глупых поручений Кен оказался на кухне в компании жены Виктора, и, пожалуй, это было лучшее, что могло с ним случиться - его избавили от тяготящего общества старших дам. Да и младших, если так подумать. Правда, омрачало удовольствие то, что Эндрю опять куда-то пропал, но в конце концов, это были похороны его отца, он мог заниматься ими и не думать о том, что Лэйк там скучает без него. В конце концов, Кен поехал в Тонтон, чтоб партнёру помочь, а не висеть у него на шее и требовать себя развлекать.
Впрочем, особых развлечений больше не предвидилось. Эмили, видимо, тоже уже устала, и потому готовили практически молча, изредка советуясь о специях или прося передать очередную миску или нож. Правда, Лэйк не удержался и рассказал ей историю о чудесном пироге и неловкости за чаем, и Эмили все же улыбнулась.
Когда с готовкой было покончено, они быстро сервировали стол и сели ужинать. Кузины Эндрю уже не прыгали вокруг Лэйка так бойко, но все же взгляды бросали вполне себе однозначные. Поэтому Кен смотрел в тарелку и предпочитал жевать, а не говорить. И выдохнул с облегчением, когда Эндрю сказал,  что они могут ехать в гостиницу. Правда, ключи от машины не отдал, снова усевшись за руль. Кен почувствовал раздражение - он не против был иногда давать партнёру порулить, но то, что он сделал ему документы на машину, не значило, что он хотел её подарить и переквалифицироваться в пассажиры. Но усилием воли Лэйк заставил себя сдержаться. Спор из-за того, кто поведёт, был слишком мелким, чтоб устраивать его на похоронах.
Когда они вернулись в отель и оказались, наконец, в номере за закрытой дверью, Кен быстро стащил с себя куртку, а потом и рубашку, потому что за день ему осточертели эти узкие манжеты и жёсткий воротник. А потом подошёл к Эндрю, который завис посреди комнаты, словно не зная, что теперь он должен делать, и принялся снимать куртку теперь уже с него.
- Давай, помогу тебе раздеться. А потом в душ и отдыхать, идёт? Ты выглядишь усталым,  - Кен потянулся к партнёру и легонько коснулся губами губ. Весь этот чёртов длинный день он был лишён возможности это сделать, и теперь не удержался.

+1

20

Эндрю подумал, что ему очень и очень повезло с партнером: внимательный и заботливый, и это при том, что ему весь день пришлось терпеть Томпсонов с их закидонами. Однако же вместо признательности вдруг почувствовал, что присутствие Кена его тяготит. Жили вместе всего-то несколько месяцев, а тут внезапно стало очевидно, что успели за это время почти слиться, срастись, будто супруги, прожившие рядом не один десяток лет. Это казалось замечательным, ведь всегда рядом тот, кто поддержит - вон, даже раздеться помогает, видимо, считая, что после суматошного дня он превратился в немощного инвалида - но определенно начинало напрягать. По сути, единственной возможностью побыть наедине с самим собой, а ведь именно так он привык переваривать впечатления, оставалась попытка спрятаться на неопределенное время в туалете. Только это было как-то по-идиотски.
- Какое спать, детское время, - усмехнулся, позволяя стащить с себя куртку и легко целуя любовника в ответ. - Не выдумывай, я же не вагоны разгружал. Будем лежать перед телевизором, как престарелые супруги?
Вспомнилось, каким оживленным Кен сегодня выглядел, рассказывая о своей работе. Думать об этом было не слишком весело, наверное, они действительно что-то упускали, что-то важное. Обычно отношения пар начинаются с симпатии, влюбленности, общих развлечений, при этом оба в какой-то мере ведут себя как дети, лишь со временем принимая на себя все больше ответственности друг за друга. А они с Кеном даже и на свидании ни разу не были, из приятельства двух коллег сразу в соседи, а потом одним порывом в секс и совместный быт. Эмили была права: он слишком серьезный и напряженный, не смог бы, скорее всего, завести отношения как все, а вот так, добавить к дружбе секс - вполне. Но достаточно ли этого его партнеру?
- А я, может, на свидание тебя планировал пригласить, - сказал будто бы в шутку. Не давала покоя мысль, что будь Кен ему просто другом, как он его и представил родственникам, то Анна или Кайли вполне могли бы получить шанс.

