В моменты – подобные этому – на душе теплело и приходила иллюзия, в которой всё могло сложиться хорошо. Пафосно сказать – счастливо. Итан очень хотел воплощения грезы в реальность, но в глубине его души необратимо сформировалась основанная на слепом предчувствии убежденность, что мечте суждено не более, чем мечтой и остаться. Ничего не вышло – факт, требовавший с каждым днем признания всё настойчивее — и некуда бежать, закрывая глаза и уши.
[читать дальше]

The Capital of Great Britain

Объявление

ИТОГИ ОТ
03.01
УПРОЩЕНКА
К НГ
ВАЖНОЕ
ОБЪЯВЛЕНИЕ!
ЧЕЛЛЕНДЖ
НОВОГОДНИЙ

🎄 ЕЛОЧКА 🎄
ЖЕЛАНИЙ
ТЕМА
🎄 ЕЛОЧКИ 🎄
🎁 ПОДАРОК 🎁
ДЛЯ ЛОНДОНЦЕВ
Тайный
Санта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Французский привет


Французский привет

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


ФРАНЦУЗСКИЙ ПРИВЕТ
.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .
http://images.vfl.ru/ii/1637938396/5bae783c/36850123.png
http://images.vfl.ru/ii/1637938168/b3a4aaff/36850069.gif http://images.vfl.ru/ii/1637937168/a0010d38/36849846.png http://images.vfl.ru/ii/1637938168/66bd65a9/36850070.gif

Lovejoy & Victoria Carlisle
Август 2020, "Lovejoy Antiques"

Как случайно привезённая из Парижа безделушка, может оказаться сокровищем или ключём к нему.

+1

2

Бывают дни, в которые не происходит совершенно ничего, не считая пары заглянувших в лавку гостей, в итоге остановившихся на "поглазеть и удалиться", (Боже, как же Лавджой не любил такие бессмысленные визиты в духе - "я хочу не знаю чего и вообще просто красивое барахло у вас тут"), и семи часов за верстаком в мастерской, что всегда было куда больше удовольствием и востину приятным времяприпровождением, чем работой, от которой хоть и устаёшь, как от любого физического труда, но по итогу чувствуешь себя очень довольным и почти что одухотворённым. Так что дальше остаётся только возможность засесть в кресле и утонуть в книгах - в бесконечном множестве справочников и исторических материалов, в которых Лавджой всегда умудрялся находить что-то новое для себя, ревностно удерживая изученную информацию только в своей голове в качестве козыря и лишь иногда делясь ей только с Тинкером, как с интересующимся слушателем, но сегодня старик каким-то чудом остался дома, дав Лавджою возможность побыть исключительно наедине с самим собой, не бегая за дремучим пьяницей, контролируя его состояние здоровья, попутно периодически подлавливая себя на дурацкой мысли о том, что бывший аукционист, принявший когда-то молодого антиквара под своё крыло, успел стать ему каким-то странным подобием отцовской фигуры, хотя сам Лавджой никогда не ощущал себя нуждающимся в таких связях включая и то время, когда его родной отец ещё был жив и при любой возможности интересовался у сына, не спился ли тот ещё и не спит ли на улице с такой то, "бессмысленной и неблагодарной" профессией, что даже жена ушла. (Ну да, когда Лавджой женился, семья была в восторге от мысли, что сможет зажить где-нибудь на побережье Лос-Анджелиса, купаясь в деньгах за счёт "популярной и восстребованной" профессии избранницы сына). Но всё это было давно в прошлом. И отец тоже. Оставался только Тинк - вечно непросыхающий, добродушный старик, а по совместительству - единственный человек, который знал настоящего Лавджоя, (не считая старого приятеля, "лондонского денди" Джеффри Бонда, но с ним всё же антиквар старался держать марку так или иначе), а Тинкер Дилл знал своего, почти что, воспитанника, как никто другой.

А впрочем, хватит рефлексии. Лавджой не имел привычки тонуть в бесконечной череде самоанализов, отдавая предпочтение всё же мыслям о деле всей своей жизни, а не о собственных каких-то тонкостях мыслей, чувств и характера, от которых отмахивался, сводя всё к тому, что он просто такой, какой есть - обычный, среднестатистический англичанин среднего возраста, что бы там статистика из модных, а на деле, глупых и бессмысленных, журналов не придумывала на тему одиноких, выпивающих работяг.

В середине дня в лавку позвонили с вопросом о ювелирных изделиях Франции времён расцвета культуры бурлеск шоу. Женщина с приятным, мягким тембром голоса и типично Лондонским акцентом упомянула, что ей посоветовали обратиться к Лавджою и вкратце описала комплект из броши и клипс, случайно привезённый из Парижа с другим реквизитом, словно очень давно потерянную кем-то вещицу. И пусть антиквар и предупредил, что не является ювелиром, пригласил завезти находку к нему в лавку в любое удобное время. И, собственно, об этом он сейчас и читал. "Мулен Руж. История культурной революции распутства". И пусть тема была совсем не близка конкретно к антиквариату или даже винтажу, сам подробный рассказ о том, как Парижские куртизанки превратили свой промысел в настоящее искусство, далёкое от прежней доступности женских тел, по тем временам, впечатлял множеством деталей, которые не обсуждаются в университетах даже при том, что Оскфорд давал довольно обширные познания и на довольно деликатные темы, и не распространяются в обычной жизни в качестве, эдакого, расширения кругозора. Честная книга очень дотошного историка, заглядывающая глубоко в самую грязь, что царила под флёром блеска изысканности и благоговерия богатых зрителей.

А значит и у украшения, найденного обратившейся к Лавджою женщиной, может быть очень интересная, своя судьба, сокрытая в металле и камне изделия, в его форме, возрасте и даже замке. Чертовски будоражащая находка.

Отредактировано Owen Lovejoy (27 Ноя 2021 15:59:18)

+3


Вы здесь » The Capital of Great Britain » Страницы жизни » Французский привет