+1

21

Вообще-то спать Кен не предлагал, а лишь только отдохнуть. В его мыслях, действительно, это выглядело как лежание на кровати. Возможно, перед телевизором. Возможно, даже с бутылочкой пива. Была вероятность подумать о ленивом сексе. Впрочем, на больничном он всю неделю преимущественно таким и был. Хотя сейчас Лэйка уже не мутило от резких движений головой, и он мог бы найти в себе силы на более активный досуг, но вот партнёр действительно казался не способным на жаркую акробатику. Но вот когда он упомянул супругов, Кена это задело. Нет, Лэйк замечательно относился к институту семьи и брака, даже сам недавно подумывал о поиске невесты. Но в контексте их с Эндрю отношений, да ещё и в такой формулировке, это звучало, как издевательство.
Задумался, что с ними не так? Действительно что ли им вместе заняться нечем, кроме как валяться перед телевизором? Если так подумать, а что они вообще делали вдвоём? Ходили на работу, затем спали до обеда, готовили, ели, убирались в квартире, вечером смотрели телевизор, а на следующий день ездили за покупками, ходили на пробежку и позаниматься на тренажерах, ну и снова готовили, а вечером опять на диван. И на следующий день - снова на работу, и так далее. Ленивый трёхдневный цикл. Хотя, конечно, приезд Мисси и Джо внёс некоторое разнообразие. Ну и, конечно, в перерывах между всеми этими важными делами они занимались сексом. Причём секса день ото дня становилось все больше, по мере того, как они привыкали друг к другу. Будь они старыми супругами, занятия любовью бы тоже сошли на нет. Но в остальном, действительно, не было бы никакой разницы. Это-то и казалось весьма скверным. Сейчас, когда партнёр обратил на это внимание, Лэйк остро почувствовал, что чего-то не хватает.
Так, спокойно, а что должны делать молодые супруги? Наверное, путешествовать вместе, ездить по выходным за город? Так они как раз в путешествии. Ничего, похороны тоже считаются. Планировать совместное будущее?  Ну так они уже переругались, что им хреново работать в одной части, и Кену стоит уйти. Что там дальше по списку? Переезжать, делать ремонт, выбирать обои в детскую? Что ж, они уже съехались и даже сделали ремонт в одной спальне. Засчитано. Ну и конечно же, надо все это приправить смесью из тысячи ссор и бурных примирений. Это они тоже проходили. Выходит, все у них нормально и, в принципе, как у всех?
Из-за размышлений не сразу понял, что такое сказал Эндрю. Завис немного, прокручивая снова и снова в голове услышанное.
- На свидание? Сейчас? - смотрел удивлённо, пытаясь соотнести в голове их двоих, в Тонтоне, приехавших на похороны, и свидание. Тут же появилась тысяча мыслей о том, что они устали, что в этом городе толком и сходить некуда,  и завтра вставать рано и будет тяжёлый день...
А потом в голове будто что-то щелкнуло. Ведь задело его не только слово "старые", но и "супруги", если подумать, тоже. Они не так давно знали друг друга и уже жили вместе, все делали вместе. У них действительно не было ни одного свидания. Они не расходились каждый в свою квартиру, обмениваясь сообщениями "я уже скучаю" и пожеланиями доброго утра и спокойной ночи, не жили в предвкушении новой встречи. У них не было ни кино, ни кафе, ни клубов, ни прогулок по паркам. Даже с Мисси и Джо они умудрились гулять по очереди. И сейчас это Лэйка безумно разозлило.
- А знаешь, вот возьми и пригласи, - ответил с вызовом, складывая руки на груди. Правда, почти сразу ощутил себя истеричной домохозяйкой, которая упрекает мужа, устающего на работе, что он уделяет ей не достаточно много внимания. Правда, в последнюю неделю, когда Кен сидел дома на больничном, если подумать, по сути так и было. И спокойствия это не добавляло. - Только не в ресторан, сегодняшнего ужина мне более чем хватило,  - естественно, говорил не только о еде. Не хотел упрекать партнёра, сам ведь вызвался ехать, значит следовало терпеть. Но эта семейка оказалась просто за гранью понимания нормального человека. Прикинул, что в Тонтоне даже сотни тысяч населения не наберётся, и нахмурился. - В этом городе вообще есть, куда сходить? - спросил уже мягче и с явным интересом.
Почему-то некстати вспомнилось, как он пытался посмотреть город в прошлый их приезд, и все закончилось поцелуями с девицей из бара, которую он потом бросил ради Эндрю. Сиськи для него всегда были интереснее достопримечательностей, поэтому даже свои поездки по миру запоминал не по названиям разрушенных посёлков и затопленных деревень, а по тому, с кем он там переспал. Но партнёру решил благоразумно это не озвучивать. Учитывая, что свою гомосексуальность Эндрю подавлял, а девушки не особенно его привлекали, не удивился бы, что тот спал за всю жизнь только с женой, чопорно исполняя супружеский долг. До того, как встретил Лэйка, конечно.

Отредактировано Kenneth Lake (20 Дек 2021 19:46:11)

0

22

Сказал - а сам даже не совсем, может, и понял, что сболтнул. Чего не ожидал, так это вполне серьезной реакции партнера на свое заявление. Или же это была провокация? Эндрю уставился на партнера в замешательстве, пытаясь понять, может Кен так тоже шутит, однако уже через мгновение собрался с мыслями и произнес с не менее вызывающей улыбкой:
- Что бы ты не думал, Тонтон - не совсем деревня и тут есть куда сходить. Пойдем.
"Ну и куда нам тащиться? - подумал, надевая куртку обратно, стараясь не показывать, что все еще в растерянности от столь неожиданного поворота. До последнего надеялся, что Кен сейчас скажет, что это была шутка, но партнер безо всяких возвражений оделся и пошел за ним. Было бы очень неплохо знать, собственно, куда. - Ладно, в крайнем случае просто погуляем, погода вполне приятная для начала ноября... "
Легко сказать: погуляем. Они шли вместе, причем Эндрю вполне естественным жестом взял Лэйка за руку, но он все еще пытался понять смысл такого совместного времяпрепровождения. Доказать что-то друг другу? Куда разумнее было бы действительно пойти в душ и потом хорошенько выспаться перед завтрашними похоронами, чем вот так бесцельно бродить по центру провинциального города, где прошло его детство. Здесь многое изменилось с тех пор, как он был ребенком, однако же кое-что сохранилось в обновленном виде, к примеру, светился неподалеку огнями кинтеатр, в который он ходил с друзьями когда-то. Увидев его, остановился и повернулся к своему любовнику, придвинувшись ближе, глядя на него серьезно и устало.
- Тебе со мной скучно, верно? - спросил со вздохом, вспомнив, как периодически Сьюзен взбрыкивала на тему "С тобой скука смертная". После этого он обычно соглашался на почти все ее идеи насчет развлечься, и в основном это было снова волонтерство. Сам до развода и не подозревал, насколько это его задолбало в семейной жизни. А сейчас просто не мог даже придумать, чем же развлекаются так называемые нормальные люди, жизнь которых не ограничивается работой и сексом до умопомрачения. Хотя, помнится, бродить с Мелиссой и Джо ему вполне понравилось, но они в этой поездке не для того, чтобы осматривать достопримечательности Тонтона, да и настроение не то.

Отредактировано Andrew Thompson (22 Дек 2021 21:57:43)

+1

23

Эндрю рьяно выступил в защиту родного города. Кен хмыкнул, надел футболку, потому что рубашка за целый день ему осточертела, натянул сверху куртку, и они вновь вышли на улицу.
Весь день они ездили на машине, поэтому погоду Лэйк по достоинству оценить не успел. Теперь же думал, что кроме тёплой ладони Эндрю в его руке ему ещё бы не помешала шапка, потому что ветерок был довольно промозглым, да ещё и эта постоянная британская влажность, от которой казалось, что сейчас ещё холоднее, чем на самом деле. Кен вырос в южном штате, и по миру путешествовал, в основном, вдоль экватора, и его это полностью устраивало - ходить в шортах и футболке и не париться ни о чем. Если б он выбирал, где жить, ни за что бы не приехал в Великобританию. Но так сложилось, что судьба занесла его на британские острова, и временное пребывание переросло в постоянное. И он встретил Эндрю, и теперь не смог представить, что уедет, даже ради бунгало на Мальдивах.
Лэйк с интересом оглядывался, пытаясь угадать, куда партнёр его ведёт, но они все шли и шли. Но потом все же остановились перед кинотеатром. Кен решил было, что они пойдут туда, бросил даже взгляд на афиши, чтоб понять, какой сейчас фильм в прокате, но Эндрю подошёл ближе и взглянул с такой тоской, что стало очевидно - партнёр не хочет ни в какой кинотеатр, да и вообще никуда. И гуляют они просто потому, что... а черт его знает.
Кен вздохнул, услышав вопрос. Выдохнул глубоко и тоже придвинулся чуть ближе.
- Нет, детка, мне с тобой не скучно. Мне с тобой хорошо, - ответил спокойно и честно, продолжая сжимать руку партнёра в своей. - Мне кажется, что тебе плохо. Но, как ты сказал, выражать свои чувства в вашей семье не принято, поэтому я, черт побери, понятия не имею, что с тобой происходит. Я уже три раза спрашивал, как ты. Но ты каждый раз говоришь, что все в порядке, и ты не расстроен. Но я вижу, что ты не в себе. Я думал, если мы прогуляемся, а не будем сидеть в четырёх стенах, это поможет. Но.... проклятье, мужик, у тебя отец умер! Пусть он и был редкостный гондон, но я знаю, что он был для тебя важен. А твоя мать ведёт себя так, будто нет никакой разницы, приехал ты или нет, хотя ты сделал это исключительно для неё. Черт, это даже звучит херово. И я не понимаю, как ты можешь не злиться,  не орать и не сломать что-нибудь к чёртовой матери, чтобы выпустить пар. Только если ты не держишь все это дерьмо внутри, как у вас принято. Но это вообще не выход, детка.
Высказавшись,  как всегда почувствовал себя легче. Представить не мог, как бы себя ощущал, если бы постоянно копил негатив внутри. Покачал головой, а потом обнял партнёра за талию и прижал к себе, снизу вверх заглядывая в глаза.
- Я просто хочу, чтоб ты знал: я здесь, чтоб поддержать тебя. Мне не все равно. И со мной можно поговорить и рассказать все, что тебя беспокоит. Ты давно уже вырос и живёшь самостоятельно, детка. И то, что было принято у твоих родителей, больше не твоё. В своей семье ты сам волен решать, как выражать свои чувства.
Конечно, говорить о них, как о семье, было исключительно рано,  Кен сам смутился от такой формулировки. Но очень надеялся, что основную свою мысль он до Эндрю донёс.

0

24

Кен выдал в ответ на вопрос целую вдохновенную речь, Эндрю слушал, не перебивая, понимая, что у партнера многое накипело за этот день. Конечно же, для него, искреннего и открытого, происходящее было непонятным и тягостным, можно сказать, еще неплохо держался. Это Эндрю мог вытерпеть не один семейный вечер в напряженном молчании, привычно отстраняясь от реальности, а Лэйк не привык к подобному, вероятно, в какой-то степени было жестоко везти его сюда, зная, что им предстоит. Не знал, что сказать. Не мог же он просто согласно разрыдаться, выражая чувства, которые не испытывал? Он и сам не мог сформулировать, что с ним происходит. Казалось - ничего. Какие-то обрывки детских переживаний и надежд, но ощущения потери - нет.
- Спасибо, что поехал со мной, - произнес, прижимая Кена к себе, встречаясь с ним взглядом, ощущая, как внутри ворочается неведомо откуда взявшийся стыд. Казалось, он обманывает его доверие, с точки зрения Лэйка, в такой ситуации нельзя ничего не чувствовать, но так и происходило. - Я должен был приехать, иначе бы маялся чувством вины, все же это семья, в которой я вырос, родные люди, да и не мог бросить Виктора с Эмили одних тут разгребать... Но пусть тебе это покажется странным, я не ощущаю ни злости, ни даже сильной печали. Да, это мои родители, однако мы давно чужие люди. Знаешь, меня никто и не выгонял из дома. Просто когда я закончил школу, то заявил, что уезжаю в Лондон, и они не отговаривали меня. Мать приезжала несколько раз, но смысла в этом не было никакого...
Силился подобрать слова, чтобы объяснить, что происходит - и что в происходящем нет ровным счетом ничего особенного. В последний раз, когда он приезжал, Лиза была доброжелательна с ним, но скорее не как с родным сыном, а с, к примеру, старым знакомым, с которым неплохо поболтать за чашечкой чая, но искренности и участия в этом ни капли. Тогда это показалось нормой, сейчас, сблизившись с Кеном и усвоив несколько весьма важных уроков, особо остро ощущал ее холодность.
- Ты моя семья, - наклонился, касаясь губами губ, не мог не ощущать некую неловкость, произнося это, но понимал, что это лишь следствие его воспитания. Если даже порой ощущаешь самого себя непонятным чужаком, будто истинное осознаваемое "Я" отдельно, а этот парень, Эндрю Томпсон, кто-то другой, что уж говорить о том, чтобы ощутить близость с тем, кто рядом. Однако же они определенно сделали немало шагов в этом направлении за последнее время. - Я обязательно расскажу тебе, если меня что-то будет беспокоить. А сейчас... Да я и сам не знаю, чего сейчас хочу. Наверное, сделать так, чтобы поменьше возвращаться в мыслях к себе шестнадцатилетнему. Погулять с тобой, может быть куда-то зайти, а потом вернуться в номер и заняться любовью.
Последние слова уже не просто произнес - прошептал горячо, чуть касаясь губами уха партнера и прижав его на мгновение к себе, совсем позабыв, что только что испытывал смертельную усталость. Затем отстранился и огляделся, заметив вывеску паба, кивнул на нее:
- Зайдем?

+1

25

Кен слушал внимательно и искренне пытался понять, что ему старался донести партнёр. По всему выходило, что Лэйк волновался зря, и Эндрю от него действительно ничего не скрывал, а просто ничего не чувствовал. Ну или второй вариант - даже после искренней просьбы поделиться Томпсон предпочёл держать все в себе и делать вид, что его ничего не беспокоит. Но верить в этот вариант Кен не хотел. Считал, что между ними достаточно взаимопонимания и доверия, а главное, и уважения, чтобы так не поступать. Поэтому постарался поверить, что все именно так, как говорит партнёр.
Ему, выросшему в большой дружной семье, сложно было представить, что у кого-то не так. Что есть люди, для которых семья - это просто люди, временно живущие с тобой под одной крышей, и которых больше ничего не объединяет. Для него это было не так, но если бы подобного не существовало, разве было бы столько брошенных детей, одиноких стариков, которых не навещали дети, несчастных людей, погрязших в алкоголизме и депрессии? Кен видел многих, и когда сам оказался среди них, и когда волонтерствовал. Поэтому ему пришлось убедить себя, что семья Томпсонов как раз из таких. И Эндрю действительно никогда не знал родительской любви и заботы.
Нет, он вовсе не собирался партнёра жалеть. Эндрю в жалости не нуждался. Он вырос сильным и самодостаточным, хоть и некоторые неверные установки и остались в его голове. Но Лэйк надеялся, что сможет показать ему другую сторону семьи. Семьи как места, где тебя любят и ценят, как людей, которые прилетят через океан и поддержат тебя любым. Надеялся, что Мисси и Джо уже показали ему, что значит любить и принимать. И сам Лэйк хотел окружить партнёра заботой, чтобы он хотел возвращаться домой и делиться с ним своими переживаниями.  Пусть для этого пока и приходилось каждый раз выпытывать и настаивать, но Кен надеялся, что однажды это изменится, и Эндрю сам захочет говорить с ним и делиться мыслями и чувствами.
Правда, признание Эндрю, произнесенное вслух, все равно покоробило. Да, он хотел быть партнёру ближе, да, он чувствовал, что они уже успели стать родными. Но голос разума противно шептал, что они даже знакомы всего ничего, и слишком пафосно считать себя семьёй в полном смысле этого слова. В том смысле, который Лэйк туда вкладывал. С точки зрения семьи партнёра, впрочем, семьёй можно было назвать любого первого встречного, теплоты и понимания было бы не меньше, чем от старших Томпсонов, но все же Кен был уверен, что Эндрю имел в виду не это, а настоящую семью. Такую, какой она должна быть.
Лэйк кивнул, все ещё чувствуя на губах тепло от губ Эндрю. Ощущал себя растерянным и сбитым с толку. Вроде бы чувствовал к партнёру столько всего... но они никогда не говорили об этом прямо. Не признавались друг другу в любви и ещё в чем-то таком сокровенном теми самыми словами. Кен предпочитал всякие "я от тебя с ума схожу" и называл секс просто сексом. При мысли же о занятии любовью, именно в такой формулировке, ощущал странную дрожь. Это было признанием, так же, как и то, что они - семья. Это требовало ответных признаний. Это налагало ответственность. Лэйк очень хотел, буквально жаждал серьёзных отношений, но говорить об этом вслух означало официально признать их такими. А Кен очень боялся не справиться, налажать в чем-то. Эндрю несколько лет был женат и понимал, во что ввязывается. Лэйк же был почти стареющим холостяком. Чем чаще он думал о том, что ему скоро тридцать пять, тем больше понимал, что ничего не достиг. Не завёл семьи, не окружил себя людьми, которым он был бы нужен. В принципе, довольно большой процент мужчин был не женат в тридцать пять. Но вот чтобы не иметь ни одних длительных и серьёзных отношений... Лэйк был практически уверен, что с ним что-то не так. И теперь, встретив Эндрю, боялся поверить, что все получится, что это наконец то самое чувство, которое не уйдёт через месяц, когда кончится новизна секса.
Но Эндрю оставался все таким же желанным, продолжал быть сладким наваждением, ради которого Кен сменил ориентацию, страну и готов был сменить практически все, что угодно. И это чертовски пугало. Поэтому на предложение зайти выпить Лэйк бодро кивнул. Пабы были тем, что ему было хорошо знакомо. Зайти, заказать пива, погреться, потрепаться о ерунде. Это было легко и привычно и позволило бы унять тревогу.
Когда они оказались внутри и получили свои кружки, Лэйк огляделся, замечая, что внутри было не так уж много посетителей. Две парочки за одним столиком, компания подвыпивших парней за другим, да одинокий пьяный мужик у барной стойки.
- Я тоже не люблю вспоминать себя шестнадцатилетним. Я был тощим и мелким, с эмо-челкой и в шмотках на два размера больше. А главное, считал себя самым умным и везде лез со своим ценным мнением. Дурак же, - Кен отхлебнул пива и посмотрел на Эндрю с улыбкой. - Но когда я думаю о хреновых страницах своего прошлого, я стараюсь убедить себя, что это было нужно для моего становления. Что это все привело меня к тому, кто я сейчас, и где я... и с кем я, - добавил, усмехнувшись и легонько стукнув своей кружкой об кружку партнёра. - И мне все это чертовски нравится.

Отредактировано Kenneth Lake (24 Дек 2021 12:30:08)

0

26

Оказавшись в теплом помещении, где приятно пахло чем-то съестным, Эндрю ожидаемо начал расслабляться, причем даже до того, как попробовал изумительное крафтовое пиво. А потом ему и вовсе начало казаться, что было бы неплохо поужинать еще разок, похоже, прием пищи в компании родственников его организм не засчитал и сейчас требовал еды, а может просто повлияла обстановка. Однако же пока говорить об этом не стал, они устроились за барной стойкой и неторопливо прикладывались к своим кружкам, которые им выдал молчаливый бармен, смуглый худощавый мужчина, бросивший в их сторону несколько заинтересованный взгляд, но тут же отошедший к подозвавшему его пьяному мужику.
- Мне тоже нравится, - пожалуй, в этот момент у Эндрю было странноватое выражение лица. Он честно пытался представить озвученный Кеном образ и совместить его с тем парнем, который сидел сейчас рядом, но получалось плохо. - Мне иногда думается, а что если бы я тогда не ошибся и остался все тем же самодовольным мудаком... Служил бы, наверное, как отец. И был бы точно таким же невыносимым типом вроде него.
Пиво приятно туманило разум, однако же привычная настороженность Томпсона никуда не делась: он краем глаза заметил, что бармен прислушивается к их разговору, и это несколько напрягало. Обычно в подобных заведениях персонал, да и другие посетители вежливо-нейтральны, а здесь наблюдался явный интерес. Пока Эндрю размышлял, не потому ли это, что в них явно можно опознать пару по каким-то незаметным ему лично признакам, мужчина вдруг решительно направился к ним.
- Эндрю? Эндрю Томпсон? - спросил бармен, который теперь, при близком рассмотрении, казался смутно знакомым.
- Мэттью Оуэнс?.. - выдал, немного покопавшись в памяти. И тут же, осозав, что сказал, похолодел. Это казалось насмешкой судьбы - из всех людей из прошлой жизни, с которыми он мог бы столкнуться, приехав в родной город с любовником, ему попался именно он. Тот, из-за кого его жизнь круто поменяла свой ход. При этом сам Мэттью был совершенно не виноват в случившемся, скорее он сам пострадавший, после того случая он перевелся в другую школу, хотя по нему, в отличие от Томпсона, практически не проехались катком общественного осуждения. Просто всем было на него плевать. - Не ожидал встретить тебя... Как жизнь?
Сказать, что растерялся - ничего не сказать. Хотя по сути, чего напрягаться, о делах давно забытых школьных дней, вероятно, никто особо и не помнит из его бывших одноклассников.
- Как видишь, продолжаю семейное дело, - Мэттью явно был настроен поболтать. Он сильно изменился со школьных времен, но теперь, приглядевшись, Эндрю замечал в нем все больше черт того парня, в которого втрескался по уши впервые в жизни. От расслабленности не осталось и следа, он подобрался, будто в ожидании неведомой опасности. - А ты, я слышал, уехал в Лондон? Теперь вернулся?
- Так ты здесь хозяин? - Эндрю говорил довольно спокойно, какое кому дело, что эта встреча всколыхнула в нем старые воспоминания. Только взглянул быстро на Кена, оценивая его реакцию. - Здорово. Классное пиво, давно ничего такого не пробовал. Да, я давно уже живу в столице, а здесь на пару дней по семейным делам... Знакомьтесь - мой друг и коллега Кеннет Лэйк... и мой бывший одноклассник Мэттью Оуэнс.
Надеялся, что Кен не вспомнит, что он уже упоминал это имя, причем совсем недавно, рассказывая о случае в школе после камин-аута на работе. Для Эндрю ситуация была донельзя неловкой, хоть он и понимал, что объективных причин для этого нет. Однако же он отчаянно не желал, чтобы его прошлое в любом виде вмешивалось в настоящее, уже жалел, что они не остались в номере. Далось ему это свидание.

+1

27

Пиво в этом крохотном заведении оказалось на удивление отличным. Да и сам паб, хоть и небольшой, выглядел уютным и чистым, не в пример некоторым забегаловкам в провинциальных городках, где тебе везло, если хотя бы стакан чистый, а пиво не сильно разбавлено. Кен расслабился, слушая партнёра и думая, как могла по-разному сложиться их жизнь, если б в ней не было тяжёлых и трагических событий. Тогда они точно никогда бы не встретились. И снова в голове всплыл вопрос - согласен бы он был никогда не встретить Эндрю ради того, чтобы Дэвид был жив? И к сожалению, ответ был "да". Ведь разве мог бы он променять жизнь человека, тем более близкого друга, с которым он дружил восемь лет, просто на шанс на возможное личное счастье? Более того, иногда Кену казалось, что после всех ошибок, что он совершил, счастья он не заслуживал вовсе. Тем не менее, сейчас, в этом крохотном пабе, в тепле после мороза, в компании Эндрю и с кружкой прекрасного пива, Лэйк почувствовал себя удивительно счастливым. Какой-то персональный мини-рай, мать его.
Но все хорошее в жизни Кена имело тенденцию кончаться быстро и неожиданно, в самый неподходящий момент. Вот и сейчас бармен узнал Эндрю, и Лэйк сразу же напрягся. Парень, судя по виду, был примерно ровесником Томпсона, поэтому вывод напрашивался один - бывший одноклассник. А зная, как партнёра травили в школе, Кен приготовился к худшему - шутке на тему, что Эндрю все ещё тусуется с мужиками. Однако, партнёр не выглядел недовольным встречей, и тоже вспомнил этого парня. Имя показалось Лэйку знакомым. Он напряг память, пытаясь понять, когда они обсуждали старых знакомых Эндрю, пока партнёр обменивался с барменом вопросами о жизни после школы. А потом его осенило. И даже немного напрягло, что после всего случившегося эти двое будто бы рады друг друга видеть. Лэйк закусил губу, лишь бы только не ляпнуть что-то необдуманное, за что потом будет перед партнёром стыдно, и окинул бармена оценивающим взглядом. Тот был худощав, совсем не походил фигурой на качка, как Эндрю и Кен, но все же довольно хорошо сложен. Ростом примерно с Лэйка, с мягкими чертами лица, однодневной щетиной и чертовски ловкими руками с длинными пальцами и изящными тонкими запястьями. Лэйк попытался представить, как он мог выглядеть в шестнадцать, с ещё не заострившимися чертами, без щетины... И пришёл к выводу, что Мэттью был чертовски смазлив. И совсем на Кена не похож.
За тем, как разглядывал бармена, Лэйк совершенно потерял нить беседы, включился только, когда услышал, что называют его имя. Друг и коллега, значит. Уж кто-кто, а Мэттью Оуэнс точно знал, какие отношения Эндрю Томпсон может заводить с парнями, перед ним можно было и не прятаться, но если уж партнёр хотел скрываться, черт с ним. Лэйк был согласен подыграть. Правда, он настолько неприкрыто пялился на Мэттью, совершенно по-гейски ревниво, что вся их конспирация могла лететь к чертям собачьим. Но, мать его, одно дело не знать о прежних отношениях партнёра, и другое - увидеть живое воплощение его первой запретной любви. Посмотрел бы Кен, как Эндрю встречался бы с его бывшими подружками.
Лэйк перестал кусать губу, только сейчас поняв, что он все это время сидел с этим блядским выражением лица, улыбнулся слегка и протянул руку для пожатия, думая о том, что своей лапой вполне мог бы сломать ему пальцы, если б сжал посильнее. Впрочем, сам в шестнадцать был таким же тонким и хрупким, только вот жизнь заставила его стать сильнее и помотаться по миру, в то время как Оуэнс все эти годы торчал в провинциальной дыре и мыл пивные кружки.
- Приятно познакомиться, и да, пиво у вас отменное, Мэттью. Прекрасно, что мы зашли сюда, - улыбнулся шире и сделал ещё глоток. Это был максимум обаяния, который он мог выдать после всего, что случилось за этот день.

+1

28

С точки зрения Эндрю, обмен любезностями на этом вполне можно было закончить. Они ведь даже друзьями в школе не были, от человека, жизнь которого ты делал невыносимой приличное количество времени, как-то не ждешь дружелюбной болтовни об общих, уже почти забытых знакомых спустя четырнадцать лет, но Мэттью не собирался затыкаться, еще и пива им добавил "за счет заведения". Правда, радости от этого не было никакой, все сильнее внутри собиралось напряжение: а вдруг бывший одноклассник собирается как-то поквитаться, пользуясь случаем, за прошлое? Наверное, ужасная глупость думать о случившемся столько лет и потом еще и мстить, но не стоило забывать, что люди порой ведут себя странно.
Впрочем, Эндрю честно признавал, что из него так себе знаток человеческого поведения, он даже затруднялся определить, как Кен отнесся к этой встрече. Вроде бы смотрел на Мэттью с некоторым интересом, а так, какая разница - просто случайный человек. Черт знает, почему не представил Лэйка своим партнером, возможно, не хотел лишних комментариев на эту тему, ведь, как он был уверен, Оуэнс - натурал, несмотря на его внешность.
- Чем занимаешься в столице? - спросил одноклассник, глядя при этом не на Эндрю почему-то, а на его спутника. Похоже, он не испытывал никакой неловкости, говорил спокойно, смотрел прямо.
- Мы спасатели, - Эндрю не собирался в подробностях рассказывать о своей жизни, но и молчать с хмурым лицом в ответ на прямые вопросы тоже было не слишком красиво.
- Ничего себе, крутые парни, - усмехнулся Мэттью. - А семья, дети?
- Что за вопросы? - тут уж Эндрю совсем напрягся и не стал изображать, что все в порядке вещей. Этот разговор свернул в опасную сторону, хотя конечно, еще столько-то минут и они просто уйдут, и больше никогда не увидят этого типа, но не стоило забывать, что рядом Кен, он все слышит, видит и, вероятно, делает свои выводы.
- Извини, - одноклассник тут же отступил. - Я слишком назойлив, правда. Прямо как моя мамочка... Ладно. Не хотите поужинать? Мой муж повар, он работает здесь же, в пабе, и если вы хотите что-то английское традиционное, могу порекомендовать...
- Да, было бы непло... - Эндрю подумал, что надо бы спросить сначала у Кена, хочет ли он есть, но уже через мгновение до него дошло, что сказал Мэттью. Можно сказать, его сразило наповал: едва наполненная кружка дрогнула в его руке и пиво частично выплеснулось на джинсы. От души выругался, отряхиваясь, а потом поднял на одноклассника взгляд, который охарактеризовать иначе, кроме как "охуевший" было нельзя.

Отредактировано Andrew Thompson (26 Дек 2021 13:13:57)

+1

29

Бармен налил им пива за счёт заведения, пришлось поблагодарить и продолжать улыбаться, но Лэйка с каждой минутой это все больше напрягало. Оуэнс явно обхаживал Эндрю, интересовался его жизнью, назвал их крутыми - комплимент сделал. А потом и вовсе спросил, есть ли у Томпсона семья. Я, мать твою, его семья, он мне полчаса назад сам сказал,  - думал со злостью Кен, но продолжал молча пить пиво. И так же прямо отвечать на смелый взгляд бармена. Казалось, Мэттью пытался выяснить статус Кена и, следовательно, свободен ли Эндрю, прежде чем на серьёзных щах подкатить к нему свои лыжи, на что Лэйк был категорически не согласен. Он, конечно, мог изображать друга и коллегу, но всему есть предел. И откровенно флиртовать с его партнёром никакому красавчику из далёкого прошлого он позволять не собирался.
Однако партнёр на вопрос о семье откровенно вскинулся, и атмосфера сразу похолодела. Стало сразу как-то неуютно. Оуэнс тут же попытался все сгладить, а потом... Кен даже переварить то, что услышал, не успел, а уже произошло столько событий. Эндрю облился пивом, а Лэйк вдруг начал ржать, не в силах сдержаться. Он-то надумал себе, что у него пытаются увести парня, а на самом деле Мэттью состоял в долгосрочных отношениях, и просто действительно пытался проявить вежливость. Почувствовал себя ужасно глупо, что зря плохо подумал о таком приятном парне, и захотелось как-то его отблагодарить. Перестав смеяться, взял салфетку и протянул Томпсону, забрав у него кружку и поставив на стойку. Удержался от того, чтоб самому вытереть его штаны. От Мэттью прятаться уже не было нужды, но были и другие посетители.
- Раз Эндрю не против, мы поужинаем, но что-нибудь лёгкое. Порекомендуй, пожалуйста, я в традиционном английском вообще не специалист,  - Лэйк закатил глаза, глядя на выражение лица партнёра. Интересно, что его так удивило? Что Кен мило общается с его первой любовью? Или что Оуэнс, в отличие от него, не прятал голову в песок и жил так, как хочется? Или что у кого-то из реальных мужчин бывает муж? Сам Кен не так много общался с геями, и никогда - с парами геев, тем более состоящими в браке. Ему даже стало интересно, каково это. И как вообще так можно. Захотелось взглянуть на мужа Мэттью. И в голове тут же шевельнулась противная мысль "вот они вместе работают, и ничего".
А ещё знал, что многие семейные пары дружат семьями. Мужья вместе ездят на рыбалку, а жены обмениваются рецептами пирогов. Сразу подумалось, если они геи, то тоже должны дружить с парами геев? Или же с натуралами тоже можно? Только кто из них тогда будет дружить с женой и не будет ли ревновать её муж?  Впрочем, Кен уже успел обменяться парой рецептов с Эмили, и Виктору было плевать, кажется, если б в процессе они ещё и пару раз занялись сексом на кухне, лишь бы не громко шумели. Но, тем не менее, мысль пообщаться с другими геями прочно засела в голову. Может так Лэйк смог бы лучше понять, что у них с партнёром происходит как у всех, а что происходить не должно.

+1

30

Давным-давно для Эндрю его мир разделился: Лондон казался почти недоступной страной свободы нравов - при этом, переехав, этой самой свободой он практически не воспользовался - а провинциальный Тонтон в его сознании так и остался городом, переполненным дремучими предрассудками. Смешно сказать, все эти годы был втайне уверен, что бывшие одноклассники живут по вполне социально одобряемым шаблонам, и только он смог вырваться ценой потери семьи. Сейчас же его мир в некотором роде рухнул, чувствовал себя человеком, который долгое время плутал в темном и страшном лесу, выживая из последних сил, а когда вышел, наконец, обнаружил, что лес был не лесом даже, а так, парком из трех сосен, а рядом люди гуляют и развлекаются в свое удовольствие. И смеются над ним, испуганным, вот как сейчас смеялся Кен. Или же его развеселило пролитое на джинсы пиво? Однако же раньше в Лэйк вроде бы ничего комичного в подобных ситуациях не видел.
- Боюсь, легкое и английская традиционная кухня - понятия несовместимые, - хмыкнул, уже успев не только промокнуть джинсы, но и провернуть любимый трюк - сделать вид, что все в порядке. На самом деле, конечно, тут же зажался, инстинктивно выстраивая своего рода защиту от возможных выпадов собеседников в свой адрес. - Если, конечно, не ограничиваться чаем с десертом.
Первой реакцией на тревожащую ситуацию было, конечно, отстраниться, ещё лучше - сбежать, наплевав на пиво и на ужин, однако довольно скоро сквозь беспокойство начало пробиваться жгучее любопытство. Одно дело видеть однополые пары в Лондоне, и совсем другое - бывшего одноклассника, заключившего подобный союз. Захотелось посмотреть, как же их семья выглядит в действительности, им-то двоим, похоже, чудилось, что они такие уникальные на всем белом свете. На мгновение пожалел, что не может расспросить бывшего одноклассника поподробнее, как он пришел к тому, чтобы вступить в гомосексуальный брак, это все еще казалось невероятным для Тонтона.
"А почему бы и нет?" - тут же возразил сам себе, отхлебнув пива. Насчет еды они в итоге договорились, что Мэттью сделает выбор сам, зная, что его мужу лучше всего удается. Эндрю в принципе хорошо относился к большинству традционных блюд, а Кен в любом случае в этом особо не разбирался. К возвращению Мэттью из кухни Томпсон успел собраться с духом, чтобы спросить:
- Это, выходит, я тебя тогда сбил с пути истинного? Ну, с поцелуем?
Тут уже, похоже, ему удалось Оуэнса ошарашить. Такого вопроса прямо в лоб мужчина явно не ожидал, он замер, глядя настороженно, явно размышляя, что ответить.
- Можно сказать и так, - произнес Мэттью, наконец, и усмехнулся как-то загадочно, при этом он снова перевел взгляд на Кена. - Пожалуй, я должен быть тебе благодарен за тот случай.
"Ну охуеть," - только и мог подумать Эндрю, вслух так и не смог ничего прокомментировать, только снова отхлебнул пива, окончательно переставая понимать, к чему идет их общение.

+1


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Традиционные ценности